Белов василий родничок: В. Белов. Родничок – Сказки о природе – Мир родной природы – Методические комментарии к урокам слушания – Конспекты уроков внеклассного чтения в первом классе – Литературное чтение в 1 классе: Уроки слушания: Методическое пособие – Произведения школьной программы

Содержание

Василий Белов – Радуга: читать сказку, рассказ для детей, текст полностью онлайн

Целое утро Катюша помогала бабушке. Потом она подошла к зеркалу и надела мамину соломенную шляпу.
— Бабушка, смотри, я уже до шляпы выросла! Бабушка поглядела и увидела, что Катюша и правда до шляпы выросла.
Солнышко поднялось высоко-высоко. На небе собирались жуткие синие тучи. Катюша боялась грома, но гром затих, и синие тучи ушли за деревню.
А бабушка и Катюша пошли полоть морковку. Антон выспался и прибежал к ним на речку. Кашу он почти никогда не ел, а суп и подавно. Начал жалобным голосом просить шоколадку.
Бабушка сначала ничего не говорила. Она думала, что он перестанет, и вымыла ему нос прямо из речки. Антон стоял у грядки и хныкал:
— Дай шоколадку, дай шоколадку.
Дома бабушка выставила из печки суп и кашу, накрыла стол чистой скатертью. Стали обедать.
— Вымой руки, садись за стол,— сказала Антону бабушка.
Антон даже ухом не повел, просит и просит шоколадку. Даже зареветь хотел, но раздумал.
После обеда Катюша стала делать кровать зайчику. Антон так и не стал есть суп и кашу. Пришлось бабушке доставать из шкафа конфету.

— Где я тебе столько конфет напасу?— сказала бабушка.
— В магазине,— сказал Антон.
— А магазин откуда конфеты берет?— спросила бабушка.
Антон задумался. Он ведь не знал, откуда магазин берет столько конфет. Бабушкин суп остыл и каша тоже Конфета была очень вкусная.
Бабушка убрала суп с кашей и села к окошку пришивать пуговицу к Антоновой куртке.
Антон доел свою конфету и поглядел на бабушку.
— Видишь, вон радуга-дуга какая? — сказала бабушка— Вся она из конфет выложена, из розовых да зеленых. Ежели кто добежит до нее, бери конфет, сколько хочешь.
Очень хитрый был этот Антон. Надел он куртку с новой пуговицей и начал проситься гулять.
— Иди, только недолго бегай да козла не дразни,— сказала бабушка.
Вышел Антон на крыльцо. Один конец радуги за речку перекинулся, а другой уперся прямо в Антонову тропку.
Побежал Антон скорей к радуге. Босиком по теплой травке. Радуга была совсем рядом, у большого камня, около ржи. Бежит Антон, торопится. Добежал до большого камня. Глядит, а радуга передвинулась к полевому ручью. Добежал до ручья, а радуга уже у стогов. Добежал до стогов, а радуга оказалась у ольховых кустов. В кустах Антон еще ни разу не бывал, бабушка не пускала. Осмелился, побежал.
В то время радуга стала неяркая, а потом и вовсе потерялась.
Оглянулся Антон, а и там тоже нет радуги. Пришлось бежать обратно домой. Устал Антон. Долго добирался до деревни. К радуге-то под горку бежал, было легче, а обратно хуже стало.
Наконец вот и бабушкин дом.
Бабушка, конечно, не знала, что Антон бегал за радугой.
— Что, Антошенька, хочешь, я тебе супчику налью?— спросила она.
Обрадовался Антон. Всю тарелку супу съел, а потом и кашу. Вкусная была каша. Антон уплетал ее за обе щеки и даже не замечал, как ноги у него сами качались под лавкой. Он решил, что завтра обязательно догонит радугу.
В это время приехал дедушка. Он приехал домой без мамы и сказал, что зайчик живет очень далеко. Поэтому мама вернется завтра и вместе с зайчиком.
— Завтра?— спросила Катюша и хотела заплакать. Ей стало очень тоскливо.
— Завтра, Катюшенька,— сказал дедушка. Он усадил Катюшу к себе на колени и погладил ее по волосам.— Вот слушай-ка сказку про комара долгоногого.
Катюша вздохнула и стала слушать. Дедушка рассказывал:
— Утром родился в поле родничок. Только солнышко поднялось, еще и трава не обсохла, а зеленая пчелка уже летит на работу — сок с цветов собирать. Говорит пчелка роднику:
— Родничок, родничок, ты откуда взялся?
— Буль-буль-буль, я не знаю, я еще маленький.
— Родничок, родничок,— говорит пчелка,— дай водицы попить.
— Буль-буль-буль, пей досыта, пожалуйста. Напилась пчелка, сказала спасибо и улетела. Родничок веселее забулькал, и солнышко выше поднялось.
Летит птичка-синичка. Увидела родничок и спрашивает:
— Родничок, родничок, ты откуда взялся?
— Буль-буль-буль, пила меня зеленая пчелка, у нее и спрашивай.
— Дай, родничок, водицы попить.
— Буль-буль-буль, пей досыта, пожалуйста. Сказала птичка-синичка спасибо и улетела по своим делам. Родничок еще глубже стал, еще светлее. Поднялось и солнышко выше, стало совсем тепло.
Бежит зайчик — серые ушки. Увидел родничок и спрашивает:
— Родничок, родничок, ты откуда взялся?
— Буль-буль-буль, пила меня пчелка, потом птичка-синичка, у них и спрашивай.
— Дай водицы попить.
— Буль-буль-буль, пей досыта, пожалуйста.
Попил зайчик, сказал спасибо и ускакал по своим делам. Еще шире стал родничок, знай булькает. А солнышко на самый верх поднялось, в поле жарко стало. Идет мимо Маша с ведерком. Увидела родничок и говорит:
— Родничок, родничок, ты откуда взялся?
— Буль-буль-буль, пила меня зеленая пчелка, потом птичка-синичка, потом зайчик — серые ушки, у них и спрашивай.

— Дай водички попить.
— Буль-буль-буль, пей, пожалуйста.
Попила Маша воды ведерком, сказала спасибо и убежала по ягоды. Совсем глубокий стал родничок.

Идет мимо с покоса дедушка с котомкой, увидал родничок и спрашивает:
— Ах, какой родничок хороший, откуда такой взялся?
__ Буль-буль-буль, пила меня зеленая пчелка, потом птичка-синичка, потом зайчик — серые ушки, потом и Маша с ведерком. У них и спрашивай.
— Дашь водицы попить?
__ Буль-буль-буль, пей досыта, пожалуйста.
Попил дедушка водицы, посидел на травке, сказал спасибо и пошел дальше. Еще шибче забулькал родничок, еще чище стала вода. Трава расступилась вокруг, обогнула родничок веселая тропка.
Вдруг летит болотный комар. Не спросил ничего, напился воды, спасибо не сказал и сидит на листке. Ногу отставил в сторону. Долго так сидел, потом спрашивает:
— А ты откуда взялся?
— Буль-буль-буль, пила меня зеленая пчелка, птичка-синичка, зайчик — серые ушки, Маша с ведерком, дедушка с котомкой.
— Экой ты родник,— говорит комар,— всех подряд водой поишь. На всех не напасешься!
Сказал и улетел на болото.
Начало солнышко садиться. Летит пчелка домой с поля, устала сок собирать:
— Можно водицы попить?
— Буль! На всех не напасешься.
Улетела зеленая пчелка, летит птичка-синичка:
— Можно водицы попить?
— Буль! На всех не напасешься.
Пробежал зайчик — серые ушки, прошла Маша с ягодами, прошел с покоса дедушка с котомкой — никому родничок не дал водицы попить.
А солнышко все ниже, ниже, трава все выше, потерялась тропка в траве. Затянула водицу сначала зеленая ряска, потом появился и мокрый мох.
— Буль! — сказал родничок и заглох. Не стало в поле родничка, одно топкое место — раздолье всем комарам.
— Вот какой попался комар,— закончил дедушка свою сказку.
Уже село за лес солнышко. Катюша спала у дедушки на коленях. Ей снились мама и зайчик — серые ушки.

Белов Василий Иванович

                                                                  Книги для детей:

Белов В.И. Бессмертный Кощей : сказка-пьеса / В.И. Белов // Час мужества – Москва, 1988. – С. 5 – 45.

Белов В.И. Бобришный угор : рассказы: (Для сред. и ст. шк. возраста) / В.И. Белов. – Москва : Детская литература, 1988. – 220 с.: грав.

Белов В.И. За тремя волоками : повести, рассказы, очерки : (Для сред. и ст. шк. возраста) / В.И. Белов. – Москва : Художественная литература, 1989. – 525 с.: ил.

Белов В.И. Каникулы / В.И. Белов. – Архангельск : Северо-Западное книжное издательство, 1981 – 28 с.: ил.

Белов В.И. Катюшин дождик : (Для мл. шк. возраста) / В.И. Белов. – Вологда : Северо-Западное книжное издательство, 1972. – 33 с.: ил.

Белов В.И. Мишук : (Сказка для Анюты) / Василий Белов; художник Н. Черкасова. – Вологда : Б.и., 2003. – 19 с.: ил.

Белов В.И. Про Мальку : рассказы : (Для мл. шк. возраста) / В.И. Белов. – Москва : Детская литература, 1981. – 32 с.: ил.

Белов В.И. Рассказы о всякой живности / Василий Белов. Первый снег : стихи / Николай Рубцов ; [худож. А. Куманьков]. – Москва : Прогресс-Плеяда, 2005. – 95 с. : цв. ил. – (Библиотека моих детей. Русские писатели).

Белов В.И. Родничок : сказка : (Для дошк. возраста) / В.И. Белов. – Москва : Малыш, 1991. – 12 с.: ил.

Белов В.И. Старый да малый : повесть и рассказы: (Для мл. шк. возраста) / В.И. Белов. – Москва : Детская литература, 1989. – 124 с.: ил.

Белов В.И. Рассказы о всякой живности : повесть и рассказы / Василий Белов ; художник Ю.А. Воронов. – Москва : Детская литература, 2010. – 203 с. : ил.

                                                                О жизни и творчестве:

Есипов В. Василий Белов как зеркало смуты // Есипов В. Провинциальные споры в конце XX века. – Вологда, 1999. – С. 214 – 219.

Золотусский И. Час выбора / И. Золотусский. – Москва, 1976.

Кожинов В. Голос автора и голоса персонажей: «Привычное дело» Василия Белова (1968) / В. Кожинов // Кожинов В. Статьи о современной литературе. – Москва, 1982. – С. 65 – 82.

Кузнецов Ф. В глубине жизни / Ф. Кузнецов // Кузнецов Ф. Беседы о литературе. – Москва, 1970. – С. 288 – 308. (Проза В. Белова, А. Яшина.)

Кузнецов Ф. Самая кровная связь / Ф. Кузнецов. – Москва, 1977.

Недзвецкий В. Крестьянская вселенная Василия Белова / В. Недзвецкий // Недзвецкий В. Русскаяя “деревенская” проза. – Москва, 1999. – С. 82 – 114.

Оботуров В. Отшумевшая жизнь / В. Оботуров // Оботуров В. В буднях: Вологда литературная за 25 лет. – Архангельск, 1988. – С. 138 – 157. (О романе «Кануны»).

Оботуров В. Путями века [Василий Белов] / В. Оботуров // Оботуров В. В буднях: Вологда литературная за 25 лет. – Архангельск, 1988. – С. 31 – 35.

Оботуров В. Тревога и надежда : [Роман В. Белова “Все впереди” и его критика] / В. Оботуров // Оботуров В. В буднях: Вологда литературная за 25 лет. – Архангельск, 1988. – С. 158 – 184.

Передреев А. Баня Белова / А. Передреев // Уроки правды. – Москва, 1988. – С. 89 – 92.

Петелин В. Россия – любовь моя : Статья 1 / В. Петелин // Петелин В. Россия – любовь моя. – Москва, 1972. – С. 227 – 285.

Сахаров В. Тихая моя Родина [О прозе Василия Белова] / В. Сахаров // Литература и ты. Выпуск 6. – Москва, 1977. – С. 18 – 20.

Селезнев Ю. Василий Белов / Ю. Селезнев. – Москва, 1983. – 144 с.

Селезнев Ю. Неведомая сила / Ю. Селезнев // Селезнев Ю. Мысль чувствующая и живая. – Москва, 1982. – С. 253 – 267.

Стрелкова И.В. Астафьев, В. Белов, В. Распутин, В. Шукшин : в жизни и творчестве : учебное пособие для школ, гимназий, лицеев и колледжей / И. Стрелкова. – Москва : Русское слово, 2005. – 111 с. : ил. – (В помощь школе).

Яшин А. О Василии Белове / А. Яшин // Яшин А. Рогатый Пегас. – Москва, 1976. – С. 74 – 78.

Центр писателя В. И. Белова в Вологде | Центр писателя В. И. Белова в Вологде

Представлены издания из фонда

Вологодской областной специальной библиотеки для слепых и коллекционного фонда Центра писателя В.И. Белова.

В коллекционном фонде имеется две книги, и обе подарены ВОСБС – это книги “Рассказы о всякой живности” и “Родничок”.

  

 

Иду домой : рассказы : [говорящая книга] / Белов В. ; Волог. обл. спец. б-ка для слепых ; читает Буланова Е.М. – Вологда : ВОСБС, [2008]. – 1 аудиокассета (5 ч 25 мин). – Загл. с контейнера. – Устная речь : аудио.

Бобришный угор : рассказы : [говорящая книга] / Белов В. ; читает Самойлов В. – [Москва] : Логос, 1990. – 2 аудиокассеты (6 ч 29 мин 8 с). – Загл. с контейнера. – Устная речь : аудио.

 

Всё впереди : роман / Василий Белов. – Москва : Просвещение, 1989. – 4 кн. – Текст : непосредственный. – Шрифт Брайля.

 

 

Кануны : хроника конца двадцатых годов : [говорящая книга] / Белов В. ; читает Герасимов В. – [Москва] : Логосвос, 2018. – 1 флэш-карта [4 произведения] (14 час 33 мин). – Загл. с контейнера. – (Говорящая книга для слепых). – ISBN 978-5-419-02781-7. – Устная речь : аудио.

На фотографии представлен также тифлофлешплеер.

 

 

Кануны : хроника 20-х годов / Василий Белов. – Москва : Просвещение, 1992. – 2 кн. – Текст : непосредственный. – Шрифт Брайля.

 

 

Люба-Любушка : рассказ / Василий Белов. – Москва : Просвещение, 1988. – 1 кн. – Текст : непосредственный. – Шрифт Брайля.

 

 

Привычное дело : повести, рассказы : [говорящая книга] / Белов В. ; читает Герасимов В. – [Москва] : Логос, 2007. – 9 аудиокассет (33 ч 11 мин 25 с). – Загл. с контейнера. – Устная речь : аудио.

 

 

Рассказы о всякой живности / Василий Белов. – Вологда : Вологодская областная специальная библиотека для слепых, 2009. – [108] с. – Текст : непосредственный. – Шрифт Брайля. – Книга есть в коллекционном фонде Центра писателя В.И. Белова.

 

 

Родничок : [сказка для Анюты] / Василий Иванович Белов ; Волог. обл. спец. б-ка для слепых. – Вологда : [ВОСБС], 2017. – [20] с., [4] отд. л. ил. – Разные виды содержания : непосредственные. – Укрупнённый шрифт, шрифт Брайля, выпуклые изображения. – Книга есть в коллекционном фонде Центра писателя В.И. Белова.

 

 

Целуются зори… : юмористические рассказы и повести : [аудиокнига] / Белов В.И. ; Волог. обл. спец. б-ка для слепых ; читает Похилко Е.С. – Вологда : ВОСБС, 2011. – 1 аудиокассета (3 ч 00 мин). – Загл. с контейнера. – Устная речь : аудио.

 

 
Целуются зори : [аудиокнига / В. Белов]. – [Вологда?, 20–?]. – 1 DVD-ROM. – Загл. с контейнера. – Устная речь : аудио.

 

Книги из коллекционного фонда Центра Белова на дом не выдаются. С ними можно ознакомиться при личном посещении.

По вопросам пользования книгами из ВОСБС просьба обращаться в библиотеку.

Василий Белов

23 октября 2017 года – 85 лет со дня рождения Василия Ивановича Белова (1932‒2012), прозаика, драматурга, поэта.

Белов Василий Иванович  родился 23 октября в вологодской деревне Тимонихе в семье крестьянина, в 1943 погибшего на войне. Рано, еще мальчишкой, начал работать в колхозе, помогая матери поднимать младших четверых детей.

Окончив сельскую семилетнюю школу, весной 1949 уехал в город Сокол, где в школе фабрично-заводского обучения получил специальность плотника и столяра. Потом освоил специальность моториста-дизелиста, а позже – и электромонтера. Во время службы в армии выучился на радиотелеграфиста. Однако скоро обнаружилось, что подлинным его призванием была литература, поэзия, писательский труд.

По совету писателя-земляка  Яшина посылает свои стихи в Литературный институт им. М.Горького, проходит творческий конкурс и поступает учиться к  Л.И.Ошанину. Окончив институт, возвращается  в Вологду, отдает все силы и время литературному творчеству. Поэтом Белов не стал, хотя его первой книгой, появившейся в 1961 году, был сборник стихов «Деревенька моя лесная». В том же году была опубликована повесть «Деревня Бердяйка», с которой начался известный всем прозаик Белов.

В 1964 – 67 г.г. будут написаны рассказы “На Росстанном холме”, “Весна”, “За тремя волоками”, повесть “Привычное дело”. После публикации «Привычного дела» критики и читатели единодушно восхищались прекрасным языком писателя, его тонким пониманием крестьянской психологии и жизненной философии.

В 1970-е публикует повести, составившие цикл «Воспитание по доктору Споку», «Плотницкие рассказы», в 1979 – 81 пишет книгу “Лад”, которая  представляет собой  собрание очерков о северной русской деревне. Она состояла из небольших эссе, каждое из которых посвящено какой-либо стороне крестьянского быта. Белов пишет о повседневных занятиях и обычаях, об особенностях восприятия различных времен года, о растениях и животных в крестьянском обиходе – то есть о природной гармонии народной жизни. На протяжении всей своей жизни писатель занимался сбором устных рассказов, бывальщин, песен, пословиц, предметов материальной культуры. Он долгие дни проводил в архивах, изучая находящиеся в них этнографические материалы. Большое количество информации Белов получил от своей матери.

Современная этнография, занимающаяся изучением русского Севера, многое обрела благодаря такому ценному источнику, как произведения писателя.

В год публикации «Лада» Василию Белову была присуждена Государственная премия СССР.

В 1987 публикуется роман «Кануны». Здесь  крестьянская психология и быт показаны автором в историческом плане. Действие романа происходит в северной деревне. Белов назвал «Кануны» «хроникой конца 20-х» и продолжил ее романом «Год великого перелома» (1989), в котором временные рамки повествования были расширены до 1930-х годов.  Книга “Такая война…” вышла в 1989.

В 1989 – 91 г.г. пишет несколько произведений для детей – повесть «Старый да малый», сказку «Родничок». В 1996 выходит повесть “Медовый месяц”.

Перу Белова принадлежит цикл юмористических миниатюр, где писатель описывает  хорошо  известную ему вологодскую жизнь  – «Бухтины вологодские завиральные в шести частях»(1969), киноповесть «Целуются зори…».

Белов пробовал себя и в драматургии. Наиболее известная его пьеса «Над светлой водой» посвящена той же проблеме, что и проза: исчезновению старых деревень, разрушению крестьянского хозяйства. В пьесе «Александр Невский» Белов обращается  к исторической теме.

Стремясь к достоверности во всем, Белов прибегает почти к документальной точности в обрисовке характеров своих героев и нередко превращает рассказ в очерк.

Василий Белов не оставлял публицистику, страстно выступая в своих статьях в защиту небольших русских деревень, ратуя за сохранение величайшего национального достояния – русского языка.

Красной питью через все творчество писателя проходит тема Малой Родины, из которой рождается и вырастает наша Великая Родина, Великая Россия. «Здесь и начинается для нас, — говорил писатель устами одного из своих героев, — большая Родина. Да, человек счастлив, пока у него есть Родина. Как бы ни сурова, ни ласкова была она со своим сыном, нам никогда от нее не отречься». Совестливость, беззлобность, доброжелательность, трудолюбие, жизнелюбие — главные черты героев произведений  Белова.

По книгам Белова снято несколько фильмов, в том числе и экранизация одноименного романа «Все впереди».

Писатель Белов жил в Вологде, являлся активным деятелем Союза писателей России, постоянным автором журнала «Наш современник». В 1997 году за большой личный вклад в развитие отечественной литературы и отражение самобытности традиций Русского Севера Василию Ивановичу присвоено звание Почётного гражданина города Вологды. Последние годы Белов посвятил восстановлению церкви в деревне Тимонихе.

Умер Василий Иванович Белов 4 декабря 2012 в Вологде.

Белов Василий Иванович, русский писатель

Вырос в разоренной вологодской деревне, с детства работал в колхозе, служил в армии, всю жизнь провел в родном краю. Учился в столичном Литинституте. Писательская слава пришла к Белову сразу после публикации в петрозаводском журнале «Север» повести «Привычное дело» (тысяча девятьсот шестьдесят шестой). Классическим образом простого человека стал Иван Африканыч из «Привычного дела». В нем раскрываются «важные черты русской души, не лишенной известных противоречий.

Он стойкий, терпеливый, работающий день и ночь, честный, любящий глубоко и сильно свою жену, добрый, но вместе с тем есть у него и незадачливость, бездумность, безалаберность, есть и привычка не перечить начальству». В чутком, добром отношении к жизни открывается любящая душа русского человека, живущего по совести, кровно ощущающего свою связь с людьми и природой. Мучительно переживает Иван Африканыч каждый свой поступок, не согласующийся с совестью. А совесть его как тот родничок, в котором «вода была так прозрачна, что казалось, что ее нет вовсе, этой воды». Повесть не решались публиковать в иных редакциях, а Д. Гусарову пришлось для обмана цензуры сделать в конце публикации пометку: «Окончание следует», допускающую, что «пессимистический» конец первой части будет «исправлен». Красной питью через все его творчество проходит тема Малой Родины, из которой рождается и вырастает наша Великая Родина, Великая Россия. «Здесь и начинается для нас, — говорил писатель устами одного из своих героев, — большая Родина. Да, человек счастлив, пока у него есть Родина. Как бы ни сурова, ни ласкова была она со своим сыном, нам никогда от нее не отречься». Совестливость, беззлобность, доброжелательность, трудолюбие, жизнелюбие — главные черты героев рассказов Белова. Он справедливо считается одним из основателей широкого литературного течения, которое получило у критиков-космополитов название «деревенской прозы» (по Марксу и Троцкому, «деревня» второсортна по отношению к «городу»). В к. 60-90-х Белов создал ряд новых произведений на ту же тему в самых различных жанрах, включая пьесы (в т. ч. повесть «Плотницкие рассказы», 1968; романы «Кануны», одна тысяча девятьсот семьдесят второй-87, и «Год великого перелома», тысяча девятьсот восемдесят девятый-94; книга миниатюр «Бухтины», 1996, и др.). В дилогии «Кануны» и «Год великого перелома» Белов убедительно показывает большевистскую коллективизацию как «антирусскую революцию сверху».

Особняком стоит его роман «Все впереди» (1986), посвященный сугубо городским вопросам, но пронизанный, как и все его творчество, идеей столкновения русской духовной самобытности с космополитической бесовщиной. В нем раскрывается духовно-нравственная ущербность образованных горожан, впервые в художественной форме поднимается вопрос о растлевающем влиянии иудейско-масонской идеологии, ее гибельности для русского человека.

Исключительную историко-художественную ценность имеет книга «Лад. Очерки о народной эстетике» (одна тысяча девятьсот восемьдесят второй), посвященная описанию крестьянского быта Севера России. С любовью и глубоким пониманием писатель рассказал об эстетическом отношении к жизни русского крестьянина, раскрыл красоту его бытовых и трудовых традиций.

Белов всегда был общественным деятелем, открыто отстаивавшим своп патриотические взгляды. Избирался народным депутатом СССР (тысяча девятьсот восемдесят девятый-91). В родной деревне Тимонихе собственными усилиями восстановил порушенную церковь.

САЛТЫКОВ Семанов

Белов Василий Иванович (р. 1932), прозаик. Родился 23 октября в вологодской деревне Тимонихе в семье крестьянина, в 1943 погибшего на войне. Рано, еще мальчишкой, начал работать в колхозе, помогая матери поднимать младших четверых детей.

Окончив сельскую семилетнюю школу, весной 1949 уехал в город Сокол, где в школе фабрично-заводского обучения получил специальность плотника и столяра. Потом освоил специальность моториста-дизелиста, а позже – и электромонтера. Во время службы в армии выучился на радиотелеграфиста.

Но очень скоро обнаружилось, что подлинным его призванием была литература, писательский труд. Он жил в Вологде, писал очерки, статьи, стал сотрудником районной газеты, но больше всего любил поэзию и писал стихи. По совету писателя-земляка А. Яшина посылает свои стихи в Литературный институт им. М. Горького, проходит творческий конкурс и поступает учиться. Поэтом Белов не стал, хотя его первой книгой, появившейся в 1961, был сборник стихов «Деревенька моя лесная». В том же году была опубликована повесть «Деревня Бердяйка», с которой начался известный всем прозаик Белов.

Окончив институт, вернулся в Вологду, отдавая все силы и время литературному творчеству. В 1964 – 67 были написаны рассказы «На Росстанном холме», «Весна», «За тремя волоками», повесть «Привычное дело». В 1969 – «Бухтины вологодские».

Реализуя в полной мере возможности русского языка, Белов ревностно относится к слову, потому так чист и выразителен его язык, богат смысловыми и эмоциональными оттенками.

В 1970-е публикует повести, составившие цикл «Воспитание по доктору Споку», «Плотницкие рассказы», в 1979 – 81 пишет книгу «Лад» – собрание очерков о северной русской деревне, поэма о русском человеке. В 1987 публикует два романа – «Кануны» и «Все впереди», затем – книгу «Такая война…» (тысяча девятьсот восемдесят девятый), куда включил роман и рассказы. В тысяча девятьсот восемдесят девятый – 91 пишет несколько произведений для детей – повесть «Старый да малый», сказку «Родничок». В 1996 вышла повесть «Медовый месяц».

В. Белов не оставляет публицистику, страстно выступая в своих статьях в защиту небольших русских деревень, ратует за сохранение величайшего национального достояния – русского языка.

Живет и работает Василий Белов в Вологде, но часто и подолгу бывает в родной Тимонихе.

Использованы материалы из опубликованной книги: Русская литература. Мастера русского слова: великие поэты и писатели. Афоризмы, цитаты, мудрые высказывания, великие поэты и писатели. Издательство «Юниор» город Москва.

Литературно-музыкальная композиция «Безнадёжно вологодский», посвященная творчеству писателя Василия Ивановича Белова.

6 июня в рамках празднования Дня русского языка в актовом зале Вологодского педагогического колледжа состоялась литературно-музыкальная композиция «Безнадёжно вологодский», посвященная творчеству писателя Василия Ивановича Белова.

Участниками постановки стали  студенты и преподаватели педагогического колледжа, зрителями – обучающиеся образовательных организаций города и  приглашенные гости.

 

Герои произведений Белова – это, как правило, его односельчане, земляки, родственники и знакомые.

Перелистывая страницы творчества писателя-земляка, зрители смогли услышать не только отрывки из произведений автора, но и окунуться в атмосферу детства и жизненного пути Василия Белова.

В композиции прозвучала любимая песня матери писателя «Помню, я ещё молодушкой была», которая вызывала особые эмоции у автора, он  «задыхался от нежности», когда слышал эту знакомую мелодию.

Небольшой  рассказ «Маникюр»,  почти анекдот о смешной, бесхитростной колхозной доярке, которую на несколько дней судьба занесла в Москву и которую так сильно тянет снова в родную деревню. Зал сопереживал героине, зрители смеялись и с удовольствием наслаждались происходящим на сцене.

Лирический хоровод и яркая, ритмичная калинка добавили композиции поистине душевный, присущий русскому народу характер. 

Сценические миниатюры сменялись одна за другой, где-то откровенно слышался характерный вологодский говорок, где-то хотелось плакать, вместе с героями произведений, а где-то просто гордиться богатым наследием  «безнадежно вологодского» писателя Василия Белова.

В мероприятии прозвучали стихи и отрывки из произведений автора: «Над светлой водой» (Диалог Даши и Вани), «Родничок», «Листки перепутал», «Колыбельная», «На родине», «Бухтины вологодские завиральные. Листки перепутал», «Маникюр» (монолог доярки), «Катюшин дождик», «Рассказы о всякой живности», «Люба – Любушка», «Привычное дело», «Вологда», «Домик с веником у порога…», а так же композиции вологодских авторов и народная музыка.

Режиссёрский замысел: Т. В. Шиманаева, преподаватель колледж.

 

Беловская неделя в городских библиотеках

В Вологде начинается Беловская неделя. В преддверии V Всероссийских Беловских чтений городские библиотеки подготовили ряд культурных мероприятий. Выставки и мастер-классы, кинолектории и спектакли, игры и викторины ждут вологжан и гостей города в октябре. Главный герой всех этих событий – знаменитый вологодский писатель Василий Белов.

В Центре писателя В.И. Белова цикл мероприятий, посвящённых нашему известному земляку, начался со знакомства самых юных вологжан с творчеством Василия Ивановича Белова на интерактивных экскурсиях, где они узнали о детстве писателе и его творчестве. В Центр приходят семьями и группами, воспитанники детских садов, их мамы и папы, бабушки и дедушки открывают для себя Василия Белова.

Самые крупные мероприятия в Беловском центре пройдут на Беловской неделе. 17 октября все желающие смогут узнать «О чём поёт гармонь». Вологжанам представят театрализованную историю одного экспоната – гармони, любимого инструмента Василия Белова.

А 18 октября в Центре встретятся команды учащихся Вологды и Вологодского района, чтобы сразиться в финале интеллектуального турнира «ЛАДные игры» по знаменитой книге писателя. Также в рамках Малых Беловских чтений и программы V Всероссийских Беловских чтений здесь пройдёт Литературный семинар молодых авторов. 22 и 23 октября начинающие литераторы получат шанс услышать ценные советы и рекомендации от известных писателей и журналистов. Кроме того, 23 октября Центр Белова приглашает вологжан на торжественное подведение итогов регионального конкурса имени В.И. Белова «Душа хранит».

Городские библиотеки наполнили Беловскую неделю познавательными мероприятиями, литературными играми и интерактивными программами. Так, городская библиотека № 15 соберёт дошкольников на литературную игру «С любовью ко всему живому». Для учащихся начальной школы Городская библиотека №18 организует литературно-игровую программу «Малая родина – большая любовь». А для людей старшего поколения пройдут литературно-музыкальные вечера в городских библиотеках на Пролетарской и в Молочном.

В октябре в библиотеках пройдут и театрализованные представления. В городской библиотеке № 8 пройдёт литературно-музыкальный час с элементами театрализации «Деревенское детство моё». Такие мероприятия особенно популярны у детей. Городская библиотека № 12 организует для своих маленьких читателей кукольный театр и постановку спектакля «Родничок» (по мотивам одноимённого рассказа Василия Белова).

В библиотеках № 13 и № 21 состоятся кинолектории по фильму «Целуются зори».

В рамках Беловской недели городские библиотеки будут также приобщать вологжан к творчеству. В городской библиотеке № 18 беседу по книге «Лад» «Остановленные мгновения» будет сопровождать мастер-класс по кружевоплетению. А в библиотеке № 7 будут обучать живописи школьников младших классов.

БЕЛОВСКАЯ НЕДЕЛЯ В ГОРОДСКИХ БИБЛИОТЕКАХ

ЦЕНТР ПИСАТЕЛЯ В.И. БЕЛОВА (ЩЕТИНИНА, 5)

17 октября 16.00 – «О чем поет гармонь» история одного экспоната (6+)

18 октября 15.00 – командная интеллект-игра «ЛАДные игры» (финал)

22, 23 октября 14.00 – Литературный семинар молодых авторов

23 октября 12.00 – подведение итогов регионального конкурса имени В.И. Белова «Душа хранит»

ОО ЦГБ (Панкратова, 75)

16, 17,19 октября 11.00 – “Воспитание любовью” час доброты по творчеству В.И. Белова для воспитанников дошкольников

16 октября 17.30 – “Читаем произведения В.И. Белова всей семьёй” литературный час для воспитанников МДОУ №77 и их родителей

24 октября 17.00 – “Истоки народной души” литературный час-знакомство с творчеством В. И. Белова для студентов ВПТТ

15-27 октября – “Самородок из Тимонихи” книжная выставка-портрет

ГОРОДСКАЯ БИБЛИОТЕКА №1 (Добролюбова, 31)

16-26 октября – выставка-инсталляция “Стихия народной жизни” (6+)

ГОРОДСКАЯ БИБЛИОТЕКА №2 (Чернышевского, 91)

16 октября 11.00 – «Вологодские посиделки» интерактивно-познавательный час, младший школьный возраст.

19 октября 12.30 – «Вологодские посиделки» интерактивно-познавательный час, младший школьный возраст.

12-30 октября – «Мастер деревенской прозы» выставка-портрет – 12 – 30 октября.

ГОРОДСКАЯ БИБЛИОТЕКА №3 (Пионерская, 32)

20-30 октября – “Великий художник деревенской прозы” выставка-имя

ГОРОДСКАЯ БИБЛИОТЕКА №4 (Мира, 7, с. Молочное)

15, 17, 18, 19 октября 10.00 – «Однажды в деревне» театрализованное представление для дошкольников (6+)

16 октября 10.30 – «В гостях у Катюшки» кукольный спектакль по произведениям В.И. Белова для дошкольников (6+)

17 октября 14.00 – «О чем звенит самовар» литературно-музыкальная гостиная для старшего возраста

5-30 октября – «НА БЕЛОВСКИЙ ЛАД» тематическая выставка-размышление (12+)

ГОРОДСКАЯ БИБЛИОТЕКА №6 (Пролетарская, 73)

17, 18 октября 10.00 – познавательная программа для дошкольников «Деревенское детство Василия Белова».

24 октября 15:00 – литературно-музыкальный вечер для старшего поколения «Я любуюсь родной сторонкой…».

26 октября 15:00 – лекция Эльвиры Трикоз “История одной рукописной книги В.И.Белова”

ГОРОДСКАЯ ДЕТСКАЯ БИБЛИОТЕКА №7 (Авксентьевского, 30)

18-30 октября – «В гармонии со словом» выставка-персоналия (6+)

18-30 октября – «Путешествие по страницам книг Василия Белова» книжно-иллюстративная выставка (6+)

20 октября 14.00 – «Мышонок, бабушка и кот: по сказке В.И. Белова» Библиотека выходного дня «Чудесная шкатулочка». Мастер-класс по живописи (учащиеся начальных классов)

22 октября 8.30 – «Василий Белов в киноискусстве» видеолекторий (учащиеся старших классов)

24 октября 10.30 – «Глоток родниковой воды» интерактивное занятие (дошкольники)

ГОРОДСКАЯ БИБЛИОТЕКА СЕМЕЙНОГО ЧТЕНИЯ №8 (Трактористов, 5)

15 октября 10.00 – «Деревенское детство моё» литературно-музыкальный час с элементами театрализации

15-26 октября – «Лад привычного дела» выставка-презентация (12+)

16, 17, 18 октября 10.00 – «ЛАДные игры» театрализованная программа по книге В.И. Белова «Лад» для дошкольников

ГОРОДСКАЯ БИБЛИОТЕКА №10. ЦЕНТР ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ
(Судоремонтная, 42)

13 октября 13.00 – «Беловские посиделки» занятие в клубе «Библиознайки» (0+)

16 октября 10.00, 18 октября 11.00 – познавательно-игровая программа по «Рассказам о всякой живности» В. Белова для младшего школьного возраста

17, 18, 19 октября 11 00 – громкие чтения произведений В.И. Белова (комментированное чтение, игровые моменты, мультимедийная презентация) для дошкольников

ГОРОДСКАЯ БИБЛИОТЕКА №11 (Можайского, 60)

1-30 октября – «Поэт жизни деревенской» выставка-размышление (12+)

«Родом из Тимонихи» литературный час (6+) по заявкам

ГОРОДСКАЯ ДЕТСКАЯ БИБЛИОТЕКА №12 (Текстильщиков, 21)

16.10 -27.10- «Слишком накипело на сердце…» книжная выставка-портрет Средний и старший возраст.

16.10 11.00 – театрализованный литературный утренник «Маленькие рассказы для маленьких читателей. Василий Белов, Катюшин дождик». Детский сад №80.

18.10 10.30 – кукольный театр. Спектакль «Родничок» (по мотивам одноименного рассказа Василия Белова). Детский сад №58 (подготовительная группа)

19.10 15.30 – интерактивное занятие «Добрые сказки Василия Белова» для учащихся начальных классов

23.10 10.30 – кукольный театр. Спектакль «Родничок» (по мотивам одноименного рассказа Василия Белова). Детский сад №58 (старшая группа).

ГОРОДСКАЯ БИБЛИОТЕКА №13 (Тепличный микрорайон, 4-2)

13 – 31 октября – книжно- иллюстративная выставка «Сын земли Вологодской» (12+)

16 октября 9.30 – «По страницам книги В. И. Белова “Рассказы о всякой живности”» мультимедийная викторина. (6+).

16 октября 13.00 – «В. Белов. Хранитель деревенского ЛАДА» литературный час для учащихся старших классов.

17 октября 12.00 – «Душа жива в слове» литературный час для учащихся младших классов.

20 октября в 13.00 – «Роль В. Белова в кино» кинолекторий, просмотр отрывков из фильма «Целуются зори»

ГОРОДСКАЯ БИБЛИОТЕКА №14 (Кубинская, 13)

18 октября – “Я родился и вырос в деревне” литературный “калейдоскоп” для дошкольного возраста

11-25 октября – “А я люблю свои места родные” выставка-просмотр (6+)

23 октября – “Про деревенскую живность” час литературного краеведения для начальных классов МОУ «СОШ №31»

ГОРОДСКАЯ БИБЛИОТЕКА №15 (Советский проспект, 48)

16, 18, 19 октября 9.00 – Литературная игра ” С любовью ко всему живому” для дошкольников

17 октября 13.00 – “Великий сын земли Вологодской” литературная беседа с элементами театрализации для учащихся средних классов

16-26 октября – выставка-игра “Василий Белов детям”

16-26 октября – выставка-размышление “Самородок из Тимонихи”

ГОРОДСКАЯ БИБЛИОТЕКА №17 (Псковская, 9-б)

15,16,18,19 октября 10.00, 11.00 – «В гостях у Белова» игровой час для дошкольников

17 октября 11.00 – литературная игра по повести В.И. Белова «Каникулы» для младших школьников

ГОРОДСКАЯ БИБЛИОТЕКА СЕМЕЙНОГО ЧТЕНИЯ №18 (Архангельская, 11)

16, 17, 18 октября 11.00 – «С любовью ко всему живому» театрализованная программа по произведениям В.И.Белова для детей (для дошкольников)

16 октября 16.00, 19 октября 10.30 – « Малая родина – большая любовь» Литературно-игровая программа для учащихся 5-6-х классов.

18 октября 13.00 –   « Остановленные мгновения» беседа по книге «Лад» с проведением мастер-класса по кружевоплетению для учащихся 6-х классов.

ГОРОДСКАЯ БИБЛИОТЕКА №19 (Ярославская, 30)

15-26 октября – «Уголок русской избы» выставка-инсталляция (0+)

15-26 октября – «Хранитель русского лада» книжная выставка (12+)

15, 16, 17, 19 октября – «В гости к В. Белову» краеведческий час для дошкольников

26 октября – «Рассказы о «всякой живности» В. Белова» интерактивная программа для учащихся начальной школы

ГОРОДСКАЯ БИБЛИОТЕКА №20 (Строителей, 10; Прилуки)

16.10 9.00 – «Знакомьтесь, Василий Белов» игра – беседа для дошкольников

16-30 октября – «Перечитывая книги Василия Белова» выставка-размышление (12+)

ГОРОДСКАЯ БИБЛИОТЕКА №21. ИНТЕЛЛЕКТ-ЦЕНТР
(Гагарина, 35)

16-26 октября – выставка детских рисунков к произведениям В.Белова “Ходила осень по русской земле”

23 октября – Акция #ЧитаемБелова (информационные листовки и чтение произведений В.Белова)

24 октября 11.00 – “Великий писатель земли Вологодской” час литературного краеведения для детей младшего школьного возраста

24 октября 14.00 – «Целуются зори» В. Белова» кинолекторий

Белов, обвыкле обходное жрнутие. Василий белов je bežná vec

IN A. BELOV
RUČNÉ PODNIKANIE
OBSAH
Kapitola prvá 1. Priamy ťah 2. Dohadzovači 3. nia zeme a vody 4. Horúca láska
Kapitola druhá
1. Deti 4. Manpránáváčka
Kapitola tretia
Na logoch
Štvrtá kapitola
1. A prišla výroba sena 2. Поставы 3. Čo sa dialo alej 4. Mitka koná 5. Do sýtosti
Kapitola piata
1.Voný kozák 2. Последний ряд 3. Lehota troch hodín
Šiesta kapitola
Rogulin život
Siedma kapitola
1. Veterno. Je tak veterno … 2. Obvyklá vec 3. Сорочи
PRVÁ KAPITOLA
1. PRIAMY ÚDER
– Parmeen? Tu mám Parmenko? A je tu, Парменко. Zmraziť? Zmraz, chlapče, zmraz. Si blázon, Парменко. Парменко со мной мноу млчи. Ту пойдеме домов. Chcete ísť domov? Пармен ты, Пармен …
Иван Африканович ледва розвязал замрзнутые операции.
– Stál si tam? Stál.Čakal som Ivana Afrikanoviča?
Čakal som, povedmi to. А čo robil Иван Африканович? A ja, Parmesha, som trochu pil, pil, môj priateľ, nesúď ma. Áno, potom nesúďte. A čo, nemal by sa Rus ani napiť? Nie, povedzte mi, je možné, aby Rus pil? Zvlášť, ak bol spočiatku vo vetre chladený po vnútornosti a potom hladný až do špiku kostí? Нет, потом сме са напили. Áno. А Мишка ми ховори: «Чо наозай, Иван Африканович, лен з jednej nosnej dierky. Poď, «ховори», «консервативный». Všetci, Parmenushko, kráčame pod obchodom so zmiešaným tovarom, nekarhajte ma.Áno, srdiečko, nepokarhaj. Ale odkiaľ sa to celé vzalo? A alej, Parmesha, od dnešného rána, keď sme ty a ja vzali prázdne riady na odovzdanie. Naložené a odnesené.
Predavačka mi odpovedala: “Vezmite riad, Иван Африканович, a prinesiete tovar späť. Len, -grit, – nestratte faktúru.” A kedy Drynov prišiel o nákladný list? Иван Африканович о фактуру непришиел. „Vypadni“ vravím, Parmen ma nenechá klamať, neprišla o faktúru. «Vzali sme ty a ja riad? Зобрал! Одовздали смэджей, курва? Одовздане!
Все товары см одовздали и достали в хотовости! Tak prečo si ty a ja nemôžeme dať drink? Môžeme si dať drink, preboha, môžeme.Vy teda stojíte pri selp, pri vysokej verande a my sme s Mishkou. Медведь. Tento medveď všetkým medveďom. Hovorím tie. Je to bežná vec. «Но так», «Ховори», «Иван Африканович, в ставке, небудем,« шкрипу »,« ак невыпидем все вшетко вино з едла с ребенком ». Говорим:« Чо си ты, Мишка, даребак. Ты, – hovorím, – darebák! Нужен, кто лучше живёт в лыжице? Napokon, toto – hovorím, – nič neber, nie polievka s kuracím mäsom, takže to, víno -to s lyžicou, ako vo väzení, slurp “. Я, Пармеша, сом цистил тото таджомство.«Za čo, -Mishka sa ma pýta, -za čo, – pýta sa, – ideš do sporu?» Hovorím, že ak sa neponáhľaš napiť, dám si ďalšie bielooké ak prehráš, to je všetko pre teba. Нет, zobral pokrm strážcovi. Chlieb som rozpadol s polovicou misky.
«Lei, hovorí.« Skvelé jedlo, jemne glazované ». Celú fľašu bieleho som teda vysypal do tohto jedla. Šéfovia, ktorí sa tu pomýlili, títo obstarávatelia a vedúci selpy Vasilij Trifonovič hľadajú, utíšili sa, takže. A čo by ste povedali, Parmenushko, keby tento pes, táto Mishka, prehltla lyžičkou celý tento drobček? Pije a kváka, dúškuje áno.šarlatáni. Opil sa, diabol a dokonca olízol lyžicu. No pravdou je, že si len chcel zapáliťigaretu, strhol zo mňa noviny a vzalo mu to tvár; zrejme ho tlačila tutotka. Vyskočil zo stola na ulicu.
Zrazil ho, darebáka, z chaty. Veranda selp je vysoká, pretože odreže z verandy! Stáli ste tu pri verande, videli ste ho, Mazurika. Vracia sa, v tvári nemá krv, ale zasmial sa! Máme s ním teda konflikt. Вшетки назы больше розделены на половицу:
нико ховори, е сом ставил на ставку, а ньекто ховори, е Мишка невыдрзала слово.Василий Трифонович, предшественник со змеиным товаром, са поставил за мою страну и поведал:
„Взял сом си твой, Иван Африканович. Pretože si samozrejme odpil z nápoja, ale nedokázal ho udržať v čreve. «Говорим Мишке:« Добре, ты hlupák! Čo? Чо си, Пармен? Prečo si vstal? Ой, по, поď. Tiež vás posypem pre spoločnosť. Предварительно сполоченный к вжде Пармеша … Эй!
Пармен? S kým sa rozprávajú? Эй! Takže si na ma nečakal, išiel si? Teraz ťa opratím.Эй!
Poznáte Ivana Afrikanoviča! Pozri sa! Zostaňte ako udia, kde mám tieto tlačidlá … Áno, хм, хм.
Nebudeme mať dlhú prechádzku, ale iba do deviatej.
Zosta, zlato, zbohatni.
Teraz poďme, poďme s orrechmi, cválame s čapicami …
Иван Африканович si облиекол пальчяки a opäť si sadol на полена наложенй товаром сельп. Valach, bez toho, aby sa nabodol na bok, stiahol bežce držiace sa snehu, rýchlo ťahal ažký voz, príležitostne smrkol a točil ušami a počúval majiteľa.
– Ано, брат Парменко. Позрите са, ако к твоему Мишко допадло. Koniec koncov, boli príliš plní. Наразили.
Išiel do dievčenského klubu, tu v obchode so zmiešaným tovarom je viac dievčat, niektoré v pekárni, niektoré na pošte, a tak išiel k dievčatám. A dievčatá sú všetky tučné, dobré, nie ako v našej dedine, všetky sme odišli. Celý prvý stupeň bol vytriedený pre manželstvá, zostala iba jedna druhá a tretia. Je to bežná vec. Hovorím: «Poďme, Misha, domov» – nie, išiel som k dievčatám.No je to pochopetľné, aj my, Parmesha, sme boli mladí, teraz máme všetky termíny a šťavy dochádzajú, je to známa vec, áno … A čo si myslíš, Parmenko, dostaneme od ženy? Bude, preboha, bude, to je isté! Нет, podnikanie jej ženy je také, potrebuje tiež zľavu, ženu, zavu, Parmenko. Koniec koncov, koľko rób má? A jej, týmto klientom, vadí, ona tiež nie je zlatá, zlatko, koniec koncov, je ich osem … Ali deväť? Nie, Parmen, ako osem … A s týmto, kto … Нет, toto, čo … čo má niečo v bruchu… Deväť? Аль осем? Хм … Takže takto:
Anatoshka je moja druhá, Tanya je prvá. Васька бола по Анатошке, прямо мая порода, ако си тераз паматам, по Васке Катюшке, по Катюшке Мишке. Потом.
Medveď. Počkaj, kde je Grishka? Zabudol som na Grishku, za kým ide? Васька по Анатошке на народе прямо мая, по Васке Гришке, по Гришке … Teraz zober goblinovi, koľko si našetril! Мишка, так же по Кануши, по Мишке ай Волоня и Маруся, всего мале диевчатко, са народили в братстве… А кто больше пред Канюшоу? Также, Антошка и моя друзья, Таня и прва. Vaska sa narodila prvého mája, Grishka … Ach, do prdele, každý vyrastie!
Čaká nás dlhá prechádzka … Ale iba do deviatej …
Hej, zastavte sa, Parmenko, tu musíme pomaly, akoby nie klesnúť.
Иван Африканович зоступил на цесту. Подпоровал воз с такой важностью а ahal opraty, že valach akosi dokonca blahosklonne, účelovo pre Ivana Afrikanovicha, spomalil. Už niekto, ale Parmen, si bol dobre vedomý celej tejto cesty… – Нет, takto, poď, zdá sa, že prešiel most, – povedal vodič … Ale stále si na teba pamätám, Парменко. Napokon si stále nasával sýkorku na maternici, tak si a pamätám. A pamätám si tvoju maternicu, nazývanú Button, takú malú a okrúhlu, že nahnali zosnulú hlavičku do klobásy, do maternice. Kedysi som ju vozil na seno na Dušičky, k starým senníkom, cesta bola po pni, takže ona, tvoja matka, je ako jašterica s vozom, kde sa plazí, kde je po lape, bola taká poslušná v šachtách. Nie ako teraz.Však ty blázon, a neoral si, a v taxíku si nešiel ďalej ako selpa, koniec koncov, vozíš len víno a šéfov, v prsiach máš život ako Kristov. Ako si ťa stále pamätám? Нет, самозрейме, ай ты си почопил. Pamätáte si, ako viezli semenný hrášok, a vy ste vyšli zo šachty! Ako sme a, darebáci, postavili s celým svetom z priekopy na nohy? Ale predsa si na teba trochu pamätám, – bývalo to, beháš po moste, celý sviatočný, a tak ti kopyta klopkajú, klopkajú a potom si už nemal žiadnu starostlivosť.Teraz čo? Nosíte veľa vína, tam vás nakmia, dajú vám piť a potom čo? Vydajú vás aj za klobásu, kedykoľvek môžu, ale čo ste? Нич, будет такой милы. Ту ховориш, баба. Баба, она, самозрейме, е жена. Len moja žena taká nie je, zatrasie každému, koho chce. A nie som opitý. Keď som opitý, nedotkne sa ma, pretože pozná Ivana Afrikanovicha, žili storočie. V tomto mieste, ak som sa opil, nepovedz mi ani slovo a nedostaneš sa mi pod pažu, ruka dohoní sadze. Mám pravdu Parmen? Presne to hovorím na istotu, je to ako v lekárni, doženiem sadze.Čo je to?
Nebudeme mať dlhú prechádzku, ale iba do …
Hovorím, že Drynova bude stláčať? Drynov nič nestlačí. Sám Drynov vyžmýka, koho má rád. Кде? Kam ideš, starý hlupák, aby si to obrátil? Koniec koncov, odbočujete späť na zlú cestu! Koniec koncov, ty a ja sme žili storočie a vy, viete, kde to vrátite späť? Je to vaša cesta domov alebo čo? Toto nie je vaša cesta domov, ale na čistinu. Bol som tu stokrát, budem …
Čo? Pozerám na teba, pozerám sa na teba! Poznáte cestu lepšie ako ja? Ty, darebák, si chcel opraty? Čaute!
N-na, tu je pre vás, ak áno! Choďte, kam vám povedia, nebráňte sa svojmu pryntsypu! Čo si hľadal? Нет? To je všetko, ty blázon, choď, nech je to kdekoľvek!
Nebudeme mať dlhú prechádzku, oh, kým…
Иван Африканович бичовал валача и змьірливо зівал:
– Позри са, Парменко, ако сом бол opotrebovaný. Ty a ja sa teraz prevrátime domov, odovzdáme tovar a doručíme samovar. Odlúčim ťa, alebo to poviem žene a ty, blázon, choď domov do stajne. Si blázon, Парменко?
Hovorím teda, že si blázon, aj keď si šikovný valach, ale hlupák. В животе ничему нерозумиеш. Chcel si odbočiť na inú cestu, ale update som ťa. Vrátil som a na správnu cestu, alebo som a neobnovil? To je všetko! A nebudeme mať dlhú prechádzku… Ты blázon, prečo si sa znova zastavil?
Zakaždým, keď zastavíte. Nechces ist domov?
Ochutnáte odo mňa viac opraty, ak! Môžete tam vidieť dedinu, odovzdáme tovar, doručíme samovar, teraz čo, teraz máme všetko do včerajšieho obeda. Si blázon, Parmenko, blázon, nechce sa ti ísť domov. Neďaleko je dedina, tam je traktor Mishkin. Čo? Čo je to za dedinu? Zdá sa, že to nie je naša dedina. Nuž. Primne, nie tá dedina. Je tam obchod so zmiešaným tovarom, ale v našom nie je žiadny obchod so zmiešaným tovarom, to je isté, ale tu je obchod so zmiešaným tovarom.Je tu vysoká veranda. Nezdalo sa nám, Parmenko, že tu nakladáme tovar? HM. Správne slovo, tu. Пармен, Пармен!
Nie si na nič, vieš, kam si ma to priviedol. Tam nás to vzalo. Пармин? Тераз идем с вами домов. Ту, ту, забаю, отек! Koniec Koncov, ako si ťa stále pamätám? Koniec koncov, perami si stále šklbal mamičkin sýkorku … Ty a ja sme dobrí … Do rana budeme doma, ako v lekárni … Teraz sme, Parmesha, v priamom pohybe. Ano toto …
Priame … Je to bežná vec.
2.SWATY
Ivan Afrikanovich si zapáliligaretu valach sa bez zastavenia na Selpovej verande otočil späť. Usilovne a poddajne vliekol naložené kláty s Ivanom Afrikanovičom и navyše средневековые rovnakú náborovú hlúposť.
Červený veľký mesiac stúpal nad lesom. Valila sa po smrekových vrchoch, sprevádzala osamelý vozík a škrípala zábalmi.
Sneh v noci stuhol. V tichu sa intenzívne a široko tiahla vôňa mrazivej vlhkosti, ktorá sa topila počas dňa i v noci.
Иван Африканович тераз млчал.Bol triezvy a ako spiaci kohút sklonil hlavu. Najprv sa pred Parmenom za svoju chybu trochu hanbil, ale čoskoro sa zdalo, že na túto vinu účelovo zabudol a všetko sa opä usadilo na svojom mieste.
Valach, cítiac za chrbtom muža, dupal a dupal po spevnenej ceste. Малое поле скончило. Až do Sosnovky, kde bola polovica cesty, bol ešte malý lesík, ktorý sa s vozom stretchol s čarodejníckym tichom, эль Иван Африканович са ани непохол.
Záchvat zhovorčivosti, ako na povel, vystriedala hlboká a tichá ahostajnosť.Тераз Иван Африканович ани немыслел, иба дихал а почувал. Vŕzganie obalu a smrk valacha sa však jeho vedomia nedotklo.
Niekoho veľmi tesné kroky viedli z tohto zabudnutia. Niekto ho doháňal a on sa triasol, zobudil sa.
– Эй! – закричал Иван Африканович. – Медведь, алебо чо?
– Нет!
– А потом ситим, уже никто беж. Čo vidíte, neodišli stráviť noc?
Nahnevaná Mishka spadla do lesa, valach sa ani nezastavil. Иван Африканович, кто цитирует свою власть префикса, са на хлапца позрел.Mishka si natiahla golier svojej prešívanej bundy a zapálila siigaretu.
– Koho ste dnes chytili? – сказал Иван Африканович. – Неужели десять, кто носил топанки?
– Нет, všetci na …
– Čo je to?
– «Зоотехник в истерике»! -Mishka napodobnila niekoho iného. -Чик-брик, пык-мык! Tmeloví blázni. Videl som takú inteligenciu!
«Неховор ми», поведал трезво Иван Африканович, «dievčatá sú energické.
Obaja dlho mlčali. Mesiac, vysoký do polnoci, zožltol a stal sa menším, kríky ticho driemali a obal vŕzgal, neúnavná Parmen dupala a dupala и Иван Африканич акобы на niečo sústredil.Сосновка, малая дединка, кто стал упростредь цесты, бола вздьялена поль ходины. Иван Африканович sa pýta:
– Познать Нюшка Сосновская?
– Чо Нюшка?
– Ано, Нюшка …
– Нюшка, Нюшка … – Chlap chrlil a prevrátil sa na druhú stranu.
– Čo si vlastne … – Иван Африканович покрутил главу. – A na týchto vedcov ste zabudli! Keďže náš brat je negramotný, nedá sa s tým nič robiť. Выпливните, чтобы вам вшетко. Je to bežná vec.
-Иван Африканович а Иван Африканович? -Зразу са Мишка оточила.-Ale túto fľašu som nevytlačil.
– Эй! Čo to je “?
– Нет, десять, ktorý si ma zradil. – Mishka vytiahla z vrecka nohavíc fľašu. – Teraz sa rozcvičíme.
– Zdá sa, že je to z krku … je to nepríjemi, a pred ajuď napriek tomu. Možno nebudeme, Misha?
-Čo je tam nepohodlné! -Mishka už otvorila nádobu. -Zdá sa, že nakladáš perník?
– Existuje.
– Áno, zajtra poviem predavačke, čoho sa bojíte? – Medveď so sekerou odtrhol preglejku škatule, vytiahol dva perníky.
Пили см. Už bolo utíchnuté, ale osviežený chmeľ chladnejšiu noc rozjasnil, zrazu vŕzgajúci obal a kroky valacha – všetko dávalo zmysel a deklarovalo sa a mesý sa Ivanhostovi Afrikanovičovičovi.
«Повием ти то, Миша». Иван Африканович Рыхло жувал перник. Везмите Нюшку …
Мишка послушла. Иван Африканович, неведиак, чи члапа потешил своими словами, заврчал.
– Je to fakt, aj list, nie je … nadbytočný u dievčaa.
A nie si tenký chlap, čo môžem povedať… Áno. To знаменa … что поведал …
Dokončili a Mishka hodila prázdnu nádobu aleko do kríkov a spýtala sa:
– O čom Nyushka si hovoril? О Сосновской?
– Нуж! – обратился к Ивану Африкановичу – Чтобы я был, краснеет робототехника. A vezmite si odrezané nohy.
Nedávno bola s mojou ženou na zhromaždení a tam bola prerušená tá najlepšia. A týmito stenami nechala zavesiť všetky steny.
– S tŕňom.
– Čo?
– S tŕňom, hovorím, táto Nyushka.
– Нет а čo? Čo je to pre teba za tŕň? Tento tŕň je viditeľný, iba ak sa pozeráte spredu, zboku ak zľava, a dokonca ani trn nie je viditeľný.Sternum a nohito, dievča ako bárka. Kde sú títo zootechnici oproti Nyushke. Zootechnik tam raz prišiel na dvor a Kurov sa pozrel a povedal: «Добрэ диевча, ноха нечала лен дома». Ако Палис. A Nyushka tadia prechádza, takže je drahé sa naň pozerať. Všetky móla sú v listinách a v heraldických listoch a v Dome je jedna s kráľovnou. Ale chcete, dotiahneme to teraz? Aj keď to hneď dostanem!
– A čo si myslíš, že sa zmenšujem? – поведала Мишка.
– Hovorím vám to vážne.
– Мыслим важнее!
– Медведь! Áno ja … áno my … sme s tebou, vieš? Poznáte Ivana Afrikanoviča! Áno sm, sm … Пармен?
Иван Африканович удрел валача на узде, раз, двакрат. Parmen sa neochotne otočila, ale už to bolo z kopca, polená sa kotúľali. Valach nedobrovoľne musel ísť do klusu a o minútu neskôr vzrušení priatelia, mladí i starí, s tuposťou, vošli do Sosnovky:
Miláčik, nehádaj, zamiloval som sa – nehádž to.
Zachovajte starú myseľ – Milujte ma mazurik.
Sosnovka spala s neuveriteľným snom. Keď sa vozík objavil, neštekal ani jeden pes; domy, vzácne ako usadlosti, sa trblietali oknami osvetlenými mesiacom. Иван Африканович нарыхло положил валача при древе выходил последнее сэнцо из возика.
– Тай, Миша, то есть, сполихашь са на мня, ты сам, држ хубу. Nie je to pre mňa prvýkrát, som Stepanovna, poznám sa už dlho, koniec koncov, bratranec mojej tety. Sme opití bolestivo?
– Stále by sme sa mali držať …
– W-h! Затяж тихо! .. Степановна? – Иван Африканович jemne заклопал на bránu. – Степановна?
V chate onedlho došlo k požiaru. Potom niekto vyšiel na chodbu, odomkol bránu.
– Kto je táto nočná sova? Len na sporáku ležal. – Brána otvorila stará žena v mikine a plstených topánkach. – Ако Иван Африканович.
– Сквеле, Степановна! – Иван Африканович бол посильнен клопал на ноху.
– Poďte, Afrikanovich, kam ste išli? Кто хочет с вами, не Майкл?
– На, на.
В скуточности бола чата червена с честными списками дипломами, хорела лампа, большая выбелена с сюжетом, покрытым тапетами, разделили чату на две части.Колено самоваров фейки висело на клинци при тычи, ведня нехо боли двэ учитки, наберачка а хасиачи пристрой на древе улие, самотный самовар бол зрейме в скрини.
“Будеш преноцовой алебо ако?” Spýtala sa Stepanovna a uhasila samovar.
«Nie, ideme rovno … Zahrejeme sa a pôjdeme domov.» Иван Африканович si zložil čiapku a zložil do nej chlpaté palčiaky. «Kde je Nyushka, spí?
– Čo spí! Два крэйва на чистом отеле и вечном использовании. Ako žiješ?
– Добре! – поведал Иван Африканович.
– Добре, аке то добре. Panička ešte nerodila?
– Áno, malo by.
– Право сом вылиезол на качле, мыслим, е нюшка клопе, малокеды замыкаме браны.
Самовар Шумель. Starká dala fľašu zo skrine.
Priniesla koláč a Ivan Afrikanovič kašľal, skrývajúc Spojnosť, zoškrabávajúc si nohavice o koleno.
– А вы, Михаил, ste všetci mládenci? «Vydal by som sa a pil menej vína», – поведала Степановна.
– To je isté! – Мишка, высмята, ю плесла по рамене.- Pijem veľa vína, Степановна. Koniec koncov, tu a dnes, k tomu, čo dokončil, že je to len katastrofa! Проблема!
Medveď so smutným pobavením pokrútil hlavou:
-Ber to ako zať, ahoj …
Ivan Afrikanovich kopol Mishku plstenou topánkou pod stôl, ale Mishka sa neupokojila:
– Dášé dášo mi svo?
– Áno, s Kristom! – засмияла на бабичку. – Зобер то, ак то пойде, ай ке тераз то зобер.
Иван Африканович nemal inú možnosť, ako sa zapojiť do podnikania; уж бол хласно по целей чате а кричал на Степановну а Мишку:
– Так, ту сом, пресне! Dievča Nyushka má rukito… Джеден дипломат … Миша? Hovorím presne!
Степановна? Poznáš ma! Komu Ivan Afrikanovič zle urobil? А? Важне! .. Hovorím mu, teraz prídeme do Sosnovky, nie? Говори ми … Нюшка! Пой сем, Нюшка! Тераз идем на фарму с принесением Нюшку. Степановна? Ч-ч!
Иван Африканович вшак немусел наследовав Нюшку. Брана заклопала на праху са объявила самотна Нюшка.
-Аннушка! -Иван Африканович с плноу громаду са жей поставил в úстреты. -Анютка! Bratranec z druhého kolena! Áno, мой… нет, мой … мой … нет, в целом окресе не с жадне диевчата! Koniec koncov, neexistuje také dievča? Едно из людей … Ш-ч! Миша? Nalejte všetkých. Говорим, е не существуют лепшие диевча! Мишка? Je Mishka chudý chlap? Koniec koncov, ideme za vami my, Anyuta … to znamená, že to je to pravé, my sa tápeme.
– Čo? – Nyushka v truskových topánkach a mikine, ktorá voala silážou, stála v strede búdy a mžourajúc sa pozerala na dohadzovačov. Потом са врхла за прием, с úchopom odtiaľ rýchlo vyskočila: – Неси, гоблин!
Aby tam nebol váš duch, vy nešťastní opilci! Noste to, škriatok, až si vylúpnete oči! Prines ti škriatka, odkiaľ si prišiel!
Иван Африканович, zmätený, cúvol k dverám, nezabudol však chytiť ho za klobúk palčiakom a stará žena sa pokúsila zastaviť svoju dcéru:
– Anna, zbláznil si sa?
Нюшка заревала читила Ивана Африкановича за голеером:
– Чой, прaздна твaр! Choď, odkiaľ si prišiel, sotona! Dohadzovač bol nájdený! Áno, hovorím vám…
Сотва на Иване Африканович зобудил, Нюшка на нео прудько затлачил а оцитол на подлахе, за дверами; Мишка скончилась во входе ровно.
Потом выскочила на ходбу, уж без звонка. Ešte bez okolkov a Definitívne vytlačila dohadzovače na ulicu a zabuchla brány …
V Dome sa ozval rev. Нюшка плакала а ходила čokoľvek, čo spadlo na podlahu, vrieskala do plaču a ponáhľala sa okolo chaty a zhmotnila celý svet.
– Нет, добре! .. – поведала Мишка а cítila lakeť.
А Иван Африканович zmätene odgrgol.
Ledva vstal, najskôr na všetkých štyroch, potom sa oprel o ruky, dlho natiahol kolená a ažko sa narovnal:
– HM! Нет … демон, не диевча. Pľuť do ucha a zmrazi. Пармен? Kde je Parmen?
Пармен немала древо. Иван Afrikanovič забудол увязал валача а уже dlho dupal domov, dupal sám, pod bielym mesiacom na tichej ceste a zavinovačka v nočných poliach sama vzgala.
3. NIA POZEMKU A VODY
Ráno sa počasie zmenilo, snežilo, dvíhal sa vietor.
Vo všetkých detailoch a s farebnými doplnkami vedel celý okres o dohováraní Mišky Petrovej: ústne podanie фунговало bezchybne, dokonca aj v takej fujavici.
Обход са отворил о десиате, жены чакали на печенье члеба и с потешеным дискутвали о новинкач:
– Говори са, найскор читенм а затем стр нутим ножа зо стола а ножиковом!
– Ах, ах, čo tá stará žena?
– A čo stará žena? Hovorí sa, že starú ženu bije každý deň.
– Ач, жены, плнос, чо ж збыточне ховорй. Нюшка с недотколь материнским прстом. Nie, spolu s maternicou розбили бухтину о Нюшке.
– Čo môžem poveda, nebolo pokorného dievčaa.
– Prišiel kôň?
– Prišiel som sám, žiadni muži, žiadna faktúra.
– Говори са, я строили ноц в купольном куполе в Сосновском.
– Dostali sme sa k vínu!
– Pripravený naliať spiatočnú cestu.
– Výrobok je však neporušený?
– Priniesli prieniky a oni hovoria, že два samovary odlomili kohúty, sám valach putoval do stajne, les obrátil kotrmelec.
– Ах, ой, коньков, Иван Африканович с неможе выплатой!
– A všetko víno, víno, dievčatá, nebol človek, ktorý by víno prekonal!
– Áno, ak nie víno, ja viem, víno!
– Koko problémov zo všetkých od neho, bielooký, koko problémov!
Prichádzalo stále viac nových zákazníkov.Майстер са оточил, нич некупил, заклопал и одишиел, тракторы вошли файчю. Целый рожовор в районе Мишки и Ивана Африкановича.
Ivan Afrikanovič bol videný skoro ráno, ako odniekiaľ utekal, ako vošiel do domu a „zdalo sa, že sa vrhá po kolibe, pretože včera, keď išiel autom do obchodu so zmiešaný skoro ráno, nežiný ze akoby to povedal svojej svokre, starenke Jevstolyi, že, vraj, on, Ivan Afrikanovič, by sa čudoval, že je horší ako akákoľvek sirota bez Kateřiny.svojmu synovi Mitke в Северодвинску, hovorí sa, že zarobila veľa peňazí, v noci tresla kolískou, takže ty, vravíš, len sa objím s Katerinou a ona, Evstolya, už nezostane kolískou, a pke.
enským klebetám ​​sa nič nekončí … Predavačka odišla do stajne, napísať akt, dať ženám pokyn, aby sa starali o pult a v obchode sa ozval hluk, ženy prehovorili narazová ka riutokal. V tej samej chvíli vtrhol do obchodu opitý od včerajška sám Mishka bez klobúka.
Niekto, kto je roztomilý, mám kačicu Mishku, nikdy neprinesie Lampaseyho 1 navyše! –
zaspieval и покрутил главу.- Ахойте жены!
– Добрый день, Михаил.
– Čo je smiešne?
– А …
– Неприниэсол si svoju nevestu?
– Не, жены, невышло к.
– Bolí ťa hlava?
– Bolí to, ženy, – priznal sa chlap a posadil sa do útoku. – Toto nie je remeslo, potlači víno. Nie, nie je to remeslo … «medveď pokrútil hlavou.
– Камень приате, дохадзовач? – акобы са то жены важно покушали жизнь.
– Ах, неховор ми то! Dohadzovač, od daka … – Bear sa na kroku dlho smial a kašľal na to.- Ах, жены! Коньек Концов, мой, он же títo … он же sabotéri …
– Не?
– Odhalené! S týmto úchopom … Aj teraz ma bolí lakeť, keď strieľa, sme s rebríkom s raketou. Ako nás vietor odfúkol! Ах, жены! Радшей неховор …
__________________________ 1 Лампасей – ховорово: cukrík, od slova «monpensier».
Medveď opäť vybuchol do smiechu a kašľa a ženy neustúpili:
– Kačica zrazu neklepala?
– Чоти! My a tá bitka o oči. Zobudil sa, čo robiť? Valach odišiel domov, stojíme v chlade.Rozprávam:
«Но так, Иван Африканович, найдем купальный дом и будем са акози купаж до ран». Myslel som si, že strávim noc s Nyushkou na perovej posteli, ale všetko sa otočilo o sto stupňov. «Poďme, našli sme kúpeľný dom.
– Čí kúpeľný dom? ПЯ?
– Нет! Stále teplo a gang a pol vody. Hovorím, poď, Ivan Afrikanovich, keďže dohadzovanie nevyšlo, umyjeme sa aspoň vo svokrinom kúpeľnom купол.
– Ах, сотона! , Гли-ко, си дьявол! – жены так смехом сплиечали руками.
– “… Vzlietni, -hovorím, -Ivan Afrikanovich, košeľa, zmyjeme hriechy. “A je tvrdohlavý, sila ukazuje:
neexistuje žinka, to nie.” Poznajú ma, “hovorí,” v Moskve v troach, „Som nepil čaj bez cukru; A ja, ženy, som nabrala naberačku a striekla som to na sporák. Je pravda, že v ohrievači nie je použitie, napriek Tomu si myslím, že van nebudem! Afrikanovich nemá kam ísť, vidím, vyzlieka sa.
– Umyl si sa?
– Нет! Iadne mydlo, naozaj, ale dobré.Stratený si ahnite na hornú policu. Je to zlé? Фистулы, душа, носом. Strávil som noc v kolektívnom farmárskom Dome a tam ma ploštice uhryzli na smrť a tu voľná posteľ. Почул сом, е со мной неспи Иван Африканович. “Чо?” Pýtam sa. „A,“ hovorí, „ty toto … ako sa má … Poznáš Verkutozaozerskaya? Bolí to, «hovorí,« dobré dievča ».
Hovorím:« Choď, Ivan Afrikanovič, vieš kde! Čo som pre teba, aká almužna? Jedného som našiel s tŕňom, druhý chrome.”Hovorí mi:” Нет a čo? Len sa zamysli, krívaj, ale v mestách je veľa domácností a domov. “Hovorím:” Nepotrebujem týchto bratov … “
– Nie, Misha, ani Verka nie je tvoja nevesta.
– Нет! tom čase boli do obchodu odtiahnuté škatule s tovarom a two nové znetvorené samovary zabalené v papieri.
eny prešli na tovar, čo a ako a Mishka, ktorá zostala bez práce, zmĺchodmiñte. keby aspoň raz priniesli praclíky, praclíky aspo raz…
Predavačka rázne odmietla predať nový tvar bez nákladného listu, svedkovia podpísali akt o rozbitých samovaroch a o prítomnosti škatúľ a Mishka ďalej hovorila:
– «chinnes»,. Ráno som sa zobudil a videl som, že Ivan Afrikanovič je preč. Ležím na poličke sám. Zrejme ma zobudil, zobudil a v chlade utiekol, cúvol. S kocovinou sa mi dobre spí. Sadla som si, ženy, chcela som fajčiť. Pozerám, moje nohavice nie sú moje – vidíte, pral som sa a nohavice sa mi pomiešali.«Добре, мыслим, е ай кей су ту тито,» зафайчил зо шатне, акобы никого невидел, эль взаду, на двороч, мыслим, аспо нечам дедину наживе.
– Kačica, mal si sa pozrieť: možno je faktúra v nohaviciach Ivana Afrikanovicha.
Medveď sa začal prehrabávať vo vreckách.
– Nie, toto nie je remeslo … Noviny, vrecko na tabak, zápalky sú tu. Список A tu je alší. Нет! Пресне так, фактура.
Мишка зачала читаю фактуру и предавачка контролировала товар.
– “Mätové perníky, rubeľ štyridsa kíl, samovary Tula, biele, tridsaťtri osemdesiat kusov, čokoláda Othello, je tam?”
– Áno, existuje!
– «Хуси джазеро, Лиза-Патрикеевна… «Почтите, что за лишку? Ах, грачки … „Repríza … воспроизводить„ Únia zeme a vody “, existuje?
– Вт.
– Aspoň sa pozri, čo je to za zväzok. – Medveď z obrázku strhol obálku a od radosti cvakol jazykom: – Matka úprimná! Жены, позрите са, чо сме принесли! Nečudo, že sme išli. Spolu päťdesiat!
eny sa pozreli a pľuli, prisahali:
obrázok zobrazoval nahú ženu.
– Ач, ач, один, ты криаток, кто небуду крест. Už začali nosiť nahé ženy! Чо будет наследовать?
– Михаил, эль вызера ако Нюшка.
– Нет! Пресне так!
– Зобер к завесам над постой, негодяй потребляйся.
– Radšej pridám tridsať kopejok …
– On, ach, prsia!
– Робот je tam nakreslený.
– A tento pije z rohu?
– Дудит!
– Bolí to rámec niečoho dobrého. Na stenu pre patrette.
– Kúpil by som zvonku ramu, preboha, kúpil som to.
Obraz bol kúpený „za patret“. На žiadosť majiteľa obrázku Mishka vytrhla Rubensa z ramu a zvalila ho do trubice.
Иван Африканович са никды неуказал.
Z pekárne sa prinášal chlieb, používal sa aj mätový perník. Eny rozviazali uzly, rozopli si špendlíky. Chlapec, poslaný po Ivana Afrikanovicha, čoskoro pribehol a povedal, že Ivan Afrikanovich nie je doma, ale nikto nevie, kam šiel, a že babička Evstolya švihla kolískou, posypanov avečävkine nohavala. A že Grishka akoby čakal na nohavice, sedel na sporáku a plakal.
4. HORKÁ LÁSKA
Za dedinou nebolo nič vidieť, iba dymila biela vánica.
Palice tŕnistého snehu sa zrazili o kohúta a navzájom sa uhasili, rodili sa nové palice, točili sa, smilnili vo svojom dave, mätúc nebo a zem. Зима зрейме напоследы зурила. Vietor nepískal ani neplakal, ale šušťal rovnomerným, nekonečne širokým hlukom. Zo všetkých strán a zospodu a zhora husté veterné panely klapali a trhali sa do mihalníc.
Иван Африканович неболь вельми тепло облечены а иба стале опаковал: «Ач ты, аке трапение, ах, аке трапение!» Сам неведел, чи то боло поведанэ нахлас, алебо иба менталне, болоць небак.Cítil cestu jelšovou palicou, skrývajúc sa a trhajúc ramenami trhajúci vzduch, ažko kráčal k lesu. Никеди виетор заплавил дыч. Потом Иван Африканович, он же topiaci sa muž, pokrútil hlavou, hľadal pohodlnú polohu na dýchanie vzduchu a cítil, ako mu kolená slabnú, keď zadržal dych. Vedel, že cesty v lese sú lepšie a vietor je tichší. Kráčal veľmi pomaly a so zatvorenými očami. Keď palica išla hlboko do snehu, urobil два kroky vľavo, potom štyri vpravo, ak vľavo nevedie žiadna cesta.
Veterný chlad odfúkol zvyšky včerajšej kocoviny už dávnejšie.«Ах, Катерина, Катерина …» поведал си в мысли Иван Африканович. «Але čo to je … Odišla, bola odvezená. Ako sa máš sám, bezo ma? ..»
Naozaj mu to chýbalo. Потом, čo vybehol z kúpeľného domu Sosnovskaya a nenašiel svoju manželku doma, ponáhľal sa za svokrou a ponáhľal sa za Kateřinou. „Démon s ním, s valachom a s tovarom, na to prídu! Aké si hlúpe pole, Иван Африканович! Вчера мы сомневаемся, строим ноц в купольном куполе. Kúpe. Nikoho, кто by porazil, nemá kto bičovať. «Иван Африканович са теда замыслел поступне са упокоил.
Выберите большое количество в мой душ, выстридала узкую полоску и лучшую любовь Катерине. Prešiel Sosnovkou a na nočný инцидент si ani nespomenul.
Skôr skôr. «Катерина. Взять к продукту, девяты в порады, все самое маленькое и малое. Жена шесроков на ферме боли. Môžete povedať, že celú hordu kŕmi a pije. Každý mesiac je to štyridsa, potom päťdesiat rubľov a on, Ivan Afrikanovich, čo? Нич, с gulkinovým nosom, desať a pätnásť rubľov. Je pravda, že chytá ryby a niektoré veci padajú na kožušiny. Ale to všetko je nespoahlivé… «
Иван Африканович si spomenul, ako videl Katarínu z večierka ako slobodného. Prišiel som z vojny, neexistuje žiadne miesto na život, noha mi krívala a ja som tancoval s krivou nohou.
Učil som sa. Может быть, чтобы вам са моя ноха začala zlepšovať, že tancovala, rozvíjala sa … Kateřina bola tučná, mäkká. Teraz je stále nič, ale ak sa oblečie a vypije pohár … Len kedy sa oblečie? Osem detí, deviate na ceste. Kým vyrastú, potrite si dýzy päsťou. Svokra, samozrejme, pomáha, hojdá kolísku, rúti sa okolo sporáka, aj bez svokry, chána.Evstolyina svokra je tiež stará žena, nič. Síce sa chystá vidieť Mitku v Severodvinsku na každý deň, ale nič. Пяты рок ховори, е пойде к Митьке …
Иван Африканович на ňу немохол забуднуй иба на йедну уражку.
Niežeby som nemohol, len ako tŕň v prste, ten prípad ovplyvňuje, hlavne keď piješ. «Я правда», «е за то може свокра», «на вайн е скор зоснула матка», «эле обэ боли миле», «чо поведает».
Стало на святок пива, кто мал почас дня.
Иван Африканович голос втедайшей Ванке Дрыновей зостали с Нюшковой маткой, Степановна бола напокон братранком з отцово боку.Nyushka bola Katerinin najlepší priateľ. Spolu tancovali a pílili, spoločne trhali vtáčiu čerešňu. A teraz má Kateřina deviateho na ceste a Nyushka má asi štyridsať a stále je v dievčatách. „Druhý bratranec zvädol, – vidieť, nie kojiť, pomyslel si Ivan Afrikanovich. – A to všetko kvôli chybe, jedno oko je úplne biele, už vo vojne mlátilo raž a zakopanú slamu na mláačke. «
V tom čase prišiel Ivan Afrikanovich do Sosnovky s pevným rozhodnoum.
Нюшка му помохла, ако найлепшие вела.Катержина простредництвом не своей женской повелительной, že pôjde každú noc, nebude sa pozerať na maternicu a nebude sa báť rozprávať. Dom u Evstolya s Katerinou stál hneď oproti Nyushkinovi, toto je teraz Sosnovka preriedená a tento dom je už dávno preč, ale potom tu bol drahocenný veľký dom. Иван Африканович седел на вечерку, популярный тортовый мушт и позерал са на Евстолин, дом а его душа бола младшая нервная. Mladosť sa valila ako zlatý prsteň – kam sa všetko podelo? Hrali три гармоники нараз, веселье dievčatá spievali potme.Chlapci začali bitky na ulici a dievčatá a ženy ich odtiahli a vytiahli zo ženských rúk, ale vytiahli sa len natoľko, aby sa skutočne nevytrhli …
Ivan Afrikanovich a Nyushka na potom vyš.
Nové chrómové čižmy a seržantské nohavice na om sedeli dobre a pevne, cinkali mu na saku a ahali po podlahe rádu. Nyushka, hrdá na svojho druhého bratranca, s ním kráčala ruka v ruke. В августе tme a veselom rozruchu dlho hľadali Katarínu a nenašli by ju, keby nešla tancovať a spievať: tento hlas Ivana Afrikanoviča zvoní a teraz mu leží v ušiach.Иван Африканович танцовал раз два, ходил с диевчатами по дедине а рaно их взл зо Сосновский. Нюшка ишла с ними за забаву. Pamätá si, ako akoby zo žartu spievala fádne, vyšla do tmavého, ale stále teplého poľa, páchnuceho ražnou slamou a suchým hlineným prachom:
Nechoď, priateľ, vezmi malášvá
Але Иван Африканович немал ани братов, ани сестры, Катержина са немала чого ба швагриней и швагра.
Допадло к инак: потом еште жижука матка пречитала Иванови африкановичови несправну невесту, Катерина са джей непачила.Пришли смэ сделать дедины скоро рано а мама нахневана отворила брану. В chate si dievčatá sadli na lavičku a Ivan Afrikanovich sa už vyzúval, pre neho, vojaka v prvej línii, bolo všetko jasné a jasné. Матка потом забряю тлмичом, потом выбегну до пристрешку, застонаю и застонаю. Vyšiel som na povet, tam je brána len na strane Sosnovskej, v dedine nevesty. Vbehla do chaty, rozhodila rukami: «Ach, matky dievčatá, Sosnovka horí!» Нюшка а Катерина са бежлаво вырутили з чаты, брана за ним са забучла.Кым си Иван Африканович obúval čižmu, jeho matka zavrela bránu hákom. «Не е то правде, Ванька, неутекай, су преч а вляка боху», – поведала покойне.
Skoro si vyrazil golier a dlho sa mýlil so západkou.
Vyskočil som na ulicu: v augustovej noci sa hromadila tma, žiadna Sosnovka nepálila a dievčatá boli preč …
Potom sa Ivan Afrikanovič nemohol oženiť dva roky a oženil sa s tretím. Na tichom dievčati zo vzdialených miest za jazerom. Okamžite zaspala na jeho ruke bezduchá ako nevyhriaty sporák… Mali chladnú lásku: дети са ненародили. Матка поведала, е боли розмазнани, жартовали а о рок нескор к ней манжелка сама вышла из язера, выдала са а, ако Иван Африканович почул, родила штыри дети с жалшим.
„Áno, mali s ňou chladnú lásku, to je isté.
S Katerinou je láska horúca … «
Ivan Afrikanovich ju opäť nalákal; втеды Евстоля, сучана свокра, затврдила. Zaviedol som zákaz na svoju dcéru: nepôjdeš, a to je všetko, vraj sa im nič nevysmieva, nie sme horší ako oni, v našej rodine boli všetci robotníci.Prípad sa vliekol. Свадьба на свадьбе непила, nejedla, sedela na lavičke, ako keby bol pohltený arshin, a Ivan Afrikanovich si na túto urážku dodnes spomína. Nie, aká je to urážka, uplynulo toľko rokov. Má vrúcnu lásku s Katerinou:
ak pôjde na pole, na farmu, akoby mu vytiahla dušu.
«Ах, Катерина, Катерина! .. «Иван Африканович такмер одбехол, взрыхление опať рaстло кдеси в úплном жадре, близко срдца. „Vezmem svojho drahého domov, vezmem ho na ruky.
Nie je potrebné, aby sa tam namáhala.Дома, чтобы небо родилось … Будем трепать слэму на ферме, носим воду … Рожднём са пин, вино си до úst nevezmem, ak je všetko v poriadku, ak len … “
Snehová búrka začala opäť spievať, vietor mu šľahal sneh na horúce líca. Ivan Afrikanovič vybehol na okraj, nemocnica a kancelária všeobecného obchodu boli na dosah. Иван Африканович? Иван Африканович? »Захранар отворил двере на ходбе а позрел са за печ.Иван Африканович неболь никде найдены. – Судрух Дрынов!
«Кам змизол? – помыслела си. – Два дня са точил на ходбе, немели хо одвижных домов. А потом злыгал. «
Рожодла са, е Дрынов одишел без тохо, абы чакал на народе манжелки. Pre istotu otvorila skriňu, kam upratovačka vložila palivové drevo a zasmiala sa. Иван Африканович спал на полиенках: ханбил са доконца си даť под главу старый немоцничный кабат з овчей кожи. Dve noci nespal a takmer nič nejedol, ale na tretí deň bol ohromený a zaspal v polienkach.
– Súdruh Drynov, záchranár sa dotkol rukáva, – váš syn sa narodil v noci, vstaňte.
V rovnakú sekundu vyskočil Ivan Afrikanovič. Nestihol sa ani hanbiť, že vyliezol do skrine a zaspal, záchranár stál a karhal ho:
– Roztiahol by si aspoň kožuch z ovčej kože!
– Miláčik, áno … chytím ti rybu. Милачик, я …
Я … в порядку, вшак?
– Всеко, все.
– Chytím ťa za rybu. Pustili by ste ich domov?
– Je zakázané. Нечай два дня лечь. «Záchranár mu odovzdal župan.Ako budeš vola svojho syna?
– Áno, aspoň ako! Пустите их. Ako hovoríš, tak pomenujem, pusti, drahý! Мам их на чуночках, на санях, на знамя … Мой, toto, sa tam pomaly dostaneme.
Катержина вышла из одделения а лен мирне позрела на Ивана Африкановича. Začala tiež prosiť o preustenie.
– Čo tu mám robiť? А ты си садни! – Обратила на манжела – Пришель Непошто. Хлапи одишли так старкоу з дома.
– Катержина, си … в порядку?
– Kedy si prišiel z domu, Sevodni? Spýtala sa Katerina prísne bez odpovede.
– Нет! – Иван Африканович зажмуркал на защиту, абы незрадил, нене чал са пошмыкну.
– Пришло к.
– Ale ako, toto je … Kde je ten chlap? Опять правдеподобнее все во вашем племене.
Katerina, akoby sa hanbila za vlastný úsmev, hanblivo povedala:
– Opä.
Záchranár sa pozrel, pozrel a odišiel a Ivan Afrikanovich ju nasledoval, jeho manželka tiež a obaja ju opäť začali presviedča, aby ju pustila. Záchranárka najskôr nechcela počúvať, потом до oprášila:
– Dobre, choď.Nechoďte do práce na týždeň alebo pol. В жядном приложении.
… Иван Afrikanovič onedlho vyšiel so svojou manželkou a dieťaom na ulicu. Dieťa zabalené v deke a v tom istom nemocničnom kožuchu položil na sane odobraté známej tete.
Cesta po nedávnej fujavici je už prevrátená.
Počasie sa oteplilo, nefúkal vietor, slnko na jar rozpálilo.
– Ako tomu chlapcovi hovoríme? – Опытал са Иван Африканович, ке са приближили к объекту раде. – Можно Иван? Aj keď nie v mojom plemene, ale bol by som Ivan.
– Нет так, Иван, – вздыхла си Катержина.
– Poďme. Je to bežná vec.
– Choďte do obecnej rady, napíšte toho chlapíka, ale požiadajte o príspevok a bezo mňa to dajú a ja pôjdem. Почкам в Сосновке, даме си у Нюшки. Непи пениазе.
– Нет! Čo si? Dobehnem vás, urobte si čas, choďte kúsok po kúsku!
Иван Африканович опатрне наровнал кабат с овчей кожи с диťанём а понáхľал са до дединской рады.
Катерина зобрала своего сына домов на санях. Ишла на позрэť на Нюшку до Сосновки.Степановна захриала самовар, dlho hovorili o všetkých záležitostiach, эль Иван Африканович там небол.
Rozčúlil sa, keď už Kateřina šla s dieťaom na verandu. Степановна а Нюшка тяж вышли на улицу.
– Сквеле, Степановна, Сквеле, Анюта.
“Пришли по смэ и по смэ”, поведала Степановна, затянул чо Нюшка и Катержина балили с умирающим кожухом.
– Nie, aké prenocovanie … Päťdesiatštyri rubľov … s kopami … odpočítané z príspevku.
– Можно по сммохли взять самовары и оправдать их? Spýtala sa Stepanovna.Пребоха, везмите самовары! Саша Пятак в коварны буде спайковой поиски. Потребительский самовар и вы получите его.
– A oprávnene! Веземем оправдим. Ako sa máš, Катерина?
– Ах ты шкриаток! – Катерина покрутила главу. – Prečo bolo dovolené pustiť koňa samotného?
Иван Африканович звездол, стихол, Степановна и Нюшка стали при бране а одишли и побрали на цесте.
Bolo skutočne horúco, prvýkrát bola obloha modrá ako jar a borovice pozlátené slnkom sa potichu ohrievali na malom kopci, nad prameňom.Na tomto mieste, neďaleko Sosnovky, sa vždy objavili Kateřina a Ivan Afrikanovičovci, ktorí pili pramenitú vodu aj v zime.
Oddýchli smi si zastavili sme sa na minútu.
Новороденец покойне и глбоко спал в санке. Borovice pokryté slnkom tiež spali, spali hlboko a pohodlne, snehové polia boli všade neznesiteľne žiarivo biele.
Kateřina a Ivan Afrikanovičovci bez slova zastavili pri prameni a sadli si na sane. Boli ticho.
Kateřina sa zrazu usmiala na svojho manžela:
– Ty, Ivanushko, čo? Rozrušený, vidím, pľujem, dobre.Эк, думайте, самовары, и ничего не думайте.
– Prečo, dievča, päťdesiat rubľov, je to vtip …
Prameň nebol veľký a nebol ani úderníkom, ale jeho cesta zvnútra borovicového hrachu nebola vôbec drzá. V lete to bolo celé zarastené trávou, piesočnatou, potichu sa vlievajúcou vodou na hlavnú cestu. V zime tu vietor odmetal sneh, len ho ako teplo zahrial a nezamrzol. Voda bola taká priehľadná, že sa zdalo, že tam vôbec nie je, táto voda.
Иван Африканович si chcel zapáliigaretu a spolu s vreckom vytiahol z vrecka papier, ktorý mu bol odovzdaný v obecnej rade.Боло, чтобы написане Ceruzkou.
“ZÁKON My, nižšie podpísaní, sse spísali tento akt. V tom, že na jednej strane je obchodom so zmiešaným tovarom zastúpeným predávajúcim na strane druhej vodič Иван Африканский дрыканов сykтaми trom.” za účelom predvádzania a objasňovania tovaru.Tento dátum aktuálneho roku vozil vodič Ivan Drynov Afrikanovich tovar z obchodu so zmiešaným tovarom a kô prišiel bez neho a kde bol spomínaný t.
Дрынов И. Аф. nie je známe, ale podľa faktúry bol všetok tovar v hotovosti.Лен ко с товаром кволи ночному чаще всего вступил до стаи и обратил полена, затянул он сундрух Дрынов спал в купелом куполе в Сосновском и два самовари из гуатины спадли. Tieto samovary majú hodnotu 54 rubľov. 84 копейки достали дефект, а к: ich kohútiky sa odlomili a na jednej zle pokrčenej strane.
Другой самовар nebol okrem žeriavu poškodený.
Все звёздочки товаровару бол на факте прияты непорушены, иба súdruh Дрынов са недоступил на доручение, в этом болтэнто акт списаны. «
KAPITOLA DRUHÁ
1.DETI
Cítil sa dobre, tento šesťtýždňový muž. Áno, žil vo svete iba šesť týždňov. Okrem tých deviatich mesiacov, samozrejme. Nestaral sa o nič. Pred deviatimi mesiacmi a šiestimi týždňami neexistovalo.
Od chvíle, kedy sa pupočná šnúra pretrhla a krv matky prestala kŕmiť jeho telíčko, uplynulo šesť týždňov. A teraz mal svoje vlastné srdce, celé svoje vlastné. При народе с плачом выхласил. Už vtedy sa cítil tvrdý a mäkký, potom teplý a studený, svetlý a tmavý. Čoskoro začal rozlišovať farby.Zvuky postupne nadobúdali svoje rozdiely aj pre neho. Ale najsilnejší pocit bol hlad. Neprestalo to ani vtedy, keď sa nasýtený materským mliekom usmial na biely sneh. Ани в spánku potreba nasýtenia nezmizla.
A tak ležal v kolíske a cítil sa dobre, hoci si to uvedomoval iba jedným telom. Neexistoval ani tieň abstraktného, ​​nefyzického vedomia tohto «dobra».
Нохи са з nejakého dôvodu pohybovali samy, dopredu a dozadu, prsty na rukách tiež, potom sa zovreli v päsť a potom sa roztiahli.Ešte nemal rozdiel medzi spánkom a nespaním. Во сне žil rovnako ako predtým. Преход zo spánku do nespánku pre neho neexistoval.
Кольска са мирне похуповала. Keby bol trochu väčší, počul by, že babkine ruky zapáchajú ako dym. Видел по обровски праскнутой строчке на старшем уровне, на пол рочной Волоню на хо vyviedol z kontemplatívne šťastnej ahostajnosti.
«Си демон, Володька, чистый демон», поведала бабичку Евстолия Ласкиплне. „Nehanbíš sa?
Володька ревала в наручи.
On, tento jeden a pol ročný Volodya, mal zápas so svojim mladším bratom, šesť týždňov starým.Bojujte za kolísku. Он, Володя, са те колисал в кольске, кď в ней зауял миесто мой младший брат, торы са праве народил.
Voloďa už kráčal po vlastných nohách, hovoril veľa slov, babku volal mama a otec otec – a stále sa hojdal v kolíske. Keď bol prvýkrát vysťahovaný, najskôr akoby povýšenecky podal kolísku. Ale o minútu neskôr užasol nad touto očividnou nespravodlivosťou, reval dobré sprostosti a začal nadávať.
Chcel ísť do kolísky aj teraz. Tiež chcel, aby bola po jeho boku jeho matka, a táto melanchólia, bolesť, s ktorou jeho matka nebola, prerástla do smädu, aby sa sám zmocnil kolísky.
Babička zastrčila deku, malého posunula na jeden koniec a do druhého dala Volodka.
Kolíska bola veľká. Володка са okamžite upokojila a maličkému bolo jedno, s kým si ahne. Володька сияла по брадавке. Údajne mal za bradavkou dlho zaostávať, ale stále ju nedokázal odstaviť. Babička namazala bradavku horčicou, povedala, že pes zobral cumlík, ale bolo to všetko márne: Volodka sa s gumeným cumlíkom nerozlúčila.
Володька лежала в кольске спокойной и упакой са.
Новые створки в мире кдеси в нохач, эль на все узкие места с уж звукол.Ale Volodka chcela, aby sa kolíska hojdala, takže okulár ako obvykle vŕzgal.
Замысел на позреле на слабом лучшем водоеме на стене склом комоды.
Už poznal všetky zvuky svojej drahej chaty. Najmä zvuk dverí. Srdce mu zaplesalo od túžby, keď babička svedrom vyšla z chaty a zmizla. Потом začal byť neznesiteľne smutný. Slzy sa chystali pokropiť a samotné pery vytvorili trpkú podkovu.
Trvali dlhé, desivé sekundy. Už nedokázal zadržať plačlivý plač. Tento plač by utiekol zo stiahnutého krku, ale zrazu sa dvere otvorili a v kolibe sa objavila babička Evstolya, živá, skutočná, a bez toho, aby sa pozrela na chlapcov, sa ponáhľuala k spor.Radosť a úľava naraz vyhasli Volodkinu samotu, nahromadený plač a slzy boli prehltnuté. Toto sa opakovalo mnohokrát, kým babička nedokončila obliekanie. Nedokázal si na to zvyknúť. Túžba по vždy neprítomnej matke mu vyostrila srdce a keď babička odišla, bol úplne neznesiteľný. Nepomohla ani kolísková pohybová choroba.
Maroussia, staršia sestra dvoch bratov ležiacich v kolíske, pristúpila kolíske a rachotila na nich. Мала štyri roky, každý uzol v kolíske poznala lepšie ako Voloa a niekedy tiež veľmi chcela ísť do kolísky…
– Претреп их, Маруся, – поведала бабичка, – отриаса их, добре диевча. Tu, tu, podľa reťazca. Múdre dievča! Keď vyrastú, budú vás voziť v aute.
Marusya jemne kolísala kolísku. За окном бол снег бели а свиэтило слнко. Мама вышла на тэнто снех.
Marusya stále spala a jej matka odišla. A otec je preč. Маруся целы, когда мы думали, никто не ведел. Narodila sa práve v čase, keď Rogulova súčasná krava bola ešte jalovica a nebolo mlieka, a z toho Marusya potichu rástla a stále premýšľala, premýšľala, ale nikto nevedel, čo si myslí.
Бабичка Евстоля с облиекла самовар.
– Tu mama teraz príde, začneme pi čaj. Prebudíme Grishku a Vasku a Kaťuša a Miška musia byť príliš chorí na to, aby spali.
Zmienka o jeho matke sa odrazila na Marusyinej tvári s dlhým, užasnutým a úzkostlivým úsmevom. Zdá sa, že si pamätá, že má matku, a celá žiarila radosťou, obdivne vydýchla:
– Mami?
– Mamushka príde, – potvrdila babička Evstolya – Hneď ako sa kravy podoja, príde.
Dievča sa opäť zamyslene a oddelene pozrelo na ulicu.
Medveď a Vaska sú dvojčatá, obaja šesťroční, obaja sa zobudili naraz a narobili rozruch. Потом si tiež dlho Obliekli rovnaké nohavice: zakaždým si niekto obliekol nohavice dozadu a takto chodil celý deň. Ich štyri plstené čižmy neboli spárované, zmiešané: chalani si ich dlho a hlučne vyberali z kopy ďalších plstených topánok, ktoré sušili na sporáku. Nakoniec boli topánky vytiahnuté a obuté. Kôlňa, kam spiaci bratia odišli, bola studená a voala mrazeným senom. Chlapi sa triasli zimou a vytiahli sa hore, každý chcel striekať ďalej ako druhý.
«Укажем ти, накопем ти уши!» Почули глас бабички Евстолий.
Бабичка вышла с ведром ку краве. Мишка и Васька бежали к замку. Ranná nevysvetliteľná slasť prešla oboma a zomrela niekde blízko kostrče. Chceli buď kriča, alebo lieta, ale chlad ich prinútil rýchlo vyjsť do chaty. Zaujímalo by ma, či je Katyushka hore alebo ešte spí? Hovorí im, aby sa vždy prali, taký šéf. Spať Bez slova, potichu, sa ahko presvedčili, že sa zabudli umyť.
Bol som hladný. Spoza priečky voal smaženými zemiakmi, pri tyči šušťal samovar.Васька са доткла самовару прстом а Мишка са хо доткла, Мишка му фукала на прст а Васька фукала.
Prečo Volodka opäť revá? С рачотом зобудил Катюшку и Гришку.
При похляде на Володку жмуркла очами а Маруся.
Мишка а Васька ишли до колики. Рева Володька. A tento nový nehučí. Васька а Мишка немали за мота в районе колского; bez čakania na jedlo si Obliekli klobúky, vyzliekli kabáty z karafiátov a vyšli na ulicu …
Катюшка vyskočila z postele a okamžite vzala Volodku do náručia.Володька са упокожила. Ленива больница Гришка нечела встать. Катюшка в праве начала своих лекций, але Гришка в на днес одложила, а так там лежал, не имеет преклонных своих лекций и болела хо душой, неученым лекциам. Samozrejme, musíte stále písať, písať cvičenia a rieši príklady. Ale ústna …
Je to dobré pre Vaska a Mishku, nechodia do školy. Napriek tomu Grishka musel vsta, išiel do tretice. Катюшка штудовала во штвртом, видела все – ако Гришка жила а чо робиль, видела Гришка од ней неподпочива.Teraz teda upokojila Volodka a ako učiteľ vezmite toto, urobte to, posaďte ho k stolu a povedzte mu, aby vyriešil príklady, ale kedy sa rozhodnúť? Бабичка там уже самовар на стол.
… Ráno sa teda začalo v rodine Ivana Afrikanoviča.
Typické aprílové ráno. Postupne boli všetci najedení, všetci oblečení. Катюшка и Гришка ходили до школы.
Васька и Мишка, оп «?».Doma zostala iba Volodka a malý chlapec. Spali v kolíske a ochep mierne vŕzgal a babička Evstolya klepala do hrnca zakysanou smotanou. В chate tikali hodiny a podlahou sa škriabala myš. Але скор, он же са бабичка Евстоля стихла спамят с ранней вычитавки, найскор в куполе опя объявила Маруся, потом Мишка и Васька. A alších šesť partnerov.
Už stihol zamrznúť, odviezť sneh a trochu sa prejsť.
– Эль, проблема! – Evstolya si striedavo utierala chladné, mokré nosy – Ak zomrel len jeden, áno, koniec koncov nikto nezomrie.Кде си бывал Ако пошехонс, ако пошехонс! Tu boli aj Poshekhons predtým rozstrapatení. Jedli, jedli, ale nevedeli, ako žiť.
– Баба, розправка, жена, розправка! – Васька скочила на jednu nohu, babkin lem sa šklbal.
– Aký druh sevodni chcete, pohekhonskaya al o mačke s kohútom?
Všetci spolu sa заставили в Пошехонской.
2. BABKINOVE ROZPRÁVKY
– Bolo to už dávno, žena bola dievča, – nikam sa neponáhľa, začala ticho babička Evstolya. – Васька, neotáčaj sa! А ты, Мишка, си знова уземнил тлачидло.Už som pre teba!
Vo veľkej dedine, v bažinatej krajine, žili smutní roľníci, jedno slovo – poshekhontsy, a s týmito roľníkmi sa všetko kazilo. Дедина розбехла веľку а жены курили в розныч часоч. Jedno ráno zaplaví, druhé popoludní a alšie tmu v noci. Rozsvieti to, sadne si k oknu a urobíme palacinky. Kým palacinky bežia, kachle sa rozohrejú, žena zrazu roztopí riadok. Kým sa zrazu riadok neroztopí, palacinky budú kysnúť. Дрели теда, драхи.
Бабичка Евстоля вшетко поведала лен так мимочодом.Nakoniec však utrela stôl, v kuchyni vzala tanierik kyslej smotany a sadla si na lavičku. Niektoré deti už zabudli zavrieť ústa a teraz boli zaneprázdnené. Ale hneď ako to začala hovoriť, a všetci sa okamžite upokojili.
– Робетешечка бежал без нохавиц, диевчата а роби неведели танцов. А старые мужчины а жены ради чучали табак. Milovali natoľko, že si to všetci užili do lastného haliera. Áno, učili aj mladých. Табак са муси преправов з диľкы, на много километров алеко. S požehnaním poslali vagónový vlak.Ако си зарядил? Šikovný Pavel celej záležitosti pomohol.
«Музыка», «Ховори», «Все песни». Поведал повелительным знаком, абы боли до зайтра приправени, абы са коне накŕмили и абы боли нове забалы. A opraty sú zviazané, ktoré prasknú. Poshekhonovci si teda ahli. Obloha sa vyjasnila za súmraku, mráz schladil všetko v chatrčiach. Пошехонцы боли наразене на подлаху. Рано Павел роби общежитие: «Построй, роботы!» Najhospodárnejší a najinteligentnejší bol tento Pavel.Пошехонцы на зачала, česaná. V jednej chatrči hovorí brat alšiemu bratovi: «Na vstávanie je ešte skoro, aj vonku je tma.» Alší brat hovorí: «Nie, musíš vstať a Paul ti hovorí, aby si vstal?» Rozhodli sa ísť za bratmi Soussedovými и zistiť: je čas vstať, ale ešte nie je čas. Prebudili Soussedských, boli štyria.
Bratia zo Sousedu hovoria: «Možno sú hanbliví, na vstávanie je priskoro, aj vonku je tma.» Všetci stáli uprostred ulice a dokonca sa hádali. Niektorí hovoria: musíte vstať, iní, ktorí vstávajú skoro.Jeden z nich hovorí: «Tu sme, opýtajme sa viac tam v tomto купол». Zobudili ešte jeden dom, bolo ich šesť a opäť sa nevedeli dohodnúť: niektorí hovoria skoro, niektorí sapphire vsta! jednej области, в celej области a prebudili sa, vydali hluk, kriku bolo viac než dosť. A nevedia, čo majú robiť. А шиковный Павел на том конси пребудза рожников: «Построй, роботы, мусис ису по табаку!» Неда са нич робин, в тей краине рожницы зачали вставť. Jeden muž sa volal Martyn a hovorí: «Maternica, maternica, kde sú nohavice?» Забудол сом, kde sú moje nohavice.Našli mu nohavice, potrebuje ich nosiť.
Мартын ховори своей братови, уже все братья жили сполу, никды немали сполочные пошехоны. Мартын ховори: «Ты, Петруха, држ си нохавице а я в них выскочим з подлахи». Взал Петрухове нохавице, држал их пособие а Мартын выскочил и засяхол иба йедноу ноу. Vyliezol spä na podlahu, zrazu preskočil rad. Dlhé alebo krátke, ale obe nohy sa dostali do nohavíc.
A na druhom konci je stále krik ako na jarmoku.
Názory roľníkov boli rozdelené; Niektorí hovoria, že je yourebné vstať, iní kričia, že je skoro.Kým sa pohádali, každá jedna hviezda zhasla, je dobré, že aspoň nedošlo k bitke. Павел najskôr добавил svoju kobylu, vyšiel na cestu a alší sa zhromaždili za ním. Začal používať Lukyana a Fedulu.
Федула ховори Лукьянови: «Ты, брат Лукьян, држ са джарма а я пойдем к его кобыле».
Fedula sa celý potil, ale kobyla išla stále dokola. Naštvala kobylu, vzala to hneď, ako kopol do Feduly, vybila všetky zuby vo Fedulovej spoločnosti.
Евстоля са заставила, претожь дети са неприатейский смиали. Len Marusya, sotva sa usmievajúci, ticho sedel na lavičke. Бабичка ю похладила по кроне и покрачовала:
– Choď. А одишли смехе нескоро, збиерание трвало длхо. Jazdia onet, všade naokolo je otvorené pole, ale je aj deň v zime skvelý? Prešli sme jedným portálom, Poshekhons sa rozhodli prenocovať. В тейто посвятите им боло умнене преноцовой. A bol tu vianočný čas, miestni roboti sa v noci rozmaznávali. Niekto zavalí hromadu dreva, niekto upchá potrubie uzáverom alebo dokonca bránu zamrzne vodou.Videli vagónový vlak Poshekhonsky. Kone neboli pripútané a každý bol prekopaný cez živé ploty, vložený a znova zapnutý. Ráno Poshekhons išli alej, ale vagóny, ani tu, ani tam, sa nemohli pohnúť zo svojho miesta. Záhrady a brány praskajú, majitelia vyskočili. Зачал смеяться пошехонам: je to skutočne tak?
Все больше показаний, все большие одиночные пошаговые сообщения на шарах. Sotva nažive Poshekhons opustili déinu, dokonca aj rozumný Pavel udrel päsťou do hlavy.
Нет, nejako a potom prešiel ďalší deň, zrazu začal rad tmavnúť a požiadali, aby znova prenocovali.Мартын поведал Павлови: «Teraz musíme odpojiť kone, aby už nebolo také krviprelievanie ako včera.» Заливэци коне, дали сенз, сами са напили вряцей воды в ишли спа. A miestni roľníci išli večer z rozhovoru a obrátili kláty šachtami opačným smerom.
Ráno Pavel zdvihol vagón aj po zotmení. Ако стали с šachtami zlým smerom, tak их Poshekhons zapriahli, a tak išli s Kristom. Deň, noc prešli jednou dedinou, proprava prešla Spojná, čoskoro prídu na miesto, kúpia si tabak a vrátia sa k ženám pre teplé kachle.Cesta bola dobrá. Пошехоны доразили до веľкей дедины. Martyn hovorí:
«Лукьян, a Lukyan, kúpeľný dom vyzerá ako tvoj, nie je tam ani strecha.» – «A tam, podobne ako Pavlov, išla žena nabrať vodu, -Fedula robí hluk, -é presne slnečn! „Дон некламем! «Павел, – дедина из нашей души! Пребоха, наша, праве са оточила! Je to Pavel ek, ktorý hovorí áno svojim ušiam a cíti. Je Paul alebo nie je Paul. Zabudli ste, vidíte, že je. Вышил сом з дома а забудол.Taký bol Pavel rozumný a prečo o nich hovoriť. A na tie sa nedá nič povedať.
Babička Evstolya energicky šľahala hustú kyslú smotanu šľahačkou. Chlapci отворили мало очков, а почували или роженицы. Stále všetkému nerozumeli, ale so záujmom počúvali babičku.
– Tu máš, Vaska, ako títo poshekhoneti, vidíš, opäť si si takto neobliekol nohavice. Povedz mi to alej?
– Поведает, поведает! – замиешал са, усмиал са зменил миесто.
Babička pridala do hrnca kyslú smotanu a v chate opäť monotónne vŕzgala.
– Nič s nimi nerástlo. Неболо засиате жядне жито, iba repa. A žihľava, aby nerástla v blízkosti domov, bola zalievaná rastlinným olejom – ktokoľvek ich to naučil, Boh vie. Bez ohľadu na to, kto povedal, čo urobili, boli tieto poshekhony absolútne neopätované.

Koniec úryvku bezplatnej skúšobnej verzie.

Známy biznis

Na kládach jazdí muž Ivan Afrikanovič Drynov. Опил с трактористом Мишкоу Петровым и теразом с розправа с валахом Парменом. Nesúci tovar z obchodu so zmiešaným tovarom do obchodu a opitý šoféroval v zlej dedine, čo znamená, že len domov – do rána… Je to známa vec. A v noci tá istá Mishka dobieha Ivana Afrikanoviča na ceste.

Vypili sme ešte. Потом с Иван Африканович родился с Мишкоу так svojim druhým bratrancom, štyridsaťročným zootechnikom Nyushkom. Je pravda, že má tŕň, ale ak sa pozriete z avej strany, nevidíte … Nyushka so svojim zovretím odháňa svojich priateľov a tí musia strávi noc v kúpenom Dome.

Право в том, что касается девятого Ивана народов, Ивана Африкановича Катерины. A Katerina, hoci jej to zdravotník prísne zakázal, po pôrode – ihneď do práce, je vážne chorá.A Katerina spomína, ako za Petrom za ním Ivan prišiel za svižnou ženou z их дедины Дашкоу Путанкоу, a potom, keď mu Kateřina odpustila, pre radosť vymenil Bibliu, ktorú zdedil po svojom starom. A teraz sa Dáša nechce starať o teľatá, takže Katerina musí pracovať aj pre ňu (inak uživiť rodinu nebudeš). Катерина, vyčerpaná prácou a chorobou, zrazu omdlie. Prevezú ju do nemocnice. Гипертензия, mŕtvica. A až po viac ako dvoch týždňoch sa vracia domov.

А Иван Африканович спомина на аккордеон: ани са нестихол научий гра на басу, претоже бол одобраты кволи недоплатком.

Prichádza čas na seno. Иван Африканович в лесу, тайне, съедем мі од дедины, в ночи косі. Ak nepokosíte tri stohy sena, kravu nie je možné kŕmiť: desať percent sena pokoseného v kolchoze stačí na mesiac najviac …

Василий Иванович Белов

На кладах язди муж Иван Африканович Дрынов. Опил с трактористом Мишкоу Петровым и теразом с розправа с валахом Парменом.Nosenie tovaru z obchodu so zmiešaným tovarom do obchodu a opitý išiel opitý v zlej dedine, takže len domov – ráno … Je to bežná vec. A v noci tá istá Mishka dobieha Ivana Afrikanoviča na ceste. Выпили смэ еште. Потом с Иван Африканович родился с Мишкоу так svojim druhým bratrancom, štyridsaťročným zootechnikom Nyushkom. Ona však má tŕň, ale ak sa pozriete z avej strany, nevidíte … Nyushka zaháňa priateľov úchopom a tí musia stráviť noc v kúpenom купол.

Право в том, что касается девятого Ивана народа манжелке Ивана Африкановича Катержины.A Katerina, hoci jej to zdravotník prísne zakázal, po pôrode – ihneď do práce, je vážne chorá. A Katerina spomína, ako v Peterov deň prišiel za ním Ivan s svižnou ženou z их дедины Дашкоу Putankou, a potom, keď mu to Kateřina odpustila, pre radosť vymenil Bibliu, ktorú zdedil po svojom jeno zaz жену. A teraz sa Dáša nechce starať o teliatka, takže Katerina musí pracovať aj pre ňu (inak uživiť rodinu nebudeš). Катерина, vyčerpaná prácou a chorobou, zrazu omdlie.Prevezú ju do nemocnice. Гипертензия, mŕtvica. A až po viac ako dvoch týždňoch sa vracia domov.

А Иван Африканович спомина на аккордеон: ани са нестихол научий гра на басу, претоже бол одобраты кволи недоплатком.

Prichádza čas na seno. Иван Африканович в лесу, тайне, съедем мі од дедины, в ночи косі. Ak nepokosíte tri stohy sena, kravu nie je možné nakŕmiť: desať percent sena pokoseného v kolchoze stačí na mesiac. Jednej noci Ivan Afrikanovič vezme so sebou svojho madého syna Grishku a potom hlúpo povie okresnému komisárovi, že išiel so svojim otcom kosiť v noci les.Ivanovi Afrikanovičovi hrozí súdne konanie: koniec koncov je zástupcom obecného zastupiteľstva a potom ten istý zástupca požaduje, aby „vyzval“, kto alšie kosí v nocésés stohy sena. Иван Африканович vyjednáva so susedovým predsedom a spolu s Katerinou kráča v noci kosi do lesa na území niekoho iného.

В том числе пришла Митька Поляков, брат Катержины, до их детей из Мурманска без галеры.Do týždňa dal pi celej dedine, štekal na šéfov, Mishke sa oženil s Dashkou Putankou и krave poskytol seno. А всеко акобы мимочодом. Даша Путанка да Мишкови эликсир ласки, потом хо дло зврациа а о деňнескор иду на Миткин попуд до obecnej rady a podpíšu sa. Дашка čoskoro vytrhne Mishkinmu traktoru воспроизводства Rubensovho obrazu «nia zeme a vody» (изображение наху жену, пода назору каждехо, pľuvajúci obraz). Медведь в реакции такмер ходи Дашу, кто са умывала в купольном куполе, трактором приамо до реки.Následkom toho bol poškodený traktor a v podkroví kúpeľného domu bolo nájdené nelegálne pokosené seno. V tom istom čase začnú hľadať seno od každého v dedine a príde na rad Ivan Afrikanovich. Je to bežná vec.

Mitka je predvolaná na políciu, do okresu (za spoluúčasť na poškodení traktora a za seno), ale omylom dajú pätnásť dní nie jemu, ale inému Polyakovovi, tiež zinyo jemu. Mishka, naopak, slúži svojim pätnástim dňom priamo vo svojej dedine, v práci, po večeroch sa opije seržantom, ktorého mu pridelia.

Потом, čo Иван Африканович nechá tajne pokosiť všetko seno, ho Mitka presvedčí, aby opustil dedinu a odišiel pracovať do Arktídy. Drynov nechce opustiť svoju rodnú krajinu, ale ak budete počúvať Mitku, potom neexistuje iné východisko … A rozhodne sa Ivan Afrikanovich. Predseda mu nechce dať osvedčenie, na ktorom môžete získať pas, ale Drynov v zúfalstve sa mu vyhráža pokrom a predseda zrazu chradne: «Aspoň všetci utečú …»

Teraz je Ivan Afrikanovich bezplatným kozákom.Лучше с Катериной и зразу на scvrkne od bolesti, útosti a lásky k nej. A bez toho, aby niečo povedala, ju odstrčí, akoby z brehu do vírivky.

Катерина по своему обыкновению, музыка косиť сама. Там ю počas kosenia dobehne druhý úder. Сотва жили, принесли ю домов. A v takom stave nemôžete ísť do nemocnice – zomrie, nebude prijatý.

А Иван Африканович во врача до своей родной дедины. Prebehlo. A povie trochu známemu chlapíkovi zo vzdialenej dediny za jazerom, ako to bolo s Mitkou, ale predával cibuľu a nestihol vyskočiť na vlak, ale stále mal lístky.Odhodili Ivana Afrikanoviča a požadovali, aby sa vrátil do dediny do troch hodín, a pokuta, vraj, bude odoslaná do JZD, ale iba to, ako ísť, ak nie za čo, nepovedali. A zrazu – prišiel vlak a Mitka z neho zostúpila. Ту теда Иван Африканович просил: «Ничь непотребуем, нечай ма ісť домов.» Предали цибуну, купили си спяточный лист и наконец на Дрынов одвижол домов.

Десять человек, в реакции на прихоти, гласи справы: в дедине Иван Африканович жена зомрела, зостало вела дети. Ten chlap odíde a Drynov zrazu spadne na cestu, rukami sa chytí za hlavu a zrúti sa do priekopy na ceste.Buchne päsťou na lúku, hryzie do zeme …

Rogulya, krava Ivana Afrikanoviča, si spomína na svoj život, ako keby sa jej čudoval, huňaté slnko, teplo. Vždy bola k sebe ahostajná a jej nadčasové obrovské rozjímanie bolo veľmi zriedka narušené. Причина матки Катержины Евстолевей, плаче над своим крылом и всем своим видом, абы объяли Рогулю и розлучили са. Дрынов пожиада Мишку, абы забила краву, эль он сам неможе. Sľubujú, že mäso odnesú do jedálne. Иван Африканович попробовал Rogulinove útroby a z krvavých prstov mu stekajú slzy.

Deti Ivana Afrikanoviča, Mitky a Vaska, sú poslané do sirotinca,

Антошка ишла до школы. Mitka píše, aby mu poslala Katyushku do Murmanska, len je bolestivo malá. Гришка а Маруся и две дети zostávajú. A to je ažké: Evstolya je stará, jej ruky schudli. Spomína si, ako Katerina pred svojou smrťou, už bez pamäte, volala svojmu manželovi: «Иван, je veterno, ó, Ivan, ako veterno!»

Po smrti manželky nechce Ivan Afrikanovič žiť. Je zarastený, strašidelný a fajčí horký tabak Selp.А Нюшка са старого о свои дети.

Иван Африканович войде до леса (hľadá osiku pre nový čln) a zrazu vidí na vetve Kataríninu vreckovku. Prehĺtanie sĺz, vdýchnutie horkej, drahej vône jej vlasov … Musíme ísť. Чоď. Postupne si uvedomuje, že je stratený. А без члеба в лесе скиф. Veľa uvažuje o smrti, je stále slabší a slabší a až na tretí deň, keď sa už plazí po štyroch, zrazu počuje rachot traktora. А Мишка, кто зачранила свое приатена, си найскор мысли, е Иван Африканович и опиты, эль стал никому незумие.Je to bežná vec.

… О два дня нескор, штыридсиаты деň по Катериней смрти, Джей Иван Африканович, Седиа на хробе своей манжелки, поведал о деťоч, ховори, že je mu bez nej zle, že pôjde k nej. A pýta sa počkať … «Zlatko, môj jarmok … tam ti priniesol jarabinu …»

Celý sa chveje. Smútok хо omietne на студеней земли, nie zarastenej trávou. Никто к Невиди

Opitý Ivan Afrikanovič Drynov chodí do svojho obchodu s jedlom zo zmiešaného obchodu. Pilo sa dobre, a pretože zmätený v zákrute sa presťahoval do podivnej dediny.Teraz nepríde domov skôr ako ráno … Je to bežná vec. Дрынов защищает свою 40-летнюю сестру Нюшу к Мишке, тракторке, кто пришла. Výsledkom je, že spia vo vani.

Дрыновова манжелка Катерина породила их отклоняющаяся сына. Okamžite uteká nakmiť teľatá, pretože Dasha Putanka sa o ne prestala starať. Катерина си spomína, ако jej manžel kedysi urobil s Dášou debakel, ale jeho múdra manželka mu odpustila. Práca vyčerpala jej choré telo a Kateřina omdlela. Z hypertenzie sa dostala až po pol mesiaci.

Prichádza čas sena. На краву Ивана Африкановича, потребляемое покосиť три стохы сена. Роби в тайне в ночи, претензия на посланцев, вызывающих беспокойство. Raz sa s ním syn Grishky spojil. В допросе того, что вы сделали, чтобы защитить себя от Ивановых Африканских. Manželia kosia so súhlasom predsedu seno v cudzej oblasti.

Onedlho prichádza Katerin brat Mitka. Потом, что дал целей дедине выпил, косил сено краве и оженил са с Мишкоу Дашкоу Путанку. Čoskoro sa vezmú.Manželia sa hádajú. Dáša spáli obraz Rubensa, žiarlivého na Nyušu, Mishka zbúra kúpený dom traktorom. A v podkroví kúpeného domu je seno, ktoré nebolo zákonne kosené. Kontrolujú všetkých v dedine, v dôsledku čoho odoberú seno Ivanovi Afrikanovičovi … Je to bežná vec.

Mitke sa podarí vyhnúť sa trestu za spoluvinu a Mishka si odpykáva 15 дней в domácom väzení. Иван Африканович на рождении ísť pracovať do Arktídy, aby sa vyhol súdnemu processu. Dostane pas a chystá sa odísť. Chápe, že je pre neho ťažké rozlúčiť sa so svojou milovanou manželkou.Абы накŕмила дети, коси трáву сама. Prepracovanosť vedie k smrti matky deviatich detí.

Cestou domov komunikuje Drynov so spolucestujúcim, ktorý mu oznámi hroznú správu. Smr jeho manželky Catherine ho veľmi rozrušila.

Евстоля, матка зоснулей Катержины, а Иван Африканович са рожходли забий Рогулову краву. Nie je schopný ju sám zabiť, požiada o pomoc Mishku. Mäso sa predáva do jedálne. Skromnému mužovi stekajú slzy po lícach, keď mäsiarka ošetrovala Rogula.

Дрыновы две синовиальные постройки в детском доме, на старших почтовых курсах, на улице Калюшу послали к улице Митеви до Мурманска.Глава родины vychováva štyri malé deti. Evstolya je bohužia už stará a nemôže pomôcť vychováva deti. Svojmu zaťovi porozprávala o lastných minútach života svojej dcéry, ako ju volal Ivan.

Bez milovanej manželky nebol život pre Drynova sladký, upadol do depresie. Иего Сестра Нюша са стара о дети. Hlavná postava hľadá v lese guľatinu na novú loď a vidí Kateřininu vreckovku. Vonia ako jeho vlastná manželka. Это еще один Иван Африканович с непамятой сесту домов. Неболо с ним жядне жедло, Ледва са достал до поля, кде практиковал трактор.Там хо уж зачранила Мишку, найскор верила, е хо приатеľ выпил. Je to bežná vec.

Štyridsa dní po smrti Kateriny príde jej manžel k hrobu a hovorí o úspechoch detí. Ако неможе выдржает без нее. Лежи на студеной земле и на дороге. Nikto mu nemôže pomôcť vyrovnať sa so smútkom.

На кладах язди муж Иван Африканович Дрынов. Опил с трактористом Мишкоу Петровым и теразом с розправа с валахом Парменом. Nesúci tovar z obchodu so zmiešaným tovarom do obchodu a opitý jazdil v zlej dedine, takže len domov – do rána… Je to bežná vec. A v noci tá istá Mishka dobieha Ivana Afrikanoviča na ceste. Выпили смэ еште. Потом с Иван Африканович родился с Мишкоу так svojim druhým bratrancom, štyridsaťročným zootechnikom Nyushkom. Má však tŕň, ale ak sa pozriete z avej strany, nevidíte … Nyushka zaháňa priateľov úchopom a tí musia strávi noc v kúpenom купол.

Право в том, что касается девятого Ивана народа манжелке Ивана Африкановича Катержины. A Katerina, hoci jej to zdravotník prísne zakázal, po pôrode – ihneď do práce, je vážne chorá.A Katerina si spomína, ako za Petrom prišiel Ivan za ním so svižnou ženou z их дедины Дашка Путанка и потом, keď mu to Kateřina odpustila, od radosti vymenil Bibliu, ktorú zdedil po svojom staromórobutsovi smiať sa. A teraz sa Dáša nechce starať o teliatka, takže Katerina musí pracovať aj pre ňu (inak uživiť rodinu nebudeš). Катерина, vyčerpaná prácou a chorobou, zrazu omdlie. Prevezú ju do nemocnice. Гипертензия, mŕtvica. A až po viac ako dvoch týždňoch sa vracia domov.

А Иван Африканович спомина на аккордеон: ани са нестихол научий гра на басу, претоже бол одобраты кволи недоплатком.

Prichádza čas na seno. Иван Африканович в лесу, тайне, съедем мі од дедины, в ночи косі. Ak nepokosíte tri stohy sena, kravu nie je možné kŕmiť: desať percent sena pokoseného v kolchoze stačí na mesiac najviac. Jednej noci Ivan Afrikanovič vezme so sebou svojho madého syna Grishku a potom hlúpo povie okresnému komisárovi, že išiel so svojim otcom kosiť v noci les.Ivanovi Afrikanovičovi hrozí súdne konanie: koniec koncov je zástupcom obecného zastupiteľstva a potom ten istý zástupca požaduje, aby „vyzval“, kto alšie kosí v nocésés stohy sena. Иван Африканович vyjednáva so susedovým predsedom a spolu s Katerinou kráča v noci kosi do lesa na území niekoho iného.

В том числе пришла Митька Поляков, брат Катержины, до их детей из Мурманска без галеры.Do týždňa dal pi celej dedine, štekal na šéfov, Mishke sa oženil s Dashkou Putankou и krave poskytol seno. А всеко акобы мимочодом. Даша Путанка да Мишкови эликсир ласки, потом хо дло зврациа а о деňнескор иду на Миткин попуд до obecnej rady a podpíšu sa. Дашка čoskoro vytrhne Mishkinmu traktoru воспроизводства Rubensovho obrazu «nia zeme a vody» (изображение наху жену, пода назору каждехо, pľuvajúci obraz). Медведь в реакции такмер ходи Дашу, кто са умывала в купольном куполе, трактором приамо до реки.Následkom toho bol poškodený traktor a v podkroví kúpeľného domu bolo nájdené nelegálne pokosené seno. V tom istom čase začnú hľadať seno od každého v dedine a príde na rad Ivan Afrikanovich. Je to bežná vec.

Mitka je predvolaná na políciu, do okresu (za spoluúčasť na poškodení traktora a za seno), ale omylom dajú pätnásť dní nie jemu, ale inému Polyakovovi, tiež zinyo jemu. Mishka, naopak, slúži svojim pätnástim dňom priamo vo svojej dedine, v práci, po večeroch sa opije seržantom, ktorého mu pridelia.

Потом, čo Иван Африканович nechá tajne pokosiť všetko seno, ho Mitka presvedčí, aby opustil dedinu a odišiel pracovať do Arktídy. Drynov nechce opustiť svoju rodnú krajinu, ale ak budete počúvať Mitku, potom neexistuje iné východisko … A rozhodne sa Ivan Afrikanovich. Predseda mu nechce dať osvedčenie, na ktorom môžete získať pas, ale Drynov v zúfalstve sa mu vyhráža pokrom a predseda zrazu chradne: «Aspoň všetci utečú …»

Teraz je Ivan Afrikanovich bezplatným kozákom.Лучше с Катериной и зразу на scvrkne od bolesti, útosti a lásky k nej. A bez toho, aby niečo povedala, ju odstrčí, akoby z brehu do vírivky.

Катерина по своему обыкновению, музыка косиť сама. Там ю počas kosenia dobehne druhý úder. Сотва жили, принесли ю домов. A v takom stave nemôžete ísť do nemocnice – zomrie, nebude prijatý.

А Иван Африканович во врача до своей родной дедины. Prebehlo. A povie trochu známemu chlapíkovi zo vzdialenej dediny za jazerom, ako to bolo s Mitkou, ale predával cibuľu a nestihol vyskočiť na vlak, ale stále mal lístky.Odhodili Ivana Afrikanoviča a požadovali, aby sa vrátil do dediny do troch hodín, a pokuta, vraj, bude odoslaná do JZD, ale iba to, ako ísť, ak nie za čo, nepovedali. A zrazu – vlak sa priblížil a Mitka z neho zostúpila. Ту теда Иван Африканович просил: «Ничь непотребуем, нечай ма ісť домов.» Предали цибуну, купили си спяточный лист и наконец на Дрынов одвижол домов.

Десять человек, в реакции на прихоти, гласи справы: в дедине Иван Африканович жена зомрела, зостало вела дети.Ten chlap odíde a Drynov zrazu spadne na cestu, rukami sa chytí za hlavu a zrúti sa do priekopy na ceste. Buchne päsťou na lúku, hryzie do zeme …

Rogulya, krava Ivana Afrikanoviča, si spomína na svoj život, ako keby sa jej čudoval, huňaté slnko, teplo. Vždy bola k sebe ahostajná a jej nadčasové obrovské rozjímanie bolo veľmi zriedka narušené. Причина матки Катерины Евстоля, плача над своим крылом и всем своим видом, абы объявляли Рогулю и роздали са. Дрынов пожиада Мишку, абы забила краву, эль он сам неможе.Sľubujú, že mäso odnesú do jedálne. Иван Африканович попробовал Rogulinove útroby a z krvavých prstov mu stekajú slzy.

Deti Ivana Afrikanoviča, Mitky a Vaska, sú poslané do sirotinca,

Антошка ишла до школы. Mitka píše, aby mu poslala Katyushku do Murmanska, len je bolestivo malá. Гришка а Маруся и две дети zostávajú. A to je ažké: Evstolya je stará, jej ruky schudli. Spomína si, ako Katerina pred svojou smrťou, už bez pamäte, volala svojmu manželovi: «Иван, je veterno, ó, Ivan, ako veterno!»

Po smrti manželky nechce Ivan Afrikanovič žiť.Je zarastený, strašidelný a fajčí horký tabak Selp. А Нюшка са старого о свои дети.

Иван Африканович войде до леса (hľadá osiku pre nový čln) a zrazu vidí na vetve Kataríninu vreckovku. Prehĺtanie sĺz, vdýchnutie horkej, drahej vône jej vlasov … Musíme ísť. Чоď. Postupne si uvedomuje, že je stratený. А без члеба в лесе скиф. Veľa uvažuje o smrti, slabne a až na tretí deň, keď sa už plazí po štyroch, zrazu počuje rachot traktora. А Мишка, кто зачранила свое приатена, си найскор мысли, е Иван Африканович и опиты, эль стал никому незумие.Je to bežná vec.

… О два дня нескор, штыридсиаты деň по Катериней смрти, Джей Иван Африканович, Седиа на хробе своей манжелки, поведал о деťоч, ховори, že je mu bez nej zle, že pôjde k nej. A pýta sa počkať … «Zlatko, môj jarmok … tam ti priniesol jarabinu …»

Celý sa chveje. Smútok хо omietne на студеней земли, nie zarastenej trávou. Никто к Невиди

На кладах язди муж Иван Африканович Дрынов. Опил с трактористом Мишкоу Петровым и теразом с розправа с валахом Парменом.Nesúci tovar z obchodu so zmiešaným tovarom do obchodu a opitý jazdil v zlej dedine, takže len domov – do rána … Je to bežná vec. A v noci tá istá Mishka dobieha Ivana Afrikanoviča na ceste. Выпили смэ еште. Потом с Иван Африканович родился с Мишкоу так svojim druhým bratrancom, štyridsaťročným zootechnikom Nyushkom. Má však tŕň, ale ak sa pozriete z avej strany, nevidíte … Nyushka zaháňa priateľov úchopom a tí musia strávi noc v kúpenom купол. Право в том, что касается девятого Ивана народа манжелке Ивана Африкановича Катержины.A Katerina, hoci jej to zdravotník prísne zakázal, po pôrode – ihneď do práce, je vážne chorá. A Katerina si spomína, ako za Petrom prišiel Ivan za ním so svižnou ženou z их дедины Дашка Путанка и потом, keď mu to Kateřina odpustila, od radosti vymenil Bibliu, ktorú zdedil po svojom staromórobutsovi smiať sa. A teraz sa Dáša nechce starať o teliatka, takže Katerina musí pracovať aj pre ňu (inak uživiť rodinu nebudeš). Катерина, vyčerpaná prácou a chorobou, zrazu omdlie.Prevezú ju do nemocnice. Гипертензия, mŕtvica. A až po viac ako dvoch týždňoch sa vracia domov. А Иван Африканович tiež spomína на akordeón: ани са нестихол научі гра на басу, претоже бол одобраты кволи недоплатком. Prichádza čas na seno. Иван Африканович в лесу, тайне, съедем мі од дедины, в ночи косі. Ak nepokosíte tri stohy sena, kravu nie je možné kŕmiť: desať percent sena pokoseného v kolchoze stačí na mesiac najviac. Jednej noci Ivan Afrikanovič vezme so sebou svojho madého syna Grishku a potom hlúpo povie okresnému komisárovi, že išiel so svojim otcom kosiť v noci les.Ivanovi Afrikanovičovi hrozí súdne konanie: koniec koncov je zástupcom obecného zastupiteľstva a potom ten istý zástupca požaduje, aby „vyzval“, kto alšie kosí v nocésés stohy sena. Иван Африканович vyjednáva so susedovým predsedom a spolu s Katerinou kráča v noci kosi do lesa na území niekoho iného. В том числе пришла Митька Поляков, брат Катержины, до их детей из Мурманской области без галеры. Do týždňa dal pi celej dedine, štekal na šéfov, Mishke sa oženil s Dashkou Putankou и krave poskytol seno.А всеко акобы мимочодом. Даша Путанка да Мишкови эликсир ласки, потом хо дло зврациа а о деňнескор иду на Миткин попуд до obecnej rady a podpíšu sa. Дашка čoskoro vytrhne Mishkinmu traktoru воспроизводства Rubensovho obrazu «nia zeme a vody» (изображение наху жену, пода назору каждехо, pľuvajúci obraz). Медведь в реакции такмер ходи Дашу, кто са умывала в купольном куполе, трактором приамо до реки. Následkom toho bol poškodený traktor a v podkroví kúpeľného domu bolo nájdené nelegálne pokosené seno.V tom istom čase začnú hľadať seno od každého v dedine a príde na rad Ivan Afrikanovich. Je to bežná vec. Mitka je predvolaná na políciu, do okresu (za spoluúčasť na poškodení traktora a za seno), ale omylom dajú pätnásť dní nie jemu, ale inému Polyakovovi, tiež zo Sosnovky (деды там поляковицы). Mishka, naopak, slúži svojim pätnástim dňom priamo vo svojej dedine, v práci, po večeroch sa opije seržantom, ktorého mu pridelia. Потом, čo Иван Африканович nechá tajne pokosiť všetko seno, ho Mitka presvedčí, aby opustil dedinu a odišiel pracovať do Arktídy.Drynov nechce opustiť svoju rodnú krajinu, ale ak budete počúvať Mitku, potom neexistuje iné východisko … A rozhodne sa Ivan Afrikanovich. Председа му nechce dať osvedčenie, на ktorom je možné získať cestovný pas, ale Drynov mu v zúfalstve pohrozil pokrom a predseda zrazu zvädne: «Aspoň všetci utečte …» Teraz je Ivan Afrikanovich zad. Лучше с Катериной и зразу на scvrkne od bolesti, útosti a lásky k nej. A bez toho, aby niečo povedala, ju odstrčí, akoby z brehu do vírivky. Катерина по своему обыкновению музыка косиť сама.Там ю počas kosenia dobehne druhý úder. Сотва жили, принесли ю домов. A v takom stave nemôžete ísť do nemocnice – zomrie, nebude prijatý. Иван Африканович во врача до своей родной дедины. Prebehlo. A povie trochu známemu chlapíkovi zo vzdialenej dediny za jazerom, ako to bolo s Mitkou, ale predával cibuľu a nestihol vyskočiť na vlak, ale stále mal lístky. Odhodili Ivana Afrikanoviča a požadovali, aby sa vrátil do dediny do troch hodín, a pokuta, vraj, bude odoslaná do JZD, ale iba to, ako ísť, ak nie za čo, nepovedali.A zrazu – vlak sa priblížil a Mitka z neho zostúpila. Ту теда Иван Африканович просил: «Ничь непотребуем, нечай ма ісť домов.» Предали цибуну, купили си спяточный лист и наконец на Дрынов одвижол домов. Десять хлопков, в реакции на прибех, гласи справы: в дедине Иван Африканович жена зомрела, застало вела дети. Ten chlap odíde a Drynov zrazu spadne na cestu, rukami sa chytí za hlavu a zrúti sa do priekopy na ceste. Buchne päsťou do lúky, hryzie do zeme … Rogulya, krava Ivana Afrikanoviča, si spomína na svoj život, akoby sa jej čudoval, huňaté slnko, teplo.Vždy bola k sebe ahostajná a jej nadčasové obrovské rozjímanie bolo veľmi zriedka narušené. Причина матки Катерины Евстоля, плача над своим крылом и всем своим видом, абы объявляли Рогулю и роздали са. Дрынов пожиада Мишку, абы забила краву, эль он сам неможе. Sľubujú, že mäso odnesú do jedálne. Иван Африканович попробовал Rogulinove útroby a z krvavých prstov mu stekajú slzy. Дети Ивана Африкановича, Митьки и Васька, pošlú do sirotinca Antoshka – do školy. Mitka píše, aby mu poslala Katyushku do Murmanska, len je bolestivo malá.Гришка а Маруся и две дети zostávajú. A to je ažké: Evstolya je stará, jej ruky schudli. Spomína si, ako Katerina pred svojou smrťou, už bez pamäte, volala svojmu manželovi: «Иван, je veterno, ó, Ivan, ako veterno!» По смрти manželky nechce Ivan Afrikanovič žiť. Je zarastený, strašidelný a fajčí horký tabak Selp. А Нюшка са старого о свои дети. Иван Африканович войде до леса (hľadá osiku pre nový čln) a zrazu vidí na vetve Kataríninu vreckovku. Prehĺtanie sĺz, vdýchnutie horkej, drahej vône jej vlasov… Musíme ísť. Чоď. Postupne si uvedomuje, že je stratený. А без члеба в лесе скиф. Veľa uvažuje o smrti, slabne a až na tretí deň, keď sa už plazí po štyroch, zrazu počuje rachot traktora. А Мишка, кто зачранила свое приатена, си найскор мысли, е Иван Африканович и опиты, эль стал никому незумие. Je to bežná vec. … О два дня нескор, штыридсиаты деň по Катерине смрти, Джей Иван Африканович, Седии на хробе своей манжелки, поведал о деоч, ховори, е е му без ней зле, е пойде к ней.A požiada, aby počkal … «Zlatko, milý môj … tam ti to priniesol horský popol …» Celý sa chveje. Smútok хо omietne на студеней земли, nie zarastenej trávou. Никто к Невиди

Azdoc – PL – Битва за Сталинград PDF | PDF | Сталинградская битва

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 14 по 25 не показаны в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Стр. 32 не отображается в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 39 по 56 не показаны в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 63 по 81 не показаны в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 88 по 91 не показаны в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы 102–108 не показаны в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы со 112 по 117 не показаны в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 121 по 125 не показаны в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 136 по 148 не показаны в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Page 152 не отображается в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 164 по 177 не показаны в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 199 по 282 не показаны в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 294 по 316 не показаны в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 328 по 343 не показаны в этом предварительном просмотре.

Вы читаете бесплатный превью
Страницы с 355 по 371 не показаны в этом предварительном просмотре.

Василий Белов – обычное дело. «Обычное дело

Белов В.И.

Обычное дело

ГЛАВА ПЕРВАЯ

1. Прямой ход

Parma-en? Это где у меня парменко? Но он, Парменко.Заморожен? Заморожен, парень, заморожен. Дурак ты, парменко. Парамена молчит. Вот, ладно, поедем домой. Тебе нравится дом? Пармерс вы, Пармерс …

Иван Африханович едва развязал замороженные подъезды.

Вы стоите? Стоял. Ждали Ивана Африхановича?

Ждал, подскажите. А Иван Африханович что сделал? А я, Пармеш, пил мало, пил, дружище, ты меня правда не видишь. Да без причины, значит. А что, русскому человеку нельзя пить? Нет, ты мне скажи, ты русский человек выпьешь? Особенно, если он сначала все до потрохов на ветру закипит, а потом повесил до костей? Ну мы, значит, на заправку попили.да. А медведь мне говорит: «Да ну, Иван Африханович, от одного только в ноздрю нет. Давай, – говорит, – второстепенное.« Мы, Парменеушко, идем под Селк, ругаться не можешь. Да, милый, делай ». не ругайся. Но откуда все пошло? И пошло, Пармеш, с сегодняшнего дня, когда мы с посудой с тобой пустые, чтобы забрать. С грузом и везет.

Я продавщица Грит: «Дзи, Иван Африханович, посуду, верни товар. Только, зерно, – не потеря интереса». А когда теряются ноги накладной? Не потерял фактуру Иван Африханович.«Вон», мол, Пармерс не дает мне сидеть, не потерял счет. «Мы принесем с собой посуду? Связано! Мы ее вручили, курильщик? Доставлено!

Доставлен и весь товар за наличный расчет! Так вот почему мы не можем пить с тобой? Вы можете выпить за нас, ей-богу, вы можете. У вас, значит, на стенде Selra высокое крыльцо, а мы с плюшевым мишкой. Медведь. Это плюшевый мишка Тедди Мишка. Я говорю о. Вещь знакомая. «Давай, – говорит Иван Африканович, – спорить не стану», песчинка, – если все вино не из хлеба из блюда.«Я говорю:« Ты что, плюшевый мишка, шелма ». Ты, – говорю, полка! Ну а кто такое вино с хлебной ложкой ступицей? В конце концов, это, – говорю я, – НЕ ЧТИ, не суп с плитами, так что это вино, ложка, как туррей, хлеб. «Но, – говорит, – давай в спор». – «Давай!» Я, Пармеш, эту тайну разобрал. «К чему, – спрашивает меня медведь, – для чего, – спрашивает, – на споре». пойти? »Я говорю, что если отрезать не торопясь, так я поставлю еще белоглазого, а если проиграешь, утка с тобой. Ну, взял на припадке блюдо.Хлеб высеян из полпарции.

«Лей», – говорит. – Блюдо большое, чревато. «Ну, я поторопил в это блюдо всю бутылку белого. Начальство, что тут правильного, эти печки и председатель Сельфы Василий Тифонович хорошенькие, уронил, значит. А что бы вы, Пармереушко, сказали, если бы эта собачка, это плюшевый мишка, вся эта ложка из римпинеля выкинута? Хлеб да болтается, Хлеб да. гоняется. Выхлебал, черт, а еще и ложку сухости залезла. , Я про него говорил; видно, третка его давила.Выскочил из-за стола да на улицу.

Он выбросил его, шельму, из хижины. Крыльцо высокое, как с крыльца оторвется! Ну да, у тебя крыльцо и стояло, ты его видел, Мазурика. Возвращается, на лице нет крови, а смех! У нас тоже с ним конфликт. Все препятствия пополам разделились: кто говорит, что работал, а кто говорит, что Медведь слова не выдержал. И Василий Триопонович, председатель Selp, встал на мою сторону и говорит:

«Ваш взял, Иван Африханович.Потому что он выброшен, он высокий, брошен, но я не удержался в большем. Я говорю Мишке: «Ладно, шут с тобой! Купим пополам. Чтобы никто никого не обидел. «Что? Что ты, Пармерс? Что ты поднял? Ах, ну давай, давай. Я тоже с тобой плескался за компанию. Для компании это, Пармеш, всегда … TPRR!

Пармерс? О ком они говорят? TPRR! Вы, значит, меня не ждали, пошли? Я сейчас с энтузиазмом. TPRR!

Вы узнаете Ивана Африхановича! Ты! Ну вот остальные в людях, где у меня эти… Кнопки-то … Да, хм, хм.

Пройдем не короткое время, а только до девятого.

Останься, дорогой, сделай богатым.

Вот пошли, пошли с гайками, качнули с крышками …

Иван Африханович надел Митавицу и снова сел на дрова. Мерин, не тыкаясь в бок, проехал сраное убежище, он споры твердо воз, изредка фыркает и сверкает ушами, прислушиваясь к хозяину.

Да, брат Парменко. Выиграл, как мы повернулись с Мишкой.В конце концов, это осталось. Хассед.

Он ходил в клуб к девушкам, у девушек тут побольше, какая булочная, которая на почте, поэтому он пошел к девушке. А девчонки все эхом толстые, хорошие, не то, что у нас в деревне, у нас всю дорогу. Вся первая комплектация разобрана, одна вторая да третья осталась. Вещь знакомая. Я говорю: «Пойдем, Миша, домой» – нет, пошли к девочкам. Что ж, дело понятно, мы тоже, Пармеш, были молоды, это сейчас все дедлайны вышли, а соки остались, штука знакомая, да… а как ты думаешь, Парменко, ты получишь от Бабы? Он упадет к Богу, упадет, это точно! Ну и задержка у нее такая, ей тоже надо делать скидку, Баба, скидку, Парменко. Ведь на ее робустах сколько? И у нее они, эти клиенты, чур, она тоже не милая, баба, потому что им восемь … Али девять? Нет, Пармерс, вроде восемь … А с этим, кто … Ну, это, тот … что в чреве … девять? Аль восемь? Хм … Итак, итак: у меня вторая, Танка первая.Васька для Анатошки была, первого мая родила, насколько я помню, Ваську Катюшку, после Катюшки, Медведя. После, значит.

Медведь. П-п-подождите, а где? Забыл грышку, для кого? Васька за Анатошкой, Первомай родился, за Васькой Гришкой, после Грушки … Так вот, занимаю, сколько накопил! Мишка, значит, для Катюшки, для Мишки Володи, да и Маруси, этот малыш родился в сношении … А до Катюшки кто был? Итак, Антошка у меня вторая, Танка первая.Первым родился Васька, Гришка … А шут с ним, все растут!

Недолго пойдем … а только до девятого …

TPRRs, стойте, Парменко, вот мы потихоньку нужны, как ни окучся.

Иван Африханович слезы по дороге. Он с такой серьезностью поддержал ВОЗ и вытащил ко входу, что Мерин как-то даже снисходительно притормозила для Ивана Африхановича. Кому-то и Пармене была хорошо известна вся эта дорога… – Ну вот, давайте, как мост, – сказал велосипедист. – Мы бы только с вами не забывали, счета-фактуры нет, счета-фактуры … Но я вас, Парменко, еще помню. Ведь тогда ты еще в матке сосешь сосешь, вот и я тебя помню. И я помню вашу матку, называемую намерением, перед тем, как Мала была приведена к присяге, покойная голова была сожжена о колбасу, матку. Случилось, ездил на карнавал у нее, на Сэйнт, дорога была вся через пень колода, утка она, матка твоя, как ящерица с телегой, где Клир, где с сукой, раньше послушный Он был в грабеже.Не то, чтобы вы присутствовали. Ведь ты, дурак, и не красился, и в экскрементах на Селру не ел, ты один из одного вина и будешь заниматься, жизнь у тебя как у Христа для носовых пазух. Я все еще тебя помню? Ну дело такое, у тебя тоже получилось. Вспомните, как засорили горох посевной, а вы вышли из отгрузки! Как мы, круто, весь мир из канав ставим на ноги? Но я еще помню тебя, до сих пор помню, – это было, бегали по мосту, весь праздник, Утка Куйкати, ты так брякать, а им скучно, а заботы о тебе тогда не было.И что теперь? Ну ты крыло повидал, ну тебя там кормят, поют, а дальше что? Вот и дадут тебе колбасу, в любой момент могут, а ты что? Да ничего, поедешь как симпатичный. Вот ты говоришь, Баба. Баба, она, лошадь, Баба. Только у меня нет малышки, она кому кому отдаст. А я ни с пьяным. Пьяная она пальцем меня не тронет, потому что Иван Африханович знает, век прожил. Там если выпил, то не говорю слов и не берусь за руку, у меня есть рука, кому хочу сажу.Я говорю, Пармерс? Вот, конечно, говорю, так в аптеке Натгона Сопот. Чево?

Едет по лесу мужчина Иван Африханович Дрын. Напился с трактористом Мишкой Петровым, а теперь разговаривает с Мерин Пармен. Он забирает товары для магазина из Сельпо, а я Спяна везла не в эту деревню, значит, только – к утру … Обычное дело. А ночью Иван Африханович догоняет в дороге. Все тот же мишка Тедди. Все еще пил. И тут Иван Африханович решает отсосать свою сестру розулуса Сорокаленную Нюшку Зоотехницу.Она же, правда, с Бельм, но если посмотреть в левую сторону, то не видно … Нюшка с хваткой водит друзей, а им приходится ночевать в бане.

И как раз в это время девятым родится жена Ивана Африкановича Катерина, Иван. А Катерина, хотя я ее и запретила Фельдшерица строго-тюнинговая, после родов – сразу на работу, тяжело заболела. И Катерина вспоминает, как в Петрове, Иван Развана с Б-Блюманной из их села с Дашкой с рывком, а потом, когда Катерина его простила, он обменял Библию на «Гармонусе» на Библию на радостях – на веселье.А теперь Дашка не хочет ухаживать за телятами, поэтому Катерина должна за нее работать (а иначе семья не кормит). Измученная работой и болезнью, Катерина внезапно теряет сознание. Ее доставят в больницу. Гипертония, ударил. И только спустя более двух недель она возвращается домой.

И Иван Африханович тоже вспоминает о губной гармошке: он не успел научиться даже на басу играть, так как его приняли за просрочку.

Время гайрокоса. Иван Африканович в лесу тайный, за семь верст от села Косит ночью.Если не спрятать три стога, корову нечем кормить: десяти процентов сена в колхозе хватит на месяц. В одну из ночей Иван Африханович берет с собой маленького сына Гришки, а затем по глупости сообщает районному уполномоченному, который ночью ушел в лес с отцом. Ивану Африхановичу суд угрожает: ведь он депутат сельсовета, а потом тот же комиссар требует «рассказать», кто еще косит в лесу ночью, написать список… За это он обещает «не социализировать» личные стеки Дрынова. Иван Африканович договаривается с соседним председателем и вместе с Катериной уходит в лес на чужую территорию, чтобы ночью косить.

В это время в их село приезжает из Мурманска без гроша поляк Митька, Брат Катерина. Не проходили недели, как всю деревню пропил, начальство пошло, Мишке засасывает Дашу до помола, а она корову закрепила. И вроде бы все далеко.Дашка Путанка будет мишкой милым зельем, а это еще давно пора, а через Митыкина через день ходят в сельсовет и расписываются. Вскоре даша срывает репродукцию картины Рубенса «Союз земли и воды» с трактора «Мишкая» (там изображена обнаженная женщина, по общему мнению, налитая Нюшка) и сжигает «картину» в топке от ревности. Медведь в ответ чуть не роняет Тракторную Дашку, моющуюся в бане, вместе с баней прямо в реку.В результате трактор поврежден, а в чердачных банях обнаружено незаконно скошенное сено. Сено заодно начинают искать все в деревне, дело доходит до Ивана Африхановича. Вещь знакомая.

Митька вызывается милицией, в район (за соучастие в порче трактора и за сено), но по ошибке пятнадцать дней дают не ему, а другому поляку, тоже из синта (есть политеревный поляк). ). Мишка и его пятнадцать дней служат прямо в своей деревне, без отрыва от производства, по вечерам, застревая с прикрепленным к нему сержантом.

После того, как Ивана Африхановича забирают со всем скопившимся сеном, Митька убеждает его покинуть деревню и уехать в Полярную на заработки. Не хочет, чтобы Дрын покидал родные места, но если я слушаю Митьку, то другого выхода нет … И Иван Африханович решается. Председатель не хочет выдавать ему справку, по которой можно получить паспорт, но Дрынов в отчаянии ему угрожает, и председатель вдруг посудит: «Хотя избавляются …»

Теперь Иван Африканович – вольный казак.Он прощается с Катериной и внезапно все съеживается от боли, жалости и любви к ней. И, не говоря ни слова, толкает ее, как бы с берега, на Аут.

А Катерина после его отъезда должна косить одну. Там во время косба и настигает ее второй удар. Еле живу, привозят домой. А в больнице в таком состоянии нельзя – умереть не возьмешь.

И Иван Африканович возвращается в родное село. Бег. И он рассказывает немного знакомому парню из давней деревни, как он ехал с Митаго, а он продавал лук и начал вовремя прыгать, но все осталось на билеты.Иван Африханович приземлился и потребовал, чтобы он уехал обратно в деревню и штраф, мол, отправить в колхоз, но только как ехать, если не за что, – не сказал. И вдруг подошел поезд и слезы Митьки от него. Вот тут Иван Африканович и помолился: «Мне ничего не нужно, чтобы отпустить меня домой». Они продали лук, купили обратный билет и, наконец, поехали домой.

И парень в ответ на рассказ сообщает новость: в селе Ивана Африхановича Баба Мина, детей осталось много.Парень уходит, а Дрин неожиданно падает на дорогу, толкает голову руками и скатывается в придорожную канаву. Бьет кулаком по лугу, грызет землю …

Рогул, Корова Иван Африханович, вспоминает свою жизнь, словно удивленный ею, богатым солнцем, теплом. Она всегда была равнодушна к нему, и ее вневременное безмерное созерцание очень редко нарушалось. Приходит мама Катерины Евстольд, плачет над их ведром и заставляет всех детей обнять проходимца, прощаться. Дрынов просит Медведя к корове, он не смог.Мясо обещают отнести в столовую. Иван Африханович перемещает Рогулинов Света, и на его окровавленные пальцы капают слезы.

Дети Иван Африханович, Митька и Васька отданы в приют,

Антошка – в школу. Митька пишет, чтобы Катюшку отправили к нему в Мурманск, только мучительно Мала. Остается ворчун с Марусусом и двумя младенцами. И трудно: Юстл Стара, руки были тонкими. Она вспоминает, как Катерина перед смертью уже без памяти звала мужа: «Иван, ветрено, ой, Иван, как ветрено!»

После смерти жены Иван Африканович жить не хочет.Ходит жутко и курит горький сельровский табак. А Нюшка заботится о его детях.

Иван Африканович идет в лес (ищет осину для новой лодки) и вдруг видит на ветке платок Катерины. Глотая слезы, вдыхает горечь, запах ее волос … тебе пора. Идти. Постепенно он понимает, что заблудился. И без хлеба в лесу Каюк. Он много думает о смерти, все больше и больше слабеет и только на третий день, когда она врезается в карачет, вдруг слышит гудение трактора.А спасший своего друга Мишка сначала думает, что Иван Африканович пьян, но ничего не понимает. Вещь знакомая.

… Два дня спустя, на сороковой день после категории смерти, Иван Африханович, сидя на могиле своей жены, рассказывает ей о детях, говорит, что он без нее, без нее, который пойдет к ней . И просит подождать … «Милая, светлая, моя … Вон Рябина тебе привезла …»

Он весь дрожит. Маунт плачет ему на холоде-смешном, не покрытом травой.И этого никто не видит.

В И. Белов
Обычная вещь
СОДЕРЖАНИЕ
Глава первая 1. Прямой порошок 2. Шатуалы 3. Союз земли и воды 4. Горячая любовь
Глава вторая
1. Малышки 2. Бабкинские сказки 3. Утро Иван Африханович 4. Жена Катерина
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
По логам
Глава четвертая
1. И пришел Сенокос 2. Цифры 3. Что произошло дальше 4. Митька действует 5. На всю катушку
Глава пятая
1. Вольный казак 2. Последняя цель 3.Три часа
Глава шестая
Рогулина жизнь
Глава седьмая
1. Ветреный. Так ветрено … 2. Обычное дело 3. Еда
ГЛАВА ПЕРВАЯ
1. Прямой ход
– Parma-en? Это где у меня парменко? Но он, Парменко. Заморожен? Заморожен, парень, заморожен. Дурак ты, парменко. Парамена молчит. Вот, ладно, поедем домой. Тебе нравится дом? Пармерс вы, Пармерс …
Иван Африханович еле развязал замороженные подъезды.
– Вы здесь стояли? Стоял. Ждали Ивана Африхановича?
Ждал, подскажите.А Иван Африханович что сделал? А я, Пармеш, пил мало, пил, дружище, ты меня правда не видишь. Да без причины, значит. А что, русскому человеку нельзя пить? Нет, ты мне скажи, ты русский человек выпьешь? Особенно, если он сначала все до потрохов на ветру закипит, а потом повесил до костей? Ну мы, значит, на заправку попили. да. А медведь мне говорит: «Да ну, Иван Африханович, от одного только в ноздрю. Давай, говорит, – консультативно». Мы, Парменеушко, идем под Селк, ругаться не можешь.Да милый, не ругайся. Но откуда все взялось? И пошло, Пармеш, с сегодняшнего дня, когда мы с посудой с тобой пусто, чтобы забрать. Загружен и удачлив.
Я продавщица Грит: «Двуй, Иван Африханович, посуду, а товар обратно принесет. Только, -Гр. – не потеря – не потеря». А когда теряются ноги счета? Не потерял фактуру Иван Африханович. «Вон», мол, Пармерс не дает мне сидеть, не потерял счет. «Мы принесем с собой посуду? Связано! Мы ее вручили, курильщик? Доставлено!
Доставлено, и все товары получены наличными! Так вот почему мы не можем пить с вами? Можете пить за нас, ей-богу, можете .У вас, значит, на стенде Selra высокое крыльцо, а мы с плюшевым мишкой. Медведь. Это плюшевый мишка Тедди Мишка. Я говорю о. Вещь знакомая. «Давай, – говорит Африханович, – не буду», песчинка, – если с хлебом все из блюда не дойдет. Я говорю: «Ты что, Тедди, шелма. Ты, скажи, -сельма! Ну кто такое вино с хлебом с ложкой хлеба? Ведь там сказано: «НЕ ЧТЫ Любой, не суп с дымом» Это, ложка, как туррей, зверюга ».-« А вот, – говорит, – давай в спор.«Да ладно!» Я, Пармеш, этот секрет разобрал. «К чему, – спрашивают меня, он, – спрашивает, – иди в спор?» Я говорю, что если не торопясь отрубить, то я поставлю еще белоглазый, а если проиграешь, Утка с тобой. Ну, он взял по форме блюда. Хлеб посеяно из полпарции.
«Лей», говорит. «Большое блюдо, кобель». Ну, я поторопился целую бутылку белого в это блюдо … Начальство, что тут правильно, эти печки и председатель Selpha Василий Тифонович хорошенькие, упали, значит.А что бы ты, Пармереушко, сказал, если бы эта собака, этот плюшевый мишка, выбросила всю эту ложку для римпинеля? Хлеб да мелкий, Хлеб да. погоня. Выхлебал, черт, и тоже залез по ложке сухости. Ну, вот только закурить захотелось, газету сломал, про него говорил; Видно, третка его давила. Выскочил из-за стола да на улицу.
Он выбросил его, шельму, из хижины. Крыльцо высокое, как с крыльца оторвется! Ну да, у тебя крыльцо и стояло, ты его видел, Мазурика.Возвращается, на лице нет крови, а смех! У нас тоже с ним конфликт. Все препятствия пополам разделили:
Кто говорит, что работал, а кто говорит, что Медведь слова не выдержал. И Василий Триопонович, председатель СЕЛП, встал на мою сторону и говорит:
«Ваш он взял, Иван Африханович. Потому что его выбросили, это сильно забросило, но я не удержался в большем». Я говорю Мишке: «Ладно, шут с тобой! Давай купим пополам. Чтобы никто никого не обидел». Какие? Ты что, Пармерс? Что ты встал? А, ну давай, давай.Я также всплеск с вами за компанию. Для компании это, Пармеш, всегда … TPRR!
Пармерс? О ком они говорят? TPRR! Вы, значит, меня не ждали, пошли? Я сейчас с энтузиазмом. TPRR!
Вы будете знать Ивана Африхановича! Ты! Ну вот и остальные в человеческом, где у меня, эти … Кнопки-то … Да, хм, хм.
Пройдем не короткое время, а только до девятого.
Останься, дорогой, сделай богатым.
Вот пошли, пошли с гайками, качнули с крышками…
Иван Африханович надел Митавицу и снова сел на дрова. Мерин, не тыкаясь в бок, проехал сраное убежище, он споры твердо воз, изредка фыркает и сверкает ушами, прислушиваясь к хозяину.
– Да, брат Парменко. Выиграл, как мы повернулись с Мишкой. В конце концов, это осталось. Хассед.
Он ходил в клуб к девушкам, у девушек тут побольше, какая булочная, которая на почте, поэтому он пошел к девушке. А девчонки все эхом толстые, хорошие, не то, что у нас в деревне, у нас всю дорогу.Вся первая комплектация разобрана, одна вторая да третья осталась. Вещь знакомая. Я говорю: «Пойдем, Миша, домой» – нет, девочки пошли. Что ж, дело понятно, мы тоже, Пармеш, были молоды, это сейчас все дедлайны вышли и соки остались, штука знакомая, да … а что ты думаешь, Парменко, от Баба? Он упадет к Богу, упадет, это точно! Ну и задержка у нее такая, ей тоже надо делать скидку, Баба, скидку, Парменко.Ведь на ее робустах сколько? И у нее они, эти клиенты, чур, она тоже не милая, баба, потому что им восемь … Али девять? Нет, Пармерс, вроде восемь … А с этим, кто … Ну, это, тот … что в чреве … девять? Аль восемь? Хм … Итак, итак:
Anniversary У меня вторая, Танка первая. Васька для Анатошки была, первого мая родила, насколько я помню, Ваську Катюшку, после Катюшки, Медведя. После, значит.
Медведь. П-п-подождите, а где? Забыл грышку, для кого? Васька за Анатошкой родился Первомайский, за Васькой Гришкой после Грушки… Итак, беру, сколько накопил! Мишка, значит, для Катюшки, для Мишки Володи, да и Маруси, этот малыш родился в сношении … А до Катюшки кто был? Итак, Антошка у меня вторая, Танка первая. Первым родился Васька, Гришка … А шут с ним, все растут!
Недолго ходить не будем … а только до девятого …
TPRRs, стойте, Парменко, вот мы потихоньку нужны, как ни окучся.
Иван Африханович слезы по дороге.Он с такой серьезностью поддержал ВОЗ и вытащил ко входу, что Мерин как-то даже снисходительно притормозила для Ивана Африхановича. Кого-то, кого, как и Пармера, всю эту дорогу знали… – Ну, так, давайте, как мост, – сказал проезжающий. – Мы бы только с вами не выставляли счет-фактуру. .. Но я тебя, Парменко, до сих пор помню. Ведь тогда ты еще в матке сосешь сосешь, вот и я тебя помню. И я помню вашу матку, называемую намерением, перед тем, как Мала была приведена к присяге, покойная голова была сожжена о колбасу, матку.Случилось, ездил на карнавал у нее, на Сэйнт, дорога была вся через пень колода, утка она, матка твоя, как ящерица с телегой, где Клир, где с сукой, раньше послушный Он был в грабеже. Не то, чтобы вы присутствовали. Ведь ты, дурак, и не красился, и в экскрементах на Селру не ел, ты один из одного вина и будешь заниматься, жизнь у тебя как у Христа для носовых пазух. Я все еще тебя помню? Ну дело такое, у тебя тоже получилось. Вспомните, как засорили горох посевной, а вы вышли из отгрузки! Как мы, круто, весь мир из канав ставим на ноги? Но я еще помню тебя, до сих пор помню, – это было, бегали по мосту, весь праздник, Утка Куйкати, ты так брякать, а им скучно, а заботы о тебе тогда не было.И что теперь? Ну ты крыло повидал, ну тебя там кормят, поют, а дальше что? Вот и дадут тебе колбасу, в любой момент могут, а ты что? Да ничего, поедешь как симпатичный. Вот ты говоришь, Баба. Баба, она, лошадь, Баба. Только у меня нет малышки, она кому кому отдаст. А я ни с пьяным. Пьяная она пальцем меня не тронет, потому что Иван Африханович знает, век прожил. Там если выпил, то не говорю слов и не берусь за руку, у меня есть рука, кому хочу сажу.Я говорю, Пармерс? Вот, конечно, говорю, так в аптеке Натгона Сопот. Чево?
Недолго гулять не будем, а только по де …
Я говорю, что Дрынова хто хаж? Нихто Дрынова отапливаться не будет. Дрынов, у которого она есть, так и сам. Где? Ты где, дурак старый, делаешь? В конце концов, вы не сверните на эту дорогу! В конце концов, мы прожили с вами век, а вы знаете, куда повернуться? Это дорога домой, что? Это не для вас, а для вырубки.Я был здесь сто раз, я …
Что? Я тебя отравлю, я тебя раскрашу! Ты знаешь дорогу лучше? Ты, очередь, хотел? Н-он!
N-on, вот если так! Иди туда, где мы вейд, твои пятна не защищай! Что было ошеломлено? Хорошо? Вот, дурак, иди туда, где держится!
Долго гулять не будем, только до …
Иван Африханович прокатил Мерина и примирительно прислал:
«Ты, Парменко, как я что-то выгнул». Мы с вами сейчас ставим домой, отдадим товар, самовар поставим.Прямо скажу или бан, а ты пойдешь, дурак, домой, в конюшню. Ведь ты дурак, Парменко?
Так я и говорю, что ты дурак, хоть ты умный мерин, но дурак. Ничего в жизни не имеет смысла. Ты хотел пойти другим путем, и я восстановил тебя. Я вас восстановил по правильному пути Али не восстанавливал? Что-то! И мы не пойдем недолго … Ты, дурак, зачем опять остановился?
Как только вы остановитесь. Ты не хочешь домой?
Допустим, у меня еще есть вход, если! Вон и деревня видно, товар отдадим, самовар поставим, мы сейчас, что мы сейчас все вчера до обеда.Дурак ты, Парменко, Дурак, к тебе неохотно. Вон и деревня рядом, Фон и Трактор Мишкин. Какие? Что за деревня? Вроде не наша деревня. Хорошо. Ей-богу, не деревня. Вон и Селпо есть, а в нашей деревне нет, конечно, а потом Селпо. Вон и подъезд высокий. Ведь в Парменко вроде товар здесь и товар? Хм. Здесь правильное слово. Пармерс вам, Пармерс!
Нет, у вас есть чувство, вы там, где вы меня поймали. Вот куда это нас привело. Парма-ан? Что ж, теперь мы поедем с тобой домой.Вот, вот, накатай, Батюшко! В конце концов, я все еще помню? Ведь ты еще до губ подсохла Матткина … Мы с тобой тромбируемся … К утру дома будем, как в аптеке … Теперь мы, Пармеш, прямой переезд. Да это …
Директ … Уход обычный.
2. Шатня
Иван Африханович зажег, а Мерин, не останавливаясь у Сельровского крыльца, завернул обратно. Он трудолюбивый и сплошь таскал нагруженный лес с Иваном Африхановичем вдобавок, напевая ту же рекрутскую частушку.
Красная большая луна стояла над лесом. Она катилась по Фир Верхам, сопровождая одинокие скрипучие корабли.
Снег за ночь затвердел. В тишине криво и широко тянуло запах ледяной влаги днем ​​и ночью.
Иван Африханович теперь молчал. Он трезво и, словно падающий петух, клонирует голову. Сначала он немного смутил Пармерса за свою ошибку, но вскоре он, как ни намеренно забыл об этой вине, и все снова установилось на своих местах.
Мерин, чувствуя себя за спиной человека, промокший и дурачился по твердой дороге. Маленькое поле закончилось. К греху, где была половина дороги, еще оставалась небольшая леска, встретившая фальшивое молчание, но Иван Африканов даже не двинулся с места.
Атака человечества, как команды, сменилась глубоким и безмолвным безразличием. Теперь Иван Африханович даже не думал, только дышал да слушал. Но скрип чистящих средств и фырканье Мерин не повредили Его сознанию.
Из этого небытия он вывел кого-то очень близкими шагами. Кто-то его догнал, и он затрясся, проснулся.
– Эй! – Иван Иван Африханович. – Медведь, что ли?
– Хорошо!
– А потом кто-то бежит. Что, видите, не вышло ночью?
Медведь, рассерженный, зажал на лесах, Мерин даже не остановился. Иван Африканович, почувствовав собственную хитрость, выглядел как парень. Плюшевый мишка, упав на калитку метки, зажег.
“Кто сегодня схватил?” – спросил Иван Африханович. “Это не тот, что в сапогах идет?”
– Ну, они все включены…
– В чем дело?
– «Зоотехник в Истерике»! – напортачил медведь Коджото.-Чик-Брич, дребедень! Просторные дураки. Я видел такую ​​интеллигенцию!
«Не говори мне», – тупо сказал Иван Африханович Иван.
Оба долго молчали. Желание и стало невысоким к полуночи Луны, тихонько снились кусты и скрипели уборщицы, пачкали и дурачили уставшего пармера, а Иван Африханович казалось, что на чем-то сосредоточился. До греха, деревеньки, стоявшие посреди пути, оставалось полчаса.Иван Африханович спросил:
– Вы знаете, Нюшка, знаете?
– Какая медсестра?
– Да, Нюшка это …
«Нюшка, Нюшка …» Парень сосет и перевернулся на другой бок.
«Экок ты, да …» Иван Африханович покачал головой. “И вы забываете об этих ученых!” Когда-то наш брат маленький, утка и ничего. Заклинания и все. Вещь знакомая.
“Иван Африханович, а Иван Африханович?” Мишка обернулся. «Но я не распечатал эту бутылку.
– Ага! Что такое« это »?
– Ну, это ты работал на меня.- Титул вытащил бутылку из карманов штанов. – Сейчас будем размяться.
«Вроде по шее … неудобно перед народом и тд». Может не будем, Миша?
– Что там неудобного! -Мишка уже напечатал жопу. – Казалось, гинкеров грузили?
– Есть.
– Давайте откроем коробку да возьмем два на закуску.
– Не хорошо, парень.
– Можно завтра сказать продавщица, чего ты боишься? – Мишка Топор вытащил коробку из коробки, достал два пряника.
Выпил. Был уже затихший, но арендованный хмель в стремительной ночи вдруг загорелся, и скрипучий уборщик, и шаги Мерина – все приобрело смысл и заявило о себе, и уже луна не показалась Иваном Африхановичем Эйдны и равнодушны.
«Я к тебе, Миша, так и скажу». Иван Африханович Наскоро ждал пряников. «Мужик сердцем не сердится, да, да, да, грабитель, Утка не хуже всякой и магазинной, ни гос крахмала.Вот такая нюшка …
Мишка слушал. Иван Африханович, не зная, доволен ли парень собственными словами, тряхнул.
– Церемония, грамм тоже это … не лишнее в девушке.
А и ты парень с нами без худого, что сказать … да. Значит … что сказать …
Доп, а медведь далеко в кусты бросил пустую задницу, спросил:
– Ты о чем говоришь, Нюшка? О Сосновской?
– Хорошо! – Иван Африханович. «Вот девушка, и красавица, и роблэнс». И ножки вырублены.
У нее недавно было это с моей саубой на пацанке, Дак Ои, там, на разрезе, с меткой на равнине. И этим буквальным ее уткам все стены нужны.
– С Belm.
– Chevo?
– С Лельмом, говорю я, с этой медсестрой.
– И что? Что ты так, Бельмо? Это Бельмо и видно, только если смотреть спереди, а сбоку, да, если слева, Утка нет и Бельма не видна. Привет, и Ногото, это та баржа. Где Нюшка эта зоотехника. Однажды во двор зашла Вон Зоотехника, и Куров взглянул и говорит: «Молодец, только ноги остались.«Нет, значит, ножек почти нет. Как палочек. И Нюшка победила ходит, дак глянуть что нибудь или дорогое. Вся простота в грамматиках и в штампах, а в доме одна с маткой. Но хош, сейчас Я приду? Хотя бы сейчас и сосать!
– А как думаешь, сгущено? – Пощечину медведь.
– говорю тебе.
– А я пробьюсь!
– Мишк! Да я … да мы … Мы с тобой, понимаешь? Ты Иван Африханович, ты знаешь! Да, мы … Пармеры ?!Пармера нехотя обернулась, но уже под холмом покатились леса. Мерине невольно пришлось пойти к рыси, и через минуту дружба Кразодлецкого, и частушка скатилась в Сосновку:
Дорогой, не угадай, любил – не бросай.
Держись за старый ум – полюби меня Мазурик.
Сосновка спала бесконечным сном. Ни одна собака не ушла, когда появилась вуаль; Дома, редкие, словно фермы, мерцающие лунные окна. Иван Африханович Наскоро поставил Мерина на луну, бросил последний сензо с войны.
«Ты, Миша, вот что ты на меня надеваешь, ты сам слишком много». Я не в первый раз это дело, я степановна, матку знаю давно, как тётя двоюродная сестра. Мы больно пьяным?
– Надо бы насытиться …
– Ч-ч! Похка тыкать! .. Степановна? – Иван Африханович аккуратно пробил по воротам. – А Степановна?
Огонь вскоре перешел в огонь. Затем кто-то вышел в Сонги, на окраине ворот.
– Кто средняя книга? Только на печь лег.- Ворота открыла старуха в кофте и в сапогах. – Даже Иван Африханович.
– Отлично, Степановна! – воскликнул Иван Африханович, ударившись ногой о ногу.
– Давай, Африханович, куда ты пошел? А кто с тобой, кроме Михаила?
– Он, он.
В дупле и по сути, оно было красным от почетных грамот и дипломов, горела лампа, большая побеленная печь и забор, оклеенный обоями, отделял избушку на две части. Колено самофруктовой трубки висело у шестого на гвоздике, рядом с двумя хватками, совком и тушками, самовар стоял, видно в затворе.
– Будешь переночевать как? – спросила Степановна и потушила Самовар.
«Нет, нас прямо переезжают … Он погреет и домой». «Иван Африханович снял шапку и засунул в нее свои лохматые рукавицы». Нюшка, где, спит, что? «
– Что спит! Две коровы должны идти, Дак убежал с вечера. Чем живешь?
– И хорошо! – Пощечину Иван Африханович.
– Ну да ладно, если хорошо. Не родила. хозяйке?
– Да, это должно быть о.
– А я только печку залезла, думаю Нюшка стучит, то калитку мы закрываем редко.
Зарел Самовар. Старуха поставила из палаты бутылку.
Принесли торт, и Иван Африханович закашлялся, скрывая удовлетворение, визжащие штаны по колено.
– А ты, Михаил, все в холостяках? – Женился бы, уток и меньше вина пил, – сказала Степановна.
– Это точно! «Медведь, смеясь, хлопнул ее по плечу». Виной всему я, Степановна, и много пью. В конце концов, вот и сегодня я закончил, и это правильно! Кровать!
Мишка заколотил головы:
– зять забери…
Иван Африханович подбросил Мишку сапогами под стол, а мишку Тедди не взял:
– Ты мне дочку что-то подарил?
“Да, со Христом!” Сказала бабушка. «Возьми, если пойдет, хоть сейчас.
Ивану Африхановичу нечего было делать, как тоже включиться в дело; Он уже громко, на всю избушку, кричали Степановна и Мишке:
– Ну, я говорю , точно! В девушке, Нюшка, рука … Какая-то грамотность … Миша? Точно говорю!
Степановна? Ты меня знаешь! Иван Африханович, кто это плохо сделал? И? Бездомный !.. Я ему говорю, сейчас приеду в Сосновку, да? Он мне говорит … Нюшка! Ну иди сюда, Нюшка! Так что пойду сейчас в колхоз, отдам Нюшку. Степановна? Вечера!
Впрочем, за нос Ивану Африхановичу ходить не пришлось. В ворота постучали, и на пороге появилась сама медсестра.
-Анушка! -Иван Африханович с полным стеком поднялся к ней навстречу. -Анутка! ПРАВДА! Да, мы вы … Да мы … Мы … Да, там девок на всю округу ебли! Ведь нет такой девушки? Some litera… тьфу! Миша? Брось все. Я не говорю лучше, девочка! А медведь? Да, разве не плюшевый мишка у парня? Ведь мы, Анюта, для тебя … Итак, это самое, Сват.
– Что? «Нюшка, в затертых сапогах и в пропавшем Силосе Фуфайка, стояла посреди избы и, прищурившись, смотрела на сваху. Потом она бросилась к перегородке, проворно выскочила оттуда с хваткой: -н, лежа!
Чтоб духа твоего нет, пьяный несчастный! Барс, раб, пока глаза не мелькают! Носит тебя ушло, откуда взялось! Старушка пыталась остановить дочку:
– Анна, да, что ты выдавила?
Нюшка Зайнель, схватила Ивана Африхановича за калитку:
– Иди, пустое лицо! Иди откуда взялась, сотон! Сват написала! Да, я …
Иван Африханович не успел проснуться, как Нюшка его сильно толкнула, и он очутился на полу, за дверью; Так было на Сене и Медведе.
Потом она прыгнула в коридор, уже не ухватившись за нее. Еще бесцеремоннее и окончательно вытолкнули плетенку на улицу и захлопнули калитку …
В доме раздался рев. Нюшка с плачем швырнула на пол, что он упал, весь белый свет закричал в слезах и весь белый свет.
– Ну-ну! .. Сказал Медведь, похлопывая за локоть.
А Ивана Африхановича смущает Хмыкал.
Еле встал, сначала на четвереньках, потом, опираясь на руки, долго притуплял колени, с трудом выпрямлялся:
– Хм! Это … без девушки. В ухе плюнуть и замерзнуть. Пармерс? А где мне Пармерс?
Пармена у пионера не было. Иван Африханович забыл связать Мерина, а он уже давно так дурачился дома, умиротворенный один, под белой луной по тихой дороге, и одиноко скрипящим облаком в ночных полях.
3. Союз Земли и Воды
Утром погода переменилась, пошел снег, поднялся ветер.
Во всех подробностях и с красочными добавками о сватах Мище Петрова знала весь район: сарральная почта работала неохотно, даже в такую ​​метель.
Магазин открылся в десять часов, женщины ждали выпечки хлеба и отпустили новость:
– Говорят сначала как хватка, а потом нож со стола слетел, а потом ножом по мужчинам!
– Ой ой, а старуха какая?
– А что такое старуха? Она, мол, и старуха убитого дня.
– О, женщины, здоровая полнота речи. Нюшка матка пальцем не грызла. Нет, в дружеской из них с маткой, Эки Буховен про Нюшку разлучили.
– Что сказать, скромной девушки не было.
– Дак конь пришел?
– Один, ни мужиков, ни фактуры не делал.
– Говорят в бане на Сосновской и ночевали.
– Любимый вину!
– Готова к обоим концам заливки.
– А обычные товары?
– Привезли Преликова, но мол, двух самоваров журавль выбрали, сам Мерин по конюшне бродил, лес вырубили.
– Ой ой, ведь нельзя Ивана Африхановичу заплатить!
– И все вино, вино, девушки, не было молодца, чтобы побороть винты!
– Да, но не вино, известное, вино!
– Сколько бед от его, белоглазого, как плохо!
У нас появлялись все новые и новые клиенты. Завернул бригадира, ничего не купил, воткнул и ушел, к трактористам навещали. И весь разговор снова закрутился вокруг плюшевого мишки да Ивана Африхановича.
Иван Африханович был замечен рано утром, когда он убегал откуда-то, как он шел к дому и «как будто она огляделась дупло, потому что вчера, когда он ехал в Сельпо, его жену Катерину увезли в в больницу рожать, жена не получилась, и как бы он сказал свекрови Евстолу, что, мол, он, Иван Африканович, спрашивает, что он хуже Сяроты хуже.Свекровь Юстла, по словам Баба, сказала Ивану Африхановичу, что с нее хватит, собирается уехать К сыну Митке в Северодвинск, мол, ее легли, на ночь качала колыбель, что вы мол, если бы Катерина просто обнималась и что она, Юстл, больше не останется и пойдет к Митке.
Нет торца Бабия Пересова … Продавщица пошла в конюшню, написала акт, наказала женщин посмотреть на прилавок, а в магазине был шум, женщины все сразу сказали, Иван Африханович испортил и отругал Медведя.В тот самый момент и в магазин упал сам Медведь, со вчерашнего пьяного, без шляпы.
У кого есть какая то, у меня плюшевый бит, Лампасе1 Лишка никогда не принесу! –
Пел и залез на голову. “Ну, женщины!”
– Здравствуйте, привет, Михаил.
– Что смешного?
– А …
– невесту не привезли?
– Нет, женщины, не вышло.
– Значит, голова болит?
– Больно, бабы, «мужик так и сел на атаки». Это не ремесло, вино тускнеет.Нет, не ремесло … – Медведь умыл голову.
– Где друг девала, сваха? – Насколько серьезно мы готовили женщин.
– Да и не говори! Сват – от Дака … – Тедди долго смеялся над атакой и крался от нее. – Ой, женщины! Ведь мы такие … как диверсанты …
– не приняли?
– потушить! Закидываю это … У меня и сейчас локоть болит, как она тянется, мы же лестница с ракетой. Как ветер нас подул! О женщины! Лучше не говори…
__________________________ 1 Lampasy – Spatrical: Candy, от слова “Montpanne”.
Медведь снова засмеялся и закашлялся, а женщины не стали повторять:
– Дак в шудраоды не прижился?
– Ты что! Нам и то бросилось в глаза. Проснулся что делать? Мерин пошел домой, стою на морозе. Я говорю:
«Пойдем, Иван Африханович, баню найдем да до утра накажут. Думал на парине переночевать с ношкой, и все развернуло на сто градусов.«Пойдем, баню нашел.
– А чья это ванна? Его?
– Ну! Еще теплая, а вода – половина сена. Я говорю, давай, Иван Африханович, раз уж не вышло с матч, Утка хоть в Бан в Бане может.
– Ой, Сотон! Ах, Глай-Ко., тебя нет! – Баба, смеясь, возился руками.
«… взлетай, говори , -ыван Африханович, рубашку, мы грехи смоем ». А он упрямый, сила показывает:
Уроалков нет, нет.« Меня, – говорит, – я знаю в Москве в трех домах.Я, говорит, без сахара не спал, не буду, как дезертир, в чужой ванне умываться. Да и тепла “говорит” нет “. А я, бабы, ведро взяла, на обогреватель плеснула. Правда, от каменки толку нет, все равно не буду, если на Техчине , Не помню! Вот Ивану Африхановичу тоже некуда идти, смотрю, раздеваюсь.
– Постирал?
– Ну! Без мыла правда, но хорошо. Бля, ложись на верхнюю полку-валюту. Это плохо. «Швейцарский, душа, через нос.Я, у меня случился, в доме колхоза ночевал, Дак там до крови жуки жуки, а вот и вольная трясина. Слышу, Иван Африханович не спит. “Какие?” – Я спрашиваю. «Ах, говорит, -Да это … Откуда ты ее знаешь … Веркутозозерск знаешь? Больно, – говорит, – девочка».
Я говорю: «Иди ты, Иван Африканович, знаешь куда! Что я тебе, что алее? Один с Бельмом нашел, другой хромой. Эта версия и под гору с битвой идет». Он мне говорит: «Ну что? Думаю, хром, но колхоза и брата много в городах.«Я говорю:« Не нужны мне эти братишки … »
– Нет, Миша, Верка тоже не невеста.
– Ну! Говорю Иван Африханович … В то время ящички с товаром и двумя в магазин затащили новый встревоженный самовар, завернутый в бумагу.
Баба перешел на товар, который, вроде, а медведь, оставленный не работать, молчал.
– Блин будет?
– Ой, бабы, каба крендель, крендель, даже если вам привезли …
Продавщица без счета на продажу нового товара отказалась от плоскостности, свидетели подписали акт о разбитых самоварах и наличии ящиков, а плюшевый мишка продолжал говорить:
– «Ты скажешь, разве ты не гулял сегодня?» – испугался я.Я с утра поинтересовался, гляжу, нет Ивана Африхановича. Один на полке лежит. Похоже, он разбудил меня, пошел да и побежал простудить, отступил. Я что-то много сплю с похмелья. Сел, закурить захотелось. Смотрю, штанов у меня вроде нет, а штаны перепутались. «Ладно, – думаю, – вот такие», – избаловал подсудимый, вроде никого не вижу, но по заданиям, на задворках, думаю, если бы вы ушли живым из села.
– Дак бы с радостью: может быть, фактура в штаны от Ивана Африхановича.
Медведь закурил из карманов.
– Нет, это не ремесло … Газета, много, спички. А вот еще одна смотровая площадка. Хорошо! Ровно обложен.
Медведь начал читать накладную, а продавщица проверять товар.
– «Пряники мятные, по РУП сорок килограмм, самовары тульские белые, тридцать три восемьдесят штук, шоколад« Отлло », есть?
– Есть, есть!
-« Гусиное озеро, Лиза Патричеевна … «Стой, вот что лиса? А, игрушки …» Поругать … Репродукция «Союз земли и воды», есть?
– Здесь.
– Ну хоть посмотреть, что это за союз. – Тедди завернул обертку с изображением и щелкнул от радости языком: – Честное слово! Баба, ты только посмотри, что мы-то привезли! Не здоровы пошли. Две штуки по пятьдесят!
Баба как посмотрел, а они крадутся, женились:
На картине изображена обнаженная женщина.
– Ой, ой, займи, Леша, чего не рисуют. Уже голых женщин бьют! Что будет дальше?
– Михаил, а ведь она похожа на нос.
– Хорошо! Для уверенности!
– Возьми ага над кроватью, не женись.
– Да, я лучше копеек тридцать добавлю …
– Он, эх, титьки-то!
– И победа Роботиста разыгрывается.
– А этот, пьет из рогов?
– дует!
– Уж больно рама хороша. На стене будет путь.
– Купил бы Дак из-за пределов, она купила, купила.
Картина куплена “в дорогу”. По просьбе хозяйки картина Мишка выбила Рубенса из рамы, превратила в трубку.
И Иван Африханович не явился.
Принесли из пекарни хлеб, пошли в ход и мятный имбирный пряник. У Бабы был пузырек узелков, ложа булавок. Мальчик послал за Иваном Африхановым, вскоре приехал и сбежал и сказал, что Ивана Африхановича нет дома, и где никто не знает, и что бабушка Юстл качает колыбель, крошит Гришкину штаны и ругает Ивана Африхановича Путаника. И это будто Гришка, дожидаясь штанов, сидит на печи и плачет.
4. Горячая любовь
За деревней ничего не было видно, только Белый Буран дымился.
Булавы колючего снега топтали петуха и гасили друг друга, новые дубинки собирали, крутились, бродили своей толпой, так и по небу и по Земле. Видно, последний раз кормил зимой. Ветер не свистел и не плакал, а шумно шумел до бесконечности с широким шумом. Со всех сторон и снизу хлопали и разрывали обилие плотных ветровых панелей.
Иван Африканович был одет не очень тепло и только приговорил: «Ах, да что, ну и беда!» Сам он не знал, произносится ли это вслух или только мысленно, потому что если вслух, то голос все равно не слышен.Трахаясь по дороге с палкой, злился и резал по плечу рывками, он почти не шел в лес. Иногда ветер перебирал дыхание. Потом Иван Африханович, как тонущий, крутил головой, искал удобное положение, чтобы дышать воздухом, во время задержки дыхания ощупывал колени. Он знал, что дорога лучше и ветер тише. Шла очень медленно, с закрытыми глазами. Когда палка уходила глубоко в снег, он делал два шага влево, а затем четыре вправо, если дорога не уходила.
Холодный ветер давно обнажил остатки вчерашнего похмелья. «Эх, Катерина, Катерина … – мысленно проговорил Иван Африханович. – Что это … Я ушел, забрал. Как ты без меня один? ..»
Он побрел прочь. После того, как он выбежал из бани Соснована и не застал дома жену, он, не послушав свекровь, роковой ворвался. «Бес с ним, с Мерином, и с добром, поймет! А ты что за дурацкое поле, Иван Африханович! Напился вчера, в бане просидел.А Катерину в то время повезли рожать, взяли чьих-то людей, а он, дурацкое поле, ночевал в Бани. Никого не бьют, никого не бьют. «Так я думал об Иване Африхановиче и постепенно успокаивался.
Суетливая и тупая рута в душе сменила тревогу и жалость к Катерине. Пробежал грех и даже не вспомнил о ночном происшествии.
Скорее, вернее. «Катерина. Переварил, чтобы родить, девятый принял, все мелко, мелко. Шестилетний Баба покидает ферму.Можно сказать, кормит вся орда, кормит каждый месяц, то сорок, то пятьдесят рублей, а он, Иван Африханович, что? Да ничего, С носа Гулькина, десять Да, пятнадцать рублей. Ну а вот рыба ловит да по меху ничего не получается. Значит, это все ненадежно … »
Иван Африханович вспомнил, как Катерину из гильев сопровождало даже праздное. Оно пришло из боевого места нет, ножка была хромированная, и танцевал хромированной.
Учился. Может, благодаря это, пошла нога на поправку, которая танцевала, дала развитие… Катерина была толстой, мягкой. Она пока еще ничего, но если присоединится да кучу выпьет … только когда она оденется? Восемь малышей, на девятом подходе. Насадки будем подметать на кулак, пока нарастаем. Свекровь, конечно, вырубает, колыбель качает, печку гоняет, еще бы каран. Свекровь Эстоле тоже пожилая женщина. Хотя днем ​​собираюсь на Митке в Северодвинск и ничего. Пятый курс говорит, что уеду в Митке …
Иван Африканович не мог забыть ее только одну обиду.
Не то чтобы не мог, просто как бы повод в пальце, дело сказывается, особенно когда пьешь. Правда, свекровь, наверное, не виновата, виновата теща, и обе любезно поговорили.
Случай произошел в пивной праздник, дневной.
Иван Африханович, а у тогдашнего Ваньки Дрынова, у Нюшкиной-Шпановны осталась нюшкиная мать, как и двоюродная тётя его отца. Нюшка была простой девушкой Катерины. Вместе танцевали и сбежали, вместе рвут вишню.И вот Катерина на девятом подходе, а Нюшке около сорока и все еще в девочках. «Я второстепенный привез, – подумал Иван Африканович, – подумал». А все из-за того, что изъян, один полностью белый, кстати был прикован к войне и закопан на десну Соломина. «
В то время Иван Африканович приехал в Сосновку с твердым решением повести Катерину на самоходке.
Нюшка прошла через него, как могла. Катерина прошла через нее к жениху, который поедет в любую ночь, не видит. матка и разговоры не будут бояться.Дом Евстоли с Катериной стоял как раз напротив Нюшкина, это был теперь грех и дома давно не было, а тогда стоял большой дом Любой-дорогой. Иван Африканович сидел в гостях, пил сусло и глянул на дом Евстолина, и на душе был молод и озабочен. Золотые кольца увлекли молодежь – куда все делось? Сразу заиграли три гармонии, пели веселые девчонки в темноте. У парней начались драки на улице, и девушки и женщины их взяли, и они вырвались из женских рук, но вырвались ровно настолько, чтобы не вырваться и грандиозно…
Иван Африханович с носом вышел тогда на улицу.
Новые хромированные сапоги и сержант Галифа села на него нормально и плотно, рискует на куртке и вытаскивает из пола. Нюшка, гордая своим призрачным братом, пошла с ним под руку. В Августовской Тьме и Веселом сутоле Катерину искали долго и не нашли, если бы она не пошла танцевать и не снималась: голос Ивана Африхановича звенит и теперь в ушах. Иван Африханович два раза гулял, выглядел как деревенские девушки, а наутро забрал их от греха.Нюшка пошла с ними развлечься. Вспоминает, как она, как бы в шутку, пела чакуп, уходя в темное, но еще теплое поле, пахнущее ржавой соломой и сухой земной пылью:
Не уходи, подруга, выходи замуж, как моя голова, Лучше Лельне четыре чем один голдоу.
Но ни у братьев, ни у сестер не было в Иване Африхановиче, Катерине нечего было бояться раковин и приспособлений.
Оказалось другое: Тогда еще жива мать, Иван Африканович не невеста, Катерина была ей неприязнью.Они пришли в село уже утром, мама, рассердившись, бросила вызов воротам. В подруге Девочки сидели на лавочке, а Иван Африханович уже разрушил, для него, передовую, все было ясно и четко. Мать потом заслонку схватывает, она в сеня выбегает, стонет и набухает. Отпущены отталкивать, там узел как раз на Сосновской стороне, села маловато. Прибежал к избе, брызнул руками: «Эх, девчонки-мамы, грех горит!» Нюшка и Катерина выскочили из лошадей, калитка за ними захлопнулась о защелку.Пока Иван Африханович ставил сапоги, мать закрывала калитку и на крючке. «Неправда, Ванька, не беги, уходи, ныряй и слава богу», – спокойно сказала она.
Почти хотел воротник, долго ломался с защелкой.
Выскочил на улицу: в августовскую ночь сгустилась тьма, греха не горело, а девушек уже не было …
После этого Иван Африханович два года не мог жениться, а на третий женился. На молчаливую девушку из далеких закрытых мест. Она тут же заснула на его руке, бездушная, как липкая печь… у них была холодная любовь: детей не рождались. Мать сказала, что они были испорчены, проглочены, а через год жена сама пошла к нему в более близкие места, вышла замуж и, как слышал Иван Африханович, не родила четверых детей с еще одним.
«Да, холодно любили, конечно.
Вот и Катерина-Любовь горячая …»
Иван Африханович опять бросился к ней; Именно здесь отличился Юстольд, нынешний. Ставлю бан на бан: не пойдешь, и все, ничего, мол, пиздят, мы не хуже их, в нашей семье у всех были рабочие.Это было отложено. На свадьбе свекровь не пила, не ела, сидела на лавке, как будто Аршина проглотила, и теперь Иван Африханович до сих пор вспоминает об этой проступке. Да Нет, в чем обида, прошло столько лет. С Катериной у него горячая любовь:
Она уйдет в поле, на ферму, он как будто душу найдет.
«Ой, Катерина, Катерина! .. – Иван Африканович чуть не побежал, азарт поднялся где-то в большем, у сердца. – Чтобы забрать гол домой, я бы взял его в руки.
Добраться туда нечего. Дома не хуже … В колхозе соломой трясу, воду в воде … Не буду пить в рот, не возьму вино, просто чудесно, просто … »
Blizzard в поле Снова лопнуло, ветер снега щеки раскалывает. Иван Африханович выбежал на экю, в больницу и кабинет Селмо передали в руки.
Он не помнил, как кормил на крыльце больницы …
* * *
– Иван Африканович? А Иван Африханович? – Фельдшерица открыла двери в коридор, заглянула за печку.Ивана Африхановича нигде не было. – Товарищ Дрын!
“Куда он пошел?” Она думала. «Два дня в коридоре крутились, не могли ехать домой. А то как не получилось».
Она решила, что Дрин ушла, так и не дождавшись родов. На всякий случай открыл кладовку, где уборщица сложила дрова, и засмеялась. Иван Африханович спал на лампах: он был рад даже положить себе под голову старого больного Тулупа. Он не спал две ночи и почти ничего не ел, а на третий день его накурило, и он заснул в переулках.
«Товарищ Дрын», Фельдшерица тронула его за рукав, «у вас родился сын ночью, вставай.
Иван Африканович прыгнул в ту же секунду. Он даже не успел стыдиться, что она залезла в хранилище. комнату и заснул, Фельдшерица встала и отругала его:
– Ты бы хоть подставил!
– Милый, да, я … не ловлю рыбу Голубушка, я …
Я … все окей да?
– Все, все.
– Я не могу ловить рыбу. Вы бы отпустили домой что-нибудь?
– Это невозможно.На второй день пусть полежит. – Фельдшерица подарила ему халат. Разве ты не можешь ему позвонить?
– Да хоть как! Пусть идут к ним. Как скажешь, я позвоню, поехали, милая! У меня они есть на отбивных, на санках, то есть … Мы, это будет медленно.
Екатерина вышла из комнаты и только слегка взглянула на Ивана Африхановича. Тоже начал радоваться отпуску.
– Что мне здесь делать? И ты дак сиди! Она повернулась к мужу. – Нехорошо и пришло. Дом ушел, парни едины со старухой.
– Катерина, ты … Все нормально?
– Когда из дома вышли ролики? – Не отвечая, резко спросила Катерина.
– Хорошо! – Иван Африханович моргнул Фельдшерицей, чтобы не выдать, не сказал.
– А не хорошо так и пришло.
– Почему, как это самое … Где парень? Опять же, наверное, все в вашей породе.
Катерина, как бы улыбаясь, застенчиво сказала:
– Опять.
Фельдшерица посмотрела, посмотрела и пошла, а Иван Африханович за ней, жена тоже, и оба стали уговаривать, отпустить.Фельдшерица сначала не хотела слушать, потом уволила:
– Ну иди. Только на полторы недели работы не гулять. Ни в коем случае.
… Вскоре Иван Африханович вышел с женой и ребенком на улицу. Младенца завернули в одеяло и в той же больнице Тулупа надел Санки, взятую у знакомой тети.
Дорога после недавнего Пурги удалось свернуть.
Погода Вайптала, ветра не было, солнце было изощренным.
– Как назвать парня? – спросил Иван Африханович, когда дело дошло до сельсовета.«Может Иван?» Хотя не в моей породе, а я бы Иваном.
«Давай и Иван», Екатеринафтер Катерина. «
– Давай. Вещь знакомая.
« Вдруг в сельсовет, да парень записывай, а льготу просят, и без меня выдадут, а я пойду ». В Сосновку я пойду. жду тебя, Нюшки чай пей. Да, денег не оставляю.
– Ну! Ты что? Я тебя догоню, не торопись, получи митинг!
Иван Африханович аккуратно правильно поправил Тулупа с ребенком и поспешно пошел в сельсовет.
Катерине на санях повезло домой. Она впала в грех до носа. Степановна грел самовар, они давно обо всем говорили, а Ивана Африхановича не было.
Он прибежал расстроенный, когда Катерина уже была с ребенком на крыльце. Степановна тоже вышла с носом.
– Великая, Степановна, великая, Анни.
– Пойду и ночу, сказала Степановна, пока Нюшка и Катерина не уложили Тулупа с ребенком.
– Нет, в какую ночь … пятьдесят четыре рубля … с копейками … отсчитывала от выгоды.
– Может, в самоварах потом возьмем починить? – спросила Степановна. И господи, возьми самовары! Саша Пятин в кузнице машин “Крарты-Т”. Еще самовар нам понадобится, а ты возьмешь другой.
– И правильно! Возьму и перемотаю. Как ты Катерина?
– Ах ты, Леша! «Катерина покачала головой». Это лошадь, чтобы отпустить одного?
Иван Африханович Сех замолчал, Степановна встала носом у ворот и вышла, а они двинулись по дороге.
Ее подкрепили, впервые весной голубого неба, и позолоченный грех Солнца был тихо похоронен на Горушке, над источником. В этом месте, недалеко от Сосновки, Катерина Да и сам Иван Африканский всегда приносил, даже зимой пил родниковую воду.
Отдохнул и просто перестал сидеть с минуты.
Новорожденный спокойно и крепко спал в своих санях. Сосны, залитые солнцем, тоже спали, спали крепко и отрадно, невыносимо ярко колокольчики повсюду снежные поля.
Катерина и Иван Африханович, не претендуя, остановились у источника, сели в Санки. Звук.
Вдруг Катерина перевернула мужа с улыбкой:
– Ты, Иванушко, что? Обиделась, понятно, пыль, ладно. Ек, думай, самовары, и ничего не думай.
– Да как, девчонка, пятьдесят рублей, шутка ли …
Родничок был не великий и не поле боя, он из нутры пробился из соснового хорушка вообще. Летом забросил траву, песчаную, тихонько вливался в воду с размахом.Зимой здесь дул ветер в сторону снега, только слегка прикрытый, как бы от жары, и он не замерз. Вода была такой прозрачной, что казалось, что она вовсе не эта вода.
Иван Африханович хотел закурить и вместе с мольбой вытащил из кармана бумажку, которую ему вручили в сельсовете. Ей было написано карандашом под машиной.
«Действие, которое мы, ниже, составили настоящий Закон. С одной стороны, на одной стороне службы Сельпо в лице продавца, с другой стороны проспекта Дрынова, Ивана Африхановича, при трех свидетелях.Акт составляется на предмет чтения и на ознакомление с товаром. Это текущий год Янван Африханович, Иван Африханович, пригнал товар со склада Сельпо и приехал без него, а где находился вышеуказанный
Дрынов И.Ф. Неизвестно, а в счете-фактуре все товары оказались за наличные. Только лошадь с товаром на ночь пришла в конюшню и лес перевернулся, а Т. Дрынов спал в Соснованской бане и два самовара из леса упали. Данные самоваров в количестве 54 руб.84 копейки Получили дефект, а именно: у них краны сломались и на одной очень мрачной стороне.
Других повреждений самовар, кроме крана, не получил.
Весь остальной товар принимается по накладной на консервацию, только т.к. Дрынов не явился на капитуляцию, в которой был составлен настоящий акт.
Вторая глава
1. Дети
Он был хорош, этот шестинедельный человек. Да, он прожил в мире всего шесть недель. Конечно, если не считать эти девять месяцев. На него ничего не повлияло.Девять месяцев и шесть недель назад его не существовало.
Шесть недель прошло с той минуты, как пуповина и материнская кровь перестали питать его маленького звонящего. И теперь у него было все свое сердце. При рождении он кричал сам. Уже тогда он чувствовал себя твердым и мягким, затем теплым и холодным, ярким и темным. Вскоре он начал различать цвета. Звуки постепенно приобрели для него свои отличия. Но самым сильным чувством было чувство голода. Это не прекращалось даже тогда, когда он, довольный материнским молоком, улыбался белому снегу.Даже во сне потребность в насыщении не пропадала.
И вот он лежал в колыбели, и он был хорош, хотя знал об этом только одним телом. Не было и тени абстрактного нефизического сознания этого «добра».
Почему-то сами ноги двигались, то там, то здесь, пальцы на руках, тоже сами, потом качали кулачком, они раздвинулись. У него также не было разницы между сном и сном. Во сне он жил именно так. И перехода из режима сна в режим сна для него не существовало.
Колыбель слегка покачнулась. Если бы он был немного больше, он бы услышал, как руки деда пахнут дымом. Увидит огромный потрескавшийся потолок, и рев старшего, полугодовалого Володи уведет его из созерцательно-счастливого безразличия.
«Демон ты, Володя, чистый демон, – сказала бабушка Юстольд». А тебе не стыдно? «
Володя рычал ей на руки.
Он, этот полуторный Володя, дрался с младшим шестинедельным братом.Бой за колыбель. Его, Володю, еще расстреляли в колыбели, когда место в ней занял младший, только что родившийся его брат.
Володя уже на ногах ходил, много слов сказал, бабушка позвонила маме, а папа папа – и все-таки в колыбели поползла. Когда его впервые выселили, он сначала как бы снисходительно уступил место колыбели. Но через минуту я был поражен этой явной несправедливостью, Заоре наскучил хороший напарник и пустил в ход.
Теперь он хотел колыбель. Он тоже хотел быть матерью, и эта меланхолия, боль из-за того, что матери нет рядом, излилась в ее жажде, чтобы ухватиться за колыбель.
Бабушка присоединилась к одеялу, в одну передвинула малышку, а в другую поставила Володли.
Колыбель была большая. Володлей тут же успокоился, да и лежать было еще мало с кем. Володя потянулся к соску. Он долго отставал от него, но все еще не мог от нее оторваться. Бабушка намазала сосок горчицей, сказала, что собаку тащили, но все было напрасно: Володя не расстался с резиновой соской.
Володлей лежал в люльке довольный и успокаивался.
Новое существо двигалось где-то в ее ногах, но он уже привык к этой тревоге. Но Володье хотел, чтобы люлька, как всегда, раскачивалась и скрипела. «
» – подумал он, глядя на солнечного зайчика, отраженного в стене стаканом сундука.
Он уже знал все звуки вреда. Особенно звук двери. Он умер сердце от тоски, когда бабушка вышла из ведра и исчезла. Потом ему стало невыносимо грустно. Слезы были готовы брызнуть, а сами губы превратились в горькую рукоять.
Долго, ужасно длится последнее. Он больше не мог сдержать слезы. Из сдавленной шеи этот крик, этот крик, но вдруг дверь обошла и в избе появилась бабушка Юстольд, живая, настоящая и, не глядя на ребят, спешила к печи. Радость и возможность погасить Володкино одиночество, накопившийся крик и слезы были проглочены. Так повторялось много раз, пока бабушка не перестала обниматься. Он не мог к этому привыкнуть. Тоска по навсегда пропавшей матери обострила его сердце, и когда бабушка ушла, он вовсе не был маленьким.Он даже не помог освоению колыбели.
Маруся, старшая из двоих сестер, лежащих в колыбели братьев, подошла к колыбели, подняла им погремушку. Ей было четыре года, каждую поездку в колыбели она знала лучше Володи, и ей порой очень хотелось в колыбели …
– Шах им, Маруся, сказала бабушка, – ведро, умница. Вот здесь, за веревку. Прозрачный! Вот он вырастет, вы будете кататься на машине.
Маруся тихонько качнула люлькой. Позади Белла светило Сноу и солнце.Мама прошла по этому снегу.
Маруся тоже спала, мама ушла. И нет папы. Маруся все время молчала, и никто не знал, о чем она думала. Она родилась как раз в то время, когда нынешняя корова Рогуля была еще птенцом и молока не было, и от этого Маруся росла тихо и все, о чем думали, думали, но никто не знал, что она думала.
Бабушка Евстольд доставила самовар.
– Вот мама приедет, чай попьем. Буду гришку с Васькой, а Катюшку с мишкой, наверное, усыпили.
Упоминание о матери вызвало у Марусина долгую тревожную улыбку. Она как бы вспомнила, что у нее есть мать, и вся загорелась от радости, восхищенно выдохнула:
– Мазербах?
«Мать и приходит», – подтвердила бабушка Юстольда. «Вот как придут коровы».
Девушка задумчиво появилась снова и аккуратно посмотрела на улицу.
Медведь с Васькой-Близнецами, обоим по шесть лет, – сразу разбудили и устроили. Потом тоже долго работали, те же штаны: каждый раз я заранее надевала штаны обратно и гуляла весь день.Четыре валенки не были парными, смешанными: ребята долго и шумно выбирали их из кучи других сапог, просушенных на печи. Наконец были извлечены сапоги и лопаты. В сарае, куда вышли братья, было холодно и пахло ледяным сеном. Дрожала от майки, ребята были пьяны, все хотели обрызгать.
«Я покажу вам, что у меня есть уши, у меня есть надежда!» Они услышали голос бабушки Юстольд. «Ичер, вся стена насыпала, рыла, рыхло, как мельницу!»
Бабушка вышла с ведром к корове.Медведь с Васькой побежали к избе. Утренний необъяснимый энтузиазм ворвался в них обоих и застыл где-то на самом краю. Хотели обвинить или улететь, но холод быстро пробрался в хижину. Интересно, встала я или еще спит Катюшка? Она каждый раз говорит им умыться, такой хозяин. Спать. Они, без претензий, молча, легко убедили себя в том, что забыли помыться.
Я хотел поесть. Из-за перегородки пахло жареной картошкой, шумно для шестого самовара.Васька прикоснулся пальцем к самовару, а медведь прикоснулся, Медведь подул на палец, а Васька под.
Что это опять Володя рычит? Проснулись они с Катюшкой с хриплым рычанием.
Глядя на Володю, глаза Замигалы и Марусю.
Медведь и Васька подошли к люльке. Володя рычит. А этот, новый, не гудит. Васька и Мишке слоняться вокруг колыбели не имели никакого интереса; Не дожидаясь еды, ставили колпачки, снимали пленки с гвоздик и снаружи…
Катюшка вскочила с постели и сразу взяла Володю на руки. Володя успокоился. Гришка, ленивая Соня, вставать не хотела. Катюшка вчера выучила уроки, а Гришка на сегодня отложили, а вот он лежал, не мог побороть лень, а от близлежащих уроков болела душа. Конечно, писать что-то еще придется, и писать упражнения, и примеры для решения. Но орально …
Хороший Васька с Мичемей, в школу не ходят. Все-таки Гришке пришлось встать, он вошел в третий.А Катюшка училась в четвертом, она все видела – как Гришка жил и что делал, видел, а Гришке не было от нее покоя. Вот и успокоил Володю, и у него, как учителя, бери, делай, сидел за столом и приводил примеры, решал, а когда решать? Выиграли уже бабушка и Самовар несет на стол ставит.
… Так началось утро в семье Ивана Африхановича.
Обычное апрельское утро. Постепенно всех накормили, всех одели. Катюшка с гривой ходила в школу.
Васька с Мишкой снова убежали гулять по деревне, Марусу в большом, не для роста сапог, тоже в другую избу. Один Володя остался дома с малышами, они спали в колыбели, и пастушка легонько тискала, а бабушка Юстольд сбивала в кастрюле стайку сметаны. В хижине тикали часы, карабкались под полой мышкой. Но не успела, бабушка Юстольд приедет к старости от Утреннего Данитиса, так как сначала в дом явилась Маруся, потом Медведь с Васькой.А еще один человек – шесть товарищей.
Успели и пемер, снег подлил, немного пошли.
– Но беда! – Евстольд по очереди вытер им холодные влажные носы. «Если умер, утки нет, не умрет. Где поездка? ​​Как Пошечона, как Пошечоняне! Вот и мечи раньше тоже пороги. Едить не умели, но как Жить.
– Баба, сказка, женщина, сказка! – Ваську похоронили на одной ноге, Кабкин поднял.
– Дак тебе какая компенсация, страсть все про кота с петухом?
Все вместе на Пошехонской остались. .
2. Бабкина сказки
– Долгое время это был бизнес, была еще женщина. А ты, Тедди, снова Баттон Омолол. Так что я!
В большом селе на опушке болота жили грустные люди, одним словом – пошечонцы, и все эти люди были наглыми. А деревня начиналась большая, и печи топили все в разное время. Одно утро наводнение, другое днем, а иногда и темная ночь. Мойки, садитесь у окна и давайте готовим блины. Пока идут оладьи, печка набухает, баба тает по порядку.Пока что повредит, блинчики возьмут и каракули. Так положено, сердце.
Бабушка Юстольд сказала, что все это до сих пор ищет. Но в итоге она выиграла стол, взяла на кухне штангу со сметаной и села на скамейку. Некоторые ребята уже забыли закрыть рот, и вот это называется. Но заговорить стоило, и все сразу успокоились.
– Робетщенка встала без штанов, девочки танцевать не умели. А старики, старушки любили табак нюхать.Ему нравилось, что все шпионят до последней копейки. Да, учили молодежь. И табак должен быть издалека, за много миль. Средне, благо, трафик. Как отсортировано? Все это помогло умному Полу.
«Это необходимо, – говорит, – мы все идем вместе. Потому что всем лучше». Он сказал, и он рассказал всем мужчинам в доверительном управлении, готовые к тому, чтобы лошадей покормили по причинам по новым. И подъезды связаны кто лопнул. Здесь мы легли спать. Небо обнаружилось ночью, мороз спустился.Пошечонцы разбежались. Утром ходит Павел: «Бросьте, Робятушки!» Самым экономичным и разумным был этот Павел. Пошечонцы переехали, кроссовки. На одном холме брат говорит другому брату: «Рано вставать, а на улице темно». Другой брат говорит: «Нет, тебе нужно встать, Вон и Пол помирились, чтобы встать». Что делать? Они зарубили братьев Сумадиан, чтобы узнать: время вставать пока нет. Проснулся Суссед, стал их четверкой.
Братья Суссед говорят: «Может быть, Робетс, еще рано вставать, побеждать и темнеть».Мы встали на всю сцену на улице и спорили. Некоторые говорят: вставать надо, энергично рано вставать. Один так и говорит: «Вот выпустим в этот дом просим». Проснулся другой дом, их было шестеро, и снова они не могли прийти к беспокойству: кто рано говорит, кто кричит: «Надо вставать!» Все края закалены, весь край разбужен, шум поднялся, крик этого хоть крепче. И не знаю, что делать. И умный Павел в том конце мужиков просыпается: «Брось, робятушки, тебе надо за табаком идти!» Ну делать нечего, в том краю мужики встают.Один мужчина, по имени Мартин, говорит: «Матка, матка, а где порты-то?» Забыл где зарплата зарплата. Нашли ему портвейн, надо носить.
Мартын и говорит своему брату, что все братья жили вместе, они никогда не делили снаряды. Мартын и говорит: «Ты, Петруч, держи порты, а я спрыгну с залога». Я взял Петруха в порт, держится внизу, а Мартын прыгнул, да, я получил только одну ногу. Поднялись снова к ароматизаторам, выскочили. Как долго, ненадолго и бьют по портам обеими ногами.
И в конце еще крик стоит, как на ярмарке.
Разделены на мужчин мужчин; Одни говорят, что надо вставать, другие так рано кричат. Пока спорили, звездочки все равно были, ну хорошо что хоть драки не было. Поль запрягал свою первую кобылу, гнал по дороге, и другие курили в нем. Он начал причинять вред Лукьяну с помощью Федулу.
Федулу говорит Лукьяну: «Ты, брат Лукьян, держи стычки крепче, а я пойду к кобыле». Вот держит в зажиме Лукьян Хомут, а Федул кобылу, вот он и чувствует.
Весь федерал пронесся, и на кобыле все было бы в прошлом. Он нахмурился кобылой, я понял, как отдать Федулу, все зубы в Роте Федула выбили.
Юстл остановился, потому что дети незнакомо засмеялись. Только Маруся, еле улыбнувшись, тихонько села на скамейку. Бабушка погладила ее по узору, продолжила:
– Иди. А я уехал поздно, мы сделали надолго. Ты, кружишь по чистому полю, хорошо ли и днем ​​зимой? Один волк прошел, воршоны ночевали. Ночевали в этой деревне.И дело в шляпах, местный роб налили на ночь. Кто будет катить полет, у кого фуражка с фуражкой, а то водные ворота установлены. Мы относились к дороге страсти. Лошади выпрямились, и все горе сквозь изгородь, и мы спали, и они снова обнажились. Утром сабли пошли дальше, а там нет никакой купюры, с места не сдвинуть. Гарбоны Да, калитки трескались, хозяева выскочили. Так много полешонцев: это вопрос?
Все было просто, все калитки вильрокены на пандусах.Я еле дожил до мантии выехал из села, даже интеллигентный Павел Тюя получил по голове.
Ну как-то да, как-то погнали еще день, начало сохнуть по порядку, попросили снова спать. Мартын также говорит Павлу: «Теперь надо прямо коней, чтобы таких маленьких, как вчера, не было». Пили лошадей, давали сензу, сами кипяток гнали и ложились спать. А местные мужчины вечером пошли с беседой и перевернули огонь рейверами в обратную сторону.
Утром Павел поднял оборот. Как противопожарные изделия стояли с соплами не с другой стороны, так поклонение им и сжигало их, так что давайте пойдем со Христом. Едут день, ночь, одну деревню погнали, волки испугались, довольствовались, -споро и пришли на место, табак купим и вернем бабам на теплые печки. Дорога была хорошей. Мы прибыли на саблях в большую деревню. Мартын и говорит:
«Лукьян, и Лукьян, баня такая же, как у вас, крыши тоже нет». «Нет, Мартин, – говорит Лукиан, – Моя ванна идет направо, а эта калитка смотрит налево.Ем эту ванну на моем. – «И Вон, как Павлова Баба за воду пошел, -Федулунный шум, – и Сарафан точно!» – «Не нравится!» – «И победил, и крыша похожа! Ей-богу ». -« Робец », – говорит Павел, -И деревня наша! Ей-богу, наша, только что перевернулась! Дак, потому что, кажется, и я сделал Пол?» Этот Павел Что-то так говорит для ушей. о себе и сказках. Пол Хэ Али не пол. Я забыл, вы думаете, что он есть. Когда уходил из дома, я забыл. Это был Павел, ну а как же те, о чем говорят.И поговорим о тех.
Голову Юстольда энергично взбивали трепетной густой сметаной. Ребята, открыв глаза, послушали про маньяковпошонцев. Еще не все поняли, но бабушка выслушала интерес.
– Вот ты, Васька, вот такой пыж, вешай, опять штаны мне не так хотелось. Дальше?
– Воздействовать, рассказывать! – Помогите, с рукавами, заперлись.
Бабушка добавила в кастрюлю сметаны, она снова однообразно заскрипела раны в избе.
– Ничего не росли. Рожь не сеял, только и репу. L крапивы, чтобы в домах не росли, поливал тощим маслом – кто их этому научил, черт его знает. Кто что скажет, они сделали, они совершенно не получили ответа от этих поклонений.

Конец бесплатного вводного фрагмента.

В этой статье мы рассмотрим работу, которую написал Василий Белов. «Обычное дело» (краткое содержание будет представлено ниже) – рассказ, написанный в 1966 году. Она прославила его автора и утвердила его как одного из злодеев «деревенской прозы».«Для творчества Белова и до этого протяженность села села характеризовалась, но с наибольшей силой впервые это проявилось только в« привычном деле ». Итак, перейдем к сюжету произведения .

Белов, «Обычное дело»: краткое содержание. Главы 1 и 2

Иван Африханович Дрынов, простой человек, напился в лесу пьяным. До этого напился с трактористом Мишкой Петровым и Теперь ведет разговор с Пармерс – Мерин.Ему велели привезти товары для магазина из Сельпо, но Спайан Иван перепутал дорогу и въехал в чужую деревню. Теперь он больше не пойдет домой, чем к утру. Но для него это вполне привычный бизнес.

Поэтому ночевал в дороге. Именно в этот момент Дрынова – медведица. Тихие друзья снова пьют. И в этот момент Ивану Африхановичу приходит идея отсосать трактористке Нюське. Женщине 40 лет, и она занимается зоотехникой.Правда, у нее есть один недостаток – животик на глазу, но если посмотреть на него с левой стороны, то ничего не заметно. К Нюшке идут друзья, но она их хватко гонит, и им приходится переночевать в бане.

Глава 3. Катерина

Тогда же родился девятый сын Иван, жена Дрынова Катерина. Сама же Катерина, несмотря на строгий запрет фельдшера, сразу после родов уходит на тяжелую работу, пациентка. Катерина начинает вспоминать, как однажды, в Петрове день, ее Иван наткнулся на сельскую бабу-бабу Дарью Грутанку.А когда Катерина все-таки его простила, он пошел на радость и обменял Библию, доставшуюся ему в наследство от бабушки. Сделал это Иван, чтобы подбодрить жену под музыку.

Но теперь та же Дашка отказывается смотреть на икры, и Катерина вынуждена делать свое, и свою работу. Измученная болезнью и работой женщина в истощении падает в обморок. Вызовите скорую, и Катерина попадает в больницу. Установлен диагноз гипертония. Только через две недели ее выписали и разрешили вернуться домой.

Помнит гармонию и Иван Африханович – он не успел научиться играть, только бас кое-как освоил, как взял инструмент за недоимки.

Глава 4. Сенокос.

Описывает простой в ваших произведениях деревенский быт Белова. «Обычное дело» (аннотация прекрасно это иллюстрирует) – еще одно описание крестьянской жизни 60-х годов.

Пора хайкоса. Ночью Иван Африханович тайно косит сено в лесу за 7 верст от родного села.Все потому, что колхозники дают десять процентов вредных, и этого хватает на месяц, не больше, а зима долгая. Чтобы покормить корову, вам понадобится не менее трех стеков, поэтому вам придется воровать.

В одну из таких ночей Дрин решает взять сына Грика, очень маленького. А потом Гришка тупо сказал, что ушел ночью с отцом косить в лес, разрешил район. Иван Африханович грозит судом – он депутат сельсовета.В результате районный уполномоченный начинает требовать, чтобы Дрынов показал, кому еще ночи косить, а лучше написал список. И за эту услугу он обещает не только закрыть глаза на проступок Ивана Африхановича, но и не «оглашать» его личные стеки. Дрынов соглашается с соседним стулом и уже ходит по ночам косить на чужую территорию вместе с Катериной.

Глава 4 (продолжение). Медведь и Дашка

Появление гостя в семье Дрыновых говорит об аннотации («обычное дело»).Белов В. И. Без шорт изображает жизнь в деревне. На голову Ивана Афанасьевича обрушилась очередная беда – я приехал из Мурманска, брат Кати Майто Полекова, а денег совсем нет. Он поселился в Дрыновом и меньше чем за неделю успел всю деревню напоить, обернуть, как свет стоит начальство, сосет Мишке Дарью, грюнканку и даже корову предоставил Сену. дело.

Дашка дает Мишке, от которого потом начинает тошнить, а через пару дней уже собираются расписаться в сельсовете, не без участия Миткина.Спустя время между молодоженами происходит первая ссора. У медведя в тракторе висит репродукция Союза земель и воды Союза (Рубенс), на которой изображена обнаженная женщина, по мнению всей деревни, очень похожая на Нюшку. Эту картину и находит, а потом разбивается и горит в топке Дашка. Бедный Мишка в ответ чуть не роняет трактор у бани, в которой в тот момент мылась Дарья, в речку. В результате трактор поврежден, а на чердаке в бане видно сено, которое было незаконно скошено.Этот случай приводит к тому, что сено начинают искать по всей деревне. Есть очередь и Дрынов – обычное дело.

Это нельзя назвать трагедией или комедией. Краткое содержание книги «Обычное дело». Подача этого произведения, скорее, напоминает драму из жизни, в которой люди вынуждены ко всему приспосабливаться, чтобы выжить. Обыски, кражи, пьянство – все становится для них привычным делом.

Митька за повреждение трактора и скошенное сено вызывает в районную полицию.Но по ошибке 15 дней дают совсем другой Полековой, хотя тоже от греха. Вообще в селе много поляков. А сам Миша 15 дней отбывает в родном селе под присмотром конвоя, сутками продолжая работать, а по вечерам напиваться у посыльного сержанта.

Глава 5. Отъезд

Рассказывает о том, что заставляет крестьян уезжать из села Белов («Обычное дело»). В аннотации рассказывается, как после того, как начались обыски, Иван Африханович нашел нелегальное сено и всех отбирали.Митька начинает его уговаривать пойти на заработки на чуме, бросая все сюда. Не хочу бросать на дынов родные места, но Митька продолжает его уговаривать, и в конце концов Иван Афанасьевич соглашается.

Дрынов идет к председателю – он должен дать ему справку, которая позволит колхозу получить паспорт. Однако председатель отказывается выдавать документ. Бедный дынс грозит стать кочергом, и только тогда председатель сдастся.

Иван Африканович прощается с женой, ему жаль расставаться с Катериной, он ее жалеет и любит.Тем не менее Дрын уходит. После его ухода Катерина идет косить одну. И в момент косба настигает женщину вторым ударом. Как только ее привезут домой – до больницы далеко, умру, не выдержу.

Глава 5 (продолжение). Возврат

Картины из повседневной жизни белого цвета. «Обычное дело» (резюме глав это подтверждает) – рассказ не о какой-то небывалой печали и печали, это просто описание человека.

Возвращение в родное село Иван Африканович.Сначала торговали в поезде на поезде, но такой жизни у Дрынова не было, и он решил вернуться.

Вернувшись, Иван Африханович признает, что его жена умерла, а дети остались одни. Узнав об этом, Дрын падает прямо на дорогу, обхватывает голову руками и скатывается в придорожную канаву. Он бросает Землю кулаками и грызет ее.

Глава 6. Корова

Это непросто для героя, создавшего Василия Белова («Обычное дело»).В кратком содержании рассказывается, как ему пришлось принять непростое решение – поставить корову, единственную кормовую. Но им нужны были деньги, а кормить их было нечем. Иван Африханович не мог ее остановить собственными руками, поэтому я спросил Медведя. Пережив потерю мертвой коровы, Дрин плачет.

Двое детей, Васька и Митака, должны идти в приют. Антошку отправляют в школу. На попечении отца только Маруся и двое малышей.

Глава 7.

Вот и подошло к концу краткое содержание рассказа Беловой «Обычное дело».После смерти Катерины Дрынова жить не хочет. Заботу о детях взяла на себя Нюшка. Однажды, бродя по лесу, Иван Африханович оделся. Так он просидел три дня, пока не нашел своего тракториста, который сначала подумал, что его друг пьян.

Через два дня, на сороковой день смерти Катерины, Дрин сидит на ее могиле и рассказывает ей о детях, как плохо он просит его подождать его. Горе охватило его, но этого никто не заметил.

Так заканчивается изображение могилы и описание сожжения Несчастного человека.Краткое содержание («Обычные дела» Беловой). По главам, если вы читаете произведение, оно производит еще более сильное впечатление.

Характеристика героев

Начнем с Ивана Африхановича. Этот герой сначала производит не самое лучшее впечатление, но постепенно его истинная природа раскрывается. Он выглядит как человек, обеспокоенный судьбой села, он не хотел уезжать, потому что считал, что его место в селе. К тому же он способен на искреннее чувство – нежно и нежно любит жену, несмотря на тяжелые годы, прожитые вместе.Дрынов понимает, что устройство быта села, которое существует, некорректно, его надо менять. Это герой и выделяется на фоне своих односельчан, приехавших с происходящим.

Примечателен и имидж Катерины Дрыной. Это спокойная тихая женщина, которая без отдыха сносила любые заусенцы и работала. Она не жалеет себя и своего здоровья, чтобы обеспечить семью.

Ее брат Митька, напротив, не наделен смирением сестры.Это человек без семьи и без своего уголка. Он живет одним днем ​​и не думает о будущем. Именно его появление привело к гибели семьи Дрыных – уходу Ивана, гибели Катерины. Идеи и мысли Митьки разрушили привычный образ жизни Дрынова.

Едет по лесу мужчина Иван Африханович Дрын. Напился с трактористом Мишкой Петровым, а теперь разговаривает с Мерин Пармен. Он забирает товары для магазина из Сельпо, а я Спяна везла не в эту деревню, значит, только – к утру… Обычное дело. А ночью Иван Африханович догоняет в дороге. Все тот же мишка Тедди. Все еще пил. И тут Иван Африханович решает отсосать свою сестру розулуса Сорокаленную Нюшку Зоотехницу. Она же, правда, с Бельм, но если посмотреть в левую сторону, то не видно … Нюшка с хваткой водит друзей, а им приходится ночевать в бане.

И как раз в это время девятым родится жена Ивана Африкановича Катерина, Иван. А Катерина, хотя я ее и запретила Фельдшерица строго-тюнинговая, после родов – сразу на работу, тяжело заболела.И Катерина вспоминает, как в Петрове, Иван Развана с Б-Блюманной из их села с Дашкой с рывком, а потом, когда Катерина его простила, он обменял Библию на «Гармонусе» на Библию на радостях – на веселье. А теперь Дашка не хочет ухаживать за телятами, поэтому Катерина должна за нее работать (а иначе семья не кормит). Измученная работой и болезнью, Катерина внезапно теряет сознание. Ее доставят в больницу. Гипертония, ударил. И только спустя более двух недель она возвращается домой.

И Иван Африханович тоже вспоминает о губной гармошке: он не успел научиться даже на басу играть, так как его приняли за просрочку.

Время гайрокоса. Иван Африканович в лесу тайный, за семь верст от села Косит ночью. Если не спрятать три стога, корову нечем кормить: десяти процентов сена в колхозе хватит на месяц. В одну из ночей Иван Африханович берет с собой маленького сына Гришки, а затем по глупости сообщает районному уполномоченному, который ночью ушел в лес с отцом.Ивану Африхановичу суд угрожает: ведь он депутат сельсовета, а потом тот же комиссар требует «сказать», кто еще ночью в лесу, написать список … Для этого он обещает «не обобщать» личные стеки Дрынова. Иван Африканович договаривается с соседним председателем и вместе с Катериной уходит в лес на чужую территорию, чтобы ночью косить.

В это время в их село приезжает из Мурманска без гроша поляк Митька, Брат Катерина.Не проходили недели, как всю деревню пропил, начальство пошло, Мишке засасывает Дашу до помола, а она корову закрепила. И вроде бы все далеко. Дашка Путанка будет мишкой милым зельем, а это еще давно пора, а через Митыкина через день ходят в сельсовет и расписываются. Вскоре даша срывает репродукцию картины Рубенса «Союз земли и воды» с трактора «Мишкая» (там изображена обнаженная женщина, по общему мнению, налитая Нюшка) и сжигает «картину» в топке от ревности.Медведь в ответ чуть не роняет Тракторную Дашку, моющуюся в бане, вместе с баней прямо в реку. В результате трактор поврежден, а в чердачных банях обнаружено незаконно скошенное сено. Сено заодно начинают искать все в деревне, дело доходит до Ивана Африхановича. Вещь знакомая.

Митька вызывается милицией, в район (за соучастие в порче трактора и за сено), но по ошибке пятнадцать дней дают не ему, а другому поляку, тоже из синта (есть политеревный поляк). ).Мишка и его пятнадцать дней служат прямо в своей деревне, без отрыва от производства, по вечерам, застревая с прикрепленным к нему сержантом.

После того, как Ивана Африхановича забирают со всем скопившимся сеном, Митька убеждает его покинуть деревню и уехать в Полярную на заработки. Не хочет, чтобы Дрын покидал родные места, но если я слушаю Митьку, то другого выхода нет … И Иван Африханович решается. Председатель не хочет давать ему справку, по которой можно получить паспорт, но Дрынов в отчаянии ему угрожает, а председатель вдруг посудом: «Хотя избавляются… »

Теперь Иван Африканович – вольный казак. Прощается с Катериной и вдруг все съеживается от боли, жалости и любви к ней. И, не говоря ни слова, толкает ее, как бы с берега на берег.

А Катерина после его отъезда должна косить одну. Там во время косба, и настигает ее второй удар. Я еле живу, ее привозят домой. А в больнице в таком состоянии невозможно – сдохнешь, не возьмешь.

И Иван Африканович возвращается в родное село.Бег. И он рассказывает немного знакомому парню из давней деревни, как он ехал с Митаго, а он продавал лук и начал вовремя прыгать, но все осталось на билеты. Иван Африханович приземлился и потребовал, чтобы он уехал обратно в деревню и штраф, мол, отправить в колхоз, но только как ехать, если не за что, – не сказал. И вдруг подошел поезд и слезы Митьки от него. Вот тут Иван Африканович и помолился: «Мне ничего не нужно, чтобы отпустить меня домой.«Продали лук, купили обратный билет и наконец поехали домой.

И парень в ответ на историю сообщает новость: в селе Иван Африханович Баба Мила, детей осталось много. Мужик уезжает, а Дрын внезапно падает на дорогу, руками толкается головой и скатывается в придорожную канаву. Бьет кулаком по лугу, грызет землю …

Рогуль, Корова Иван Африханович, вспоминает свою жизнь, словно удивленный ею, богатым солнышком. , тепло.Она всегда была равнодушна к нему, и ее вневременное безмерное созерцание очень редко нарушалось.Приходит мама Катерины Евстольд, плачет над их ведром и заставляет всех детей обнять проходимца, прощаться. Дрынов просит Медведя к корове, он не смог. Мясо обещают отнести в столовую. Иван Африханович перемещает Рогулинов Света, и на его окровавленные пальцы капают слезы.

Дети Иван Африханович, Митька и Васька отданы в приют,

Антошка – в школу. Митька пишет, чтобы отправить его к Катюшке в Мурманск, только мучительно Мала. Остается ворчун с Марусусом и двумя младенцами.И трудно: Юстл Стара, руки были тонкими. Она вспоминает, как Катерина перед смертью уже без памяти звала мужа: «Иван, ветрено, ой, Иван, как ветрено!»

После смерти жены Иван Африканович жить не хочет. Ходит жутко и курит горький сельровский табак. А Нюшка заботится о его детях.

Иван Африканович идет в лес (ищет осину для новой лодки) и вдруг видит на ветке платок Катерины.Глотая слезы, вдыхает горечь, запах ее волос … тебе пора. Идти. Постепенно он понимает, что заблудился. И без хлеба в лесу Каюк. Он много думает о смерти, все больше и больше слабеет и только на третий день, когда она врезается в карачет, вдруг слышит гудение трактора. А спасший своего друга Мишка сначала думает, что Иван Африканович пьян, но ничего не понимает. Вещь знакомая.

… Два дня спустя, на сороковой день после категории смерти, Иван Африханович, сидя на могиле своей жены, рассказывает ей о детях, говорит, что он без нее, без нее, который пойдет к ней .И просит подождать … «Милая, светлая, моя … Вон Рябина тебе привезла …»

Он весь дрожит. Маунт плачет ему на холоде-смешном, не покрытом травой. И этого никто не видит.


Gardh im është një zgjedhje. Ligje. Gardh. Porta. Instalim. Гарде. Гур

Я përbërë nga sinquinët në Historinë e fajit fajtor. Mësimi i leximit të V. Belov “tiganisje” mësimi i planit-abstrakt në mësimin e leximit (klasa 3) në temën. II. Stërvitje me fjalën

Leximi i klasës 3

Тема: V.Белов “тиганисье”.

Objektivat: Të njihen me informacione të shkurtra biografike për punën e В. Белова; Historia e tij “tiganisje”, për të zhvilluar një fjalim të lidhur, Futni dashurinë për kafshët.

  1. Орг. Момент.

Zilja ranë

Ai i quajti të gjithë në mësim.

Vendosni veshët në krye të majës

Dëgjoni me kujdes!

Mendoni dhe arsyetoni

Pergjigju pyetjeve.

  1. Stërvitje me fjalën

Бертити харкун, иней аркуп.

Нук ка nevojë тэ bërtasësh arkën tek Krishti.

Lexoni patter ngadalë, më të shpejtë, pëshpëritje, me zë të lartë, të trishtuar.

Çfarë merr parasysh magjia?

  1. Герцог контроллуар штапина.

Герцог Лексуар поэма “касолле тэ вьетэр”.

Cila është ndjenja e djemve? Konfirmoni fjalët e përgjigjes suaj nga teksti.

  1. Месажи и тема.

Dhe për të cilët do të mësojnë nga загадки:

Me pronar është miq

Shtëpi worshi.

Jeton nën portikun,

Dhe bishtin e unazës.

(qen)

Çfarë dini për ta? (përgjigjet e fëmijëve)

Postuar nga puna e Василий Иванович Белов. Софья до тэ на tregojë për këtë.

Lindur më 23 tetor 1932 në fshatin Vologda të Timonich. Herët, filloi një djalë tjetërpunë Në fermën kolektive, герцог ndihmuar nënën për të ngritur katër fëmijët më të vegjël.
Diplomuar shtatëvjeçar villageshkollë , në pranverën e vitit 1949 shkuan në qytetin e Falcon, kushkollë фабрика фабрика Trajnimi mori një zdrukthëtar specialiteti dhe një bashkim.Pastaj zotëronte specialitetin e naftës motorst, dhe më vonë – dhe elektricist. Gjatë shërbimit nëushtri Мёсуар нэ нджэ радиотелеграфист.
Por shumë shpejt u gjet se thirrja e tij e vërtetë ishteletërsi , шкрим пуна. Ай джетой нэ Вологда, шкрой эсе, артикуй, у бэ нджэ пунонджес и газетес сэ каркут, пор шумика э тэ гжитэ э донин поэзинэ дхэ шкрой поэзи. Мне кёшиллашкримтар-башкшортор А. Яшина дэргон поэзите э тидж нэ Летраре Instituti. М. Горький, калон konkurrencën krijue dhe vjen për të mësuar.Поэти Белов нук е бери.
Pasiplomimit nga instituti, u kthye në Vologda, duke i dhënë të gjitha forcat dhe kohënletrare Креативитети.
Në vitin 1989 – 91 ai shkruan disa vepra për fëmijët – история “e vjetër po e vogël”, “muajin e mjaltit”, një përrallë “Rodnichok”.
Жетон I.punon Василий Белов нэ Вологда, пор шпеш дхэ пэр нджэ коохэ тэ гятэ нэ Тимонич амтаре.

6. Punoni në Histori

a) përgatitjen për lexim

Historia quhet “промывка”.

Cili është pseudonimi?

Çfarë mund të kalonte?

б) герцог лексуар нджэ мэсуес историк + студентка тэ мирэ-лексуар

Меррни нджэ лэпс дхэ шэнони фьяла тэ пакуптуешме

в) персептими примар

цилат джантиджа

Çfarë fjalësh të pakuptueshme u takuan?

Beteja – në tekstin shkollor

Qerreshë – Një person që do të fillojë me rezultatin e dikujt tjetër, një mashtrues.

I verbër – një njeri që ka shkuar nga shtëpia dhe u kthye pas shëtitjes së gjatë.

d) lexim selektiv

Gjej dënimet në tekstin që thuhet për atë, Lydia qortoi Fel?

Lexoni se si budallai reagoi ndaj Mistress Rugan?

Çfarë mund të them për të skuqur si një nënë? Провой.

e) përpilimin e sinway

Tigan

mirë, duke u kujdesur

ushqim, shkon, kujdeset

drejtuar në një fshat tjetër për 9000 7mijë.Reflektim

farë do të lavdëroni veten?

Çfarë nuk ndodhi?

Cilat vështirësi për përvojë në mësim?

8. Rezultati i majtë

Çfarë produkti u njoh?

farë mund të mësoni nga RFJ-ja?

Штёпи. Детира с.68-69 пересказ пара парэ


Subjekti i mësimit: history e василий Иванович Белова “промывка”.
Lloji i mësimit: Studimi i një materiali të ri në teknologjinë e RCMCHPform të organimit të trajnimit: punë Individual dhe grupe.
Qëllimi didaktik Triune:
1) Арсими është formimi i aftësisë për shpërndarjen e fragmenteve në tekst që janë të nevojshme për t’iu përgjigjur pyetjes; – për të punuar në aftësinë për të analizuar tekstin, përmbledhjen, nxjerrjen e konkluzioneve; – формимин е афтэсисэ сэ ветэдижес, экспресив; – Formimi i aftësisë për të përcaktuar zhanrin dhe temën e punës letrare.
2) арсимор
– Formimi i vëmendjes ndaj gjendjes së brendshme të heroit dhe veprimit të shkaktuar nga ai
– edukimi i një qëndrimi të ndjeshëm ndaj kgraafshëve të;
– pasurimi i përvojës morale të nxënësve më të rinj;
– Pasurojnë përvojën sensuale të fëmijës, idetë e tij të vërteta rreth botës dhe natyrës;
– të sjellë një qëndrim human ndaj kafshëve.
3) Жвиллими
– Жвиллими и афтэсисэ пэр тэ шпрехур нэ фьялимин словесный пэрштыпьен е лексимит;
– «Живиллими и реагируем на эмоции», «лексон ня пуна артистика»;
– Жвиллими и вёмендйес ндаж джетэс сэ брендшме тэ персонажеве криесоре тэ пунэс.
Gjatë orëve
Unë biseda hyrëse
Mësues: Çfarë seksioni të teksteve shkollore ne studiojmë me ju?
(«LOVE LIVE»)
-Çfarë thoni për emrat e shkrimtarëve që janë shkruar në tabelë.
(Në bordin: Svennn M.М., Соколов-Микитов И.С., Сладков Н.И., Белов В.) Këta janë autorët e veprave që kemi lexuar, me përjashtim të emrit Белова Василий Иванович.
Mësues: Kush mund të formulojë qëllimin e mësimit tonë?
(Ne do të njihemi me punën е В.И. Белова)
Mësues: Çfarë mendoni për atë që kam shkruar V.I. Белов?
(Пер натирен, атдхеун, кафшет сепсе пуна и тидж штэ вендосур нэ кэтэ сексьон)
Мнения: Си е верификони супозимет туаджа тэ vërteta?
(Shkoni në bibliotekë, lexoni literaturë shtesë, kërkoni informacione në internet, kërkoni prindërit)
II Faza Sfida.Referenca: Lexoni emrin e punës me të cilën do të takohemi?
(Bie)
Mësues: Çfarë mund të jetë një historyi me atë emër? (Supozime të pranishme)
Unë ju ofroj fjalë të mbështetura në mënyrë që të parashikoni komplotin:
S
(Ne nuk mund të bëjmë supozime, që nga kuptimi i fjëhéjëve) Унэ propozoj grupin e mëposhtëm të fjalëve të mbështetjes:
zonjë
щенков
Fshati fqinje
nënë
Mësues: Tani juhet të punoni në grupe.Kujtoni rregullat e punës në grupe. (Fëmijët janë të ndarë në grupe)
Nga fjalët e fjalëve, unë propozoj të dal me një komplot, të paraqesë përgjigjen time, jap emrin për punën time.
Punojnë në grupe.
Fjala nga një prej përfaqësuesve të grupit.
Përgjigjet e mostrës:
1 grup. Historia jonë quhet “podlidyshi”
Një ditë, pronari i vilës dëgjoi tinguj të çuditshëm nën portikun, doli se ata po këndonin puppies. Щенки Джемте нга фшати тджетер солли пэр тэ трегуар мик дхе пэр тэ харруар пэр та.Щенки Qeni i mjeshtrit gjithashtu kishte. Ajo filloi të zbehet si një milf i vërtetë.
2 груп. Historia jonë “syarotka”
Në fshatin fqinj, щенки kanë lindur në qenin fqinj, por ajo nuk donte t’i ushqente. Pastaj zonjë i dha atyre një pulave, e cila u bë për puppies e nënës së vërtetë.
3 груп. Historia jonë “Njerëzit ndihmuan”
Mjeshtrës i një strehimore për qentë nga fshati fqinje u solli puppies, të cilat hodhën një milf të çmendur. Njerëzit nuk i lanë puppies në telashe, qentë e mrekullueshme u rritën.
Mësues: Не шёнуам эмрат туадж, тё фиксуар нэ бордин нэ формен э нджэ группи, нэ фонд тэ мэсимит, не до тэ ктхеми тек ата пэр т’у крахасуар.
Titull

Para leximit

Pas leximit

Sirim

Njerëzit ndihmuan
tronditje

Faza e të kuptuarit. (Leximi me ndalesa)
Mësues: Тани не до та лексоджме кэтэ историй пара ндалимит тэ парэ дхе тэ шохим нэсе кеми арритур тэ парашикоджме се куш шште и скукур дхе шфарэ мунд тэ кисте.Герцог lexuar për të ndaluar së pari. (Пара фьялэве: Мирэ, ле тэ джетоджнэ!) (Лексон мэсуэсин.) Месуэ: А кеми арритур тэ парашикоджме, куш штэ кы скук дхе шфарэ штэ айо фаджторе?
– Cili ishte fjalimi i zonjës në Lydia në shtëpi? (I përafërt, i zemëruar.) – Gjeni fjalët që Lydia qortoi Fel. (Fëmijët thërrasin fjalë duke plotësuar tabelën e konsoliduar, e cila regjistrohet në tabelë).
Tabela e mbushjes
Fry kriivonoga shelmabludyaktavyavkabesional-Cilat fjalë tashmë janë takuar? Cilat fjalë jeni të pakuptueshëm? Mundohuni të shpjegoni kuptimet e tyre.
Shelma mashtrues, mashtrues, plut
Bludney – i cili ka shkuar nga shtëpia e tij, dhe u kthye pas shëtitjes së gjatë.
– Por vlera e fjalës betejë Ne nuk do të gjeni në çdo fjalor. Çfarë mendoni se është duke djegur apo vendimtare? Çfarë fjale për tinguj është kujtuar? (Баттейл-Тенчатка) – Çfarë mendoni, përse qeni të ketë një pseudonim të tillë? (Ajo është pak, шорты) – A ndizin fagin fajin e tyre? Lexoni se si kjo është shkruar në tekst. (Jo, ajo nuk e kuptoi, për të cilën zonjë e qorton atë.Në fund të fundit, fëmija me ligjin natyror të jetës) – dhe si lidia quhet puppies?
Karakteristikat – Çfarë tregon kjo fjalë? – Lexoni kuptimin e fjalës (puna me të fjalor Intellular)
Chalkry është një njeri që e do të jetojë në llogarinë e dikujt tjetër, një mashtrues.
«Pse Lydia Puppies thirrur krijuesit simpatik?» (Щенки делают të jetojnë në shtëpinë e saj, dhe së shpejti kur ata rriten, ata do të duhet t’i ushqejnë ato.) të Mami-Malka për të mbrojtur puppies tuaj? Si? – Si e karakterizon Fel? Ndryshon këtë karakteristikë nga ato të mëparshme.
Ndryshon, karakteristikat e mëparshme janë fjalët e zonjës.
Ле тэ мендоджмэ се си тэ эмэроджмэ нгджират э духура дхе тэ маджта тэ табелес. (Fëmijët ofrojnë mundësitë e Tire). Më i suksesshmi, i futur në tryezë (mendimi i zonjës, mendimi ynë)
(Vazhdoni të plotësoni tabelën)

Crivonoga trim
Shelmabludyabatavabestimsova – Çfarë Mendia buni? Тани не до тё лексоджмэ историнэ пара ндалимит тэ дите дхе тэ шохим нэсе арриджмэ тэ парашикоджме фатин и фатит.Gjithsej para ndalimit të dytë. (Lexoni mirë fëmijët e leximit) – A kemi arritur të parashikojmë fatin e puppies? – Si ndiheni për aktin e Lydia? Pse e bëri këtë? (Нэсе Лидия и ла щенки и тидж, айо до тэ духедж тэ кудждесет пэр кентэ, дхе тре кен тэ рритур джанэ тэ вештирэ пэр тэ ушкьер) – дхэ шфара авторари флет пэр тэ херондж? (“Лидия иште и кенакур, копейя нук иште шумэ э букур”) герцог лексуар нэ ndalimin e tretë. Нэ историй, дукет се тэ гджитэ вендосен мне фатин и тидж. Лидия Штэ е Кенакур, щенки Канэ Фитуар Нджэ Штёпи, Дхе Джета э Бредх Ду Тэ Важдоджэ Нэ Мёйрен е Законшме.Pse nuk mbaron Historia për këtë? Çfarë mendoni se lexojmë më pas?
Unë sugjeroj që detyra të dalë me përfundimin e tregimit, герцог дискутуар ме годжэ нэ шифте.
Dëgjoi supozimet e fëmijëve. Mos e përdorni tekstin në tuaj. – А конфирмохен супозимет тона?
-Çfarë важои jeta e RFJ-së? (Складной щенок e tij dhe обыскал atë çdo ditë)
– Si i përkiste Lydia për këtë? (Argëtim, me një qesh.) – Pse ajo pastaj qortoi, ты споткнулся? (Лидия у shqetësua për RFJ-në.) A u ndryshua Lydia në floss tani? (По.Lydia ishte krenare për RFJ-në, ajo ishte e lumtur të shfaqte cilësitë e nënës në skuq.) – Si tani ajo e quan një skuqur qenush? (Дьятко.) – Не чилат фьяле тэ трэгимтарит джеп нджэ влэрэсим тэ актит тэ RFJ-сэ? («Мамочка бесник»). Si do ta karakterizonit skuqjen. Не шкруайме нэ трезэ.
Zonja e thinkit të skuqur mendimin tonë
Crivonoga trim
Dashuria e raftit
Bludnya zabotlivaya
BattivivalBessstrasya
Pa dyshim, cila pjesë e tryezës ka humbur e raftit? Пс? (Humbi rëndësinë e saj në pjesën e majtë të tryezës, pasi zonjë ndryshoi mendjen, ajo nuk mendon më për qenin e saj)
Iv.Рефлектим.
Le të kthehemi në tregimet që keni bërë në grupe, nëse ata përkonin me komplotin e veprave nga V.I. Белова. Historia e të cilit ishte më afër origjinalit? Kujtoni emrat që keni ofruar, герцог punuar në grupe.
Dhe çfarë titulli do të sugjeronit tani, duke lexuar punën? Zgjohuni për të njëjtat grupe dhe mendoni për titullin.
(Mbushja e grupit vazhdon)
Opsioni i përafërt
Titull

Pas leximit

Para leximit

Milf besnik

Heroinë e nënës

Karikëdurë tje12 nënës

Karikëdurë tje12 ndiarë tje
89 9000

karikatur2 titull
89 9000 dhe pas?
– A ju thoni për Historinë për Fel? Lexoni emrin e tregimit, të cilin ne do të lexojmë në mësimin e ardhshëm në lidhje me FLUS.Çfarë mendoni se skuqja mund të na befasojë?
В. детирать и писать. Kur zgjedh.
1. Në fillim të mësimit kemi bërë një supozim se unë shkruaja V.I. Белов. Gjeni informacion në lidhje me v.i. Белова, гатуадж нджэ месаж.
2. Pezullimi sinocing për Fel. Cila nga të dhënat në bord do t’ju ndihmojë në përpilimin e sinkewine? Tryezë


  • Sincweight (nga fr. kuzhina. , eng. çikë ) – Kjo është një punë krijuese që ka një formë të shkurtër të një poeme të të paraërbes.

  • вес – Kjo nuk është një poemë e thjeshtë, por një poemë e shkruar në rregullat e mëposhtme:
  • 1 Linja është një emër tjeshineshineshin.
  • 2 ррешт – dy mbiemra që shprehin mendimin kryesor.
  • 3 rresht – tre folje që përshkruajnë veprime brenda temës.
  • 4 ррешт – фраза, герцог мбаджтур ньё куптим тэ чактуар.
  • 5 ррешт – përfundimi në formën e një emri (shoqata me fjalën e parë).

  • Sinwen përbëhet nga 5 rreshta;
  • Forma e tij i ngjan një peme të Krishtlindjeve .
  • 1 fjalë
  • 2 fjalë
  • 3 fjalë
  • 4 fjalë
  • 1 fjalë

1.арбуз

2. Round, i shijshëm

  • 1.арбуз 2.Round, i shijshëm

3. Rrotullon, rritet, pjek

4. Shalqi është një kokrra të kuqe.

5. Verë






  • Së pari , Thjeshtësinë e tij. Synkievins mund të bëjë të gjitha.
  • Së dyti Në përpilimin e Synkievinit, secili fëmijë mund të realizojë mundësitë e Tire krijue dhe intelektuale.
  • Sinwen është një pritje lojë.
  • Përpilimi i sinkewinës përdoret si detyrë përfundimtare mbi materialin e kaluar.
  • Përpilimi i sinkewine përdoret për të kryer refktim, анализ синтезы të информации

  • Вес – Kjo është pesëqindtë francezë, të ngjashëm me poezitë japoneze.
  • Вес Ndihmon të plotësojë fjalorin.
  • Вес мэсон нджэ ретелле тэ шкуртер.
  • Вес Mësoni të gjeni dhe shpërndani në sasi të madhe të informacionit identity kryesore.
  • Përbërja e Synkievinës – Procesi është kreativ. Ky profesion interesant ndihmon vetë-shprehjen e fëmijëve, nëpërmjet përbërjes së poezive të saj të paimatuara.
  • Hartoj вес Rezulton nga të gjithë.
  • Вес Ndihmon për të zhvilluar fjalimin dhe të menduarit.
  • Вес lehtëson processin e asimilimit të koncepteve dhe përmbajtjen e tyre.
  • Вес – Është gjithashtu një mënyrë për të kontrolluar dhe vetëkontroll (fëmijët mund të krahasojnë sinqinë dhe t’i vlerësojnë ato).

Arsimi i Përgjithshëm Komunal –

Shkolla e mesme themelore d. Qaj i ri

Plani-Abstract Mësimi

nga lexim letrar

3 sklass

Subjekt

V.И. Белов “тиганис”

Сообщения: Малышева лариса алексеевна

Тема: В.И. Белов “промывка”.

Qëllimi: formimi dhe zhvillimi i qëndrimit të vlerës ndaj aktiviteteve të përbashkëta për përcaktimin dhe zbatimin e metodave të përcaktimin dhe zbatimin e metodave të punës me tekst mojistik.

Detyrat: Arsimor: për të njohur me punën e В. И. Белова “Промывка”.

Жвиллими: жвиллони афтэсинэ пэр тэ пуун мне текстин, афтэсинэ пэр тэ анализуар, крахасуар, пэрмблдхур, пэр тэ нксджеррэ konkluzione; Жвиллими и вёмендйес, куйтесес, фьялес, герцог мендуар пэр студентет; Жвиллими и интересав ньохес.

Arsimor: Ngritja e dashurisë dhe respektit për kafshët, kuriozitetin, interesin për të lexuar.

Дру: Личный: афтэзия за тэ влэрэсуар впримет и герой пикапамья и нормальный моральный дух; Жвиллими и гатишмэрисэ пэр башкэпуним; Интереси нэ шкак и законшэм; Ветеконтролли, ветёвлерэсим.

Регулятор: Перкуфизими дхэ формулими и каллимит тэ вепримарисэ нэ мэсим герцог Пэрдорур мэсуесин; Афтэси парашикойнэ текстин; Aftësia për të vlerësuar veprimet e trajnimit në përputhje me detyrën.

Komunikimi: герцог дэгьюар дхе куптуар фьялимин е тэ тьерове; Aftësia për të punuar në një palë, aftësinë për të negociuar.

Njohës: orientimi në tekstin shkollor; Анализ и объект нэ мэнирэ кэ тэ ндаджэ типарет тельбэсор, синтезэн; Përkufizimi i informacionit fillor dhe dytësor; Ндэртими и ндёргджегжшэм дхе арбитрар и декларатэс сэ фьялес ме годжэ; nxjerrjen e informacionit të nevojshëm nga tekstet e dëgjuara të zhanreve të ndryshme; кридзими и маррёдхёниве шкакёсоре; Герцог организовал проблему.

Pajisje: Libri i tekstit “leximi letrar” nga Klimanova L. F., Goretsky V. G., Golovanova M. V. për klasën 3. Kompjuter, projektues, ekran, prezantim në lidhje me v.i. Белов

Гятэ ореве.

I. Momenti organativ.

U zgjova sot herët,

Jashtë dritares është mbledhje.

Nxituan për ju më tepër

Kryeni mësimin tuaj!

Para se të filloni të punoni,

Ne buzëqeshim njëri-tjetrin.

Меня конвертируют

Не делайте этого шкойма нэ пуна!

II. Stërvitje të fjalës.

I bërtita arkeu, OSIP Archite.

Нук ка nevojë тё bërtasësh arkën tek Krishti.

Lexoni patterin e “Birl Bazaar” (ngadalë, me përshpejtim dhe në kthesë, pëshpëritje, me zë të lartë, argëtim, trishtuar, patter)

III. Контроллони детират е штёписэ туай.

Rotat me brumë (индивидуальный)

I.S. Сокол Микитов “Листа Фоллс”.

1. Bunny vjetër në moçal ka lindur:

A) tre lepur të vogël

B) dy lepur të vegjël

C) katër lepurë të vegjël

C) katër lepurë000 vjëté vogët 905. :

A) të bardhët b) rusts c) paders fletë

3. Shtrirë në heshtje nga foleja amtare lepur e vogël…

A) Shkuarja në largimin e vendeve të ngrohta

B) të kërkojë vendet e ngrohta të karafinës

C) ecni në digën

4. Bishat janë punëtore, punë Walco, pastërtia e dashurisë dhe rendit.

A) Бобры b) dhelpra c) выдра

5 . Në një hatch bejmik … kati.

A) dy b) tre c) katër

6 . Бобровая кушаны – кжо …

А) репка б) рыбина в) ивовая дхэ лех Аспен

7. Në Khatka Bobrov, vendi i ruajtjes së ushqimit quhet …

A) qilar b) diga c) jo-

8. Литный пакет бёрэ нджэ дадо пер …

А) гунга тэ гйата тэ жаворрит б) пага тэ вогла нэ) баобрят меня гезоф

9. Një kafshë e panjohur ulet, e gjithë lagështia, në dhëmbë është një peshkim i madh. Бен шумэ тэ кекен, плаккат дхе ррёноджат.

A) Бабезитур росомахи b) грабитес – выдра c) Trotja e keqe

10.ZyChonka mësoi të notojë dhe të zhytet

A) nëna – lepur b) kastor i vjetër c) otter

11. Dhe uji është më i lartë dhe më i lartë. Kërceu lepur …

A) путрат б) биштин в) вешет

IV. Punoni në temën.

Vetëvendosje për aktivitetet.

Ребята, cili është emri i seksionit që keni filluar të mësoni? («Дашури джетоджне»).

Çfarë do të thotë fjala dashuri?

Mes të cilët mund të duan?

– Дашурия Ште и ндрышме:

dashuria midis një burri dhe një gruaje;

dashuria prindër për fëmijë;

i duam fëmijët tek prindërit;

dashuria për të afërmit dhe miqtë tuaj;

dashuria për kafshët.

farë produkti nga ky seksion keni takuar?

Kush është një leje e tillë?

farë përfundimi për veten e bëri lepurin kur ai u kthye në shtëpi? (Штепи ме э мирэ амтаре дхе нена вендасе нук ка аснджэ нэ ботэ).

Çfarë lloj dashurie u tha në këtë përrallë? (Пер дашуринэ е фёмиджэве те приндэрит).

Dashuria e nënës për fëmijën e tij është një ndjenjë shumë e fortë. Пэр шкак тэ фемийес сэ тидж, мами штэ нэ гджендже тэ капэрцеджэ çdo vështirësi dhe pengesa.

Ne duhet t’i përgjigjemi kësaj pyetjeje në fund të mësimit . Në учебник тонэ ка нджэ историй тэ mrekullueshme që делать тэ на ndihmojë тë япония përgjigjen e duhur.

Sot ne do të njohim Historinë që Василий Иванович Белов «Феллер».

Më tregoni, a keni lexuar veprat e Василий Иванович Белов?

Le të përcaktojmë detyrat e mësimit tonë. Fjalët e mbështetjes do të na ndihmojnë (në bord).

Mësoni rreth jetës … … (В.И. Белова).

Njihuni me punën … … … … “(” bie “).

Njohje me kreativitet.

Unë ju sugjeroj që të njiheni me В.И. Белов.

VI Belov ka lindur më 23 tetor 1932 në rajonin e Vologdës në familjen fshatare. Babai i tij vdiq në vitin 1943 në luftë, kur djali ishte 11 vjeç. Një djalë tjetër, Belov filloi të punonte në fëmijë të rinj. Edhe para shkollës, mësoi të lexonte.В.И. Belov lexoi shumë libra, dhe shkroi shumë vepra për fëmijët. Shkrimtari rus, publicisti dhe skenari Vasily Belov vdiq më 4 dhjetor 2012 në vitin 81 të jetës.

В.И. Белов на ла шумэ вепра. Një prej tyre “Feller”.

Çfarë mendoni, kush është ky skuq?

Псе и дха нджэ псевдоним тэ тилле?

Çfarë mund të kalonte?

Ne mund të kontrollojmë korrektësinë e supozimeve tona kur lexojmë tekstin.

Punojnë në tekst.

Притя “Лексими ме ндалим”.

Leximi i historyisë së mësuesit.

Физкультимутка

Pic barbos

Këtu është qeni ynë Barbos. (имитим я lëvizjeve)

Në dorën е fshehur një hundë të zezë.

Dremelet Pensik ose fle.

Mos i shikoni djemtë.

Fëmijët tanë qëndronin në heshtje

Dhe për qenin vrapoi

Epo, qeni së shpejti do të ngrihet

Dhe djemtë kapin!

Fjalë telefonike

Lexoni fjalë me rrokje, dhe pastaj orfeepikisht.

Cree-in-no-ga-i, blud-nya, ba-tenz, o-ka-wa-va-xia, me jo-u-me-eh, info-pushtet – por, sha-ro-mashkull -Ni-cve, një-në-o-di-sin-kA.

Pas leximit të fjalëve, vini re përballë shenjës “+”, nëse e dini kuptimin e kësaj fjale, “?” – Nuk e di kuptimin e kësaj fjale, “-” – nuk jam i sigurt.

Cila nga këto fjalë jeni të pakuptueshëm?

( Qerreshë – Një person që do të fillojë me rezultatin e dikujt tjetër, një mashtrues.

I verbër – për shtëpinë e prindërve dheritata uthye pas.)

Shes njeri i pandershëm; Фаддлер, плут.

Блудня, блудный сын – Kështu thonë për shtëpinë e prindërve dhe u kthyen pas shëtitjes së gjatë.

Бетей, душ – Фьяла э лаште, э цила ёште пёрдорур энде нэ диса зона: Рязань, Тамбов, Вологда. Do të thotë “принд, баба”.

I paskrupullt – Nuk ka ndërgjegje, I.E. я павëртэте, курбэ, тэ патурпшэм, тэ бриште.

И букур – Щенок, собачка.

Керрешэ маштруэ.
Dëgjimi i regjistrimeve audio

(Leximi 1 pjesë)

Disi në dimër, në dëborë, shkova në Lydia pas qumështit dhe dëgjova zonjën u betua në shtëpi.

“farë? – Une mendova. – Kush është lydia kështu pres?”

– farë mendoni se qortimi i zonjës?

Кривонога! Кира! – Зери и Лидия у dëgjua jashtë derës.- farë ekspozuan veshët tuaj? Ой, ре! Prisni për të! Nuk ka turp të shikoni në sytë tuaj, betejën? Нук ка турп?

Kam hyrë në dhomë. Lydia më përshëndeti dhe vazhdoi të betohej:

Rrip do të marrë po për të mirë! Осе тэ вэна нэ тэ гджита пэр вуллнетин, тэ патйешем!

Pse zonjë e rënies së rënies?

Rezulton se Lydia Rugala Ferk për faktin se ajo solli dy, щенки. Водопады шикуар нэ ситэ е зонджес ме нджэ хутим, нук е пашэ биштин дхэ нук е куптова се до тэ кортохедж ак шумэ.Кам шикуар нен стол: киште ди штрат тэ вегджел нэ трупат е вджетра. Би потхуайсе цеплялся за муа нэ хунде.

Ситти! – Lydia mbillte. – аскуш нук до тэ маррэ лоджерат туая симпатике! Të cilit ata kanë nevojë …

– Si mendoni se Lydia bëri me puppies?

Lydia qortoi skuqjen e dy ditëve, dhe në të të tëtën ajo tha:

Epo, le të jetojnë.

Pastaj dëgjova se një qenush mori shoferin e traktorëve, i cili shpesh çoi nëpër fshat.Лидия и Дитэ я Атрибуохет Лумит Нэ Фшатин Фкиндж, Дхе Нэ Кембим Солли Нджэ Масе Тэ Куке Тэ Ре. Унэ нук е ди се си скукджа реагои пэр тэ гджитэ кэтэ, ндошта, нук иште шумэ э букур. Лидия, në çdo rast, ishte i kënaqur.

Фшати, ку кам джетуар, иште вендосур нэ нджэ кодер, дхэ нэ анэн тджетэр ме борэ ме борэ, гджиташту нэ нджэ кодэр, ка нджэ фшат тджетэр, афэр. Në verë përmes lumit shkoi nga lavë. Лава është dy shkrime derdhje, të vendosura nga një breg për tjetrin. Gjurma në anën tjetër mbeti e para, njerëzit dhe dimri shkuan përgjatë lavës, edhe pse ishte e mundur në akull, drejt.Kam hipur këtu çdo ditë në ski. Сапо тэ шикодж: …

– farë shiu?

Sapo të shikoj: Flock fluturoi nga fshati tjetër Zarechnaya. Nje nje nje. Ajo shkon në shtëpi Delulito, nuk duket përreth për asgjë. Këmbët e lakuara mbushin borë të bardhë. Të nesërmen – përsëri. Иша и бефасуар: ку по врапон? По, çdo ditë dhe gjithmonë në të njëjtën kohë.

– farë mendoni, ku ka arritur skuqja çdo ditë?

I pyetur Lydia:

Ku është ky skuq çdo ditë?

По, ушени! – Лидия шпигой аргетимин.- Nga dita në ditë, ajo shkon, jo për të ndaluar. Unë e qortova atë dhe ruajtur në gropë, gjithçka humbur. Ветэм ларгохуни – гати пэр ту марре. Нук киште, unë u zhvillua për të ushqyerietatko tim.

Kjo është se si unë mendoj, qij! Çfarë besimi doli të jetë мама. Çdo ditë, dy kilometra në fshatin e dikujt tjetër, pavarësisht nga ndonjë rrezik, shkon për të ushqyer djalin tënd. Jo çdo ndoshta.

– А кеми арритур тэ парашикоджмэ се куш штэ как и скукур дхе шфарэ штэ аджо фаджторе?

A ju pëlqen Historia?

Куш на трегон кэтэ текст?

Si e keni menduar?

Ku janë ngjarjet e përshkruara në Histori?

Pse mendon keshtu?

Çfarë mendoni se ngjarja e vërtetë apo imagjinare e përshkroi autorin? Pse mendon keshtu?

Физкульминутка.

Vrapoi rreth qenve të oborrit.

Vrapoi rreth qenve të oborrit, ( ngadalshëm duke vrapuar në vend)
Sheh Tortë një copë. (anim përpara, duart në anët)
Nën portikun u ngjit dhe hëngri, ( uluni poshtë gojës)
Заблокировано, mbërthyer. ( duart në anën, kreu në anën )

Dhe veshët kanë kotele, si qëndrojnë shtëpi.

Teksti i leximit të mesëm në fëmijët.

Hapni mësimet tuaja. Ле та ри-лексойме персёри текст.

Leximi i tekstit për fëmijët në një zinxhir me pyetje në lidhje me leximin.

Cilat fjalë që grumbullojnë lidia flod, përshkruan pamjen e një qeni? (Crovonogy)

Pse Lydia ishte e pakënaqur me lindjen e puppies?

Цилат ндженья перджетуан будалллёкун, герцог мбетур па щенки? (тревога, щенки приятные, огорчение)

Si reagoi lule për humbjen e qenit?

Cilat pengesa janë të lidhura gjatë rrugës për një fshat tjetër?

Përcaktojnë zhanrin e punës.Justifikoni përgjigjen tuaj. (Kjo është një Histori).

Shenjat e tregimit

    Transmetim rreth ngjarjeve reale.

    Vëllimi i vogël.

    Disa aktorë.

    Пёршкрими и ня эпизоды.

Përcaktojnë Historinë e tregimit. (Kjo Histori për kafshët).

Le të japim karakteristikën e heroit kryesor. Ne do të vendosim konkluzionet tuaja në grupin – një burrë dëbore.

Emëroni karakterin kryesor të tregimit.(Skuq)

Në grupin ne shkruajmë skuq.

Куш Ште и скукур? (Qen).

Në grupin shkruajmë një qen.

Çfarë budalla? Першкруайе.

Në grupin shkruajmë pak, të lakuar.

Pse e qortoi Lydia e saj? Лексони.

Нэ груп, шкрова ди щенки.

Si e sillte RFJ-ja kur lydia rugala e saj? Gjeni dhe lexoni këtë vend.

Si erdhi zonjë me, щенок?

Ku dhe pse skuqja hipi çdo ditë?

Në grupin shkruajmë për të ushqyer djalin tim.

Si erdhi zonjë me të?

Çfarë udhëtimi kishte për të kapërcyer çdo ditë?

Çfarë lloj zbulimi bëri një transmetues? Provoni këtë zbulim me fjalë nga teksti.

Në grupin ne shkruajmë një milf besnik

Punë në çift. Punojnë në qendra.

Qendra «Lexuesit ». Mësoni të lexoni eksportin e tekstit shprehimisht.

Qendra “Бортжурнал”. Шкруани истории и людей, вопримет и персонажей крисора: Лидия, авторы, скукура.

Кендра “Студими”. Gjeni përgjigje në tekst.

Kur ishte qenush i lindur? Sa copa? Ku keni fluturuar dy Kuotanka?
Kush mori qenin e parë? Kush e solli Lydia nga fshati fqinjë? Si erdhën njerëzit nga një fshat në tjetrin?
Çfarë donte të ngasë V.I. Белов? Cila distancë e mposhti skuqjen?
Qendrat e të folurit.
– Kam arritur të përballoj caktimin tim çdo qendër? Çfarë keni nevojë të bëni?

Diskutoni se cila është ideja kryesore e tregimit.Merrni pjesën në grup, ku është përfunduar, sipas mendimit tuaj, mendimi kryesor për RFJ-në.

V. Reflektim.

Unë ju sugjeroj që të bëni Sinwen në temën “Frya” dhe shkruani atë në fletoret e mia.

(Fëmijët lexojnë sinquininët që rezultojnë).

Cilat ndjenja dhe emocione po përjetoni nga history e studiuar? Mendoni dhe zgjidhni një foto që përputhet me disponimin tuaj. Tregoni se kush zgjodhi një ylber? Dhe kush është një tucca?
(Щенок Лай).
VI. Детира Линдор.

VII. Результаты и мэсимит.

Autori thotë se RFJ ishte një qen Krivonoga. Me sa duket, ajo ishte e dëmtuar, jo-mall, jo një qen shumë i bukur. Пор нук э пенгои атё тэ донте кенин э садж, дхэ, па шикуар ндонджэ пенгесэ дхе вёштиреси, кудждесет пэр тэ.

Ребята, Si i përgjigjemi pyetjes që kemi vënë në fillim të mësimit? A janë kafshët në gjendje t’i duan fëmijët e Tire si njerëz?

Çfarë mund të mësojnë njerëzit nga skuqura?

Emëroni emrin e shkrimtarit, puna e të cilit u takua në mësim.

Çfarë Historie Lexohet? Куш еште ай?

Çfarë njihni mësimin në temën tonë?

Çfarë të ri për veten e keni gjetur në mësim?

Çfarë doni të mësoni të mësoni pas këtij mësimi? (Mësoni më shumë për jetën dhe karakterin e qenve).

Mbaro mësimin tonë Unë dua Sinwan për ty.

nxënës I vëmendshëm, aktiv. Dëgjuar, u përgjigj, arsyetuar. Крайен тэ дрейтэн э тэ гжитха детираве. Te lumte! Mësimi ka mbaruar.

Тест leximi letrar

«Промывка иште файтор. Edhe njëherë rreth rrjedhës»

A) И. Соколов Микитов

B) В. Белов

9000 905 A2

M. Ку ка шкаар шкримтари?

A) в сумме

B) в упаковке

C) в сумме

A3. Çfarë dëgjoi ai?

A) si një dashnore qentë të qortuara

B) si pronari i qortoi fëmijët e tij

C) Si të grinden pronarin dhe zonjën

A4.Cila ishte skuqura?

A) vodhi një copë mishi

B) solli dy puppies

C) Shtëpia e keqe e hidhur

A5. Kush mori qenin e parë?

A) комбиним

B) shofer traktor

D) polic

A6. Ku e bëri Mistress Delive Puppy dytë?

A) në fshatin fqinj

B) në qytet

C) në kasolle kredie

A7. Kush e shkëmbyen zonjën e qenit të dytë?

A) mbi pula

B) në lugë

C) në mace

A8.Si shkonin njerëzit nga një fshat në tjetrin?

A) përmes pyllit

B) përmes moçalit

C) përmes lumit

D) përmes varrezave

A9. Farë race të RFJ-së?

A) пекинес

C) palless

D) Shepherdarka

A10. Псэ qij врапой нэ фшатин тетэр чдо дите?

A) gjueti

B) ushqeni qenin tuaj

C) Kërko për bimë të shëndetshme

D) Shikoni për puppy tuaj

Në 1.Çfarë ndjenja e shtyu skuqjen në ujë të ftohtë?

A) instinktin e nënës

B) kuriozitet

Në 2. Gjeni linjat që nuk janë të lidhura me RFJ-në

A) “Çdo ditë shtraket nër dy për të ushqyer djalin e tij “
B)” Kam një trung “,” shkatërroi atë dhe flashed me putrat e pasme me gëzof “
B)” Ries shtëpi me butësi, nuk shikon përreth. Këmbët jëbor e lakuara бардхэ “.
D) “bishti ishte fajtor dhe nuk e kuptoi pse e qortoi atë

A) acarim

Белов Василий Иванович gyermekek számára működik. Василий Белов

Történetek bármilyen berendezésről

Fedya egy nagy rusztikus házban él feleségével együtt. Невем Елена, валамильен окнал фогва аз егес Егоровна местер. Бар аз Егоровна csak negyven éves, és nem is gondolkodik a nyugdíjakról – tejjel működik. Федя левелек. Nincsenek gyermekük.

Minden reggel a nyeregre is a táskát a tornácra helyezi, majd egy ló és nyereg mögött megy.Ezután sokáig inni teát. Csak miután mindez megy a központba, mivel felhívja a falut, amelyben a postahivatal.

Fedya nagyon szereti az állatokat. Ki csak nincs a házban! Két macska él a szobákban, és mindkett nagyon tiszta. Египетский надь хлевбен általában еги поляна és borjú tehén kerül elhelyezni. Két libák és liba tölteni az éjszakát a kerítés között gesztusok, öt csirkét és egy kakas él télen Khlev, és nyáron a felső fészer. Fedya-t Elena-val tartják, egy malacot azonban nem minden évben, és mindig ugyanazt nevezik: Kuzey.De a legokosabb mindezen számos élőlény, természetesen a kutya Valdai.

Tehát Fedya lovagol napi át az erdőben hét kilométerre, hogy leveleket, újságokat és fordítások ezekre élek. Ehhez a kollektív farm kiemelte neki egy lovat. Fedya maga gondoskodik róla. Ne tegyenek hűséges különleges Chamchair miatt?

Фалубан, стабилизатор напряжения, száz húsz lovat. Большинство аз istállások fele összeomlott. Második, még nem elpusztult félig elfoglalt egyik hű. Unatkozott élőben az egész stable, különösen télen, amikor egy ilyen kutya hideg és szinte étel nélkül! Sena hűséges, valamint más lovak, amelyek a központi kastélyon ​​llnak, mert a rossz Senokosa ma egy kicsit kiosztott.A téli diéta, csak öt kiló naponta. OAT, annyira imádnivaló minden lovat, nem anya. De mit jelent öt kiló széna egy ilyen nagy ló számára?

Mindezt megtanultam, miután véletlenül jöttem ide. Fedyával találkoztunk, hogyan mondja, “халясзат алапджан”; Ez a bázis volt a legfontosabb dolog, de természetesen nem az egyetlen. Az éjszakát fedival töltöttem, és néhány napig házasodtam. És akkor nagyon gyakran jöttek ezekhez az élekhez.

Египетский нап тавассзал

Hétfőn a megfelelő szabadnap.Ezen a napon a posta nem működött. Az adagolóban nincs széna. A hűséges ugatós tábla az istállóban, és elment az ablakba. Még az éhségből – это все. Az ablak a stableban hosszú és keskeny. Тегнап Федя tette a keretet, mondván:

Nincs széna, így habozd, bár a friss levegőben … a hűséges megfordította a fejét, és az utcára vezetett.

És az utcán – tavasszal, a hó nem történt meg. De nincsenek gyógynövények! A hűségesen sóhajtott, это незаменимый человек. A srácok elmenekültek az iskolába, és hirtelen látták: egy nagy lóerő kiugrik az ablakállványokból.«Jobb! Igaz! – kiáltott. Ló hozta a füleket. A srácok közeledtek közelebb, is megfordultak, hogy elkezdték elérni a stroke-t. A hűséges csendben származott.

Valószínűleg azt akarja! Mondta az egyik fiú, kihúzva egy darab tora a portfólióból. Javasolt egy ló Tortát. Kicsit kényelmes, de mohón öntötte ezt a darabot. Aztán megette a második darabot, haradik, a negyedik … A srácok abbahagyták az összes iskolai reggelit, otthon lefoglalták.

Ленка, és mi vagy? Gyerünk, nincs semmi kapzsi.

Egypt teljesen kisfiú kiment és szinte sír.

És akkor mi van?

Lenka nyilvánvalóan megnyitotta a mezőt, még mindig apa táska. A tojás hegesztését gyorsan tisztítják. Hívő evett – это tojás. Игаз, elutasították a felét. Természetesen sajnálom. De még mindig kinyomtatott. A hséges evett és cukorka. Senki sem rendelkezik semmi ehetőnek. A srácok futottak. Az iskola messze volt egy másik faluban. Attól tartottak, hogy későn voltak. A hűséges hosszú ideig figyelte őket.

Így megtanulta enni cukorkát és tojást. Különösen szerencsés volt egy héten, május nap, amikor a srácok ajándékokat kaptak az iskolában.

És itt hamarosan – fű elment, friss és olyan zöld. Nem szalma! És hűséges fokozatosan újra megkezdődött.

Федя хармадик évre vezeti a leveleket. Télen, szánban, nyáron a nyeregben. Bal oldali a nyereghez rémült leveles táska volt, betűkkel és újságokkal, néhány parcella teljesen ellentétes volt a jobb oldalon. Mit kell mondanom, nem túl megbízható postás! Néha levelet adott a szomszédjának, a szomszéd átadta egy másik szomszédnak.És a levél sokáig kezelte a kezét, és ha szüksége van, két hónappal később. Nem hiába Dedko Ostakhov, также известный как magasságban végén a falu, az úgynevezett Fedya «Kulle».

De az újságok és fordítások Fedya nagyon óvatosan szállították. A hűséges tudta magát, amikor a házat kell hajtani. Федя нем пилинг nyeregbl, felvette az újsá got a kapuban konzol és vezetett tovább. Gyakran félt hazudni, mert mászni vissza a nyeregre, néha egyszerűen nem tudott. A nyeregben nagyon határozottan ült аз ilyen napokban.Fedya azt mondta: «Ha egyszer egy kupakot vezetett a fejem vezetőjéből. Ó,« Azt hiszem, »nem fogok hazudni, holnap még mindig visszamegyek.

Még egyszer hűséges az otthonába, postás nélkül. A zsák, amelyet a nyeregnek tartottak, szilárdan tartották, és hűséges az egész ösvényen minden faluban soha nem volt rossz. Átnézett аз összes házba, ахол аз újságok lemerültek. Azok az emberek, akik otthon voltak, kijöttek, és átvették az újsá got a táskából.A hűséges még a Sedu Ostakhovnak – это jött, он же “vidéki életet” ment el. A ló felállt a tornácon, és simán állt, mint mindig. Де Дедо Остахов азонбан нем мерте его újsá got a táskából kereslet nélkül. A hséges a tornácon állt, és elment, és Dedko nézett, és megrázta a fejét, nézett és megrázta:

Milyen tudomány érkezett!

Fedya csak két nap alatt jött haza. Posztmenektől azonnal eltávolított – это raktárakba helyezhető. Jobbra a trágya a gazdaságból, де még mindig hosszú ideig futárnak nevezték.

Hűséges és malka

A sütés olyan homlokzati kutya, hogy nincs helye rosszabb. Надьон киси, лабак, амельек мегфелельнек и надьон гербек, хараг, мята тигр. Лидия magányos nyugdíjasban élt. Ez történt, senki sem sétál Lydia-ra, még az ünnepeken. Kutya mindig van vendége, és még a láb mögött is kap. Egyenesen a vérhez. Lydia már beszélt a látogató már, úgy tűnik, egyértelmű, hogy lehetetlen, hogy dühös, és megsütjük minden hörgés és hörgés alól a padra. Hol volt annyira harag?

Egyszer figyeltem hű.Ő szorgalmasan dobta a füvet, és nem zavarja senkit. Aztán lefeküdt, és elkezdett lovagolni a földön, miközben kocogta a nagy lábát. Копыта így menekült a levegőben. Nyilvánvaló, hogy a LINAL is a hátsó, keményen csapkodott – ilyen örömmel lovagolt Merin a gyógynövényen. És hirtelen sem ezen az oldalon. Египет хевес, мозго еги визг, rohant a jobbra. A hűségesen ugrott minden négy hooves. Ő széles körben elterjedt az elülső lábak, megdöntötte a fejét és a dadogját. Мит монданак, эз? Ahol annyi zaj? És a sütés egyre többre növekszik.Viccelt egy lovat az arcra, és készen állt a ragaszkodásra.

A hűséges véget értem, igen, создайте снокнет! Esik még repült. A hűséges rohant utána, ő tőle.

Ettől a naptól kezdve nem lett az élet sütésére. Korábban hűséges volt, hogy inni vizet, amikor akar. Most egyáltalán nem volt. Folyó felé vezető út Lydia házán maradt. Трахает умных алкаломальных газов, это гетт Райта, очень умный и здоровый. A hűségesek biztosan nem féltek tőle, de kinek jó hallgatni egy csúszó ugat és félkereső sikoly? És Merin a domb alatt feküdt a vízbe, a bűntől.Водопад Ветте аз erejének bizonyítékait, örömmel folytatta őt a származás közepéig. Aztán visszatért az eredeti határára és veresére. Biztos, ahogyan nekem tűnt nekem, minden étvágy nélkül ivott vizet, és visszatért a faluba. És a bolondok ismét Merinre repültek.

Nem ismert, hogy az egész szégyen lenne, ha nem száradna az út és az autók nem ment keresztül a faluban. Váratlanul visszavonulnak a jobb oldalról, és még nagyobb dühvel kezdődtek az autók üldözésére. Különösen nem szereti a kerékpárokat – это “szódákat”.

Bnösnek esik

Valahogy télen, a hóban, a tej mögött Lydia-ba mentem, és hallotta, hogy a Hostess megesküdött a házban. «Мит? – Azt gondoltam. – Ki a lydia, hogy szeletelje?»

Кривонога! Суматоха! – Лидия Hangjának Hangja аз ajtó mögött Hallott. – Mit mutatott a füled? , Felhő! Варни ра! Nem szégyellte, hogy nézzen a szemedbe, a csata? Nem szégyellem?

Beléptem a szobába. Lydia üdvözölte, és továbbra is esküszöm:

Az öv igen és finom! Vagy egyáltalán az akaratba, a nemkívánatos!

Кидерулт, Лидия Ругала Фел.Azért, hogy két kölyköt hozott. Vízesés a hostess szemébe nézett, zavartalanul, nem láttam a farkát, és nem értettem, hogy ezt megszabadították. Megnéztem a padra: Két apró cica van a régi kalap-leképezési kalapban. Аз esik majdnem ragaszkodott nekem az orrába.

Fedya egy nagy rusztikus házban él feleségével együtt. Невем Елена, валамильен окнал фогва аз егес Егоровна местер. Бар аз Егоровна csak negyven éves, és nem is gondolkodik a nyugdíjakról – tejjel működik.Федя левелек. Nincsenek gyermekük.

Minden reggel a nyeregre is a táskát a tornácra helyezi, majd egy ló és nyereg mögött megy. Ezután sokáig inni teát. Csak miután mindez megy a központba, mivel felhívja a falut, amelyben a postahivatal.

Fedya nagyon szereti az állatokat. Ki csak nincs a házban! Két macska él a szobákban, és mindkett nagyon tiszta. Египетский надь хлевбен általában еги поляна és borjú tehén kerül elhelyezni. Két libák és liba tölteni az éjszakát a kerítés között gesztusok, öt csirkét és egy kakas él télen Khlev, és nyáron a felső fészer.Fedya-t Elena-val tartják, egy malacot azonban nem minden évben, és mindig ugyanazt nevezik: Kuzey. De a legokosabb mindezen számos élőlény, természetesen a kutya Valdai.

Tehát Fedya lovagol napi át az erdőben hét kilométerre, hogy leveleket, újságokat és fordítások ezekre élek. Ehhez a kollektív farm kiemelte neki egy lovat. Fedya maga gondoskodik róla. Ne tegyenek hűséges különleges Chamchair miatt?
Фалубан, стабилизатор напряжения, száz húsz lovat. Большинство аз istállások fele összeomlott.Második, még nem elpusztult félig elfoglalt egyik hű. Unatkozott élőben az egész stable, különösen télen, amikor egy ilyen kutya hideg és szinte étel nélkül! Sena hűséges, valamint más lovak, amelyek a központi kastélyon ​​llnak, mert a rossz Senokosa ma egy kicsit kiosztott. A téli diéta, csak öt kiló naponta. OAT, annyira imádnivaló minden lovat, nem anya. De mit jelent öt kiló széna egy ilyen nagy ló számára?
Mindezt megtanultam, miután véletlenül jöttem ide. Fedyával találkoztunk, hogyan mondja, “халясзат алапджан”; Ez a bázis volt a legfontosabb dolog, de természetesen nem az egyetlen.Az éjszakát fedival töltöttem, és néhány napig házasodtam. És akkor nagyon gyakran jöttek ezekhez az élekhez.

Египетский нап тавассзал

футар

Федя хармадик évre vezeti a leveleket. Télen, szánban, nyáron a nyeregben. Bal oldali a nyereghez rémült leveles táska volt, betűkkel és újságokkal, néhány parcella teljesen ellentétes volt a jobb oldalon. Mit kell mondanom, nem túl megbízható postás! Néha levelet adott a szomszédjának, a szomszéd átadta egy másik szomszédnak.És a levél sokáig kezelte a kezét, és ha szüksége van, két hónappal később. Nem hiába Dedko Ostakhov, также известный как magasságban végén a falu, az úgynevezett Fedya «Kulle».
De az újságok és fordítások Fedya nagyon óvatosan szállították. A hűséges tudta magát, amikor a házat kell hajtani. Федя нем пилинг nyeregbl, felvette az újsá got a kapuban konzol és vezetett tovább. Gyakran félt hazudni, mert mászni vissza a nyeregre, néha egyszerűen nem tudott. A nyeregben nagyon határozottan ült аз ilyen napokban.Fedya azt mondta: «Ha egyszer egy kupakot vezetett a fejem vezetőjéből. Ó,« Azt hiszem, »nem fogok hazudni, holnap még mindig visszamegyek. , postás nélkül. A zsák, amelyet a nyeregnek tartottak, szilárdan tartották, és hűséges az egész ösvényen minden faluban soha nem volt rossz. újsá got a táskából.A hűséges még a Sedu Ostakhovnak – это jött, он же “vidéki életet” ment el. A ló felállt a tornácon, és simán állt, mint mindig. Де Дедо Остахов азонбан нем мерте его újsá got a táskából kereslet nélkül. Здесь есть все, что нужно, это элемент, еще не все, это больше, и больше:
– Milyen tudomány érkezett!
Fedya csak két nap alatt jött haza. Posztmenektől azonnal eltávolított – это raktárakba helyezhető. Jobbra a trágya a gazdaságból, де még mindig hosszú ideig futárnak nevezték.

Василий Иванович Белов (1932-2012). 1932 октября 23-án született Timonich Kharovsky kerületében a Vologda régióban.
Апа – Иван Федорович – örökletes paraszt, kiváló műhely, gyakran az Arkhangelsk kézművesei, és még mielőtt Moszkva utazott – ártalmatlanul. Sikerült átutalni a fiamat, egy másik fiút, a szeretet és a munka tiszteletét. Его суть в одежде: Hamarosan Vasili-ba kellett mennem, és magamba kellett mennem, igen, és most, amikor valami nincs lefektetve, nincs írva, van egy szakbaek a kezem, a kezem.
Аня – Анфиса Ивановна – А гермеккор óta, а керек арва, хабору нехез эвейбен егедул, мар а ферже нелкюль (1943 – запрет мегхальта, Смоленск ведте). A parasztfiai fia, egy ismeretlen Timonichban született, az asztalos kézműves hallgatójából a világhírű író számára hosszú és nehéz utat fektet.
Mint a társaik, a hétéves iskolában tanultak. Segített az anyának, a kollektív gazdaságban dolgozott. Álmodott arról, hogy tovább tanul, de a legközelebbi évtized volt Timonihig, és ráadásul az anya négy gyereke volt, is a hátrányos helyzetű, háború utáni időpontja – мент долг.Hamarosan, mint emberi íróasztal, meghatározta azt a számlán. “Ez az eset nagyon unalmas volt, és zavarja a végül az összes kollektív mezőgazdasági számviteli részleget, 1949 tavaszán maradtam az FZO (Factory-Factory Learning)” FZO-nakánaká vologánáá аз irodalmi intézetbe való felvétel után. Az iskola asztalosokat és ácsot készített. Ugyanakkor аз esti iskola nyolcadik fokozatában tanult. De ez a tanulmány hosszú ideig tartott: az FZO végén, elküldtem neki Montzenskoye Smu-ban, az északi vasútállomás állomásán – nagy konstrukció volt.
1951 nyarán Yaroslavlbe költözött, még néhány szakmát megváltoztatott. 1952-Бен катонай szolgálatra hívták fel, megkapta a rádió táviratíró szakmáját. Elbocsátás után 1955-ben elment Perm, belépett az egyik gyárba az asztaloshoz. Де őshonos helyeken lőttem, és hamarosan Vologda felé költöztem. Сокат ольвасни. Ezzel az időben ő maga írta, főleg verseket. Az első vers megjelentette a Leningrádi Katonai Kerület “őrzéséért” újságát a szolgáltatás áthaladása során. Most írta esszéket, megpróbálta magát is a történetben.
Eközben a költő kezdetének versei voltak a híres író-vologhzhanina Александр Яшин figyelmének figyelembevétele. Azt tanácsolta, hogy húsz figyelmeztető Belovo belépjen az irodalmi intézetbe. Versek kvalifikációs versenyek voltak, это költő a költői osztályon muscovite hallgató lett.
Moszkva sokat adott Belovnak és személyként, és íróként: múltja és jelen van a négyzetekben és katedrálisokban, könyvtárakban és múzeumokban, irodalkozálkánkánkánkán, és múzeumokban, irodalkozálkákánkánkánkání.De a legfontosabb dolog az, hogy dolgozzunk magadban – это szóban. Egypt több csillapított próza. Belov tisztában volt: Az ajándék azért van, mert hívják – аз ajándékot, amit egy ajándéknak adnak semmiért, semmiért, de hogyan rendeli tőle. Это nő ezt аз ajándékot, hogy érett gyümölcs, még mindig hosszú munka alatt a paraszt, és nehéz utat meg: búzaszem a pahahar tenyér előestéjén a tavasz Seva azünavopi as hő.
Miután elolvasta a hallgatói történeteket, Belov, Alexander Yashin azt tanácsolta neki, hogy folytassa a munkát ebben a műfajban.Nem dobta el a verseket, de az intézet végére már hírnevet szerzett, mint számos komoly szerzője, aki foglalkozott az olvasók – это történetek is a kis korok kritikusainételak figyelembev.
1964-ben az intézet végére a választás problémája, hol élni, nem állt – Вологда. Itt szamár, innen híres voltam, itt él ma. 1982-Бен Йотт Ид, а Хирек а Сзовьетунио Аллами Дидж боритасанак симет, майд a munkaerő-vörös banner rendjét odaítéléséről.

Василий Иванович Белов könyvek sok nyelven fordítottak, különböző díjakat és díjakat kaptak.1996-запретить ельнерте а тисстелетбели Аксаков-дият.
2003-ban új gyermekkönyv látta a fényt – Мишук (месе для Анути).
A tündérmesék cselekménye egyszerű: Micheik fia született, és egy nagyon titkos és rossz. Miután az anya nem korlátozódott, és söpörte a csőrcsapatát. Mishuk megsértették és otthon maradt. Találkoztam egy nyúlral. Játszottak és elveszettek. A szerző azt mondja, hogy a szerencsétlenségben lév barátok hogyan kerestek az utat, ahogy a ravasz róka, mint az apuka viselte, és elhozta a fia otthonát, aztán Mishuk gondolta: “,,

Василий Иванович Белов 2012.4 декабря-én meghalt, Timonich faluban temették el.

Könyvek gyerekeknek:
Белов В.И. Immortal Koschei: Egy mese-play // wood of bátorság – М., 1988. – С. 5 – 45.
Белов В.И. Бобиш Угор: történetek: (a média számára. És művészet. Korcsoport). – М .: Гермекек. Лит., 1988. – 220 С .: Сир
Белов В.И. Három szemre: mese, történetek, esszék: (a médiához. És művészet. Sk. Életkor). – М .: Искусство. ЛИТ., 1989. – 525 с .: Ил.
Белов В.И. Vakáció. – Архангельск: Сев.-Зап. кн. Kiadóház, 1981 – 28 C .: Il.
Белов В.И. Катушин есő: (мл. Sk. Életkor). – Вологда: Сев.-Зап. кн. Kiadó, 1972. – 33 с .: Ил.
Белов В.И. Колыбельная / Василий Белов // tükör. – 2001. – апр. 11. – С. 8.
Белов В.И. Erdőteljesítmény: tündérmese a gyökér Chukovsky utánzásában. A legkisebb és legnagyobb / Василий Белов // tükörre. – 2000. – 22 ноября. – С. 8.
Белов В.И. Мичеук: (мэсе анюта) / Василий Белов; kapucni Н. Черкасова. – Вологда: Б.И., 2003. – 19 с .: Ил.
Белов В.I. FEL-ről: történetek: (мл. Sk. Életkor). – М .: Гермекек. ЛИТ., 1981. – 32 с .: Ил.
Белов В.И. Történetek az összes éllényről / Василий Беловрул. Эльсё: стихек / Николай Рубцов; [Művészet. А. Куманков]. – М .: Прогресс Плеяда, 2005. – 95 с. : Полковник Иль. – (Gyermekeim könyvtára. Orosz írók)
Белов В.И. Тавас: тюндермский диалект: (аз életkor lányának). – М .: Малыш, 1991. – 12 с .: Ил.
Белов В.И. Régi igen kicsi: mese és történetek: (мл. SHK. Életkor). – М .: Гермекек. Лит., 1989. – 124 с.: Ил.
Белов В.И. Történetek az összes éllényről: Tale és történetek / Василий Белов; Művészet. Ю.а. Воронов. – М .: Гермекек. Лит., 2010. – 203 с. : Ил.

Мунка

Бобиш угор

Таваси

Вовка Сатюк (Сатюк – охотничий)

Даня

vakáció

Katyoszyn eső : Történetek

  • Anyja lánya
  • Szivárvány
  • Родничок
  • Egér, nagymama és macska
  • Madár-mitens
  • Mint a veréb varjú sértő
  • Mohó kakas
  • Лабда
  • Szénakoson
  • Katyoszyn eső

Fiúk

Мишук. (Mese для Anuti)

Történetek az összes éllényről: történetek

  • Történetek bármilyen berendezésről
  • Египетский нап тавассзал
  • футар
  • A РИС.
  • Валдай
  • Валдай és Валтко
  • Валдай ес Кузя
  • Валдай и клуб оттона
  • Sekély eset
  • Макска Рыжко
  • A buzgalomról
  • Lövés
  • A voronról
  • Nyúlvány
  • Болдог úszás
  • Поплавкин.
  • Konfliktus
  • Üldözés
  • Какас
  • A csirkék hazatérnek
  • Az útja
  • Енеккар
  • Visszanyert
  • Dohos
  • Séf
  • Hülye kötél
  • Танк és juhok
  • Барановруль
  • Идук валтожатнак
  • Рома
  • Utolsó mozi

Око дельфин

Скворты

Régi igen kicsi

Т-азки.

Библиография:

Есипов В. Василий Белов, mint tükör

// Есипов В. tartományi viták a XX. Század végén. – Вологда, 1999. – С. 214 – 219.
Арани И. óra választás. – М., 1976.
Колинов В. Карактерек szerzője és hangja: “A szokásos üzleti tevékenység” Василий Белов (1968) // Колинов В. cikkek современный иродаломрол. – М., 1982. – С. 65 – 82.
Кузнецов Ф. Аз élet mélyén // Кузнецов Ф. Beszélgetések az irodalomról. – М., 1970. – С.288 – 308.
Ельнны В. Белова, А. Яшина.
Кузнецов Ф. A legtöbb vérkapcsolat. – М., 1977.
Недвецкий В. paraszti világegyetem Василий Белов // Недзвецкий В. Русская “рустикус” проза. – М., 1999. – С. 82 – 114.
Üvegek v. Ceping Life // Lotters V. hétköznapokon: Vologda irodalom 25 évig. – Архангельск, 1988. – С. 138 – 157.
A regényről “Éva”.
Палак В. А század ösvényei [Василий Белов] // Лоттеры V. hétköznapokon: Vologda irodalom 25 évig. – Архангельск, 1988.- P. 31 – 35
Palack V. Szorongás és remény: [Роман В. Белова “Minden előre” és kritikája] // лотереи V. hétköznapokon: Vologda irodalom 25 évig. – Архангельск, 1988. – С. 158 – 184.
Альтернатив А. Банис Белова // az igazság tanulságai. – М., 1988. – С. 89 – 92.
Perezin V. Oroszország – Szerelmem: 1. cikk // Perezin V. Oroszország – szerelmem. – М., 1972. – С. 227 – 285.
Шахаров В. Csendes anyaországom [Проза Василия Белова] // irodalom és te. Vol. 6. – М., 1977. – С. 18 – 20.
Селезнев Ю. Василий Белов. – М., 1983.
Селезнев Ю. ismeretlen erő // Селезнев Ю. úgy gondolta, hogy az érzés és az él. – М., 1982. – С. 253 – 267.
Гразов И.В. Астафьев, В. Белов, В. Распутин, В. Шукшин: az életben és a kreativitásban: Tanulmányok. Kézikönyv iskolák, tornaterem, líceumok és főiskolák / И. Шаткова. – М .: Orosz Word, 2005. – 111 с. : Ил. – (az iskolába)
Яшин А. Василий Беловрол // Яшин А. Ргазы Пегас. – М., 1976. – С. 74 – 78.

* * *
ТРЕТЬЯКОВ А.ПРИЗ – ВАСИЛИЙ БЕЛОВ / Алексей Третьяков // Красный Север. Сомбат. – 2006. – 7 октября (119. szám). – 1. о. 1.
És. Belov elnyerte az irodalmi premium “Clear Polyaa” nevű L.N. Толстой.
Никитина Е. Творческий потенциал Василия Белова / Екатерина Никитина // Вологодские новости. – 2005. – május 4 – 10 (17. sz.). – о. 5.
Áprilisban az utcán található központi városi könyvtárban. Pankratova – 75 Nyitott központ a Vasily Belov kreatív örökségének tanulmányozására és megőrzésére.
Проворова А. Музей Василия Белова / Ангелина Проворова // Вологда гет. – 2004. – Август 5. (№ 28). – С. 3.
A Kharov kerületi könyvtárban volt egy szoba, ahol az író-vidéki múzeum Василий Иванович Белов jön létre.
Az Orosz Föderáció állami díjainak odaítélésérl az irodalom és art 2003 // Orosz Újság területén. – 2004. – június 15. (124. szám). – S. 11.
Különösen a prémiumot v.I. Белов из трилогии “магас хатодик”.
Oroszország nemzeti büszkesége // Красный Север.Сомбат. – 2003. – 27 декабря. (264. с.з.). – 1. о. 1.
Василий Иванович Белов elnyerte a “Épület iránti érdemes” дипломат.
Adósság, beans és méltóság a Vasily Belova // Красный Север. Tükör. – 2003. – 10 декабря. (253. sz.). – 1. о. 1.
A Dramatures “adósság, beanssületesség és méltóság” tiszteletbeliiplomájának írójának bemutatásával 2003-ra.
Белов В.И. Mentse el az imádság szavait / В.И. Белов // Красный Север. – 2003. – Április 2-én (66. szám). – С. 8.
Az író odaítéléséről a RaDonezh III fokozat Rev.Сергий сорренджевель.
Речай Я. Fuss, tervek és szándékok / Рихи Ясуи // Красный Север. – 2003. – március 12. (50. szám). – 6 с .; Március 19-én (56. szám). -TÓL TŐL. 6; Марциус 26. (№ 60). – P. 6.
A Japán író megérkezésérl Timonichben.
Белов В. Талант // fiatal művész rejtélye. – 2002. – № 11. – С. 40 – 41.
Az Художник В. Ишовье, aki különösen egy portré és v.I. Белова. Фото a folyóiratba kerül.
Грешневиков А. azt írja, hogyan élnek … // Fény. – 2002. – № 10.- P. 30.
Az író életének és munkájának tükröződése.
Бондаренко В. Горький Любовь Василия Белова // Orosz ház. – 2002. – № 10. – С. 21.
A “szokásos üzleti” történetről.
Klasszikus név Premium // Зеркало. – 2001. – 5 сентября. – 1. о. 1.
Аз Алексей Николаевич Толстой нев, аз All-orosz irodalmi díj írójának odaítéléséről.
Василий Белов egy további nyugdíj // tükör. – 1999. – 8 сентября. – о. 1; 13.
Dan a díjak, a tiszteletbeli címek is a díjak listája.
Кожемемо В. bajba jutás // orosz észak. Kedd. – 1996. – 15 октября. – С. 11.
Az MCCAT jeleneten – “családi ünnepek” Василий Белов.
Gratulálunk a honoan // orosz szikra. – 1994. – 9 декабря. – С. 11.
És. Belov megválasztott egy érvényes tagot a Petrovskaya Tudományos Akadémia és Művészet.

© Белов В., 1989

© Воронов Ю., Illusztrációk, 1989

© Сминк сорозат. ОАО «Издательский дом« Гермек иродалом », 2007 г.

A könyv szerzőjéről

Федор Абрамов, Виктор Астафьев, Валентин Распутин, Владимир Солоухин, Василий Шукшин… A név a csodálatos orosz író Vaszilij Ivanovics Belov méltó ebben a sorban.

Belov született Вологда, Timonich faluban, 1932. 23 октября. Отт, натуральный фалубан, большинство из них. Sokat ír, találkozik a vendégekkel és a szeretteivel.

Egyszer, V. Belova megkérdezte: “Hogy van a Timonich?” Az író őszintén válaszolt: “Ő már nem. Ez szomorú … Timonihi sorsa jellemző sok ezer orosz falvak számára. Hol a Daniel Sharpet idejétől 1
Даниэль Точилка – Az ókori orosz írnok a XII.Században, a híres “imádság” szerzője.

A dalok hangzottak és felemelték a gyerekeket, füstölt csöveket, shed teheneket, most egy fű és bokrok … “

Valójában Timonich lakosai nagyon kevés maradtak. De ez egy őshonos föld, egy kedvenc él. Василий Белов volt, amely újjáépítette a falusi templom újjáépítését és teljesítette az összes asztalos munkát. Хэлирэллитасахоз и натив Патриарх, Москва и Оросзорзаг минден Оросзорсагбан, Алексий II-нек и Святой Даниэль рендже szerint kapott őt.

Ma Vasily Belov egy nagy író és nyilvános alak. После дипломатии 1981 года, в 1983 году запретили Ленина в 1983 году, запретили красное знамя Мунка, 1984 год. Az írók uniójának irodalmi díját is elnyerte L.n. Tolsztoj 1992-ben és az 1996-os Aksakov után nevezett összes orosz irodalmi díj.

De ez a fő dolog az író munkájában? És emlékeztünk erre, olvasva a Vasily Belov könyveit?

Az Иро munkája elmozdította аз Орос irodalom műfajának összes fajtáját: történetek (köztük – pszichológiai этюды, költői miniatúrák, regények), szociális és analitikus месье, történetgondozás, család, háztartási történet, epikus regény, esszék Nepi esztétika, játszik, Újságírás… Vicces és tragikus, nagy és kicsi.

Василий Белов els könyve volt a versek gyűjteménye “Город мой лес” (1961). Ugyanakkor a “Berdyaka” története megjelent. Василий Белов, его местный представитель, lett egy teljesen csodálatos történet “a szokásos üzleti tevékenység” szerzője, az “Észak” folyóiratban (1966). Журнал Petrozavodszkban jelent meg, является történet azonnal megszerezte и legnagyobb hírnevet, является azonnal beszéltek и jelentős irodalmi (és nyilvános!) Jelenségről.

Az idő áthalad, és Vasily Belov sok csodálatos munkát ír.

Vásziban Belova kedvenc témája – Repaante. És itt jár el az orosz klasszikusok hagyományainak utódjaként. FALUSI élet színező festményei, fényes és képzeletbeli beszéd; Csodálatos képek az orosz emberekről – csodálatos portrék, erős karakterek; És egy ilyen ismerős világ a természetes jellegét: «Minden elárasztotta fényes megfigyelés nap»

Időnként Prose Василий Белов олян, mint egy tavaszi vizet.Frissíti, erősíti és erősíti a szellemet. Ő hordozza a tisztító embert, segíti a szeretet és reményt, hitt, hitbe és az emberekben. Megengedi, hogy megérintse az életet, hogy érezze közelségét neki, felébred a lelkiismeret, és lehetővé teszi, hogy ismerje meg a népi bölcsességet és tisztaságot.

Olvassa el a gyjteménybe bevitt történeteket és történeteket. A szerző ellentétben áll a gyermekek kiemelkedésével, szinteségével és hiszékenységével. Munkáinak hőseit a nem kényeztetés, a nyitottság és a tisztaság megkülönbözteti.És szerelem. Szerelem minden élő és közeli, nagy és kicsi. És kiderül, hogy ez az shonos föld, a háztartás iránti szeretet.

vakáció

Kisgyerekek mese

1

(Álmok. Hol vannak a bilincsek? Nagymama Kuvukh.
Ambushbané. hogy magasabbra repüljen, és ugorjon a felhő fölé! Ez gyengéden lenne! Itt nincs láb: párnaként vásárolnánk.És akkor dobjunk le, és ismét felmásznának, és újra lefelé, de elmenekülsz a széltől. Falu és a fa olyan lenne, mint egy vetés. Kis köveket szeretne zsebekben és dobja felülről a tehenekben. Csak a szemre nem esett. Senki sem választaná a folyót!

Vagy a földalatti stroke ásására. A falu alatt a teljes hegyen keresztül. És utána, amikor egy kicsit marad, egy kis kerek lyukat áttört, és átnéz. Senki sem láttad, de az összes mező, мята теньерембен. Стасик ма csak legeltető tehenek.És most, hogy kiugrott, nem lenne kedvezmény az orrában! Vagy gyűjtsön egy helyen az összes állatot, takarmányozzák a hulladékot, és miután …

Hangos kopogás volt. Ez az anya egy nyír rocker falába tört:

– Минька! Минка, дэва, акит монданак, мендж хаза. Самовар hosszú az asztalon.

Könnyen mondani, menj! Minka ült a tetőn, és menjen le, szükség volt a padlás lyukába. Ezután egy nagy magasságban haladjon át egy nagy magasságban, majd menjen a sarokba, és már menjen le egy biztonságos helyre, ragaszkodik a rések is a kiemelkedések mögött.Nos, ha nem szakad meg a nadrág körömét, vagy nem vágja le a hasát.

Нем акартам инни Чай Нишколатко. De még mindig meg kellett mászni аз összes lyukon, és le kell mennem. Кунихобан Минка Ветт Эги Дараб Тортат А Хагымавал, és újra az utcán. Ma nincs káposzta, és nem kapunk vizet egy kúttól. Fáradt ez a káposzta rosszabb, mint a keserű retek! Minden nap vízzel, és mi az értelme? Nem növekszik.

Minka úgy döntött, hogy megnézi a kútot. A visszaverődés messze látható volt, az egész fej legfeljebb öt volt.Танар Сергей Михайлович egyszer azt mondta, hogy ha egy mélyen néz ki, akkor még délben is láthatod a csillagokat. Минка аз égre nézett. De mi a csillagok ilyen hőben? Jra fel akartam mászni a tetőn, de nem szeretett kétszer ugyanezt tenni.

Az igazságnak az unalmas. Falu olyan kicsi, hogy benne és tíz házban. A szomszédos falu két kilométerre, az egész öt klubra és beszállóképeire. Аз iskolában most egy nyári táborot készítettek. Минка, Стасик és Хомутов и ненавистник osztályba váltott.Игаз, Хомутов оросзул ősszel maradt, itt van egy kecske! Bemutatóra kétszer kapott, mert nem tette három vesszőt. És az átutalás, így ezek nem tudják, hogyan kell csinálni. Хол Ван Мост?

És Minka elment a homutovra.

Puch pitypang repült a falu körül. K énekelték a kölyköket, kavarogtak. Иген, его нагйон кис фалу. Nincs ideje visszanézni, mivel a cszék fordulója ismét jött. A kollektív gazdaság egy állandó pásztorra esik. És most Stasik, szegény fickó, megragadja ezeket a személyes tehenek ma, és otthon, ha Khomutov még mindig ismeretlen.Де ха оттон, аккор ки туджа, хоги а надьмамаджа фелсзабадул-е.

A nagymama crannyjával a bányák már két kellemetlen történet történt nyáron. Az egyik a macskájuk miatt, másik a billentyűzet miatt. Természetesen, először hibáztatták Khomutov, bár nem nagyon. Azt akarták, hogy összehangolják a macskát Stasikov Tuzik-val, amelyre felszabadultak a csirkék cellájából, és először tedd a Tuzikot, majd a macskát. Nem volt eredmény. Még rosszabb. Macska az orrában egy tuzikba csapódott. Tuzik rúgta a macska fülét.Egypt ilyen pártot emelt, hogy a csirke esélybe került, és megfordult. Az ajtó kiderült. Macska olvasztott, mint pestis. Az este csendben hallgatta az embereket, nem az a Tuzik. A nagymama tehénolajjal kanyarolta a macskát, hogy a betegek nagyon szomorúak lennének. Felmászott az olaj arcára, és megnyugodott, de a nagymama szenvedett egy mincina anyát. Масодик алкаломаль, амикор аз állattartó egyáltalán megijedt Minka-nál, csak azért, mert csak Khomutovba ment. Ezúttal még emlékeznek a vonakodásra, ami undorító.

Минка узеледетт а Хомутов-тенгерхез. A sövényben rés volt a mezek között. Kertbe felmászott, és partizánként a fűbe esett. A f illata körözte a fejét, a bal és jobb oldali szöcske. Гибак és szúnyogok megfulladtak, megszelídítettek és csupasz lábakra mutattak. Минка felemelte a fűben, és megvizsgálta a házat. Az ablak felfedezi – ez azt jelenti, hogy a bilincsek is a nagymamák a helyén voltak. Minka közelebb került. Homutov utcájának okozásához szükséged van arra, hogy a keretben lop-vak legyen a keretben.Mit ül ott, mint egy tetőr?

Minka húzta a nyakát a gyógynövényektől. Hirtelen még megütötte: a hátsó, a pengék között, valaki fáj a gabona-rablás.

– tisztátalan szellem! “A billentyűzet, amely fölötte állt, már megszökött, hogy még kopogjon”. – Shelma, az összes fű csavart!

Минка угротт. A csalán keresztül a sövényre rohant, olyan magasra fordult, és nem emlékezett, hogy a falu szélén volt.

– Jó, hogy nem szem előtt tartva – гондольта Minka a nagyapja kavicsjáról.

A Homutov hívás teljesen lehetetlen. Стасик Пасс техенек, это двухэтажный измеретлен. És Minka úgy döntött, hogy felhalmozódik a férgek, hogy menjen az erdőbe a gris.

Kuvuki nagymama még mindig megesküdött фалубан, это Minka sajnálja a homutovot. Валахол больше всего? Valószínűleg a kenyérre küldött, vagy a boltban ül, is a nagymama megzavarja őt, vagy egy tű lesz a lábáról a városról.

2
(Meditas a FODS-en. Русалка. Hogyan lehet kihívni. Új tervek és új bajok.)


Hogy voltál, így maradt,
Eagle Stepno-Oh-Th, Cozack Lyha!

Minka sétált, és minden torkában sikoltozott. Még mindig integetett egy rúd. Махноме – шепот leveg.

Két – horgászbot – это megkezdődik. Miért?

Chibis emelkedett a réten, is beugrott, hogy szüntesse, gyere a fejeden, mintha kirabolna! Fehér felhők nagyon, zajosak voltak az Evlahin traktor bokrokért. Ezen a kék “Fehéroroszország” tejet hordoz a szomszédos gazdaságból., És a bogár ez az evlah! Tavaly télen egy kollektív farm tulupe javasolta, és Stasik apja, a dandártábornok, még csak nem is tett semmit. Sziddozott, szidta Yulahu-t, de mi a lényeg? Тулуп нем.


Miért, miért találkoztál újra?
De te és az utak nekem.

Minka úgy érezte, hogy hiányzott néhány szó, de úgy döntött, hogy nem emlékszik, és énekelni mindent, hogy emlékezzen a szavakra. De akkor nem volt a dalok. Аз út olkhov bokrokon ment keresztül, kezdett egy kis mocsár.Minky azonnal megtámadta a nagy sárga pálcákat. Олян áthaladt, mint egy magválkozás azonnal a vérre. És hol lesznek annyira? Végtére is, ha vérrel táplálkoznak, mennyi ez a vér? Ő sehol van, hogy vegye be. Talán harapnak jávorszarvas? Бродячие зайцы?

Minka elvágta a száraz epét, és elkapta a legzebb esküt. Аз epikát a csíkos hasán keresztül tolja, és elengedte. Heel Hashaway, новый вертолет, habozottan elrepült a rakomány mellett. Hosszú ideig látható a levegőben.

Итт ван аз эрдё.Tömeges lett, legyek és szúnyogok csatlakoztak a fodákhoz. Az út csavart, de Minka tudta, hol menjen. Hányszor mentél az anyámmal folyón a folyóba! Tehát az anyával …

Csendes és óvatos, erdő, az erdő. Magas fenyők a feje fölött zajosak voltak. Времени eltűnt felhő mögött, szél erősebb volt. Минка szomorúvá vált, és elkezdte emlékezni аз életétől származó vidám esetekre. Ahogy kijött, mindannyian repültek ki a fejből!

Минка тедд Удуат. Megérintette a zsebem egy matchbox férgekkel, és húzta a nadrágot.Körbenézett. Valahol vonul körül a Shaggy karácsonyfa elrejti a második forgalmat a folyóba. Aztán van egy moha alacsony. Ezután a dombon nagy nyírfa lesz rohadt üreges. És milyen Horushka?

Az út a málna, a csalán és a balesetek bokrok. Annak érdekében, hogy ne veszítsd el az utat vissza, Minka néha felmászott az ágakra. Eljött часть menti tisztítóor, csak a régi, régen, hosszú, nem meglévő célüzemben. Nos, mi ez a növény? Nem egy gyár, hanem egy rendszeres pajta egy pecsét rothadt tetővel.

Минка, megmentő csalán, sétált körülötte, megérintette a kapu nyitott kastélyát, és nem ment be. Sietett a folyóba: mi van, ha a legnagyobb halat pecks?

Folyó a közelben, bokrok mögött. Minka, már nem gondolkodik, vagy a horgászbotot. Találtam egy száraz helyet a medencében, kihúzta a férget, és sietve elkezdett ültetni. А ферег олян вастаг, дюхёснек тűнт, хоги Минка алиг кюздётт веле. Nincs többé, hogy megtervezzen egy féregt a horogon! Minka Állítsa be az elindítást, repült a féreg felett, és szerezte meg.De az úszó nem kérte fel a popot. Беги, нагышерű? Vagy a síelésre dobta. Минка кисебб элиндульт, добта és várjon.

Másik parton, elég közel, a kakukkot akasztották. A szúnyogok ritkán voltak, de a bőrt sietett tőlük. És az úszás, mintha elaludna. Az áramlást lebontották, Minka átlépte a horgászbotot, és semmit sem kezdte kollégiumi.

Azt mondták, hogy ebben a helyen, a degtyar növény mestere, aki megfulladt, sokáig Grigory. Úgy, минта éjel elkapnám аз éjszakát, это kék sellő aljára húzódtam.Mintha három napot keresne, amikor kihúzta a vizet, találtak egy kis arany legeltetést hajában. Némítják Grigory-t és eltemették ezt a vizeket. – Minden valószínűleg hazudik! – Gondolta Minka és Cringed.

Mögött, mintha a suttle hallott volna. Valaki közelebb és közelebb lépett. Minka megfosztott, Mraai futott a hatán. Hirtelen valaki mélyen és sóhajtott. “Fu, fertőzés, Minka átkozott. – Itt van egy fang! A Kudvukhin tehén Krasnopestrátorok öt lépésben álltak, это kerek szemek a Minka-ra néztek.

– Кыш! Mi a helyzet?

Nem sikerült a szívétől. Megint nyugodt lett, mintha nem voltál az erdőben, hanem a faluban. A tehén zajos volt a fűért. Fejét – это farkát kanyargósította, szúnyogoktól, legyekből, халомба. Египтеб техенек – это átmentek az erdőben.

– Стасик! – Kiabálta Minka, aki utasította a szájrész tenyerét. – Ста-а-сик!

Минка Халльгатотт. Чак аз эрдё zajos volt és süketesen kockázatos tehén harangok. -, самый леш хараг! – Гондольта Минка.- Терпед техенек. És есть medve?

Gondolkodás a medve, Minka kezdte pazarolni egy horgászbotot. Hol futhat, ha a medve felbukkan? Minka egy történetben olvassa, hogy a földön kell feküdnie, és úgy teszel, mintha meghalt, szippant és elhagyja. Minka bemutatta, hogy egy medve szippantotta őt, és futott a Degtyar növényre. Ő maga nem vette észre, hogyan futott, még a rúd elhagyta az omutot. Felébredtem a kapun, és megfordultam a Lélekbe.

A kastély teljesen rozsdás volt. Minka alig húzta ки a bontásból.Elfújta az ajtót, és elfelejtette a medve, az arca a hideg és a penész szaga volt.

Fészer, ahol megkérdőjelezték, hogy jöjjön, fekete volt a koromtól, a sarkok szigorították az internetet. Надь суту, харом felső a támadás oldalán. Minden kemence mentén még mindig kerek agyagcső volt. Minka tudta, hogy ezeket a nagy hosszú csöveket kockáknak hívták. Szorosan lefektették a szellőztetőket, majd a cső végét kerek fedéllel zárva tartották, és a rések szorosan villogtak agyaggal. Аз alábbiakban в kemencében tenyésztették в tüzet.Beresta a fűtött kockákon, техник. Minka felmászott a sötétségbe a nagy sütő mögött, és felfedezte a kockákat, amelyek kijöttek a kockákból. Mindhárom csövet helyeztünk el egy nagy, már fa. Ezen a fekete hordóba történő kezelés és szemüveg, amely a földbe önt. Nem volt semmi a hordóban, kivéve a szemetet.

Египет кис végződ, фалон készült, egyáltalán nem ragyogott. Minka kiment, szűkítve a gyógynövényeket és egy pohár pohár. Szarajában azonnal könnyebb lett. Minka látta nagy kötél mérlegeket a gerenda, két vas súly és kerek kövek.Nem tudta megérteni sokáig, amelyre ezek a kövek szükségesek. Azt hiszem: Vas Giru hiányzott, így használta a felvételi kövek helyett. Megérintette egy girc-t – még csak nem is mozog. «Азта! – Minka a másik oldalon jött fel. – Mennyit fog mérlegelni?

De a sarokban feküdt egy nagy halom ugat. A nehéz vakolatokat sűrű lábával halmozták meg. A nagyapja Seall, aki az utolsó Deporter volt, nyilvánvalóan nem volt ideje, hogy kiszabaduljon bennük, a növény lezárult, és ő maga vak volt az egyik szemen.Минка – это összeszorította az egyik szemet, és körülnézett a többiek. Ebből a végén, a fa Nara látható volt, valami, mint egy ágy. És egy kicsit közelebb van egy asztal, és állt állványt. Египетский фаболь készült tűben lógott valamilyen Balahont, sok tűzifa volt a padlón, és felfedeztem egy üres kést a polcokon, egy üres bowler, négy megfulladt vas köröm és egy szalag.

A növényt teljesen elhagyták.

“Ez itt lenne az éjszaka eltöltésére … – Azt hittem, Minka és elmentem az ajtóhorogra.”«De nincs kenyér veled …» – это Minka emlékezett ra, hogy már régóta akar enni.

3
(Találkozó. Erdei ház. Tisztítás. Ismét Stratum!)

Stasik az erdőben kereste a tehenét, és könnyek áramlottak az arcán. A pályán kétségbeesetten feküdt le, aztán leállt, hogy hallgasson. De bárhol nem hallott harangok.

Az erdő este megnyugodott.

Stasik, ne emlékezz ra, hogy újra futott. Szőtt, esett és fájt a rizóma. Már akarta az ápolást, amint hirtelen meglátogatta a nyányt az ösvényen.

– Минька!

– Стасик!

– Суета итт, мондок валамит! – Kiabálta Mink.

Stasik rohant egy barátnak.

– Elfogadta a tehenét? – kérdezte Minka szigorúan. – k roam, ahol esett.

– k maguk – mondta Stasik bűnösben. – És te, az enyém, elment halászni?

– Сеньки сем пилинг. – Minka egyszerre három szúnyogra lépett az arcára. – Lássuk a növényt.

– Menjünk-hoz! – Görög öröm volt. – És megmutatom хотел fészket.Megtaláltam a fészket a területen. Csak régi … nem él.

Minka ismét kinyitotta a Degtyar növény kapuját. Úgy döntött, hogy mérlegeli a Stasik régi mérlegeket, de semmi sem jött ki ebből. A nehézségekkel együtt egy nagy vas-girlinget húzott fel a mérlegeken. Nehéz volt státuszt.

– Gyerünk, bár a tűzhely elárasztott – javasolta Minka, de semmi sem jött ki ebből. A mérkőzések nem kiderültek.

“Szükséges lenne egy nagyítót készíteni” – mondta Stasik.

A srácokat egy nagy nyírfa seprű, hajtogatott tűzifa, és elkezdték söpörni a földes padlót.Олян сок порот емельтек, амит минка тюссзент. Стасик – это мег акарта tüsszenteni, de valamilyen oknál fogva nem kellett tüsszent volna. Минка медсебен лево Кительбент, визит хозт буторок мосасара. Ugyanakkor megragadta a rúdot. Аз asztal és az állvány táblái mind hengereltek, és betűkkel borították. – Evm – mondta Stasik és kitalálta:

– Евлаха! Öblítette.

– Nézd, nézd, és az ajtókon!

Az ajtókon a traktor illesztőprogramjának neve is fel van szerelve.

– Nyissa ki az ajtókat! – мегрендельт Минька. – Könnyű – это kunyhó megszáradása. És az ingek eltávolítják. Nyerte itt, hogy mennyi korom!

Minka és Stasik dobta le az ingét és pólókat, újra dolgozni kezdett. Az internet falaiból szünetek, mossák az asztalt – это трипогот. Ezenkívül többször futott a víz felett a medencében.

– Минден! – Végül mondta Minka és ült Trenogon.

A lábát a lábára tette. Stasik leült az asztalra падон, лаб лабак. Mindkettő nagyon elégedett volt és otthon ült.

Игаз, аз исталлобан тистабб и мэг валахогий хангулатос.

– Csak igazán akarom – mondta szomorúan Stasik.

Minka felállt. A süt fölé emelkedett, a sötétben, és hosszú ideig van puffer, ami azt hiszi.

– Тудод, ми … – Минка bejutott a fénybe. – Nem mondhatsz senkinek?

– латте!

Statsik nagyobb levegőt szerzett, a szemét vezette, és gyorsan elmondta:

– A Polyana területen, magas domb tüzet, senki sem hall, szó-tin, бексюлетес úttörő, Shildy-Kovyldy, Picky, hús Kolas, égés az ég felé, senki nem fogja tudni!

– Итт фогунк оттонункат! – Минка csendesen mondta, és visszanézett.

– A fejszét hoz – mondta Statsik suttogva.

– Sók és mérkőzések.

– Sol-lizennets a területen.

– És Homutov vesz?

– vegye. Csak hagyd, hogy elinduljon, hogy senkit nem fog mondani.

A srácok elhallgatták.

– Мин … – мондта Стасик. – És töltse az éjszakát? Является?

Minka semmire nem válaszolt. Azt hitte, szorgalmasan öntette a homlokát. Дневной сон kedvéért. Самый megérkezik a nyitott ajtókon, megvilágítva a fekete hátsó falat.

“Мин …” хиртелен мегфордульт Стасик. – Техенек …

– És akkor mi van? – mondta Minka, de gondoltam magamra: “Most mindketten baj. Le fog esni. Valószínűleg már egy bellinget neveztek ki.

– Azonnal te és ordít.

– Иген … – Хенкал Стасик. – Nem, a tehenek nem te … Pásztor vagyok …

– Деневер! Csak a lábra.

A kaput lezárták, a kastély tesztjében ragadtak, és az erdőben futottak, mi volt az erő.

– Стоп, Стасик, ники отт.- Minka megállt. Mindketten áthelyezték a szellemet.

– Отт, Мина, отт.

Mindketten meghallgatták, de senki sem volt tehenek.

– Ez a haza otthon van?

– És ez az otthon.

– Szóval mindketten ott.

A nap Solnyh, hűvös lett. A szúnyogok még mindig erősebbek voltak. Фиук мар нем тудтак футни, а мезе – тетек мегелентек. Zöldségkertek mögött táplálkozott, és elkezdett csendben varrni a faluba. Az utolsó mérők Plastanskiben mutatták быть: Minka előtt, Stasik hátulról.Végül a régi kút mögötti fűben söpörtek.

A falu közepén zajos a Khomutov nagymama. Valószínleg nem voltak tehenek, valószínűleg már a méter körül vezetnek.

, megesküdtem ezt a kulcsszót! Az utca közepén állt, és a kezét, mint egy varjú. Mert a tehenek éhesek maradtak. Nagymama szerint elavult, hogy felemelték a farkukat, szinte a vacsora a faluban. Aztán egy elhagyatott stableba vezetnek, és mindent az este este este korszerűsítették, nem az igazság maradt. Это ван Стасик, ключи кех, Анньира хиаба, угйанаккор, его дандартаборнок.Mert Stasik egy dandártáború fia volt.

– Öt után minden fokozat végzett! Öt! – закричала нагимама Стасика-рул. – Az úttörők rögzítették. Egész nap álltem a tehenet. Egypt ilyen tészta után sokat viselsz?

– Állítsa le, ne az elutasítás! – Suttogta Mink, Drejaya Stasika a hüvelynek.

A fűben feküdtek, hallgatták. Стасик Anyja, его szomszéd liliom és anya Minky hamarosan jött. Азт – это elkezdték megvitatni az eseményt.

– Hol van ő maga?

– És nincs magam – mondta Mink anyja.

Федор Абрамов, Виктор Астафьев, Валентин Распутин, Владимир Солоухин, Василий Шукшин … Новый человек с удовольствием író Василий Иванович Belov méltó ebben a sorban.

Belov született Вологда, Timonich faluban, 1932. 23 окт. Отт, натуральный фалубан, большинство из них. Sokat ír, találkozik a vendégekkel és a szeretteivel.

Egyszer, V. Belova megkérdezte: “Hogy van a Timonich?” Аз író őszintén válaszolt: “Ő már nem. Ez szomorú … Timonihi sorsa jellemző sok ezer orosz falvak számára.Hol Daniel idejétől kezdve az élesítés hangzott dalokat, és futott a gyerekek, a csövek füstöltek, gúnyos tehenek, most egy fű és bokrok … “

Valójában Timonagyzöven. Belov volt, amely újjáépítette a falusi templom újjáépítését és teljesítette az összes asztalos munkát.

Ma Vasily Belov egy nagy író és nyilvános alak. После дипломатии 1981 года, в 1983 году запретили Ленина в 1983 году, запретили красное знамя Мунка, 1984 год. Az írók uniójának irodalmi díját is elnyerte L.n. Tolsztoj 1992-ben és az 1996-os Aksakov után nevezett összes orosz irodalmi díj.

De ez a fő dolog az író munkájában? És emlékeztünk erre, olvasva a Vasily Belov könyveit?

Az Иро munkája elmozdította аз Орос irodalom műfajának összes fajtáját: történetek (köztük – pszichológiai этюды, költői miniatúrák, regények), szociális és analitikus месье, történetgondozás, család, háztartási történet, epikus regény, esszék Nepi esztétika, játszik, Újságírás… Vicces és tragikus, nagy és kicsi.

Василий Белов első könyve volt a versek gyűjteménye “Город мой лес” (1961). Ugyanakkor a “Berdyaka” története megjelent. Василий Белов, его местный представитель, lett egy teljesen csodálatos történet “a szokásos üzleti tevékenység” szerzője, az “Észak” folyóiratban (1966). Журнал Petrozavodszkban jelent meg, является történet azonnal megszerezte и legnagyobb hírnevet, является azonnal beszéltek и jelentős irodalmi (és nyilvános!) Jelenségről.

Az idő áthalad, és Vasily Belov sok csodálatos munkát ír.Ezek közül az “Плотницкие истории”, legnépszerűbb Moszkva journalban (1968), “Lad. Eszékek a népi esztétikáról” (1979), “Eve” (1972), “Minden előre” (1985).

Vásziban Belova kedvenc témája – Repaante. És itt jár el az orosz klasszikusok hagyományainak utódjaként. FALUSI élet színező festményei, fényes és képzeletbeli beszéd; Csodálatos képek az orosz emberekről – csodálatos portrék, erős karakterek; És egy ilyen ismerős világ a természetes jellegét: «Minden elárasztotta fényes megfigyelés nap, a folyó vibrálás dobták éles arany csillag, az meleg, fele szántóföláldázłózt… »(« Камни Энеклю », 1973).

Időnként Prose Василий Белов олян, mint egy tavaszi vizet. Frissíti, erősíti és erősíti a szellemet. Ő hordozza a tisztító embert, segíti a szeretet és reményt, hitt, hitbe és az emberekben. Megengedi, hogy megérintse az életet, hogy érezze közelségét neki, felébred a lelkiismeret, és lehetővé teszi, hogy ismerje meg a népi bölcsességet és tisztaságot.

Olvassa el a gyjteménybe bevitt történeteket és történeteket. A szerző ellentétben áll a gyermekek kiemelkedésével, szinteségével és hiszékenységével.Munkáinak hőseit a nem kényeztetés, a nyitottság és a tisztaság megkülönbözteti. És szerelem. Szerelem minden élő és közeli, nagy és kicsi. És kiderül, hogy ez az shonos föld, a háztartás iránti szeretet.

vakáció

Kisgyerekek mese

(Álmok. Hol vannak a bilincsek? Nagymama Kuvukh.

Ambushban. A menekülélélérépédée égé , és ugorjon a felhő fölé! Ez gyengéden lenne! Itt nincs láb: párnaként vásárolnánk.És akkor dobjunk le, és ismét felmásznának, és újra lefelé, de elmenekülsz a széltől. Falu és a fa olyan lenne, mint egy vetés. Kis köveket szeretne zsebekben és dobja felülről a tehenekben. Csak a szemre nem esett. Senki sem választaná a folyót!

Vagy a földalatti stroke ásására. A falu alatt a teljes hegyen keresztül. És utána, amikor egy kicsit marad, egy kis kerek lyukat áttört, és átnéz. Senki sem láttad, de az összes mező, мята теньерембен. Стасик ма csak legeltető tehenek.És most, hogy kiugrott, nem lenne kedvezmény az orrában! Vagy gyűjtsön egy helyen az összes állatot, takarmányozzák a hulladékot, és miután …

Hangos kopogás volt. Ez az anya egy nyír rocker falába tört:

– Минка! Минка, дэва, акит монданак, мендж хаза. Самовар hosszú az asztalon.

Könnyen mondani, menj! Minka ült a tetőn, és menjen le, szükség volt a padlás lyukába. Ezután egy nagy magasságban haladjon át egy nagy magasságban, majd menjen a sarokba, és már menjen le egy biztonságos helyre, ragaszkodik a rések is a kiemelkedések mögött.Nos, ha nem szakad meg a nadrág körömét, vagy nem vágja le a hasát.

Нем акартам инни Чай Нишколатко. De még mindig meg kellett mászni аз összes lyukon, és le kell mennem. Кунихобан Минка Ветт Эги Дараб Тортат А Хагымавал, és újra az utcán. Ma nincs káposzta, és nem kapunk vizet egy kúttól. Fáradt ez a káposzta rosszabb, mint a keserű retek! Minden nap vízzel, és mi az értelme? Nem növekszik.

Minka úgy döntött, hogy megnézi a kútot. A visszaverődés messze látható volt, az egész fej legfeljebb öt volt.Танар Сергей Михайлович egyszer azt mondta, hogy ha egy mélyen néz ki, akkor még délben is láthatod a csillagokat. Минка аз égre nézett. De mi a csillagok ilyen hőben? Jra fel akartam mászni a tetőn, de nem szeretett kétszer ugyanezt tenni.

Az igazságnak az unalmas. Falu olyan kicsi, hogy benne és tíz házban. A szomszédos falu két kilométerre, az egész öt klubra és beszállóképeire. Аз iskolában most egy nyári táborot készítettek. Минка, Стасик és Хомутов и ненавистник osztályba váltott.Игаз, Хомутов оросзул ősszel maradt, itt van egy kecske! Bemutatóra kétszer kapott, mert nem tette három vesszőt. És az átutalás, így ezek nem tudják, hogyan kell csinálni. Хол Ван Мост?

És Minka elment a homutovra.

Puch pitypang repült a falu körül. K énekelték a kölyköket, kavarogtak. Иген, его нагйон кис фалу. Nincs ideje visszanézni, mivel a cszék fordulója ismét jött. A kollektív gazdaság egy állandó pásztorra esik. És most Stasik, szegény fickó, megragadja ezeket a személyes tehenek ma, és otthon, ha Khomutov még mindig ismeretlen.Де ха оттон, аккор ки туджа, хоги а надьмамаджа фелсзабадул-е.

A nagymama crannyjával a bányák már két kellemetlen történet történt nyáron. Az egyik a macskájuk miatt, másik a billentyűzet miatt. Természetesen, először hibáztatták Khomutov, bár nem nagyon. Azt akarták, hogy összehangolják a macskát Stasikov Tuzik-val, amelyre felszabadultak a csirkék cellájából, és először tedd a Tuzikot, majd a macskát. Nem volt eredmény. Még rosszabb. Macska az orrában egy tuzikba csapódott. Tuzik rúgta a macska fülét.Egypt ilyen pártot emelt, hogy a csirke esélybe került, és megfordult. Az ajtó kiderült. Macska olvasztott, mint pestis. Az este csendben hallgatta az embereket, nem az a Tuzik. A nagymama tehénolajjal kanyarolta a macskát, hogy a betegek nagyon szomorúak lennének. Felmászott az olaj arcára, és megnyugodott, de a nagymama szenvedett egy mincina anyát. Масодик алкаломаль, амикор аз állattartó egyáltalán megijedt Minka-nál, csak azért, mert csak Khomutovba ment. Ezúttal még emlékeznek a vonakodásra, ami undorító.

Guión solemne para el día de la liquidación. Las escenas para el día del pueblo son geniales.

Guión

fiesta patronal del pueblo de Sergievka

“No hay borde en el mundo más hermoso, no hay patria en el mundo más brillante”.

Hora – 12:00

Antes de la parte solemne, se lleva a cabo un servicio festivo en el Templo de San Atanasio de Alejandría, a partir de las 8:30

Suena música en la cal.Antes de ingresar al centro de recación, los residences e invitados de la fiesta son recibidos con títeres, bufones y vendedores ambulantes de tamaño natural (repita el texto cada 5 minutos). Un automóvil disfrazado con familias: aniversarios lead hasta la KFOR.

Bufón1 : ¡Escuchen, escuchen, escuchen, buena gente! En nuestro pueblo
viviendo, viniendo a visitarnos! ¡Hoytendremos unas vacaciones del pueblo!
Bufón 2 : ¡Todos, vengan a nosotros, vengan, no lo duden!
Bufón 1 : ¡Queridos amigos!
¡No puedes fruncir el ceño ahora!
¡Venir venir!
¡Lleva a todos tus amigos contigo!
Bufón 2: Ven tanto viejos como jóvenes
¡Quítese las preocupaciones de encima!
Después de todo, todos están felices de descansar.
¡Después de días de trabajo!
Bufón 1: Deja que el pueblo camine en este día
¡Que se divierta, que descanse!
Bufón 2 : ¡Hay una actación sorprendentemente divertida para todos!
Bufón 1: ¡Así que pase, eche un vistazo a las vacaciones!
Bufón 2: ¡De nada, queridos aldeanos!
Juntos: ¡En las vacaciones del pueblo natal!

El vestíbulo del Palacio de la Cultura está decorado en estilo folclórico, la televisión en el vestíbulo de la Casa de la Cultura muestra fotos sobre la vida del asentamiento, hay mesas con pasteles y té.

En el borde del escenario, hay figuras de cisnes sobre un lienzo azul, el fondo del escenario está decorado con una pancarta y lienzos. Toda la parte solemne del evento va acompañada de una presentación de nominaciones.

El comienzo de las vacaciones está marcado por el sonido de la fanfarria.

Aquí un campo cálido se llena de centeno
Aquí los amaneceres chapotean en las palmeras de los prados.
Aquí ángeles de Dios de alas doradas
Rayos de luz Descentieron de las nubes.

Y regaron la tierra con agua bendita,
Y el espacio azul quedó ensombrecido por una cruz.
Y no tenemos patria, excepto Rusia –
Aquí está la madre, aquí está el templo, aquí está el hogar отцовская.

Los presentadores salen: 1-Корощенко Анна Николаевна

2- Дмитрий Мельников

Líder 1 … ¡Buenas tardes, queridos Sergievites!

Plomo 2: ¡Buenas tardes, queridos huéspedes, de nuestro pueblo!

P 1: ¡Bienvenido a nuestra tierra!

¡En un pueblo acogedor, agradable y amigable!

Los campos aquí, las colinas, están cubiertos de gloria.

No hay lado en el mundo más hermoso que el nuestro.

Plomo 2: A mi tierra natal, mi amado pueblo,

Ustedes compatriotas, invitados, amigos, vecinos

¡Dedicado a nuestras vacaciones!

(sonidos de fanfarria )

Plomo 2: La naturaleza nos regaló hoy un día soleado, y sus rostros también brillan como el sol. Hoy tenemos unas vacaciones de nuestra hermosa Сергиевка. Y aunque este día no está marcado en el calendario, lo marcaremos en rojo en los anales de nuestra Historia.

Plomo 1: Entre bosques y campos, en el lugar donde los estanques Claros y vulantes, donde las aves más hermosas y elegantes, los cisnes blancos, se han asentado durante mucho tiempo, una vez que los primeros cabaños construyeron . Desde entonces, ha corrido mucha agua por debajo del puente.

Plomo 2: Año tras año se construyeron y ampiaron asentamientos, aquí venían trabajadores de todas partes. Y pequeñas granjas pintorescas se han fusionado en un gran y hermoso asentamiento: su nombre es Sergievka.

EN 1: Mirando hacia atrás, podemos decir con seguridad que nuestro pueblo se ha vuelto más bonito y florecido. Y ahora lo vemos con una red social y económica desarrollada, donde hay de todo para una vida plena.

EN 1 : Este es un gran mérito de todos los residences del asentamiento village de Sergievsky y, en primer lugar, del jefe de la administración.

EN 2: Se da la palabra a Valentin Николаевич Северинов, jefe de la administración del asentamiento village de Sergievsky.

Discurso del capítulo

Líder 1. Desde el año pasado, un nuevo Templo con cúpulas doradas ostenta en nuestro pueblo. Ahora, sobre nuestra tierra de Sergievskaya, se oye un tembre cla que reúne a los residences para un servicio Religioso.

Líder 2. Secede la palabra al rector de la iglesia de San Atanasio de Alejandría, Padre Andrés.

Felicitaciones al P. Andrés.

Líder 1. Gracias por tus felicitaciones. Por Favor, tome su lugar en el auditorio.

Líder 2 … Ninguna fiesta está completeta sin invitados. Contamos con invitados de honor en la Празднование:

____________________________________________________________________________________________________________________________________

Y ahora se proporciona la palabra para felicitaciones: _________________________________________________________

Querido________________________________________________________

ru

EN 2: Hoy en la повестка дня: ¡felicitaciones, regalos ,estive y agradables sorpresas!

UNIDAD Recién nacidos.

Líder 1. En 2016, nacieron 14 nuevos residencentes en nuestra amigable familia Сергиев. Hoy aparecerán en este escenario por primera vez.

EN 2: Para felicitarnos por la nominación “Kid 2016”, invitamos a la directora de la escuela secundaria de Sergievskaya, Ольга Николаевна Солошина, al escenario, en cuyas manos confiables caerán pronto estos niños.

EN 1: Queridos amigos, saludemos el futuro de nuestro asentamiento con estruendosos aplausos.\ F \ f

Invitamos al escenario: (En el context de la música tranquila)

  1. la familia Badalov Ruslana y Ksenia con su hija Diana

2.la familia de Gurbanovs Ibareta y Diana con su hijo Imran

3. la familia de Artyom Денисултанов и Елизавета Гордеева с su hijo Боград

  1. La familia Andreas
  2. с семьей Александра Заика и Анастасии до хиджры Victoria

6 la familia Marchenko Ruslan y Alexandra con su hija Anastasia

7.- Труш a la familia de Igor y Светлана con su hijo Daniel.

8.La familia de Sashchenko, Ivan e Irina, con su hija Olga.

9.La familia de Alexei Gribenko y su hijo Ivan

  1. la familia Goncharov Anatoly y Julia con su hija Alina

(Foto para recuerdo) , (воспроизведение музыки из фонда)

Líder 1. ¡Queridos padres! Ha llegado una gran felicidad a su familia: ha nacido un niño.Los felicitamos por este alegre evento. Le deseamos paciencia, sabiduría, fuerza y ​​energía. Que tu sol crezca como un niño sano y feliz. ¡Ella siempre hace felices a su familia y amigos con su maravillosa y Sincera sonrisa!

EN 2: Les pedimos que tomen asiento en el auditorio. … (воспроизведение музыки фонда)

BLOQUE “BODAS DE ORO”

EN 1: La vida known no es solo amor, sino también completeto entendimiento mutuo y asistencia mutua.En este día, me gustaría felicitar a las parejas que han estado caminando de la mano en el dolor y la alegría, en la enfermedad y la salud durante muchos años.

EN 2: Hoy nuestra Celebración cuenta con aniversarios de oro – esposas Ковалев Василий Маркович и Вера Евсеевна … Les pedimos que suban al escenario.

La familia Kovalev …
Habiendo vivido juntos durante 50 años, compare alegría y tristeza, han construido una buena familia, siguen siendo mentores afectuosos, siguen siendo mentores afectuosos, sabios en la familia, Sinceros para numedasientes amigre.

Líder 1. Invitamos a Valentin Николаевич Северинов, jefe de la administración del asentamiento village de Sergievsky, para el premio.

(Palabra a la cabeza)

EN 2: Felicitamos Sinceramente nuestros aniversarios dorados y les pedimos que permanezcan en el escenario.

Líder 1. Te invitamos al escenario de las bodas de plata con. Сергиевка Руденко Иван Николаевич и Ольга Алексеевна – en a una familia numerosa, criaron y education a su hija Anna y su hijo Sergei, tienen una nieta.Hoy están criando a su tercer hijo, un hijo maravilloso, Евгений. A la edad de 13 años, Zhenya da grandes esperanzas de convertirse en futbolista de la selección nacional Regional, tal vez Rusia.

Líder 2. Invitamos a la familia al escenario Виктор Лебединских и Алла Владимировна una pareja maravillosa del pueblo de Bytsenkov. Esta pareja lleva 25 nos enamorada, comprensiva y feliz, siendo un modelo an imitar entre los vecinos del pueblo. Su hija Anna se Graduó en la Universidad de Belgorod y trabaja en el Ministerio del Interior de la Ciudad de Belgorod.

Plomo 1: Invitamos al escenario a la familia de Виктор Александрович Сизиков и Людмила Петровна Кочалова. Una pareja maravillosa que superó todas las dificultades del destino y crió a tres hijos maravillosos.

Людмила Петровна es nativa del pueblo de Sergievka y logró inculcar el amor por su pueblo natal a todos los miembros de su familia.

(La cabeza se entregará con obsequios y felicitaciones por el aniversario)

EN 1: De acuerdo con la tradición existente, le pedimos que ponga su firma en el libro conmemorativo.

La pintura está en marcha para la marcha de Mendelssohn.

Пломо 2:. Queridos héroes del día, ante el aplauso de sus compatriotas, les pedimos que se tomen una foto para el recuerdo. (Fotografiando) В пользу tomen sus asientos en el auditorio.

Пломо 1:. Que tu camino de vida siempre y en todas partes ilumine el amor. Deseamos que el entendimiento mutuo, la felicidad y la fe reine siempre en sus familias, y que siempre se apoyen mutuamente, ¡pase lo que pase!

EN 2: Le deseamos muchos años de feliz vida known, que su familia Continúe y se multiplique, y la casa estará llena.

BLOQUE “Los mejores en su profesión”

EN 1 : Hoy, en esta festividad, Знаменитости и жители, обитающие в великих праздниках, прославленные, прославленные, прославленные, прославленные. Белла.

Plomo 2: En nuestra tierra se realizan muchas obras buenas e importantes gracias al esfuerzo de quienes no son indiferentes a su destino, a su futuro.

Plomo 1: Para felicitarnos, invitamos a Курилова Мария Дмитриевна al escenario.

____________________________________________________________

EN 2: Invitamos al escenario a Виталий Алексеевич Литовченко, Operador de máquinas de Agropik LLC.

EN 1: Виталий Алексеевич quien, durante un año conscutivo, cumple concienzudamente las tareas que se le asignaron: limpiar las carreteras de la nieve.

EN 2: No importa cuán apresurado esté el clima por la noche, temprano en la mañana los residences del asentamiento de Sergiev pueden conducir fácilmente por las carreteras despejadas, gracias al arduo Alebajo de la diligen.

RU 1: Приглашение к работе с Галиной Анатольевной Розенауэр, художественным руководителем Дома культуры Сергиева.

EN 2: Галина Анатольевна llegó recientemente a trabajar en el campo de la cultura, pero ya se la considera legítimamente una excelente estudiante en su campo. No se lleva a cabo un solo evento en el pueblo sin su Participación. Ella es muy responsable de sus deberes.

EN 1 : Адемас, Галина Анатольевна es una maestra en artes y oficios.Sus obras han Participado muchas veces en exposiciones regionales y locales.

(вознаграждение за участие), foto para el recuerdo.

EN 2: Estimados maestros, les pedimos que tomen asiento en el auditorio.

¡Queridos amigos! Saludemos a estas maravillosas personas y expresemos nuestro agradecimiento con un fuerte aplauso.

EN 1: La joven generación de sergievitas tiene algo de lo que enorgullecerse, alguien a quien admirar y algo por lo que luchar.

BLOQUE “MILITAR”

EN 2: Служба а-ля Patria es el deber sagrado de todo hombre. Estar en guardia de la Patria no es solo un gran honor, sino también un deber honorable.

EN 1: En 2016, escoltamos a 3 muchachos desde nuestro asentamiento hasta las filas del ejército ruso. Pronunciamos con orgullo sus nombres: Курилов Евгений, Соколов Александр, Дзюбак Дмитрий.

P2: ¡Un soldado ya no es solo un joven, sino una fortaleza, un héroe, un protector! Las madres le esperan.Sus seres queridos lo están esperando. El país está orgulloso de él.

Líder 1. Para felicitarnos por la nominación de “Sirviendo a la Patria”, invitamos al escenario a un capitán retirado de segundo rango.

Чухлебов Василий Егорович

EN 2: Pedimos a los padres de nuestro personal militar que suban al escenario:

  1. Дзюбака Валерий Владимирович и Евгения Николаевна

2 Соколовы Николай Иванович Надежда Петровна

  1. Богорславцева Олеся Николаевна

(Recompensa, felicitaciones)

Пломо 1 :. Te pedimos que te fotografíen como recuerdo. (Фотография). Agradecemos a los padres por criar hijos tan maravillosos. ¡Deseamos a todos los militares una excelente salud, camaradas leles y un cielo pacífico!

Plomo 2: Les pedimos que tomen asiento en el auditorio.

BLOQUE “Escuela”

Plomo 1: Hay una casa en la que cada uno de nosotros está en nuestras vidas, y el nombre de esta casa es escuela. Miles de personas maravillosas se han criado en esta casa durante 23 años; médicos, abogados, maestros, trabajadores culturales y sociales, constructores, electricistas han salido de sus paredes, por lo que es бесконечный счетчик.

EN 2: El éxito del alumno es el éxito del maestro, porque en cada niño el maestro, invirtiendo conocimiento, también invierte una parte de su corazón, razón por la cual probablemente los alumnos llevan premios en las Olimpíadas y en los deportes.

EN 1: Para felicitarnos por la nominación “La escuela es mi hogar”, invitamos al escenario a la secretaria de la rama primaria del partido político de toda Rusia “Rusia Unida” del asentamiento de Sergiev, Galina Petrovna Cherkasova.

EN 2: Invitamos a los mejores alumnos de la escuela Sergievskaya a esta etapa.

  • Марина Шевченко, обтурация трех человек в округе, региональные исследования в области окружающей среды;
  • Melanina Marina, quien ocupó el segundo lugar en la comptencia Regional para jóvenesvestigadores ambientales, así como el primer lugar en la misión histórica del comando Regional “Batalla por Sebastopol”, el segundo lugar format en el campeosonato el deo deo deo deo la Escuela Mundial del juego “Дебаты”;
  • Kornev Tessa, que obtuvo el 3er lugar en el concurso Regional para jóvenesvestigadores ambientales;
  • Глущенко Ирина, которая занимает первое место в истории истории региона “Баталья по Севастополу”, второе место в округе и региональном чемпионате в формате “Дебаты”;
  • Invitamos al escenario a los ganadores de la búsqueda histórica juvenil “Batalla por Sebastopol” Пашалиева Замира, Глущенко Татьяна, Ревина Наталья, Дроздов Евгений;
  • Invitamos al escenario a Alina Proskaeva, quien ocupó el 2do lugar en el campeonato Regional en el Formato Escolar Mundial del Juego de Debate;
  • Шаповалова Дарья, занимающая третье место в муниципальном образовании международного конкурса «Прекрасная красота мира»;
  • Мирошниченко Яна, занимающая третье место в муниципальном образовании международного конкурса «Прекрасная красота мира»;
  • Gordeeva Sofia, que obtuvo el segundo lugar en la etapaunicipal del concurso de disño, researchación y creatividad «Живое серебро Белгородской области», así como el tercer lugar en la etapaunicipal del concurso de toda Rusia «Моя маленькая родина: Природа, Культура, Этнос »;
  • Invitamos al escenario a Diana Goloborodova, quien obtuvo el 1er lugar en el concurso de la palabra artística “Mi tierra es mi región natal de Belgorod”, así como el 2do lugar en el concurso Regional de excursiones en el marco de la se Museo y Niños “en la nominación” La Exposición habla “;
  • Юлия Севостьянова, место проживания трех человек на региональном этапе международного соревнования по вопросам международного сообщества по вопросам конкуренции со стороны государства;
  • Aidaraliev Kristina, que ocupó el segundo lugar en el concursounicipal de lectura artística “Aquí está mi anhelo terrenal… “y en el escenariounicipal del concurso de toda Rusia” Clásicos vivientes “;
  • Дмитренко Маргарита, quien obtuvo el 3er lugar en el concurso Regional de Ensayos« ¡Da generosamente bien! »;
  • Invitamos al escenario a Ilya , quien ocupó el tercer lugar en las comptencias regionales de levantamiento de pesas rusas;
  • Irina Nozdrina, que obtuvo el 2do lugar en el concurso региональная “Christmas Toy” и 3er lugar en el concurso региональная “Winter Fantasy”;
  • Nozdrina Maxim, ganadora del concurso Regional “Juguete de Navidad”;
  • Revin Yulia, que ocupó el segundo lugar en lascomptencias regionales de gimnasia;
  • Zhadan Victoria, que ocupó el 1er lugar en las comptencias region la Olimpiada Regional de Historia local;
  • Мостовая Евгения, que ocupó el tercer lugar en la etapaunicipal de la comptencia de toda Rusia “Зеленая планета”;
  • Пятаева Юлия, que ocupó el segundo lugar en la comptencia de toda Rusia “Living Classics”
  • También invitamos al equipo que ocupó el segundo lugar en las Competiciones regionales de mini fútbol entre niños: Владислав Корнев, Богдан Жернущенко, Андрей Львовиченко, Андрей Львович Радченко, Тимур Корнев;
  • Invitamos al equipo que ocupó el segundo lugar en las Competiciones regionales de mini fútbol entre niñas: Глущенко Дарья, Ефременко Яна, Черкасова Татьяна, Курочкина Дарья и другие.

(felicitaciones del Director)

(Foto para recuerdo)

Основной . Les pedimos que tomen asiento en el auditorio.

BLOQUE “RESIDENTES ACTIVOS DEL PUEBLO”

EN 1 : Cada uno de nosotros con su vida aquí, aporta sus líneas o páginas a la crónica del asentamiento.

EN 2: Pero hay personas activas y creativas en el pueblo con corazones inquietos que no son indiferentes al destino del asentamiento.

EN 1: Para felicitaciones en la nominación “Aldeanos activos” invitamos al jefe del asentamiento al escenario.

Ивашин Иван Федорович

EN 2: Hay una gran cantidad de vacaciones en nuestra vida, y ninguna de ellas puede prescindir de la Participación de los aldeanos.

EN 1: Премия за участие в событиях.

EN 2: Te invitamos al escenario:

Кроткова Татьяна

Матвиенко Лилия,

Данеева Настя,

Данеева Настя,

Тимуровна Каримовна

Ольга

Каримовна

Глушкин Антон Вячеславович

Wachtel Lilia Alexandrovna

(palabra de felicitación)

P 1: Le pedimos que tome una foto como recuerdo.

Estamos muy contentos, queridos activistas, de haber encontrado asistentes comprensivos y afectuosos en su persona. ¡Le deseamos salud, prosperidad, buena suerte y más éxito creativo!

P 2: В пользу tomen sus asientos en el auditorio.

BLOQUE “CAPITAL VERDE, Mejor патио”

EN 1: ¡Qué hermosa suena la Capital Verde! Muchos residencentes de nuestro asentamiento Participaron en la implementationación de este proyecto.

EN 2: Estos son empleados de la escuela, administración, cultura, FAP, consjo de veteranos y jardín de infantes.Gracias a nuestros esfuerzos comunes, nuestro pueblo se volverá aún más hermoso, aún más agradable en unos pocos años.

Plomo 1: Para felicitarnos por la nominación de “Capital verde”, invitamos a Panchenko Tatiana Alekseevna al escenario.

EN 2: Invitamos al escenario a los membersantes más activos de la acción “Capital Verde”

Проскаева Зоя Николаевна

Рудева Елена Константиновна

Литовченко Инна Бело Анатольевна

Литовченко Инна Анатольевна 9055, номер 905 Белое имя Анатольевна 905 дада не соло пор лос espacios verdes, sino también por la creatividad humana.

EN 2: Hay casas en nuestro asentamiento, pero hay casas, fincas enteras, que los visitantes no se avergüenzan de mostrar.

EN 1: Y hoy invitamos al escenario a los propietarios, artesanos, personas creativas que han hecho una valiosa contribución al desarrollo de nuestro asentamiento.

EN 2: Pedimos subir al escenario:

Kuksova Elena Viktorovna – el патио-де-Елена Викторовна с отличием по сумея и софистика для удовольствия.

Lakhno Vera Ivanovna – el área cerca de su casa es agradable a la vista, los residences del pueblo de Otradovsky, ella presta especial atención a cada brizna de hierba, a cada flor.

Макаренко Антонина Викторовна – Sus manos cariñosas no saben descansar, gracias por la belleza que le das a la gente.

Las granjas de estas personas se han convertido en todo un país pequeño en el que se han asentado héroes de cuentos de hadas, uno no puede evitar sonreír al pasar por su casa, donde cada transeúnte es recibido con una sonrisa por el sol .Gracias por su arduo trabajo, por sus manos doradas. Nos gustaría agradecerle por hacer que nuestro asentamiento florezca y sea más bonito.

( фотографий на память)

Plomo 1: В пользу tomen sus asientos en el auditorio.

BLOQUE “Deporte”

Plomo 2: Dicen que la vida es movimiento.

Siempre es bueno hacer deporte,
Proteja la salud, coma bien.
EN 1: La vida deportiva de nuestro asentamiento tiene lugar en Competiciones y carreras de relелиos, al pasar los estándares TRP y los mejores atletas en 2016 fueron miembros del equipo deportivo del asentamiento сельский Сергиевский.
EN 2 : Para felicitaciones en la nominación “Logros deportivos” invitamos al escenario

Anatoly M. Radchenko

EN 1 : Les pido a nuestros gloriosos atletas que suban al escenario:

Евгения Звержева

Владимир Радченко

Евгения Рябинина

EN 2: Игорь Сизиков, Игорь Тамбиен – это активный участник активности в жизни человека.Ganó el concurso de juegos y diversiones tradicionales rusos Celebrado como parte del festival региональный “Soy un campesino ruso” en el distrito de Volokonovsky.

RU 1: Invitamos a Владимир Дзюбак al escenario. Владимир окупо-эль-второй лугар-ан-ла-региональная компетенция.

(Discurso de felicitación)

EN 2: Estos muchachos han defndido Repetidamente el honor de nuestro asentamiento en comptencias regionales y regionales.Tienen muchas victorias y premios en su cuenta, deseamos que sigan este ritmo en el futuro.

EN 1: ¡Felicitaciones, atletas!
¡Todas las victorias que te deseas!
Realmente sois superhombres.
No hay barreras en el mundo
(Фотография для отдыха)

Plomo 2: Les pido que tomen asiento en el auditorio.

EN 1: Хой-эн-диа, 1045 резиденций вивен-эль-асентамьенто, у-многоз-де-эллос, сын великих деяний, отдельная история, отдельная история, простая непреодолимая херло-ан-эль-марко-де-унас Vacaciones.

P 2: Cada uno de nosotros es parte integration de nuestro asentamiento.

¡Pero hoy es el cumpleaños del pueblo! ¡Esto Meaninga que cada uno de nosotros tiene unas vacaciones!

В 1: Y en los días festivos es costumbre visitar, felicitarse y hacer regalos.

В 2: Así que hoy nuestros vecinos del distrito Graivoronsky de la aldea de Pochayevo vinieron a visitarnos con un programa festivo de conciertos.

Q1: ¡Conoce! En el escenario hay artistas aficionados de la Casa de Cultura modelo сельского де Почаев.

La canción de Mark Bernes “¿Dónde comienza la Patria?”

Заказчик : Hola queridos aldeanos, queridos invitados. Estamos comenzando unas vacaciones dedicadas a nuestro pueblo, basadas en las Historias de los aldeanos. Pero primero me gustaría preguntarle qué le dice la palabra “Abrigo de piel”. (La ampia finca de un gran granero) Esto Meaninga que la gente de este pueblo se ha dedicado a la Agricultura durante mucho tiempo.

Лос-рекруэрдос-де-лос-хабитантес-де-нуэстро-пуэбло-формарон-ла-Бас-де-ла-Фиеста-де-Хой.Leyendo las memorias, mirando las fotografías que recopilamos de los aldeanos:

Кайгородова Александра Фирсовна

Никитина Нина Ульяновна

Давыдова Зоя Петровна

Ощепкова Татьяна Михайловна

Смычкова Александра Григорьевна

Дашкевич Надежда Ивановна

Стригова Галина Ильинична

Ковальчук Валентина Владимировна

aprenderás muchas cosas nuevas e interesantes. Después de todo, nuestro pueblo ha Experimentado tantos eventos históricos.Cuántos cambios, cuántos destinos humanos se asociaron con Shuba. Cuánto calentó, y cuántos les dieron cobijo, un techo sobre sus cabezas.

Nuestro pueblo se formó hace mucho tiempo, incluso bajo el zar, cuando comenzó la construcción del ferrocarril. В 1956 году он сформировал ЛПК, подчиняясь единому военному. En esos años, las familias de Davydovs, Yakovlevs, Tegeshkins vinieron aquí desde Chuvashia. De Bielorrusia: las familias Никитин, Колтунов, Ермаков, Марченко.

No tuve tiempo для соответствия

Los niños comenzaron a nacer de una vez.

Los niños crecieron, se enamoraron, se casaron, construyeron nuevas casas, el pueblo se volvió cada vez más trastornado. Había: LPK, 1 бригада коллектива финков, льва на номер. Чапаева, exploración, escuela, club, jardín de infantes, МТС,

(Historia del pueblo – diapositivas)

Y todo esto en concunto: nuestro pueblo es nuestra pequeña patria.

1 ниньо:

Muchos lugares fabulosos en Rusia

Hay innumerables ciudades en Rusia

Quizás en algún lugar sea más hermoso

Pero no será más caro que aquí.

2 ниньо:

¿Volarás en un cohete?

Navegarás por el mar

No estás en ninguna parte de este mundo

No puedes encontrar una ventaja mejor.

Vaina para niños. граммо. интерпретатор музыки “Наша земля” муз. Д. Кабалевский.

El pueblo vivía de sus propias preocupaciones, sembrando pan, ordeñando vacas, criando niños: todo esto es obra de manos humanas, trabajo de nuestros compatriotas, que han trabajado durante muchos años en la granug elares en rolectiva.empresas de nuestro pueblo y tienen la medalla de Veterano del Trabajo. Эстос сын:

Барбарская Валентина Марковна

Василенко Николай Михайлович

Давыдова Зоя Петровна

Дашкевич Надежда Ивановна

Дудникова Лидия Петровна

Ермаков Андрей Егорович

Ефименко Евдокия Лукьяновна

Кузнецова Лидия Дмитриевна

Никитина Нина Ульяновна

Новоселов Виктор

Портнягин Илья Сергеевич

Прибыткова Любовь Петровна

Стригов Александр Алексеевич

Стригова Галина Ильинична

Стригова Таисия Павловна

Смычкова Александра Григорьевна

Андрусенко Валентина Иннокентьевна

Толстоноженко Александр Федорович

Толстоноженко Валентина Васильевна

Чуклина Екатерина Иннокентьевна

Шамаев Василий Александрович

Шелковникова Нина Егоровна

Филлипович Людмила Егоровна

Шакулашвили Галина Егоровна

Queridos amigos, соотечественники!

Honor y Gloria y Orgullo de Rusia

Eres genial en asuntos laborales.

Tus nombres son muy simples

¡Sus almas son tan anchas como el mundo!

¡Eres la esperanza y la conciencia de Rusia!

Felicitaciones

Заказчик:

Abrigo de piel, Abrigo de piel – bordes queridos,

Los rusos viven aquí desde hace mucho tiempo.

Glorifican la inmensidad de sus parientes

¡Se están cantando las canciones rusas divididas!

Интерпретация «Ветераночка»

Заказчик: Solo tenemos cantantes tan maravillosos en nuestro abrigo de piel.

Заказчик: Hay una escuela en nuestro pueblo. El Primer Director de la nueva escuela fue A.S. Воробьева.

Un maestro village es una medida de moralidad, calidez y preocupación por el destino de los niños.

Sabes que todavía creo

¿Y si la tierra queda por vivir?

La más alta dignidad de la humanidad

Nuestros maestros se convertirán.

No con palabras, pero con buena tradición,

Остановка совпадения с видом на море

Primero debe nacer un maestro

Y solo después de eso se convierte.

Пара Воробьева А.С. y todos los profesores de la escuela primaria Shuba

Дискотека

Compasión, compasión, cariño: sin estas cualidades es diffícil imaginarse a los trabajadores de la salud. E.T. Комисарова, Т. Ощепкова, М.И. Смолякова, Е.Е. Илькинова, Е.Шачнева Hoy decimos: es bueno que tengamos trabajadores médicos que estén enamorados de su trabajo, que lo sepan todo al grano.

Alce. número интерпретация пор эль коньюнто “Родничок”.

Nos ocupamos de las actividades de la oficina de correos a diario, proporciona varios servicios: proporciona comunicación por telégrafo postal, entrega de periódicos, revistas, paquetes y telegramas. Esta profesión es tan antigua como la de médico y maestro ymerce un respeto digno. Después de todo, fue Precisamente sobre la profesión de cartero lo que dijo Tolstoi: “El cartero es unmediario entre los pensamientos de la gente”. La bolsa de un cartero es un almacén con las alegrías y las tristezas de alguien, la felicidad o la desgracia de alguien.Los carteros trabajaron: Надежда Василенко, Александра Кайгородова, Олеся Евгеньевна Войтова, y ahora Анна Анатольевна Говорина está trabajando. niños del grupo mayor ejecutará bailar “Quadrille”

Hay muchas profesiones diferentes y cada una de ellas es importante y buena a su manera. Pero cuando realmente amas tu trabajo, le das conocimiento, experiencecia, fuerza, tu alma, entonces obtienes alegría de tu trabajo. Dicen de esas personas: «Un hombre está en su lugar».Estas palabras se refieren a los empleados del ferrocarril, el comercio, nuestro jardín de infancia, la panadería, ООО «Шубинское».

Номер: Сусанина Даша.

Заказчик:

Durante mucho tiempo en Rusia, las base familiares, las tradiciones y las costumbres han sido veneradas. Trataron a la madre con mucho respeto, y especialmente a la que tenía muchos hijos.

Queremos darle gloria a una mujer de otra manera

Aquel Cuyo Inventivo Es Alto: Madre de Muchos Hijos.

Los niños son la alegría y el dolor de nuestra tierra pecadora,

Cuántas emociones diferentes trajeron.

Entonces el pequeño silbido se encuentra en el pecho,

Entonces algo no va bien con el anciano enamorado.

Me levanté esta mañana muy pálido promedio.

¡Y el último! Y, грех эмбарго, тодавиа нет.

Los niños son un trabajo duro, un círculo vicioso

Bueno, además de los niños, ¿cuántos negocios hay?

Después de todo, la granja colectiva, francamente, se habría marchitado por Completeto,

Si no me hubiera aferrado a los hombros de las mujeres.

Debemos levantarnos antes que los demás

Acuéstate sin sentir tus piernas

Pero por la noche para escuchar cada susurro y suspiro.

Desde hace mucho tiempo se acostumbra que la dueña de la casa sea una mujer. Este papel estáterminado por su propio destino. Mentalmente sutil, sensible, es la main guardiana de la comodidad del hogar. Отель Las familias numerosas основан на y todavía están en nuestro pueblo. Эстос сын: Василенко, Алексенковы, Дудниковы, Говорины. для использования в процессе реализации.

Anfitrión: ¿Y ahora quiero saber quién es el residence más antiguo de nuestro pueblo? (Андрусенко Валентина Иннокентьевна) ¿Quién nació recientemente? (Мануилин Юрий Дмитриевич)

Дискотека

Unas palabras al jefe del asentamiento сельский Шумейко Михаил Петрович

Todos tienen una patria. Pero todo el mundo percibe este asombroso concept to su manera. ¿Quéigna la palabra Patria para ustedes, queridos padres e invitados? Quizás esta sea tu casa o tu calle.Quizás este sea su trabajo o taller Favorito. O tal vez estos sean los bollos que te horneó tu abuela, o el lugar donde más te gusta descansar. Todos tienen su propia Patria en el corazón, su rincón Favorito de la tierra. Chicos, estoy seguro de que no les dejará indiferente lo que han visto y oído. Quizás algunos de ustedes, cuando sean mayores, se convertirán en un músico, наборщик, поэта о знаменитых исполнителей и песнопений ан сус обрас тода ла бельеза де нуэстра pequeña patria: un abrigo de piel.

Esta vida no es Diferente

No en el extranjero, extraño

Este es nuestro lado.

Que viva la aldea nativa

Муй русо, терросо,

¡El mejor pueblo del mundo!

Todos cantan la canción “Abrigo de piel”.

Сравнение новостей

Intentamos entretenerlos.

Nos despedimos de los invitados

Детрас-де-лос-марес, Детрас-де-лас-Монтаньяс, Детрас-де-амплиос вальес энтре-эль-Боске, 10 верст дель округа Ухолово, una anciana abuela se instaló en silncio.

Баба Яга продам

Hola, hola querido bosque,
hola querida tierra!

En países extranjeros, en tierras extranjeras, ¡oh, y me abalancé!

Todos riñeron, la tristeza verde la melancolía de todos.


Эль куко канта.

Баба Яга:

oh, esta es mi choza !!!

Ой, este es mi cuco !!!

¿Estás vivo, mi cuco?
Cuco: ¡Sí, te sobreviviré, escoba escabrosa!

Б.лет: ¿Por qué eres tan cruel? Realmente no estoy contento de haber regresado entonces.

Cuco: Y por qué debería estar feliz, migrate que voló a los centros turísticos, retorció su escoba allí, cambió su propia cabaña por pasteles de queso dulce, y me dejaron solo, y cuidé de todo.

B. Yo: Bueno, está bien, crees que me salté cien años.

Cuco: ¿Qué cien años? ¡Tú, que eres bastante viejo y has sobrevivido a 387 nos, ya has volado! ¡Cuánto tiempo llevas volando, te quedaste mucho tiempo, abuelita!

¿Cuándo te fuiste de aquí como insta?

Б.Йо: … un bosque, un jardín y un par de chozas. Y mi cabaña installa aquí.

Cuco: Bueno, dices … un par de chozas … hasta 3,5 milhanetes, había una administración de volost, una escuela y un torzhok. Y en el mercado, todas las personas iban a … a mostrarse, pero a mirar a la gente.

¡¿Y ahora ?!

B. Yo: Y ahora no lo sabes, ¡en todas partes los Patios son ricos! ¡Y apenas puedes ver mi choza!

Cuco: Sí, el pueblo está siendo adornado.Tendrás que poner una nueva cabaña. Tendrás que vivir con gente, pero no estar sucio.

B. Yo: ¿Y dónde están, gente? ¿Estos son qué?

Cuco: Sí, todo el mundo se createda preparando en el campo. Se Celebra el día del pueblo.

B. Yo: Cómo es así, ellos mismos Celebran, pero se olvidaron de llamarme, bueno, ¡les prepararé una fiesta!

¡Vamos, emplumado, muestra el camino a este mismo club!

Se abre el telón, salen los presentadores

Vedas 1: ¡Buenas tardes, queridos aldeanos!

Vedas 2: ¡Hola, residences e invitados del pueblo de Pokrovskoye!

Vedas 1: ¡Hoy nuestro pueblo Celebra su 387 °!

Veda 2 : Y por tradición,
el primer sábado de diciembre, nos reunimos de nuevo


en nuestro cálido y
с хабитасом!

1)
“Aquí otra vez las luces del brillo unknown” (coro )

Vedas 1: Celebramos el Día del Pueblo hoy

Y felicitamos de todo corazón a todos los que viven en él.

Y alabamos a la gente según sus desiertos

Quien tenga un pueblo, una casa, una familia, de hecho, ¡todos son más importantes!

Vedas 2: El derecho a abrir nuestras vacaciones se le otorga al Jefe de Olkhovsky.

asentamiento сельская Калякина Светлана Ивановна.
Felicitaciones a SI Kalyakina

Vedas 1: Eres mi lado pokrovskaya

Inmensa Amplitud y distancia

Miraste en los ríos azules

Enterrado de la Ríos azules

Enterrado de losque 2

Enterrado de losque 2 , las cabañas son bajas

Estabas uno al lado del otro junto a las carreteras

Mi unico pueblo

Has estado viviendo por un año
2)
“Mi pueblo” (coro)

Vedas 1: Los pájaros gritan al cielo “¡Buenas noches!”

Покровское invita a sus amigos

Unas maravillosas vacaciones nos regalarán reuniones

Haz girar a los invitados en un torbellino mágico

Vedas 2: _______________________________ 9055 _______________________________ 9055 _______________________________ 9055 _______________________________ 9055 _______________________________ 90 _______________________________ _________________ 9055 _______________________________ 90 _______________________________ ___________________ 90 ___________________________________________ 90 ___________________________________

Te invitamos al escenario.

3) «Tres acordes» (Н. Родкина)

Vedas 2: Nuestro pueblo es rico en personas inteligentes, amables, talentosas y trabajadoras.

gente. Cada Habitante Contribuye a la Historia de su tierra natal. Conocer a las personas que vivieron y viven en él es interesante, necesario e importante. Y el mejor asistente para esto es un libro llamado «Покровское. Тьемпо. Desarrollos. Gente »sobre nuestro pueblo natal.

Vedas 2: A la dirección de nuestras vacaciones, Юрий Николаевич Панюков envió sus felicitaciones y buenos deseos de paz, bienestar y prosperidad.

Vedas 1: El pueblo de Pokrovskoye no se puede encontrar en un mapa grande. Pero es Precisamente a partir de esos rincones que se forma la propia RUSIA.

Vedas 2: Y a pesar de todas las Dificultades, el pueblo está vivo y seguirá viviendo. Porque el pueblo es un manantial del que toda Rusia saca la fuerza de la vida.

4) «¿Cuál es tu felicidad en Rusia» (coro)

Vedas 1: El último domingo de noviembre, toda Rusia Celebra unas maravillosas vacaciones: el Día de la Madre.

Вед 2: ¡Mamá! No eres mas querido en el mundo

Persona querida y cercana

Y para ti siempre somos niños

¡Aunque no hay cuenta de canas!
Vedas 1: Y que nuestras vacaciones de hoy

Enderezará los hombros de las madres.

Suavemente suavizará las arrugas.

Calienta a los niños con canciones.

5) “Mamá e hija” (Н. Меркушкина, У. Сабянина)

Vedas 2: La vieja leyenda dice

Cuando nace una persona

La estrella il en elarie brillaría para él durante todo el siglo.

Vedas 1: Este año nacieron dos nuevos residencentes en nuestro pueblo: una niña y un niño.

Оля Серебряникова и Саид Артёмов.

Invitamos al escenario a los felices padres de nuestros recién nacidos.
(Калякина Presenta regalos, felicita)

6) “Mi familia” (Escena niños)

Vedas 2: Hay una sabiduría Popular: “Ese tipo es bueno, donde los ancianos son respetados y honrados… y esa festividad es gloriosa, donde ellos son el lugar Principal “. Hoy honramos al antiguo residence de nuestro pueblo.

Vedas 1: El residence más antiguo de nuestro pueblo es

cumtely aonkimovna, 98002 cumtely aonkimovna, años. En su

tiempo, habiendo aprendido el arduo trabajo del campesino, todavía irradia

optimismo y esperanza.

Ved.2: En el día de nuestras vacaciones, saluda maksimos.

muchos años de vida.

7) «Sobre la abuela» (А. Рогачева)

8) Bailen niños.

Vedas 1: En mayo de 2015, празднование 70-летия Виктории в Gran Guerra Patria de 1941-1945 гг. Aproximadamente 600 aldeanos salieron de nuestro pueblo hacia el frente, murieron 295 personas.

Vedas 2: Hoy, tres membersantes de la Gran Guerra Patria viven en el pueblo.

Денисова Ефросинья Сергеевна

Кирсанов Иван Александрович

Шарухин Николай Климентьевич

и 51 персона – Ветераны Гран Герра Патрия – trabajadores domésticos.

Веды 1: ¡La guerra se acabó!

El sufrimiento ha pasado.

Pero el dolor llama a la gente:

Vamos gente, nunca

¡No lo olvidemos!

Vedas 2: Que el eterno recuerdo de ella

Sigue con esta harina

Y los hijos de los niños de hoy,

¡Y nuestros nietos, nietos!

8) “Los cosacos conducían” (Н. Родкина)

Vedas 1: El tiempo nos aleja a todos de la puerta

Pero hasta en la tierra mas cariñosa

elve me

¡Recuerdo mi patria!

10) «Россия» (Н.Косянчук)

Veda 2 : No le tememos al mal tiempo

El país natal tiene un escudo confiable.

Protegiendo la paz, la felicidad y la libertad

Soportes de soldado del ejército ruso !

Веды 1: Хой, Евгений Рогачев sirve en las filas del ejército ruso. Somos de todos

le deseamos buena salud y un feliz regreso a casa. Y también felicitamos todos, quienes sirvieron y quienes servirán en el ejército.

Las chicas bailan para ti.

11) «Куадрилла» (Куконина, Костцова, Перепёлкина, Кожина,

Меркушкона, Косянчук.)

Vedas 2: herúmúméré de la de la de la de la de la de la de la de la de la de la de la de la de la de Mécé, de la

Con el transcurso del tiempo, los hogares comenzaron a transformarse y crecer notablemente.

Vedas 1: Por supuesto, también tenemos fincas descuidadas. Pero estos, por regla general, son edificios sin propietario o viven propietarios descuidados.Sin embargo, el pueblo cobra vida y se vuelve más hermoso año tras año.

Vedas 2: Entre la gran cantidad de propietarios solidarios, queremos destacar

Varias fincas:

(SI Kalyakina Presenta premios)

12) «Ясная голова» (Rev.

Vedas 1: Con una canción, una fiesta de honor

No podemos vivir sin ella

Canción del alma de bondad

Nos agrada a todos por una razón.

13) «Vete, querida» (О. Трушкова)

Vedas 2: Si en el pueblo
hay una escuela y un jardín de infancia, migrated en un pueblo.

Los empleados de estas instituciones siempre están a la vista. Ellos son los que más confían

Íntimo – niños. Y hoy en nuestras vacaciones

queremos Celebrar lo mejor.

Vedas 1: La palabra para felicitaciones se le da Светлана Ивановна Калякина.

(С.И. Калякина представляет cartas de agradecimiento y premios)

14) «Коплас де Курочкин» (И. Якунина, В. Шаушева)

Fuente familia original, es la

Conservado por un ángel celestial,

Y tristeza, gozo y dolor

¡Uno para todos, unparable!

Vedas 1: La vida known no es solo amor, sino también Complete entendimiento mutuo y asistencia mutua.En este día, me gustaría felicitar a las parejas que han estado caminando juntos de la mano durante muchos años, con dolor y alegría.

Vedas 2: 45 nos caminamos juntos,
Creamos una casa con nuestras propias manos,
En el que el consuelo se ha asentado para siempre,
¡En el que bailan y cantan canciones!

Веды 1: Esta boda se llama porcelana. Invitamos a la familia

Felicitaciones a S.И. Калякина, Presentando obsequios.

15) Mi amado (Rodkina N)

Vedas 2: Lino, coral es el nombre de la 35a boda, que selebrra este año

16) “Canción sobrei la familosia” )

Vedas 1: La boda se llama perla
Si caminaron juntos durante 30 años,
Significa que todo en la familia va como debería,
¡Y no en vano el banquete de hoy!

Vedas 2: Invitamos a una familia al escenario:

Felicitaciones a S.И. Калякина дандо регалос

17)
“Y amo a los militares” (Л. М. Трушкова)

Vedas 1: Bodas de plata: ¡un cuarto de siglo!
Tu amor ha gobernado la pelota durante muchos años.
Es un pecado no Celebrar una fecha así
Que todos los días te traiga la luz del sol

Vedas 1: Celebrar su aniversario de plata

Felicitaciones a S. I.Калякина дандо регалос

18) “Театр пародий” (Escena Adults)

Вед 1: Proverbio ruso dice: “El marido es la cabeza, la mujer es el alma”.


Durante 20 años, según esta sabiduría popular, los cónyuges han estado viviendo

Vedas 1:
La porcelana es una criatura ¡cuídala!

Y juntos durante mucho, mucho tiempo, ¡por Favor, vivan!

19) “Estoy lejos de ti” (В.Шаушева)

Vedas 2: По указу президента Российской Федерации, Владимир Владимирович Путин, от 22 апреля 2013 г., 2014 г. fue declarado Año de la Cultura en Rusia.

¿Que es cultura?

Vedas 1: Cultura en latín – cultivo, más tarde – Educación,

education, desarrollo, reverencia.

La Principal fuente del pueblo es el club. Muchos empleados han cambiado desde el día de su inauguración.Trabajar con personas, encontrar intereses comunes con los jóvenes, экспериментальные трудные финансовые дела: есть неполный список проблем, как лос, который дебен enfrentarse los trabajadores culturales.

Vedas 2: Якунина Надежда Карповна hizo frente hábilmente a todas las Dificultades y la invitamos al escenario.

Felicitaciones a S. I. Kalyakina presentación de regalos de carta de acción de gracias.

Vedas 1: Cuando subimos al escenario

Y vemos una sala llena de invitados

Listo para escuchar y reír

Aplausos cayendo como un río.

Para nosotros, una casa llena es la clave del éxito.

Valoración de nuestro trabajo.

Que la Casa de la Cultura no se vacíe

20) «Танец – ретро» (chicas adultas)

Vedas 2: De un corazón puro con una mente abierta
Hoy te deseamos una gran vida Para que haya salud y felicidad y alegría,
¡Para que los años pasen volando y no sean un lastre!

21) “Turismo en ruso” (Escena addos)

Vedas 1: Compartiré contigo mis Preciados sueños,

Te revelaré todos mis secretos.

Al atardecer al amanecer y a veces al amanecer

Me inclinaré ante ti en mi amor eterno.

22) “Barco” (Л. М. Трушкова)

Vedas 2: Somos cantantes y musicos

Nos gusta actar

Somos talentos populares

Nuestra tierosra es

Y una nominación más para nuestro presnte, honramos a los membersantes más brillantes y activos en actaciones of aficionados:

Анжела Богачева

Мария Иванова

Ирина Якунина.

Puedes contar muchas cosas interesantes sobre cada uno de ellos, su arte y talento son ilimitados.

(SI Kalyakina felicita y Presenta cartas de agradecimiento)

Vedas 1: El tiempo nos aleja a todos del umbral,

pero hasta en la tierra mas camino389 ¡Recuerdo mi patria!

22) «Хардинес-джардинес» (И. Якунина, Н. Родкина + коро)

Баба Яга sale y murmura:

Mira, qué fiesta nos reunimos, es bueno vernos preparados.Divertirse

reír. Simpático. No hay forma de que puedas ponerles al día con la melancolía verde, no puedes pelear con ellos. El cuco traidor se fue volando, encontró amigos para ella.

Iré a buscar un lugar mejor para mis atrocidades. Y de que sirve

Perderé completetamente mis calificaciones.

Vedas 2: Y ahora
es hora de agradecer una vez más a nuestros queridos patrocinadores.

Vedas 1: Mi pueblo, mi pueblo natal

Soy tuyo soy un hombre de campo

Un sueño, un destino

Estoy conectado contigo para siempre.

Vedas 2: Mi pueblo es la conciencia de Rusia.

Cada vez sois más parientes de año en año

Que haya paz y hospitalidad

  • Персонажи: Зимушка-Зима Снежинка Дерево Ежик Белка Лисичка Банни Медведь Ангелы Зима-Зима: …
  • Celebre grandiosamente el día de su pueblo natal. Reúnanse todos juntos, recuerden la Historia de su tierra natal, cómo nació un rincón acogedor para vivir, Guión de vacaciones de pueblo “Esquina de Rusia – ¡Casa del Padre!” le dirá qué pasos tomar para que todos los presentes en la festividad estén interesados.

    Escenario de Celebración de la Aldea: comienzo

    Sonidos de fanfarria.

    1 Anfitrión: Buenas tardes, queridos aldeanos e invitados de visita, invitados, ¡pero bienvenidos!

    2 Anfitrión: Hoy Celebramos el Día del Pueblo y felicitamos de todo corazón a todos los que viven en él.

    Presentador: ¡Y alabamos a las personas que lomecen, para quienes la aldea, su hogar, la familia son de hecho más importantes que todos los demás!

    1 Anfitrión: Dejemos que las canciones y los chistes, nuestros cumpleaños, nuestros padres y abuelos, nuestros hijos y nietos, y por lo tanto los cumpleaños de nuestro pueblo, donde nacimos, donde vivimos y vivrosan conos.

    2 Anfitrión: Nuestra pequeña patria está viva, lo que miga que estamos junto a ella….

    3 Пломо: Que haya paz, armonía y felicidad. Viva nuestra pequeña patria, viva nuestros residencentes e invitados.

    1 Anfitrión: ¡Y qué contentos estamos con los invitados! Bueno, qué vacaciones sin ellos. Hoy tenemos el jefe del distrito Павел Михайлович Фетискин, заместитель директора района Евгений Петрович Буренин, el sacerdote Эдеси Эдуардович Чернышов.

    2 Presentador: Se da la palabra al jefe del consjo de la aldea de Alkuzhborkovsky, Александр Валентинович Турапин.

    En el escenario, группа поклонников фольклора “Вольницы”, район Культуры федерации России Нина Косачева. Популярная русская песня “Родные просторы” и популярная русская песня “Мосток”.

    1 Anfitrión: El jefe del distrito Павел Михайлович Fetiskin nos felicitará por las vacaciones de los pueblos.

    En el escenario, группа танцев “Paradise Yablochki” de la rama Bazevsky del “Centro Regional de Actividades Culturales y de Ocio” del Distrito de Morshansk con la danza “Kamarinskaya”.

    2 Анфитрион: Como ya ha dicho Александр Валентинович, hay muchos asentamientos en el territorio de nuestro conjo de aldea. Татьяна Александровна Зеулина, директор департамента Мутасево-дель-центральная региональная культурная деятельность и охрана, и библиотека Ольга Владимировна Шигаева, автор истории пуэбло-де-Мутасево.

    En el escenario, группа поклонников фольклора “Вольницы”, район Культуры федерации России Нина Косачева.Песня популярной русы “Сударушка”, “Бела Лебедь”

    3 Презентация: Валентина Попова, директор по развитию Алкужинского регионального центра культурных и культурных мероприятий, в отношении истории Пуэбло де Алкужи.

    En el escenario, el grupo de baile “Paradise Yablochki” de la rama Bazevsky del “Centro Regional de Culturales y de Ocio” del Distrito de Morshansk con el baile “Quadrille”, el líder es Ирина Пислегина.

    1 Anfitrión: Nuestras vacaciones tienen lugar en el maravilloso pueblo de Alkuzhskie Borki.Библиотека Галина Владимировна Лопухова nos contará la Historia de este pueblo.

    En el escenario, группа поклонников фольклора “Вольницы”, район Культуры федерации России Нина Косачева. Letra de la canción “Духовой оркестр” и “Вишня”.

    2 Пломо: donde nació una persona, ahí encaja.

    Así lo интерпретация nuestra gente.

    Donde creciste, estudiaste y trabajaste,

    Dónde Estuvo, у континуара-ла-каррера.

    Donde el sol brilla más acogedor y brillante,

    Donde está la lluvia más dulce y cálida del mundo

    Todo esto se llama una pequeña patria,

    El que no puede vivir sin él.

    3 Anfitrión: Como ya se mencionó, muchas personas maravillosas viven en nuestros pueblos. Эль-Джефе-дель-Дистрито P.M. Фетискин и заместитель директора Е.П. Burenin están invitados al escenario, Presentan Certificados de honor y cartas de agradecimiento de la administración del distrito.

    En el escenario, группа поклонников фольклора “Вольницы”, район Культуры федерации России Нина Косачева. Canción популярная руса “Калинка”, “Армония”.

    Эль-Джефе-дель-Консехо-дель-Пуэбло A.V. Турапин.

    1 Anfitrión: ¿Cómo puedes imaginar nuestra Rusia sin muñecas matrioska? Las muñecas Matryoshka nos llegaron de la escuela Mutas’evskaya para que todos tengamos un estado de ánimo alegre y festivo. ¡Nos encontramos!

    2 Anfitrión: Más de trescientos livingantes de nuestros pueblos no regresaron de los campos de la Segunda Guerra Mundial.Como recuerdo de ellos, se erigió un obelisco en el pueblo de Alkuzhi, cerca del cual se Celebra cada año un mitin dedicado al Día de la Victoria el 9 de Mayo. Casi ninguno de los Participantes en esa ужасная guerra sobrevivió, pero los trabajadores de la retaguardia aún están vivos, sin los cuales la Victoria Hubiera sido imposible, las viudas de los membersantes en la guerra están vivas, habiendo dorbeido …

    3 Хост: se desplaza por la memoria de tiempo de página

    Entre ellos, неподкупный, vemos caras

    El soldado que cayó en duras batallas

    Los recordaremos todos en nuestras oraciones.

    Que la memoria del corazón sea como nuestra conciencia,

    Mantiene esa history para siempre.

    Se inclina ante los héroes vivientes más bajos

    Y hoy no ocultaremos nuestros sentimientos:

    «¡Viva mucho, queridos nuestros!

    Solo contigo es la gloria de Rusia más bella “

    Estudiante:
    – Camino por mi pueblo natal, envuelto en una belleza carmesí en el otoño. Noviembre … Las últimas hojas amarillas caen de los árboles.Se acabó el trabajo de campo. Mis trabajadores compañeros del pueblo ahora pueden tomar un descanso, hacer un balance del año agrícola. Y es hora de que digamos unas palabras amables sobre ellos e askmos a todos a las vacaciones. Día del pueblo .

    (Los niños leen poemas sobre su pueblo natal).

    Заказчик:
    – Los pueblos, como las personas, tienen sus propiasistorias y biografías. Nuestro pequeño pueblo está casi desierto, pero para la mayoría de la gente sigue siendo una pequeña patria.

    Заказчик:
    – Agradezco al destino que tuve la suerte de nacer en este paraíso de la tierra, en esta tierra bendita, por el hecho de que a donde me lleve el destino, mi alma siempre lucha por mi hogar, por Эль умбрал де ми падре, пор лас персонас мас керидас. . Cerca de la casa hay flores de colores, en la puerta hay una madre sonriente, en la casa es acogedora y cálida, y no soy una adulta con experience en la vida, sino una niña enamorada de la belleza de esta tierra increíble.Y en nuestras vacaciones de hoy, personas respetadas que tienen experiencecia y pueden caminar con dignidad por el camino de la vida elegido. Pero todos vienen de (el nombre del pueblo), de donde empezó todo en su vida. (Los anfitriones presentan a los invitados, les dan la palabra) .

    Заказчик:
    – Nuestro hermoso y floreciente pueblo tiene un nombre asombroso – (nombre de la aldea) … Pero aún las personas son su verdadero adorno. Los vemos todos los días, viven cerca, son trabajadores y humildes.No están acostumbrados a la fama, pero su vida, su trabajo diario es fuente de sabiduría y dedicación humana. El dueño de la aldea, el президент, puede decir muchas palabras amables sobre nuestros compatriotas. (Полный номер президента) . (Palabra al jefe de la aldea, seguida de un número music) .

    Заказчик:
    – Hoy a nuestra Celebración asisten los héroes dorados del día – los cónyuges (nombres de los cónyuges) … Felicidades tambien (nombres de los cónyuges) que han estado juntos durante 25 años. Celebrarán sus bodas de plata este mes.

    (Эль президентский дель пуэбло энтрега регалос а лос героев дель диа и лас чикас дель коньюнто мюзикл лос фелиситан кон уна кансьон).

    Заказчик:
    – Durante mucho tiempo, las bodas en los pueblos se organaron el 14 октября – para fiesta de la intercesión … Honra las tradiciones antiguas y la juventud moderna – nuestros jóvenes compatriotas han creado recientemente una familia maravillosa – (nombres de los cónyuges) … Sinceras felicitaciones y buenos deseos a los recién casados ​​del President del pueblo y del grupo de baile. (nombre de banda) .

    Заказчик:
    – Y hace exactamente una semana, en una familia amistosa de nuestros aldeanos (nombres de los cónyuges) nació el hijo, (nombre) … Es el резидентская зона. Deje que el bebé crezca para el deleite de la gente y los compatriotas.

    Заказчик:
    – Y el residence más viejo de nuestro pueblo tiene 95 años. (номер резиденции) , una mujer sumamente amable y trabajadora, que en sus años aprendió el arduo trabajo del campesino, y aún irradia optimismo y esperanza.

    Заказчик:
    – Dio la casualidad de que uno o dos hijos crecen en una familia moderna. Incluso en el pueblo no es frecuente encontrar una familia numerosa. Pero en nuestro pueblo hay varios, en la familia. (apellido del jefe de familia) 4 niños están creciendo, (apellido del jefe de la segunda familia) cría a tres hijos y una hija.Dos hijos y dos hermosas hijas criados y Educados (nombres de los cónyuges) .

    Заказчик:
    – Para las familias numerosas y felices, los vecinos más pequeños y respetados del pueblo, para todos los invitados y compatriotas, suenan las felicitaciones musicales de los escolares.

    Заказчик:
    – Las flores son un orgullo especial de nuestra región. Abundan en colores, desde la primavera hasta finales de otoño, nuestro pueblo está enterrado en colores y colores brillantes.Las flores están en todas partes: cerca de las casas, en los jardines delanteros, y los mejores y más brillantes macizos de flores están cerca de la escuela. Cada flor contiene el amor y la inspiración de las trabajadoras, un amor ilimitado por su tierra natal, por la belleza. ¡Cómo no recordar las palabras del clásico que la belleza puede salvar al mundo!

    Заказчик:
    – A las trabajadoras trabajadoras e infatigables, las mejores floristas de la aldea – obsequios del jefe de aldea y un saludo music de los escolares. (Danza realizada por el grupo de danza más joven) .

    Заказчик:
    – Una vez más, felicitamos a todos por la fiesta, la fiesta del pueblo natal, la fiesta de la familia village.

    Que a todos les vaya bien
    y vivir feliz
    el maizal dará a luz generosamente,
    ¡y los jardines están floreciendo!

    Заказчик:
    – ¡Y ahora invitamos a todos nuestros aldeanos e invitados identify a la feria festiva!

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *