Мамка моя: Моя мама, 2015 – Фильмы

Содержание

Моя мама, 2015 - Фильмы

В жизни режиссера Маргариты наступают тяжелые времена: ее мама умирает от тяжелой болезни. Любимый брат страдает от депрессии, некогда крепкий брак начинает рушиться, а отношения с дочерью совсем не ладятся. Ко всему этому прибавляется эксцентричный актер, которого девушка пригласила для съемок в своем фильме. Предполагалось, что это профессионал, но на деле оказывается, что парень может лишь веселить съемочную команду. Пока героиня разбирается с ворохом проблем, ее мама уходит из жизни и Маргарита понимает, как мало знала о жизни матери. Мать главной героини была скромной учительницей латыни и опорой для своих детей, поэтому Маргарите нелегко дается известие о ее смерти. Пытаясь пережить горе, она начинает переосмысливать и свою жизнь.

Режиссером выступил итальянец Нанни Моретти, который впоследствии выиграл премию журнала о кино Чак, за лучшую режиссуру. Для него картина Моя мама играет особую роль, поскольку частично является автобиографичной. Мать режиссера, как и главная героиня, работала учителем литературы в школе. Она заболела и умерла, пока Нанни работал над своим фильмом. И, по словам самого режиссера, он снял фильм, чтобы рассказать об этом капитальном изменении в своей жизни.

Стоит сказать, что Маргери Буй, исполнившая главную роль, изначально рассматривалась режиссером как единственная достойная актриса. Нанни уже работал с Маргери в своих предыдущих фильмах. Их совестными работами стали кинокартины Кайман и У нас есть папа. В 2015 году на кинофестивале в Каннах лента завоевала приз экуменического жюри. В 2016 она была удостоена премии имени Лучано Винченцони.

В жизни режиссера Маргариты наступают тяжелые времена: ее мама умирает от тяжелой болезни. Любимый брат страдает от депрессии, некогда крепкий брак начинает рушиться, а отношения с дочерью совсем не ладятся. Ко всему этому прибавляется эксцентричный актер, которого девушка пригласила для съемок в своем фильме. Предполагалось, что это профессионал, но на деле оказывается, что парень может лишь весе

Что писали в дневниках дети о мамах — Российская газета

1897 ГОД

Вера Печатальщикова, 17 лет

13/25 июня 1897. Вчера вечером надоело сидеть дома, и я пошла пройтись; дошла до саду и скоро ушла домой. Когда подходила к дому, было еще совсем светло, и я хотела пройти хотя до железной дороги. Иду мимо окон - одно отворено. Смотрю - зажжен огонь, и мама сидит и читает...

Я взглянула попристальнее и... даже остановилась на месте. "Боже мой! Неужели она мою памятнушку читает?", думала я, повернула и подошла к растворенному окну. Так и есть! Я быстро направилась в комнату, и во дворе, в окно, увидела, что как только мама заметила меня, так положила книжечку на прежнее место. Я вошла, стала раздеваться и - не выдержала, расхохоталась. "Чего это ты?" - спросила мама, удивившись. Я все смеялась. "Ты зачем мою памятнушку читала?" - наконец проговорила я... Она долго не говорила. Потом сказала, что какие-то "Белые ночи", и, наконец, созналась, что читала почти всё...

Я, против обыкновения, не рассердилась. Даже удивилась, что о потере дневника она горюет больше моего. Она просила дать ей все дочитать, но я отказала наотрез, и она не настаивала. Сегодня всё что-то посмеивается, но я будто ничего не замечаю...

А скверно, что она прочитала почти всё: я в этой тетрадочке вся, - писано чересчур откровенно.

17/29 июля. [...] От мамы утром получила давно жданный ответ и до того была поражена, что заплакала от неожиданности. Она знает общее содержание письма Н.А. [возлюбленного Веры] и... что же?.. Пишет, что "это ничего не значит; что тут, конечно, нет ничего пошлого, а чистое чувство". Чтоб я "не наделала каких грубостей, не оскорбила его чем-нибудь". Это пишет она - моя мама! И как я ошибалась! Как несправедливо судила о ней!

Я легла снова спать (письмо принесли в 3 часа утра), но слезы так и бежали у меня по щекам; так я пролежала до 6го часа, но уснуть не могла и встала. Я сегодня же написала маме ответное письмо - горячее, насколько хватило духу...

Милая, милая моя мама! Как я ошибалась в тебе!.. Ты прекраснейшая женщина и добрейшая мать в мире!.. Я бы так сейчас и бросилась ей на шею, задушила бы ее своими ласками!!.

1901 ГОД

Анна Аллендорф, 14 лет

15/28 июня 1901. ...Захворала мама. У нее сильный жар. По-моему, нет ничего хуже, когда больна мама. Мне было ужасно грустно на душе, я плакала, и целый день было ужасно тоскливо. Погода была такая чудная, мне хотелось наслаждаться всем, но не могла, потому что мысли не давали мне покоя. [...]

19 июня/2 июля. [...] Пока мамы не было, я хотела сослужить ей службу, а именно, привязать резеду, которая не держалась прямо, к палочке. Принялась я за это, но как-то нечаянно вырвала с корнем из земли. Я ужасно испугалась, что делать? Мама очень огорчится, если узнает. Сначала я хотела воткнуть в землю и сделать это вообще незаметно, но потом решила просто сказать маме, когда она придет домой. Так я и сделала. Мама совсем не рассердилась и только посоветовала воткнуть корень поглубже в землю. [...]

1904 ГОД

Анастасия Спасская, 17 лет

12/25 ноября 1904. Валя сегодня пришла в гимназию охрипшая и очень печальная. "Что с тобой, Валя?" - спросила я. Оказывается, у ней уехала в Петербург мама, и она очень скучает без нее. Видимо, Валя любимый балованный матерью ребенок. Самостоятельно она едва ли может что-нибудь делать, это видно уже из того, что мама всего два дня как уехала, а она успела простудиться, забыв одеть теплые калоши.

1906 ГОД

Виктор Жирмунский, 14 лет

12/25 января 1906. Сегодня мамин день рождения. Я преподнес ей собрание моих стихов за 1905 год, хотел было также поздравить в стихах, но нижеследующее слабое стихотворение я не решился поместить с этой целью:

[...]

И потому тебе на день рожденья

Суля здоровья, много лет,

Желаю, чтобы вышел из сраженья

Народ под тяжестью побед!

И чтоб мы жили вместе и счастливо,

Как граждане родной страны,

А не как парии, страдая молчаливо

И гнету покорясь судьбы!

1914 ГОД

Ольга Саводник, 13 лет

21 июля/3 августа 1914. Давно я не писала, 6 дней; за эти дни произошло много событий. Во-первых, все говорят о войне. Рассуждали, кого возьмут на войну, а кого не возьмут. [...] Все большие волновались, и это волнение перешло к нам, детям, стали говорить о маме и папе, что их не выпустят или они не приехали уже в Москву; дядя Саня собирался в Москву, ему сказали, чтобы он посмотрел, нет ли их там. Когда говорили об маме, у меня сердце так и разрывалось, и хотелось побежать куда-нибудь и там плакать, плакать и молиться и за нашу мамочку, но я старалась быть спокойной и в тот вечер, когда я смеялась, я смеялась как-то неестественно, я это сама заметила. Потом мы, все дети, побежали наверх на террасу. [...] Мне было весело и хотелось дурачиться, но я вспомнила об маме. "Может быть, что война будет продолжаться очень долго, а мама будет в Германии и может умереть без нас", - думала я и просила Бога, чтобы он сохранил нам мамочку. [...]

[Август] Ах! как давно я не писала! За эти дни случились очень большие события; самое важное из них - это то, что приехали мама и папа. Я так боялась за них, потому что в газетах писали такие страсти. Я уж представляла себе, что они умерли и что мы теперь сироты, и плакала, когда молилась Богу, но, слава Богу, Бог услышал мои молитвы, и мама приехала, да еще очень благополучно. [...]

1917 ГОД

Валерия Агеева, 12 лет

[1917 год] Вдруг совершенно неожиданно, по крайней мере для меня, случился переворот во власти: Государь отрекся от престола. Наступила революция. Все - от мала до велика были поглощены этими событиями. На губах у всех было слово "Свобода". "Свобода", и все облегченно вздыхали. Общее настроение передалось и нам, хотя я плохо осознавала, что это за "свобода" и почему раньше ее не было. [...]

Весь город радостно готовился к празднику в честь свободы. Готовили ярко-красные знамена и красные бантики, праздник должен был состояться на Красной площади. В этот день все магазины были закрыты. Я, Леля и Нюра поехали одни покупать ленты. Купили еще громадный бант для папы, так как он готовился говорить речь на площади.

Когда мы шли на Красную площадь, отовсюду туда плыли красные знамена с надписями "Да здравствует свобода". Играла музыка. Мы наблюдали радостные лица окружающих. Ораторов слушали затаив дыхание. Последние слова их заглушались криками "Ура", а музыка играла туш. Вот вышел папа, и меня пропустили поближе. Он говорил немного, но очень прочувствованно и искренне. Под конец митинга говорили о всех героях, павших за свободу, и музыка медленно и торжественно заиграла "Вечная память". Вся площадь опустилась на колени. Оглянувшись на маму, я видела ее торжественное, но грустное лицо. [...]

1919 ГОД

Мария Даева, 11 лет

9 февраля 1919. Сегодня день маминого рождения. Я ей подарила рамочку, которую вчера выиграла в лотерею, и вазочку, которую я, конечно, сделала сама из белой катушки. Еще написала письмо. Ирочка ничего не подарила. А Наточка подарила грецкий орех и письмо. Папа выстругал две дощечки, разрисовал и подарил маме. На одной папа нарисовал фрукты, а на другой - кота. [...]

Ариадна Эфрон, дочь Марины Цветаевой, 6 лет

15/28 апреля 1919.

Когда я вернулась, мама мне подарила маленький серебряный флакончик с духами на синей ленте, ее книги стихов "Вечерний альбом" и "Волшебный фонарь" и эту тетрадку - за то, что я не попала под автомобиль.

Когда она давала тетрадку, она спросила меня: "Аля, ты рада?", а я сказала: "Я не достойна!" - из глубины души.

Кира Аллендорф, 15 лет

29 августа/11 сентября 1920. 5 часов дня. Мечта моя о козе рухнула. Главное, обидно то, что папа, уже получив разрешение на козу, раздумал ее брать! Может быть, папа бы и взял, если бы мама не была против; а мама не хотела, во-первых, от того, что мы скоро уезжаем и ее деть некуда (потому что там, где дают их, берут записки о том, что их не будут продавать: во избежание спекуляции), конечно, можно было бы после многих хлопот получить разрешение на продажу, но мама и папа решили, что не стоит. А во-вторых, мама не хочет из-за лишних хлопот. Я в тот вечер, когда мама и папа решали насчет козы, страшно их просила купить, доказывала. Спорила, наконец, сердилась, но ничего не помогло; то папа будто соглашался, а потом опять "нет"! Вообще мое дело не выгорело, все были против меня!!! [...]

1925 ГОД

Наталия Ильина, 11 лет

15 сентября 1925. Вторник [под диктовку]. За мной пришла сестра и повезла в операционную. Мне было очень страшно, и я дрожала. Меня положили на стол, привязали мне ноги и меня саму. Пришли доктора. Доктор С. сказал: "Закрой очи и спи". [...] Когда я очнулась, то была уже на кровати. У меня болел правый бок, и со мной сидели сестра М.Ф. и мама. Мама рассказывала, что, когда меня принесли, я очень брыкалась и дергала за косынку М.Ф. и кричала, что мне нужно маму. Я ничего этого не помню, потому что я совсем спала. [...]

1930 ГОД

Людмила Татьяничева, 15 лет

17 мая 1930. [...] Сейчас прочла в сотый раз дневник моей мамы. Как обычно, он меня взволновал. Как я раньше не замечала строк, которые очень ярко меня определяют. Вот что она пишет.

"Моя Люсенька славная девочка, но очень нервная и со странностями. Любит командовать и не сходится ни с кем из детей".

"Люсенька очень забавный человечек. Остроумна и насмешница. Любознательность ее не удовлетворяется".

"От многих я слышу о Люсенькиной находчивости и остроумии. Один студент рассказывал мне, как однажды зимой она своим фантастическим рассказом прямо-таки увлекла. Он говорит: много я знаю детей, но такую фантазерку вижу первую" [...]

1931 ГОД

Евгений Давыдов, 10 лет

[1931] "ОБЕЩАНИЕ"

Я, Женя Давыдов, даю маме обещание исправиться: не нарушать дисциплину ни в школе, ни в семье, ко всем относиться по-человечески, в особенности к бабушке. Если нарушу обещание, мама может отдать меня без предупреждения в детскую колонию для исправления.

Е.Н. Давыдов.

1932 ГОД

Нина Луговская, 13 лет

14 ноября 1932 года. Вчера вечером я ждала маму, которая пошла в театр. Было уже половина первого, а она не шла. Наши все легли спать. Я поставила на керосинку чайник и, одевшись, влезла на окно и стала смотреть в открытую форточку. На улице было пустынно и тихо, редко когда по промерзшей земле начинали стучать чьи-нибудь ноги. Я прислушивалась к этому стуку, но мамы все не было. [...]

Я была почти уверена, что мама не придет, что она попала под трамвай. Я предполагала, что я буду делать без нее и стоит ли вообще жить. Стук парадной двери, гулко раздавшийся на лесенке, заставил меня вздрогнуть. Бетька приподняла уши, понюхала под дверью, и кончик ее опущенного хвоста неуверенно закачался. Я подошла к двери и, приложив ухо к замочной скважине, напряженно слушала. До меня долетели чьи-то тяжелые шаги. Бетти села и тихо заскулила. Это была мама!

1935 ГОД

Нина Луговская, 16 лет

30 августа 1935. Вот новости! Мама сегодня сказала, что просматривала мой дневник, так как боялась найти там что-нибудь контрреволюционное. Было бы очень мило, если б она наткнулась на записи о братьях Зелениных и других. Вообще это мне не очень нравится, хотя я не рассердилась, я знаю, что делала она это только в моих интересах. [...]

17 ноября. [...] Мама и вообще все взрослые никак не могут понять нас. Они требуют, чтоб мы уделяли внимание дому, убирались, наводили чистоту, готовили, им легко говорить, когда, кроме готовки, у них нет ничего. Не все ли равно маме, идти на работу или остаться дома хозяйничать: и там, и там она одинаково теряет время. А мне? Мне каждая минута дорога. Я целый день ищу чего-то нового и полезного, и в школе, и дома одна мысль - познавать. И вдруг надо чистить картошку, мыть посуду - значит, в течение часа или двух засыпать в тупом бездумье и твердить себе каждую минуту: "А время идет, и ты теряешь его, это золотое время".

1937 ГОД

Магдалина Буркина, 15 лет

5 декабря 1937. [...] Я думала, что сегодня день будет хорошим. Но пришлось разочароваться, как только пришла домой. Мама заперлась в комнате и даже мне не открыла.

Оказывается, пришел кто-то из НКВД просмотреть домовую книгу, а она подумала, что пришли за ней. Что я пережила, пока он не ушел, описать нельзя. Ведь это бы значило совсем прибить меня, а маму тем более. Я успокоилась только, как он ушел.

1941 ГОД

Елена Мухина, 16 лет

23 мая 1941. [...] Мне все чего-то не хватает. Ощущаю пустоту. [...]

Мама иногда хочет, чтоб я ее поцеловала, ласкается ко мне, а я хожу грустная, потому что невеселые думы у меня в голове. Так хочется расплакаться, раскричаться. Но я себя внешне сдерживаю, а внутренне никак не могу. Все время чувствую, что чего-то недостает. Когда мамы нет дома, я хочу, чтоб она пришла, когда она дома, я жажду ее не видеть, не слушать. Мне они надоели. И мама, и Ака.

Я хочу новых лиц, новых встреч, нового. Чего-нибудь нового. [...]

Но у меня никого нет, я одинока. И никому об этом нельзя сказать. Маме сказать. Она поцелует, поласкает, скажет: "Что ж делать". Она думает, что у меня нет подруг, потому что я лучше, а они все хуже меня. Глупая, она не понимает многого. Очень многого. Я совсем обыкновенная, я ничем от них не отличаюсь. Разве мыслей у меня в голове больше. [...]

Анна Уманская, 16 лет

9 июня 1941. [...] Завтра, 10-го, маме исполнится 47 лет. Давно ли ей было 39. Я помню, она мне сказала тогда: "Больше я стареть не буду. Теперь мне больше не будут прибавляться года. Мне всегда будет 39 лет". Бедная, милая мама, сколько она перетерпела еще после этого и сколько ей еще придется терпеть. Я буду, как могу, стараться облегчить ее жизнь и украсить ее.

Валерия Троценко, 14 лет

31 августа 1941. [...] Но время теперь такое тяжелое, люди нервные, раздражительные, и мне вдруг стало казаться, что Мама и Папа совсем не любят меня. Они часто сердились, и я, в конце концов, стала чувствовать, что не люблю их. Недавно Папу взяли на окопы, а у нас с Мамой произошло "объяснение". Поругавшись с ней, я немножко, правда, театрально и надуманно сказала: "Ты думаешь, я люблю тебя?.. А любить-то еще так хочется..." Это произвело на Маму да и на меня большое впечатление, я заплакала, и мы потом помирились. Я немного успокоилась, и стало лучше.

Еще опишу один случай. Я потеряла талоны от карточек на 200 г мяса и 200 г сахара. Мама посердилась, и я решила не есть сахара и масла - пила пустой чай, ела простую булку. К удивлению, это было не так трудно. Я выдержала дней 8-10. Потом пришлось кончить диету, т. к. Мама стала сердиться.

Сейчас дома все благополучно. Живем с Мамой дружно, почти не ссорясь. [...]

Юрий Рябинкин, 16 лет

9 - 10 ноября. ...К 5 часам утра надо идти в очередь (...) обязательно. Все мы издерганы. У мамы я давно не вижу спокойных слов. Чего ни коснется в разговоре - ругань, крик или истерика, что-то в этом роде. Причина... Причин много - и голод, и вечный страх перед обстрелом и бомбежкой. В нашей семье - всего-то 3 человека - постоянный раздор, крупные ссоры... Мама что-то делит, Ира и я зорко следим - точно ли... Просто как-то не по себе, когда пишешь такие слова.

Валерия Троценко, 14 лет

29 ноября 1941. [...] Вот тут-то и появилось у меня новое в отношениях с родителями. Я буквально влюбилась в свою Маму. Началось это в тот памятный банный день. Мы обошли 5 бань и помылись в очень плохой баньке на Гороховой. Тогда я удивлялась Маме и восхищалась ее выносливостью и умением перебороть страдание. Она еще ободряла меня, уставшую и раскисшую. И с того дня она представилась мне совсем в другом свете, чем-то вроде идеала - она и красива, и женственна, и так работоспособна.

Дома она приберет все, помоет, как простая хозяйка, а потом оденется лучше и идет на работу, как прекрасная дама. Милая Мамочка, я так полюбила тебя за это время. Как-то раз мне удалось сделать для нее все так хорошо - она пришла с дежурства иззябшая, утомленная, я встретила ее ласково, все было убрано, чай готов; она была довольна. A мне было так приятно! [...]


Публикация подготовлена М.А. Мельниченко за счет гранта Российского научного фонда (проект N 19-18-00221).

"Мам, не публикуй мои фотографии у себя в соцсетях!". Что такое "шерентинг"?

  • Хелиер Чен
  • Би-би-си

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

"Шарентинг" - новый термин, описывающий захлестнувший соцсети тренд

Как бы вы к этому ни относились, но надо признать, что ваши родители тоже освоили соцсети и не собираются с ними расставаться.

Это, конечно, неплохо - иметь еще одну возможность для общения с ними. Тем более забавно наблюдать, как они делают селфи или пользуются эмодзи.

Но если они размещают ваши фотографии без разрешения и понимания того, как работают установки приватности, то означает ли это, что они вышли за рамки допустимого? И как можно убедить их удалить ваши фотографии из своей ленты?

Родительство-вредительство?

"Шерентинг" - новый термин (от английского слова parenting - воспитывать и глагола to share - делиться, размещать в интернете), который как раз описывает этот тренд, когда родители выкладывают в соцсети фотографии и пересказывают случаи из жизни своих детей.

На этой неделе тренд снова стал активно обсуждаться после того, как американская актриса Гвинет Пэлтроу разместила свое селфи с дочерью с горнолыжного курорта.

Фотография собрала более 150 тысяч лайков. Однако дочь, Эппл Мартин, это не порадовало.

В своем закрытом "Инстаграм"-аккаунте она написала: "Мам, мы же это обсуждали. Ты не можешь ничего постить без моего разрешения". Пэлтроу на это ответила: "Там даже лица твоего не видно!".

Многие поклонники актрисы посчитали, что она как мать имеет полное право делиться фотографиями своей дочери. Но были и те, кто вспомнил о праве детей на личную жизнь.

Почему многих расстраивает "шерентинг"?

Ирония ситуации состоит в том, что по правилам большинства соцсетей, дети не имеют права создавать там собственные аккаунты до достижения 13 лет.

Это означает, что те из них, кто соблюдает правила, не знают, что творится у них за спиной. А после регистрации в соцсетях могут оказаться в шоке от собственных фотографий, которые годами публиковали их родители.

Автор фото, Konrad Iturbe

Подпись к фото,

Конрад: "Сейчас фотографии остаются в интернете навсегда"

19-летний испанский программист Конрад Итурбе признается, что он как обухом получил по голове в 14 лет, когда понял, что его родители выкладывали его фотографии в соцсети.

"У моей мамы был "Инстаграм" еще до того, как у меня появился телефон, так что я даже не догадывался, что мои фото где-то размещены, - рассказал он Би-би-си. - Я не люблю выкладывать свои фотографии в соцсети, я их даже не размещаю у себя в "Инстаграме". Поэтому когда я подписался на аккаунт своей матери и увидел их у нее в профиле, то сказал ей, чтобы она их удалила: "Я же не давал тебе разрешения".

Ему это показалось вторжением в личное пространство. Особенно ему не понравился тот факт, что там были фотографии его маленького, а профиль его матери на "Инстаграме" был открыт для всех.

"Я не хотел, чтобы фотки из моего детства были выставлены на всеобщее обозрение, это очень личная вещь", - говорит он.

Его также беспокоит, что с помощью технологии распознавания лиц люди смогут отслеживать его и в более позднем возрасте.

Соне Бохари 14 лет, она живет в США. Соня столкнулась с той же проблемой, когда впервые зарегистрировалась на "Твиттере" и "Фейсбуке".

"Когда я впервые увидела фотографии, которые она [мать] размещала на "Фейсбуке" в течение многих лет, мне стало страшно стыдно. И еще я почувствовала, что меня предали", - написала она в журнале Fast Company.

"В ее [матери] открытом профиле в "Фейсбуке" были выложены все неловкие моменты моего детства: письмо, которое я написала зубной фее в пять лет, фотки меня плачущей и даже снимки, когда мне было 12-13 лет, о которых я вообще не знала", - написала девушка.

Шерентинг вызывает беспокойство не у всех. Шарлотте Кристи 23 года. Она учится в Лондоне и считает, что это нормально.

Ей было 13 лет, когда ее мама начала выкладывать ее фотографии на "Фейсбук".

"Каждый раз, когда она меня "тегала", то это попадало в мою ленту, так что все сразу это могли увидеть. Мне было от этого неловко, но я не была так уж расстроена, чтобы просить ее это убрать", - рассказывает Шарлотта.

"Мне кажется, мы живем в обществе, где всем хочется, чтобы их фотографии были как можно привлекательнее, но если моя мама размещает какую-то мою не очень уж привлекательную фотку, то это меня не так уж беспокоит. По-моему, я столько же ее фоток пощу, сколько она моих. Мне кажется, это нормальная вещь - показывать фотографии. И я не думаю, что она должна просить у меня разрешения: она же моя мама", - рассуждает девушка.

Чем опасен шерентинг?

Автор фото, Charlotte Christy

Подпись к фото,

Шарлотта привыкла к тому, что мама постоянно публикует ее фотографии без спроса

Сару [имя изменено], 29-летнюю медработницу из Гонконга, больше всего беспокоил вопрос потенциального вторжения в ее частную жизнь.

"Когда мне был 21 год, моя мама отметила меня в своем посте на "Фейсбуке", и я увидела, что она выложила целую кучу моих фотографий: от самых первых до тех, где мне 20 лет, - рассказала она в интервью Би-би-си. - У нее была открытая для всех страница, поэтому мне показалось, что это небезопасно. Я не хотела, чтобы мои детские фотографии были доступны всем, и я знала, что в "Гугле" вы можете узнать чье-то имя по фотографиям этого человека. А чем больше моих снимков она выложит, тем больше будет материала компаний, собирающих [личную] информацию".

Профессор Андра Сиибак, занимающаяся теорией массовых коммуникаций в Тартуском университете в Эстонии, провела уже несколько исследований шерентинга.

В ходе одного из них, в котором участвовали эстонские дети в возрасте от 9 до 13 лет, она обнаружила, что им нравилось, когда их родители постили что-то хорошее. Однако обнаружились большие расхождения в том, что дети и их родители считали "хорошей фотографией".

"Дети не хотели, чтобы их родители публиковали какие-то их непривлекательные фотографии, например, если волосы были растрепаны или на ребенке была одежда, которая ему или ей не нравилась. Во многих случаях родители не видели в этом большой проблемы. Однако что касается детей этого возраста, то это смогло серьезно повлиять на их самовосприятие и даже привести к их травле в интернете", - полагает профессор.

Еще один риск шерентинга - "цифровое похищение", когда незнакомые лица скачивают доступные в публичном пространстве фото детей и используют их в своих, часто преступных, целях.

Должны ли родители серьезнее относиться к этой проблеме?

Автор фото, Getty Images

Как указывает профессор Сиибак, многие родители полагают, что они, будучи взрослыми, несут ответственность за своих детей и не нуждаются в их разрешении в том случае, если полагают, что размещенные ими фотографии не наносят вреда.

Вместе с тем она отмечает, что родители, безусловно, должны принять во внимание вопрос соблюдения права своего ребенка на личную жизнь.

"Просто разговор о том, какие фотографии нравятся вашим детям и можно ли их публиковать, поможет наладить отношения", - напоминает она.

Родители часто устанавливают серьезную интернет-защиту в том, что касается использования ребенком интернета. Но получается, что эти правила применимы только к детям, но не к родителям.

Собеседники Би-би-си Конрад и Сара говорят, что родители поначалу отмахнулись от их опасений - отчасти из-за непонимания настроек приватности в интернете.

"Сначала моя мама просто посмеялась и сказала: "Никто их не увидит - это просто для друзей" несмотря на то, что ее профиль был открытым для всех", - говорит Конрад.

После того, как он объяснил своей маме все нюансы, она вникла в ситуацию и теперь всякий раз спрашивает его разрешения перед тем, как что-либо опубликовать.

У Сары был иной опыт: ее мать поначалу была обижена требованием дочери изменить настройки в своем аккаунте.

"Она сказала, что гордится мной и хочет поделиться этим в интернете… Когда я попыталась объяснить ей [свои опасения по поводу настроек приватности], она не поняла и сказала, что "в интернете и так все мониторится". Мне кажется, далеко не все родители так уж хорошо разбираются в вопросах безопасности в интернете, поскольку их поколение росло без интернета", - говорит девушка.

В конце концов, мать Сары согласилась изменить свои установки приватности, дав доступ только друзьям, хотя у нее их на "Фейсбуке" более тысячи. С большинством из них она не знакома лично, говорит ее дочь: "Так что в каком-то смысле это все равно публично".

"Когда она меня отмечала в своем посте, я начинала получать запросы в друзья от ее друзей, но я тут же отказывала. Это счастье, что она пока не умеет пользоваться "Инстаграмом"!" - говорит Сара.

Как убедить своих родителей изменить установки?

Автор фото, Getty Images

Это непросто, особенно учитывая, что нет никаких юридических оснований запретить им публиковать ваши фотографии. Чаще всего помогает убеждение.

Конрад советует воззвать к их чувству сострадания, чтобы они почувствовали себя на вашем месте.

"Я бы сказал: как бы ты почувствовала себя, если бы мои бабушка с дедушкой поместили бы твои фотографии, где ты делаешь нечто нелепое, на первой полосе газеты? В старые времена фотографии забывались, терялись, а сейчас они повсюду в интернете и остаются там навсегда", - пересказывает он свои доводы.

В то же время Сара добавляет: "Я пришла к выводу, что лучше всего просто оперировать фактами и не прибегать к эмоциям. Когда я давила на эмоции (говорила маме, что я ужасно выгляжу на детских снимках или что эти фотки неприличные, потому что я там полуголая), она обычно отвечала: "Но люди наверняка подумают: "Какая милашка!". Однако после того, как я провела ей ликбез по поводу безопасности в интернете и того, что мы не знаем, как люди могут использовать наши фотографии, моя мама согласилась что нужно быть осторожнее".

Ее мама, впрочем, по-прежнему выкладывает в соцсети фотографии без согласования с Сарой, но поскольку Сара убедилась в том, что настройки приватности у мамы изменились, то она согласилась на этот компромисс. К этому она добавила свое собственное решение.

"Я поменяла свои установки приватности так, что мои друзья теперь не могут видеть фотографии, на которых меня отметила мама", - рассказывает Сара.

Она признает, что для многих родителей размещение в соцсетях фотографий детей - это в какой-то мере способ выразить свою любовь.

"Это их способ показать, как они скучают по своим детям [если живут отдельно от них]. Это одна из главных причин, по которой я решила ей это полностью не запрещать".

ПРОДЮСЕР МАМКА МОЯ - БУМЕР БАСС БУСТ

NoraMusic / ПРОДЮСЕР МАМКА МОЯ

00:00 / 01:27

Продолжительность:

01:27

Видео

Похожие треки

00:00 / 02:31

00:00 / 03:33

00:00 / 03:03

00:00 / 03:16

00:00 / 03:43

00:00 / 02:40

00:00 / 04:04

00:00 / 02:15

00:00 / 02:23

00:00 / 03:30

00:00 / 02:41

00:00 / 01:48

00:00 / 02:02

00:00 / 02:21

00:00 / 02:32

Моя мамка лучше: 11 примеров того, что родители круче детей

В интернете спорят, какое поколение круче? Аргументируют старыми фотографиями родителей.

партнерский материал

партнерский материал

Часто, глядя на старые фотографии, мы находим на них то, что сегодня становится классным и вновь входит в моду: винтажные проигрыватели или одежда, ретроавтомобили. Да, собственно, и эстетику этих выцветших, потертых снимков мы радостно и в два счета воссоздаем фильтрами фотоприложений. Но все-таки самое классное в старых семейных фотоальбомах — сами его герои, наши родители и ближайшие родственники. Издание Boredpanda опубликовало подборку фотографий, которыми делились интернет-пользователи, уверенные, что их родители в молодости были круче, чем многие сегодня.

«Мама делает селфи еще в то время, когда это не было модным, 1989»

«Моя мама в 1984 году была инструктором по вождению танков»

«Это мой отец позирует для обложки журнала для серферов в Перу, 1977»

«Просто папа дает попить содовую медвежонку, где-то в 1950-х»

«Моей маме здесь 16, и она уже позирует на капоте своего Camaro»

«Плохая девчонка, она же мама, в 1979-м»

«Друг моего отца не стесняется в выражениях члену ку-клукс-клана в Оберне, 1985»

«Моя мама в Москве 1975 года. Если верить всем ее историям, не удивлюсь, что она была шпионом»

«Мой отец катается на скейтборде в 1982-м. Кажется, он был круче меня»

«В крутости с моим отцом даже соревноваться не стоит»

«Садик моей мамы, 1980-е»

Моя мама и её алкоголизм — Wonderzine

Некоторые ученые считают, что с физиологической точки зрения алкоголь действительно сильнее и быстрее воздействует на женщин. Данные исследований говорят, что женщины в среднем весят меньше мужчин и в их организме содержится меньше воды — поэтому при употреблении алкоголя женщины подвержены влиянию большей концентрации токсичных веществ. Кроме того, алкоголь по-разному влияет на гормональный фон мужчин и женщин.

Гендерная исследовательница и социолог из НИУ ВШЭ Ольга Исупова смотрит на проблему женской алкогольной зависимости немного иначе. В своей статье «ТыЖеМать: неизбежный героизм и неизбывная вина материнства» она связывает проблемы с алкоголем у женщин с гендерными стереотипами в обществе, социальным давлением со стороны семьи и окружающих. Наш нынешний «консервативный поворот», если верить Юсуповой, оборачивается не всеобщим счастьем «идеальных» семей, а депрессиями, пристрастием к алкоголю и даже насилием над детьми. Эта мысль важна ещё и потому, что алкогольная зависимость — это социальная проблема, и стереотипы о феминности и маскулинности играют здесь не последнюю роль.

Исследования показали, что женщины с алкогольной зависимостью гораздо реже бросают пить, рассказывает Нэнси Кросс из Women for Sobriety Inc., первой в США организации, которая на некоммерческой основе помогает женщинам преодолеть алкогольную зависимость. WfS работает уже более сорока лет, и в организации убеждены, что женщинам нужна другая программа восстановления, отличная от мужской: если на уровне физиологии восстановление проходит примерно одинаково, то на эмоциональном уровне женщинам нужны другие формы поддержки. Среди сотрудников WfS нет мужчин, работа основана на взаимопомощи женщин — в группах, на закрытых форумах и по телефону доверия. Это позволяет женщинам с алкогольной зависимостью обсудить темы, актуальные для них: например, рак груди, риск которого может расти, если женщина пьёт, или опыт изнасилования — болезненные вопросы, о которых иногда получается говорить лишь с тем, кто испытал что-то подобное.

Поддержка, даже со стороны абсолютно незнакомых людей, важна для тех, кто пытается излечиться от алкогольной зависимости. Особенно это касается женщин стигматизированных и отвергаемых обществом. Речь идёт не только о встречах в группах, но и о поддержке в интернете — здесь можно найти множество историй тех, кто бросил пить или только находится на пути к этому. Есть и известные люди, которые совершают своего рода каминг-аут, рассказывая о проблемах с алкоголем. У некоторых признание выливается в целый проект, как, например, у американской журналистки ABC News Элизабет Варгас. В 2016 году она выпустила книгу о своём опыте реабилитации «Between Breaths: A Memoir of Panic and Addiction». Это серьёзный вызов общественному мнению: считается, что проблемы с алкоголем несовместимы с «истинной» женственностью, а «стыдный» вопрос о женской алкогольной зависимости практически не обсуждается.

И это не штаны, а джинсы, или мамка моя толк в моде знает («Звёздочка» глава 198) | Елена Халдина

Доброго здравия, читатель!

Доброго здравия, читатель!

«Звёздочка» глава 198

Ночью Татьяне Ширяевой не спалось. Она ворочалась с боку на бок мешая спать мужу. Он терпел, терпел, а потом цыкнул на неё:

— Спи давай, хватит вертеться.

Татьяна обидчиво ответила:

— Могла бы, так уснула. Не благодарные вы, мужики, мы вам детей рожаем, а вы хоть бы малость посочувствовали. Думаешь легко мне с пузом-то спать? Поясницу ломит, мне бы на живот лечь, да разве ляжешь…

— Да ладно тебе, царица моя, не дуйся! Скоро мне доченьку подаришь и буду я тестем.

— Что-то рано ты тестем быть надумал, Ваня-а, мне ещё до родов долго.

— Да кто знает, может, пораньше родишь.

— Типун тебе на язык, мне бы хоть в декретном отпуске в себя прийти да выспаться, успею ещё опростаться-то, потом ведь назад-то не засунешь.

— Как знаешь… Только мне рыжую не надо, ладно? Ты обещала!

— Ладно, постараюсь. Кх-кхы… — хихикнула в ответ Татьяна, думая про себя. — Ох и лопух же ты, Ваня-а, такого искать не сыскать.

Татьяна сомкнула глаза, и вскоре засопела. Иван мысленно удивился: «Вот и всё, погляди на неё, только что ворчала, что уснуть не может, а сама вон уж засопела, ещё чуть-чуть и захрапит. Чудная она у меня! Да беременные все похоже такие… А я вот теперь наверное долго не усну, весь сон мне нарушила»

Спала Татьяна недолго, ей приснилось, что Алёнка ревёт, а ребятишки на неё тычут пальцами надсмехаясь: «Трусы у тебя и те рваные… Ободранка-ободранка-а!»

Татьяна проснулась, ей стало не по себе, вспомнив как ей пришлось разрезать новые трусы дочери по боковому шву, чтобы та смогла их на себя натянуть.

«Всё тороплюсь куда-то, спешу. То одно, то другое. Надо было бы расшить их кружевом, да мне в голову не пришло. А могла бы и крючком надвязать по краю разреза да ума не хватило в спешке. Поди и правда смеются над ней ребятишки. — размышляла Татьяна, переживая в душе, а потом успокоила сама себя. — Да чё поди им над ней смеяться-то? Я же ей сказала платье руками придерживать, чтобы задом не сверкать. Если ум есть, так меня послушает, а нет, так сама виновата. Хотя схожу, пожалуй сегодня днём в магазин, может куплю ей пару трусов, если в продаже будут подходящие, потом с Ванькой отвезём ей в лагерь, а заодно проверю как она там».

***

Утром Иван отвёл сыновей в детский сад, Татьяна, промучившись ночью спала без задних ног. Иван прилёг рядом с ней и тоже уснул. Татьяна проснулась и взглянула на часы. «Пол-одиннадцатого уже, ну надо же, а? Сроду так долго не спала, а тут разоспалась. — она взглянула на мужа и недовольно произнесла. — Спит и в ус не дует: нет чтобы чем-то заняться…»

Татьяна вздохнула нарочито громко, чтобы Иван услышал и проснулся.

— Тань, тебе плохо что ли? Чего так тяжко вздыхаешь? — обеспокоился он.

— Да, конечно, с тобой разве по-другому бывает? Люди добрые уж наработаться успели, а ты ещё не вставал. — выговорила она ему нервничая.

— Как это не вставал, ты чего, Тань? А в сад кто архаровцев отвёл, ты что ли?!

— Ну допустим, что ты, но мог бы и промолчать, а тебе не терпится беременной жене съязвить.

— Так я бы промолчал, если бы ты промолчала, а то всё крайних ищешь. — оправдывался Иван поспешно, избегая скандала.

— Ага-а, я ещё и виновата, по-твоему, да? — не унималась Татьяна продолжая предъявлять претензии. — Я вон уже ног своих не вижу с этим пузом, да ещё ты тут ворчишь. Тебе же дочь-то надо, а я маюсь.

— Так, а что делать-то было, если с абортом опоздала. Я же в ваших-то женских делах не разбираюсь. Ты же сама не маленькая, могла бы хоть в календарике отмечать свои женские дни.

— А то я будто не отмечала?! Сам ведь всё зна-а-ешь, а меня-а поедом ешь… — переходя в рёв заявила Татьяна.

— Тань, ну ты чего? Я же спал, тебя не трогал.

— Так вот именно, что не трогал, а мог бы и подсуетиться. Хоть бы поухаживал за мной, да хоть раз кофе в постель принёс.

— Да откуда у нас кофе-то? Ячменный напиток хочешь, так сварю? — предложил Иван.

— Тебя разве дождёшься-а, другой бы уж сварил давно и жену порадовал…

Иван вскочил с дивана и рванул на кухню, ругаясь вполголоса:

— Хоть бы уж родила что ли быстрее, а то я с ней чокнусь. Говорила бабушка: не женись, кого в жёны берёшь… А я дурак уж женился.

Он на кухне налил из-под крана воды в кофейник, насыпал в него из пачки кофейный напиток «Колос». Включил электрическую плитку и поставил на неё кофейник, а потом пошёл в ванную умываться. Взглянул на себя в зеркало и вздрогнул: «Оброс как чёрт, щетину хоть бы сбрить, или может бороду отрастить? В отпуске что-то бриться не хочется. Хотя лучше уж побреюсь, а то Танька опять ворчать будет. Ей что, только повод дай, она варежку свою откроет так не скоро заткнёшь. Порой так и хочется ей кляп засунуть только лишь бы её истерики не слышать».

Иван налил в ванну воды, залез в неё и расслабившись забыл про всё на свете, но блаженству его пришёл конец. Татьяна открыла дверь и заблажила:

— Паразит ты такой! Даже кофе ума не хватило сварить: утекло — всю плитку уделал. Ну ничё доверить нельзя, что за мужик такой, так бы кофейник тебе на голову и надела.

— Да, царица моя, я на всё согласен, только ты не ворчи. Побереги себя, милая моя. — он вылез из ванны и обмотался полотенцем.

— Тьфу-у срам один с тобой… — фыркнула она и закрыла дверь.

Дулась Татьяна ровно до того, как закончился перерыв в универмаге. Потом решила сменить гнев на милость и помиловала мужа прощением.

— Вань, давай до магазина доедем на мотороллере, я может Алёнке там пару плавок куплю, да в лагерь съездим, пока архаровцы в саду?

— Как скажешь, царица моя, мне недолго мотороллер из сарая выкатить. — не мешкая, он рванул в сарай за мотороллером, чтобы упаси Бог ещё не нарваться на скандал.

***

В магазине Татьяне на глаза попались джинсы, и она задумалась, а потом решила посоветоваться с мужем:

— Вань, взять — не взять? Модные говорят — тверские, как раз на Алёнку подойдут с запасом.

— Ну хочешь так возьми. — боясь связываться с женой ответил ей Иван, но потом напомнил. — А ты ведь вроде ей трусы купить хотела, царица моя?

— Ну так-то хотела… Но джинсы-то редко бывают, а тут вот, как назло, попались. Трусы-то и позже ведь купить можно, да и пока, в тех походит какие есть — не велика цаца.

— Тань, ну тебе же виднее, что я в этом понимаю? Но на вид они ей, вроде как, большие будут. — осторожно заметил Иван.

— Ну так в притык-то ведь кто джинсы берёт? Может хоть подольше поносит.

— Как знаешь, Тань. Бери уже да поедем.

— Да берите, конечно! Нам в кои веки джинсы тверские выбросили, после работы работяги придут, махом разберут. — предупредила продавец.

Татьяна купила джинсы. Потом они заехали в продуктовый магазин и купили для Алёнки гостинцев: бутылку газировки, пачку «Земляничного» печенья, плавленый сырок «Дружба» и бублик с маком.

***

После тихого часа к Алёнке подошла пионервожатая Нина Терехова и сообщила:

— Ширяева, к тебе родители приехали! Быстро на КП сбегай и обратно, а то на полдник опоздаешь.

— Спасибо-о! — прокричала Алёнка уходя. До ворот нужно было идти минут пять. Она пробежалась немного и вскоре задохла и перешла на шаг. Увидев отца с матерью, она обрадовалась. В голове её промелькнула мысль: «Мамка мне трусы купила!»

Мать с отцом стояли и о чём разговаривали. Заметив дочь, мать недовольно произнесла:

— Идёт еле ноги передвигает… Что за девчонка такая. Ну ты побыстрее-то можешь нет? — прикрикнула она на дочь.

Алёнка прибавила шаг, чтобы лишний раз не нервировать мать. Подбежав, она еле отдышалась, кивнув родителям головой.

— Вот и всё, другая бы поздоровалась, а эта головой мотнула и всё, никакого уважения к родителям.

— Здра-а-сте-е! — запыхаясь поздоровалась дочь.

— Явилась, не запылилась… Ну здравствуй, как ты тут? — поинтересовался отец.

— Здра-а-вствуй, пап, хорошо-о. — ответила дочь, взглянув на мать, она спешно поздоровалась с ней. — Здравствуй, мам.

— Ну знать-то, и до матери очередь дошла… — выговорила мать ревниво. — А мы тут тебе гостинцев привезли и джинсы. — мать достала из сумки бумажный свёрток и развернула его, показывая обновку. — Вот, примерь, будешь в лагере модничать.

— Джинсы? Зачем мне джинсы? — Алёнка смотрела на обновку, но она её не обрадовала, а только озадачила. — А трусы, мам, купила?

— Я ей джинсы купила, деньги издержала, а она с меня трусы справляет. Ты что, совсем обнаглела что ли?!

— Не-е-эт… — испугано ответила дочь, понимая, что перегнула палку.

— Надевай говорю и не выступай мне тут, ишь, моду взяла. Мать на мотороллере пока до лагеря доехала, всё пузо растрясла, а она гляди-ка чё, ещё нос воротит от джинсов.

Алёнка скинула с ног сандалии и подчиняясь матери примерила джинсы, они оказались размера на два больше и слетали с неё без ремня.

— Ничего! Состирнýть только в горячей воде и они подсядут. — сказала мать, убеждая саму себя в целесообразности покупки. — Надольше хватит!

— Штаны мне большие, мам. — снимая джинсы сказала дочь.

— Большие — не маленькие. Ничё, износишь. И это не штаны, а джинсы! — уточнила мать.

— Как я их тут носить-то буду? Они же с меня спадут…

— Ух, ты батюшки-и… Другая бы матери с отцом спасибо сказала, а эта ещё и недовольна. Вот наказание-то на мою голову… На вот, бери гостинцы и дуй в лагерь. — мать сунула ей в руки авоську и джинсы под мышку, а потом дала наказ. — Придёшь, в горячей воде их состирнёшь и носить будешь. Поняла?

— Да-а… — ответила Алёнка чуть не плача. — Я трусы хотела-а, надо мной Донских смеётся-а…

— А ты ей скажи, что у неё мать с директором завода шашни крутит и она от тебя отстанет. — посоветовала мать. — Ладно, некогда нам, ещё братьев из сада забрать надо. Пока-а.

— Пока-а, — уходя попрощалась дочь испытывая горечь разочарования от встречи с родителями.

***

Ширяева подошла к своему корпусу, поднялась на крыльцо и зашла в комнату. Девчонки обступили Алёнку увидев джинсы у ней под мышкой. Чеснокова первая подошла к ней и спросила:

— Это твои?

— Ага-а, мамка купила.

— А примерить дашь?

— Дам, — Алёнка протянула ей джинсы.

— Тверские, ого-о! — заметила Лена прочтя этикетку, и тут же надела их на себя. — Немного большеваты, но носить можно с ремнём. С низу только подогнуть и нормально. Дашь походи́ть? — с надеждой в голосе задала вопрос Чеснокова.

— Дам, мне они всё равно большие.

— А мне? — заинтересованно переспросила Кувшинкина.

— И тебе тоже…

— Я первая их заняла, после меня будешь! — улыбаясь предупредила Кувшинкину Чеснокова.

— А мне дашь? — на всякий случай задала вопрос Донских, зная, что наглость второе счастье.

Алёнка задумалась ненадолго, а потом сказала, сделав намёк:

— Дам, я же не такая жадная как некоторые.

— А я совсем и не жадная. — оправдываясь произнесла Марина и предложила. — Хочешь дам пилочку?

— Хочу-у! — воскликнула Алёнка, уж что-что, а попилить ногти она была не прочь.

— Сейчас дам, — Донских подошла к тумбочке и достала из ящика пилку, а потом протянула её Алёнке. — Бери, не жадная я.

— Спасибо, Марина. — поблагодарила её Алёнка, удивляясь, что джинсы оказались таким ценным предметом одежды, о котором она даже и не догадывалась ещё несколько минут назад. — А мамка-то моя толк в моде знает! — сделала она мысленно вывод.

© 03.03.2021 Елена Халдина, фото автора

Продолжение 199 Тёплая встреча 

Предыдущая глава 197 Гадюка — не уж, или мозги не купишь

Прочесть  "Мать звезды" и "Звёздочка"

Прочесть Возвращение

Я забочусь о своей маме и продал ее дом. Моя сестра говорит, что половина дома принадлежит ей, и теперь она хочет ссуду. Что мне делать?

Дорогой Квентин,

Моя мать находится в инвалидном кресле и больше не может заботиться о себе.

Я, имея долгосрочную доверенность, перевел ее в свой дом и продал ее дом. У моего отца, который скончался в 2009 году, и у моей матери было совместное завещание, и все, что они принадлежали, я оставил нам с сестрой.

После того, как я продал дом, моя сестра заявила, что ей принадлежит половина денег.Я сказал ей, что деньги принадлежат нашей матери, поскольку она еще жива, и что я использую их в интересах нашей матери.

Моя сестра хочет, чтобы я дал ей ссуду на деньги нашей матери. Моя сестра не заслуживает доверия. У нее долг в 25000 долларов перед налоговым управлением, и она держит в качестве бойфренда крэк-кокаинового наркомана.

Каковы мои юридические обязательства перед сестрой?

С уважением,

Хочу делать то, что правильно

Вы можете отправить The Moneyist электронное письмо с любыми финансовыми и этическими вопросами, связанными с коронавирусом, на qfottrell @ marketwatch.com и подписывайтесь на Квентина Фоттрелла в Twitter.

Уважаемый, делай то, что правильно,

У вас нет никаких обязательств перед своей сестрой, юридических или иных.

Как доверенность вашей матери, вы имеете перед ней фидуциарные обязанности. Это означает, что вы по закону обязаны действовать в интересах своей матери и принимать финансовые решения с ее разрешения, а также решения, которые приносят пользу ее долгосрочному уходу. Эта помощь может стать дороже.

Эта обязанность не включает в себя обращение к вашей матери с просьбой о ссуде вашей сестре денег - потому что ваша сестра считает, что ей причитаются деньги по несуществующему наследству.Доходы от продажи дома вашей матери принадлежат вашей матери и должны использоваться только для нее и для нее.

На протяжении многих лет я получал множество писем от людей, которые действовали по доверенности, таких как этот писатель, который инвестировал и потерял 40000 долларов из денег своей матери на фондовом рынке, и эта женщина, у которой была королевская битва со своей тетей над поместье ее бабушки.

Я скажу вам то, что сказал им: иметь доверенность - нелегкая задача.Вы не только взяли на себя огромную ответственность за заботу о другом человеке и его финансах, но и подвергаетесь судебному преследованию, если действуете неправильно.

Я понимаю, что вы хотите всем угодить и чувствуете ответственность за свою сестру. Но ты не несешь за нее ответственности, а ты не можешь всем нравиться . Так что не пытайся. Вы можете следовать закону и делать то, что правильно для своей матери, как вы постоянно поступали до сих пор.

The Moneyist: У меня криптовалюта FOMO! «Я слишком стар, чтобы сидеть и надеяться, что смогу наверстать потерянное время, безопасно вложив немного денег»

Вы можете написать The Moneyist с любыми финансовыми и этическими вопросами по адресу qfottrell @ Marketwatch.ком .

Отправляя свои вопросы по электронной почте, вы соглашаетесь на их анонимную публикацию на MarketWatch. Отправляя свою историю Dow Jones & Company, издателю MarketWatch, вы понимаете и соглашаетесь с тем, что мы можем использовать вашу историю или ее версии на всех носителях и платформах, в том числе через третьих лиц. стороны.

Посетите приватный Facebook Moneyist FB, +1.17% группа, в которой мы ищем ответы на самые сложные денежные вопросы. Читатели пишут мне всевозможные дилеммы. Размещайте свои вопросы, расскажите мне, о чем вы хотите узнать больше, или оцените последние статьи Moneyist.

Моя мама ушла. Но ее цифровой голос помогает мне оставаться здоровым

Однажды днем, за пару месяцев до смерти моей матери от рака толстой кишки, я забрался на ее кровать, чтобы присоединиться к ней и моей тете, где они лежали бок о бок, моей 8-месячной дочери. играя между ними.Я вытащил свой телефон, чтобы записать их разговор.

"Что вы помните, когда росли?" Я спросил. Две сестры искоса взглянули друг на друга и начали хихикать. Между приступами смеха они рассказывали, как однажды ночью моя мать пришла домой пьяная после комендантского часа в ее, как правило, приличном подростковом возрасте, и в ее очень пьяном состоянии нуждалась в помощи моей тети, чтобы попасть в дом, не разбудив их. родители и другие братья и сестры.Это была легкая и веселая история, которую я слышал раньше, но я ловил каждое слово, как будто секрет самой жизни разгадывался у меня на глазах. В этот момент смеха и непринужденности было блаженно легко забыть, что в постели с нами лежала смертельная болезнь. Три года эта запись оставалась нетронутой у меня на телефоне - якорь, к которому я мог позвонить, когда и если будет готов.

В январе этого года, через 10 месяцев в приюте и через год после рождения второго ребенка, я решила нанять диетолога.Мне нужна помощь. Я люблю сахар, из-за которого мой уровень A1C резко подскочил до преддиабетического уровня. Еще я люблю ложиться спать допоздна, когда в доме тихо, чтобы побаловать себя всеми подкастами, фильмами и сериалами, которые я не могу вписать в свой день. Эти близнецы не любят меня в ответ, и я понимаю, что чувство усталости и тумана по утрам - полная противоположность лечению самого себя.

Одна из первых вещей, которые мой новый диетолог Пета-Гэй Уильямс советует мне делать, - это планировать приемы пищи и время отхода ко сну на моем смартфоне.Я узнаю о курице и яйце о сне и питании: мой плохой сон способствует моему выбору пищи, а мой выбор пищи влияет на мои привычки ко сну. «Установка будильника для приема пищи и сна - это как встречи, которые вы ведете на себя», - говорит мне Уильямс. Я решил послушно следовать этим инструкциям, будучи несколько скептически настроенным, потому что я никогда не был силен в самоотчетности. Просматривая свои приложения в поисках сигнала будильника, который я буду использовать, я натыкаюсь на файл, в котором мама и тётя рассказывают историю той пьяной ночи.Эта запись оставалась нетронутой на моем телефоне в течение трех лет, и я испытываю потрясение, когда понимаю, что могу включить ее в свое расписание вместо будильника в качестве сигнала для завтрака, обеда, ужина и перед сном.

Два месяца спустя эта запись все еще застает меня врасплох. Я буду работать за своим столом, сменить подгузник или в ванной, когда услышу, как мама и тетя смеются из какого-то угла дома. Я нахожу свой телефон, следя за их голосами, слушая огонь, и люблю сливаться из их ртов, пока разворачивается история.Как только я нахожу телефон, чувствуя, как он слегка вибрирует в моей ладони, когда они говорят, я иду к холодильнику и готовлю еду или ложусь спать в свое до смешного заранее установленное время - время, по-видимому, не такое уж смешное, поскольку я засыпаю через несколько минут после того, как положил голову на подушку.

Когда срабатывает будильник для завтрака, начинается история: «И ты позвонил мне, и я должен был тебя впустить…» - говорит тетя моей матери, когда я сижу за кухонным столом и ем свой шпинат и яйца. В обеденный перерыв они дошли до того момента, когда моя мать велит моей тете засунуть палец ей в горло, так как она слишком пьяна, чтобы делать это сама.Я слушаю их смех, когда ем еще зелень и кусок рыбы. К тому времени, как я подхожу к своему обеденному будильнику, моя мама и тетя спорят о деталях того, что произошло потом. «Нет, мама и папа так и не узнали». "Да, они сделали." И к тому времени, когда срабатывает мой ночной будильник, предлагая мне залезть в кровать, история утихает, и моя мама и тетя спорят, нужна ли моей дочери немного воды. Эта запись теперь похожа на песню, тексты которой я запомнил, удерживая время со мной на протяжении всего дня.

консультации по воспитанию детей от Care and Feeding.

Уход и кормление - это колонка с советами для родителей в Slate. Есть вопросы по уходу и кормлению? Отправьте это здесь или опубликуйте в группе Slate Parenting на Facebook .

Дорогой уход и кормление,

Мне чуть больше 30, и я все еще не уверен, хочу ли я детей. Мой партнер чувствует то же самое. Я сконцентрирован на карьере и веду активную социальную жизнь, поэтому, хотя теоретически я всегда хотел ребенка, я не чувствую себя готовым прыгать, если не уверен на 100 процентов.Думаю, я был бы в полном порядке, если бы моя жизнь оказалась бездетной.

Моя мать, однако, категорически против внука. Мои братья и сестры вряд ли дадут ей такой, поэтому я получаю полный 1000-ваттный луч ее задумчивости. Некоторое время назад, когда мы говорили об изменении климата, я упомянул, что это «еще одна причина не иметь ребенка», и она буквально, без преувеличения, расплакалась на улице. В другой раз я попросил ее сесть вместо того, чтобы парить на кухне, и она взволнованно спросила, просил ли я ее сесть, потому что у нас есть «новости».«Она все время говорит об этих вымышленных детях.

Я очень ясно говорил с ней о своей неуверенности, и я действительно не знаю, что делать дальше. Давление съедает меня и заставляет чувствовать себя ужасно виноватым, особенно потому, что однажды я, возможно, захочу завести детей, а к тому времени я знаю, что может быть слишком поздно. После рыданий на улице я сказал ей, что поступать так со мной несправедливо, и что это моя жизнь, чтобы жить. Она согласилась со мной и извинилась, но сразу же сказала мне, что если бы у меня действительно были дети, она могла бы переехать поближе, чтобы помочь позаботиться о них.В остальном у меня с ней довольно хорошие отношения, но они также осложняются грубой историей, которая не полностью ее вина. Часть меня хочет сказать ей, что у меня определенно не будет детей, чтобы я мог сбросить ее со своей спины и быстро разбить ей сердце, как будто срываю пластырь. Я на грани своего остроумия! Мне просто нужно отсосать до менопаузы?

- Проблемы с мамой

Дорогие вопросы мамочки,

Вы уже сделали то, что я бы посоветовал вам сделать в первую очередь, а именно твердо сказать матери, что это ваша жизнь, что вы не обязаны обеспечивать ее внуками, и что она нечестно оказывает на вас какое-либо давление .Конечно, у нее есть право желать того, чего она хочет, и чувствовать то, что она чувствует, но это неправильно, если она делает эти желания или эмоции вашей проблемой .

Я мог бы не сказать ей, что вы определенно приняли решение , а не заводить детей, если честно не то, что вы чувствуете. Но я бы рассмотрел вопрос о введении общего моратория на эту тему. Дайте понять, что вы не хотите, чтобы она с этого момента рассказывала вам о возможности будущих детей, отчасти потому, что это никого не касается, а отчасти потому, что она сделала эту тему настолько напряженной.Она может говорить с другими людьми (буквально с кем угодно в мире, кроме вас и ваших братьев и сестер) о своем внуке FOMO; необязательно быть тем, кому она это приносит!

Я знаю, что легче сказать, чем сделать, учитывая ее поведение, но я надеюсь, что вы действительно пытаетесь не чувствовать себя виноватым и не берете на себя хоть немного ответственности за чувства или успехи своей мамы в этой области. Работа по согласию с тем, что у нее может не быть внуков, в конечном итоге - ее дело - это никоим образом не на вас.

Помогите нам давать полезные советы каждую неделю. Зарегистрируйтесь в Slate Plus сейчас .

Дорогой уход и кормление,

Моя дочь (13) недавно стала би, и когда она объявила об этом моей семье, они не были в восторге. Большинство сказали, что любят ее, несмотря ни на что, и избегали этой темы. За исключением моей сестры «Сью». Сью - жена проповедника, и она твердо придерживается взглядов Бога на брак. Она ответила на сообщение моей дочери: «Я люблю тебя, но Бог не сделал тебя геем.«Я сказал ей, что она имеет право на свое мнение, но моей дочери не нужно было слышать ее интерпретацию того, как Бог создал ее. Она ответила, что «обеспокоена психическим здоровьем моей дочери» и что «будет осуждена за неправду». Теперь никто из моих детей не хочет отношений с моей сестрой, и я не могу их винить. Как / следует сохранить эти отношения?

—Удивленный в Спрингфилде

Уважаемый Удивленный,

Я не думаю, что отношения твоей сестры с детьми нужно спасать, но, что более важно, я не могу придумать очевидного способа сделать это после того, что она сказала.Имеет смысл, что это нарушает условия сделки как для вашей дочери, так и для ее братьев и сестер; они имеют полное право больше не контактировать с родственником-гомофобом. Но я бы действительно посоветовал вам , а не думать об этом, как о ваших детях, отрезающих вашу сестру - все неудачи и отказ здесь на ее стороне. Она решила говорить ужасные вещи вашей дочери и о ней, и в результате фактически оборвала свои отношения с вашими детьми.

Вам нужно будет определить, вы, , по-прежнему хотите поддерживать связь со своей сестрой после того, что она сказала вашему ребенку и о нем.Если бы я был на вашем месте, я действительно думаю, что я бы больше не тратил время и силы на эти конкретные отношения, если только она не передумала и искренне извинилась (все это кажется маловероятным, и даже тогда вы, конечно, не обязаны приветствовать ее обратно в вашу жизнь). Но решение прервать общение с каким-либо родственником - или даже позволить отношениям ослабнуть - является трудным и глубоко личным, и вы единственный, кто может сделать этот выбор для себя.

Вы также упомянули, что остальные члены вашей семьи не были «в восторге» после того, как ваша дочь вышла к ним, поэтому вам, возможно, придется набраться сил для более потенциально сложных разговоров.Я уверен, что для всех вас, в первую очередь вашей дочери, очень грустно и трудно видеть, что семейные отношения натянуты или, возможно, нарушены из-за предубеждений и неправильного выбора ваших родственников. Находиться рядом не только с одним, но и с множеством родственников, которые не одобряют или не одобряют ее, может оказаться настолько вредным для вашей дочери - ваша первая обязанность - не поддерживать семейный «мир» (тишину), который может существовать, а поддерживать и заботиться о ней. ее и ее благополучие.

• Если вы пропустили колонку «Уход и кормление во вторник», прочтите ее здесь .

• Обсудите эту колонку в группе Slate Parenting на Facebook !

Дорогой уход и кормление,

У меня две маленькие дочери, 7 и 4. Обе умны, сострадательны и сильны в самых замечательных отношениях, но все же они очень разные. Я боюсь, что с младшей дочерью все проще, и я беспокоюсь, что это сказывается на моих отношениях с семилетней дочерью. Например, ей нравится спорт и высокая активность, тогда как мне и моему 4-летнему ребенку больше нравятся книги, головоломки и неспешные прогулки.Мы с моей семилетней дочерью всегда, кажется, ссоримся из-за того, что мы неправильно поняли друг друга или не проявили терпения друг к другу, чего никогда не бывает с моей младшей и мной, или с ней и ее отцом. Как будто мы оба такие разные, что напрягаемся, просто находясь рядом друг с другом.

Так было всегда. Даже когда она была младенцем, нам никогда не казалось, что мы чувствуем себя комфортно друг с другом, тогда как мы с ее сестрой сразу покурились. Я так горжусь тем, кто моя старшая дочь, и боюсь, что когда-нибудь она увидит, как мало я должен стараться с ее сестрой, и подумает, что это потому, что я люблю ее меньше.Как мне это преодолеть? Боюсь, мы разойдемся, и она станет взрослой дочерью, которую я вижу только по праздникам. Я никогда не видел, чтобы наши интересы совпадали, и хотел бы, чтобы у нас было что-то связать. Будет ли ей достаточно знания, что я просто пытаюсь? Что мне делать, чтобы у нас были более гладкие отношения?

- Обеспокоенный

Уважаемый,

Я действительно думаю, что с вами все будет в порядке, если вы не забудете отмечать обоих своих детей такими, какие они есть, и работать над тем, чтобы быть терпеливыми, потому что вы знаете, что есть вещи, которые вы не всегда сразу понимаете в своем старшем.Вам может потребоваться небольшая дополнительная работа, чтобы помнить об этом, сделать дополнительную паузу, прежде чем ответить, задать вопрос вместо спора, действительно попытаться понять ее и откуда она взялась, чтобы избежать ненужного конфликта. Вам все равно следует проделать дополнительную работу (И, конечно, иногда вы все равно будете спорить! Такое бывает; это не значит, что вы не любите ее так же сильно.)

Кроме того, вашей дочери 7 лет. У вас так много времени, чтобы найти или найти общие интересы! Я очень сильно отличался от родителей, но у нас с мамой были пляж, Джейн Остин, а у нас с отцом - бейсбол и Star Trek .Они также узнали достаточно о некоторых моих интересах, чтобы участвовать или, по крайней мере, поговорить со мной о них и подбодрить меня. Так что имейте в виду, что многое из этого находится под вашим контролем - вам не нужно сидеть и ждать, пока ваш семилетний ребенок начнет любить то же, что и вам. Мы можем и часто учимся заботиться о том, что любят наши дети. Это не должно быть вашим любимым делом в мире, чтобы быть местом для сближения, чем-то, что вам нравится смотреть, как она наслаждается, чем-то, о чем вы двое разговариваете вместе.

Многие родители восхищаются детьми, которые больше всего на них похожи, это правда. Но многие из нас также наслаждаются нашими отношениями с детьми, которые меньше всего похожи на нас, потому что они не такие, как мы - они показывают нам разные способы общения, игры, мышления и бытия (и они не напоминают нам постоянно о вещах, которые мы можем не любить в себе). Иногда они действительно требуют, чтобы мы работали немного усерднее. Им также есть чему нас научить.

Более важно, чем иметь одинаковые личности или хобби, вы можете (и, кажется, получаете) получать удовольствие от своего 7-летнего ребенка как личности.Вы так обеспокоены тем, что пишете в колонку советов о будущем, возможно, о потере связи с ней - очевидно, вы ее очень сильно любите. Конечно, дети могут и часто замечают, когда родителям сложнее понимать их или относиться к ним, но я думаю, что они способны улавливать и более положительные моменты, например, когда родитель искренне любит и хочет проводить время с ними. и чувствую себя рядом с ними. Можно просто сказать своей дочери об этом, когда захотите: напомните ей, что вам нравится проводить с ней время, вы восхищаетесь ею такой, какая она есть, вы цените ее, гордитесь ею и любите ее.Не думаю, что дети слышат это слишком часто.

Дорогой уход и кормление,

У моего отца была история «дружбы» со мной в духе Three Stooges . Это всегда казалось агрессивным, и я никогда не чувствовал, что у меня есть выбор. Когда мне было 20 лет, когда он обнимал меня, он заканчивал это тем, что щипал меня по всему торсу. Он тянул меня и давал мне в ухо пропитанную слюной малину. Он подкрадывался ко мне сзади, давил на меня удушающим приемом, царапал мне голову костяшками пальцев на публике и смеялся.Я постоянно говорил ему, что это мерзко, и отталкивал, но он никогда не останавливался. Он вызвал у меня чувство вины, когда я оттолкнул его, сказав: «Думаю, тебе не нравится твой отец». Наконец, когда мне было чуть больше 30, я написала ему письмо, в котором говорила, что не хочу, чтобы он снова и никогда ко мне прикасался. Он полностью это уважал, и мои отношения с ним намного лучше. Я наконец-то чувствую себя в безопасности рядом с ним.

Проблема с моим 11-месячным сыном. Отец дает сыну малину на шею.Он несколько раз целует его через всю голову. Он снова и снова тычет его в живот. Когда это происходит, мое кровяное давление резко зашкаливает. Мой очень добродушный сын, кажется, ничего не замечает. Он не отталкивает деда и не склоняется к большему, он просто продолжает заниматься тем делом, которым занимался раньше. Мой муж говорит, что ничто из этого не выходит за рамки, насколько он может видеть, а я просто реагирую на свою собственную историю. Я согласен с тем, что это, вероятно, правда, но я все еще испытываю сильный стресс, когда отец берет моего ребенка.
Должен ли я попытаться преодолеть это? Стоит ли рисовать линию, и если да, то где?

- Дочь Стоге

Дорогая дочка марионетки,

У меня мурашки по коже, когда я читал о щипках и малине в ухе, а также о том, что твой отец так долго не слушал и не уважал твое «нет». Учитывая это, а также границы, которые вы должны были установить для себя, я могу понять, почему его поведение с вашим ребенком беспокоит вас. Да, ваша собственная история в некоторой степени влияет на то, как вы себя чувствуете, и на то, на что вы следите как родитель - и это понятно.Поведение не должно резко переходить черту, чтобы вызвать у вас и / или (в конечном итоге) докучать вашему сыну.

  1. Дорогие заботы и кормление: проблемы гнева моего мужа заставили нас идти прямо к катастрофе
  2. Дорогие заботы и кормление: я не могу вынести молчаливого суждения своих свекровей
  3. Уважаемые заботы и кормление! Как мне узнать, действительно ли у меня есть дети?
  4. Дорогой уход и кормление: моя сестра требует, чтобы я позволил ее опасной собаке поиграть с моим ребенком

Я не думаю, что вам нужно просто «пережить это» или ждать, пока у вашего сына будет явно негативная реакция.Это делает время с отцом намного тяжелее и заставляет вас нервничать - и на самом деле в его интересах также не допускать, чтобы вы полностью боялись или скрипели зубами во время визитов к нему. Это нормально - сказать ему, что вы чувствуете, и посмотреть, как он отреагирует. И как родитель вашего ребенка вы имеете право провести черту, если хотите. Это не обязательно должна быть та же жесткая линия, которую вы должны были установить для себя - вы могли бы, например, сказать, что обнять или поцеловать сына - это нормально, в то время как повторяющиеся мокрые ягодицы и тычки животом - нет.Вы сами решаете, что хорошо, пока ваш сын не сможет сказать за себя.

Независимо от того, решите вы поговорить с отцом об этом или нет, кажется разумным следить за своим сыном - как только он станет больше общаться, обратите внимание на то, что он говорит или делает во время этих взаимодействий, и будьте готовы действовать, если он выражает или сигнализирует любой дискомфорт. Я сомневаюсь, что мне нужно говорить вам это, но, как и со всеми детьми, будет действительно важно начать учить и говорить с ним рано и часто о согласии, телесной автономии и его праве говорить то, с чем ему комфортно, а не когда речь идет о физическом контакте со всеми, включая его родственников.

—Николь

Дополнительные советы от Slate

Мой сосед по комнате слишком долго принимает душ. До этой пандемии я не осознавал ее масштабов, так как рано вставал и ходил в спортзал перед работой. Теперь, когда я все время дома, я вижу серьезную проблему. Во-первых, он принимает душ каждый день. Я знаю, что люди так делают, но он принимает душ по 35 или более минут каждый божий день. Если бы это были относительно короткие 15 минут, это было бы одно, но 30 с лишним минут - это слишком много.Он также работает в больнице, поэтому его водят в душ по утрам И когда он возвращается домой. Этот душ также длится 30 с лишним минут. Я больше не могу этого выносить. Я говорил об этом с другими своими соседями по комнате, и мы согласны с тем, что это проблема, но опасаемся, как начать это обсуждать. Единственное, что меня сдерживает, это то, что я знаю, что если я подниму этот вопрос, он поднимет вопрос о том, что я делаю неправильно, и это превратится в обвинение вместо чего-то продуктивного. Как я могу вести этот разговор, чтобы не вспыхнула драка?

Каждую неделю участники

Slate Plus получают больше советов по воспитанию детей.Они также помогают поддерживать журналистику Slate.

Присоединиться Slate Plus

Мои братья и сестры живут в доме нашей покойной матери. Меня заставляют отдавать свою долю, если я не плачу за ремонт. Что я могу делать?

Дорогой Квентин,

Моя мать скончалась шесть лет назад. Она была разведена и владела своим домом. У меня шесть живых братьев и сестер, четверо из которых проживают в доме. Четверо проживающих в доме пытаются заставить меня передать свои права на дом моей мамы.

Мой старший брат, который живет в доме, платит налоги. Мне сказали, что если я не помогу отремонтировать дом и не помогу платить налоги, я должен передать ему свою долю. Я считаю, что если я помогу платить налоги и отремонтировать дом, я должен получать ежемесячную арендную плату, или они могут выкупить меня.

Квентин, каковы мои законные права? Верно ли, что если мой брат может представить доказательства того, что он заплатил больше, чем его доля налогов на собственность, он может заставить меня подписать мои права, если я не заплачу ему свою часть налогов?

Я не хочу отдавать единственное, что мне оставила мама.Как я могу уладить этот спор с моими братьями и сестрами и сохранить свою долю дома моей матери?

Tired of Fighting

Вы можете написать The Moneyist с любыми финансовыми и этическими вопросами, связанными с коронавирусом, по адресу [email protected], а также подписаться на Квентина Фоттрелла в Twitter.

Дорогой Устал,

Ваша ситуация напоминает мне те знаки, предупреждающие о поломке, которые вы видите в магазинах, торгующих безалкогольными чепчиками, за исключением того, что это звучит примерно так: «Если я живу здесь, если я жирным шрифтом, если я поставлю свои безделушки в окно, я скажу продано.«Жизнь устроена не так. Это не так, как работает наследование. И дело не в том, как работает завещание.

Ваши братья и сестры не правы, неправы, неправы. У них нет права откладывать завещание. У них нет права жить в доме как своем собственном и претендовать на него. И они не имеют права заставлять вас платить за ремонт, пока они там живут бесплатно, и ставить вам ультиматум.

Вам необходимо связаться с вашим семейным адвокатом или поверенным по наследству. Он или она подаст иск о разделе в суд по наследственным делам, чтобы принудить к продаже собственности вашей матери; однако налоги должны оплачиваться из имущества вашей матери, а в противном случае за них должны платить дети или бенефициары.

« «Кажется маловероятным, что ваши братья и сестры согласятся на то, чтобы вы выкупили их, и, если они это сделают, они будут продолжать издеваться над вами». ”

В случае раздела, «стороны обычно получают оценку собственности и смотрят, смогут ли они выработать какую-либо форму договоренности о продаже собственности на открытом рынке, а не на судебном аукционе», согласно Закону РК. адвокатская контора в Нью-Йорке.

Когда стороны не могут разобраться в ситуации, суд назначает арбитра, - говорит Регина Киперман из Закона РК. «Суд после« судебного разбирательства »распорядится о продаже собственности в судебном порядке и попросит рефери подсчитать, сколько каждая сторона получает в качестве чистой выручки от продажи».

Кажется маловероятным, что ваши братья и сестры согласятся с вами выкупить их - и если бы они это сделали, они бы продолжали запугивать вас, заставляя платить меньше за вашу долю и / или платить деньги за другие ремонтные работы, деньги, которые вы, скорее всего, никогда не увидите. очередной раз.

Как правило, родитель может завещать имущество своим детям посредством отзываемого живого траста, акта о передаче имущества в случае смерти (примерно половина штатов США это разрешает) или, по крайней мере, составить завещание. Вы не хотите тратить свою жизнь на борьбу с братьями и сестрами из-за арендной платы и неоплаченных счетов.

Это поучительный рассказ о том, как не оставлять собственность братьям и сестрам. Они относились к дому твоей матери, как к Дикому Западу. Это не. В вашем штате существуют законы, регулирующие справедливую передачу этой собственности.Это не какой-то захват земли.

Чтобы разрешить эту ситуацию, вам необходимо принять соответствующие юридические меры.

Иначе это могло затянуться на годы.

The Moneyist: У меня криптовалюта FOMO! «Я слишком стар, чтобы сидеть и надеяться, что смогу наверстать потерянное время, безопасно вложив немного денег»

Вы можете написать The Moneyist с любыми финансовыми и этическими вопросами по адресу qfottrell @ marketwatch.com .

Отправляя свои вопросы по электронной почте, вы соглашаетесь на их анонимную публикацию на MarketWatch. Отправляя свою историю Dow Jones & Company, издателю MarketWatch, вы понимаете и соглашаетесь с тем, что мы можем использовать вашу историю или ее версии на всех носителях и платформах, в том числе через третьих лиц. стороны.

Посетите приватный Facebook Moneyist FB, +1.17% группа, в которой мы ищем ответы на самые сложные денежные вопросы. Читатели пишут мне всевозможные дилеммы. Размещайте свои вопросы, расскажите мне, о чем вы хотите узнать больше, или оцените последние статьи Moneyist.

Мама всегда знала больше всего благодаря приятелю

«Я просто знаю, когда мальчики-подростки собираются вместе и в машине нет взрослых, у них громкая музыка, они громкие, они пишут текстовые сообщения по телефону», - сказал Стивенс.«Я сказал Бадди, что вы, ребята, слишком много играете. Вы не можете ехать. В машине больше четырех мальчиков, вы не можете ехать. Конечно, он пытался бунтовать, потому что хотел уйти, но не пошел. понять.

«На следующее утро мы проснулись, и он благодарил меня. Он плакал, он сказал, что должен был быть в этой машине. Я сказал ему, что нет, ты не был, ты должен был быть дома. Волосы встали дыбом. Я был в шоке. Я не мог в это поверить. Это произошло недалеко от нашего дома. Вам не нужно ехать, чтобы что-то случилось.Это был печальный момент.

"У него есть два старших брата, и я отвез их туда, куда им нужно было пойти. Если бы я не встретил вашу маму или опекуна, кто бы над вами ни контролировал, они не могли бы пойти. Я была такой матерью. . Вы не можете общаться с кем-то, кого я не знаю.

«Я привила ему в детстве стараться не оказаться в неподходящем месте и не в то время, следить за компанией, которую вы составляете. Он знает. Я доверяю ему. Это тяжело, но он меня слушал. Он хороший молодой человек. мужчина Он доверяет мне, и я доверяю ему принимать правильные решения.«

Возможно, на раннем этапе возникли разногласия с мамой, но да, Джонсон действительно принял правильные решения, в том числе решил самостоятельно не ходить на каток, место, где собирались подростки, и в итоге однажды ночью его застрелили. был бы там.

«Вырастая, вы не представляете себе подобных вещей, - сказал Джонсон. «Когда я был моложе, я расстраивался, но потом понимал. Дошло до того, что я понял, что больше не хочу ходить в какие-нибудь места.Я мог понять, когда я стал старше, я мог выходить из ситуаций раньше, чем она. Я понял, что она делала. Я мог попасть в массу неприятностей. Чтобы я держался подальше от этого, моя мама проделала огромную работу ».

Стивенс, врач скорой помощи, знает, на что это похоже. Она видела столько боли и страданий, и все, что она когда-либо хотела сделать, это защитить своих сыновей. И чтобы все они поняли, почему она сделала то, что сделала, она так же горда, как и то, что ее сына призвали в армию Стилерс.

«Я очень горжусь. Как мать, вы говорите со своими детьми. Это может попасть в одно ухо и выйти из другого», - сказал Стивенс. «Вы думаете, что они не обращают внимания. Но он начал прислушиваться и расти. Я делал это не для того, чтобы его наказать. Слишком много всего происходило. Он рано взял на себя ответственность, и именно это привело его к тому, кем он является Cегодня."

И там, где он сегодня живет, воплощает свою мечту.

«Всю свою жизнь я думал о НФЛ и хотел быть частью этого», - сказал Джонсон.«Я был одним из тех детей, которые играли в футбол на заднем дворе. Раньше мы играли в футбол в стиле Поп-Уорнера. Мои товарищи по команде подходили, и мы были на заднем дворе, сражаясь друг с другом. Мы пили воду из шланга. снаружи.

«Меня не поразило, пока я не начал поступать в колледжи в старших классах школы, что могу попасть в НФЛ. Я знал, что должен делать все, что мог, все время усердно работать и оставаться уравновешенным».

В третий день драфта НФЛ 2021 года, когда зазвонил его телефон и на другом конце провода оказался тренер Майк Томлин, тяжелая работа окупилась.

«Это захватывающее время, но это похоже на то, что с моих плеч свалился большой груз», - сказал Джонсон. «Это намного больше, чем то, что видят люди. Мы делаем это всю свою жизнь, и в девяти случаях из 10 это конечная цель. Когда вы получаете этот телефонный звонок, это одно из лучших ощущений в мире.

«Было безумием просто сидеть и ждать. Я знал, что приложил много усилий, и это сработает в соответствии с планом Бога. Я был взволнован. Моя семья была взволнована, потому что они знали, какой тяжелый труд я вложил, и это была главная цель. .

«Я счастлив оказаться в подобной ситуации. Это самое важное».

Занимаюсь «стиральной машиной» с моей 84-летней мамой

Когда я вижу на экране свою мать с ярко-розовыми гантелями весом в один фунт, я начинаю играть «Круг жизни» певицы, которую она называет « Элтон Джонс ». Мы начинаем с перекатывания плечом, за которым следуют круги руками, основные шаги в сторону и - ее любимая - удары вперед.

На ней велосипедная ветровка моего брата, которую он учился в колледже почти три десятилетия назад.Он всегда был большим, но теперь проглатывает ее, как мешок для мусора.

Всего год назад моя коренастая 84-летняя мать могла подниматься со мной в поход по крутым холмам Сан-Франциско. Но с тех пор, как разразилась пандемия, она сморщилась, стала шататься на ногах, даже несколько раз упала. Сейчас на экране в развевающихся брюках чинос она пытается потренироваться со мной, но ее движения медленные.

Сдерживая тоску, я кричу сквозь музыку: «Ты можешь поднять ногу выше, ма?»

До коронавируса мы с ней каждые выходные гуляли в кафе или в парке Лафайет, где играли собаки, а местные жители практиковали тай-чи на фоне залива Сан-Франциско.Но прошел год с тех пор, как дом престарелых моих родителей был закрыт, то есть прошел год с тех пор, как мы с ней не виделись лично.

В первые месяцы я звонил по много раз в день, чтобы проверить. «Ма, ты в порядке?» «Вы моете руки?» Я умоляю ее сохранять активность ума и тела: «Если ты не будешь продолжать двигаться, ты станешь овощем!» "Смотреть новости!"

[ Подпишитесь на Love Letter, нашу еженедельную рассылку о современной любви, свадьбах и отношениях. ]

Примерно на День Благодарения, когда стало ясно, что мы не сможем собраться на праздники, мы начали встречаться по FaceTime, чтобы тренироваться, что мы называем на ее родном японском языке как «тайсо». Я быстро обнаружил, что не могу просто позвонить и ожидать, что она нажмет кнопку на своем компьютере, чтобы связаться с нами. Процесс требовал пошаговых инструкций, напоминаний и сложного планирования.

Задолго до пандемии я установила «маму-камеру» в квартире моих родителей в учреждении, чтобы следить за ними.Мой отец, которому 85 лет, страдает слабоумием и не может самостоятельно ходить, и я тоже беспокоюсь о своей матери. Теперь я обязательно проверяю видеопоток, прежде чем звонить, чтобы узнать, дремлет ли она, стирает ли или ухаживает за моим больным отцом.

Если она свободна, я звоню и говорю: «Привет, мама! Когда мы будем заниматься тайсо? » и напомните ей найти свои очки для чтения, чтобы при включении компьютера она могла видеть, как нажимать правильные параметры на экране. Камера позволяет мне видеть, что она сидит за компьютером, но не то, что на экране.

«Ма, что ты видишь?» Я спрашиваю. «Черный экран? Что-нибудь зеленое с надписью FaceTime? "

«FaceTime? Какая кнопка? »

Первые несколько недель мне приходилось повторять инструкции пять или шесть раз. Когда я повышал голос, моя нежная и уравновешенная мать стонала. Представляя сообщения от моих коллег по работе, накапливающиеся в другом окне, мой пульс увеличивался.

«Разве ты не видишь?» Я бы сказал, зная, что требую того, что она теряла способность делать, и что я пожалею, что набросился на нее.

В те дни, когда мы быстро подключаемся к сети, я наслаждаюсь победой: «Молодец, мама! Получилось с первого раза! »

Она появляется на моем экране в бирюзовых очках для чтения, которые делают ее глаза мультяшно большими. Ее собранные назад волосы представляют собой белую шапку поверх слоя окрашенной в черный цвет, напоминание о том, как давно она не могла посещать салон.

Ее настольный компьютер был ее счастливым местом. Часами она переписывалась с друзьями по электронной почте или составляла свой следующий танка, жанр японской поэзии.Перед сном она отправляла мне и моему брату электронные письма, желая нам спокойного сна, хотя мы могли только что поговорить по телефону. Даже когда взрослые дети навещали ее спустя много времени после того, как мы переехали, она с удовольствием укладывала нас, спрашивая, достаточно ли нам тепло. Теперь она делает это для моего отца.

Ей потребовалось всего несколько месяцев изоляции, чтобы потерять всякий интерес к своему компьютеру. Когда мы запускали тайсо, мне приходилось напоминать ей, где находится кнопка включения.

Теперь, когда мы занимаемся этим несколько месяцев, ей нужно меньше рекомендаций.В хорошие дни мы можем прослушать шесть или семь песен без зависания Wi-Fi, без вмешательства персонала или без внимания моего отца.

Мы мало разговариваем во время тайсо. Я моделирую движение, а она следует. Мы начинаем с медленных мелодий и сбрасываем вес на более быструю музыку. Я заманиваю ее «Кругом жизни». Она качается, подняв руки над головой.

«Это грустная песня, - говорит она, - но мне она нравится. Элтон Джонс еще жив? » А потом: «Послушайте, эта рука не так высоко поднимается».

Иногда она приукрашивает мои движения, размахивая пальцами, как глупая балерина.Когда она в особенно хорошем настроении, она будет махать руками к потолку, требуя более быстрой песни.

«Ма, - говорю я. «Можете ли вы имитировать вашу стиральную машину?» Раньше она мастерски подражала. Не раздумывая, она будет покачивать туловищем вбок, размахивая руками по бокам, невозмутимо. Без сомнения, он все еще у нее. «Мы сделаем это, - говорю я, - так что будь внимателен». Во время припева песни Донны Льюис «I Love You Always Forever» я кричу: «Стиральная машина!» и мы встряхиваем торсом в режиме агитации.

В декабре, когда мы раскачивали руки перед «Они знают, что это Рождество?» Я вспомнил, как был подростком и спел эту песню со школьными друзьями. Меня бросили в спальню моего детства - ковер персикового цвета, стены обклеены плакатами Springsteen и Nike: «Просто сделай это».

В то время, когда в нашем доме в Нью-Джерси работало радио, Ма могла складывать белье на диване, жарить во фритюре овощи в кляре для темпуры или посыпать корицей кофейные пирожные, которые она испекла.

Теперь она идет на месте с крошечными розовыми гирями, наблюдая за мной с таким вниманием, что мне приходится сдерживать слезы.

Я вижу много историй на лице моей матери: ее детство в разрушенной Японии во время Второй мировой войны; самая младшая и единственная девочка из четырех братьев и сестер; потеря любимой матери из-за болезни, когда ей было 10 лет; работал на заводе в Америке, чтобы поддержать преподавательскую карьеру моего отца в Рутгерсе; коллеги насмехаются над ее акцентом и за то, что съели рисовые шарики на обед.

Морщинки вокруг ее глаз говорят о том, сколько лет она просыпалась в 5:30 утра.м. за ее 90-минутную поездку на Манхэттен, где она работала офисным помощником. Вечером ее работа продолжалась дома, с часами готовка, работа по дому и воспитание детей.

Когда я работал в городе после колледжа, мы с ней ехали вместе из дома и иногда встречались за обедом, ели рисовые шарики на скамейке у окна Всемирного финансового центра. В особых случаях мы угощали себя обедом «шведский стол» в Hilton, где мы ели до тех пор, пока наши юбки не стали похожи на пояса.

Теперь ее нахмуренный лоб выдает постоянное беспокойство о моем отце, которому трудно объяснить свои потребности.Или ее смущение, накопившееся в результате долгой изоляции: «Я больше не знаю, что происходит», - говорит она. «Когда это закончится?» Но в этот момент тайсо ее лицо говорит: «Я с тобой. Я могу это сделать."

Ловлю момент. «Ма, ты еще можешь имитировать морского льва?»

Она вздрагивает, прижав локти к ребрам, в то время как руки небрежно хлопают вместе, а голова покачивается.

«Да!» - говорю я, и мы оба смеемся.

В конце хорошего сеанса она устраивается в кресле, раскинув руки, закрывает глаза и улыбается.

«Отличная работа, мама!» - говорю я, но хочу лишь обнять ее.

У Тайсо не всегда все получается. Когда моя мать в депрессии или растерянности, или когда я расстроен ее борьбой с технологиями, мы гримасничаем в движениях или пропускаем их. Но я прилагаю усилия почти каждый день в надежде возродить часть моей матери, которую, я боюсь, мы теряем. Тайсо не заменяет наши разговоры и не избавляет меня от моей вездесущей паранойи, но дает нам временную передышку, своего рода виртуальное убежище.

Если бы не Covid, я бы никогда не узнал, что мы с мамой можем весело проводить время вместе, не находясь в одном месте. Недавно мы начали прорабатывать ее движения морского льва в начале песни Мадонны «Открой свое сердце». Она мама морского льва, а я ребенок, и мы связаны, несмотря ни на что.

Мы хлопаем руками. «Правильно ли я делаю?» - говорю я, и она кивает.

В течение года это было все, что у нас было. Но в этот День матери у нас, наконец, будет гораздо больше.День вместе. Лично.

«Ее глаза остаются закрытыми. Она не отвечает. Но ничто не кажется реальным, пока я не скажу ей: «Посещение дома престарелых после года | Семья

В булевой логике силлогизм - это допустимый дедуктивный аргумент, имеющий две посылки и вывод. (Я знаю это, потому что логика - единственный хотя бы смутно математический класс, который я когда-либо понимал.) Например, яблоки - это фрукты; все фрукты вкусные. Вывод: яблоки вкусные.

Или в моем случае: я очень хочу навестить маму; моя мать страдает слабоумием.Вывод: я очень хочу навестить того, кто даже не узнает, что я там. Это логичный вывод? Возможно, нет. Это действительный? Да.

У моей матери слабоумие с тельцами Леви. В 2009 году, когда она и мой отец навестили меня в Нидерландах, она сказала мне, что думает, что у нее потеря памяти, и беспокоится. Вместе мы искали в Google симптомы болезни Альцгеймера, но они, похоже, не подходили: ее суждение было здравым, она не теряла предметы, ее непосредственность и юмор остались неизменными.Иногда она просто теряла ход мыслей. Мы решили, что она страдает сменой часовых поясов. И, может быть, она была. Но это продолжалось, когда она и мой отец вернулись домой в Мичиган. Я посоветовал ей обратиться к врачу, и она пошла.

Позже она позвонила мне и сказала, что он попросил ее запомнить короткий список слов, нарисовать часы и отсчитать от 100 до семерки. Все это ей удавалось. (Меня очень впечатлил обратный отсчет. Я бы сам не смог пройти дальше 93.) Это были хорошие новости! Никакого когнитивного спада! Мы расслабились.

Деменция с тельцами Леви состоит из семи стадий, и моя мать мчалась через них, как одаренная ученица, не желающая усердно трудиться. Она исключила ингредиенты из рецептов, которые готовила десятилетиями. Она потерялась в городе, в котором жила с 1957 года. У нее тоже были бы хорошие дни, совершенно нормальные дни. А потом, примерно через год, когда вся наша большая семья (родители, дети, супруги, внуки) были в кафе-мороженом, заказывая 17 рожков у измученного подростка, моя мама отвела меня в сторону.

«Произошла самая странная вещь, - сказала она. «Я не могу вспомнить, как я сюда попал».

Я почувствовал, как мерцает воздух вокруг меня; как будто мы вошли в новое измерение. «Папа возил тебя», - сказал я наконец. «Вы пришли сюда с папой».

Она вздохнула с облегчением. «Я знала, что ты знаешь ответ», - сказала она.

Мы вынесли наши шишки на улицу и сели в тени, ели их, болтали, обсуждали вкусы. Я задавался вопросом, как я смогу выжить в этом новом измерении. Как бы моя мама.


Диагноз ей поставили несколько месяцев спустя, в возрасте 77 лет.Ее упадок был необычайно быстрым. Деменция с тельцами Леви состоит из семи стадий, и моя мать мчалась через них на максимальной скорости, как одаренный ученик, не желающий тащиться вместе с обычным классом. Она превратилась из слегка растерянной и забывчивой в человека, который не мог вспомнить даже контуров ее жизни.

Иногда она присылала мне электронные письма: «Я оделась, но не могу вспомнить, что мне делать дальше. Ты знаешь?" Я звонил и пытался помочь ей вспомнить («Ты завтракал? Ты собираешься гулять с папой?»), Но быстро стало невозможно вести с ней содержательный телефонный разговор, и вскоре она забыла, как пользоваться электронной почтой.У нее возникло недержание мочи; ее легкие шаги превратились в шарканье; ей нужен был постоянный присмотр. Ее взаимодействие почти со всеми превратилось в симуляцию взаимодействия, призрачное эхо ее прежнего «я». «Как мило», - сказала она неопределенно обо всем. «Как восхитительно. Это звучит забавно." Только с моим отцом она смогла сосредоточиться и ответить на его вопросы. Их любовь, казалось, проливала на него свет на нее.

Кэтрин Хейни со своей матерью в день свадьбы Хейни в 1998 году. Фотография: любезно предоставлена ​​Кэтрин Хейни.

Вскоре она оказалась в доме престарелых, и ее упадок стал еще более резким.Она была прикована к инвалидной коляске и постоянно спрашивала, где она. Потом она перестала спрашивать. Она говорила все реже и реже, а потом и вовсе не говорила. Какое-то время она могла узнавать членов семьи, если ей было предложено, потом только моего отца, наконец, только смутную улыбку даже ему. Затем она отступила еще дальше, словно кто-то отступил в темный лес. Она начала держать глаза закрытыми почти все время, а когда открыла их, то уставилась вдаль.


Я не видел маму год.Как и почти все дома престарелых, ее закрыли для посетителей с начала пандемии. Но теперь она и все остальные жители вакцинированы, и посетители снова разрешены. Я делаю долгую поездку из Бетесды, штат Мэриленд, где я живу, в Мидленд, штат Мичиган, где живет моя мать. Мне не терпится увидеть ее; У меня есть что рассказать ей на год. Мы с мамой всегда были очень близки. Ничто не казалось мне реальным, пока я не рассказала ей об этом.

Я приезжаю в Мидленд поздно ночью.На следующее утро я иду в дом престарелых моей матери. Отличный. Я знаю, что моя мама никогда бы не захотела быть здесь, но здесь светло и просторно, а забота прекрасна. Регистратор измеряет мою температуру, и я подписываю журнал посещений. Затем я иду по коридору в комнату матери.

Моя мама сидит в шезлонге, в спортивных штанах цвета фуксии и голубом свитере; Я покупаю ей одежду и убеждаюсь, что цвета те, которые она выберет. Ее волосы по-прежнему в основном каштановые, с очень небольшим количеством седины, хотя ей 86 лет.Ее лицо спокойное, расслабленное, глаза закрыты. Если бы она открыла глаза и заговорила со мной своим нежным голосом, я бы не удивился - настолько мало она изменилась физически.

Она не знает, что мой отец умер в ноябре прошлого года, и я знаю, что у меня не хватит смелости сказать ей.

Я пересекаю комнату и касаюсь ее руки. "Привет мама." Целую ее в макушку. Волосы моей матери пахнут лакричником независимо от того, какой шампунь она использует или какой шампунь сейчас используется с ней.Я думала, что запах лакрицы был уникальным для нее, пока не родился мой первый ребенок; его волосы пахнут точно так же. Глаза моей матери остаются закрытыми. Она никак не отвечает. Ее опекуны говорят мне, что она иногда более бодрствует и часто, кажется, осознает свое окружение, что она все еще иногда бормочет, но я этого не видел.

«Мне очень жаль, что я не был у вас так долго», - говорю я. Странно думать, что моя мама не знает о Ковиде, не знает о Трампе, не знает о 2020 году, хотя она пережила это.Она не знает, что мой отец умер в ноябре прошлого года, и я уже знаю, что у меня не хватит смелости сказать ей. Это заставляет меня думать, что ее не было даже дольше, чем она, что наша связь была из другой эпохи, причудливой и не столь значимой сейчас.

Я достаю из сумки пинту клубничного мороженого и ложку. Можно подумать, что я избегаю мороженого, учитывая тот день в кафе-мороженом, но мы с мамой разделяем глубокую и непреходящую любовь к нему. Чтобы нас оттолкнуть, потребуется нечто большее.Я снимаю верхнюю часть коробки и вынимаю небольшую ложку. Я прижимаю ложку ко рту матери. Она не разжимает губ. Я осторожно толкаю ложку. Она приоткрывает губы, и я капаю ей на язык мороженое. Она сглатывает. Я снова прикасаюсь ложкой к ее губам, и на этот раз она открывает рот. Она вкусила сладость. Она все еще чувствует сладость.

Кормя ее, я рассказываю ей о своей семье. Я говорю ей, что мой старший сын Ангус, которому 20 лет, уходит в отпуск на год и работает в супермаркете.Я говорю ей, что мой младший сын Гектор, 18 лет, учится в старших классах и осенью пойдет в колледж. Я говорю ей, что мой муж Ян скучает по ней и передает свою любовь. Все это мило, искренне и правдиво, но это совсем не то, что моя мать любила слышать, не то, чего она так жаждала.

Итак, я говорю ей, что незадолго до пандемии мы ходили на прекрасную презентацию дипломной работы в школе Ангуса, и родителей поощряли задавать вопросы. Темой одной девушки было Управление транспортной безопасности, и Ян спросил ее, знает ли она, что TSA на самом деле означает «Крутое дерьмо, мудак.

Я кормлю маму еще одной ложкой мороженого. «Я сказал Йену, что если нас вызовут на какую-то конференцию, он поедет один».

Я рассказываю ей, что когда Ангус брал интервью в супермаркете, менеджер спросил его, насколько быстро он работает по шкале от одного до 10, и Ангус долго думал об этом и сказал, может быть, 5,5. Я кормлю маму еще одной маленькой ложкой и говорю: «В первый же день работы Ангуса покупатель спросил его, где крем от геморроя. Я предполагаю, что клиент был либо сексуальным извращенцем, либо братом менеджера, потому что каковы шансы, что это случайно произойдет в его самый первый день? Но если бы это был брат менеджера, я хотел бы знать, как это было решено.Например, ему разрешено делать это в первый день или у них есть своя система? "

Я говорю ей, что Гектор теперь носит очки. «Его друзья говорят, что он выглядит как отец-одиночка с тремя детьми, что я нахожу странно специфическим».

Ложку мороженого съедаю сама. Я только начинаю.


На следующий день я возвращаю с вязаным пледом для мамы, легким и нежным, почти как кружево. Ее глаза открыты, но даже когда я наклоняюсь и встаю прямо на ее поле зрения, она, кажется, не сосредотачивается на мне.

Выпрямляюсь. «Это было из моего любимого благотворительного магазина», - говорю я ей. «Как только я это увидел, я подумал о тебе». Это верно. Одеяло нежно-бирюзового цвета (цвет, который она любит), и моя мама была большой поклонницей одеял и послеобеденного сна. Я кладу его ей на колени, и ее пальцы осторожно тянут его. Она изучает текстуру или рассеянно ее ковыряет? Я не могу сказать.

«Ты помнишь…» - начинаю я и останавливаюсь. Жестоко ли просить человека, страдающего деменцией, вспомнить? Но это воспоминание пришло мне на ум, и я хочу им поделиться.Я начинаю заново. «Вы помните тот случай, когда я забыл свой кошелек в комиссионном магазине?» Я ее спрашиваю. «И я добрался до кассы, прежде чем понял, а потом мне пришлось перезвонить тебе, чтобы заплатить? За стойкой сидели двое парней, и один из них сказал: «Я не думаю, что она действительно забыла свой кошелек - она ​​просто хотела, чтобы ее мама заплатила», а другой парень сказал: «Эрни, я все время говорю тебе не читать. умы клиентов. «А потом мы с тобой решили, что можем полюбить их?»

Я спросил ее, что она запомнила обо мне, и она сказала: «Как ты любишь говорить.Но я люблю разговаривать только с теми, кого люблю. Как и она

Моя мать была известна своей невероятной теплотой, любящей натурой, тонким юмором - тем, что так часто называют «любезностью», хотя на самом деле это намного больше. Дело было не только в том, что она была милой, доброй и забавной - в том, что она всегда была такой, можно было полностью положиться на нее. Она была неизменно любезна, неизменно задумчива. (Я всегда хотел быть похожей на нее, но это явно много работы, несомненно, больше, чем я способен.)

Один из моих друзей в колледже встретил ее и позже сказал мне, что она была самым приятным человеком из всех, кого он встречал. Затем он сделал паузу и добавил: «Ну, лучше всего, за исключением, может быть, моей тети Руби».

«Помните это?» Спрашиваю маму. «И я спросил тебя, думаешь ли ты, что сможешь выиграть у этого парня тетю Руби? И вы сказали: `` О, да, я уверен, что смогу ее очень легко одолеть '', а затем рассмеялись и сказали, что это был вопрос с подвохом - что, ответив да, вы показали, что на самом деле вы не были так же хороша, как тетя Руби.

Я захожу в супермаркет за припасами для моего Airbnb (в основном, пирожными и пивом) и терпеливо жду, пока торговец тележками продезинфицирует мою тележку. Он очень тщательно выполняет свою работу, и когда он закончил, я благодарю его за выдающуюся работу, и он такой: «Куда вы собираетесь с моей тележкой?» потому что оказалось, что он был просто покупателем, озабоченным своим здоровьем.

Это меня очень радует. Не могу дождаться, чтобы рассказать маме. Всегда, когда что-нибудь случается, мне не терпится рассказать маме.

Когда мне было около 20, я спросил свою маму, что она всегда будет помнить обо мне, и она ответила: «Как сильно ты любишь поговорить». Я был разочарован, хотя и не помню, что хотел от нее сказать. Может быть, каким хорошим писателем я был. И она ошибалась - я не люблю разговаривать. Я люблю разговаривать только с людьми, которых люблю. Как она.


Сегодня последний день моего визита. Я включаю телевизор в комнате матери и нахожу местный канал, по которому транслируется классическая музыка. «Вы помните, - спрашиваю я, - когда Ангусу и Гектору было три и пять лет, и они построили воображаемый телевизор из картонной коробки, а потом сильно поссорились из-за того, что показывали на воображаемом экране?»

Я это помню.Я помню, как моя мама была там, чтобы поделиться этим со мной, сделало это еще смешнее, как мы смотрели друг на друга в теплом дневном свете моей гостиной и смеялись. Как она была так счастлива принимать участие во всем, что я делал, как мы оба были довольны тем, что делали почти все, лишь бы мы могли разговаривать друг с другом, пока мы это делали.

«Кстати о телевидении, - говорю я, - я видел, что Зендая получила премию« Эмми »за лучшую женскую роль в фильме« Эйфория ». Я погуглил «Эйфория» и прочитал, что это была подростковая драма, поэтому мы с Йеном и Гектором вместе смотрели ее в тот вечер, пока Ангус был на работе.Это было буквально самое сексуально графическое шоу, которое я когда-либо видел. Когда все закончилось, я извинился перед Гектором, который сказал мне никогда больше не обсуждать это. А на следующий день ко мне подошел Ангус и сказал: «Гектор сказал мне, что вы заставили его посмотреть порнофильм».

У нас с мамой не было таких отношений. Мы никогда не говорили о сексе. Но отношения меняются. Теперь я это знаю.

Я остаюсь в доме престарелых , хотя знаю, что часы посещения почти закончились. Так сложно попрощаться с мамой, оставив ее здесь.

Хайни, ее мать и бабушка по отцовской линии, около 1972 года. Фотография любезно предоставлена ​​Кэтрин Хейни.

Я массирую ее руки лосьоном с ароматом розы - может быть, это напомнит ей розарий моего отца. Я рассказываю ей о случае, когда мужчина в самолете попросил меня перелезть через него, чтобы сесть на свое место, и я сделал это, думая, что у него ограниченная подвижность. «Но потом, - говорю я, - он дважды вставал, чтобы прогуляться, и я решил, что меня обманом заставили устроить ему танец на коленях».

Я поднимаю взгляд и вижу, что глаза моей матери открыты и сосредоточены на мне, пылающие желанием общаться."Мама?" - неуверенно говорю. "Мама?" Но она ушла. Ничего в ее лице не меняется, глаза остаются открытыми - она ​​даже не моргает - но ее больше нет. Или, что более вероятно, ее там никогда не было.

Я прижимаю ее руку к своей щеке. Я говорю: мама, вернись. Но вслух я этого не говорю. Я понимаю, что не хочу, чтобы она возвращалась. Я не хочу, чтобы она знала о своей жизни сейчас, о бесконечных днях и ошеломляющей рутине, о годах, которые тянутся, пока она сидит здесь, не в силах выразить свои мысли.Как она может это выдержать?

Я начинаю плакать. «Ой, мама», - говорю я. «Мне очень жаль, что это случилось с тобой». Я кладу голову ей на колени. Хотел бы я сказать, что она поднимает руку и нежно гладит меня по волосам, как бы чтобы утешить меня, как-то уверить меня, что ее жизнь не так сложна, как кажется. Но больше утешает то, что она этого не делает.

Теперь я сижу и пишу это на своем ноутбуке в моем Airbnb. Мне нужно взбодриться и приложить решительные усилия, чтобы перечислить положительные моменты моей жизни. Скоро я снова увижу своего мужа и детей - разговаривать с ними, смеяться вместе с ними и обнимать их.Я буду спать в своей постели. Я начну писать небольшой рассказ, о котором давно задумал. Даже сейчас все не так плохо. Холодное пиво стоит на подставке у моего ноутбука. Электронное письмо от моего лучшего друга ждет в моем почтовом ящике, текст моего кузена витает в моих сообщениях, и оба они будут наполнены любовью ко мне и заботой о моей ситуации, а также, возможно, некоторыми сплетнями.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *