Картинки одежда чукчи: D1 81 d0 b5 d0 b2 d0 b5 d1 80 d0 bd d0 b0 d1 8f d1 87 d1 83 d0 ba d1 87 d0 b8 векторы, картинки, клипарт D1 81 d0 b5 d0 b2 d0 b5 d1 80 d0 bd d0 b0 d1 8f d1 87 d1 83 d0 ba d1 87 d0 b8

Содержание

Национальная одежда чукчи (63 фото)

Культура эскимосов


Костюмы народов крайнего севера


Северный танец


Нац костюм Коряки


Юкагиры национальный костюм


Тувинцы (Тоджинцы) — охотники


Чукотская одежда


Национальная одежда чукчей


Костюм эскимоса для мальчика


Верхняя одежда чукчей


Якуты эвенки


Костюм эскимоса


Костюмы жителей севера


Чукотская одежда


Чукчи Эскимосы Коряки


Кухлянки и торбаса


Чукотско Камчатская чукчи Коряки Ительмены


Капор эвенки


Национальная одежда чукчей


Национальная одежда эскимосов


Костюм народов севера Долганы


Куклы Ханты и манси


Традиционная одежда ненцев Малица


Чукотская шуба


Народный костюм Коряков


Юкагирская кухлянка


Народы России Чукотский костюм


Национальная одежда ительменов


Национальная одежда эскимосов


Чукчи с бубнами


Чукчи, Ханты, манси, якуты, ненцы


Ненцы Ханты манси


Национальная одежда народов севера


Одежда эскимосов


Карнавальный костюм Северянка


Аксессуары чукчи


Александр Химушин Сибирские народы


Анна Манько древняя Камчатка


Малица Коми


Чукотская Национальная одежда


Чукчи Эскимосы Коряки


Коряки Ительмены


Долганы Хейро


Зимняя одежда чукчей


Костюм эскимоса


Малочисленные народы России кереки


Костюм народов севера


Национальная одежда ненцев Малица


Ненцы чукчи


Костюм чукчи


Чукотско Камчатская чукчи Коряки Ительмены


Чукотский национальный костюм женский


Ненцы Ханты манси чукчи


Национальная одежда чукчей


Корякский ансамбль Эргырон


Чукчи Анадырь


Кукла Эскимос


Девушки северных народов


Оленья кухлянка


Национальный костюм Коряки Коряки


Коренные народы одежда


Одежда из шкуры оленя


Летняя одежда чукчей

Традиционная одежда народов Арктики — Общество

ЛЕДНИКОВЫЙ КЛИМАТ ПАЛЕОЛИТА

            Когда-то давно я познакомился с антропологами, изучавшими Сунгирь – одну из самых северных стоянок палеолита на Русской равнине. Сунгирь – это ручей, впадающий в реку Клязьму под Владимиром, стоянка была обнаружена в 1955 г. Она поразила учёных тремя богатыми захоронениями, которые вдобавок поразительно хорошо сохранились. Для любого палеолита сохранность археологического материала – это большая проблема и редкость. Но тут, благодаря находкам, удалось кое-что реконструировать — по крайней мере, археологи писали об этом уверенно.

            В Европе палеолит связан с последним большим оледенением. Считается, что у подножия ледника в средней полосе климат был примерно таким, как сейчас на материковой Чукотке, а одним из главных зверей-кормильцев приледникового человека был северный олень. Обилие в сунгирских захоронениях украшений из мамонтовой кости дало повод обозначить эту культуру как охотников на мамонтов. Если люди того времени обитали у подножия ледника, где в изобилии водились северные олени, мамонты и шерстистые носороги, то там, вероятно, была холодная сухая степь, могущая напоминать Чукотку.

Материал одежды в захоронениях не сохранился, но обилие мамонтовых бусин, которыми она была украшена, позволило представить её покрой и внешний вид. Древние сунгирцы носили шапки, полушубки, штаны, соединённые с обувью или же обувь в виде высоких сапог, наподобие унтов. Материал – сами понимаете, какой: звериные шкуры. Этот комплекс одежды был обозначен как схожий с одеждой современных народов Арктики – чукчей и эскимосов.


 Реконструкция одного из сунгирских захоронений

            А потом обнаружились некоторые нюансы. Дело в том, что при внимательном рассмотрении геологической истории Земли этот последний ледниковый период не был однородным и цельным, он имел несколько «межледниковий». Сунгирь как палеолитическая стоянка при всём разнобое датировок чётко попадает в одно из таких межледниковий – «брянское»: 32–24 тыс. лет назад. Климат в это время мог быть таким, как сейчас, а то и теплее. По анализу пыльцы с горизонтов стоянки был сделан вывод, что люди в то время жили окружённые лесами, причём не только из сосны и ели, но и из более теплолюбивых ольхи и берёзы. А как же быть с мамонтом? Вообще-то он степной зверь, но обработанной мамонтовой кости на стоянке было очень много. Мы не можем пока ясно представить себе климат Владимирской области в те времена: если ледник находился недалеко, то его дыхание в виде сильных сухих холодных ветров не позволяло зарастать прилегающей территории, в то время как в речных низинах и поймах могли появляться такие смешанные леса. Нечто похожее сейчас можно найти на северной Камчатке. Это не совсем Арктика. Однако там живут коряки, а их одежда (как, впрочем, и многие другие элементы традиционной культуры) однотипна с чукотской – арктической. Вообще-то об охоте на мамонтов свидетельствуют ямы с пищевыми отходами, а украшения из бивней можно брать с «кладбища мамонтов» (такое кладбище в 1970-м было обнаружено на одном из притоков Индигирки, а рядом – современная ему палеолитическая стоянка).

            А эту байку мне рассказали коллеги. В 1977 г. геологической экспедицией в Магаданской области был обнаружен абсолютно целый мамонтёнок Дима. Дня через три приехали палеонтологи и были потрясены: на мамонтёнке не оказалось ни клочка шерсти – абсолютно голая кожа. Геологи, нашедшие Диму, обрили бедного мамонтёнка, чтобы потом заказать себе свитера из мамонтовой шерсти. Что может быть круче? Интересно, как относились к шерсти мамонта и шерстистого носорога в палеолите? Как могла бы выглядеть прялка для неё? Какой длины и толщины должны быть спицы?

            Так в чём же состояла особенность традиционной арктической одежды? И как она могла меняться от палеолита к ХХ веку? В российской Арктике к этому времени можно обозначить два культурных ареала зимней одежды – восточный (чукотско-эскимосский) и западный (саамско-ненецкий). Восточный на западе доходит до Индигирки, а западный – на восток до реки Лены. Между этими великими реками Якутии уже в XIX веке обитало население, пришедшее с юга, – в основном, якуты.

 

 

МАТЕРИАЛЫ

Первое, что приходит в голову, это шкура белого медведя.

Действительно, у прибрежных жителей такая одежда когда-то встречалась. Но в наше время белых медведей не так много, чтобы одеть всех эскимосов, и дело даже не в Красной Книге (хотя я видел документальный фильм о жителях Гренландии, снятый в 1970-х годах, где все герои носили толстые мохнатые штаны из шкуры белого медведя). Оказалось, что в ХХ веке гораздо выгоднее продать шкуру белого медведя белому человеку, чем шить из неё одежду. Помимо прибрежных жителей Чукотки (чукчей и эскимосов) «медвежью одежду» носили на Новой Земле – об этом писал француз Пьер-Мартин де Ламартиньер, который плавал в середине XVII века с датской экспедицией Северной торговой компании по Северному Ледовитому океану.

С другой стороны, как ни странно, это были птичьи шкурки. Первый, кто об этом сообщил, был уже упомянутый де Ламартиньер. Однако описанных им новоземельцев никто из учёных не встречал (за два столетия многое могло измениться), а сама книга оказалась настолько экзотичной, что, несмотря на многочисленные переиздания, её автор был отнесён к категории баронов Мюнгхаузенов.

Действительно, там фигурирует много всяких небылиц (и это, не исключено, вина издателя – для пущей занимательности) типа китайской Мавритании или столицы Сибири города Тамбул (угадайте, как он правильно называется).

Однако в одном из героических преданий нганасан (живущих на Таймыре) герой носит имя Кахы Лу, что означает Куропаточья Парка. Птичьи шкурки действительно очень тёплые и легкие (вспомним гагачий пух для современных курток), а куропатка относится к одному из немногих видов птиц, зимующих в Арктике. Но выделка птичьих шкурок гораздо более трудоёмка, да и по количеству их требуется в десяток раз больше, чем оленьих шкур, которые обычно используются арктическими обитателями для одежды. Если история де Ламартиньера о новоземельце, одетом в птичьи шкурки, верна, то окажется, что реальную революцию в одежде жителей Арктики произвело крупнотабунное оленеводство.

На крайнем северо-востоке материка – прибрежной Чукотке – в кухлянки из птичьих шкурок ещё в конце XIX века одевались эскимосы, но уже в начале ХХ века это стало редкостью: чукотская одежда из оленьих шкур вытеснила птичью. Тут ясно видно, насколько велика роль торгового обмена (и дефицита тех или иных продуктов) в любой культуре, не обязательно цивилизованной. Чукотские кухлянки из оленьих шкур высоко ценились и на Аляске, и не только среди местных эскимосов и индейцев – когда там разразилась золотая лихорадка, они спасли от холода тысячи старателей.

Де Ламартиньер пишет также о новоземельцах, одетых в шкуры морских зверей, но на Чукотке такими шкурами не пользовались, поскольку они плохо согревали. Зато в летней одежде прибрежных чукчей и эскимосов бытовали белоснежные дождевики из моржовых кишок – может быть, де Ламартиньер имел в виду подобные им?


 Эскимосский дождевик из моржовых кишок

Однако у шкур морских зверей есть необычное преимущество перед всеми остальными: они почти не пропускают воду. Поэтому обувь из шкуры тюленя или нерпы была предметом дефицита у жителей внутренних районов Чукотки. Ненцы, которые не особо жалуют морских зверей в качестве пищи, охотятся на этих ластоногих именно ради обуви. Промысел на них пришёл в упадок с распространением резиновых сапог.

Народы Арктики (по причине труднодоступности их мест обитания) нередко относят к одним из самых консервативных по своей культуре. Действительно, у них до недавнего времени могли сохраняться архаические представления и технологии. Любопытно, что каменные скребки ХХ века для обработки кожи, которыми пользовались мастерицы, оказались не хуже металлических. Но это не значит, что у народов Арктики не было специфического (исходя из климата и образа жизни), но своего развития технологий в самых разных областях жизни. К ним относится крупнотабунное оленеводство, благодаря которому в своё время одежда из оленьих шкур стала самой распространённой в арктическом регионе. Появление этой одежды не связано с домашним оленем, а на дикого оленя человек охотился ещё в палеолите – судя по костям в пищевых ямах. Из сохранившихся видов сухопутных зверей северный олень – чуть ли не единственный любитель холода (при летней жаре он часто болеет).

Это можно объяснить особенностью его шерсти: она полая внутри и содержит воздух, а потому греет гораздо лучше. Оленьи шкуры разного возраста и качества использовались в разных видах одежды – от нижней (шкуры новорождённых телят) до верхней (телята летнего и осеннего забоя). Шкуры взрослых оленей шли на постели и покрышки для чума или яранги. При дефиците шкур морского зверя у оленеводов (например, жителей центрального Таймыра, у которых северное побережье было далеко и совершенно необитаемо) на подошвы для обуви шли самые прочные части оленьей шкуры – нижние части ног (камусы или «щетки») и лбы.

ПОКРОЙ

Первая особенность зимней арктической одежды – это её двойной характер (кроме рукавиц), который может разделяться по температуре и погоде, но покрой остаётся общим. Внутренняя часть шьётся прилегающей к телу своей шерстяной стороной, а внешняя – наоборот – наружу. Это общее правило для всего комплекта, включающего шапки, капюшоны, штаны и обувь.

Другое общее качество арктической одежды – это её глухой покрой: она надевается через голову. Это более простой по покрою (и, соответственно, древний) вид одежды. Но тут обнаруживается исключение: у северных самодийцев (ненцев, энцев и нганасан) женская одежда – распашная. Это можно объяснить тем, что предки ненцев и энцев пришли в Арктику с юга относительно недавно (скорее всего, в раннее средневековье), а женская одежда оказалась консервативнее мужской, поскольку женская сторона жизни привязана к домашнему хозяйству и меньше зависит от погоды и климата. Нганасаны в своей основе, будучи по происхождению местными тундровыми аборигенами, считают свою одежду энецкой (она, действительно, одинакова у них с тундровыми энцами). Тем более что тундровые энцы с давних времён были брачными партнёрами нганасан.

Арктическая одежда всегда выглядит мешковатой (у разных народов – в разной степени), потому что внутри неё должен быть воздух; она не может плотно облегать тело, иначе человек быстро замёрзнет. Поэтому рукава у основания делаются просторными, чтобы, не снимая одежды, можно было вынуть из них руки. Рукавицы пришиваются к рукавам, но не наглухо – для открытых рук оставляются отверстия. В традиционной арктической одежде нет карманов, но есть обширная грудная полость, которая снизу ограничивалась наружным поясом. Туда можно было положить трубку, кисет с табаком, кресало и прочие мелочи, полезные в дороге. Чтобы набить трубку, достаточно было вынуть руки из рукавов. А чукотские женщины в своей кухлянке носили младенцев и в дороге легко могли их покормить грудью.

Мой японский коллега Ацуси Ёсида работал в гыданской тундре у ненцев. Как-то в начале весны он из посёлка отправился в стойбище оленеводов. В посёлке оленеводы неплохо погуляли, и тот, который вёз Ацуси, по дороге заснул, хорей выпал у него из рук, и Ацуси спрыгнул с нарт, чтобы его поднять. За это время упряжка оказалась уже в недосягаемости (она была последней). Ацуси был одет в зимнюю ненецкую дорожную одежду. Поэтому он устроился на снегу, достал из кармана горсть леденцов, купленных в поселковом магазине, а потом спокойно уснул. Наутро его нашли те самые оленеводы, разбудили и забрали с собой. Когда-то В.Г. Богораз, самый первый этнограф Чукотки, с ужасом и восхищением писал о чукотских нищих, которые зимой преодолевали пешком огромные расстояния от стойбища к стойбищу в поисках пропитания, нередко ночуя под открытым тундровым небом.

Противоположная история случилась со мной в конце зимы, когда я работал у сургутских хантов. Эти ханты жили в лесотундре и были оленеводами по ненецкому образцу. Соответственно, они жили в чуме. Снаружи мороз -20 С. Хозяева, чудесные, гостеприимные люди, на ночь мне и двум моим коллегам выдали по большой женской зимней шубе в качестве традиционного одеяла (она же распашная). Поскольку ростом я оказался существенно выше, то меня снабдили ещё парой зимних меховых сапог. Они были тесноваты, но налезли. Огонь в чуме был погашен, и я заснул в состоянии глубокого комфорта. Наутро я обнаружил, что не чувствую своих ног – так они замерзли (огонь ведь был погашен), однако благодаря шубе холода я не ощутил. Поэтому меховая обувь у жителей Арктики должна свободно болтаться на ногах, а чтобы она не спадала, её подвязывают к штанам. У нганасан и тундровых энцев (живущих в Евразии ближе всех к Северному полюсу) обувь не имеет аналога больше ни с какой другой на свете: она вообще без подъёма. Больше всего она напоминает слоновьи ноги с почти круглой подошвой, но покрой у неё сложный, и её вообще невозможно носить, не привязывая к штанам.


Одежда и обувь нганасан

Одна из реконструкций сунгирской одежды предполагает штаны, к которым пришита обувь. Как ни странно, в Евразии такой одежды не сохранилось. Штаны, объединённые с обувью, встречаются лишь в летней одежде у индейцев Северной Америки, например, атапасков, но это лесная зона, пусть и северная – совсем не Арктика. Индейские мокасины быстро сохнут прямо на ногах, а «арктическую» обувь надо специально сушить. Поэтому всякий раз снимать для этого штаны представляется неудобным.

А.В.Суворов, великий русский полководец, говорил: «Держи ноги в тепле, а голову – в холоде». В традиционной арктической одежде шапка – большая редкость, обычно её заменяет капюшон, которым ненцы не особенно любят пользоваться. У северных самодийцев шапки носят только женщины. Шапки женские и мужские встречаются только у самых западных ненцев – Канинских. Считается, что они самые архаичные среди всех остальных, и это также явный признак южного происхождения ненцев. Поэтому весь комплекс одежды северных самодийцев можно обозначить как ненецко-саамский – её арктические черты были заимствованы у местных саамов, которых ассимилировали ненцы, выйдя в тундру, и от которых получили свое обозначение как самодийцы (самоеды = саамэ една «из земли саамов»). У чукчей есть шапки (правда, они надевают их крайне редко), но нет капюшонов, зато их отсутствие компенсирует высокий воротник. У коряков одежда мало отличается от чукотской, но у них сохранился такой специфический вид одежды, как погребальная, и там капюшон обязателен. Любопытно, что для весны у чукчей и эскимосов есть лёгкие мужские шапки одинарного покроя с открытой макушкой. (Как уже говорилось выше, вся одежда, за исключением рукавиц, имеет двойной покрой: внутренний – шерстью внутрь, к телу, и наружный – шерстью наружу. Ненецкая парка шьётся мехом внутрь, как рубашка и куртка одновременно, а сокуй, собственно зимняя шуба, – шьётся мехом наружу и надевается поверх парки. Штаны и меховые чулки, а также шапки шьются по такому же принципу, за исключением этих – не двойных, а одинарных.)    

В одном из мужских сунгирских захоронений имелась шапка, богато украшенная клыками песца (то есть от шапки, понятное дело, ничего не осталось, но сохранившиеся украшения прояснили её общий вид). Археологи предполагают специальное культовое назначение у этой шапки, однако по этнографическим материалам песец не такой зверь, чтобы иметь какой-то особый приоритет, мясо у него неважное. В Арктике песца больше, чем где-либо ещё, но до появления пушного бизнеса (в результате колонизации европейской Арктики и Сибири) местные жители внимания на него не обращали.

В Арктике последних столетий специально сшитая летняя одежда представляла большую редкость: летом обычно носили старую и вытертую зимнюю одежду. Богатый оленевод летом может выглядеть оборванцем, тем более что в гости там принято ходить зимой (летом у жителей Арктики много забот по хозяйству). Однако прибрежные чукчи справляют летний праздник божеству моря в упомянутых белоснежных дождевиках из моржовых кишок – это действительно праздничная одежда.

 

СКВОЗЬ УЗКУЮ ЩЕЛЬ

Есть ещё одна удивительная деталь арктической одежды, которой пользуются от силы пару месяцев в году – весной, когда начинает ярко светить солнце и снег, подтаявший от его лучей, сильно искрит. Это очки. Стёкол они не требуют, а представляют собою узкие прорези и делаются из любого материала. Если их не надевать, то глаза воспалятся и надолго обеспечат массу неудобств. Вероятно, проблема связана ещё с относительно разреженным в Арктике воздухом, который пропускает больше ультрафиолета. Самые красивые очки подобного рода я видел у нганасан. Интересно, когда они появились в истории человечества? Сейчас их уже не делают, поскольку везде стали доступны обычные тёмные.


Нганасанские очки

 

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Учёные считают, что именно в палеолите человек полностью заселил нашу планету, включая Арктику. Многие находки того времени восхищают изяществом и безупречным художественным вкусом, но далеко не все понятны по своему назначению. Климат в те времена мог быть очень разным и весьма суровым, а материалы более чем незамысловаты. Какие тогда у человека были возможности? На многие вопросы такого рода пока ответа нет ещё и потому, что в те времена уровень океана был сильно ниже, и большинство тогдашних прибрежных поселений теперь скрыты под водой. Но в межледниковья уровень воды поднимался, приближаясь к современному. Поэтому будем ожидать новых арктических открытий.   

Автор: Н.В.Плужников – к.и.н., научный сотрудник Ин-та этнологии и антропологии им. Н.Н.Миклухо-Маклая РАН.  

ЛИТЕРАТУРА

Богораз В.Г. Чукчи. Социальная организация. Л., 1934.  

Богораз В.Г. Материальная культура чукчей. М., 1991.

Дзенискевич Г.И. Атапаски Аляски. Очерки материальной и духовной культуры. Конец XVIII – начало ХХ века. Л., 1986.

Иохельсон В.И. Коряки. Материальная культура и социальная организация. СПб., 1997.

Ламартиньер П.М. Путешествие в Северные страны. М., 1912.

Лопуленко Н.А. Эскимосы // Народы Северо-Востока Сибири. М., 2010, сс.583-635.

Попов А.А. Нганасаны. Материальная культура. М.-Л., 1948.

Сунгирь – древняя стоянка первобытного человека. https://archeonews.ru/sungir/

Хомич Л.В. Ненцы. Историко-этнографические очерки. М.-Л., 1966.

 

происхождение народа, где и как живут, фото

Чукчи, луораветланы, или чукоты, являются коренным народом крайнего северо-востока Азии. Род чукчи относится к агнатному, который объединен общностью огня, общим знаком тотема, единокровностью по мужской линии, религиозными обрядами и родовой местью. Чукчи делятся на оленных (чаучу)— тундровых кочевых оленеводов и приморских, береговых (анкалын) — оседлых охотников на морских зверей, которые часто живут совместно с эскимосами. Есть и чукчи собаководы, которые разводили собак.

Название

Якуты, эвены и русские с 17 века начали называть чукчей чукотским словом чаучу, или чавчу, которое в переводе означает «богатый оленями».

Где живут

Народ чукчи занимает огромную территорию от Северного Ледовитого океана до реки Анюй и Анадырь и от Берингова моря до реки Индигирки. Основная часть населения проживает на Чукотке и в Чукотском автономном округе.

Язык

Чукотский язык по своему происхождению относится к чукотско-камчатской языковой семье и входит в состав палеоазиатских языков. Близкие родственники чукотского языка — корякский, керекский, который к концу 20 века исчез, и алюторский. Типологически чукотский относится к инкорпорирующим языкам.

Чукотским пастухом по имени Теневиль в 1930-х годах была создана оригинальная идеографическая письменность (хотя на сегодняшний день точно не доказано, было ли письмо идеографическим или словесно-слоговым. Эта письменность, к сожалению, не получила широкого употребления. Чукчи с 1930-х годов пользуются алфавитом на основе кириллицы с добавлением нескольких букв. Чукотская литература в основном создается на русском языке.

Имена

Раньше имя чукчи состояло из прозвища, которое ребенку давали на 5 день жизни. Имя давала ребенку мать, которая могла передать это право уважаемому всеми человеку. Распространено было проводить гадание на подвешенном предмете, с помощью которого определяли имя для новорожденного. У матери брали какой-нибудь предмет и по очереди называли имена. Если при произнесении имени предмет шевелится, им и называли ребенка.

Имена у чукчей делятся на женские и мужские, отличаются иногда окончанием. Например, имя женское Тынэ-нны и имя мужское Тынэ-нкэй. Иногда чукчи, чтобы ввести злых духов в заблуждение, называли мужским именем девочку, а мальчика — женским именем. Иногда с такой же целью ребенку давали несколько имен.

Имена означают зверя, время года или суток, в которое ребенок родился, место, где он появился на свет. Распространены имена, связанные с предметами обихода или пожеланиями ребенку. Например, имя Гитиннэвыт переводится «красавица».

Численность

В 2002 году была проведена очередная Всероссийская перепись населения, по итогам которой количество чукчей составляло 15767 человек. После проведения Всероссийской переписи населения в 2010 году число составило 15908 человек.

Продолжительность жизни

Средняя продолжительность жизни чукчей мала. Те, кто живет в естественных условиях, доживают до 42-45 лет. Основными причинами высокой смертности является злоупотребление алкоголем, курение и плохое питание. На сегодняшний день к этим проблемам присоединились наркотики. На Чукотке очень мало долгожителей, около 200 человек в возрасте 75 лет. Падает рождаемость, и все это в совокупности, к сожалению, может привести к вымиранию народа чукчей.

Внешность

Чукчи относятся к смешанному типу, который в общем является монголоидным, но с отличиями. Разрез глаз чаще горизонтальный, чем косой, лицо бронзового оттенка, скулы несильно широкие. Встречаются среди чукчей мужчины с густой растительностью на лице и почти курчавыми волосами. Среди женщин чаще встречается монгольский тип внешности, с широким носом и скулами.

Женщины собирают волосы в две косы по обеим сторонам головы и украшают их пуговицами или бусами. Замужние женщины иногда выпускают на лоб передние пряди. Мужчины часто очень гладко стригут волосы, спереди оставляют широкую бахрому, на темени оставляют два пучка волос в виде ушей зверя.

Одежда чукчей шьется из меха подросшего осеннего теленка (детеныша оленей). В повседневной жизни одежда взрослого чукчи состоит из следующих элементов:

  1. двойная меховая рубаха
  2. двойные меховые штаны
  3. короткие меховые чулки
  4. меховые невысокие сапоги
  5. двойная шапка в виде женского капора

Зимняя одежда чукотского мужчины состоит из кафтана, который отличается хорошей практичностью. Меховая рубаха еще называется ирын, или кукашка. Она очень широкая, с просторными в области плеча рукавами, сужающимися в районе кистей. Такой покрой позволяет чукче выдергивать руки из рукавов и складывать их на груди, принимать удобное положение тела. Пастухи, спящие у стада в зимнее время, прячутся в рубаху с головой и закрывают отверстие воротника шапкой. Но такая рубаха не длинная, а до колен. Более длинные кукашки носят только старики. Воротник рубахи вырезан низко и обшит кожей, внутрь опущен шнурок. Снизу кукашка опушена тонкой линией собачьего меха, который молодые чукчи заменяют мехом росомахи или выдры. В качестве украшений на спину и рукава рубахи пришиты пенакалгыны — длинные кисти, окрашенные в пунцовый цвет, сделанные из кусочков шкурок молодых тюленей. Такое украшение более свойственно для женских рубах.

Женская одежда также своеобразна, но отличается нерациональностью и состоит из цельных сшитых двойных штанов с низко вырезанным корсажем, который стягивается в области талии. У корсажа в области груди имеется разрез, рукава очень широкие. Во время работы, женщины высвобождают руки из корсажа и работают на морозе с голыми руками или плечами. Старые женщины надевают на шею шаль или полоску оленьей шкуры.

Летом в качестве верхней одежды женщины носят балахоны, сшитые из оленьей замши или покупных материй пестрого цвета, и камлейку их шерсти оленя с тонким мехом, расшитую различными обрядовыми нашивками.

Шапка чукчи шьется из меха пыжика и теленка, лап росомахи, собаки и выдры. Зимой, если предстоит идти в дорогу, поверх шапки надевают очень большой капюшон, сшитый в основном из меха волка. Причем кожа для него берется вместе с головой и оттопыренными ушами, которые украшают красными лентами. Такие капюшоны носят в основном женщины и старики. Молодые пастухи надевают даже вместо обычной шапки головной убор, прикрывающий только лоб и уши. Мужчины и женщины носят рукавицы, которые шьют из камуса.

Вся внутренняя одежда надевается на тело мехом внутрь, верхняя одежа — мехом наружу. Таким образом, оба типа одежды плотно прилегают друг к другу и образуют непроницаемую защиту от мороза. Одежда из оленьей шкуры мягкая и не вызывает особого дискомфорта, носить ее можно без белья. Нарядная одежда оленных чукчей белого цвета, у приморских чукчей она темно-коричневого оттенка с белыми редкими пятнами. Традиционно одежда украшена нашивками. Оригинальные узоры на одежде чукчей имеют эскимосское происхождение.

В качестве украшений чукчи носят подвязки, ожерелья в виде ремешков с бусами и повязки. Большинство из них имеет религиозное значение. Есть и настоящие украшения из металла, различные серьги и браслеты.

Грудных детей одевали в мешки из оленьей кожи, с глухими разветвлениями для ног и рук. Вместо пеленок раньше использовали мох с оленьей шерстью, который служил памперсом. К отверстию мешка пристегнут клапан, из которого ежедневно вынимали такую пеленку и меняли на чистую.

Характер

Чукчи являются эмоциональными и психологически очень легковозбудимыми людьми, что часто приводит к исступлению, склонности к самоубийствам и убийствам, даже при малейшем поводе. Этот народ очень любит независимость и настойчив в борьбе. Но вместе с тем чукчи очень гостеприимные и добродушные, всегда готовы прийти на помощь соседям. Во времена голодовок они помогали даже русским, приносили им еду.

Религия

Чукчи по своему верованию являются анимистами. Они обоготворяют и персонифицируют явления природы и ее области, воду, огонь, лес, животных: оленя, медведя и ворону, небесные тела: луну, солнце и звезды. Верят чукчи и в злых духов, считают, что они насылают на Землю бедствия, смерть и болезни. Чукчи носят амулеты и верят в их силу. Создателем мира они считали Ворона по имени Куркыль, который сотворил все на Земле и научил всему людей. Все, что есть в космосе сотворили северные животные.

У каждой семьи есть свои семейные святыни:

  • наследственный снаряд для добычи священного огня методом трения и используемый по праздникам. У каждого члена семьи свой снаряд, и на нижней дощечке каждого была высечена фигура с головой хозяина огня;
  • семейный бубен;
  • связки деревянных сучков «отстранителей несчастий»;
  • деревяшки с изображениями предков.

К началу 20 века многие чукчи были крещены в Русской православной церкви, но среди кочующих до сих пор есть люди с традиционными верованиями.

Традиции

У чукчей есть регулярные праздники, которые проводятся в зависимости от времени года:

  • осенью — день убоя оленей;
  • весной — день рогов;
  • зимой — жертвоприношение звезде Альтаир.

Также много нерегулярных праздников, например, кормление огня, поминки по умерших, обетные служения и жертвоприношения после охоты, праздник кита, праздник байдарки.

Чукчи верили, что у них 5 жизней, и не боялись смерти. После смерти многие хотели попасть в Мир предков. Для этого нужно было умереть в бою от руки врага или от руки друга. Поэтому, когда один чукча просил другого убить его, тот сразу соглашался. Ведь это была своего рода помощь.

Умерших обряжали, кормили и гадали над ними, заставляя отвечать на вопросы. Потом сжигали, либо относили в поле, прорезали горло и грудь, вытаскивали наружу часть печени и сердца, оборачивали тело в тонкие пласты оленьего мяса и оставляли. Старики часто убивали себя сами заранее или просили об этом близких родственников. К добровольной смерти чукчи приходили не только из-за старости. Нередко причиной были тяжелые условия жизни, недостаток пищи и тяжелая, неизлечимая болезнь.

Что касается брака, он преимущественно эндогамный, в семье у мужчины могло быть 2 или 3 жены. В определенном кругу побратимов и родственников допускается взаимное пользование женами по соглашению. У чукчей принято соблюдать левират — обычай брачного характера, по которому жена, после смерти мужа, имела право или была обязана вступить в брак с кем-то из его близких родственников. Делали так потому, что женщине без мужа было очень тяжело, особенно если у нее были дети. Мужчина, который женился на вдове, был обязан усыновить всех ее детей.

Часто чукчи воровали жену для своего сына из другой семьи. Родственники этой девушки могли потребовать отдать им женщину взамен, и не для того, чтобы выдать ее замуж, а потому, что в быту всегда нужны были рабочие руки.

Почти все семьи на Чукотке многодетные. Беременным не позволялось отдыхать. Наравне с другими они работали и занимались бытом, заготавливали мох. Это сырье очень необходимо во время родов, его стелили в яранге, на том месте, где женщина готовилась родить. Чукотским женщинам нельзя было помогать во время родов. Чукчи верили, что все решает божество, которое знает души живых и умерших и решает, какую из них послать роженице.

Кричать во время родов женщина не должна, чтобы не привлекать злых духов. Когда ребенок рождался, мать сама перевязывала пуповину ниткой, сплетенной из своих волос и сухожилия животного, и перерезала ее. Если женщина долго не могла родить, ей могли оказать помощь, так как было очевидно, что сама она не сможет справиться. Поручалось это одной из родственниц, но после этого все относились к роженице и ее мужу с презрением.

После рождения ребенка протирали кусочком шкуры, которую смачивали в моче матери. На левую руку и ногу малышу надевали браслеты-обереги. Ребеночка наряжали в меховой комбинезон.

После родов женщине нельзя было есть рыбу и мясо, только мясной бульон. Раньше чукотские женщины кормили детей грудью до 4 лет. Если у матери не было молока, ребенка поили жиром тюленя. Пустышка малыша была сделана из кусочка кишки морского зайца. Ее набивали мелко нарезанным мясом. В некоторых селениях младенцев вскармливали своим молоком собаки.

Когда мальчику исполнялось 6 лет, мужчины начинали его воспитывать как воина. Ребенка приучали к жестким условиям, учили стрелять из лука, быстро бегать, быстро просыпаться и реагировать на посторонние звуки, тренировали остроту зрения. Современные дети чукчей любят играть в футбол. Мяч им делают из шерсти оленя. Популярна у них экстремальная борьба на льду или скользкой шкуре моржа.

Мужчины чукчи отличные воины. За каждый успех в бою они наносили метку-татуировку на тыльную сторону правой ладони. Чем больше было меток, тем опытнее считался воин. У женщин всегда было при себе холодное оружие на случай, если нападут враги.

Культура

Очень разнообразны мифология и фольклор чукчей, они имеют много общего с фольклором и мифологией палеоазиатов и американских народов. Чукчи издавна знамениты своими резными и скульптурными изображениями, выполненными на мамонтовых костях, которые поражают своей красотой и четкостью нанесения. Традиционными музыкальными инструментами народа являются бубен (ярар) и варган (хомус).

Народное устное творчество чукчей богато. Основными жанрами фольклора являются сказки, мифы, сказания, исторические предания и бытовые рассказы. Одним из главных персонажей является ворон Куркыль, есть предания о войнах с эскимосскими соседними племенами.

Хотя условия жизни чукчей были очень тяжелыми, они находили время и для праздников, в которых бубен был музыкальным инструментом. Напевы предавались из поколения в поколение.

Танцы чукчей делятся на несколько разновидностей:

  • имитационно-подражательные
  • игровые
  • импровизированные
  • обрядово-ритуальные
  • танцы-инсценировки или пантомимы
  • танцы оленных и береговых чукчей

Очень были распространены подражательные танцы, которые отображают поведение птиц и зверей:

  • журавль
  • полет журавля
  • бег оленя
  • ворон
  • танец чайки
  • лебедь
  • танец уток
  • бой быков во время гона
  • высматривание

Особое место занимали торговые пляски, которые являлись видом группового брака. Они являлись показателем укрепления прежних родственных уз или проводились в знак новой связи между семьями.

Еда

Традиционные блюда чукчей готовят из мяса оленя и рыбы. Основа питания этого народа — отварное мясо кита, тюленя или оленя. Мясо употребляется в пищу и в сыро-замороженном виде, едят чукчи внутренности животных и кровь.

Чукчи едят моллюсков и растительную пищу:

  • кора и листья ивы
  • щавель
  • морская капуста
  • ягоды

Из напитков представители народа предпочитают алкоголь и отвары из трав, похожие на чай. Неравнодушны чукчи к табаку.

В традиционной кухне народа есть своеобразное блюдо под названием моняло. Это полупереварившийся мох, который извлекается из желудка оленя после убийства животного. Моняло используют при приготовлении свежих блюд и консервов. Самым распространенным до 20 века горячим блюдом у чукчей была жидкая похлебка из моняла с кровью, жиром и измельченным мясом.

Жизнь

Чукчи первоначально охотились на северного оленя, постепенно они одомашнили этих животных и начали заниматься оленеводством. Олени дают чукчам мясо для пищи, шкуру для жилища и одежды, являются для них транспортом. Чукчи, которые живут у берегов рек и морей, занимаются охотой на морских обитателей. Весной и зимой они ловят тюленей и нерпу, осенью и летом — китов и моржей. Ранее для охоты чукчи использовали гарпуны с поплавком, ременные сети и копье, но уже в 20 веке научились пользоваться огнестрельным оружием. На сегодняшний день сохранилась лишь охота на птицу с помощью «бола». Рыболовство развито не у всех чукчей. Женщины с детьми собирают съедобные растения, мох и ягоды.

Чукчи в 19 веке проживали стойбищами, в которые входило 2 или 3 дома. Когда еда для оленей заканчивалась, они кочевали в другое место. В летний период некоторые жили ближе к морю.

Орудия труда были сделаны из дерева и камня, постепенно их заменили на железные. В обиходе чукчей широко используются топоры, копья, ножи. Утварь, металлические котлы и чайники, оружие сегодня используются в основном европейские. Но и по сей день в быту этого народа есть много элементов первобытной культуры: это костяные лопаты, сверла, мотыги, каменные и костяные стрелы, наконечники для копий, панцири из железных пластин и кожи, сложный лук, сделанные из костяшек пращи, каменные молотки, кожи, стебла, снаряды для добычи огня путем трения, лампы в виде плоского судна круглой формы, сделанные из мягкого камня, которые заполняли жиром тюленей.

Легкие сани чукчей тоже сохранились в первобытном виде, они оснащены подпорками дугообразной формы. Запрягают в них оленей или собак. Чукчи, жившие у моря, для охоты и передвижения по воде издавна использовали байдарки.

Приход советской власти затронул и жизнь поселений. Со временем в них появились школы, культурные учреждения и больницы. Сегодня уровень грамотности чукчей в стране находится на среднем уровне.

Жилище

Чукчи живут в жилищах, называемых ярангами. Это шатер больших размеров, неправильной многоугольной формы. Покрывают ярангу полотнищами из шкур оленей таким образом, чтобы мех был снаружи. Свод жилища опирается на 3 шеста, которые расположены в центре. К покрову и столбам шалаша привязывают камни, что обеспечивает устойчивость напору ветра. С пола ярангу наглухо заделывают. Внутри шалаша посередине расположено огнище, которое окружено санями, загруженными различными принадлежностями для хозяйства. В яранге чукчи живут, едят и пьют, спят. Такое жилище хорошо прогревается, поэтому обитатели ходят в нем раздетыми. Отапливают чукчи свое жилье жировой лампой из глины, дерева или камня, где и готовят пищу. У приморских чукчей яранга отличается от жилья оленеводов тем, что в ней нет дымового отверстия.

Известные люди

Несмотря на то, что чукчи — народ далекий от цивилизации, среди них есть и те, кто стал известен навесь мир, благодаря своим достижениям и талантам. Первый чукотский исследователь Николай Дауркин является чукчей. Свое имя он получил при крещении. Дауркин был одним из первых русских подданных, которые высадились на Аляске, сделал несколько важных географических открытий 18 века, первым составил подробную карту Чукотки и получил дворянский титул за вклад в науку. Именем этого выдающегося человека был назван полуостров на Чукотке.

Кандидат филологических наук Петр Иненликей тоже родился на Чукотке. Он изучал народности севера и их культуру, является автором книг по исследованию в области лингвистки языков северных народов России, Аляски и Канады.

Информация

В муниципальном образовании «Город Магадан» – 233 человека, Ольский район – 18 человек, Омсукчанский – 5, Северо-Эвенский – 4, Среднеканский – 1, Сусуманский – 1, Хасынский – 18, Ягоднинский – 5 человек.

Себя чукчи называют луораветлат – настоящие люди. Они относятся к группе северо-восточных палеоазиатов, говорят на чукотском языке, характерной особенностью которого является различие между мужским и женским произношением (вместо звука «р» женщины в словах используют звук «ц»).

Природопользование.

Хозяйство чукчей имело натуральный характер. По основной хозяйственной деятельности они разделялись на оленных, кочующих, и береговых, оседлых. Оленные чукчи называли себя чаучу, занимались кочевым оленеводством. Основным занятием береговых являлся промысел морского зверя: моржа, тюленя, китов. На территории области проживали оленные чукчи, чаучу.

Чукотское оленеводство сформировалось в конце XVII – первой половине XVIII в. за счет захвата оленей у соседних народов: юкагиров и коряков. Ему традиционно был присущ пеший выпас и упряжной транспорт. Годичный цикл миграций (кочевок) кругообразен, он давал возможность летнего вольного отпуска оленей с дозором за ними и осенним сбором  стада. Миграции происходили от тундры к морю летом, уберегая оленей от гнуса и оводов;  от гор к долинам зимой, укрывая стадо от холодных ветров.

Для окарауливания оленей не использовали собак, вся тяжесть труда ложилась на пастухов. Так как чукотские олени полудикие,  именно стадо не позволяло им разбегаться. Стада оленей обычно достигали  до полутысячи и более особей. Оленеводы находились при стаде почти круглосуточно, передвигаясь на ногах, часто бегом. Чтобы прокормить крупные стада, необходимо было постоянно передвигаться по обширным территориям.  Оставаясь на одном месте, можно было испортить тонкий слой растительности. Стратегия, сохраняющая пастбища, была присуща чукотскому оленеводству.

Оседлые, береговые чукчи занимались морским зверобойным промыслом. Основными его объектами были морские млекопитающие: киты, моржи, тюлени нерпы. В море выходили на байдарах, 7–9 местных на китовую охоту, так как она носила коллективный характер, 1-местной на тюленя и нерпу. Моржей били на лежбищах. Орудиями охоты служили гарпуны, разные по размеру и назначению, копья, ножи, позже ружья.

Рыболовство было сопутствующим промыслом. Оно имело значение только для оседлого населения, носило индивидуальный характер. Вылавливали рыбу только сетями.

Охота на дикого зверя также занимала незначительное место. Лисиц, песцов, росомах травили собаками, стрихнином. Оружием служили лук и стрелы, позже винтовки. Применяли ловушки. Добывали белых медведей, диких оленей, баранов. В охоте на птиц использовали болу.

Собирательством занимались женщины. Заготавливались шикша, морошка, коренья и клубни растений. Употребляли в пищу морскую капусту и моллюсков (КП-7739_1).

Колотушка для бубна («упчиит»), используемая при обряде Мын’ин.

Также оседлые чукчи занимались транспортным собаководством, заимствованным у эскимосов.

Поселения и жилища.

Основной формой поселений у оленных чукчей были стойбища, у оседлых – поселки.

Чукчи использовали два типа жилищ: переносное, присущее оленеводам, и постоянное – которое использовали оседлые, оно могло быть зимним и летним.

Оленные чукчи в качестве жилища использовали переносные каркасные цилиндро-конические нерешетчатые яранги. Центральной опорой каркаса служили три вертикальных шеста, относящиеся к священным предметам жилища. Вокруг шестов устанавливались короткие стойки, связанные по три, образуя широкий круг. Их соединяли поперечные перекладины. С опорой треноги соединялись длинными тонкими жердями. Остов был прочным и эластичным. Конструкция связывалась кожаными ремнями и покрывалась покрышкой из шкур оленя.    

Яранга покрывалась оленьими шкурами. Внутри подвешивался меховой полог или несколько, в зависимости от количества брачных пар, отапливаемые жирником (КП-32453_3).

Жирник. Чукотка (первая половина XX в.)

В ярангах жили в зимний и летний периоды, разница заключалась в качестве шкур, использованных для покрышки.

Оседлые устраивали полуземлянки четырехугольной формы, частично вкопанные в землю. Основой каркаса землянки служили китовые челюсти и ребра. В летний период времени устанавливали яранги, подобные ярангам оленных чукчей. Но уже к концу XIX века оседлые береговые жители использовали яранги и как зимнее жилище. В то же время утратило значение коллективное жилище и произошло обособление семьи как основной единицы общества.

Средства передвижения.

В качестве транспортного средства оленные чукчи использовали нарты. Отсутствие практики использования оленя под вьюк и седло – экологически обусловленное и целесообразное отличие тундрового оленеводства. При высокой скорости движения и массе груза высока была вероятность травмы связочно-суставного аппарата и костей конечности оленя, так как порода «харгин» не отличается высокой степенью выносливости.

Столь же экологически целесообразным являлся тип чукотской нарты, отличающийся от нарт других типов вязаными сочленениями. Все виды чукотской нарты легче эксплуатировались при прочном снежном насте, что удобно в тундре с открытой местностью, а в глубокий рыхлый снег зарывались. На низкой нарте седок был защищен оленями от ветров.  Чукотские нарты имели дугообразные копылья, сделанные из оленьих рогов или из сучьев и корней с естественным изгибом. Передние концы полозьев прикреплялись к верхним перекладинам. Все соединения скреплялись тонкими прочными ремешками, затянутыми очень крепко.

Существовало несколько вариантов нарт.

Грузовые нарты – из дерева лиственницы, с толстыми полозьями, дугообразными копыльями. В зависимости от перевозимых грузов, они имели конструктивные отличия. Нарты, предназначенные для перевозки покрытий шатра, делали самого большого размера. Нарты для домашней утвари и котлов имели приспособления в виде бортов из деревянных пластинок. Шесты от шатра перевозили на нартах поменьше, в их центре был укреплен вилкообразный брусок, к которому шесты привязывались.

Ездовые нарты делали из березы, с тонкими гладкими копыльями и полозьями, а также спинкой из гладких палочек, связанных ремнями. Весной для лучшего скольжения на них набивались пластинки из китовой кости или челюстей моржа. Женские и мужские нарты отличались по размеру. Женские были больше и имели более широкое и удобное сидение. Беговые нарты делались самыми маленькими.

 Особый вид нарт, с четырехугольным кузовом, покрытым шкурами, использовался для перевозки маленьких детей в холодное время года.

Каждые нарты в кочевом караване имели свое определенное место. На передних ехала женщина, ведущая караван, последними шли нарты с шестами яранги. Большая семья имела при перекочевке от 40 до 60 нарт.

Для того чтобы обучить пару ездовых оленей, требовалось не менее 2 лет постоянных упражнений и тренировок. К выбору оленя для упряжки подходили с большой тщательностью.

Оленья упряжка состояла из ремней, соединяющихся между собой и прикрепляющихся к нартам. Ремни упряжки покрывались мягкой кожей, чтобы не натереть шерсть и кожу оленя.

Береговые чукчи передвигались на собачьих упряжках, запряженных цугом или веером. Упряжка составляла 8–12 собак. Кормили животных мясом и жиром морского зверя, иногда рыбой и оленьим мясом.

По воде передвигались на байдарах, одноместных и многоместных, обтянутых моржовой шкурой. При необходимости строили плоты.

Одежда.

Одежда оленеводов была очень теплой и одновременно легкой, чтобы не стеснять движений. Ее шили из шкур оленей двойной, мехом внутрь и наружу.

Скребок с железным наконечником.

Главной частью мужской зимней одежды была кухлянка длиной до колен, с довольно широким воротником. Ворот кухлянки обшивался собачьим или росомашьим мехом. Рукава делали  узкие у кистей и широкие в плечах. При желании руки можно было легко втянуть внутрь и поворачиваться в одежде, как в маленькой палатке. Нагрудник под подбородком защищал кухлянку от обмерзания при дыхании.

Наружные весенние штаны шились в основном из камусов ворсом книзу. Зимние же были из толстых шкур осенних телят, они лучше всего согревали в мороз. Штаны не имели пояса и подвязывались бечевой. Штанины были узкими и плотно охватывали ноги.

Зимняя обувь – торбаза – шилась из камусов, летняя – из непромокаемых и удобных в носке шкур тюленей. В холода поддевали меховые чулки – чижи,  стельки в обувь делали из травы.

Чукотские рукавицы – это единственная одинарная часть зимней одежды, потому что двойные не давали бы возможности легко действовать руками.

Женская одежда представляла собой меховой двусторонний комбинезон с низко сшитым воротом. Чтобы защитить шею от холода, делали два или три ряда опушки из густого меха песца или волка. Рукава были длинными и широкими, при работе женщинам приходилось обнажать правое плечо и руку.

Во время празднеств, при поездках в гости и в зимнее время поверх одежды женщины носили просторную рубашку с капюшоном, доходящую до колен, камлею. На плечах и по спине с обеих сторон нашивались небольшие куски волчьего меха и замшевые ремешки с нашитыми бусами.

Детей до 5 лет также одевали в меховые комбинезоны. У таких комбинезонов был большой капюшон, опушенный мехом. Рукава и штанины делали без отверстий, что позволяло хорошо сохранять тепло. Когда дети начинали подрастать, то рукава и штанины расшивались. Внизу пришивался особый клапан, в который для маленьких детей засовывался мох или шерсть оленя. Мох несколько раз в день менялся, таким образом, соблюдалась детская гигиена. В возрасте 5–6 лет мальчики и девочки получали костюм взрослого покроя.

Система питания.

Пищевой рацион у оленных чукчей состоял главным образом из оленьего мяса, у оседлых – из мяса морских млекопитающих. Но вследствие постоянного обмена продукцией оленеводства и морского зверобойного промысла рацион разнообразился.

Основным блюдом приморских чукчей было мясо, жир и внутренности моржа. Его сохраняли в особых мясных ямах, залитых водой. Также мясо сушили, вялили. Часто готовили квашеное мясо – копальхен. Для его приготовления куски мяса моржа со шкурой складывали в ямы, засыпав сверху дерном. Моржовый жир сохраняли в мешках из шкур нерпы, которая также бытовала часто в меню береговых чукчей. Традиционная кухня береговых жителей включала более двух десятков блюд из китового мяса и жира: китовую кожу с салом ели сырой или перекладывали пластинами с иван-чаем, варили, перетирали с листьями горца трехкрылоплодного. Печень квасили, почки ели сырыми, обмакивая в топленый тюлений жир.

Чукчи. Анадырь 1906 год.

Традиционно рацион оленеводов состоял из оленьего мяса. Его ели вареным и сушеным. Внутренности употребляли в пищу сырыми. Повседневным было употребление мясного бульона и похлебки из крови, приготовляемой с диким луком и сараной. Кровь с хрящами и пленками от мяса квасили в оленьем желудке. Особое место занимала колбаса из слепой кишки оленя, которая использовалась в домашних обрядах.  

Охотились также на диких зверей, но не употребляли в пищу мясо росомахи, волка, хищных птиц, бурого медведя.

Оленные и оседлые занимались рыболовством, преимущественно вылавливали лососевых. Рыбу квасили, заготавливали юколу.

Собирали ягоды, грибы же не употребляли, кроме мухоморов, используемых в ритуальных целях. Оседлые собирали морскую капусту.

Чай пили постоянно, он был излюбленным напитком и оленных, и оседлых чукчей.

Социальная организация. Основной общественно-экономической единицей являлась патриархальная семейная община, состоявшая из семей, объединенных единым хозяйством. Социальные связи складывались у оседлых вокруг байдары, у оленеводов – вокруг стада. У оленных чукчей существовали патрилинейные родственные группы, связанные кровной местью, передачей ритуального огня, обрядами жертвоприношений.

В семейной жизни традиционно существовало многоженство, групповой брак, обычай левирата и сорората. Дети же, рожденные от разных матерей, пользовались одинаковыми правами.

Духовная культура.

Чукчи видели мир трехчастным: в верхнем мире жили предки, подземный мир был обиталищем вредоносных существ келе, также мир людей.

Традиционно верованиям чукчей был присущ анимизм и промысловые культы. В каждой семье имелась связка домашних или семейных охранителей. В связку включались остатки животных и птиц, деревянные и кожаные изображения предков, огнивные доски и предметы, традиционно ритуальные в конкретной семье: коготь или череп медведя, волка, песца. Между человеком и животными не было абсолютного разграничения, человек мог жениться на медведице, сосватать утку, росомаха – вырастить человеческого ребенка.

Колотушка для бубна («упчиит»), используемая при обряде Мын’ин.

Чукотские шаманы не отделялись от производственной деятельности семьи. Их основными функциями были борьба с болезнями, неудачами в промысле и оленеводческом хозяйстве. Было хорошо развито семейное шаманство, когда обрядовые функции выполнял глава семьи.

Праздники были приурочены к природным изменениям и хозяйственному календарю. Традиционными были праздник кита, у оленеводов – праздник молодого оленя, весенний и осенний убой оленей.      

Мужчины-чукчи старшего возраста нередко совершали обряд добровольной смерти.

Устное народное творчество было представлено мифами, сказками, историческими преданиями и бытовыми рассказами, где основными персонажами служили как люди, так и животные, главный персонаж мифов и сказок – Ворон, демиург и чукотский культурный герой.

Музыкальный фольклор включал персональные, личные песни, являющиеся персональными оберегами, игру на бубне – яраре (КП-1014_1), варгане.  

 

Бубен (ободок) «ярар».

 

 

 

Литература о чукчах

 

Алексеев А. И.

Ученый чукча Николай Дауркин / А. И. Алексеев. – Магадан : Магадан. кн. изд-во, 1961. – 86 с. : ил. – Библиогр. в тексте и в конце кн.

Аретваль Н. П.

Северное сияние : чукот. танец / [авт. танца Н. П. Аретваль ; запись Л. Красниковой] ; Упр. культуры Магадан. облисполкома, Обл. науч.-метод. центр. нар. творчества культпросветработы. – Магадан : НМЦ нар. творчества и культпросветработы, 1981. – [20] с. : ил., ноты.

Богораз-Тан В. Г.

Восемь племен : роман ; Чукотские рассказы / [вступ. ст. В. Муравьева; ил. Л. Подольской]. – Москва : Гослитиздат, 1962. – 401 с. : ил.

Богораз-Тан В. Г.

Краткий отчет об исследовании чукочъ Колымского края : (с картой маршрутов) : по материалам экспедиции И. М. Сибирякова, 1894-1897 гг. / В. Г. Богораз-тан. – [Б. м. : б. и.], [1898]. – [27] отд. л. – Отт. из бюл.: “Известия Восточно-Сибирского Императорского Русского географического общества”. 1898. Т. 30, № 1. С. 1-51.

Богораз-Тан В. Г.

Материальная культура чукчей : авториз. пер. с англ. / В. Г. Богораз-Тан ; [послесл. И. С. Вдовина]; АН СССР. Ин-т этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. – Москва : Наука, 1991. – 222 с. : ил., [20] л. ил. – (Этнографическая библиотека). – Основные труды В. Г. Богораза о чукчах: с. 209-210. – Библиогр. в примеч.: с. 207-208.

Богораз-Тан В. Г.

Очерк материального быта оленных чукчей : сост. на основании коллекций Н. Л. Гондатти… : с 25 таб. рисунков в конце текста / В. Г. Богораз-Тан ; Императ. АН. – Санкт-Петербург : Изд-во Императ. АН, 1901. – 65 с., [25] л. табл.

Богораз-Тан В. Г.

Чукотские рисунки / В. Г. Богораз. – Москва : [б. и.], 1913. – 46 с. : ил. 

Богораз-Тан В. Г.

Чукчи : [авториз. пер. с англ.] / В. Г. Богораз. – Ленинград : Изд-во Ин-та народов Севера ЦИК СССР, 1934-1939.

Ч. 1 : [Социальная организация / ред. и авт. предисл. Я. П. Алькор]. – 1934. – XXX, 191 с., 1 л. портр. – (Материалы по этнографии / Науч.-исслед. ассоц. Ин-та народов Севера ЦИК СССР ; т. 5). – Библиогр. в примеч.

Ч. 2 : Религия / Главсевморпуть при СНК СССР, Науч.-исслед. ассоц. Ин-та народов Севера им. П. Г. Смидовича ; под ред. Ю. П. Францова ; [предисл. Ю. П. Францова, И. Вдовина]. –  1939. – XI, 193 с. : ил., [6] л. ил. – Библиогр. в примеч.

Богораз-Тан В. Г.

Чукчи. Материальная культура / В. Г. Богораз ; [отв. ред., авт. послесл. и примеч. И. С. Вдовин]. – Изд. 3-е. – Москва : URSS, 2012. – 222 с., [20] л. ил. : ил. – (Академия фундаментальных исследований : этнология). – Библиогр. в примеч.: с. 207-208, библиогр. в подстроч. примеч. – Основные труды В. Г. Богораза о чукчах: с. 209-210.

Богораз-Тан В. Г.

Чукчи. Социальная организация / В. Г. Богораз. – Изд. 3-е. – Москва : URSS, 2011. – XX, 191 с. – (Академия фундаментальных исследований : этнология). – Библиогр. в подстроч. примеч.

Владимир Германович Богораз-Тан и Северо-Восток : библиогр. указ. / Магадан. обл. универс. науч. б-ка им. А. С. Пушкина, Библиогр. отд. ; [сост. И. В. Колонтеева ; ред. Т. М. Хворостянко]. – Магадан : ОУНБ, 1991. – 72, [6] с. – (Помни их имена ; вып. 6)

Бронштейн М. М.

Резная кость Уэлена. Народное искусство Чукотки = Bone carving in Uelen. The folk art of Chukchi Peninsula / М. М. Бронштейн, И. Л. Карахан, Ю. А. Широков ; [фот. А. Вахрушев и др.] ; Департамент культуры, молодежи, спорта, туризма и информ. политики Чукот. авт. окр., Гос. музей искусства народов Востока. – Москва : Святигор, 2002. – 97 с. : цв. ил. – Текст рус., англ.

В гости на Чукотку : танец / композиция и запись танца В. О. Соболева ; Упр. культуры Магадан. облисполкома, Науч.-метод. каб. культпросветработы и нар. творчества. – Магадан : Науч.-метод. каб. культпросветработы и нар. творчества, 1979. – [12] с. : ил., нот. ил.

Вдовин И. С.

К истории общественного строя чукчей / И. С. Вдовин. – [Ленинград] : Изд-во ЛГУ, 1950. – [28] с. – Библиогр. в тексте.

Вдовин И. С.

Очерки истории и этнографии чукчей / И. С. Вдовин ; АН СССР, Ин-т этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. – Москва ; Ленинград : Наука, 1965. – 403 с.

Галкин Н. А.

Тэнэми : повесть из жизней чукчей / Н. А. Галкин ; рис. Л. Сычева. – 2-е изд., доп. – Москва : Молодая гвардия, 1932. – 144 с. : ил.

Ольга Петровна Геунтонау и ансамбль “Ракушка” : (мелодии к танцам, песни на чукотском языке) / Чукот. окр. центр нац. культуры ; [сост. Н. Воронцова]. – Анадырь : Окр. центр нац. культуры, 1992. – 56 с. : ноты.

Глоцер В. И.

Чудак Пакайка : сказки Чукотки : [для детей] / пересказали В. И. Глоцер, Г. Снегирев ; рис. В. Иванюк. – Москва : Дет. лит., 1983. – 48 с. : цв. ил.

Годовых Т В.

Растения в этномедицине Чукотки / [Т. В. Годовых, Л. И. Дохнова, Т. И. Тынены ; отв. ред. Т. В. Годовых], Рос. АН, Дальневост. отд-ние, Сев.-Вост. науч. центр, Сев.-Вост. комплекс. НИИ, Чукот. фил. – Магадан : ЧФ СВКНИИ ДВО РАН, 2005. – 207 с. : ил., [8] л. цв. ил.. – Библиогр.: с.205-207. – Указатели: С.180-204.

Горовский Б.

Забытые русские земли :  Чукот. п-ов и Камчатка : путевые очерки : с 55 ил. и 1 карт. / Б. Горовский. – Санкт-Петербург : Суворин, 1914. – VIII, 122 л., [20] л. ил. : карт. – (Библиотека “Вечернего времени”).

Дьячков А. Е.

Анадырский край : рукопись жителя села Маркова / А. Е. Дьячков ; с предисл. Ф. Ф. Буссе. – Владивосток : Тип. Сиб. флот. экипажа, 1893. – XXVIII, 158 с., 1 л. ил. – (Записки Общества изучения Амурского края ; т. 2).

Жилище. Одежда. Национальная кухня / Чукот. окр. центр нар. культуры ; [авт. и сост. А. Тевлялькот]. – Анадырь : [б. и.], 1993. – 42 с. : ил. – (Природа и человек).

Забытая окраина : результаты двух экспедиций на Чукот. п-ов, снаряж. в 1900-1901 гг. В. М. Вонлярлярским, в связи с проектом водворения золотопром-сти на этой окраине. – Санкт-Петербург : Суворин, 1902. – 62 с.

Завадский-Краснопольский А. К.

Русское царство : Коряко-Чукот. край и Камчатка: природа ее особенности и население / А. К. Завадский-Краснопольский. – Санкт-Петербург : (Тип. Меркульева), 1873. – 65 с.

Издания на языках коренных малочисленных народов Севера (ительменском, корякском, чукотском, эвенском, эскимосском, юкагирском) в учреждениях Магаданской области : свод. каталог / Упр. культуры администрации Магадан. обл., Магадан. обл. универс. науч. б-ка им. А. С. Пушкина ; авт.-сост. О. А. Толоконцева ; [отв. ред. А. А. Бурыкин ; ред. С. И. Симонова и др.]. – Магадан : Кордис, 2008. – 222 с., [8] л. цв. ил. : портр. – Указ. авт., сост., ред., переводчиков, художников, композиторов, информантов, персоналий : с. 188-214.

Искусство Чукотки / М. М. Бронштейн, К. А. Днепровский, Н. П. Отке, Ю. А. Широков ; Департамент культуры и искусства Чукот. авт. окр., Чукот. окр. краевед. музей, Гос. музей искусства народов Востока. – Москва : ПАССИМ, 1997. – 47 с. : ил. – Текст рус., англ.

История и культура чукчей : ист.-этногр. очерки / АН СССР, Ин-т истории, археологии и этнографии народов Дал. Востока, Ин-т этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая ; под ред. А. И. Крушанова. – Москва : Наука, 1987. – 286 с. – Библиогр. в примеч. в конце разд.

История Чукотки с древнейших времен до наших дней / [Н. Н. Диков и др.] ; под рук. и общ. науч. ред. Н. Н. Дикова. – Москва : Мысль, 1989. – 492 с., [16] л. ил.

Коробейников, Б. А.

Чукотская сюита : [о чукот.-эскимос. ансамбле “Эргырон” : фотоальбом] / Б. А. Коробейников. – Магадан : Магадан. кн. изд-во, 1970. – 35 с. : ил.

Кто самый сильный на Земле : чукот. сказки / Магадан. обл. метод. каб. культпросветработы и нар. творчества, Чукот. окр. дом нар. творчества ; [сост. М. К. Такакава, лит. обраб., коммент. и вступ. ст. В. В. Леонтьева]. – Магадан : Магадан. кн. изд-во, 1974. – 149 с. : ил. – Текст рус., чукот.

Куликов М. И.

Чукотка. Зигзаги истории малых народов Севера / М. И. Куликов ; Новгор. гос. ун-т им. Ярослава Мудрого. – Великий Новгород : НОВГУ, 2002. – 495 с. : табл.

Куликова И. В.

Олень – в языке, в жизни и в душе чукчей / И. В. Куликова ; [отв. ред. А. Н. Жукова]. – Санкт-Петербург : Лема, 2016. – 213 с. : ил., табл. – Библиогр.: с. 200-205, библиогр. на чукот. яз.: с. 206-210.

Кымытваль А. А.

Фольклорный праздник : [плакат] / А. А. Кымытваль ; Упр. культуры Магадан. облисполкома, Науч.-метод. центр нар. творчества и культпросветработы. – Магадан : [б. и.], [19–?]. – 1 л.

Леонтьев В. В.

Приключения храброго Ейвелькея : по мотивам чукот. нар. сказок / Владилен Леонтьев. – Магадан : Магадан. кн. изд-во, 1973. – 35 с. : ил.

Леонтьев В. В.

Самый сильный, самый ловкий : о чукот.-эскимос. спорт. играх / Владилен Леонтьев ; худож. В. С. Цирценс. – Магадан : Магадан. кн. изд-во, 1979. – 29 с. : цв. ил.

Леонтьев В. В.

Хозяйство и культура народов Чукотки (1958-1970 гг.) / В. В. Леонтьев ; [отв. ред. И. С. Вдовин] ; АН СССР. Дальневост. науч. центр, Сев.-Вост. комплекс. НИИ. – Новосибирск : Наука, 1973. – 178 с. : ил.

Лыткин В. А.

Новая жизнь – новые песни : соврем. нац. музыка Чукотки и пути ее развития / В. А. Лыткин ; Магадан. обл. упр. культуры, Метод. каб. культпросветработы и нар. творчества. – Магадан : Магадан. кн. изд-во, 1970. – 158 с. : ил., нот.

Медведь-лежебока : чукот. сказки: [для дошк. возраста / запись А. Лозневого и др. ; лит. обраб. А. Лозневого, Г. Меновщикова ; пересказ Л. Грибовой] ; худож. И. Павлишина. – Москва : Малыш, 1991. – 28 с. : ил. – (Сказки евражки

Мейныпильгынские вечорки : [о чукот. анс. песни и танца “Дружба” села Мейныпыльгино Беринг. р-на : буклет] / Упр. культуры Магадан. облисполкома, Чукот. окр. дом культпросветработы ; [сост. М. К. Такакава]. – Магадан : [б. и.], 1979. – 8 с. : ил. – (В помощь клубному работнику). 

Меновщиков Г. А.

На чукотской земле : из записок учителя : путевые заметки / Г. А. Меновщиков. – Магадан : Магадан. кн. изд-во, 1977. – 128 с. – (Первопроходцы ; вып. 6).

Меновщиков Г. А.

Путешествия ворона Кутха по северным странам : по мотивам ительм., коряк., чукот. и эскимос. сказок : для мл. шк. возраста / Георгий Меновщиков ; [худож. Д. А. Брюханов]. – Магадан : Магадан. кн. изд-во, 1985. – 89 с. : ил.

Меновщиков Г. А.

Чукотские, эскимосские, корякские сказки / Г. А. Меновщиков. – Хабаровск : Дальневост. гос. изд-во, 1950. – 153 с. : ил.

Моя одежда – мой дом! : электронная библиотека / Технологии управляемого хаоса. – [Москва : Технологии управляемого хаоса, 2010]. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM) : цв. ; 12 см. – (Электронная библиотека). – Систем. требования: Windows 200/ХР/VISTA/Windows 7 ; Pentium III 700 ГГц (рек. Pentium IV 1500 MГц или AMD ATHLON ХР 1600+ и выше) ; 512 Мб ОЗУ и выше оператив. памяти ; DVD-ROM ; Разрешение экрана от 800х600 (SVGA). – Заглавие с этикетки диска. – В содержании: Алеуты ; Ительмены ; Кереки ; Чукчи ; Эвены ; Эскимосы ; Юкагиры ; Русские старожилы Северо-Востока Сибири. 

Народные художественные промыслы Чукотки : рек. библиогр. указ. лит. в помощь профориентации / Магадан. обл. дет. б-ка, Магадан. обл. отд-ние Рос. фонда культуры ; [сост. С. Ф. Русанова ; авт. ст. Л. В. Андреева]. – Магадан : [б. и.], 1992. – 14 с. 

Народы Северо-Востока Сибири : айны. Алеуты. Ительмены. Камчадалы. Кереки. Коряки. Нивхи. Чуванцы. Чукчи. Эскимосы. Юкагиры / РАН, Ин-т этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая, Ин-т истории, археологии и этнографии народов Дал. Востока Дальневост. отд-ния ; [отв. ред. Е. П. Батьянова, В. А. Тураев]. – Москва : Наука, 2010. – 772 с. : ил., [16] л. цв. ил. – (Народы и культуры). – Библиогр.: с. 711-767. 

Национальные игры Чукотки : метод. рекомендации / Магадан. науч.-метод. центр нар. творчества и культпросветработы ; [сост. Н. Н. Вискова]. – Магадан : НМЦ, 1987. – 9 с. – Библиогр.: с. 9. 

Нефедкин А. К.

Военная культура чукчей (середина XVII – середина XX в.) / А. К. Нефедкин ; Регион. обществ. орг. “Ассоциация коренных малочисленных народов Чукотки”. – Санкт-Петербург : Лема, 2017. – 451, [3] с. : ил., карты. – Библиогр.: с. 405-451 и в подстроч. примеч. 

Нефедкин А. К.

Военное дело чукчей (середина XVII – середина XX в.) / А. К. Нёфедкин. – Санкт-Петербург : Петерб. востоковедение, 2003. – 346 с. : ил. – (Ethnographica Petropolitana). – Рез. англ. – Библиогр.: с. 317-338 и в подстроч. примеч. 

Новоселов Ю.

Чукчи : этногр. очерк / Ю. Новоселов. – Москва : А. Ханжонковъ и К, 1916. – 8 с. : ил. 

Нувано В. Н.

Чукчи [Электронный ресурс] / В. Н. Нувано ; Сев.-Вост. федер. ун-т им. М. К. Аммосова, Якут. глобал. ун-т, Центр цифрового культур. наследия малочисл. народов Северо-Востока России. – Якутск : АНО “Академия информатизации образования Республики Саха (Якутия)”, 2015. – Систем. требования: Pentium 4 ; 512 Мб RAM ; Windows XP и выше ; DVD-ROM ; звуковая карта ; Adobe flash player ; видеокодек XVID. 1 электрон. опт. диск (CD-ROM) : цв. ; 13 см. 

Нутэтэгрынэ А. Д.

О моей Чукотке / [лит. запись В. Г. Христофорова]. – Магадан : Магадан. кн. изд-во, 1970. – 55 с., [4] л. ил.

Огрызко В. В.

Живут сказания : история одной судьбы : [чукот. поэтесса А. Кымытваль] / Вячеслав Огрызко. – Москва : Лит. Россия, 2008. – 189, [2] с. – Библиогр.: с. 169-190. 

Олсуфьев А. В.

Общий очерк Анадырской округи, ее экономического состояния и быта населения : с картой , с прил. ст. А. Г. Рождественского: “Материалы к изучению физ. типа чукчей и ламутов” / сост. А. В. Олсуфьев. – Санкт-Петербург : Тип. Императ. Акад. наук, 1896. – VIII, 223 с. : табл. – (Записки Приамурского отделения Русского географического общества ; т. 2, вып. 1).

Омрувье И. В.

Кочевники : повести, рассказы и новеллы на рус. и чукот. яз. / Иван Омрувье. – Санкт-Петербург : Лема, 2014. – 239 с. : портр. – Часть текста чукот. яз. 

Орлова, Е. П.

Чукотская, корякская, эскимосская, алеутская резная кость / Е. П. Орлова ; [отв. ред. В. Е. Ларичев] ; АН СССР, Сиб. отд-ние. – Новосибирск : Ред.-изд. отд. СО АН СССР, 1964. – 109 с. : ил. – Библиогр.: с. 38-40 

Орловский Э. И.

Изделия народных художественных промыслов / Э. И. Орловский. – Ленинград : Лениздат, 1974. – 197 с. : ил., [12] л. цв. ил.

Песня ее жизни : [о К. И. Геутваль] / Упр. культуры Магадан. облисполкома, Науч.-метод. центр нар. творчества и культпросветработы, Чукот. окр. дом кульпросветработы ; [авт. текста А. С. Тарасенко]. – Магадан : [б. и.], 1982. – [10] с. : ил.

Петушок-куропатка : сказки Чукотки : [для дошк. возраста] / пересказали В. Глоцер, Г. Снегирев ; худож. Н. Ковалев. – Москва : Малыш, 1987. – 19 с. – (Сказки дружной семьи).

Праздники и обряды народностей Чукотки / Магадан. обл. науч.-метод. центр нар. творчества и культпросветработы, Чукот. окр. дом культпросветработы ; [сост. М. К. Такакава ; худож. В. А. Истомин]. – Магадан : Магадан. кн. изд-во, 1990. – 58 с. : ил.

Праздники чукчей и эскимосов : комплект буклетов / Упр. культуры адм. Чукот. авт. окр. ; [собр. М. К. Такакава ; худож. В. А. Истомин]. – Москва : Пассим, 1996. – [9] отд. л., слож.в 2 с.в обертке : ил.

Праздничная и обрядовая пища народов мира = Festival and ritual food of the peoples of the world / [Е. К. Алексеева и др. ; отв. ред.: С. А. Арутюнов, Т. А. Воронина] ; Рос. АН, Ин-т этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. – Москва : Наука, 2017. – 773, [1] с. : ил., [8] л. цв. ил. – Часть текста, резюме на англ. яз. – Библиогр. в примеч. в конце ст. – Из содержания: Праздничные и жертвенные блюда у чукчей и эскимосов Чукотки / В. В. Голубцева.

Природа и человек в религиозных представлениях народов Сибири и Севера : (вторая половина XIX – начало XX в.) / АН СССР, Ин-т этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая ; [отв. ред. И. С. Вдовин ]. – Ленинград : Наука, 1976. – 330 с. – Из содерж.: Природа и человек в религиозных представлениях чукчей / И. С. Вдовин. 

Программа по национальным видам спорта (северное многоборье) для детско-юношеских спортивных школ Магаданской области / Отд. нар. образования Чукот. окрисполкома, Ком. по физ. культуре и спорту Чукот. окрисполкома ; [авт-сост.: В. Ч. Бельды и др.]. – Магадан : [б. и.], 1988. – 80 с. – Библиогр.: с. 77-78. 

Птичка-пуночка : чукот. и эскимос. нар. сказки : [для дошк. возраста / сост. Л. И. Грибова] ; рис. Евгения Рачева. – Москва : Малыш, 1980. – 76, [3] с. : цв. ил.

Пушкин А. С.

Пролог к поэме А.С. Пушкина “Руслан и Людмила” на русском, чукотском, эскимосском и английском языках / ил. к прологу выполнены студией “Лукоморье Пикчерз”; при поддержке некоммер. орг. “Фонд соц. развития “Купол” ; [пер. на чукот. яз.: Л. Выквырагтыргыргына, пер. на эскимос. яз.: Н. Радунович, пер. на англ. яз.: Т. Кляйн]. – [Екатеринбург ?] : [Аммонит ?], 2012. – 14 с. : цв. ил. – Текст рус., чукот., эскимос., англ.

Растущие тополя : об опыте работы Чукот. нац. ансамбля “Тополинка” : плакат / Упр. культуры Магадан. облисполкома, Науч.-метод. центр нар. творчества и культпросветработы ; сост. А. А. Кымытваль-Задорина. – Магадан : [б. и., б. г.]. – 1 л. 

Рультынэут Е. А.

Чукотские и эскимосские танцы : учеб.-метод. пособие / Е. А. Рультынэут ; [под общ. ред. М. Я. Жорницкой] ; Магадан. науч.-метод. центр нар. творчества и культпросветработы. – Магадан : Магадан. кн. изд-во, 1989. – 124 с. : ил., нот., [16] л. ил. 

Рытхэу Ю. С.

Конергинская волшебница : [о чукот. охотнице Кларе Каляне из колхоза “Возрождение” Иультин. р-на] / Ю. С. Рытхэу. – Магадан : Магадан. кн. изд-во, 1960. – 25 с. 

Рытхэу Ю. С.

Люди нашего берега : рассказы / Рытхэу ; [авториз. пер. с чукот. А. Смоляна]. – Ленинград : Молодая гвардия, 1953. – 251 с. : ил. 

Рытхэу Ю. С.

Чукотская сага / Ю. Рытхэу ; [авториз. пер. с чукот. А. Смоляна]. – Магадан : Магадан. кн. изд-во, 1956. – 370 с. : портр., ил. 

Рытхэу : библиогр. указ. / Магадан. обл. б-ка им. А. С. Пушкина ; [сост.: Л. Моисеенко, Л. И. Спасская]. – Магадан : Магадан. кн. изд-во, 1960. – 26 с. : ил. 

Салимова Р. И.

Лингвистический анализ безэквивалентных лексических заимствований в английском языке : на примере чукот. и эскимос. яз. / Р. И. Салимова. – Магадан : Кордис, 2011. – 107 с. : табл., схемы. – Библиогр.: с. 87-97.

 

Сергеев А. Г.

Чукотские встречи : [мини-фотоальбом] / Анатолий Сергеев. – Магадан : Новая полиграфия, 2007. – [38] с. : ил. 

Сказки и мифы народов Чукотки и Камчатки : (азиат. эскимосы, чукчи, кереки, коряки и ительмены) / АН СССР, Ин-т востоковедения ; [сост., предисл. и примеч. Г. А. Меновщикова ; ил. Л. С. Эрман]. – Москва : Наука, 1974. – 645 с. – (Сказки и мифы народов Востока). – Библиогр.: с. 638-641. – Этногр. справка: с. 596-599. – Слов. геогр. названий, непереводимых слов и терминов с. 633-637.

 

Сказки и мифы народов Чукотки и Камчатки : [фольклор азиат. эскимосов, чукчей, кереков, коряков, ительменов] / [сост., авт. предисл. Г. А. Меновщиков]. – Репр. воспр. изд. 1974. – Москва : Книга по Требованию, 2013. – 645 с. – Библиогр.: с. 638-641, библиогр. в предисл., библиогр. в коммент.: с. 600-632.

Сказки Чукотки / записала О. Е. Бабошина ; [под ред., вступ. ст. Д. Д. Нагишкина]. – Москва : Гослитиздат, 1958. – 262 с. : ил. – Слов. мест. и малоупотребит. слов: с. 254-253. – Примеч.: с. 254-259.

Танец журавля : (чукот. танец для детей) : [буклет] / Упр. культуры Магадан. облисполкома, Науч.-метод. каб. культпросветработы и нар. творчества ; [пост. и запись М. Жорницкой]. – Магадан : [б. и.], 1979. – 1 л. (слож. в 10 с.) : ил., ноты.

Танцы Чукотки : (метод. рекомендации для рук. нац. коллективов) / Магадан. обл. метод. каб. культпросветработы и нар. творчества, Чукот. окр. дом нар. творчества ; [сост. Л. Тимашева]. – Магадан : Обл. метод. каб. культпросветработы и нар. творчества, 1974. – 86 с. : ил., нот.

Тынэтэгын Ф.

Сказки Чаучу : [для дошк. и мл. шк. возраста] / Федор Тынэтэгин : [худож. С. В. Новоселов]. – Магадан : Магадан. кн. изд-во, 1984. – 10 с. : цв. ил.

Фольклорный праздник : [буклет] / Упр. культуры магадан. облисполкома, Чукот. окр. дом культпросветработы ; [сост. М. К. Такакава]. – Магадан : [б. и.], 1979. – 1 л. (слож. в 5 с.) : ил. – (В помощь клубному работнику).

Хабарова М. В.

Народное искусство Чукотки : альбом / М. В. Хабарова. – Ленинград : Художник РСФСР, 1978. – [8] с. : ил., 11 л. цв. ил 

Халанский С. В.

Народы Чукотки : фотоальбом / С. В. Халанский ; [пер. на англ. О. В. Паршакова ; в кн. использованы тексты С. Простакова и др.]. – Магадан : Дикий Север , 2005. – 293 с. : цв. ил 

Художественная обработка меха и кожи у народностей Крайнего Северо-Востока / Магадан. науч.-метод. центр нар. творчества и культпросветработы [и др.] ; сост. Л. В. Андреева. – Магадан : Магадан. кн. изд-во, 1990. – В надзаг. также : Ленингр. гос. музей этнографии народов СССР, Магадан. обл. краевед. музей.

Вып. 1 : Чукчи. Эскимосы / Л. В. Андреева, В. В. Горбачева. – 1990. – 294 с. : ил.

Чадаева А. Я.

Национальная игрушка : очерки о древ. предках дет. игрушки народностей Чукотки и Приамурья / А. Я. Чадаева. – Хабаровск : Кн. изд-во, 1986. – 93 с., [16] л. цв. ил.

Чукотка в прошлом и настоящем / изд. подгот.: НИИ центр ; принимали участие: Департамент культуры, молодежи, спорта, туризма и информ. политики Чукот. авт. окр., Музейный центр “Наследие Чукотки”, Окр. б-ка им. В. Г. Тан-Богораза [и др.] ; гл. ред. А. М. Тарунов ; в изд. использованы песни чукот.-эскмос. ансамбля “Эргырон” ; музык. композиции Артема Якушева. – Москва : НИИ центр, 2009. – 1  диск (CD-ROM) : цв., зв. – Загл. с этикетки диска.

Чукотская литература : материалы и исслед. : [сборник] / сост. В. Огрызко. – Москва : Литературная Россия, 2007. – 553 с. – (Библиотека писательской артели “Литрос”). – Библиогр. по чукот. лит.: с. 543-553.

Чукотские девушки : [буклет] / Упр. культуры Магадан. облисполкома, Науч.-метод. каб. культпросветработы и нар. творчества, Чукот. окр. дом культпросветработы ; [запись танца Б. Л. Савельев]. – Магадан : [б. и.], 1979. – 1 л. (слож. в 6 с.) : ил., ноты.

Чукотские зори : [чукот.-эскимос. анс. песни и танца Чукот. р-на : буклет / авт. текста Т. С. Теин ; фот. В. Н. Шумкова]. – Магадан : [б. и.], 1987. – [8] с. : ил.

Чукотские косторезы : к присуждению гос. премий РСФСР : памятка / Магадан. обл. б-ка им. А. С. Пушкина, Справ.-библиогр. отд. ; Магадан. обл. б-ка им. А. С. Пушкина, Справоч.-библиогр. отд. ; [сост. Л. Е. Тимашева]. – Магадан : [б. и.], 1978. – 1 л. (слож. в 4 с.).

Чукотские народные сказки, мифы и предания / записал и пер. с чукот., [авт. вступ. ст.] Л. В. Беликов ; худож. Д. А. Брюханов. – Магадан : Магадан. кн. изд-во, 1982. – 204 с. : ил.

Чукотские родники : биобиблиогр. указ. лит. об изв. людях Чукотки / Магадан. обл. б-ка им. А. С. Пушкина, Библиогр. отд. ; [сост.: Т. В. Кушпель, Т. К. Козловская, О. В. Крутикова] ; под ред. В. В. Леонтьева. – Магадан : Магадан. кн. изд-во, 1980. – 149 с. : ил. – (Помни их имена ; вып. 4).

Чукотские сказки / запись и обраб. Александра Лозневого ; [рис. М. Басмановой]. – Ленинград : Дет. лит., 1964. – 45 с. : ил.

Чукотские сказки : [для младшего возраста] / запись и обработка Александра Лозневого ; [рисунки М. Басмановой]. – Изд. 2-е, доп. – Москва : Дет. лит., 1974. – 61 с. : ил.

Чукчаночка : [соврем. чукот. бальный танец : описание : буклет] / Магадан. обл. упр. культуры, Метод. каб. культпросветработы и нар. творчества ; [ст. ред. Н. Я. Лысенко]. – Магадан : [б. и.], 1978. – 1 л. (слож. в 6 с.) : ил., ноты.

Экономическое и культурное развитие советской Чукотки (1931-1951 годы) : темат. обзор / Гос. арх. Магадан. обл. Арх. отд. УВД Магадан. облисполкома ; [сост. Л. И. Панин]. – Магадан : Магадан. кн. изд-во, 1960. – 53, [1] с.

Эмнун : через традиции прошлого к возрождению чукот. культуры / Упр. культуры Магадан. обл. исполкома, Науч.-метод. центр нар. творчества и культур.-просветит. работы. – Магадан : [б. и.], 1991. – 4 с.

Этти : чукот. бал. танец : [буклет] / Магадан. обл. упр. культуры, Метод. каб. культпросветработы и нар. творчества ; [муз. А. Тарасенко ; постановка и запись Л. Балдаевой]. – Магадан : [б. и.], 1978. – 1 л., (слож. в 10 с.) : ил., ноты

Ясинская Л. Б.

Северные сказки : [по мотивам чукот. и эскимос. фольклора : для дошк. и мл. шк. возраста] / Лия Ясинская ; [худож. Д. А. Брюханов]. – Магадан : Магадан. кн. изд-во, 1983. – 30, [4] с. : цв. ил.

 

 

 

 

 

 

 

МАЛЫЕ НАРОДЫ СЕВЕРА И ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

18 июля 2015

…Киты почуяли преследование и уходят в море. Они выныривают редко и постоянно меняют направление, но бригадир почти каждый раз угадывает, где покажется намеченный им самец. Однако подойти к нему на расстояние броска гарпуна удаётся не сразу. Но вот длинное гладкое тело показалось под зелёной толщей воды совсем близко. Как только часть головы показалась над водой, гарпунёр рукой изо всех сил бросает гарпун. Наконечник воткнулся, древко отскочило, линь – верёвка, привязанная к гарпуну, – с бешеной скоростью стал разматываться вслед за нырнувшим животным… Китобойный промысел – традиционное занятие чукчей и эскимосов.

Среди больших и малых народов, населяющих Россию, особое место занимают те, кого в географии и этнографии называют “малочисленные (или малые) народы Севера и Дальнего Востока”.

МНОГООБРАЗИЕ НАРОДОВ СЕВЕРА И ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

Народы, о которых рассказывается в этой статье, все вместе насчитывают не более 300 тыс. человек, а принадлежат они почти к десяти группам языков: саамы, ханты и манси – к финно-угорской; ненцы, селькупы, нганасаны, энцы – к самодийской; долганы – к тюркской; эвенки, эвены, негидальцы, сроки, орочи, нанайцы, удэгейцы и ульчи – к тунгусо-маньчжурской. Чукчи, коряки, ительмены говорят на языках чукотско-камчатской семьи, эскимосы и алеуты – эскимосско-але-утской, а языки юкагиров, кетов, нивхов считаются изолированными, т. е. не входят ни в одну семью.

Ныне многие языки почти забыты. Их помнят в основном люди старшего поколения, а молодёжь говорит по-русски. Однако с 90-х гг. делаются попытки восстановить преподавание родного языка в школе. Это совсем непросто. Не хватает учителей, многие дети почти не слышат родную речь дома (обычно только от дедушки с бабушкой), а потому учат родной язык заново, так же как иностранный.

Тип внешности представителей коренных народов Севера и Дальнего Востока не столь разнообразен, как их языки. Жителей этих регионов можно отнести к северным монголо-идам (см. статью “От первобытных племён до современных народов”): они небольшого роста, плотного телосложения, со светлой кожей. Волосы прямые и чёрные, глаза чёрные или карие, с узким разрезом, нос небольшой. Недаром приезжих с европейской внешностью насмешливо зовут “носатыми” или “большеносыми”.

Когда в XX столетии север Сибири стали осваивать русские, в результате смешанных браков некоторые народы, особенно саамы, манси, часть хантов, приобрели европеоидные черты лица. Разрез глаз у них стал шире, нередко встречаются светлые глаза, русые или каштановые волосы. В ненецких или чукотских сёлах можно увидеть местных жителей с явной европеоидной примесью. Они ведут традиционный образ жизни, в паспортах записана коренная для данного края национальность, но имена и фамилии у них русские, немецкие, даже чеченские: ненец Вагнер (немецкая фамилия) или эскимос Алибек (чеченское имя). Дети от смешанных браков обычно выбирают коренную национальность, во-первых, чтобы не отличаться от одноклассников, а во-вторых, чтобы иметь льготы – право рыбной ловли без разрешения, бесплатные лицензии на профессиональную охоту и др.

В прошлом большинство народов Севера и Дальнего Востока являлись приверженцами шаманизма. В XVI – начале XIX в. они были обращены в православие. В советское время церквей и священников на Севере почти не осталось, но тем не менее часть ненцев, эвенов и некоторых других народов до сих пор хранят иконы и молитвенники, соблюдают христианские обряды. Однако таких меньшинство.

Ещё суровее, чем христианство, преследовали советские власти шаманство, однако оно, будучи традиционной формой религии, всё же сохранилось. Правда, нынешние шаманы обходятся без бубна и без особого костюма, хотя на время совершения обряда по-прежнему надевают подвески и амулеты.

КАК ЖИВУТ НАРОДЫ СЕВЕРА

Природа земель, на которых живут народы Севера и Дальнего Востока, сурова: тундра, лесотундра, тайга. Посёлки почти всегда расположены у воды – на берегу залива, озера или реки. И это не случайно. Именно по воде завозят сюда необходимые товары, и прежде всего уголь, бензин. Срок навигации очень короткий, и за него нужно успеть доставить всё необходимое для долгой зимы. В остальное время года в посёлок можно попасть (или выбраться из него) только вертолётом.

Жители работают на звероферме, где разводят норок и песцов, или в пошивочной мастерской – здесь шьют одежду как европейского типа, так и национальную, чаще всего из оленьего меха. В посёлке работают мотористы, механики, продавцы, санитарки. Но всё это – и почта, и магазин, и пошивочная мастерская, и звероферма, и бревенчатые рубленые дома, почти такие же, как в русских посёлках, – лишь современная “надстройка”, привнесённая из России “городская цивилизация”.

В основе же национального существования малых народов, их самобытности лежит как раз то, что находится не в посёлке, а в окружающих его тундре и тайге. Здесь работает не так много людей, но именно они занимаются традиционными для малых народов России видами хозяйственной деятельности. Это оленеводы, большую часть года всей семьёй живущие в тундре со стадами оленей и лишь пару раз в год заглядывающие в свои сельские дома, обычно стоящие пустыми. Это охотники, которые проводят в тайге или в тундре весь охотничий сезон, возвращаясь домой только время от времени. От одного охотничьего урочища к другому они добираются пешком, на оленях, на собаках, а в наши дни часто на моторных снегоходах. И наконец, рыбаки, в путину (в период активной ловли рыбы) живущие вдали от посёлка, “на песках”, т. е. на участках берегов рек и озёр, особенно удобных для рыбной ловли. Береговые чукчи и эскимосы, промышляющие моржей, на много дней выезжают охотиться на дальние острова и мысы.

Здесь, на берегу реки или моря, в тайге и в тундре, идёт настоящая жизнь – жизнь оленеводов, рыбаков, охотников. Она идёт в значительной мере так, как шла и сто, и двести лет назад, – с соблюдением традиционных обычаев, обрядов, правил взаимоотношений между людьми. Впрочем, и тут можно увидеть много примет современности – радиостанцию, радиоприёмник, традиционный очаг иногда заменяют бензиновым примусом, на лодках установлены моторы.

Оленеводством занимаются преимущественно жители Севера (кроме эскимосов, береговых чукчей и алеутов). Саамы, ненцы, оленные чукчи, коряки, северные селькупы и ханты имеют крупные стада, для себя и на продажу получают мясо, шкуры, молоко. У других народов оленей меньше, и используются они в основном как транспортные животные. В этом случае оленей на мясо забивают редко, а питаются таёжной дичью – дикими оленями, лосями, пернатой дичью и т. д. Таков быт эвенков, эвенов, манси. Народы Приморского края – южные селькупы, юкагиры – великолепные охотники.

Охота происходит в течение всего года. Зимой охотник выходит в тайгу на широких лыжах, нехитрое снаряжение погружено на маленькие санки. Тянуть их ему почти всегда помогает собака. Охотятся обычно в одиночку, реже вдвоём или втроём. В тайге и лесотундре на определённом расстоянии друг от друга устроены охотничьи избушки – маленькие домики с печкой, где можно обогреться, переночевать, сварить еду. Уходя из такой избушки, охотник обязательно оставит чай, спички, запас дров – для следующего посетителя.

Основное занятие хантов Приобья и народов Приамурья (негидальцев, нанайцев, нивхов, удэгейцев) – рыболовство. Однако в той или иной мере как подсобным промыслом рыболовством занимаются все народы Севера.

КУХНЯ НАРОДОВ СЕВЕРА

Традиционная кухня соответствует требованиям климата, хотя непривычного к ней человека может привести в смятение. Рыба и мясо – основная пища. Когда они свежие, их охотно едят в сыром виде, лишь чуть-чуть присаливая; пьют свежую, ещё тёплую оленью кровь. Но нужно быть уверенным, что рыба и мясо не заражены личинками глистов. В оленине, лучших сортах рыбы (таких, как чир, муксун, нельма, белорыбица) их, как правило, нет, но тюлени, медведи, частиковая рыба (щука, язь, карась) могут быть заражены. Их едят либо варёными, либо после длительного провяливания; жарить мясо и рыбу у северян не принято. Топлёный тюлений (нерповый) жир могут пить чашками, на нём пекут лепёшки и в него, как в соус, макают куски мяса.

Хотя сырое или полусваренное мясо содержит все необходимые витамины, жители Севера остро ощущают нехватку растительной пищи. Летом женщины выходят в тундру собирать дикорастущие травы и ягоды. Ягод в тундре немереное количество – морошка, голубика, клюква, брусника, водяника… Их едят свежими, а также заготавливают на зиму. И ягоды, и съедобные травы (дикий щавель и лук, молодые листья полярной ивы) консервируют в кожаных мешках – бурдюках, залив растопленным жиром. Зимой их используют как приправу к мясу. Моржатина, мелкими кусочками тушенная в жиру с листьями ивы, – блюдо, которое сделало бы честь самому изысканному столичному ресторану. Однако в ресторанах её не найдёшь, а вот китовые котлеты и варёная китовая кожа (её можно есть и сырой) в местных столовых иногда бывают. Десятки блюд получаются из разных частей моржа: варёный язык, варёные кишки, студень из ластов, кровяные клёцки, вяленое мясо с жиром и т. д.

В тундре и тайге в изобилии растут грибы – сыроежки, маслята, подберёзовики. Олени очень любят грибы, и в грибных местах их трудно пасти – в поисках лакомства они разбредаются во все стороны. Местные жители грибов, по традиции, не едят. Впрочем, во второй половине XX в., под влиянием русских, их стали сушить и солить про запас и на продажу.

В питании народов Севера начиная с 30-40-х гг. XX в. произошли существенные перемены. Сегодня даже оленеводы и охотники и дня не могут прожить без хлеба, крупы, чая, соли, сахара. Привычка к сладкому влияет на здоровье детей и молодёжи: раньше у местных жителей совсем не было кариеса, а сейчас им страдают многие с раннего возраста.

ЖИЛИЩЕ НАРОДОВ СЕВЕРА

Оленеводы и рыбаки, как правило, кочуют и селятся по три-четыре селище почти всех народов Севера – чум. Чум представляет собой конический шатёр в несколько метров высотой. Основу его составляют 16- 20 сходящихся вершинами длинных шестов. Чум обтягивают нкжами – покрывалами, сшитыми из оленьих шкур, брезента или какой-либо иной непромокаемой ткани. Шесты и ню-ки перевозят с места на место на санях, запряжённых оленями. По влажной, покрытой травой тундре сани едут и летом, безо всякого снега, только оленей запрягают больше, чем зимой, обычно по четыре.

Ставить чум считается женским делом, и две-три женщины справляются с этим меньше чем за час. Посередине чума горит костёр или стоит жестяная печка. Справа и слева от входа на плетённых из ветвей ивы подстилках, накрытых шкурами, устроены лежанки. Напротив входа – священное место, где стоит сундучок с ценностями, висят мешочки с амулетами, а у крещёных – иконы. Если печка гаснет, в чуме сразу становится очень холодно, так что спать приходится или одетыми, накрывшись шкурами, или в тёплых меховых спальных мешках.

У рыбаков чумы могут быть покрыты не шкурами, а тиской – пластинами, сшитыми из жёлто-коричневых кусков вываренной берёзовой коры. Переезжают с места на место рыбаки летом в лодках, зимой – на нартах с собачьей упряжкой, а в последние годы – на снегоходах. Эвенки кочуют на оленях.

Долганы и другие оленеводы Таймыра часто живут не в чумах, а в балках. Балок – реечный каркасный домик, обтянутый шкурами и парусиной. Внутри он похож на вагонное купе: койки в два яруса, столик, маленькая железная печка. Такой домик ставится на широкие прочные сани, и его перевозят четыре-пять оленей. Первоначально этот вид жилища изобрели русские купцы, разъезжавшие по тундре с товарами.

У чукотских и корякских оленеводов жилищем служит не чум, а яранга. Яранга гораздо шире чума, у неё более сложный деревянный каркас.

Внутри выделяют два помещения – холодное у входа (здесь готовят пишу и занимаются хозяйственными делами) и тёплое заднее. Заднюю часть целиком занимает полог – сшитый из шкур навес-балдахин, подвешенный у задней стенки. Когда полог опущен, под ним внутри тепло, и люди сидят без верхней одежды. В пологе спят. Если становится душно, доступ воздуха регулируют с помощью кожаного рукава наверху полога, он играет роль форточки.

В чуме и яранге, в кочевых условиях, можно жить достаточно комфортно, только нужно уметь обустроить быт. Современные юноши и девушки, которые с 8 до 18 лет зиму проводят в общежитиях школ-интернатов и лишь на лето возвращаются к родителям в рыбацкие и оленеводческие стойбища, плохо владеют специальными навыками, необходимыми для этого. Поэтому им зачастую трудно и не хочется включаться в традиционное хозяйство.

Часть из них имеет автономные территориальные образования: эвенки (Эвенкийский автономный округ в Красноярском крае), ханты и манси (Ханты-Мансийский автономный округ), ненцы (Ненецкий автономный округ в Архангельской области), долганы (Таймырский, или Долгано-Ненецкий, автономный округ), чукчи (Чукотский автономный округ), коряки (Корякский автономный округ). Но у большинства этих народов национальных автономий нет.


Автор статьи: С.Арутюнов.


ПОЧЕМУ ИСЧЕЗАЮТ СЕВЕРНЫЕ НАРОДЫ

Малые народы отличаются от больших не только численностью. Им труднее сохранить самобытность. Китаец может приехать в Хельсинки, жениться на финке, прожить там с ней всю жизнь, но он до кониа своих дней останется китайцем, а финном не станет. Более того, даже в детях его, наверное, будет много китайского, и это проявляется не только во внешнем облике, но значительно глубже – в особенностях психологии, поведения, вкусов (хотя бы просто кулинарных). Если же в подобную ситуацию попадёт кто-нибудь из народа саами – они живут на Кольском полуострове, в Северной Норвегии и в Северной Финляндии, – то, несмотря на близость к родным местам, он через какое-то время по существу станет финном.

Так происходит и с народами Севера и Дальнего Востока России. Они сохраняют национальную самобытность, пока живут в посёлках, занимаются традиционным хозяйством. Если же уезжают из родных мест, отрываются от собственного народа, то растворяются в другом и становятся русскими, якутами, бурятами – в зависимости от того, куда попадут и как сложится жизнь. Поэтому численность их почти не растёт, хотя рождаемость достаточно высока. Чтобы не потерять национальную самобытность, нужно жить среди своего народа, в его исконной среде обитания.

Конечно, у малых народов есть интеллигенция – учителя, художники, учёные, писатели, врачи. Они живут в окружном или областном центре, но, чтобы не потерять связь с родным народом, им нужно немало времени проводить в посёлках.

Чтобы сохранить малые народы, необходимо поддерживать традиционное хозяйство. В этом главная трудность. Оленьи пастбиша из-за растущей добычи нефти и газа сокращаются, моря и реки загрязнены, поэтому не может развиваться рыболовство. Падает спрос на оленье мясо и пушнину. Интересы коренного населения и краевых властей, крупных компаний, просто местных браконьеров вступают в противоречие, и в таком конфликте сила не на стороне малых народов.

В конце XX в. руководство округов и республик (в особенности в Якутии, в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком округах) стало уделять больше внимания проблемам сохранения национальной культуры. Стали регулярны фестивали культур малых народов, на которых выступают сказители, исполняются обряды, проводятся спортивные состязания.

Во всём мире благополучие, уровень жизни, сохранность культуры малочисленных национальных меньшинств (индейцев в странах Америки, аборигенов Австралии, айнов Японии и т. д.) входят в визитную карточку страны, служат показателем её прогрессивности. Поэтому значимость судеб малых народов Севера для России несоизмеримо больше по сравнению с их малой численностью, составляющей всего 0,1 % населения страны.


Автор статьи: С.Арутюнов.


МАМОНТ В ПРЕДАНИЯХ И СКАЗАНИЯХ ХАНТОВ  И  МАНСИ

У финно-угорских народов существуют предания о мамонте – животном, вымершем сотни тысяч лет назад. Особенно часто встречается этот образ в фольклоре обских угров – хантов и манси. В их представлении мамонт – очень крупное (“как пять-шесть лосей”), мошное и сильное животное. Он боится солнечных лучей и потому живет под землёй, а путь себе прокладывает “рогами”, т. е. бивнями. Ест он растения и землю. Не случайно название диковинного зверя на языках хантов и манси буквально значит “земли олень-самеи”. А ненцы, соседи обских угров, именуют его “земли бык”. У них распространены рассказы о его подземном рёве. С “деятельностью” мамонта связывают такие природные явления, как образование русел рек, обвалы берегов в половодье, треск льда при ледоходе и даже землетрясения.

Мамонт обских угров похож на Индрика-зверя из русских легенд: “Живёт зверь за океаном-морем. А рогом проходит зверь по подземелью, аки ясное солнце по поднебесью. Он проходит все горы белокаменные…”.

Природу и происхождение удивительного зверя объясняли по-разному. Существовало представление, что мамонт не какое-то особое животное – в него с возрастом перевоплощаются другие звери или ры- _ бы: лоси, медведи, щуки. По одному из поверий, лось в старости, потеряв зубы и рога, переселяется под землю или под воду. Там он изменяется внешне: у него вырастают новые рога, но уже не ветвистые, а прямые. Во время традиционного Медвежьего праздника перед мордой убитого на ритуальной охоте медведя клали вылепленную из теста фигурку мамонта, в которого, как верили обские угры, переходит дух убитого зверя. Перед медведем располагали также фигурки оленей и лосей, надеясь, что тот, превратившись в подземного мамонта, пошлёт удачу на охоте и обеспечит хороший приплод оленей.

В представлении обских угров, мамонт связан также с водной стихией. Известны образы гибридных чудовищ – мамонта-щуки или мамонта-рыбы. По верованиям манси, в том месте, где река вспенилась и поднялись волны, появился мамонт. Если туда попадёт лодка, она перевернётся. Считалось, будто мамонт может съесть человека. Даже в наши дни в подобных опасных местах не ловят рыбу.

Один из персонажей преданий хантов и манси – Обской старик, или Обской хозяин. От него зависят успех рыболовного промысла и судьба людей, проплывающих по реке. Старик, как рассказывается в источнике начала XVII в., мог пригнать рыбу с моря в Обь, а притягивал он её с помощью металлической трубы, напоминающей хобот. Голову его увенчивали два рога. В данном описании Обской старик очень напоминает мамонта.

Рассказы о подземном звере мамонте известны многим народам Северной Евразии. В Западной Сибири они бытуют и у русских. По мнению учёных, подобные представления возникли не случайно. Люди находили в земле кости и бивни, поражавшие необычайными размерами. Такие находки рождали представления о животных-гигантах, незримо обитавших под землёй или под водой. Однако возможно другое объяснение. В форме фантастических преданий о мамонтах у северных охотников сохранились переходившие из уст в уста рассказы о тех временах, когда эти животные ещё бродили по земле, внушая ужас и почтение своей мошью.

ТРАДИЦИОННЫЙ КОСТЮМ НАНАЙЦЕВ

Традиционный костюм нанайцев – халат с запахивающейся направо полой, узкие и короткие штаны и ноговицы (деталь одежды типа гетр). Жен-шины под халат надевали нагрудник с металлическими подвесками. Зимнюю обувь (её носили поверх меховых или кожаных чулок) делали из рыбьей кожи, а летнюю – из кабаньей. В холода носили меховые шапки с наушниками, а в тёплое время года – берестяные шляпы. Женские головные уборы, особенно зимние, отличались от мужских: надевали или стёганую шапку на вате наподобие шлема и с шишечкой на макушке, или фетровые шапки в форме колпака с отогнутыми вверх краями.

Своеобразным был костюм охотника на соболя. Самые оригинальные его детали – богато вышитая шапочка с наушниками, увенчанная собольим или беличьим хвостом, и передник, украшенный разноцветными нашивками из материи.

Мужчины переняли от соседей-мань чжуров обычай брить переднюю часть го ловы от виска до виска, а остальные во лосы заплетали в косу. Женщины, по примеру маньчжурок, заплетали две косы и укладывали их вокруг головы.

ОДЕЖДА Ч У К Ч Е Й

Холодный климат во многом определял и определяет особенности одежды чукчей. Верхняя одежда была глухой, т. е. без продольного разреза спереди или сзади. Шили её из шкур молодых оленей и нерп. Мужчины на голое тело надевали двойную меховую рубаху до колен: нижнюю – мехом внутрь, верхнюю – мехом наружу. Подол, рукава, ворот кухлянки (так называли этот вид одежды русские) обшивали собачьим или росомашьим мехом. Штаны делали также двойные: верхние из оленьего меха или тюленьей шкуры, нижние из оленьих шкур. Обувь носили с меховыми чулками. Кухлянку подпоясывали ремнём и подвешивали к нему нож и кисет. Летняя одежда и обувь была из ровдуги (замши) и нерповых шкур. В дождливую погоду чукчи, жившие на побережье, надевали непромокаемую одежду, сшитую из кишок моржа.

Даже зимой чукчи часто ходили с непокрытой головой, а шапку надевали только в дороге. Эти маленькие шапочки с наушниками оставляли открытым темя. Во время буранов спасал замшевый балахон с капюшоном.

Для грудных детей чукчи придумали специальные комбинезоны. Рукава и штанины для тепла зашивали наглухо; в штанах прорезали отверстие, которое закрывалось специальным клапаном, а на клапан клали подстилку из сухого мха или оленьей шерсти.

Чукчам была известна татуировка: нитку натирали сажей или порохом и продёргивали под кожей. Мужчины наносили рисунок (небольшие кружки) по краям рта, а женщины две прямые линии на носу и лбу и нескольких линий на подбородке. Считалось, что татуировка зашишает от злых духов, а бездетным женщинам помогает избавиться от бесплодия.

Мужчины обычно брили верхнюю часть головы, а волосы у лба и на затылке оставляли – получался обруч из волос.

Женшины чаще всего заплетали волосы в две косы, а концы их туго стягивали ремешком.

ТРАДИЦИОННАЯ ОДЕЖДА ЭВЕНКОВ

Традиционная верхняя одежда эвенков – кафтан. Шили его из шкур оленя, а чтобы капли дождя скатывались, не проникая внутрь, в плечевой шов вставляли бахрому из козьего меха. Под кафтан надевали нагрудник из меха. Праздничный нагрудник делали из ровдуги (замши) и украшали узорами из бисера. В более суровых районах, в лесотундре, поверх кафтана носили глухую меховую одежду – сокуй. Мужской костюм мало отличался от женского, главным образом некоторыми особенностями кроя и количеством украшений.

Головной убор делали из шкурки с головы оленя. Шкурку вытягивали по форме головы человека и высушивали; отверстия от глаз и рогов зашивали и украшали бисером, края обшивали ровдугой. Эвенки носили также шапки наподобие капора, отороченные мехом. К югу от Нижней Тунгуски мужчины повязывали вокруг лба и затылка сложенные широким жгутом платки. Зимой шею и голову обматывали длинным шарфом из хвостов пушных зверей.

Обувь эвенков так хорошо приспособлена для долгих переходов по тайге, что её заимствовали соседние народы. Шьют унты (так называется этот вид обуви на Крайнем Севере и в Сибири) из ровдуги, сукна, кожи, камусов (шкуры с ноги оленя). Унты могут быть короткими (до щиколотки) и длинными (прикрывают всю ногу). Зимой унты носят с меховыми чулками.


Автор статей: Л.Соловьёва.

Древние Традиции и Культура Народов Камчатки

Культура аборигенов Камчатки насчитывает более 12 тысяч лет. Коряки, ительмены, чукчи, эвены и алеуты не забыли языка своих предков, хотя иногда владеют русским языком лучше, чем родным. Познакомиться с историей, традициями, бытом древнейших жителей полуострова, вы можете и сегодня, посетив музеи, этнокультурные центры и стойбища.

Увидеть своими глазами, как живет коренное население, – это не только новый опыт для каждого путешественника. Но порой единственный способ уловить самую суть Камчатского края.

Ительмены

Если верить ученым, именно ительмены первыми поселились на Камчатке. В конце XVII века, когда Камчатка вошла в состав России, ительмены уже освоили почти всю территорию полуострова. Зимой они целыми родами, по 40-50 человек, жили в полуземлянках, а летом переселялись в травяные шалаши. По заснеженной тундре передвигались на собачьих упряжках, а по рекам – на долбленых лодках. Во время охоты использовали лыжи и снегоступы особой конструкции, а рыбу ловили прочными сетями из волокон крапивы.

Культура ительменов категорически запрещала спасать утопающего или засыпанного снежной лавиной – ведь тогда духи воды и гор лишатся желанной пищи.

За тысячелетия жизни на Камчатке ительмены достигли высочайшего мастерства в ловле рыбы, это занятие стало основой их жизни. Они научились заготавливать мясо лососей впрок, заквашивая в ямах или высушивая на солнце. Вяленая юкола и сегодня считается деликатесом. Более умелых охотников, чем ительмены, тоже найти сложно: мясо оленей, медведей, снежных баранов, всегда дополняло их рыбный стол. Они ели даже песцов и соболей! А из шкур животных мастерицы и сегодня шьют невероятно теплые кухлянки и меховые штаны.

Ительмены сполна используют все богатства, которыми готова поделиться суровая северная природа. Ягоды и травы, грибы и коренья, кедровые орехи они заготавливают не только ради пропитания – из них готовят целебные отвары и настойки. Сегодня попробовать эти эликсиры здоровья можно в этнокультурном комплексе «Пимчах», открытом в 40 км от Петропавловска-Камчатского, у подножия священной горы Острой. Здесь не только пригласят в традиционное жилище ительменов и угостят блюдами национальной кухни, но и научат плести украшения из бисера, шить одежду из рыбьей кожи. Самые смелые гости участвуют в шаманских обрядах очищения и поклонения духам, пробуют ходить по углям!

Коряки

Еще до прихода на Камчатку русских поселенцев на две группы разделился самый многочисленный коренной народ полуострова – коряки. Кочевые аборигены занимались пушным промыслом и оленеводством, перегоняя стада оленей с пастбища на пастбище. Мясо копытных служило им основной пищей, из костей и рогов животных коряки изготавливали орудия труда и предметы быта, а из оленьих шкур шили одежду и легкие переносные яранги. Сегодня на восточной окраине Петропавловска-Камчатского, на берегу живописного Халактырского озера построена этническая деревня «Танынаут». Здесь можно не просто побывать в корякских ярангах, но и научиться их строить. А еще – попробовать самостоятельно добыть огонь, поиграть на варгане и бубне, станцевать под национальные мотивы и поохотиться.

Среди коряков до сих пор проводится праздник Первой рыбы, призванный «заманить» рыб в камчатские реки.

Оседлые коряки жили рыбалкой и охотой на морского зверя – нерпу, лахтака и кита, а на промысел выходили на байдарах, обшитых шкурами морских животных. Из шкур шили также одежду и обувь, предметы быта. Коренной народ достиг высокого мастерства в обработке не только шкур, но и кости, металла, камня. А еще коряки научились строить дома, идеально приспособленные к суровой и переменчивой погоде Камчатки. Стены из двух слоев бревен с прослойкой из земли и дерна между ними надежно защищали от холода долгой зимой. Летом войти внутрь можно было через длинный коридор-сени, а когда все вокруг заметала пурга, входом служило специальное отверстие в потолке. Из-за необычной формы крыши – «ветролома» – жилище никогда не засыпало снегом.

Сегодня побывать в традиционном доме, познакомиться с бытом и традициями коряков можно в стойбище «Эйвэт». Рядом расположился питомник ездовых собак – попробуйте свои силы в управлении упряжкой!

Чукчи

Чукчи значит «богатый оленями» (чаучу). Живут чукчи не только на Чукотке, но и на Камчатке, причем они перебрались сюда настолько давно, что считаются одним из коренных народов полуострова. Изначально чукчи были охотниками на оленей, но к XVII веку освоили оленеводство. Причем достигли в нем такого мастерства, что камчатских чукчей стали считать бедняками, если у них нет стада из 100 голов. Теперь этот коренной народ не менее изобретательно и умело использует мясо, шкуры, кости и рога оленей, чем прирожденные оленеводы – кочевые коряки. Основной промысел оседлых коряков – морскую охоту, – чукчи также освоили успешно.

Древние чукчи ели моняло – полупереварившийся мох, извлеченный из оленьего желудка. Особенно популярна была полужидкая похлебка из моняла.

У чукчей очень интересная традиционная обувь – торбаса. Внутри – меховые стельки и чулки, подошва – из кожи лахтака, а сам «сапог» изготавливается из шкуры нерпы, доходит до колена и плотно перевязывается ремнем. Еще один предмет национальной одежды – кухлянка, которую шьют из шкурок молодых оленей и тюленей, ее подол, рукава и ворот отделаны мехом собаки или росомахи. Мужчины носят сразу две кухлянки: нижнюю надевают мехом внутрь, вторую – мехом наружу. В непогоду поверх кухлянки надевают камлейку – широкий балахон с капюшоном и наглухо закрывающимся воротником, сшитый из кишок моржа. Непромокаемую и непродуваемую камлейку можно считать прообразом современной ветровки.

Эвены

Эвены пришли на Камчатку вслед за русскими покорителями Дальнего Востока примерно полтора века назад. Сегодня от других оленеводов полуострова их отличает умение передвигаться не только на оленьей упряжке, но и верхом на оленях. Этот уникальный навык эвены освоили еще в те времена, когда жили в сибирской тайге. И именно они вывели на Камчатке особую породу домашних оленей – высоких, особенно сильных и выносливых.

У эвенов в ходу было два календаря: православный и охотничий, в котором месяцы были названы по частям тела человека. Новый год по охотничьему календарю назывался месяцем «подымающейся тыльной поверхности кисти левой руки».

Традиция верховой езды отразилась и в эвенских нарядах. Одежда других северных народов не позволит сесть верхом на оленя, а эвены носят таты – распашные кафтаны с расходящимися полами, которые не мешают наезднику. Орнаменты из меха и вышивка из бисера на таких кафтанах делает облик ездока очень живописным. Понаблюдать за зрелищными скачками на оленях можно в этнокультурном комплексе «Мэнэдек», построенным на берегу горной реки неподалеку от села Анавгай. Но прежде чем попасть на территорию эвенского стойбища, придется пройти обряд очищения – под звуки бубна перешагнуть через костер, где дымится можжевельник. Лишь после этого можно будет погрузиться в культуру экзотического северного народа: пройти мастер-классы по выделке оленьих шкур, резьбе по кости и плетению из бересты, посоревноваться в прыжках через медвежью шкуру и нарты, проверить свою меткость и твердость руки в метании лассо. А восстановить силы помогут знаменитая юкола и уха из лосося, шурпа из оленины и целебный фиточай из камчатских ягод и трав.



Как задобрить нинвитов

До того, как принять христианство, все коряки – и кочевые, и оседлые – практиковали шаманизм. Они считали, что у каждого камня и дерева, у каждой горы и реки есть душа. Согласно их верованиям, мир населяют не только добрые, но и злые духи – нинвиты, насылающие болезни и прочие напасти. Чаще всего нинвиты не показывались людям. Увидеть их удавалось лишь изредка, когда они принимали обличье человекоподобных существ с длинными острыми зубами и горящими глазами. Чтобы задобрить нинвитов, коряки оставляли им подарки там, где обитали злые духи – возле могил, необычных скал, водопадов и горячих источников. Подношением могла служить просто щепотка табака.



ПОДЕЛИТЬСЯ: Как аборигены представляли сотворение мира

Давным-давно в мире было темно и холодно, потому что солнце, луна и звезды находились в заточении у Женщины-духа. Она держала их в своей юрте в трех огромных мячах. Добрый бог Кутх задумал освободить светила. Он превратился в хвоинку и упал в воду. Женщина-дух зачерпнула воду, выпила ее и забеременела, а вскоре родила Ворона. Тот упросил мать поиграть с мячами и вспорол их. Светила высыпали на небо и осветили мир. А самого Ворона опалило солнце, и он почернел.

Эскимосы Чукотки: самый малочисленный народ России

Происхождение эскимосов доподлинно неизвестно. Некоторые исследователи считают их наследниками древней культуры, которая была распространена ещё в первом тысячелетии до нашей эры по берегам Берингова моря.

Считается, что слово «эскимос» произошло от «эскиманцик», то есть «сыроед», «жующий сырое мясо, рыбу». Многие сотни лет тому назад эскимосы стали селиться на обширных территориях — от Чукотки до Гренландии. В настоящее время их численность невелика — по всему миру примерно 170 тыс. человек. Этот народ имеет свой язык — эскимосский, он относится к эско-алеутской семье.

Историческая связь эскимосов с другими народами Чукотки и Аляски очевидна — особенно она заметна с алеутами. Также большое влияние на формирование эскимосской культуры оказало соседство с другим народом Севера — чукчами.


Эскимосы традиционно занимаются охотой на пушного зверя, моржей и серых китов, сдавая государству мясо и мех. Фото: Константин Лемешев/ТАСС


Эскимосы издавна занимались китобойным промыслом. Кстати, именно они изобрели поворотный гарпун (унг`ак`), костяной наконечник которого отделяется от древка копья. Очень длительное время киты являлись основным источником пищи для этих людей. Однако постепенно поголовье морских млекопитающих заметно снизилась, поэтому эскимосы были вынуждены «переключиться» на добычу тюленей и моржей, хотя про охоту на китов они, конечно же, не забыли. Мясо эскимосы употребляли в пищу как в мороженом, так и засоленном виде, его также вялили и варили. Гарпун длительное время оставался основным оружием этой народности Севера. Именно с ним мужчины-эскимосы отправлялись на морскую охоту: на каяках или на так называемых байдарах – легких, быстроходных и устойчивых на воде лодках, каркас которых обтягивался моржовыми шкурами. Некоторые из этих лодок могли вместить человек двадцать пять или около четырёх тонн груза. Другие каяки, наоборот, сооружались на одного или двух человек. Как правило, добыча делилась между охотниками и их многочисленными родственниками поровну.

По суше эскимосы передвигались на собачьих упряжках — так называемых дугокопыльных нартах, в которые собаки запрягались «веером». В XIX веке эскимосы немного изменили технику передвижения — стали использовать также и короткие бескопыльные сани, в которых полозья изготавливались из моржовых клыков. Чтобы удобнее было ходить по снегу, эскимосы придумали специальные лыжи-«ракетки», которые представляли собой небольшую раму с закреплёнными концами и поперечными распорками, переплетёнными кожаными ремешками. Снизу они подбивались костяными пластинами.


Коренной житель Чукотки. Фото: Константин Лемешев/ТАСС


Охотились эскимосы и на суше — в основном отстреливали северного оленя и горного барана. Основным оружием (до появления огнестрельного) являлся лук со стрелами. Довольно долго эскимосов не интересовала добыча пушного зверя. В основном его били для того, чтобы сшить одежду для себя. Однако в XIX веке спрос на пушнину увеличился, поэтому «жующие сырое мясо», у которых к тому времени появилось огнестрельное оружие, начали активно отстреливать и этих животных, а их шкурки выменивать на различные товары, которые привозились с Большой Земли. Со временем эскимосы превратились в непревзойдённых охотников, слава об их меткости распространилась далеко за пределами тех мест, где они проживали. Приёмы добычи песца и лисицы у эскимосов очень похожи на те, которые применяют чукчи — также отменные охотники.  

Ещё в XVIII веке эскимосы «подсмотрели» у чукчей технологию строительства каркасных яранг. Прежде они жили в полуземлянках с углублённым в землю полом, который выстилался китовыми костями. Каркас этих жилищ покрывался оленьими шкурами, затем его обкладывали дёрном, камнями, а сверху снова укладывались шкуры. Летом эскимосы сооружали лёгкие постройки четырёхугольной формы с односкатными крышами на деревянных каркасах, которые обтягивали моржовыми шкурами. На самом излёте XIX века у эскимосов появились лёгкие дощатые дома с двускатными крышами и окнами.
Считается, что именно эскимосы первыми стали строить снежные хижины — иглу, куполообразные постройки диаметром два-четыре метра и высотой примерно два метра из уплотнённых снежных или ледяных блоков. Свет в эти сооружения попадал либо непосредственно через снежные блоки стен, либо через небольшие отверстия, которые закрывались высушенными тюленьими кишками.

У чукчей эскимосы переняли и стиль одежды. В конце концов, они перестали шить одежду из птичьих перьев и стали изготавливать более качественные и тёплые вещи из шкур оленей. Традиционная эскимосская обувь – унты со вставной подошвой и косым голенищем, а также меховые чулки и нерпичьи торбаса (камгык). Эскимосская непромокаемая обувь делалась из тюленьих шкур. Меховые шапки и рукавицы эскимосы в повседневной жизни не носили, их надевали лишь во время длительных переездов или кочёвок. Праздничные одеяния украшались вышивкой или меховой мозаикой.


Эскимосы выступают перед участниками советско-американской экспедиции “Берингов мост” на острове Малый Диомид (США). 1989 г. Фото: Валентин Кузьмин/ТАСС


Современные эскимосы по-прежнему чтут старые традиции, в глубине души веря в духов, родство человека с животными и предметами, которые его окружают. А общаться с этим миром людям помогают шаманы. Когда-то в каждом селении проживал свой шаман, но теперь людей, способных проникать в миры духов стало поменьше. Ныне живущие шаманы пользуются огромным уважением: им приносят дары, их просят о помощи и благополучии, они являются главными фигурами чуть ли не на всех праздничных мероприятиях.
Одним из самых почитаемых у эскимосов животных всегда была касатка, её считали покровительницей морских охотников. Согласно поверьям эскимосов, касатка могла превращаться в волка, помогая охотникам и в тундре.

Другое животное, к которому с особым уважением относились и относятся эскимосы, – морж. Примерно в середине лета наступал период штормов, и охота на море временно прекращалась. В это время эскимосы устраивали праздник в честь моржа: тушу животного вытаскивали из ледника, шаман начинал неистово бить в бубен, созывая всех жителей посёлка. Кульминация праздника — совместное застолье, где основным блюдом было мясо моржа. Часть туши шаман отдавал духам воды, призывая их присоединиться к трапезе. Остальное доставалось людям. Череп моржа торжественно водружался на жертвенное место: предполагалось, что это дань главной покровительнице эскимосов — касатке.

Многие промысловые праздники сохранились у эскимосов до сих пор — осенью, например, отмечаются “проводы кита”, весной – “встреча кита”. Фольклор эскимосов достаточно разнообразен: всё устное творчество делится на два вида – унипак и унипамсюк. Первое — это непосредственно «весть», «новость», то есть рассказ о недавних событиях, второе — героические предания и рассказы о событиях далёкого прошлого, сказки и мифы.

Любят эскимосы и петь, причём их песнопения также делятся на два вида — общественные песни-гимны и «песни для души», которые исполняются индивидуально, но непременно в сопровождении бубна, который считается семейной реликвией и передаётся из поколения в поколение — до тех пор, пока полностью не выйдет из строя.

Традиционная одежда чукчей как исторический источник культурных преобразований на JSTOR

Abstract

Cette note de recherche se base sur l’étude des vêtements Traditional tchouktches en tant qu’aspect majeur du patrimoine ethnique et culturel de la Tchoukotka. Ce sujet fut choisi par la nécessité de démontrer les avantages des vêtements Traditional dans la arctique. Notre objectif scientifique était de recueillir des données, рассматривающий временные объекты и описания на производстве, основанный на разработчике метода для профессионального становления в соответствии с реализацией и исполнением традиций.Настоящая исследовательская записка основана на изучении традиционной одежды чукчей как ведущего аспекта национального и культурного наследия Чукотки. Тему выбрана необходимость показать преимущества традиционной одежды чукчей в Арктической зоне. Наша научная задача заключалась в сборе данных о чукотской одежде и описаниях ее изготовления с целью разработки метода профессионального обучения ее шитью и популяризации этих традиционных знаний.

Информация о журнале

Études / Inuit / Studies – это научный журнал, выходящий два раза в год, который издается с 1977 года в Канаде.Он двуязычный (английский и французский) и является уникальным среди научных журналов, поскольку это единственный журнал, посвященный изучению обществ инуитов, традиционных или современных, с точки зрения социальных и гуманитарных наук (этнологии, политики, археологии, лингвистики и т. Д.). история и др.). Помимо ряда статей, каждый том содержит рецензии на книги, список научных событий и ежегодные обзоры недавних диссертаций и статей, опубликованных в других журналах.

Информация для издателя

С момента своего основания Université Laval обучает, оснащает и направляет лиц, принимающих решения, которые борются с основными проблемами общества.Благодаря развитию и обмену знаниями, культуре передового опыта и глобальному мировоззрению наше академическое сообщество вносит свой вклад в развитие и международный авторитет нашей провинции. И по сей день, когда мир находится на перепутье, Université Laval играет большую роль, чем когда-либо в Квебеке, на национальной и международной арене, как катализатор изменений и как перспективное учреждение, где знания, любопытство и инновации являются частью повседневной жизни. жизнь. Animée d’une profonde culture developpement длительного, l’Université Laval формирует образовательные и творческие поколения, граждан и граждан первого плана, ученых и лидеров предпринимателей, оказывающих влияние на развитие общества.Ouverte sur le monde et chef de file dans la francophonie, l’Université Laval vise l’excellence en enseignement et en recherche. Référence pour ses partenaires autant que source d’inspiration, elle rassemble les force du change – au coeur de l’effervescence Universitaire de la ville de Québec.

ArcticPhoto – Факты

Чукчи – коренные жители Чукотский округ на крайнем северо-востоке Сибири. Их территория граничит с Чукотское море и Беринговоморский район Арктический океан.Чукотка огромна и охватывает около 737 700 квадратных километров (284 800 миль), площадь больше, чем у Франции, которая управляется из главного города Анадырь. Чукотка была заселена около 7000 лет назад, и считается, что предки нынешних чукчей переселились сюда из окрестностей Охотского моря.

Сегодня здесь проживает около 15 000 чукчей, большинство из которых проживает на Чукотке, но некоторые живут в соседнем районе Якутия, на западе, а также в Корякский автономный округ и Южнее Магаданской области.

Чукчи можно разделить на две отчетливо отдельные группы: чукчи, живущие во внутренних районах страны, которые ведут полукочевой образ жизни. пасут оленей и называют себя «чавчу» (оленеводство), а прибрежные чукчи «ан’калын» (прибрежные жители), которые живут в основном за счет охоты. морские млекопитающие. Эти две группы имеют долгую историю торговли и взаимодействия, насчитывающую несколько веков. Обе группы экономически зависели друг от друга: оленеводы хотели жир и шкуры морских млекопитающих, а прибрежные чукчи – оленину и шкуры.

Чукотский язык относится к чукотско-камчатской группе палеоазиатских языков. Ближайший родственный язык – Коряк. Считается, что эти палеоазиатские языки связаны с языками американских индейцев. Необычной особенностью чукотского языка является его разное произношение мужчинами и женщинами. Женщины произносят «ц», тогда как мужчины произносят «р». Так, чукча, говорящий по-чукотски «нет», будет «крым», а женщина – «кцым». Чукотский язык изучается во многих школах Чукотки.Также на чукотском языке издаются книги и газеты, ведутся передачи по радио и телевидению. Большинство чукчей также говорят на русском языке, на котором их учат. школа.

Некоторые внутренние чукчи продолжают разводить северных оленей, но не в таких масштабах, как в советские времена. Точно так же прибрежные чукчи продолжают охоту на морских млекопитающих и рыбу для пропитания. Для коренных жителей относительно мало рабочих мест, не связанных с их традиционными занятиями. Некоторые чукчи умеют зарабатывать на родное искусство, в основном резьба и гравировка слоновой кости.Прибрежные чукчи, проживающие в общине Уэлен на Берингов пролив имеет давнюю традицию изготовления слоновой кости и резьбы по кости, которая насчитывает несколько веков. В 1931 году здесь открылась мастерская по резьбе, и с тех пор репутация художников Уэлена выросла, и теперь их работы можно найти в музеях и частных коллекциях по всему миру. Они известны своей подробной гравировкой на моржовой кости, которая часто изображает их легенды, а также сцены традиционных занятий, таких как охота и оленеводство.

Традиционным чукотским жилищем является яранга, шатер из оленьей шкуры конической или округлой формы. Внутри находилась внутренняя спальная камера в форме коробки, сделанная из меха, в которой могли разместиться несколько человек. Прибрежные чукчи часто покрывали яранги шкурой моржей. Некоторые оленеводческие чукчи до сих пор используют яранги, когда гуляют со своими оленями, но сейчас большинство чукчей живут в одноэтажных деревянных домах или сборных бетонных многоквартирных домах, типичных для бывшего Советского Союза.

Еда

Рацион прибрежных чукчей состоит в основном из морских млекопитающих, особенно моржей, китов и тюленей, мяса и жира. Основным продуктом питания внутренних чукчей было мясо северного оленя. Обе группы также собирают ягоды, грибы и другие растения, такие как щавель и корень розы есть летом. В настоящее время в большинстве деревень и городов есть пекарни, продающие хлеб и пироги, а также другие магазины, в которых продается ограниченный ассортимент, зачастую некачественных русских продуктов, которые они продают по очень высоким ценам.

Транспорт

Основным видом транспорта для внутренних чукчей является оленьи упряжки. Обычно они тянут нарты на двух оленях. Есть разные виды саней, для путешествий, перевозки грузов. Чукчи тоже кататься на оленях. Прибрежные чукчи используют собачьи упряжки с собаками, запряженными в тандеме, в качестве их основного вида зимнего транспорта, а для путешествий летом по морю они использовали лодку, обтянутую моржовой шкурой, похожую на эскимосский умиак, называемую байдарка.Сегодня чукчи используют как традиционные виды транспорта, так и современные снегоходы и моторные лодки.

Традиционные верования

Чукотские религиозные верования и обычаи являются разновидностью шаманизм. Считается, что все животные, растения, реки, леса и другие природные явления обладают собственным духом. Во время своих ритуалов чукотские шаманы впадают в транс. Для этого они иногда использовали галлюциногенные грибы, такие как мухомор (Amanita muscaria).Находясь в состоянии транса, они могли общаться с духами и позволять духам говорить через них, чтобы предсказывать будущее и накладывать различные заклинания.

Одежда

И прибрежные, и оленеводческие чукчи сделали свои одежда из шкур молодых оленей и тюленей. Женщины традиционно носили керкер – комбинезон до колен, сделанный из шкуры северного оленя или тюленя и отороченный мехом лисы, росомахи, волка или собаки.Помимо керкера, женщины также носили платья, похожие на халаты, из оленьей шкуры, красиво украшенные бисером, вышивкой и меховой отделкой. Мужчины носили свободные рубашки и брюки из тех же материалов. Оба пола носили высокие сапоги и кожаное нижнее белье. Детская одежда состояла из цельного мехового чехла с клапаном между ног, чтобы можно было легко сменить мох, служивший подгузником. Современные чукчи носят одежду современного западного стиля. Хотя зимой они часто носят традиционную одежду, когда гуляют со своими оленьими стадами или на охоте, а также в праздничные дни и в других особых случаях.

Социальные проблемы

Последствия распада Советского Союза в 1990-х годах оказали драматическое влияние на чукчей на Чукотке, особенно на тех, кто живет в сельской местности. Имея ограниченные возможности трудоустройства, многие чукчи были вынуждены вести жизнь в крайней нищете. Жизнь коренного населения на Чукотке на некоторое время улучшилась после того, как Роман Абрамович стал губернатором в 2001 году. Он вложил в регион более 1 миллиарда долларов, развивая инфраструктуру и оказывая прямую помощь местному населению.Это создало период оптимизма, но после ухода Абрамовича в 2008 году люди столкнулись с теми же проблемами: отсутствие работы, высокий уровень безработицы, неадекватное здравоохранение и плохой местный транспорт. Алкоголизм и самоубийства, особенно среди молодежи, достигли почти эпидемических масштабов.

Текст © B&B Александр

Чукчи | люди | Britannica

Chukchi , также пишется Chukchee, также называется Luorawetlan , люди, населяющие крайний северо-восток Сибири, Чукотский (Чукотский) автономный округ (район) в России.В конце 20 века их насчитывалось 14 000 человек, и они делятся на две основные подгруппы: оленеводческие чукчи и морские чукчи. Чукчи – северные олени – обитают в самой восточной части округа, – на Чукотском (Чукотском) полуострове и в его сибирских глубинках; морские чукчи населяют Арктическое и Берингово побережье. Оба говорят на луораветланском языке палеосибирской языковой группы и лингвистически и культурно связаны с коряками и ительменами (камчадальцами).

Чукотский оленевод в Сибири

Sovfoto

Олени Чукчи раньше жили в основном за счет одомашненных стад северных оленей. Эти стада снабжали их транспортными средствами, молоком и мясом в пищу, а также шкурами для одежды и укрытия. Приморские чукчи жили охотой на арктических морских млекопитающих, в основном моржей, тюленей и китов, а также рыболовством.

Их традиционные жилища варьировались в зависимости от их образа жизни. Приморские чукчи жили фиксированными деревнями; их дома были полуподземными.Чукчи-олени вели кочевой образ жизни и жили в палатках, меняя место жительства в зависимости от сезонной смены пастбищ. Транспортировка зависела от саней, запряженных оленями, или собак, запряженных парами. Морские чукчи путешествовали на лодках с деревянными рамами и кожаными чехлами. Основной социально-экономической единицей морских чукчей была упряжка из нескольких родственных семей; иногда в нее входили соседи. Село было территориальным объединением родственных и не связанных между собой семей. У оленеводческих чукчей основной экономической единицей была стоянка семей, которые вместе паслись.

Согласно чукотской религии, вселенную населяют невидимые духи. Жертвоприношения были важным аспектом крупных фестивалей. Шаманские обряды проводились для гадания и исцеления.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

После русской революции чукчи расселились по колхозам. Среди них были внедрены технические усовершенствования и новые виды экономической деятельности.

Чукотка, Северо-Восточная Сибирь – родина чукчей

Обзор Чукотка [Вверх]

Чукотка и Чукотский полуостров: введение с картами

Знакомство с Чукоткой: путешествия, погода, география, история, экология, этнические группы – чукчи и Эскимос – и др.

Чукотка: подробности о людях, животном мире, ландшафте, новостях, Берингии, которая когда-то связывала Сибирь и Аляска, путешествия включая фото экскурсии, много фото

Административный статус Чукотки: автономный округ с 8 участками
Чукотский Автономный округ, его столица Анадырь
Чукотский автономный округ: Дальний Северо-Восток России

Эскимосское общество Чукотский «Юпик» основан в 1990 году с целью объединения народов Чукоты, сохранения их культура и образ жизни, решение экономических трудностей

География Чукотки: местность, реки, населенные пункты

Программа наследия Бергинии связывает Аляску и Чукотские народы, культуры.
Карта Берингии от сибирской реки Лены до канадской реки Маккензи
Фото Галереи: 9 фото коллекций пейзажи, растения, дикая природа, люди

Чукотка и Аляска: исторические график взаимодействия регионов

Экономичный Разработка на Чукотке в партнерстве с Inupiat на Аляске
Dire Берингов пролив: экономические вызовы последних лет

Чукотка Домашняя страница: бизнес-сайт с картой, новости нефти, с 2001 г.

Вымирающий чукотский язык: и то, что люди называют себя
Чукотский язык в том числе алфавит, произношение

Фотографии чукчей: фотографий Чукоты, дикой природы, 1980–1990 гг. человек

Фотогалерея – Рельеф Чукотки: от берега залива Пловер до арктического заката – в серии фото коллекции деревень, людей, в том числе детей Нового Чаплино, на собачьих упряжках есть и др.

Путешествие на Чукотку и Камчатка: со слайд-шоу из 66 фотографий, в том числе Беринга. Остров в рассвет, ритуальное место на острове Иттигран с китовым ребром и чукча семья в Яндракинот с собакой

Чукотка: с фотографиями ездовых собак и северных оленей и прописью Анадырь

Карты Чукотки [Вверх]

Карта Чукотского автономного округа: Чукотский полуостров, похожий на нос, в крайнем правом углу, Анадырь с Марково в центре

Карта Чукотки: относительно Сибири, Камчатки, Аляски

Карта Восточной Сибири: Чукотский полуостров, Камчатка, Остров Сахалин, Хоккайдо, Алеутские острова и Аляска в контексте

Карта Северо-Восточной Сибири: Карта Чукотки и Камчатки 1882 г. исторические названия заливов, мысов, рек и деревень

Северо-Восточная Сибирь и Дальний регион Карта Востока: озеро Байкал, река Амур течет на восток к Сахалину. Остров в Охотском море, река Лена, текущая на север к морю Лаптевых, другие реки, такие как Индигирка и Колыма, города Анадырь в устье реки Анадырь на Чукотке, а также топографическая карта Северо-Востока Сибирь, с реками, горами, морями и большая версия

Карта коренных народов Сибири: с Чукоткой, домом чукчей, чуванцев и эскимосов, вверху справа

Карта Провидения Район: Сибирский эскимосский анклав в т.ч. Сиреники, точка. ближе всего к С.Остров Лаврентия

Чукотский Дикая природа: животные и растения [Вверх]

Птицы Чукотки: с фотографии залива Чаун на арктическом побережье Чукотки, мыса Дежнева или мыса Восточный на Берингов пролив, тундра острова Врангеля и озеро Эльгыгытгын во внутренних районах. Также птицы Камчатки и Курильских островов южнее

Птицы и морские млекопитающие Берингова моря

Флора и фауна Чукотки: прокрутите вниз, чтобы узнать о растительности и диких животных Чукотка, ее реки и приграничные моря, в том числе морж, лосось

Белые медведи Чукотки и Аляска: с фото, карта

Олени Чукотки: сорт установлен около 1000 А.Д., хотя приручение оленей, вероятно, началось 5000 лет назад на Алтае

Моржи и киты Чукотки: в том числе тихоокеанские моржи, гренландские киты и белухи, а также морские млекопитающие другие районы северной части Тихого океана, такие как Курилы, остров Врангеля и др., также на этом стр.

Чукотский Регионы [Вверх]

Анадырский р-н

Река Анадырь: фотография широкого и извилистого Анадыря у Снежного, примерно в 300 км к западу от устье реки

Река Анадырь: главный водораздел трех основных рек Анадырь, Великая и Канчалан, с основными пробегами лосося.Изображение сушки лосося возле Марково

Анадырский район: села, населенность и география внутренних районов г. Чукотка вдоль реки, с фото реки

Устье Анадыря Река и Ново-Мариинск: фотографии конца 1800-х гг. река и поселок ныне город Анадырь

Чукотка Интерьер и Тундра

Чукчи Полуостров Тундра: экосистема , фотографии, а также Tundra & Village с фотографиями земли

Снежные горы Чукотки: с озелененной речной долиной

Тундровый оленевод и фотоколлекция оленей Чукчи. и некоторая Чукотка

Берингов пролив, Восточный мыс И Уэленский р-н

«Ледяная завеса тает» – рассказ о возобновление контактов эскимосов через Берингов пролив, с картой, показывающей Большой, Маленький Острова Диомида

Могильник и поселение Эквен – Уэлен, Чукотка: это Участок 500 г. до н.э. – 1000 г. н.э. дает представление о культурах ранних охотников на китов, включая моржовую кость. инструменты, захоронение человека в лодке, погребение собаки. Могильник шаманки Эквен

Провидения и ул. Остров Лаврентия

Развалины китового уса: в Аване у Провидения, Чукотка

ул. Остров Лоуренса: карт и фотографии, а Остров Св. Лаврентия

Аллея китовых костей – остров Иттигран

Рытхэу, Юрий, Шавасс, Илона Яжбин: 9780981987316: Амазонка.com: Книги

Последнее, звонкое свидетельство народу Рытхэу: переработка их мифов, их истории и его собственной родословной в поэтическом акте восстановления. . . Богат фактурой и деталями прошлых жизней. – Нью-Йоркское обозрение книг

Захватывающий, дикий и творческий. . . такой ясный, уверенный, яркий и уверенный. . . Они описывают разметку времен года – ломающийся лед, меняющийся свет, мороз и дрейф. . . обучение шаманов; передача ритуалов и навыков исцеления. —The Los Angeles Times

Расширенная эпитафия, начертанная на надгробной плите представителя небольшой национальности. . . . [с] мифом местного происхождения, падением с благодати и легендами о братоубийстве, чукотским Второзаконием и фигурой, подобной пророку. . . . [с] усиленным чувством ностальгии и. . . весь спектр стиля Рытхэу, от лирической прозы его мифов и легенд до практичной идиомы европейских китобоев и торговцев. —Мировая литература сегодня

Эта история Юрия Рытхэу – песня о любви к выживанию человека, как физического, так и метафизического характера, правдивая история об изменениях и стойкости, о Основном способе жизни в мире, о вечной истории пересказывая мимолетное. —Gioia Timpanelli

Юрий пишет со страстью, силой и красотой мира, которого мы никогда не понимали. Замечательная книга. —Фарли Моуат

Юрий Рытхев родился в селе Уэлен на Чукотке в Сибири. Он плавал в Беринговом море, работал в арктических геологических экспедициях и охотился в арктических водах, а также написал более десятка романов и сборников рассказов. Его роман «Сон в полярном тумане » был отмечен премией Кирияма Тихоокеанского региона в 2006 году.В конце 1950-х годов Рытхэу проявился не только как выдающийся литературный талант, но и как уникальный голос небольшого национального меньшинства – чукчей, сокращающейся общины, проживающей в одной из самых величественных и негостеприимных сред на земле.

Илона Яжбин Чавасс перевела роман Рытхэу « Сон в полярном тумане» . Она родилась в бывшем Советском Союзе, сейчас живет в Лондоне с мужем и дочерью.

Выдержка. © Печатается с разрешения автора. Все права защищены.

Сотворение Земли, Неба, Вод и людей

Ворон, летящий над простором. Время от времени он замедлял свой полет и разбрасывал свой помет. Где бы ни падало твердое вещество, появлялся массив суши; везде, где падала жидкость, становились реки и озера, лужи и ручьи. Иногда экскременты Первой Птицы смешивались, и в результате образовывались тундровые болота. Самый твердый помет Ворона служил строительным материалом для каменистых склонов, гор и скалистых утесов.

И все же мир, созданный из желудка и пузыря Первой Птицы, все еще был погружен в кромешную тьму.Именно тогда Ворон призвал своих птиц-помощников и послал их на восток, чтобы они расклевывали отверстие для солнечных лучей в твердом темном своде неба. Орел ушел первым. Тяжелый взмах его крыльев эхом разнесся вдалеке. Он вернулся измученный, с опущенными крыльями и изогнутым от клюва клювом, но ему это не удалось. Затем Ворон послал тупика – хоть он и маленький, но его клюв крепкий и острый. Но тупик тоже вернулся битым. Чайки, бакланы, кулики, кайры, гуси и ленивые гаги – все пытались, но тщетно.

Первые люди Арктики

Тысячи лет сформировали жизнь коренных народов Арктики, настоящих исследователей и выживших в одной из самых пустынных сред мира. По сей день коренные жители Арктики, в том числе одно из древнейших племен, чукчи, продолжают процветать. (Текст Богданы Ващенко. Фото Дмитрия Никонова)

Говорят, что ворон создал горы и реки, тундру и сопки, собак и китов, тюленей, оленей и птиц… и первых людей.Этот ворон научил людей говорить и есть мясо животных. Он показал им, как шить одежду и разводить огонь. И именно он зажег небесные огни. Он вбил кол в небо, где сейчас сияет Полярная звезда. Затем он привязал другие звезды к столбу, чтобы они его обходили, как олени на поводке.

Чукчи, древний арктический народ, проживающий в основном на Чукотском полуострове, до сих пор верят в легенду о вороне. Они называют себя «Лигораветлат», что означает «настоящие люди».Сегодня, насчитывая чуть более 15 000 человек, они хозяева территории, состоящей в основном из безлесной тундры. Климат здесь суров: зимние температуры иногда опускаются до минус 54 градусов по Цельсию. Прохладным летом в среднем около 10 градусов по Цельсию.

Эти знатоки Арктики населяли негостеприимные арктические земли – или, точнее, Чукотский полуостров – на протяжении тысячелетий. Их главные тотемы – медведь, символ силы, и ворон, символ мудрости и сообразительности.Бесстрашные и подготовленные к боям чукчи, в отличие от других коренных жителей Сибири, также никогда не были завоеваны русскими.

Люди впервые появились на Чукотке около 30 000 лет назад, когда этот регион был соединен с Аляской обширным перешейком под названием Берингия. Широко распространена теория о том, что по этому сухопутному мосту из Азии в Америку прошли
первых жителей – предки индейцев.

Разделение Азии и Америки около 12 000 лет назад в результате значительного потепления породило две различные культурные традиции, необычные для северных народов.Основой одного была охота на кочевых оленей, а сердцевиной другого – охота на морских млекопитающих. Создатели этих традиций продвинулись дальше в глубины Арктики – вдоль берегов Северного Ледовитого океана, Чукотского и Берингова морей, осваивая искусство выживания в одном из самых суровых климатических условий на планете.

Это потребовало от жителей Чукотки адаптации старого образа жизни к жизни в Арктике. Основу чукотской кухни составляют отварное мясо моржа, тюленя, морских водорослей и кита, а также его жизненно необходимый жир.К основным продуктам питания чукчей относятся также продукты оленеводства: отварная оленина, оленьи мозги, костный мозг и оленина кровь для супа. Традиционный суп готовится из полупереваренного мха из желудка забитого оленя, смешанного с кровью, жиром и кусками отварного мяса. Чукчи также едят замороженное мясо, съедобные листья и корни.

Арктика занимает 40 миллионов квадратных километров, или примерно восемь процентов поверхности Земли. Однако здесь проживает относительно небольшое население – всего четыре миллиона человек.Различные небольшие группы коренных народов населяли эту территорию на протяжении тысячелетий. В настоящее время территория поселения разделена между восемью странами: Канадой, Данией, Финляндией, Исландией, Норвегией, Россией, Швецией и США.

КОРЕННЫЕ НАРОДЫ
В РОССИЙСКОЙ АРКТИКЕ
В Российской Федерации насчитывается 40 коренных общин с общей численностью населения около 244 000 человек на Севере, в Сибири и на Дальнем Востоке. К ним относятся алеуты, долганы, коряки, манси, нанайцы, ненцы, саамы, селькупы, ханты, чукчи, эвенки и инуиты.На Севере также проживает более 400 000 коми и якутов. Эти различные группы коренных народов населяли эту местность на протяжении тысяч лет, каждая из которых имеет свою историю, культуру и верования. Сегодня последствия глобализации вызывают множество изменений, влияющих на их традиционный образ жизни.

ГЕНЕТИЧЕСКИЕ СХОДСТВА
В генетике человека изучение гаплогрупп используется для определения генетических популяций и выяснения истоков истории наших предков.Самые ранние гаплогруппы обнаружены в Африке, где впервые появились люди, и по мере того, как люди мигрировали дальше и пересекли Азию и Европу, уникальные генетические мутации привели к появлению различных этнических групп, которые мы знаем сегодня. Было обнаружено, что коренные жители Арктики обладают гаплогруппами A2, B2, X2a и M3, которые имеют азиатское происхождение.

В течение нескольких сотен лет яранга в форме шатра конической формы, построенная с прямоугольным или многоугольным основанием, была традиционным домом чукчей.Для постройки маленькой яранги требуется от пяти до 15 оленьих шкурок, а для большой – до 80. Тепло от жирника (жиросжигающих ламп) и от тел его обитателей может сохранять в яранге достаточно тепла, чтобы жить в ней без необходимости носить одежду.

В долгие полярные ночи, когда дул сильный ветер и сильный мороз, чукчи не охотились. Время использовалось для резьбы по дереву, изготовления орудий труда и амулетов. В тускло освещенной яранге древние чукчи чувствовали свое искусство скорее прикосновением, чем глазами; Поэтому фигурки чукчей очень приятно держать в руке.Древние тематические гравюры и резьба были монохромными; В качестве красителя граверы использовали сажу жирника. Скульптура и резьба по кости и клыку моржа стали наиболее развитыми видами народного искусства у чукчей. Обычными традиционными темами являются пейзажи и сцены из повседневной жизни: охота, оленеводство и животные, обитающие в этом регионе.

Чрезвычайно важная роль, которую искусство сыграло в жизни народов древней Чукотки, считается одним из основных факторов, способствовавших их развитию как общества.Культурные контакты были еще одним ключевым фактором, который объяснил расцвет их художественной изысканности на рубеже эпох. Живя на внешних границах человеческой цивилизации, северяне не были полностью изолированы от остального мира.

Загадочные лица, многофигурные зооморфные композиции и элегантный криволинейный орнамент, характерный для древнего искусства Чукотки, позволяют выявить в этом искусстве некоторые черты, уходящие своими корнями в цивилизацию Древнего Китая, в культуры американских индейцев и других народов. искусство Южной Сибири, Приамурья, Сахалина и Хоккайдо.Некоторые работы, созданные за тысячи километров от полярного круга в результате многочисленных обменов с путешественниками, попали к жителям северных широт, а резчики по слоновой кости переняли эти развитые навыки, развитые художниками из Восточной Азии и Северной Америки.

В традиционном чукотском обществе этим искусством занимались только мужчины, потому что это считалось актом магии. Таким образом, искусство связано со столь же впечатляющей духовной системой верований чукчей, которая богата и разнообразна.Это отражено в шаманских ритуалах, мифах и легендах, праздниках и танцах. Свидетельства этих духовных тем можно найти в искусстве из слоновой кости.

Считается, что животные, растения, небесные тела, реки, леса и другие природные явления обладают собственным духом, который, как верили чукчи, иногда превращался в людей. Во время ритуалов чукотские шаманы впадают в транс – с помощью галлюциногенных грибов, которые, как они считали, также имеют дух – общаются с духами, позволяют духам говорить через них, предсказывать будущее и накладывать заклинания различных видов.

Контакты между жителями Чукотки и их соседями были настолько тесными, что привели к целостному обмену искусством, традициями и образом жизни – как, например, скромные собачьи упряжки, переданные коренным народам Америки от жителей Арктической Азии. Таким образом, древняя Чукотка была частью единого культурного процесса, развивающегося в Тихоокеанском регионе, своеобразным мостом, соединявшим Евразию с Америкой, задолго до того, как европейцы открыли Новый Свет.

Прочтите оставшуюся часть этой статьи в No.102 Выпуск 1/2014 журнала Asian Geographic , подписавшись здесь, или просмотрите все наши публикации здесь.

Что взять с собой с Чукотки

И, естественно, вам захочется увезти домой что-то действительно особенное и неординарное из поездки в этот регион Дальнего Востока России. Итак, какие главные сокровища можно привезти с Чукотки?

Ремесла Чукотки

Мастера Чукотки славятся резьбой по кости, моржовым бивням и рогам.Это традиционное для чукчей и эскимосов ремесло восходит к столетиям. Их работы сложны и оригинальны. Сувениры можно купить во многих поселках Чукотки (лучшими считаются мастера Провидения, Нового Чаплино, Эгвекинота, Лорино, Певека).

Первые резные фигурки по кости относятся к III веку. Эскимосы украшали гребни, наконечники гарпунов и рукоятки ножей резными рельефами и узорами. В 7 веке узоры имели более геометрические формы, появились первые повествования, такие как эпизоды из легенд, а также животные.К началу 20 века искусство становится декоративным в полном смысле этого слова, и местные мастера создают сувениры для продажи. В середине 20 века произошел постепенный переход от статичных изображений к более сложным, динамичным, детализированным и реалистичным изображениям. Среди наиболее изображаемых сцен были охота, быт, эпизоды из народных сказок и мифов.

Популярным сувениром является фигурка улыбающегося бога Билликена, сделанная из клыка моржа.

Его условно изображают с большими ушами, большим круглым животом и длинными руками.Люди верят, что если потирать Билликену живот по часовой стрелке, его улыбка становится шире, а это приносит удачу и благополучие.

Традиционная одежда и аксессуары

Аутентичные традиционные сапоги торбаса и традиционное пальто-кухлянка с мехом и яркой вышивкой не только согреют, но и будут выглядеть потрясающе. Существует несколько видов торбаса, главное отличие заключается в материалах, из которых изготовлены ботинки. Они сделаны из шкуры оленя или тюленя, в том числе из травы для внутренней подошвы.Другой вид традиционной обуви – это плекет. Это сапоги по колено с ремешками, завязанными сверху и вокруг щиколоток, чтобы предотвратить обморожение.

Кухлянка изготавливается из шкур косуль или щенков тюленя. Как правило, он состоит из двух частей, внешнего и внутреннего, с мехом на внутренней и внешней сторонах. Это пальто завязано на пояс, а низ, манжеты и воротник оторочены мехом. Вы также можете приобрести нарядные перчатки из крашеной замши, украшенные яркой вышивкой.Еще один распространенный способ украшения одежды – использование мехового лоскутного шитья контрастных цветов или яркой вышивки бисером. Если вы хотите купить аксессуары, обратите внимание на металлические солнечные подвески.

Эскимосский бал

Традиционный эскимосский бал – это довольно экзотический сувенир, который можно привезти с собой с Чукотки. Мяч изготовлен из оленьей кожи и декорирован ярким узором.

Старая легенда гласит, что однажды ворон Кутх доверил женщине всю мудрость человечества.Когда пришло время, она сшила мяч и подарила его внучке вместе со своими знаниями. Эта традиция продолжается: шары передаются из поколения в поколение. Шьют шары долгими зимними вечерами. По традиции, первая игра в мяч – это начало нового периода охоты.

Вершина шара представляет небеса; дно, преисподняя; а четыре стороны обозначают четыре времени года и стороны света среднего мира, в котором мы, люди, живем.

Когда люди бросают мяч, они посылают друг другу добрые пожелания, и считается, что шум, производимый камешками внутри мяча, отгоняет злых духов.

Деликатесы

Чтобы продлить изюминку вашего путешествия на Чукотку, вы можете увезти домой некоторые фирменные деликатесы региона. Здесь можно купить фирменные блюда из рыбы и оленины. Оленина бывает замороженной, копченой, консервированной и в виде колбас.

Если говорить о рыбе, в первую очередь обратите внимание на копченую семгу и корюшку.Регион также известен другими видами вкусной рыбы, такими как тимал, налим, муксун и многие другие. Главный деликатес Дальнего Востока – краб, которого ловят даже зимой. Чукотские крабы относительно небольшие по размеру; Однако иногда местным рыбакам удается поймать более крупные виды, например, камчатского краба.

Еще можно взять с собой домой несколько банок красной икры. Самыми популярными видами, которые покупают в качестве сувениров, являются горбуша, нерка, чавычи и икра кеты.Они различаются по размеру (диаметр яиц от 3 до 7 мм) и по цвету (от светло-оранжевого до темно-красного), а также по вкусу (от слегка соленого до приятно насыщенного или слегка горького).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *