Картинки на тему нет террору: Детские рисунки на тему нет терроризму. Легкие срисовки.

Содержание

3 сентября – День солидарности в борьбе с терроризмом

Дата публикации: 2 сен. 2019 16:27

Завтра, 3 сентября, на Дону, как и по всей России, пройдут памятные мероприятия, приуроченные к трагическим событиям, произошедшим 1-3 сентября 2004 года в Беслане, когда в результате беспрецедентного по своей жестокости террористического акта погибли более 300 человек, в основном женщины и дети.

С 2005 года в соответствии с федеральным законом «О днях воинской славы (победных днях) России» 3 сентября объявлен Днем солидарности в борьбе с терроризмом. В этот день вспоминают не только жертв террористических актов, но и сотрудников силовых структур, погибших при выполнении служебного долга.

В память о погибших в результате террористических актов в донской столице пройдет патриотическая акция.

В центре Батайска дети и молодежь проведут акцию «Мы против террора», а в микторайоне «Авиагородок» в память о жертвах бесланской трагедии пройдет акция «Зажгите свечи».

Цикл мероприятий, посвященных Дню солидарности в борьбе с терроризмом «Беслан в наших сердцах», пройдет в Аксайском районе.

Жители Зверево почтут минутой молчания жертв войн и террористических актов и в память о них выпустят в небо  десятки белых воздушных шаров. Также в рамках акции пройдет показ короткометражного фильма «Мы помним Беслан и скорбим».

В Константиновском районе пройдет патриотическая акция «Беслан – город ангелов». Мероприятие включает в себя тематическую программу «Мир без насилия!» и молодежную акцию «Капля жизни!», в котором примут участие ученики 8-11 классов и студенты учреждений профессионального образования.

На центральной площади поселка Матвеев Курган состоится концерт-реквием, а в станице Милютинской – торжественная линейка «Мы за будущее без террора».

В станице Романовской Волгодонского района пройдут памятные мероприятия, в ходе которых все желающие смогут ознакомится с литературой по данной тематике, а также увидеть учебный фильм «Антитеррор.  Школа безопасности»,  который расскажет о действиях при угрозе теракта и в экстремальных ситуациях.

В Волгодонске состоится целый ряд тематических мероприятий, посвященных трагической дате в истории России:

– час информации «Мы против террора, мы против войны»;

– правовая викторина «Всем миром против терроризма»;

– акция памяти  «Вместе! Против террора»;

– тематические классные часы и информационные беседы: «Мы за мир»; «Терроризм – угроза обществу»; «Мир без терроризма»;

– рок-концерт «Нет террору, миру мир» (пер. Ноябрьский, 13а).

Главное управление по противодействию экстремизму

Ильиных Олег Владимирович родился 2 августа 1974 года в г. Горно-Алтайске, Алтайского края, образование высшее. В 1995 году окончил Барнаульскую специальную среднюю школу подготовки начальствующего состава МВД России, в 2002 году – Барнаульский юридический институт МВД России, в 2007 году – Академию управления МВД России.

Службу в органах внутренних дел начал с 16 мая 1993 года в качестве постового милиционера по охране зданий МВД Республики Алтай. В 1995 году назначен на должность оперуполномоченного отделения уголовного розыска ОВД г. Горно-Алтайска МВД Республики Алтай, в 1997 году – на должность старшего оперуполномоченного отделения уголовного розыска ОВД г. Горно-Алтайска МВД Республики Алтай. В 1999 году назначен на должность заместителя начальника отдела уголовного розыска ОВД г. Горно-Алтайска МВД Республики Алтай, в 2002 году – на должность начальника отдела уголовного розыска ОВД г. Горно-Алтайска МВД Республики Алтай.

В 2003 году назначен на должность начальника ОВД Шебалинского района МВД Республики Алтай. В 2005 году направлен на 1 факультет Академии управления МВД России в г. Москва на очную форму обучения.

В 2008 году назначен на должность заместителя начальника Управления уголовного розыска МВД по Республике Алтай. В 2009 году направлен для прохождения службы в Северо-Кавказский регион на должность начальника криминальной милиции мобильного отряда МВД России в Республике Дагестан.

В 2010 году назначен на должность начальника ОВД по г. Горно-Алтайску МВД по Республике Алтай, в 2011 году – на должность заместителя Министра внутренних дел по Республике Алтай – начальника полиции.

Указом Президента Российской Федерации от 26 июня 2013 года № 577 назначен на должность начальника Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ненецкому автономному округу.

Указом Президента Российской Федерации от 23 декабря 2015 года № 657 назначен на должность начальника Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Курганской области.

Указом Президента Российской Федерации от 22 февраля 2017 года № 83 начальнику УМВД России по Курганской области Олегу Владимировичу Ильиных присвоено специальное звание генерал-майор полиции.

В октябре 2017 года Указом Президента Российской Федерации Ильиных Олег Владимирович награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. В этом же году за многолетнюю безупречную службу, большой вклад в обеспечение законности, правопорядка и общественной безопасности в Российской Федерации награжден Почетной грамотой Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации.

В апреле 2018 года приказом Министра внутренних дел Российской Федерации за достигнутые успехи в оперативно-служебной деятельности и активную работу по укреплению правопорядка награжден наградным оружием – пистолетом Макарова.

Указом Президента Российской Федерации от 8 февраля 2019 года № 44 назначен на должность начальника Главного управления по противодействию экстремизму Министерства внутренних дел Российской Федерации.

За период службы неоднократно поощрялся руководством МВД России. Женат, воспитывает троих сыновей. Имеет спортивную квалификацию – кандидат в мастера спорта по горным лыжам.

Указом Президента Российской Федерации от 20 февраля 2020 г. № 143 Олегу Ильиных присвоено звание генерал-лейтенант полиции.

Скачать фото

Как жить с террором

Александр Генис: В разгар сезона праймериз многие колумнисты говорили, что от Белого дома Трампа отделяет лишь крупный террористический акт: если, не дай бог, он случится, то за Трампа проголосует большинство. За этим соображением стояла простая мысль. Чем больше страха натерпятся американцы, тем вероятнее, что они поддержат кандидата, который обещает крутые меры. Среди них – запрет на мусульманскую эмиграцию, легализация пыток, месть родственникам террористов и другие, как указывают его критики, незаконные, неконституционные, иррациональные и противоуставные действия.

С тех пор террористические акты как в Старом, так в Новом свете следовали один за другим. И хотя не понятно, как эти обстоятельства отражаются на шансах Трампа, ясно, что террор вмешался в борьбу за электорат, заставив считать себя чуть ли не главной темой выборов.

Конечно, не в первый раз. Один из самых солидных кандидатов в президенты, бывший губернатор Флориды Джеб Буш, прежде, чем выбыть из борьбы, заявил, что террор – “организованная попытка разрушить западную цивилизацию”.

Это заявление вызвало возмущение обозревателя НЙ Таймс (и, кстати сказать, Нобелевского лауреата) Пола Кргумана.

– Нет, – написал он, – это не угроза “всей западной цивилизации”, это – попытка террористов посеять панику. И нужно сделать все, чтобы такая попытка не удалась.

К этому, как я понимаю, и сводится наш ответ террору. Остальным занимаются власти. Это им надо искать виноватых, искоренять гнезда заговорщиков, охранять границы, бороться с пропагандой исламистов, оздоровлять социальную среду, перекрывать финансовые потоки – то есть заниматься всем тем, что делают компетентные политики, умные секретные службы и достойная полиция.

И еще. Как бы ни был страшен и омерзителен не выбирающий жертв террор, в нем нет ничего нового. Мы живем с ним давно и всюду.

Я никогда не забуду тот осенний день, когда на моих глазах в черном дыме растаяли “близнецы”. Тогда тоже все говорили о “войне с террором”, обернувшейся войной с Ираком, которую сегодня многие американцы, начиная с президента, считают ошибкой.

Конечно, политиков можно понять: сегодня мы сами требуем от них жестких мер. От них, но не от себя. Наша задача – жить, как всегда. В конце концов, мы же не закрываем школы из-за того, что в них убивают детей берсерки с ружьями, которые им даже не мешают покупать. Как показывает что старая, что новая, что новейшая история, успешнее всего с террором борется рутина, мешающая нас запугать.

(Музыка)

Александр Генис: “Как жить с террором” – эту тему мы обсуждаем с поэтом и публицистом Алексеем Цветковым в рамках ежемесячной рубрики, которая, как знают постоянные слушатели нашей программы, так и называется – “Разговоры с Цветковым”.

Алексей, сегодня я предлагаю обсудить тему, которая у всех на устах, потому что это лето напомнило мне название известной книги Хемингуэя «Опасное лето». Бесконечные террористические акты в Старом свете и в Новом свете создают атмосферу страха, и в этой атмосфере террор представляется главной угрозой цивилизации.

Алексей Цветков: Начну вот, пожалуй, с чего: конечно, все взоры сразу устремляются на мусульман. Мусульман на свете миллиард шестьсот миллионов, насколько я понимаю, из них, очевидно, несколько тысяч, включая пресловутое Исламское государство, террористы или потенциальные террористы. И мы фактически низводим на уровень граждан второго или третьего сорта значительную долю населения земли. Причем они же в первую очередь – жертвы этого террора, каждый день мы читаем о взрывах в Кабуле, Багдаде, Дакке, но когда это в Ницце — вот тогда это нас достает. Но на самом деле мусульман убивают во много раз больше, чем нас, если я сейчас говорю от лица условно белых европейских, необязательно белых европейских, я даже не знаю, как назвать это население.

Александр Генис: От лица Запада.

Алексей Цветков: От лица Запада, да. Допустим, я сейчас маленький сценарий нарисую, допустим, у нас в округе собираются открывать мечеть. Естественно, мы выходим все с криками, с песнями, с хоругвями, с лозунгами, чтобы этого никогда не было. Мы побеждаем, эти мусульмане несчастные продолжают молиться у себя в подвале или где-нибудь на складе. Но оказывается, мы только что запретили постройку мечети исмаилитам — это совершенно пацифистская часть ислама и причем они – главные жертвы террора, то есть их убивают беспощадно почти все остальные мусульмане. То есть, мы выступаем как союзники террористов.

Александр Генис: Вы знаете, этот сценарий далеко не нов. Я помню историю с постройкой мечети прямо рядом с местом взрыва «близнецов», погибших 11 сентября. Я помню демонстрации, в которых активно принимало участие нью-йоркское население, а надо сказать, что нью-йоркцы люди крайне веротерпимые, вывести их на улицу не просто по такому поводу.

Алексей Цветков: Рядом, но все говорили, что это будет на месте взрыва.

Александр Генис: Совсем близко. Все это рядом с нашей студией, хорошо известные нам места. Ведь 11 сентября все стекла в этом здании, где мы с вами сейчас сидим, вынесло взрывом. Мы были мишенью номер 7, если бы террористам не удалось взорвать «близнецы», то мы бы оказались на их месте. Споры о мечети были очень горячими. Суть их сводилась к тому, что, конечно, люди, которые собираются в мечети, ни в чем не виноваты, они никакие не террористы. Им возражали: все теракты начинались в мечети. И это, конечно, аргумент. Надо сказать, что все это кончилось тем, что мечеть не построили. Но это ведь даже смешно. Знаете, сколько в Нью-Йорке мечетей? Более ста. Так что одной больше, одной меньше, ничего не изменит.

Что бы вы ответили бы тем людям, которые говорили, что все террористические акты начинаются в той или иной мечети?

Алексей Цветков: Я бы им ответил очень простой небольшой экскурсией в прошлое, когда о мусульманском терроре никто не слыхал, а террор, тем не менее, бушевал. Вы помните нашу сравнительную молодость, когда было много террористических группировок, когда экспериментировали с массовым террором, угоны самолетов, которые начинала Организация освобождения Палестины, я вспомню, допустим, в Израиле были массовые акты террора с захватом свыше ста человек, когда 25 убили.

Александр Генис: Я помню, как и вы, прекрасно другие акты террора, в том числе и европейские акты террора. Я помню, когда я приехал в Америку, как раз разворачивалась трагедия с похищением итальянского премьер-министра Альдо Моро. Мы изо дня в день следили за тем, как издеваются над ним террористы. Это было то время, когда в Западной Германии были террористы, в Италии были террористы. Тогда говорили не столько о мусульманском терроре, сколько о левом терроре, как наибольшей опасности.

Алексей Цветков: Одна новость есть какая-то по сравнению с этим, именно поэтому сейчас исламский террор в центре внимания. Был большой террор, был массовый террор. Это, то, что вы говорите — убивали предпринимателей, Альдо Моро убили — это было для нас как кино, мы-то с вами не премьер-министры, но убивали массой, Локерби вспомните, ничего исламского в этом не было, хотя это шло из Ливии. Были баски, Ирландская республиканская армия — но это было все разрозненные группировки, нельзя было просто пойти и стать ирландским республиканским армейцем или кем угодно. А сейчас по ряду геополитических причин люди сначала нашли «Аль-Каиду», а сейчас Исламское государство, ислам в одном маленьком тупом каком-то куске, который можно проглотить за минуту. Этот террорист в Ницце, он никакой не был исламист, только что исламского происхождения, он обратился в ислам за несколько дней до теракта, а до этого он был мелкий преступник, за насильственные акты сидел, он жил, как такой люмпен. Люмпен — это плохое слово, это называется андеркласс по-английски. Вот это та база, откуда рекрутируются, сейчас в Европе она в основном ближневосточного или североафриканского происхождения.

Александр Генис: Можно сказать, что они выдают себя за исламских террористов, а на самом деле это для них служит извинением для того, чтобы совершить акт насилия. Это часто не идеологическое преступление, а психологический сдвиг, который приводит к таким последствиям. Исламский терроризм дает удобный повод – легко приписаться к чему-то более важному, чем ты.

Алексей Цветков: Не только повод, но и резонанс. Потому что как только происходит такой теракт, все сразу ищут исламский след, а вот он вам. Человек прославился, он взял на прокат грузовик, он решил как-то отомстить миру. Групповые самоубийства всегда были, когда человек убивает себя и еще нескольких человек, обычно свою семью. А тут он на каждом экране компьютера, эта новость мгновенно облетает Земной шар.

Александр Генис: То есть теракт как поиск славы, геростратова слава, которая связана с исламом постольку поскольку. Но мне кажется, что как раз так нам проще жить. Когда мы знаем, кто виноват, уже легче думать, что делать, ибо есть какая-то основа для рационального суждения. Например, преследовать ислам.

В русском Фейсбуке, где часто очень нетерпимые высказывания встречаются, одна дама написала, что она знает, что делать. Обама не знает, Меркель не знает, все эти либералы, которые погубят цивилизацию, не знают, а она знает: нужно всех мусульман отделить от остальных – нормальных – людей. Она догадывается, что мусульман в Америке тоже не один миллион, поэтому, пишет дама, мы сделаем так: для начала мы запретим им занимать общественно-важные работы, например, мусульмане не должны быть в армии, в полиции, пожарными мусульмане не могут быть, школьными учителями и так далее. При этом все мусульмане в Америке должны быть счастливы, что таким образом их огородят от подозрений в радикальном исламизме.

Как вам такое “скромное предложение”?

Алексей Цветков: У нас есть сейчас такой кандидат в президенты, между прочим, который мыслит очень близко, у него еще более радикальные решения. Конечно, это чудовищно, но я бы на это не обращал внимания, мало ли какие дамы в Фейсбуке есть. Печально, что люди, с которыми в любой другой ситуации ты разговариваешь на равных, тебе интересно общение с ними, как только дойдешь до этого, абсолютно никак не объяснить ничего.

Александр Генис: Есть несколько таких тем, на которые сегодня очень трудно разговаривать даже с близкими друзьями. Одна из таких тем, как вы знаете, Украина, Крым. Другая такая тема — Трамп. Третья тема — исламский террор. Все эти три темы страшно болезненные. Надо сказать, что самые близкие друзья, от которых уж точно не ожидал такого, могут сказать, что-нибудь дикое. Какие-то аргументы они высказывают, я бы не сказал, что они правильные, но во всяком случае они звучат искренне. Скажем, такой аргумент: исламский терроризм сегодня бесспорная и очевидная опасность. Почему мусульмане всего мира не выступают с протестами против исламского терроризма?

Алексей Цветков: Во-первых, они, конечно, выступают.

Александр Генис: В Париже вышел миллион человек на улицы, в Киеве, когда опричники Януковича избили студентов, вышел миллион человек на улицы. А где эти миллионы мусульман, которые протестовали бы против террора?

Алексей Цветков: Они же составляют маленькое меньшинство населения на Западе.

Александр Генис: Почему в Пакистане такого нет?Почему нет в исламских странах таких демонстраций, которые протестовали бы против террора. Ведь он больше всего касается, как вы совершенно справедливо заметили, самих мусульман.

Алексей Цветков: Секундочку, Пакистан и большинство этих стран, где, кстати, большая часть этого террора совершается, во-первых, к ним должны предъявлять претензии их собственные соотечественники. Во-вторых, это далеко не демократические страны, там такая демонстрация может стать поводом к массовому террору или к схватке. Кроме того, мы видим всех этих людей на одно лицо, а они совершенно разные. Они часто друг для друга главные враги, а не мы. Мы же не требуем, когда в Багдаде убили 300 человек, мы же не требуем, чтобы они ходили на демонстрации. Мы требуем сочувствия, когда наших убил люмпен в Ницце, за которого они не несут никакой ответственности. Когда мусульмане протестуют с лозунгами «не от нашего имени», на это никто не обращает внимания или сразу забывают. Но когда рухнули небоскребы, башни, и вы знаете, что в Рамалле были танцы на улицах — это все помнят.

Александр Генис: Плясали от счастья.

Алексей Цветков: И это помнят, и это вам всегда напомнят. Очень избирательно. Кроме того, у мусульман нет такой власти, нет такого высшего авторитета.

Александр Генис: Нет своего Папы римского.

Алексей Цветков: Папа римский тоже не начальник всех христиан.

Александр Генис: Для католиков начальник. Поэтому Папа римский может принести извинения за преступления инквизиции, например, а у мусульман такого авторитета нет.

Алексей Цветков: У мусульман нет таких начальников. У шиитов есть местный какой-нибудь, аятолла Систан в Ираке что-то значит, он может что-то сделать, но он уже старенький, он, кстати, и делал какие-то вещи. У них нет пирамиды, иерархии, как она есть во многих, особенно литургических христианских религиях, в католичестве и в православии.

Александр Генис: То есть вы хотите сказать, что мы не понимаем природу ислама? Мы не понимаем социальные и психологически-религиозные условия, в которых живет ислам?

Тут я с вами согласен. И то, что для нас они все на одно лицо, тоже правильно. Я помню, когда был в Японии, то японцы меня спросили: скажите, а вы отличаете корейцев от японцев? Мне страшно стало неудобно, я же не расист: говорю, конечно, отличаю. А мы, говорят, не отличаем. Я понял, что попал впросак и тут же признался в своей глупости. Но мне сказали: вы не огорчайтесь, Япония единственная страна в мире, где нет и никогда не было антисемитизма. А почему? Для нас все белые – на одно лицо.

Алексей Цветков: Зато у них корейцы вместо евреев, к сожалению.

Александр Генис: Историки сегодня, обсуждая самую главную трагедия ХХ века — Первую мировую войну, говорят о том, что источником этой войны является недоразумение. Дело в том, что на одиночный террористический акт Гаврилы Принципа Европа, Запад ответил неадекватно. Первая мировая война привела к гибели четыре империи. Это произошло именно потому, что террористический акт приравняли к войне, то есть не разобрались в природе террора. Другие историки, которые обсуждают более недавние события, говорят, что таким же неадекватным ответом на теракт 11 сентября стала война в Ираке, которую объявил Буш-младший и таким образом увел XXI век в другую сторону, потому что главным событием XXI века стала война с террором, которая продолжается и сегодня.

Как вы считаете, какая реакция на террор государственная, личная, державная, психологическая наша и общечеловеческая является наиболее адекватная?

Алексей Цветков: Дело в том, что террор существовал всегда. Можно вспомнить Герострата, который в каком-то смысле и был террористом, надеялся на последствия. Но в принципе террор в более-менее современном понятии возник во второй половине XIX века и неслучайно — тогда началось массовое издание газет. Правда, он был тогда единичный, как правило, политический, не зря мы говорим о выстреле Принципа.

Александр Генис: Можно начать и раньше, с русского террора. Царя убили, куда уж дальше.

Алексей Цветков: В Америке убили президента Мак-Кинли.

Александр Генис: В Англии были анархисты, которые каждый божий день устраивали террористический акт. Если мы вспомним литературу того времени, Уэллса, Конан Дойля, Конрада, у них все время встречаются анархисты, их террористическая активность была такой же обычной частью жизни, как и сегодня.

Алексей Цветков: Это верно, президента Мак-Кинли действительно убил анархист. Но не в этом дело. Все они рассчитывали, конечно, на резонанс в прессе, надеясь, что откликнутся близкие им по духу, произойдет революция или что-то в этом роде. Но сейчас мы переживаем новый виток, которого не было еще 30 лет назад, когда террор был достаточно массовым, но разрозненным и у него не было такого рупора. Сегодня, когда льется кровь в Ницце или в торговом центре в Мюнхене раздаются выстрелы, то моментально на всем Земном шаре все сидят перед экранами и пресса разносит.

Александр Генис: Террор сосуществует с массовыми средствами информации, нынешний террор не может существовать без медиа.

Алексей Цветков: Все правильно. Вот тут мы и подходим к вопросу вопросов. Мы не избавимся от террора никогда — это понятно, ведь он был всегда. Кроме того у террористов сейчас появились асимметричные типы оружия. Человек взял в конце концов грузовик, и раздавил прохожих.

Александр Генис: Как мы помним, чудовищная акция 11 сентября связана с ножами для разрезания ковров и картонных ящиков. Я когда работал грузчиком, у меня тоже был такой нож, там лезвие полтора сантиметра, но этого хватило для того, чтобы сокрушить двух «близнецов» и изменить историю XXI века.

Алексей Цветков: Но сейчас я хочу повернуть в сторону именно массовой и мгновенной информации. Это то, на чем паразитирует и чем живет современный терроризм. Если минуту дать себе подумать, он абсолютно слаб, он ничего не может, он не может сокрушить самое маленькое правительство в самой маленькой стране, но он сеет панику, и на панику мы очень скоры.

Александр Генис: Причем надо, конечно, все время помнить о масштабе. Дело в том, что у нас гораздо больше шансов погибнуть от удара молнии, чем от террористического акта. Это нужно всегда держать в голове, потому что индивидуальный террор никогда не может сравниться с государственным террором. Вот у Сталина была возможность убивать миллионы, но у исламских террористов, они могут убить 30, 40 человек, они могут разрушить два «близнеца», но они не могут уничтожить, например, класс кулаков.

Алексей Цветков: Сталин или Гитлер, любое тоталитарное государство террор монополизирует, ему конкуренты не нужны. То есть террор в конечном счете паразитирует на открытом обществе. Я не вижу решений этого вопроса, потому что уничтожить террор нельзя, единственное, можно давить на информацию…

Александр Генис: Тогда не будет свободного общества.

Алексей Цветков: Во-первых, не будет свободного общества, во-вторых, нас вообще опрокинет в каменный век. Мы же повязаны компьютерной информацией, мы пальцем не можем шевельнуть без нее. В огромном городе, где мы сейчас сидим, все работает на компьютерах. Можно совершить какую-то диверсию, повредив эти компьютеры, перекрыв подачу воды, электричества или еще чего-нибудь. И, видимо, это будет. Но самое страшное в терроре, хотя такие операции могут быть в тех масштабах, каких до сих пор не было, самое страшное в терроре — это резонанс.

Александр Генис: От резонанса рушатся мосты.

Алексей Цветков: У нас есть очень простой выход — перекрыть все каналы информации, то, что сейчас Эрдоган пытается сделать, но он все равно не сможет это сделать в Турции до той степени, чтобы полностью подавить террор.

Александр Генис: Это не смогли сделать ни в Китае, ни в России, никто не может перекрыть информацию полностью. Мы с вами знаем хорошо, потому что мы на Радио Свобода работаем уже столько лет, а оно всегда шло “поверх барьеров”.

Алексей Цветков: Но в любом случае поворот в эту сторону – к тотальной слежке и к подавлению информации — это и есть победа террора, другой он не может одержать. Говорят, что во Франции будет исламское правительство, никогда не будет исламского правительства там. Если пережмешь, я не говорю во Франции, в какой-нибудь абстрактной стране, мы ее не знаем, абстрактная либеральная страна, где эта паника перехлестнула, режим стал авторитарный или очень сильно авторитарный, всех держит в ежовых рукавицах, террор, не террор, государство распорядится, государство знает лучше.

Александр Генис: Потому что страх опасен. Но те, кто готовы обменять свободу на безопасность, не получат ни того, ни другого, и это нам как раз показала история ХХ века.

Вы знаете, мне всегда казалось, что тут есть еще и лингвистическая проблема. Слова ведь значат очень много. Я помню, когда началась операция в Афганистане, тот же Буш-младший начал войну не в Ираке, а в Афганистане, как мы помним, операция эта сперва называлась «Крестовый поход» – это примерно, как назвать ее «Вальпургиева ночь». Слава богу, название заменили. Но это к тому, как много значат слова. Мне кажется, что такое опасное слово в наше время — это именно война с террором, потому что никакой войны с террором на самом деле нет, это все равно, как сказать война с танками. Террор — это орудие, воевать с террором невозможно, потому что у него нельзя выиграть. Вопрос в том, как жить с террором. Я помню, как был в Англии в разгар террористических атак Ирландской армии — это был кошмар, все время какие-то взрывы, все время кого-то убивали. Так Англия жила очень долго. Я был как раз во время очередной вспышки такого террора. Я был тогда членом Букеровской премии, нас послали в какое-то здание, где должно было совещаться жюри, и лифтер пересчитал всех, кто вошел в лифт. Я человек занудный, поэтому не мог успокоиться, пока не спросил у одного из основателей Букеровской премии лорда Майкла, зачем нас пересчитали? Он сказал: чтобы знать, сколько гробов нужно будет, если лифт взорвется. Я до сих пор не знаю, шутка это была мрачная, черная или нет. Вот так жили англичане в течение многих лет, пока не завершился этот этап террора и Ирландия так или иначе пришла к более мирной ситуации.

Как вы считаете, как жить с террором, как нам быть, когда мы читаем эти чудовищные события, когда пожилому священнику перерезают горло? Чисто психологически, как быть в этой ситуации?

Алексей Цветков: Во-первых, я вам приведу более яркий пример — это Израиль, который живет уже очень много лет с террором. Причем я помню времена второй интифады, это было похуже, чем в Англии. Я могу отвечать за себя, я понимаю, что есть небольшая вероятность погибнуть от террора мне или моим близким есть, но это вполне переносимо. Надо с ним бороться, понимая, что всегда что-то просочится, по крайней мере, не допускать очень крупных инцидентов. Но я знаю, что большинство людей, к сожалению, не потому, что я такой умный, просто они иначе устроены, легче впадают в панику, я не знаю, честно говоря, как этим людям жить с террором.

Александр Генис: Знаете, раз уж вы вспомнили про Израиль, скажу, что я недавно был в Иерусалиме. Это было опять-таки, как часто в Израиле, очень тяжелое время, меня не пустили в церковь Гроба Господня, потому что там рядом был как раз террористический акт. Тем не менее, гуляю я по еврейской части Иерусалима и вижу молл, построенный с невероятной роскошью: самые дорогие магазины мира всюду стоит современная скульптура, мрамор, стекло, все очень красиво. Откуда деньги, спрашиваю, чтобы это построить? Мне говорят: ну как же, люди вкладывают миллиарды долларов в Иерусалим, потому что это навсегда, это очень выгодно. Я подумал: в Донецк сейчас кто-нибудь стал бы вкладывать деньги? Вот этот пример может быть и показывает, как жить с террором изо дня в день. Мы же живем, зная, что умрем.

Алексей, все наши беседы мы завершаем стихами. Во-первых, стихи иногда говорят больше, чем их автор. Во-вторых, стихи — это концентрированная информация, как бульонный кубик. А в-третьих, я понимаю, что стихи редко пишутся по актуальному поводу, бывают стихи в тему. Есть ли у вас стихи, которые соответствуют теме нашей передачи?

Алексей Цветков: Видимо, более-менее близкое есть. Называется «Контакт».

контакт

пальмовая подозрительна поросль

юркие тени тюрбан борода

там анониму поправили пояс

смертника в потной руке провода

жизни похоже и не было кроме

мига пройти роковую тропу

вот поднимается облако крови

плотью парной поливая толпу

долго висеть в этом воздухе взятом

тенью взаймы неживому нельзя

что я спою остывающим взглядом

тем кто в пыли собирает глаза

что завещать очевидцам увечным

с гайкой в уме или в глотке иглой

зайчики в крестике что моя речь им

сказка кастрата о бабе былой

мечутся в неводе люди вы люди

слюбимся-слипнемся шарики ртути

правда не ложь но тогда это чьи же

жабры и лопасти в ромбе кривом

близко на бреющем нужно ли ниже

ангел с культей и багровым крылом

в небе ни голода больше ни жажды

божья ночлежка любому бомжу

разве не я уже умер однажды

но никому из живых не скажу

койки рядком в перспективу как были

в душ бы с утра но ни тела ни пыли

жизнь теорема итог ее факт

бей электричество

искра

контакт

В Приморье наградили победителей конкурса анимационных роликов против терроризма и экстремизма

16 сентября 2021 13:00

В Приморье наградили победителей конкурса анимационных роликов против терроризма и экстремизма

В Приморье провели конкурс на лучший анимационный ролик против терроризма и экстремизма. За победу боролись школьники из разных городов и районов края. Сильнейшим участникам накануне, 15 сентября, вручили заслуженные призы: смартфоны, планшеты и беспроводные наушники. Современные гаджеты обязательно помогут ребятам в учебе, уверены организаторы.

Работы оценивала конкурсная комиссия, в которую вошли руководитель аппарата антитеррористической комиссии Приморского края Игорь Савченко, директор краевого департамента информационной политики Елена Бурмистрова и директор департамента по делам молодежи Приморья Елена Томчук, главный редактор телеканала «ОТВ-Прим» Татьяна Устюгова, заместитель начальника службы информационных программ ГТРК «Владивосток» Сергей Землянский, советник генерального директора ОАО «Владивостокский морской рыбный порт» Дмитрий Легкий, представители АНО «Диалог Регионы», Дальневосточной межрегиональной общественной организации инвалидов «Ковчег», Всероссийского общественного движения «Матери России», прокуратуры и МВД России.

По итогам конкурса комиссия определила девять лучших работ, авторов которых и пригласили на церемонию награждения. Так, жюри выделило анимационный ролик «Терроризм – угроза обществу» от студии «Альбафильм» реабилитационного центра для несовершеннолетних «Альбатрос» Находки. Авторы работы Дмитрий и Илья занимаются в ней уже два года под руководством педагога Елены Станицкой.

Среди сильнейших участников конкурса оказались также команда мультипликационной студии краевого социально-реабилитационного центра «Парус надежды» с работой «Мы за мир» и социально-реабилитационного центра «Ласточка» Арсеньева с роликом «В мире нет места терроризму».

Высокие оценки жюри заслужила работа «Безопасные соцсети» 12-летнего воспитанника Нахимовского военного училища Максима Лугина. Максим посещает кружок по изобразительному искусству, играет в футбол.

Покорила судей и работа его сестры, девятиклассницы из школы №38 Владивостока Габриэлы Лугиной. В ней девочка затронула сложную тему выстраивания гармоничных межнациональных отношений.

15-летняя Алина Осипова из Камня-Рыболова успешно выступила на конкурсе с работой «Жизнь – и есть счастье!». Девушка принимает активное участие во многих конкурсах, олимпиадах, конференциях, состоит в Ханкайском волонтерском объединении «Берег Добра».

Отметили судьи и 12-летнюю Анастасию Харитонову с работой «Что делать, если вы нашли подозрительный предмет?». Настя занимается баскетболом, любит рисовать и считает, что нельзя быть равнодушным к проблеме терроризма, именно поэтому она решила участвовать в конкурсе.

Самым юным победителем конкурса стал второклассник из школы №50 Владивостока Константин Русаков. Его также отметили и как самого активного – мальчик прислал сразу три работы на суд жюри. Интересно, что он проявляет такой интерес не только к творческим конкурсам. У Кости – уже оранжевый пояс по карате и множество наград за спортивные соревнования.

Заслуженные призы во время церемонии награждения вручали и талантливым наставникам. Молодого педагога из Артемовского социально-реабилитационного центра Яну Коноваленко выделили за активную работу с детьми, направленную на гармонизацию межэтнических отношений. Все это она продемонстрировала в присланном на конкурс видеоролике.

«Дети смогли придумать интересные идеи и оформить их в такие замечательные, понятные видеоролики. Решения о том, кому из них присудить все-таки призовые места, дались нам очень тяжело. В частности, долго обсуждалась возможность наградить сразу брата и сестру, Максима и Габриэлу Лугиных, но они оба создали действительно потрясающие работы. Мультфильмы очень разные, но каждый по-своему достоин победы. Настоящие молодцы!» – поделился Дмитрий Легкий.

Все ролики, которые дети прислали на конкурс, были интересными и заслуживали внимания, уверены в судейской коллегии.

На самом деле я не ожидала, что работы будут настолько разные, начиная мультфильмами с конструкторами “Лего” и заканчивая целыми короткометражными фильмами – по-другому эти работы и не охарактеризуешь. Ролик, который сделали ребята из СРЦ “Ласточка”, к примеру – настоящий кинофильм, где есть и трагедия, и юмор, и счастливый конец. Очень интересные видео были у ребят из Находки, “Паруса надежды”. В центрах достаточно давно действуют анимационные студии, мы знаем их по проекту “Розовый слон”, где делают очень качественные работы, раскрывая не только какие-то детские темы, но и затрагивая взрослые, социально значимые вопросы. Ребята и в этот раз успешно справились с задачей, с чем я их искренне поздравляю», – отметила Татьяна Устюгова.

Наталья Шолик, sholik_nm@primorsky.ru

Фото – Игорь Новиков (Правительство Приморского края)

Международная академия информатизации

Информационное противодействие терроризму

Информациология

Содержание

  • БЕЗ БОРЬБЫ НА ИНФОРМАЦИОННОМ ПОЛЕ ОБЪЕДИНЕННЫМ НАЦИЯМ НЕ ПОБЕДИТЬ 5
  • ИНФОРМАЦИОННОЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ТЕРРОРИЗМУ (предложения Международной Академии Информатизации) 7
  • ИНФОРМАЦИОННОЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ТЕРРОРИЗМУ НА ЛОКАЛЬНОМ И ГЛОБАЛЬНОМ УРОВНЯХ 17
  • I.ТЕРРОРИЗМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ: ИСТОКИ И ХАРАКТЕР ПРОЯВЛЕНИЯ 18
  • 1.1. Определение терроризма 18
  • 1.2. Классификация терроризма 19
  • 1. Индивидуальный терроризм 19
  • 2. Государственный терроризм 20
  • 3. Религиозный терроризм 21
  • 4. Международный терроризм 22
  • 1.2.1. Виды терроризма 24
  • 1. Виды терроризма по масштабу 24
  • 2. Виды терроризма по объектам террора 28
  • 3. Виды терроризма как средство достижения целей 28
  • 4. Виды терроризма по используемым способам и средствам 29
  • 1.3. География терроризма 31
  • 1.3.1. Сепаратизм как источник экстремизма 34
  • 1. Западноевропейский 34
  • 2. Восточноевропейский 37
  • 3. Ближневосточный 39
  • 4. Азиатский 40
  • 5. Африканский 41
  • 6. Американский 42
  • II. ЭТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИДЕОЛОГИИ ТЕРРОРИЗМА. “ЭТИЧЕСКИЕ ВОЙНЫ” 44
  • III. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ КАК ПРИЧИНА ГЛОБАЛИЗАЦИИ ЭКСТРЕМИЗМ 53
  • IV. ТЕНДЕНЦИИ МЕЖДУНАРОДНОГО ИНФОРМАЦИОННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СИЛ АНТИТЕРРОРА 60
  • V. ФОРМИРОВАНИЕ МИРОВОЗЗРЕНИЯ МИРОЛЮБИЯ И ПРОФИЛАКТИКА ЭКСТРЕМИЗМА 66
  • VI. ПРОГНОЗИРОВАНИЕ ТЕРРОРИЗМА И МЕР ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ 73

Информационно-пропагандистские материалы антитеррористической и антиэкстремистской направленности | СГУ

БДИТЕЛЬНОСТЬ И ОСТОРОЖНОСТЬ ГРАЖДАН СПОСОБСТВУЮТ УСИЛЕНИЮ ВНУТРЕННЕЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Правоохранительные органы напоминают жителям области о необходимости соблюдения бдительности и осторожности.

В связи с принятием дополнительных мер по усилению внутренней безопасности и противодействия террористической и экстремистской угрозе правоохранительные органы напоминают жителям области о необходимости соблюдения бдительности и осторожности.

Так, в случае обнаружения подозрительных предметов необходимо незамедлительно сообщить о находке в правоохранительные органы по телефонам дежурных служб УФСБ России по Саратовской области (т.267-061) и ГУ МВД по Саратовской области (02). Нельзя приближаться, трогать, вскрывать и перемещать находку. До прибытия оперативно-следственной группы следует отойти на безопасное расстояние от обнаруженного предмета.

Стоит обращать внимание и на подозрительные транспортные средства.  Ими считаются средства, номерные знаки которых кажутся «самодельными» или их передние и задние номера не совпадают. Также должен вызывать подозрение транспорт, припаркованный на длительное время на месте, не предназначенном для парковки.

Если вы что-то заподозрили, немедленно позвоните в полицию и сообщите дежурному о подозреваемом человеке или транспортном средстве.

 

Телефоны доверия, по которым следует звонить:
  • единый экстренный канал помощи – 112  (для любых операторов мобильной связи)
  • телефон доверия Управления МВД России по г. Саратову – 8(8452) 73-47-63
  • телефон доверия ГУ МЧС России по Саратовской области – 8(8452) 62-99-99
  • телефон доверия УФСБ России по Саратовской области – 8(8452) 26-70-61, 37-30-01

 

 

Ресурсы

Портал “Наука и образование против террора” создан с целью продвижения доступной для понимания пользователей информации о позиции научного сообщества по проблематике антитеррористической деятельности, ее социально-экономических аспектах, эффективности действий всех ветвей российской власти на данном направлении.Участники Проекта — преподаватели, сотрудники и студенты высших учебных заведений России, российские и зарубежные специалисты в области противодействия терроризму — ставят задачу объединить ученых, преподавателей и студентов российских вузов для научного противодействия насилию и террору.

Работа Национального центра информационного противодействия терроризму и экстремизму в образовательной среде и сети Интернет направлена на активное противодействие распространению идеологии терроризма и экстремизма, совершенствование работы по информационно-пропагандистскому обеспечению антитеррористических мероприятий в сети Интернет, привлечению молодежи и студентов к разработке теоретических и методологических основ противодействия идеологии терроризма.

План комплексных образовательно-воспитательных профилактических мероприятий по противодействию идеологии экстремизма и терроризма

Материалы

 

Книги и учебные пособия

  1. Кто нас защищает – материалы для младших классов
  2. Остановим терроризм
  3. Ссылки на методички
  4. Стратегия и методики  информационного обеспечения
  5. Что такое терроризм
  6. Методические рекомендации к организации информационного противостояния терроризму и экстремизму
  7. История подвига. Открытый дневник. Часть 2. Часть 3
  8. Методические рекомендации по противодействию терроризму в субъектах РФ
  9. Молодёжь и антитеррор
  10. Осторожно, экстремизм! О том, как защитить нашу и вашу свободу от экстремистов и террористов
  11. ИГИЛ – угроза человечеству. Почему необходимо уничтожить терроризм

 

Саратовская область – территория безопасности

 

Видеоматериалы

 

HD обои: аниме девушки, картинка в картинке, Zankyou no Terror, Мисима Лиза

HD обои: аниме девушки, картинка в картинке, Zankyou no Terror, Мисима Лиза | Обои Flare аниме девушки, картинка в картинке, Zankyou no Terror, Мисима Лиза, HD обои Информация об оригинальных обоях: Размер изображения: 3840x2160px Размер файла: 693.27KB WallpaperFlare – это открытая платформа, на которой пользователи могут делиться своими любимыми обоями. Загружая эти обои, вы соглашаетесь с нашими Условиями использования и Политикой конфиденциальности.Это изображение предназначено только для использования в качестве обоев для личного рабочего стола. Если вы являетесь автором и обнаружите, что это изображение используется без вашего разрешения, сообщите нам о нарушении закона США “Об авторском праве в цифровую эпоху”, пожалуйста, свяжитесь с нами Выберите разрешение и загрузите эти обои

Загрузите эти обои как настольные ПК и ноутбуки (включая разрешения 720P, 1080P, 2K, 4K, для обычных ПК и ноутбуков HP, Lenovo, Dell, Asus, Acer):

Загрузите эти обои как рабочий стол iMac:

iMac 21,5-дюймовый дисплей со светодиодной подсветкой:

1920×1080

Загрузите эти обои как рабочий стол MacBook:

MacBook Air 13 дюймов, MacBook Pro 15.4 “:

Полный размер – 1440×900

MacBook Pro 13,3 дюйма, дисплей Retina MacBook Air 13 дюймов, MacBook Air 13,3 дюйма (2020, M1):

2560×1600

Загрузите эти обои как рабочий стол с двумя мониторами:

Скачать эти обои как рабочий стол с тройным монитором:

Скачать эти обои как рабочий стол для четырех мониторов:

Загрузите эти обои как рабочий стол iPhone или экран блокировки:

iPhone 2G, iPhone 3G, iPhone 3GS:

320 x 480

iPhone 4, iPhone 4s:

640 x 960

iPhone 5, iPhone 5s, iPhone 5c, iPhone SE:

640×1136

iPhone 6, iPhone 6s, iPhone 7, iPhone 8:

750×1334

iPhone 6 plus, iPhone 6s plus, iPhone 7 plus, iPhone 8 plus:

1242×2208

iPhone X, iPhone Xs, iPhone 11 Pro:

1125×2436

iPhone Xs Max, iPhone 11 Pro Max:

1242×2688

iPhone Xr, iPhone 11:

828×1792

iPhone 12 mini, iPhone 13 mini:

1080×2340

iPhone 12, iPhone 12 Pro, iPhone 13, iPhone 13 Pro:

1170×2532

iPhone 12 Pro Max, iPhone 13 Pro Max:

1284×2778

Загрузите эти обои в качестве рабочего стола телефона Android или экрана блокировки (для обычных телефонов Samsung, Huawei, Xiaomi, Redmi, Oppo, Realme, Oneplus, Vivo, Tecno Android):

Загрузите эти обои как рабочий стол iPad или экран блокировки:

iPad, iPad 2, iPad Mini:

768×1024, 1024×768

iPad 3, iPad 4, iPad Air, iPad Air 2, iPad 2017, iPad Mini 2, iPad Mini 3, iPad Mini 4, 9.IPad Pro, 7 дюймов:

2048×1536, 1536×2048

iPad Pro 10,5 дюйма:

2224×1668, 1668×2224

iPad Pro 11 дюймов:

2388×1668, 1668×2388

iPad Pro 12,9 дюйма:

2732×2048, 2048×2732

iPad Air 10,9 дюйма:

2360×1640, 1640×2360

iPad 10,2 дюйма:

2160×1620, 1620×2160

iPad mini, 8,3 дюйма:

2266×1488, 1488×2266

Загрузите эти обои в качестве рабочего стола или экрана блокировки планшетов Surface и Android:

Похожие обои HD

  • 1440 Икс 900 px

    Zankyou no Terror, Mishima Lisa, Kokonoe Arata
  • 6404 Икс 4088 px

    Zankyou no Terror, Мисима Лиза, образ жизни, полный рост, люди
  • 1920 г. Икс 1080 px

    Zankyou no Terror, аниме девушки, Мисима Лиза, стоя, один человек
  • 1482 Икс 1072 px

    Zankyou no Terror, Мисима Лиза, Коконоэ Арата, Хисами Тодзи
  • 1920 г. Икс 1434 px

    Zankyou no Terror, Мисима Лиза, Коконоэ Арата, Хисами Тодзи
  • 1920 г. Икс 1080 px

    Zankyou no Terror, аниме девушки, Мисима Лиза
  • 1920 г. Икс 1080 px

    Zankyou no Terror, Kokonoe Arata, Mishima Lisa, Hisami Touji
  • 1920 г. Икс 1200 px

    женщина в очках иллюстрация, работа, Илья Кувшинов, Zankyou no Terror
  • 1920 г. Икс 1080 px

    аниме, аниме девушки, Zankyou no Terror, Мисима Лиза
  • 1920 г. Икс 1080 px

    Коконоэ Арата, аниме, Мисима Лиза, Хисами Тодзи, Zankyou no Terror
  • 1482 Икс 1072 px

    Аниме, Лиза Мисима, Девять (Zankyou no Terror), Двенадцать (Zankyou no Terror)
  • 1920 г. Икс 1080 px

    человек с черными волосами аниме персонаж, Zankyou no Terror, аниме мальчики
  • 3840 Икс 2160 px

    аниме, аниме мальчики, картинка в картинке, Кимэцу но Яиба, Камадо Танджиро
  • 2500 Икс 1875 г. px

    аниме, Zankyou no Terror, мотоцикл, 12, город, крылья ангела
  • 1920 г. Икс 1080 px

    Аниме, Zankyou no Terror, один человек, полет, женщины, взрослый
  • 1920 г. Икс 1080 px

    Zankyou no Terror, дерево – материал, нет людей, растение, день, фокус на переднем плане
  • 1920 г. Икс 634 px

    Аниме, Zankyou no Terror, Лиза Мисима, Двенадцать (Zankyou no Terror)
  • 3840 Икс 2160 px

    аниме, аниме девушки, картинка в картинке, Darling in the FranXX
  • 1920 г. Икс 1080 px

    мужской персонаж аниме, очки, ворона, Zankyou no Terror, Kokonoe Arata
  • 1920 г. Икс 1084 px

    Аниме, Zankyou no Terror, Девять (Zankyou no Terror), Двенадцать (Zankyou no Terror)
  • 2158 Икс 1440 px

    Камадо Незуко, аниме девушки, картинки в картинках
  • 1600 Икс 1300 px

    Аниме, Zankyou no Terror, Лиза Мисима, Девять (Zankyou no Terror)
  • 2561 Икс 1601 px

    красный фон с наложением текста, Zankyou no Terror, западный шрифт
  • 1920 г. Икс 1080 px

    Черноволосый мужской мультипликационный персонаж курит иллюстрация, Zankyou no Terror
  • 1080 Икс 1902 г. px

    аниме, картинка в картинке, аниме девушки, Химико Тога
  • 3840 Икс 2160 px

    Тобичи Оригами, аниме девушки, картинка в картинке
  • 1920 г. Икс 1080 px

    мальчик и птица живопись, Zankyou no Terror, аниме, Kokonoe Arata
  • 1680 Икс 1065 px

    Эскизная иллюстрация женского персонажа, Zankyou no Terror, Hisami Touji
  • 1920 г. Икс 1080 px

    Аниме, Zankyou no Terror
  • 1920 г. Икс 1080 px

    аниме, аниме девушки, картинка в картинке, мегумин
  • 1920 г. Икс 1200 px

    Занкё не террор, работа, Илья Кувшинов
  • 1080 Икс 1902 г. px

    женский персонаж аниме иллюстрация, аниме девушки, картинка в картинке
  • 1946 г. Икс 1095 px

    Аниме, Zankyou no Terror, Девять (Zankyou no Terror)
  • 1920 г. Икс 1080 px

    аниме, аниме девушки, картинка в картинке, Akame, Akame ga Kill!
  • 3840 Икс 2160 px

    аниме девушки, картинка в картинке
  • 2160 Икс 3840 px

    картинка в картинке, аниме мальчики, Учиха Итачи
  • 1920 г. Икс 1080 px

    аниме, аниме девушки, картинка в картинке, Girls Frontline
  • 1920 г. Икс 1080 px

    Оверлорд (аниме), Альбедо (OverLord), аниме девушки, картинка в картинке
  • 1920 г. Икс 1080 px

    лучшая девушка, непристойные, аниме девушки, картинка в картинке
  • 2160 Икс 3840 px

    аниме, аниме девушки, картинка в картинке, Накано Мику
  • 3840 Икс 2160 px

    аниме, аниме девушки, картинка в картинке, Esdeath (Akame Ga Kill!)
  • 1920 г. Икс 1080 px

    Zankyou no Terror, надежда, высокий угол, тень, в помещении, без людей
  • 1920 г. Икс 1080 px

    аниме, аниме девушки, картинка в картинке, Girls Frontline, небо
  • 1920 г. Икс 1080 px

    аниме, аниме девушки, 5-toubun no Hanayome, Накано Мику, картинка в картинке
  • 1920 г. Икс 1080 px

    аниме, аниме девушки, картинка в картинке
  • 3840 Икс 2160 px

    аниме, аниме девушки, картинка в картинке, Урарака Очако, Очако Урарака
  • 1920 г. Икс 1080 px

    аниме, аниме девушки, картинка в картинке, Мегумин, гора, досуг
  • 3840 Икс 2160 px

    аниме, аниме девушки, картинка в картинке, Накано Мику
  • 1920 г. Икс 1080 px

    аниме, аниме девушки, Вайолет Эвергарден, картинка в картинке, размытая
  • 2160 Икс 3840 px

    Тобичи Оригами, аниме девушки, картинка в картинке
Загрузка обоев

Террористических атак: зачем нам видеть лица террористов

Между журналистскими СМИ и теми, кто ими изображен, уже давно идет борьба за контроль над имиджем.Более влиятельные субъекты (знаменитости, политики) смогли организовать события, контролировать доступ и различными способами влиять на то, как они изображаются в публикациях. Те, кто обладает меньшей властью в обществе (бедные, маргинальные, иностранцы, даже средний класс), часто оказываются представленными стереотипно, без особых попыток исследовать их индивидуальность.

Затем были те, кто, по их собственному мнению, не получил недостаточного внимания на международной арене и приступил к решению этой проблемы самыми смертоносными способами, манипулируя СМИ в больших масштабах.Во время Олимпийских игр в Мюнхене в 1972 году оперативники Черного сентября, сделав себя безликими и загадочными под черными капюшонами, взяли в заложники израильских спортсменов и тренеров, положив начало репортажам и просмотрам массовых убийств в режиме реального времени огромной телеаудиторией в нынешнюю эпоху. случай те, которые уже собрались по всему миру, чтобы посмотреть Игры. В 2001 году другая группа анонимных мужчин угнала самолеты и атаковала башни Всемирного торгового центра под идеальным голубым небом, причем как профессиональные СМИ, так и граждане служили эхокамерой, изображающей смертельные последствия, снова показывая ужас, когда это произошло.

Террорист «Черный сентябрь» смотрит с балкона квартиры, где в заложниках находятся члены израильской олимпийской сборной, Мюнхен, сентябрь 1972 года.

Co Rentmeester — Time & Life Pictures / Getty Images

Теперь, пытаясь дать отпор нынешней волне террора в своей стране, Le Monde и другие французские СМИ решили дать отпор, отказавшись публиковать фотографии исполнителей терактов.( Le Monde ранее предпринял шаги по отказу от публикации каких-либо пропагандистских документов ИГИЛ.) В редакционной статье от 26 июля, озаглавленной «Сопротивление стратегии ненависти», Жером Фенолио, директор газеты, написал: «После нападения в Ницце, мы больше не будем публиковать фотографии виновных в убийствах, чтобы избежать потенциального эффекта посмертного прославления. Продолжаются и другие обсуждения наших практик ».

В США кампания «No Notoriety», основанная родителями Алекса Тевеса, одного из 12 человек, убитых в театральной стрельбе в Авроре в 2012 году, штат Колорадо, предлагает простой ответ на массовое насилие и извращенное стремление к позору со стороны убийцы: «Без имени.Нет фотографии. Никакой дурной славы ». Вместо этого они призывают «СМИ исключить неоправданное использование имен и изображений неистовствующих массовых убийц и перенести акцент на жертв, героев и выживших». Исключение составляло бы случай, если предполагаемый нападавший все еще находился на свободе и публикация опознавательных деталей могла бы помочь в его или ее поимке. И, как и в случае с Le Monde , они также просят СМИ «отказаться транслировать / публиковать корыстные заявления, фотографии, видео и / или манифесты, сделанные отдельными лицами.”

Но СМИ – это не монолит, и социальные сети позволяют огромному количеству людей представлять себя в Интернете. В то время как подавляющее большинство может создавать и публиковать альбомы с изображениями, детализирующими их собственную жизнь, а также жизнь их семей и друзей, террористы и преступники, совершающие варварские действия, стремясь продвигать свои собственные программы, также пользуются этим. Больше не существует сильных редакционных фильтров, на которые можно было бы положиться, чтобы исключить определенные мучительные ужасы из поля зрения общественности, когда социальные сети могут так легко обойти любые такие барьеры.Сегодня трудно представить, что только в сентябре 1943 года, почти через два года после вступления США в конфликт, первая фотография американских солдат, погибших во Второй мировой войне, была показана в американском издании. В том же месяце журнал LIFE поместил черно-белое изображение трех мертвых солдат, просто лежащих на песке на пляже Буна, которое было сфотографировано так, что никого из их лиц не было видно. Редакция сопровождала публикацию этой фотографии Джорджем Строком, в частности, спрашивая: «Можно ли сказать, что это слишком ужасно, чтобы на него смотреть?»

Подпись из журнала LIFE. «Трое мертвых американцев на пляже в Буна».

Джордж Строк — Time & Life Pictures / Getty Images

Сегодня, конечно, все по-другому. 3 августа газета New York Times сообщила, что немецкие боевики попросили Гарри Сарфо, немца, который отправился в Сирию, чтобы присоединиться к ИГИЛ, сняться в пропагандистском фильме для говорящих по-немецки.Они отправились в Пальмиру, рассказал Сарфо Рукмини Каллимачи из Times из , где его попросили держать черный флаг группы и снова и снова ходить перед камерой, когда они снимали повторяющиеся кадры.

Но тогда описание его опыта во время создания фильма становится ужасающе сюрреалистичным: «Сирийских пленников заставляли становиться на колени, а другие немецкие бойцы стреляли в них, проявляя интерес только к кинематографическому эффекту. Один обратился к г-ну Сарфо сразу после убийства жертвы и спросил: «Как я выглядел? Хорошо ли я выглядел, как я казнил? »» По сравнению с решением президента Обамы в 2011 году не публиковать фотографии трупа Усамы бен Ладена, организатора терактов 11 сентября, становится еще более острым: «Важно сделать так, чтобы уверен, что очень наглядные фотографии кого-то, кто был убит выстрелом в голову, не распространяются как подстрекательство к дополнительному насилию – как инструмент пропаганды.Он продолжил: «Мы не такие. . . . Вы знаете, мы не выставляем эти вещи в качестве трофеев. . . . Нам не нужно забивать футбол ».

Некоторые не только забивают мяч в мяч, но и убивают своих пленников ради камеры и продолжают снимать, чтобы добиться нужного вида. Г-н Сарфо начал сомневаться в своей преданности ИГИЛ, когда он увидел жестокое обращение с новобранцами, которые не могли успевать во время их обучения. Но, как резюмировала г-жа Каллимачи, именно его роль актера положила конец всякому чувству солидарности: «Создание пропагандистского видео привело к его окончательному разочарованию, когда он увидел, сколько раз они записывали каждую сцену в пятиминутном фильме.Вернувшись в Германию, когда его вдохновляли похожие видео, он всегда предполагал, что они настоящие, а не постановочные ».

Поразительное отсутствие медиаграмотности в наш век имиджа способствовало возникновению множества неправильных представлений, позволяя процветать большей части рекламы и культуры знаменитостей, и теперь очевидно, что она полезна для ИГИЛ и других подобных организаций. Если требуется мотивация для того, чтобы, наконец, приступить к обучению медиаграмотности в школах и других местах, возможно, нет лучшего, чем г-н.Неуместное доверие Сарфо.

Но основная цель средств массовой информации, по крайней мере, средств массовой информации, готовых отказаться от зрелищного, вполне может состоять в том, чтобы приуменьшить значение и даже дестабилизировать пропагандистские войны, делая больший упор на подлинное и повседневное.

Конечно, неудивительно узнать, что мусульмане в армии США служили героически или что их семьи испытывают ужасную боль из-за их утраты, как это казалось многим, когда Хизр Хан говорил в Филадельфии о потере. его сына, капитана армии, служившего в Ираке.Подобно тому, как слишком часто афроамериканцы были представлены в средствах массовой информации в основном за насилие и другие нарушения в обществе, несправедливо и унизительно выделять мусульман и американцев мусульманского происхождения в основном во время массовых нападений. Информирование читателей о большем количестве семейных альбомов, которые составляют основу общества, может послужить для того, чтобы поделиться некоторыми из более конструктивной энергии, которую можно найти в социальных сетях, поддерживая связи, а не спекулируя на апокалипсисе.

Взгляд на их лица или знание их имен никоим образом не является подтверждением их жизни или их поступков, а только признанием того, что, к сожалению, существует.

Что касается меня, я предпочитаю иметь возможность просматривать фотографии с личными данными убийц, отчасти для того, чтобы признать, что внешне они часто кажутся такими обычными, а отчасти для того, чтобы выполнить мою обязанность как гражданина узнать больше о том, что происходит. Взгляд на их лица или знание их имен никоим образом не является подтверждением их жизни или их поступков, а только признанием того, что, к сожалению, существует. Конечно, нет никаких причин дополнять эти фотографии убийц яркими заголовками или кровавыми изображениями жертв, пытаясь привлечь зрителей, как будто на шоу уродов, и нет никаких причин, чтобы их изображения были видны на любом экране или в бумажных публикациях; небольшая фотография и единственное упоминание их имени – все, что требуется.Мы будем очень признательны за сдержанность.

Слева: Абдель Малик Петижан, 19 лет, один из двух мужчин, которые ворвались в церковь 26 июля в северном французском городе Сент-Этьен-дю-Рувре во время утренней службы и перерезали горло 86-летнему священнику в алтарь.Справа: репродукция фотографии на виде на жительство Мохамеда Лахуайей-Бухеля, человека, который на своем грузовике врезался в толпу на праздновании Дня взятия Бастилии в Ницце 14 июля.

Agence France-Presse — Getty Images

Как сообщал LIFE, с публикацией фотографии 1943 года из Буна-Бич президент Франклин Д.Рузвельт и правительство США наконец «решили, что американский народ должен иметь возможность видеть своих собственных мальчиков, когда они падают в битве; приходить прямо и без слов к своим мертвецам ». Мы могли бы по-прежнему прислушиваться к этим словам, работая над тем, чтобы усилить в людях чувство добра и надежды, нормального и повседневного. Другие будут делать из этих исполнителей ужаса то, что они хотят, но так было всегда.

Фред Ричин – декан школы Международного центра фотографии.

Следите за TIME LightBox на Facebook, Twitter и Instagram.

Подпишитесь на Inside TIME. Будьте первым, кто увидит новую обложку TIME, и наши самые интересные истории будут доставлены прямо на ваш почтовый ящик.

Спасибо!

В целях вашей безопасности мы отправили письмо с подтверждением на указанный вами адрес.Щелкните ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени. Если вы не получите подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

Свяжитесь с нами по адресу [email protected]

Резонансный террор Фото мест в реальной жизни

Резонансный террор Фото мест в реальной жизни

Мэтт Шлей 1 сентября 2014 г.

Террор в резонансе , текущий сериал режиссера Шиничиро Ватанабе ( Cowboy Bebop ), действие которого происходит в современном Токио, и внушительные усилия были вложены в разведку местности и фоновые работы, чтобы сделать шоу максимально реалистично.

После просмотра сериала (в 7-м эпизоде ​​этого поста) я вышел на улицу с камерой в руке, чтобы отследить некоторые из источников вдохновения для фона Terror in Resonance и показать читателям, насколько близко шоу соответствует в реальный Токио.

Предупреждение о спойлере: эти скриншоты в основном вырваны из контекста и не раскрывают сюжет, но содержат диалоги, поскольку они взяты из официального потока Funimation, так что имейте это в виду.

Terror in Resonance начинается с буквального взрыва в первом эпизоде ​​с частичным разрушением Токийского столичного правительственного здания.Здание (которое на самом деле целое и невредимое) было спроектировано легендарным архитектором Кензо Танге и было завершено в 1990 году. Посетители могут бесплатно осматривать город со смотровых площадок башен.

Этот угол улицы, который появляется во втором эпизоде, находится в нескольких минутах от западного выхода со станции Синдзюку. The Force (в сериале переименованный в The Forge) – это обувной магазин.

Если вы выйдете с восточной стороны вокзала Синдзюку, вы сразу же столкнетесь с видеоэкраном AltaVision от Studio Alta, определенным символом и часто используемым местом встречи.Женщина на рекламном щите справа (в реальной версии) – Эми Такеи, которая в настоящее время играет главную роль в фильме Rurouni Kenshin: Kyoto Inferno .

Двигаясь на юг в Сибуя, Terror in Resonance воссоздает еще одно известное место встречи в Токио, схватку Сибуя, которую мы подробно обсуждали в нашей статье о Сибуя несколько месяцев назад.

Еще одно место в Сибуя, хотя и гораздо менее известное: ресторан Maruhachi, где подают окинавские закуски.

Полицейский участок Роппонги второго эпизода сначала бросил меня в тупик – такого участка в списке нет, но я быстро понял, что это тот же участок, что и полицейский участок Адзабу, реальный участок, расположенный в Роппонги.Шоу, вероятно, изменило название для простоты, чтобы избежать любых потенциальных проблем с полицией, или для сочетания того и другого.

Наконец, на другой стороне Токио находится святилище Сирахигэ, расположенное в Кацусике. Как указывает Шибадзаки в шоу, Храм Сирахигэ Кацусики является своего рода спутником главного Храма Сирахигэ, который расположен на озере Бива в префектуре Сига (да, я обманул и посмотрел на это улицу – это действительно далеко от моей квартиры, хорошо ??).

Это ни в коем случае не полное изложение всех реальных локаций в Terror in Resonance , но, надеюсь, это поможет дать представление об уровне точности, к которому стремятся создатели шоу.Осталось четыре эпизода, и мы посмотрим, что еще появятся в Токио.


Истории по теме:


– Создатель Cowboy Bebop направит Zankyo no Terror
– Режиссер Cowboy Bebop объявляет о новом аниме – Space Dandy
– Space Dandy is Forever, Baby!
– Обзор: Космический денди возвращается!
– Аниме Ковбой Бибоп появится на Blu-ray в декабре

Война возвращается: эволюция внутреннего терроризма в США

Краткие сведения CSIS

22 октября 2020 г.

Выпуск

Сторонники превосходства белых и другие экстремисты-единомышленники совершили две трети террористических заговоров и нападений в США в 2020 году, согласно новым данным CSIS.Анархисты, антифашисты и другие экстремисты-единомышленники организовали 20 процентов заговоров и нападений, хотя количество инцидентов выросло по сравнению с предыдущими годами, поскольку эти экстремисты нацелены на правоохранительные, военные и правительственные объекты и персонал. Однако, несмотря на эти выводы, число погибших в результате внутреннего терроризма относительно невелико по сравнению с предыдущими годами.


Введение

Растет озабоченность угрозой внутреннего терроризма, когда экстремисты двигаются по политическим, расовым, этническим, экономическим, медицинским и другим причинам.В октябре 2020 года ФБР арестовало Адама Фокса, Барри Крофта и нескольких других сообщников в заговоре с целью похищения и, возможно, казни губернатора Мичигана Гретхен Уитмер. Члены этой сети, имевшей связи с ополченцами в Мичигане и других штатах, называли губернатора Уитмер «тираном» и утверждали, что у нее «неконтролируемая власть прямо сейчас». 1 Они также обсудили похищение губернатора Вирджинии Ральфа Нортама, отчасти из-за его приказов о закрытии, чтобы замедлить распространение Covid-19. 2

Некоторые U.Правительственные органы С. обрисовали в общих чертах угрозу со стороны внутренних экстремистов, хотя большинство из них не предоставило последних данных о террористических актах. В своей оценке Homeland Threat Assessment , опубликованной в октябре 2020 года, Министерство внутренней безопасности США пришло к выводу, что «агрессивные экстремисты по расовым и этническим мотивам, особенно экстремисты, выступающие за превосходство белой расы (WSE), – останутся самой постоянной и смертоносной угрозой на Родине. ” 3 В отчете также говорилось, что анархисты и другие лица, вдохновленные антиправительственными и антиавластными идеологиями, представляли угрозу.Но он не предоставил данные за 2020 год. Федеральное бюро расследований также утверждало, что «главная угроза, с которой мы сталкиваемся со стороны воинствующих экстремистов внутри страны», исходит от насильственных экстремистов, мотивированных расовыми и этническими мотивами, включая сторонников превосходства белой расы. 4 Тем не менее, официальные лица ФБР публично не обнародовали свои данные, поэтому гражданским лицам США сложно судить о степени и типе угрозы.

Чтобы восполнить этот пробел, данный анализ предоставляет новые данные о внутренней террористической угрозе в Соединенных Штатах.Это задает несколько вопросов. Каковы основные тенденции внутреннего терроризма в 2020 году в таких областях, как мотивация, тактика и цели террористов? Как 2020 год по сравнению с предыдущими годами? Чтобы ответить на эти вопросы, авторы построили набор данных о террористических атаках и заговорах в Соединенных Штатах с 1 января 2020 года по 31 августа 2020 года, который обновил более широкий набор данных CSIS о террористических инцидентах в Соединенных Штатах с 1994 по 2020 год. 5

Основываясь на данных, в этом анализе есть несколько выводов, которые более подробно обсуждаются позже в этой оценке.Во-первых, сторонники превосходства белой расы и другие экстремисты-единомышленники провели 67 процентов террористических заговоров и атак в США в 2020 году. Они использовали автомобили, взрывчатые вещества и огнестрельное оружие в качестве основного оружия и предназначались для демонстрантов и других лиц из-за их расового, этнического и этнического происхождения. религиозный или политический состав – например, афроамериканцы, иммигранты, мусульмане и евреи. Во-вторых, в 2020 году по сравнению с предыдущими годами увеличилось количество анархистских, антифашистских и других аналогичных атак и заговоров, на которые пришлось 20 процентов террористических инцидентов (рост с 8 процентов в 2019 году).Эти типы экстремистов использовали взрывчатые вещества и зажигательные средства в большинстве нападений, после чего применялось огнестрельное оружие. Они также были нацелены на полицейский, военный и правительственный персонал и объекты. В-третьих, насилие со стороны крайне левых и ультраправых было тесно переплетено, создавая классическую «дилемму безопасности». 6 Поскольку трудно различить наступательное и защитное оружие, вооруженные лица с разных сторон реагировали друг на друга во время протестов и беспорядков, и усилия каждой стороны по защите себя и приобретению оружия обычно угрожали другим.

Несмотря на эти выводы, это насилие необходимо понимать в историческом контексте. Число жертв террористических атак на родине США все еще относительно невелико по сравнению с некоторыми периодами в истории США, поэтому важно не преувеличивать угрозу. 7 Примерно за половину лет, прошедших с 1994 года, число погибших в результате терроризма на больше, чем в 2020 году – по крайней мере, с 1 января по 31 августа 2020 года. Также не было террористических атак с массовыми жертвами, что резко контрастирует с такими инцидентами. как взрыв в Оклахома-Сити в апреле 1995 г., в результате которого погибли 168 человек; теракты в сентябре 2001 г., в результате которых погибло около 3000 человек; и теракт в Орландо в июне 2016 г., в результате которого погибло 49 человек.Тем не менее, уровень насилия в Соединенных Штатах может вырасти в течение следующего года в зависимости от политической поляризации, сохранения пандемии Covid-19 (и реакции на политические решения по смягчению ее распространения), ухудшения экономических условий, растущей обеспокоенности по поводу иммиграции (будь то реальная или предполагаемые), расовая несправедливость или другие факторы. Также возможно, что организационная структура экстремизма может развиться из сегодняшнего децентрализованного ландшафта и включать более иерархически структурированные группы.

Остальная часть этого отчета разделена на три раздела. Первый дает определение терроризма и отличает акцент настоящего доклада на терроризме от других явлений, таких как преступления на почве ненависти и беспорядки. Во втором разделе излагаются и анализируются данные о терроризме за 2020 год. Третий исследует будущие события, в том числе возможность насилия после президентских выборов 2020 года.

Определение терроризма

Этот отчет посвящен терроризму, а не другим вопросам, таким как преступления на почве ненависти, протесты, беспорядки или более широкие гражданские беспорядки.Терроризм – это преднамеренное применение или угроза насилия негосударственными субъектами для достижения политических целей и оказания широкого психологического воздействия. 8 Насилие и угроза насилия – важные составляющие терроризма. Этот анализ делит терроризм на несколько категорий: религиозный, этнонационалистический, агрессивный ультраправый, жестокий крайний левый и другие (включая терроризм, который не вписывается ни в одну из других категорий). 9 Такие термины, как ультраправый и крайне левый терроризм, не соответствуют основным политическим партиям в Соединенных Штатах, таким как республиканская и демократическая партии, которые сторонятся терроризма.Они также не соответствуют подавляющему большинству политических консерваторов и либералов в Соединенных Штатах, которые не поддерживают терроризм. Напротив, терроризм организован небольшой группой воинствующих экстремистов. Как утверждает исследователь терроризма Вальтер Лакер, «террористические движения обычно невелики; некоторые действительно очень малы, и хотя историки и социологи иногда могут объяснить массовые движения, движения мелких частиц в политике, как и в физике, часто не поддаются никакому объяснению ». 10

Религиозный терроризм включает насилие в поддержку религиозной системы убеждений, такой как ислам, иудаизм, христианство или индуизм.Основная угроза со стороны религиозных террористов в Соединенных Штатах исходит от салафит-джихадистов, вдохновленных Исламским государством и Аль-Каидой. 11 Этнонационалистический терроризм относится к насилию в поддержку этнических или националистических целей, которые часто включают борьбу за самоопределение и сепаратизм по этническому или националистическому принципу. Из-за относительно низкого уровня этнонационалистического терроризма в Соединенных Штатах – таких инцидентов не было в 2020 году – в данном обзоре не рассматривается этнонационалистический терроризм. 12 Ультраправый терроризм относится к использованию или угрозе насилия со стороны субнациональных или негосударственных образований, цели которых могут включать расовое или этническое превосходство; оппозиция государственной власти; гнев на женщин, в том числе из-за невольного безбрачия (или «инселирования»); вера в определенные теории заговора, такие как QAnon; и возмущение определенными политиками, такими как аборты. 13 Некоторые экстремисты из числа крайне правых, склонных к насилию, поддержали «акселерационизм», который включает в себя действия, способствующие социальным потрясениям и разжиганию гражданской войны. 14 Терроризм крайне левых сил включает использование или угрозу насилия со стороны субнациональных или негосударственных образований, которые выступают против капитализма, империализма и колониализма; защищать черный национализм; заниматься вопросами защиты окружающей среды или прав животных; придерживаться прокоммунистических или просоциалистических убеждений; или поддерживать децентрализованную социальную и политическую систему, такую ​​как анархизм. 15 Другое связано с применением или угрозой насилия со стороны субнациональных или негосударственных образований, которые не вписываются ни в одну из вышеперечисленных категорий, например антиправительственного движения бугалу, приверженцы которого стремятся начать гражданскую войну ( или «бугалу») в Соединенных Штатах. 16

Сосредоточившись на терроризме, этот отчет не охватывает более широкие категории ненавистнических высказываний или преступлений на почве ненависти. Терроризм и преступления на почве ненависти частично пересекаются, поскольку некоторые преступления на почве ненависти включают применение или угрозу насилия. 17 Но преступления на почве ненависти могут также включать ненасильственные инциденты, такие как граффити и словесные оскорбления. Совершенно очевидно, что преступления на почве ненависти и язык вражды представляют опасность для общества, но этот анализ концентрируется только на терроризме и использовании – или угрозе – насилия для достижения политических целей.Кроме того, этот анализ не фокусируется на протестах, грабежах и более широких гражданских беспорядках. Хотя эти инциденты важно анализировать – особенно в свете событий 2020 года, последовавших за смертью Джорджа Флойда, – большинство из них не являются терроризмом. Некоторые не прибегают к насилию, а у других отсутствует политическая мотивация. Например, некоторые грабежи после смерти Джорджа Флойда были совершены аполитичными преступниками. 18 Тем не менее, кодирование инцидентов как терроризма в некоторых случаях является сложной задачей, что рассматривается в методологии, прилагаемой к этому анализу.

Наконец, хотя правительственные чиновники и ученые часто стремятся сосредоточить внимание на террористических группах и организациях , ландшафт терроризма в Соединенных Штатах остается в высшей степени децентрализованным. Многие вдохновлены концепцией «сопротивления без лидера», которая отвергает централизованную иерархическую организацию в пользу децентрализованных сетей или индивидуальной деятельности. 19 Как утверждает Кэтлин Белью в своем исследовании движения белой власти в Соединенных Штатах, цель сопротивления без лидера состоит в том, чтобы «предотвратить проникновение групп и судебное преследование организаций и отдельных лиц путем формального отделения активистов друг от друга и устраняя официальные заказы. 20 В дополнение к своим децентрализованным структурам агрессивные крайне правые и крайне левые в Соединенных Штатах имеют широкий спектр идеологий. Децентрализованный характер терроризма особенно примечателен в отношении случаев применения насилия, которые, как показывают данные CSIS, часто планируются и организуются одним человеком или небольшой сетью. Следовательно, этот анализ часто относится к террористическим лицам и сетям, а не группам.

Анализ данных

Для оценки террористической угрозы в США CSIS собрала набор данных о 61 инциденте, произошедшем в стране в период с 1 января по 31 августа 2020 года.(Ссылка на методологию находится в конце брифа.) Эти инциденты включали как атаки, так и заговоры. Авторы закодировали идеологию преступников в одну из четырех категорий: религиозные, жестокие ультраправые, жестокие крайне левые и другие (в этот период не было никаких этнонационалистических нападений или заговоров). Все религиозные нападения и заговоры в наборе данных CSIS были совершены террористами, мотивированными салафитско-джихадистской идеологией. Из четырех атак, обозначенных как «другие», все были совершены приверженцами движения бугалу.В этом разделе данные анализируются в трех частях: количество атак и заговоров, цели и тактика, а также количество погибших.

Нападения и заговоры: Большинство внутренних террористических атак и заговоров в период с 1 января по 31 августа 2020 года были совершены сторонниками превосходства белой расы, антиправительственными экстремистами из крайне правых, склонных к насилию, и недобровольными целями безбрачия (incels). Как показано на Рисунке 1, ультраправые террористы совершили 67 процентов атак и заговоров, крайне левые террористы совершили 20 процентов, а экстремисты с другими мотивами (например, сторонники движения Бугалу) и салафит-джихадисты совершили по 7 процентов.

В середине января 2020 года шесть членов The Base, транснациональной группы сторонников превосходства белой расы, были арестованы в Джорджии и Мэриленде по обвинению в подготовке террористических атак. 21 8 мая ФБР арестовало антиправительственного экстремиста Кристиана Стэнли Фергюсона в Кливленде, штат Огайо, который планировал устроить засаду и казнить сотрудников федеральных правоохранительных органов, а затем начать восстание. 22 Фергюсон также публиковал сообщения о насилии на платформе цифровой дистрибуции Discord.В одной из трех атак в 2020 году, связанных с онлайн-«мансферой», Армандо Эрнандес-младший был арестован в Глендейле, штат Аризона, после стрельбы по парам в районе Вестгейт-Энтертейнмент, в результате чего были ранены три человека. 23

Цели и тактика: Рост протестов и политических митингов летом 2020 года привел к заметным изменениям в целях и оружии, используемых жестокими крайне левыми и ультраправыми экстремистами.

Актеры обеих ориентаций в большинстве своих атак нацелены на демонстрантов. 24 Демонстранты были основными целями ультраправых террористов – в 50 процентах атак и заговоров, включая атаки сторонников превосходства белой расы и других, которые выступали против движения Black Lives Matter. Например, 30 мая Брэндон Маккормик пригрозил протестующим Black Lives Matter в Солт-Лейк-Сити, штат Юта, ножом и заряженным блочным луком, выкрикивая оскорбления на расовой почве. 25 Как и в предыдущие годы, агрессивные ультраправые экстремисты часто преследовали государственные, военные и полицейские цели (18 процентов инцидентов) и частных лиц по признаку расы, пола и других факторов (18 процентов инцидентов).

В то время как основными целями (58 процентов) анархистов и антифашистов были полиция, правительство, военный персонал и учреждения, 42 процента их атак и заговоров в 2020 году также были нацелены на демонстрантов. Среди них были толпы, поддерживающие полицию и Дональда Трампа, а также протестующие против абортов. Рост числа жестоких нападений крайне левых и крайне правых на демонстрантов, возможно, был вызван возникающей дилеммой безопасности в городских районах, где было взрывоопасное сочетание больших толп, разгневанных демонстрантов и оружия.

Также увеличилось количество нападений на автомобили, большинство из которых были нацелены на демонстрантов, и большинство из них было совершено сторонниками превосходства белой расы или другими, кто выступал против движения Black Lives Matter. Например, 7 июня Гарри Х. Роджерс – член Ку-клукс-клана – намеренно въехал на своем синем пикапе Chevrolet в толпу демонстрантов Black Lives Matter, ранив одного. 26 Позже Роджерс был осужден и приговорен к шести годам тюремного заключения. С января по август 2020 года автомобили были использованы в 11 жестоких атаках ультраправых – 27 процентов всех террористических актов ультраправых, что делает их оружием, наиболее часто используемым в атаках ультраправых.Это знаменует собой значительный рост с 2015 по 2019 год, когда автомобиль был использован только в одном насильственном нападении ультраправых. Хотя нападения транспортных средств на демонстрантов были наиболее распространены среди сторонников превосходства белой расы, одно такое нападение было совершено также жестоким левым преступником. 25 июля Исайя Рэй Кордова на своем внедорожнике въехал в толпу в Итоне, штат Колорадо, которая собралась на митинг в защиту полиции. 27

Этот всплеск нападений на транспортных средствах мог быть вызван простотой использования транспортных средств для массовых собраний, таких как протесты.Согласно заключению Министерства внутренней безопасности, «атаки такого рода требуют минимальных возможностей, но могут иметь разрушительные последствия в людных местах с низким уровнем видимой безопасности». 28 Несмотря на тревогу, эти нападения на транспортных средствах не были столь смертоносными, как атаки в таких городах, как Ницца, Франция, в июле 2016 года, в результате которых погибли 86 человек; Барселона в августе 2017 года, в результате чего погибли 16 человек; или Нью-Йорк в октябре 2017 года, в результате которого погибли 8 человек.

Взрывчатые вещества, зажигательные вещества и огнестрельное оружие оставались обычным явлением как для крайне правых, так и для крайне левых нападений и заговоров, несмотря на рост числа нападений на автомобили, связанных с митингами и протестами.Огнестрельное оружие использовалось почти в четверти жестоких инцидентов со стороны ультраправых и было использовано в 34 процентах жестоких нападений и заговоров крайне левых. 6 июня местная полиция арестовала Брэндона Мура в Кус-Бэй, штат Орегон, после того, как он угрожал протестующим пистолетом, говоря: «Жизнь белых имеет значение». 29 Между тем, взрывчатые вещества и зажигательные средства использовались в половине инцидентов со стороны крайне левых, все из которых были нацелены на собственность или персонал правительства или полиции, и в 25 процентах жестоких нападений и заговоров со стороны ультраправых.28 мая крайне левые экстремисты в Миннеаполисе, штат Миннесота, устроили поджог третьего участка полицейского управления Миннеаполиса, когда толпа кричала: «Сожги, сожги». 30 Министерство юстиции США обвинило четырех человек – Дилана Шекспира Робинсона, Дэвона Де-Андре Тернера, Брайса Майкла Уильямса и Брандена Майкла Вулфа – в заговоре с целью поджога и других преступлений при нападении на Третий участок. 31

В целом, данные свидетельствуют о том, что внутренний терроризм развился на основе всплеска публичных демонстраций, который начался в мае.Эти тенденции были не комментарием к самим протестам, а скорее к способности экстремистов адаптироваться к возможностям и близости вооруженных лиц в городах с различными политическими и идеологическими мотивами. Данные, собранные Проектом данных о местонахождении вооруженных конфликтов и событиях (ACLED), показали, что из 10 600 демонстраций в период с мая по август почти 95 процентов были мирными, а примерно 5 процентов – менее 570 – были связаны с насилием ». 32

Погибших: Несмотря на большое количество террористических актов, за первые восемь месяцев 2020 года в результате внутреннего терроризма погибло всего пять человек.В 2020 году произошло в четыре раза больше террористических инцидентов со стороны крайне левых и столько же террористических инцидентов со стороны ультраправых, чем за весь 2019 год. Тем не менее, только 5 из 61 инцидента (8 процентов), зарегистрированных в период с января по август 2020 года, привели к гибели людей, за исключением преступника. Некоторые из этих инцидентов были заговорами, разорванными ФБР или другими правоохранительными органами, которые предполагали, что правоохранительные органы эффективно предотвратили несколько крупных атак. Тем не менее, количество погибших в 2020 году было низким по сравнению с предыдущими пятью годами, когда общее количество погибших составляло от 22 до 66 смертей.Все пять смертельных атак в 2020 году были совершены с применением огнестрельного оружия. 33

Из пяти смертельных нападений, каждое из которых привело к гибели одного человека, одно было совершено активисткой Антифа, одно – крайне правым экстремистом, одно – антифеминисткой и два – сторонником движения Бугалу. . 34 29 августа в Портленде, штат Орегон, в результате смертельного нападения крайне левого крыла Майкл Рейноэль, экстремист-антифа, застрелил Аарона «Джея» Дэниэлсона. 35 25 июля Дэниел Перри застрелил протестующего в Остин, Техас. 36 19 июля антифеминистка Рой Ден Холландер застрелила семью окружного судьи США Эстер Салас, убив ее сына и ранив мужа. 37 Наконец, в 2020 году произошло два смертельных нападения бугалу. 29 мая Стивен Каррилло застрелил Пэта Андервуда, офицера службы безопасности, и ранил своего партнера в Окленде, штат Калифорния. 38 Каррильо также убил заместителя Шерифа округа Санта-Крус в Бен-Ломонде, штат Калифорния, из автомата 6 июня 2020 года. 39

Относительно низкое количество погибших по сравнению с большим количеством террористических актов предполагает, что экстремисты в 2020 году уделяли приоритетное внимание отправке сообщений посредством запугивания и угроз, а не убийств. Учитывая, что большая часть нападений была проведена с использованием транспортных средств или огнестрельного оружия, вероятность летального исхода была высокой, но явным отсутствием воли.

Будущие разработки

Растущее число оценок угроз на уровне федерального правительства и штатов США делает вывод о том, что внутренний терроризм может сохраняться в Соединенных Штатах в обозримом будущем, в том числе в 2021 году и в последующий период.Например, Управление внутренней безопасности и готовности Нью-Джерси прогнозировало, что «внутренние экстремисты – в основном анархисты, антиправительственные и расовые мотивы – будут продолжать манипулировать национальными инцидентами» и останутся угрозой по крайней мере до 2021 года. 40 Взгляд в сторону В будущем есть несколько вопросов, за которыми стоит следить.

Во-первых, существуют различные сценарии продолжения – и даже роста – насилия после выборов в ноябре 2020 года, которые могут сохраниться до 2021 года и в последующий период.Растущая политическая поляризация, растущие экономические проблемы, сохранение Covid-19 и растущая обеспокоенность по поводу иммиграции могут привести к росту внутреннего терроризма.

Действия крайне левых и крайне правых экстремистов могут быть взаимосвязаны, поскольку разные стороны реагируют на действия других во время протестов, беспорядков, демонстраций и онлайн-активности. Похоже, некоторые экстремисты предполагают, что другие готовы применить силу, что повышает вероятность насилия. У всех сторон есть доступ к огнестрельному оружию, зажигательным веществам, грубой взрывчатке и другому оружию, и они готовы принести их на демонстрации.Эта ситуация представляет собой классическую дилемму безопасности. 41 Усилия каждой стороны по усилению собственной безопасности и приобретению оружия непреднамеренно угрожают другой стороне. Поскольку людям может быть трудно различить наступательное и оборонительное оружие, даже усилия одной стороны защитить себя могут побудить других вооружиться, создавая спираль действий, которая ведет к насилию. 42 Как показано на Рисунке 6, инциденты с терроризмом внутри страны не были изолированы по конкретным географическим точкам, что позволяет предположить, что рост терроризма, скорее всего, будет национальной проблемой, а не региональной.Широкий размах внутреннего терроризма также затрудняет прогнозирование будущих инцидентов.

В случае победы демократов на президентских выборах угроза может заключаться в конкретных атаках радикальных сторонников превосходства белой расы, ополченцев и других связанных лиц. В этих инцидентах основным оружием – особенно при нападениях со смертельным исходом -, вероятно, будут огнестрельное оружие и взрывчатые вещества, как подчеркивается в заговорах ополченцев 2020 года против губернаторов Мичигана и Вирджинии.Основываясь на данных Национальной системы мгновенной проверки криминального прошлого (NICS), количество проверок огнестрельного оружия при покупке оружия в 2020 году выросло до самого высокого уровня за всю историю , что вдвое за последнее десятилетие. 43 Распространение огнестрельного оружия, в том числе автоматического, вызывает особое беспокойство в ультраполяризованном политическом климате Соединенных Штатов. По нашим данным, целями, скорее всего, будут демонстранты, политики или отдельные лица в зависимости от их расы, этнической принадлежности или религии, например афроамериканцы, латиноамериканцы, мусульмане и евреи.

В случае победы республиканского президента, например, основная угроза может исходить от крупномасштабных демонстраций в городах, некоторые из которых перерастут в насилие. Анархисты, антифашисты и другие крайне левые экстремисты использовали цифровые платформы и другие публикации, чтобы доказать, что Дональд Трамп – неофашист и что насилие законно. 44 Как утверждал антифашистский журнал It’s Going Down : «Внезапно анархисты и антифа, которых демонизировали и оттеснили более широкие левые, услышали от либералов и левых:« Вы были правы все время.’» 45 Активист «Антифа» из Балтимора объяснил использование насилия как постепенное и нарастающее: «Вы сражаетесь с ними кулаками, поэтому вам не нужно драться с ними ножами. Вы сражаетесь с ними ножами, поэтому вам не придется сражаться с ними с помощью оружия. Вы сражаетесь с ними с помощью оружия, поэтому вам не придется сражаться с ними с помощью танков ». 46 Анархисты, антифашисты и другие крайне левые лица и сети все чаще используют огнестрельное оружие – в дополнение к взрывчатым веществам и зажигательным устройствам – при проведении атак.В этом сценарии основными целями могут быть правительственные, военные и полицейские объекты и персонал.

Цифровые платформы, вероятно, останутся основным полем битвы. Крайне левые экстремисты, вероятно, продолжат использовать платформы социальных сетей, такие как Reddit, Facebook и Twitter, для распространения пропаганды и подстрекательства к насилию против политических оппонентов, правоохранительных органов, вооруженных сил и правительства. 47 Многие использовали лозунги, такие как ACAB («все копы – ублюдки»), которые использовались в мемах в рамках их пропагандистских кампаний.Ультраправые экстремисты, вероятно, будут использовать множество основных платформ (таких как Facebook, Twitter, Instagram, YouTube, Telegram и Reddit), менее известные платформы (такие как Gab, Discord, Minds и Bitchute), форумы (например, Stormfront и IronForge) и других онлайн-сообществ, чтобы подстрекать к насилию против афроамериканцев, евреев, иммигрантов и других. 48 Экстремисты со всех сторон, вероятно, будут использовать цифровые платформы для сбора средств, общения, пропаганды, проведения доксинговых кампаний (раскрытия личной информации человека), запугивания целей и координации действий.

Во-вторых, внутренний ландшафт может сместиться от децентрализованной экстремистской среды к более организованным и иерархически структурированным группам. Согласно заключению одного исследования, концепция Луи Бима «сопротивление без лидера» оказалась «почти полной неудачей как метод разжигания широкомасштабного вооруженного сопротивления правительству США». 49 Наиболее эффективные организации боевиков создали централизованные организационные структуры, позволяющие их лидерам контролировать, как организовывается насилие и как обеспечивается безопасность и управление финансами. 50

В Соединенных Штатах существует несколько групп, таких как The Base, Atomwaffen Division (включая переименованные версии, такие как National Socialist Order) и Feuerkrieg Division, с определенной структурой руководства и механизмами командования и управления. Существуют также свободные экстремистские движения, которые имеют ограниченную структуру, особенно на местах или в Интернете, но не имеют четкой иерархии и идеологии. Примеры включают «Трехпроцентников», «Хранителей клятвы», «Бугалу», QAnon и некоторые местные сети анархистов, антифашистов и ополченцев.Были некоторые признаки большей организации, в том числе создание сетевых центров, таких как MyMilitia, которые предоставляют людям возможность найти существующие ополчения в Соединенных Штатах или даже создать свои собственные. 51

Переход к более иерархическим группам может иметь как минимум два следствия. Это могло бы повысить компетентность и профессионализм этих организаций во многих областях, таких как планирование атак, набор персонала, обучение, повышение операционной безопасности и сбор средств.В 1960-х и 1970-х годах экстремисты в Соединенных Штатах создали более централизованные группы, такие как Орден, Мау-Мау и Белые рыцари, для повышения своей эффективности. 52 Но исследования террористических и других групп боевиков показывают, что централизованные группы более уязвимы для проникновения со стороны правоохранительных органов и спецслужб. 53

К счастью, есть хорошие новости. Число жертв внутреннего терроризма сегодня относительно невелико, а вероятность гражданской войны, о которой беспокоились некоторые эксперты и предсказывали некоторые экстремисты, ничтожна. 54 В прошлом Соединенные Штаты переживали более жестокие периоды. Примеры включают всплеск терроризма сторонников превосходства белой расы в 1950-х и 1960-х (например, Ку-клукс-клан), насилие чернокожих националистов в 1960-х (например, Черная Освободительная армия), революционное левое насилие в 1960-х и 1970-х годах (например, Weather Underground) и пуэрториканское националистическое насилие в конце 1960-х и 1970-х (например, Вооруженные силы национального освобождения или FALN). 55 Кроме того, после 11 сентября 2001 года Соединенные Штаты столкнулись с серьезными угрозами со стороны салафитских джихадистов, таких как Наджибулла Зази, Фейсал Шахзад, Умар Фарук Абдулмуталлаб, Нидал Хасан, Омар Матин и Мохаммед Альшамрани, которые совершали или планировали массовые убийства. раненые нападения.

Но Соединенные Штаты пережили эти периоды благодаря стойкости американцев и эффективности правоохранительных органов, разведки и других органов национальной безопасности США. Во время своей второй инаугурационной речи президент США Авраам Линкольн сказал, что это лучший способ побудить американцев собраться вместе во время разногласий:

Со злым умыслом к ​​никому; с благотворительностью для всех; с твердостью в правде, поскольку Бог дает нам видеть правду, давайте стремиться к завершению работы, в которой мы находимся; залечить раны нации; заботиться о том, кто вынесет битву, и о его вдове и его сироте – делать все, что может достичь и лелеять справедливого и прочного мира между нами и со всеми народами. 56

Слова президента Линкольна сегодня не менее актуальны.

Сет Дж. Джонс – председатель Гарольда Брауна и директор проекта по транснациональным угрозам в Центре стратегических и международных исследований (CSIS) в Вашингтоне, округ Колумбия. Катрина Докси – руководитель программы и научный сотрудник Проекта транснациональных угроз CSIS. Николас Харрингтон – руководитель программы и научный сотрудник Проекта транснациональных угроз CSIS. Грейс Хван – научный сотрудник кафедры стратегии Берка в CSIS.Джеймс Субер – научный сотрудник Проекта транснациональных угроз CSIS.

Авторы выражают особую благодарность Брайану Майклу Дженкинсу, Колину Кларку, Джейкобу Уэру и Алексу Фридланду за их обзор документа, включая набор данных, и их полезную критику. Также спасибо Дэвиду Браннану и Полу Смиту за их комментарии.

Обзор методологии, использованной при составлении набора данных, см. Здесь.

Этот краткий обзор стал возможным благодаря общей поддержке CSIS.Этот брифинг не спонсировался напрямую.

Записки CSIS выпускаются Центром стратегических и международных исследований (CSIS), частным, освобожденным от налогов учреждением, занимающимся вопросами международной государственной политики. Его исследования являются беспристрастными и непатентованными. CSIS не занимает определенных политических позиций. Соответственно, следует понимать, что все взгляды, позиции и выводы, выраженные в данной публикации, принадлежат исключительно автору (авторам).

© 2020 Центр стратегических и международных исследований. Все права защищены.

Ссылки можно найти в PDF-файле.

Два десятилетия спустя, непреходящее наследие 11 сентября

Американцы с ужасом наблюдали, как террористические атаки 11 сентября 2001 года унесли жизни около 3000 человек в Нью-Йорке, Вашингтоне, округ Колумбия, и Шанксвилле, штат Пенсильвания. Почти 20 лет спустя они с горечью наблюдали, как военная миссия страны в Афганистане, начавшаяся менее чем через месяц после 11 сентября, подошла к кровавому и хаотичному завершению.

Непреходящая сила атак 11 сентября очевидна: подавляющая часть американцев, которые достаточно взрослые, чтобы вспомнить тот день, помнят, где они были и что делали, когда услышали эту новость. Тем не менее, у все большего числа американцев нет личных воспоминаний об этом дне, потому что они были слишком молоды или еще не родились.

Обзор общественного мнения США за два десятилетия, прошедшие после 11 сентября, показывает, как сильно потрясенная нация объединилась, кратко говоря, в духе печали и патриотизма; как общественность первоначально сплотилась в поддержку войн в Афганистане и Ираке, хотя со временем поддержка уменьшилась; и как американцы рассматривают угрозу терроризма у себя дома и шаги, предпринятые правительством для борьбы с ней.

По мере того, как страна сталкивается с бурным уходом вооруженных сил США из Афганистана, этот уход вызывает долгосрочные вопросы о внешней политике США и месте Америки в мире. Тем не менее, первоначальные суждения общественности об этой миссии ясны: большинство поддерживает решение о выводе войск из Афганистана, даже несмотря на то, что оно критикует то, как администрация Байдена справляется с ситуацией. А после войны, унесшей тысячи жизней, в том числе более 2000 американских военнослужащих, и триллионов долларов военных расходов, новое исследование Pew Research Center показало, что 69% U.С. Взрослые говорят, что Соединенные Штаты в основном не достигли своих целей в Афганистане.

Это исследование того, как Соединенные Штаты изменились за два десятилетия после террористических атак 11 сентября, основано на анализе данных прошлых опросов общественного мнения от Pew Research Center, новостных сообщений и других источников.

Текущие данные взяты из опроса Pew Research Center среди 10 348 взрослых американцев, проведенного 23-29 августа 2021 года. Большая часть интервью была проведена до августа.26 террористов-смертников в аэропорту Кабула, и все это было совершено до завершения эвакуации. Каждый, кто принял участие, является членом Группы американских тенденций (ATP), онлайн-опроса, который набирается на основе национальной случайной выборки адресов проживания. Таким образом, шанс выбора есть почти у всех взрослых в США. Опрос является репрезентативным для взрослого населения США по полу, расе, этнической принадлежности, партийной принадлежности, образованию и другим категориям.Узнайте больше о методологии ATP.

Вот вопросы, использованные для отчета, а также ответы и его методология.

Разрушительное эмоциональное потрясение, прочное историческое наследие

Шок, печаль, страх, гнев: теракты 11 сентября нанесли разрушительный эмоциональный урон американцам. Но какими бы ужасными ни были события того дня, 63% американцев заявили, что они не могут перестать смотреть новостные репортажи об атаках.

Наше первое исследование после атак было проведено через несколько дней после 9/11, начиная с сентября.13-17, 2001. Значительное большинство взрослых (71%) заявили, что они чувствуют себя подавленными, почти половина (49%) испытывают трудности с концентрацией внимания, а треть заявили, что у них проблемы со сном.

Это была эпоха, когда телевидение по-прежнему было доминирующим источником новостей для населения – 90% заявили, что большую часть новостей о нападениях они получали по телевидению, по сравнению с 5%, которые получали новости в Интернете, – а телевизионные изображения смерти и разрушения мощное воздействие. Около девяти из десяти американцев (92%) согласились с заявлением: «Мне грустно, когда я смотрю телетрансляции терактов.Значительное большинство (77%) также сочли, что смотреть на это пугающе, но большинство все равно так и поступило.

американцы тоже пришли в ярость от атак. Через три недели после 11 сентября, даже когда психологический стресс начал несколько уменьшаться, 87% заявили, что они были недовольны нападениями на Всемирный торговый центр и Пентагон.

Страх был широко распространен не только в дни сразу после атак, но и на протяжении всей осени 2001 года. Большинство американцев заявили, что они очень (28%) или несколько (45%) обеспокоены новым нападением.Когда год спустя их спросили, как сильно изменилась их жизнь, около половины взрослых ответили, что они почувствовали себя более напуганными, более осторожными, более недоверчивыми или более уязвимыми в результате нападений.

Офицер полиции Нью-Йорка останавливается у импровизированного мемориала на пожарной машине Ladder Company 24 13 сентября 2001 года в Нью-Йорке. Сотни городских пожарных погибли в результате терактов 11 сентября во Всемирном торговом центре. (Хосе Хименес / Primera Hora / Getty Images)

Даже после того, как непосредственный шок 11 сентября утих, обеспокоенность по поводу терроризма в крупных городах, особенно в Нью-Йорке и Вашингтоне, оставалась на более высоком уровне, чем в небольших городах и сельских районах.Личное воздействие атак также более остро ощущалось в городах, на которые они были направлены: почти через год после событий 11 сентября около шести из десяти взрослых жителей Нью-Йорка (61%) и Вашингтона (63%) заявили о нападениях. хоть немного изменили свою жизнь, по сравнению с 49% по стране. Это мнение разделили жители других крупных городов. Четверть людей, живущих в крупных городах по всей стране, заявили, что их жизнь сильно изменилась – вдвое больше, чем в небольших городах и сельской местности.

Последствия атак 11 сентября были очень сильными и медленно рассеивались. К августу следующего года половина взрослого населения США сказала, что страна «сильно изменилась» – число, которое на самом деле с увеличилось с до 61%, через 10 лет после этого события.

Через год после терактов, в открытом вопросе, большинство американцев – 80% – назвали 11 сентября самым важным событием, произошедшим в стране за предыдущий год. Поразительно, но большая часть также назвала это самым важным событием, которое произошло с ними лично в предыдущем году (38%), чем упомянули другие типичные жизненные события, такие как рождение или смерть.Опять же, личное влияние было намного больше в Нью-Йорке и Вашингтоне, где 51% и 44% соответственно назвали атаки самым значительным личным событием за предыдущий год.

Точно так же, как воспоминания о 9/11 прочно укоренились в умах большинства американцев, достаточно взрослых, чтобы вспомнить теракты, их историческое значение намного превосходит другие события в жизни людей. В опросе, проведенном исследовательским центром Pew Research Center совместно с A + E Networks ’HISTORY в 2016 году – через 15 лет после 11 сентября – 76% взрослых назвали« сентябрьский ».11 нападений как одно из 10 исторических событий их жизни, оказавших наибольшее влияние на страну. Избрание Барака Обамы первым чернокожим президентом было далеким вторым – 40%.

Важность 9/11 превзошла возрастные, гендерные, географические и даже политические различия. В исследовании 2016 года было отмечено, что, хотя сторонники этого избирательного цикла практически не соглашались ни с чем другим, более семи из десяти республиканцев и демократов назвали эти нападения одним из 10 своих главных исторических событий.

Мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани возглавляет группу, размахивающую флагами, в том числе губернатор Нью-Йорка.Джордж Патаки, исполняющий обязанности губернатора Нью-Джерси Дональд ДиФранческо, раввин Департамента пожарной охраны Нью-Йорка Джозеф Потасник, сенатор Чак Шумер и Хиллари Клинтон, бывший президент Билл Клинтон и бывший мэр Нью-Йорка Эд Кох на поминальной службе на стадионе Янки 7 сентября. 23, 2001. (Джефф Хейнс / AFP через Getty Images)

11 сентября изменило общественное мнение США, но многие из его последствий были недолговечными

Трудно представить себе событие, которое так сильно изменило общественное мнение США во многих аспектах, как теракты 11 сентября.Хотя после 11 сентября американцы испытывали общую тревогу, последующие месяцы также были отмечены редким духом общественного единства.

Патриотические настроения резко возросли после 11 сентября. После того как США и их союзники нанесли авиаудары по силам «Талибана» и «Аль-Каиды» в начале октября 2001 года, 79% взрослых заявили, что они несли американский флаг. Год спустя 62% большинства заявили, что они часто чувствовали себя патриотами в результате терактов 11 сентября.

Более того, общественность в значительной степени игнорировала политические разногласия и сплотилась в поддержку основных институтов страны, а также ее политического руководства.В октябре 2001 года 60% взрослого населения выразили доверие федеральному правительству – уровень, которого не было достигнуто в предыдущие три десятилетия и не приближался за два десятилетия с тех пор.

Джордж Буш, который стал президентом девятью месяцами ранее после ожесточенных выборов, одобрил предложение о приеме на работу на 35 процентных пунктов за три недели. В конце сентября 2001 года 86% взрослого населения, в том числе почти все республиканцы (96%) и значительное большинство демократов (78%), одобрили то, как Буш руководил своей работой в качестве президента.

Американцы также в большом количестве обращались к религии и вере. В дни и недели после 11 сентября большинство американцев говорили, что молятся чаще. В ноябре 2001 года 78% заявили, что влияние религии в американской жизни возрастает, что более чем вдвое превышает долю тех, кто сказал это восемь месяцев назад, и, как и общественное доверие к федеральному правительству, является самым высоким уровнем за четыре десятилетия.

Общественное уважение выросло даже к некоторым учреждениям, которые обычно не так популярны у американцев.Например, в ноябре 2001 года новостные организации получили рекордно высокие оценки профессионализма. Около семи из десяти взрослых (69%) заявили, что «защищают Америку», а 60% заявили, что защищают демократию.

Однако во многих отношениях «эффект 11 сентября» на общественное мнение был недолгим. Общественное доверие к правительству, а также доверие к другим институтам снизилось на протяжении 2000-х годов. К 2005 году, после другой крупной национальной трагедии – неправильного обращения правительства с оказанием помощи жертвам урагана «Катрина», только 31% заявили, что доверяют федеральному правительству, и половина из них заявили об этом в течение нескольких месяцев после 11 сентября.Доверие оставалось относительно низким в течение последних двух десятилетий: в апреле этого года только 24% заявили, что доверяют правительству практически всегда или большую часть времени.

Между тем рейтинг одобрения Буша никогда больше не достигал высоких высот, которые были достигнуты вскоре после 11 сентября. К концу его президентства в декабре 2008 года только 24% одобряли его работу.

Американские солдаты возвращаются с боя на авиабазу Баграм в Афганистане в марте 2002 года. Более 2000 американских военнослужащих погибли в войне в Афганистане.(Хоанг Динь Нам / AFP через Getty Images)

Военный ответ США: Афганистан и Ирак

Теперь, когда США официально вышли из Афганистана – и когда Талибан твердо контролирует страну, – большинство американцев (69%) говорят, что США не смогли достичь своих целей в Афганистане.

Но 20 лет назад, в дни и недели после 11 сентября, американцы подавляющим большинством поддержали военные действия против виновных в атаках. В середине сентября 2001 г. 77% поддержали США.военные действия, включая развертывание сухопутных войск, «чтобы отомстить тем, кто несет ответственность за террористические атаки, даже если это означает, что вооруженные силы США могут понести тысячи жертв».

Многим американцам не терпелось, чтобы администрация Буша дала добро на военные действия. В ходе опроса, проведенного в конце сентября 2001 г., почти половина населения (49%) заявили, что их больше всего беспокоит то, что администрация Буша не нанесет достаточно быстрых ударов по террористам; только 34% заявили, что опасаются, что администрация будет действовать слишком быстро.

Даже на ранних этапах военного реагирования США мало кто из взрослых ожидал, что военная операция принесет быстрые результаты: 69% заявили, что на ликвидацию террористических сетей уйдут месяцы или годы, в том числе 38% заявили, что на это потребуются годы, а 31% – сказал, что это займет несколько месяцев. Только 18% сказали, что это займет дни или недели.

Общественная поддержка военного вмешательства была очевидна и по другим причинам. Осенью 2001 года все больше американцев говорили, что лучший способ предотвратить будущий терроризм – это предпринять военные действия за границей, а не укреплять оборону дома.В начале октября 2001 г. 45% опрошенных отдали приоритет военным действиям по уничтожению террористических сетей по всему миру, в то время как 36% заявили, что приоритетом должно быть создание средств защиты от терроризма у себя дома.

Строители на Таймс-сквер вывесили американские флаги и знаки 13 сентября 2001 г. (Joe Raedle / Getty Images)

Изначально общественность была уверена, что военные усилия США по уничтожению террористических сетей увенчаются успехом. Значительное большинство (76%) были уверены в успехе этой миссии, при этом 39% заявили, что были очень уверены.

Поддержка войны в Афганистане продолжалась на высоком уровне еще несколько лет. В ходе опроса, проведенного в начале 2002 года, через несколько месяцев после начала войны, 83% американцев заявили, что одобряют возглавляемую США военную кампанию против талибов и «Аль-Каиды» в Афганистане. В 2006 году, через несколько лет после того, как Соединенные Штаты начали боевые действия в Афганистане, 69% взрослого населения заявили, что США приняли правильное решение, применив военную силу в Афганистане. Только двое из десяти сказали, что это неправильное решение.

Но по мере того, как конфликт затягивался, сначала в период президентства Буша, а затем в период администрации Обамы, поддержка пошатнулась, и все большая доля американцев поддержала вывод войск США из Афганистана. В июне 2009 года, в первый год пребывания Обамы у власти, 38% американцев заявили, что войска США следует как можно скорее вывести из Афганистана. Доля сторонников скорейшего вывода войск увеличилась в течение следующих нескольких лет. Переломный момент наступил в мае 2011 года, когда морские котики США начали рискованную операцию против резиденции Усамы бен Ладена в Пакистане и убили лидера «Аль-Каиды».

Общественность отреагировала на смерть бен Ладена скорее с чувством облегчения, чем с ликованием. Месяц спустя впервые большинство американцев (56%) заявили, что американские войска должны быть возвращены домой как можно скорее, а 39% поддержали американские войска в стране до тех пор, пока ситуация не стабилизируется.

В течение следующего десятилетия силы США в Афганистане постепенно сокращались, урывками, администрациями трех президентов – Обамы, Дональда Трампа и Джо Байдена.Между тем, общественная поддержка решения о применении силы в Афганистане, получившего широкое распространение в начале конфликта, пошла на убыль. Сегодня, после бурного вывода войск США из Афганистана, незначительное большинство взрослых (54%) считают, что решение о выводе войск из страны было правильным; 42% считают, что это неправильное решение.

Была аналогичная траектория в отношении общества к гораздо более обширному конфликту, который был частью того, что Буш назвал «войной с террором»: США.С. Война в Ираке. На протяжении всего года споров перед вторжением США в Ирак американцы широко поддерживали использование военной силы для прекращения правления Саддама Хусейна в Ираке.

Важно отметить, что большинство американцев думали – как оказалось, ошибочно – между Саддамом Хусейном и терактами 11 сентября была прямая связь. В октябре 2002 года 66% заявили, что Саддам помогал террористам, участвовавшим в терактах 11 сентября 2001 г. против Всемирного торгового центра и Пентагона.

В апреле 2003 года, в первый месяц войны в Ираке, 71% сказали, что U.С. принял правильное решение начать войну в Ираке. В 2018 году в пятнадцатую годовщину войны только 43% сказали, что это правильное решение. Как и в случае с участием США в Афганистане, больше американцев заявили, что США потерпели неудачу (53%), чем преуспели (39%) в достижении своих целей в Ираке.

Том Ридж, тогдашний директор Управления внутренней безопасности Белого дома, представляет новую систему предупреждения об угрозе терроризма с цветовой кодировкой в ​​марте 2002 года в Вашингтоне, округ Колумбия (Джошуа Робертс / AFP через Getty Images)

«Новая норма»: угроза терроризма после 11 сентября

За два десятилетия не было террористических атак масштаба 11 сентября, но, с точки зрения общественности, угроза так и не исчезла полностью.С 2002 года защита страны от будущих террористических атак была одним из или близких к первому пункту ежегодного обзора политических приоритетов исследовательского центра Pew Research Center.

В январе 2002 года, всего через несколько месяцев после терактов 2001 года, 83% американцев заявили, что «защита страны от будущих террористических атак» была главным приоритетом для президента и Конгресса, высшим приоритетом для любого вопроса. С тех пор значительное большинство продолжает указывать на это как на главный политический приоритет.

Большинство как республиканцев, так и демократов на протяжении последних двух десятилетий, за некоторыми исключениями, неизменно считали терроризм главным приоритетом.Республиканцы и независимые сторонники республиканцев по-прежнему с большей вероятностью, чем демократы и сторонники демократов, заявили, что защита страны от будущих нападений должна быть главным приоритетом. В последние годы партийный разрыв увеличился, поскольку демократы стали ставить этот вопрос ниже по сравнению с другими внутренними проблемами.

Опасения общественности по поводу еще одного нападения также оставались довольно устойчивыми в годы после 9/11, из-за возможных инцидентов и многочисленных «оранжевых предупреждений» федерального правительства – второго по серьезности уровня угрозы в его системе предупреждения о терроризме с цветовой кодировкой.

Анализ обеспокоенности общественности терроризмом в 2010 году показал, что доля американцев, которые заявили, что они очень обеспокоены новым нападением, с 2002 года колебалась от примерно 15% до примерно 25%. до начала войны США в Ираке.

В последние годы доля американцев, которые указывают на терроризм как на серьезную национальную проблему, резко снизилась, поскольку такие вопросы, как экономика, пандемия COVID-19 и расизм, стали более серьезными проблемами в глазах общественности.

В 2016 году около половины населения (53%) заявили, что терроризм является очень большой национальной проблемой в стране. В период с 2017 по 2019 год их число снизилось примерно до четырех из десяти. В прошлом году только четверть американцев заявили, что терроризм является очень большой проблемой.

В этом году, до вывода войск США из Афганистана и последующего захвата страны талибами, несколько большая доля взрослого населения назвала внутренний терроризм очень большой национальной проблемой (35%), чем то же самое о международном терроризме. . Но гораздо больше респондентов указали такие опасения, как доступность медицинских услуг (56%) и дефицит федерального бюджета (49%) в качестве основных проблем, чем это было сказано в отношении внутреннего или международного терроризма.

Тем не менее, недавние события в Афганистане повышают вероятность того, что мнение может измениться, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. В ходе опроса, проведенного в конце августа, 89% американцев заявили, что захват Афганистана талибами представляет собой угрозу безопасности США, в том числе 46% заявили, что это серьезная угроза.

Сотрудник Управления транспортной безопасности проверяет путешественника, вылетающего из международного аэропорта О’Хара в Чикаго в сентябре 2002 г. (Tim Boyle / Getty Images)

Противодействие угрозе терроризма в стране и за рубежом

Точно так же, как американцы в основном одобряли использование военной силы США в ответ на теракты 11 сентября, они изначально были открыты для множества других далеко идущих мер по борьбе с терроризмом внутри страны и за рубежом. Например, в дни после нападения большинство поддержало требование о том, чтобы все граждане имели национальные удостоверения личности, что позволило ЦРУ заключать контракты с преступниками в преследовании подозреваемых террористов и разрешить ЦРУ проводить убийства за границей при преследовании подозреваемых террористов.

Однако большинство людей выступило против разрешения правительству контролировать их собственных электронных писем и телефонных звонков, (77% выступили против этого). И хотя 29% поддержали создание лагерей для легальных иммигрантов из недружественных стран во время напряженности или кризиса – аналогично тем, в которых находились тысячи американских граждан японского происхождения во время Второй мировой войны, – 57% выступили против такой меры.

Было очевидно, что с точки зрения общественности баланс между защитой гражданских свобод и защитой страны от терроризма изменился.В сентябре 2001 г. и январе 2002 г. большинство в 55% заявили, что для обуздания терроризма в США среднему гражданину необходимо отказаться от некоторых гражданских свобод. В 1997 году только 29% заявили, что это будет необходимо, а 62% заявили, что нет.

В течение большей части следующих двух десятилетий все больше американцев говорили, что их больше беспокоит то, что правительство недостаточно далеко в защите страны от терроризма, чем заявляли, что оно зашло слишком далеко в ограничении гражданских свобод.

Общественность также не исключает применения пыток для получения информации от подозреваемых в терроризме.В опросе, проведенном в 2015 году в 40 странах, США были одной из 12 стран, где большинство населения заявило, что применение пыток против террористов может быть оправдано для получения информации о возможном нападении.

Президент Джордж Буш беседует с лидерами общины перед произнесением речи в Исламском центре Вашингтона 17 сентября 2001 г. (Smith Collection / Gado / Getty Images).

Взгляды мусульман, ислам стал более пристрастным с годами после 9/11

Обеспокоен возможной негативной реакцией против мусульман в США.Через несколько дней после 11 сентября тогдашний президент Джордж Буш выступил в Исламском центре в Вашингтоне, округ Колумбия, с речью, в которой заявил: «Ислам – это мир». На короткое время с этим согласилась большая часть американцев. В ноябре 2001 г. 59% взрослого населения США положительно относились к американцам-мусульманам по сравнению с 45% в марте 2001 г., при этом сопоставимое большинство демократов и республиканцев выразило положительное мнение.

Этот дух единства и дружелюбия продлился недолго. В ходе опроса, проведенного в сентябре 2001 года, 28% взрослых заявили, что стали более подозрительно относиться к людям ближневосточного происхождения; этот показатель вырос до 36% меньше, чем год спустя.

В частности,

республиканцы все чаще стали ассоциировать мусульман и ислам с насилием. В 2002 году только четверть американцев, в том числе 32% республиканцев и 23% демократов, заявили, что ислам с большей вероятностью, чем другие религии, поощряет насилие среди своих верующих. Примерно вдвое больше (51%) заявили, что это не так.

Но в течение следующих нескольких лет большинство республиканцев и сторонников Республиканской партии заявили, что ислам более склонен к насилию, чем другие религии. Согласно опросу, проведенному в августе 2021 года, сегодня 72% республиканцев выражают эту точку зрения.

Демократы гораздо реже, чем республиканцы, ассоциируют ислам с насилием. Согласно последнему опросу Центра, об этом говорят 32% демократов. Тем не менее, демократы сегодня с большей вероятностью скажут это, чем в последние годы: в 2019 году 28% демократов заявили, что ислам с большей вероятностью, чем другие религии, поощряет насилие среди своих верующих, чем другие религии.

Партизанский разрыв во взглядах на мусульман и ислам в США очевиден и в других отношениях.Например, опрос 2017 года показал, что половина взрослого населения США заявили, что «ислам не является частью основного американского общества» – такой точки зрения придерживаются почти семь из десяти республиканцев (68%), но только 37% демократов. В отдельном опросе, проведенном в 2017 году, 56% республиканцев заявили, что среди мусульман США наблюдается высокий или изрядный экстремизм, и менее половины демократов (22%) говорят то же самое.

Рост антимусульманских настроений после 9/11 оказал глубокое влияние на растущее число мусульман, проживающих в Соединенных Штатах.Опросы мусульман США за 2007-2017 годы показали, что все чаще они заявляют, что они лично испытали дискриминацию и получили публичное выражение поддержки.

Флаги развеваются во время церемонии в Пентагоне, посвященной годовщине террористических атак 11 сентября. (Робин Бек / AFP через Getty Images)

Прошло уже два десятилетия с момента террористических атак на Всемирный торговый центр и Пентагон и крушения рейса 93, когда только смелость пассажиров и экипажа, возможно, предотвратила еще более смертоносную террористическую атаку.

Для большинства, кто достаточно взрослый, чтобы помнить, это день, который невозможно забыть. Во многих отношениях 9/11 изменило представление американцев о войне и мире, своей личной безопасности и своих согражданах. И сегодня насилие и хаос в стране, находящейся за полмира, открывают новую неопределенную главу в эпоху после 11 сентября.

США арестовали двух йеменцев из списка террористов, которые пытались пересечь границу из Мексики.

Тед Хессон, Марк Хозенбалл

ФОТО ФАЙЛА: Сотрудник федеральной полиции Мексики стоит на страже во время визита тогдашнего U.Президент США Дональд Трамп в Калексико, Калифорния, как видно в Мехикали, Мексика, 5 апреля 2019 г. REUTERS / Carlos Jasso / File Photo

ВАШИНГТОН (Рейтер). В последние месяцы пограничники США арестовали двух йеменцев, включенных в список террористов. об отдельных инцидентах, когда они незаконно пересекли границу с Мексикой, сообщила в понедельник Служба таможенного и пограничного контроля (CBP).

Мужчины, арестованные в январе и марте около порта въезда в Калифорнию, были включены в список подозреваемых в терроризме правительства США и в список запретных для полетов лиц, говорится в пресс-релизе CBP.

Группа депутатов-республиканцев, посетившая границу в Эль-Пасо, штат Техас, в марте заявила, что пограничники сообщили им во время поездки, что некоторые люди, пойманные на пересечении границы, находятся в списке наблюдения за терроризмом США. Республиканцы критиковали президента Джо Байдена за ослабление некоторых ограничений, введенных бывшим президентом Дональдом Трампом, поскольку в последние месяцы количество пересечений границы увеличилось.

Один из мужчин, 33 года, был арестован 29 января после попытки незаконного пересечения границы возле порта въезда в Калексико, Калифорния, сообщает CBP.

Пограничники обнаружили SIM-карту мобильного телефона, расположенную под стелькой мужского ботинка, сообщило агентство.

Второй мужчина, 26 лет, был задержан 30 марта в том же районе.

Представитель CBP заявил в письменном заявлении, что пограничники «очень редко» сталкиваются с людьми, подозреваемыми в терроризме, на границах США, но что аресты подчеркивают «критические» усилия агентства по проверке.

Имена мужчин агентство не сообщило.

Список наблюдения ведется Центром по выявлению террористических актов Федерального бюро расследований (ФБР). По данным ФБР, в списке указаны «личности тех, кто известен или обоснованно подозревается в причастности к террористической деятельности».

Отчет Теда Хессона и Марка Хозенбалла в Вашингтоне; Редакция Мэтью Льюиса

Что случилось с 11 сентября? Руди Джулиани утверждает, что в США не было террористических атак до Обамы: NPR

YouTube

Для человека, которого когда-то обвиняли в том, что каждое предложение состоит из существительного, глагола и событий 11 сентября, это было серьезным упущением.

Рудольф Джулиани, казалось, забыл о террористической атаке 11 сентября 2001 года, разогревая толпу для внешнеполитической речи Дональда Трампа в понедельник.

Бывший мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани выступает перед кандидатом в президенты от республиканцев Дональдом Трампом в Янгстауне, штат Огайо, в понедельник. Джеральд Герберт / AP скрыть подпись

переключить подпись Джеральд Герберт / AP

Бывший мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани выступает перед кандидатом в президенты от республиканцев Дональдом Трампом в Янгстауне, штат Огайо, в понедельник.

Джеральд Герберт / AP

«Между прочим, – сказал Джулиани, – за те восемь лет, до прихода Обамы, у нас не было успешных террористических атак радикальных исламистов в Соединенных Штатах. Все они начались, когда Клинтон и Обама пришли к власти».

Оплошность была тем более вопиющей, потому что несколькими минутами ранее Джулиани говорил о посещении эпицентра деятельности с кандидатом на пост вице-президента Трампа Майком Пенсом, «когда мы пережили худшее иностранное нападение в нашей истории со времен войны 1812 года.

Надзор Джулиани был быстро высмеян в социальных сетях и в газете его родного города New York Daily News .

До 11 сентября 1993 г. произошел взрыв в Всемирном торговом центре. После осуждения террориста в 1994 году Джулиани похвалил судебную систему США, заявив, что приговор «демонстрирует, что жители Нью-Йорка не будут встречать насилие насилием, но с гораздо большим оружием – законом». Он добавил: «Это должно показать, что наша правовая система является наиболее зрелой правовой системой в истории мира, что она работает хорошо, что это место, где можно искать защиты, если вы чувствуете, что ваши права были нарушены.«

Джулиани изменил этот тон в 2009 году, когда тогдашний генеральный прокурор Эрик Холдер объявил, что США будут судить 11 сентября Халида Шейха Мохаммеда в Нью-Йорке.

Это не первый случай, когда спикер-республиканец исключил из разговора смертоносную атаку 11 сентября. Джеб Буш сделал это во время дебатов Республиканской партии в феврале.

YouTube

«Пока Дональд Трамп создавал реалити-шоу, мой брат создавал аппарат безопасности, чтобы мы были в безопасности», – сказал Буш, игнорируя 2996 человек, погибших в сентябре.11.

В то время именно Трамп установил рекорд, сказав Бушу: «Всемирный торговый центр рухнул во время правления вашего брата, помните это?»

Доменико Монтанаро из NPR внес свой вклад в этот отчет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *