О донецке рассказ: Город Донецк | Донецк: история, события, факты

Содержание

Город Донецк | Донецк: история, события, факты

Донецк — город с населением чуть более миллиона человек. Расположен в восточной части Украины — крупного государства в центре Европы. Стоит на р. Кальмиус, в центральной части Донбасса (48° 00′ северной широты и 37° 48′ восточной долготы).

Вместе с Макеевкой, границы которой вплотную приблизились к Донецку, а также Харцызском, Ясиноватой, Авдеевкой и др. близлежащими городами и посёлками город образует Донецко-Макеевский промышленный узел и городскую агломерацию.

Имея статус областного центра Украины, г.  Донецк играет важную роль в политической и социально-экономической жизни нашего государства. С Донецком связаны многие события, оказавшие значительное влияние на различные стороны жизни Украины. История города является неотъемлемой частью истории нашей страны.

Донецкий кряж

Юзовка — Сталино — Донецк не первый город, появившийся на Донбассе. Самые старые города — Артемовск (Бахмут) и Мариуполь, которые были отмечены еще на карте XVIII века. Ничего похожего на Донецк вообще не наблюдалось.

До момента промышленного открытия Юзовки, на территории города и области побывало множество различных кочевых племен, потом между собой делили землю казаки, как раз по реке Кальмиус, где сейчас находится мост.

Когда в Донецкой области нашли месторождения угля, приехал Джон Джеймс Хьюз, в народе известный как Юз и, по некоторым данным, авторитет местных алкоголиков. Несмотря на это, он и стал своеобразным создателем будущего города. Поселок назвали Юзовкой, построили завод и стали развивать.

В 70-80-х годах в северной части Юзовки была только одна улица «Первая линия», которая по характеру построек была похожа на городскую. С 1891 года началось планирование улиц Юзовки.

Летом 1917 года поселок Юзовка был преобразован в город. В 1924 году Юзовка была переименована в Сталино.

В 1961 году Сталино было переименовано в Донецк, от названия реки — Северный Донец, а Сталинская область стала Донецкой.

Ночной Донецк. Пересечение ул.Артема
и пр.Богдана Хмельницкого
© Сбуи Анис 2006

Современный Донецк — это крупный промышленный, административный, культурно-просветительный и учебный центр, население которого превысило миллион человек. Это город с развитой транспортной инфраструктурой, широкой сетью различных супермаркетов и множеством замечательных мест отдыха. В нем находится уникальный в своем роде Ботанический сад (площадь Сада составляет 270 га — первое место в Европе). В городе имеется пятизвездочный отель, на данное время единственный в стране (на начало 2006 г.)

Донецк – мой любимый город

«Один из самых простых способов любить город, в котором живешь, – время от времени смотреть на него глазами чужака» (Макс Фрай)

Донецк — один из самых впечатляющих городов. В нем я родилась, росла, ходила в одну из школ, переживала ежедневно тысячи разных эмоций: от радости нового рассвета до небольшой грусти от очередного заката. Стоит ли говорить, что я люблю свой город?! Здесь живет моя мама, бабушка и самые близкие друзья – все любящие сердца. Известно, что наш дом – это место, где  всегда ждут, помнят и верят в нас. Донецк – это мой фундамент, опора, стержень и корень.

Донецк —  промышленный центр, шумный и суетливый,  в нем много заводов, фабрик и шахт, в которых добывается каменный уголь. А вырос он из маленького заводского поселка Юзовка, основанного еще в 1869 году. Свое название он получил от красивой, широкой и величественной реки Северный Донец, на берегах которой раскинулся национальный природный парк «Святые Горы».

Как же хорош наш город весной! Нежная зелень листьев, мягкая молодая трава на газонах делают его молодым, ярким и каким-то блестящим. Солнце заливает чистые широкие улицы, отражается в разноцветных витринах, сверкает в окнах стройных  многоэтажек и фонтанах. Особенно красив и наряден он в преддверии праздников, когда дома и улицы украшаются фонариками, флагами и вывесками, а на главной площади проводятся концерты. Скорее всего, кто-то скажет: «Обычный город, каких много». А я отвечу: «Нет, он самый лучший, мой родной город».

Российский ученый Дмитрий Менделеев, посетив однажды наш город в 1888 году, написал: «Я был поражен неисчерпаемым богатством этой земли…»  И это неудивительно, ведь геологи утверждают, что в Донецкой земле 240 620 миллионов тонн залежей угля. Его часто называют «шахтерской» столицей, ведь в нем работали двадцать четыре шахты.

Чудесный, гостеприимный город! В нем много кинотеатров;  драматический, оперный и кукольный театры; цирк и красивейшие парки, благодаря которым Донецк называют «городом миллиона роз», библиотека имени Надежды Крупской. Здание хранительницы книг является ценным памятником архитектуры. Мы очень гордимся мемориальным комплексом Освободителям Донбасса в центре города, посвященном памяти тех, кто освобождал Донбасс во время Великой Отечественной войны. Любопытен памятник Тарасу Шевченко. Он является точной копией памятника, находящегося в Канаде, в городе Онтарио. А Пальма Мерцалова, выкованная на Донецком металлургическом заводе, и сейчас украшает горный институт в культурной столице России – Санкт-Петербурге.

В Донецке живут и работают чудесные люди со своими радостями и проблемами. Великие труженики и неисправимые мечтатели. Есть в донецких характерах особенная черта, которую нельзя не заметить- это стойкость, как у первоклассной стали, которая не гнется и не дает трещин. Только на донецкой земле смогли закалить свой характер и раскрыть всю мощь таланта известные во всем мире люди: «золотой голос Украины» — Анатолий Соловьяненко, «человек-птица» — Сергей Бубка, обладатель звания «Танцор мира» — Вадим Писарев. Донецкий край стал родиной для многих выдающихся деятелей культуры, спорта, медицины. Среди них великий композитор Сергей Прокофьев, художник Архип Куинджи, популярный исследователь Георгий Седов, основатель российского кино Александр Ханжонков, поэты Василий Стус и Владимир Сосюра, писатели Павел Байдебура и Иван Костыря, онколог Григорий Бондарь и многие другие не менее выдающиеся люди. Знаменитыедончане прославили и продолжают прославлять наш город.

С того момента, как в Донецк пришла война, он перестал быть похожим на город моего детства, но он все равно остается таким же родным, близким, как друг, которого знаешь много-много лет. Мой город в войне. Жить в Донецке сейчас совсем не просто из-за ощущения тревоги и опасности. Пустые улицы, заколоченные двери, неработающие светофоры и темные окна многоэтажек по вечерам. Но он жив! Просто ранен. Мой любимый, родной край. Мой Донецк. Мой Донбасс.

Я пока могу только догадываться, как это произошло, но я не хочу вердиктов. Сейчас  хочется только одного: чтобы прекратилось кровопролитие и в наш город, в наши дома вернулся мир.

Мы будем все вместе ухаживать за тобой, мой родной край. Проводить субботники. Убирать мусор и следы войны. Дорожники будут укладывать асфальт, твою кожу, покалеченную танками. Танками! Вы только вдумайтесь! И почтальоны вновь будут носить  газеты и пенсии уже без опаски. Кто же знал, что профессии почтальона или электромонтера станут героическими? А врачи будут делать операции в сопровождении автоматчиков?

Мой родной город! Что сделала с тобой война… Я помню, как мы готовились к «Евро- 2012»! Как торжественно и гордо открывали аэропорт и новый терминал железнодорожного вокзала, как создавали уникальный футбольный стадион «Донбасс Арена». Мы гордились, что у нас самая лучшая взлетная полоса в Европе, на которую смог приземлиться самый огромный в мире лайнер. Люди в городе даже испугались, когда увидели в небе такое огромное чудище. Как бы мы были рады увидеть его снова… вместо военных самолетов! Наш аэропорт обстреливают уже больше года. От него не осталось и следа. Обломки и гарь. Весь мир увидел фотографии и репортажи с уничтоженного международного аэропорта имени Сергея Прокофьева в Донецке. Война — самое страшное, что может произойти. Линия фронта прошла не по земле, она разлучила лучших друзей и даже целые семьи. Сегодня многие  рассорилисьиз-за разных взглядов: муж с женой, отец с сыном… Когда-нибудь улягутся страсти. Я верю в это. Пропаганда- это самое сильное оружие. Сильнее зениток и «Градов»… Нас буквально «облепили» мифами о сепаратистах и террористах, нас пытаются «окультурить» уже довольно давно. Но есть ли в этом необходимость? Знали бы они, что в нашем драматическом театре всегда аншлаг, а большинство постановок дают на украинском языке. Точнее, давали до войны. И будут давать после. А пока ведущий актер драматического театра, Андрей Романий,  ведет в соцсетях перекличку по районам. Так и живут люди в Донецке: от переклички до переклички, а аэропорт продолжают бомбить. Стреляют в  парней, удерживающих этот стратегический объект. «Выживите, мальчики, держитесь!»- пишут им незнакомые люди в соцсетях.

Страшно ли мне и моей семье? Да. Потому что мы любим наш край. Каждую улочку, пусть неосвещенную, пусть в ямах, но такую родную. Страшно, но город выстоит и справится со всеми трудностями. Люди выходят тебя всем миром! Когда-нибудь все вернется,  и мой Донецк расцветет. И вновь на табличках маршрутных такси и автобусов появятся названия разрушенных за время войны микрорайонов: Цветочный, Голубой, Широкий. Город возродиться из пепла  как птица феникс из огня.

Ты только держись, родной! Ты только живи, мой раненный Донецк!

Я всегда буду любить его, потому что внутри меня тоже есть город. Мои чувства, мысли, мечты и воспоминания, которые тесно связаны с отчим домом – началом начал.

Наверное, каждый человек ощущает нечто подобное к своей родине. Но я считаю Донецк не просто городом, а своим другом. Он знает все мои тайны, адреса всех друзей и знакомых, от него не скроешь ничего — вот такой он, мой Донецк. Он может любить и ненавидеть, помогать и наказывать, следить за жизнями своих жителей, молча наблюдать и откладывать в памяти разные события, но он никогда не перестанет быть моим, никогда!

 Мне кажется, что когда-нибудь, когда у меня будут взрослые дети и маленькие внуки, я смогу рассказать им про войну своей далекой молодости, как когда-то рассказывала мне моя бабушка, пережившая Сталинградскую битву. Расскажу им, как мы с мамой прятались от бомбежек, как сидели в коридоре, потому что в нашем доме не было подвала,  как тряслись стекла в оконных рамах, как плакала и молилась моя мама. Расскажу и про то, как из города уехали мои лучшие друзья и подруги, и даже некому было позвонить, чтобы просто встретиться и поговорить. Буду учить их ценить мирное небо над головой и радоваться каждому новому дню!

И я верю, что дружба с ним, с моим Донецком, не закончится никогда!

Там, где солнце щедро светит,
Где шахтерские края,
Там единственный на свете —
Мой Донецк, судьба моя.
О тебе пою влюбленно,
Город юности моей,
Город синих терриконов,
Город звонких тополей.

Список литературы: 

  1. Э. Лебезова «Знаменитые жители Донецка»,
  2. В. Степкин «Сталино глазами глазами солдата Вермахта»,
  3. А. Федоренко «Наш Донецк»,
  4. В. Шутов «Город синих терриконов».

Маргарита Кателик,

студентка I курса Высшей школы журналистики и массовых коммуникаций Санкт-Петербургского государственного университета, уроженка города Донецка

Дату основания Донецка нужно вести минимум с 1779 года – историк

(Друкуємо мовою оригіналу)

Юзовка, Сталин, Сталино, Троцк, Донецк. В последнее воскресенье лета крупнейшему городу Донбасса и одному из самых противоречивых городов Украины «официально» исполнилось 150 лет.

Как появился Донецк? Какие факты и истории об основании города не знают даже дончане? И откуда у дончан, которые живут в одном из самых молодых областных центров Украины, такая гордость за свой город?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили кандидат исторических наук Антон Лягуша и декан исторического факультета Донецкого национального университета имени Василия Стуса Юрий Темиров.

– День города – это, наверное, главный праздник для дончан. Как вы думаете, почему? И главный ли для вас это праздник, по крайней мере, когда вы жили в Донецке?

Антон Лягуша: День города почти всегда совпадал с Днем шахтера и праздновался в один день. Именно поэтому это был главный праздник. Такая традиция почти во всех шахтерских моногородах Донецкой области. И поскольку стереотипно реально шахтеры считают себя главными на Донбассе, в Донецкой области, соответственно, они празднуют свой праздник и день города как двойной праздник.

– А когда появилось такое слияние Дня города и Дня шахтера? И когда появилась традиция отмечать День города Донецка в последнее воскресенье лета?

Антон Лягуша: На самом деле, история праздника Дня шахтера и Дня города абсолютно случайна. Любая дата любого города, на мой взгляд, кроме каких-то средневековых европейских городов, любая дата притянута.

Почему это последнее воскресенье августа, как думается, это когда заканчивается и страда, и сельскохозяйственная жизнь в каком-то смысле. Именно поэтому последний выходной день перед осенью, перед началом учебного года. Здесь складываются все факторы, которые сформировали празднование Дня города и Дня шахтера.

– Если бы вы рассказывали о праздновании Дня города человеку, который никогда не бывал в Донецке, о чем бы вы рассказали?

Антон Лягуша: Смотря, кто был бы передо мной. Если бы это был какой-нибудь интеллигент, я бы рассказывал, как все в едином эйфорическом порыве радостно гуляют по парку Щербакова, по бульвару Шевченко, любят свой город. А если бы это были молодые люди, я бы рассказывал как много пьют, гуляют, жарят шашлык, веселятся. Если бы это были спортсмены, я бы рассказывал о соревнованиях, каких-нибудь гонках. Если это люди, которые любят массовую культуру, я бы говорил, что вечером сумасшедшие массовые гуляния, с поп-звездами, обязательным салютом и что все культурные площадки города оживают в этот момент.

– Мне кажется, даже более гиперболизировано празднуют люди в этот день.

Это внутренняя коммуникация со своим городом, когда ты ему хочешь сказать спасибо

Антон Лягуша: Да. Это даже некий средневековый карнавал, когда все выходят на улицу и каждый выполняет определенную роль. Я считаю, что любовь к Донецку, с одной стороны, является естественной, пока что для меня в Украине лучшего города нет. С другой стороны, эта любовь или гордость исторически, идеологически прививалась, этот локальный патриотизм, который в итоге сыграл злую шутку.

Я тоже ходил на улицу, гулял по парку Щербакова, мы ходили на массовые гуляния на центральную площадь. Но празднование Дня города во мне всегда вызывало чувство недоумения. Потому что пить можно в любой другой день. Но я понимал, что это внутренняя коммуникация со своим городом, когда ты ему хочешь сказать спасибо. И тебе кажется, что именно в этот день город оживает и точно тебя услышит.

– Вы так много хорошего говорите и о людях, и о городе. Но, наверное, те люди, которые не были в Донецке, руководствуются мифами и стереотипами. Как можно так много хорошего говорить, когда много новостей или событий, которые трактуются как плохие в информационном пространстве, произошли из-за этого города.

Это не стереотипно сепаратистский город. В Донецке были проукраинские митинги, много людей выходили и показывали свою позицию

Антон Лягуша: События произошли не из-за этого города, это точно. События случились в Донецке тоже, но есть внешняя агрессия. В этом дончане практически не виноваты. Я абсолютно уверен, что это не стереотипно сепаратистский город. В Донецке были проукраинские митинги, много людей выходили и показывали свою позицию. Это была естественная позиция жителя своего города.

Да, с другой стороны, тоже были протесты, в которые были включены часть жителей города. Когда мы говорим про войну и сегодняшнюю историю Донецка, мне кажется, он пал жертвой разных обстоятельств. И я не уверен, что любой другой город справился бы с этим. Так оказалось, что Донецк и Луганск ближе всего к границе. И так оказалось, что там было достаточно много пророссийского элемента.

Донецк пал жертвой разных обстоятельств. И я не уверен, что любой другой город справился бы с этим

Конечно, где-то мы не доработали. Потому что Украина «входила» туда как-то осторожно. При том, что я абсолютно убежден, что в Донецке была очень хорошая украинская культура. Да, она не нужна была всему городу, никогда хорошая культура не нужна всем.

Если мы говорим про российско-украинскую культуру и про проблему, которая не чувствовалась, мы не сумели нащупать эту проблему, не сумели работать с проблемой украинскости украинцев в украинском Донецке. И это наша ошибка.

– Донецку всего 150 лет. И городом тогдашняя Юзовка стала только в июне 1917 года, до этого был просто поселок. По меркам украинских городов, это очень молодой город. Но откуда у дончан берется такая гордость за свой город?

Как минимум основание Донецка нужно вести от 1779 года

Юрий Темиров: Я как историк хотел бы подчеркнуть, что 150 лет Донецку за официальной версией. Историки нашего и донецкого факультетов документально доказали, что как минимум основание Донецка нужно вести от 1779 года. Была найдена перепись населения так называемой Александровской Слободы казацкой, которая была на территории современного Киевского района. Нам не удалось в этом убедить комиссию. Хотя нужно корректировать дату основания нашего города.

Относительно вашего вопроса, есть серьезные основания гордиться Донецком. Я думаю, что каждый человек любит свой город. Но наш город очень динамично развивался. Сначала как индустриальный центр, а потом как мощный культурный центр. В том числе, в контексте развития Донецкого государственного университета. У Донецка есть много серьезных достижений в промышленном, культурном, спортивном плане.

Но самое главное, что человек, который там родился, знает эту атмосферу с детства, знает этих людей, несомненно ими гордится.

– Вы коснулись интересной темы касательно казаческого прошлого этих земель, а до этого там были скифы, половцы, недалеко стояла Кальмиусская паланка. В мифологии города, во время празднования Дня города это не упоминается. Когда появился этот праздник День Донецка и почему ничего украинского не упоминается в этой истории?

Юрий Темиров: Думаю, праздник города неслучайно привязан ко Дню шахтера. Он рождался в советские времена и тогда с самого начала подчеркивался этот индустриальный смысл. Была цитата Ленина о том, как важно революции контролировать Донбасс. Думаю, это результат системной пропагандистской работы во времена Советского Союза.

Когда Советский Союз распался, у нас начал формироваться другой миф. Иностранное происхождение вошло в моду. Была большая дискуссия, где ставить памятник Джону Хьюзу. Его поставили против мэрии на улице Артема, хотя наши историки советовали поставить его возле проходной металлургического завода. Наши историки пытались доказать, что не строился бы завод там, где нет населения. Показывали документы, что это было основано запорожскими козаками, что тут была Кальмиусская паланка.

Но в советские времена это было неуместно с точки зрения мифа об индустриальном Донбассе, а потом это стало не очень уместно, когда начали формировать новый миф. Увлекла всех идея, что нас основал валлиец, британец.

– Была Донецкая область, но она просуществовала только 6 лет. Ее основали в 1932 году, потом разделили на Ворошиловградскую и Сталинскую области. Но донецкий топоним остался и продолжал существовать. Когда переименовывали город из Сталино в Донецк, это было единогласное решение. Но непонятно, откуда взялось это название.

Какие уроки можно извлечь? Сейчас по возврату в Донецк, что нужно менять?

Пока у нас в голове хоть немного будет жить советское, мы никогда не сможем говорить про свободу

Антон Лягуша: Советское точно нужно менять. Пока у нас в голове хоть немного будет жить советское, мы никогда не сможем говорить про свободу, уйти от тоталитарного способа мышления. Наверное, это не нужно будет делать в первую очередь, здесь стоит подумать. Точно нужно будет работать с людьми.

Когда мы вернемся, мы не должны никому доказывать, что мы украинцы. Все знают, что Донецк – это Украина, как Луганск и Крым. Но нужно будет много разговаривать с украинцами, которые остались там и которые на нас обижены. Разговаривать с жителями Донецка, которые не считают себя украинцами. И когда мы вернемся, нам нужно будет ставить на ноги систему образования. Это историческое образование, язык, философия, социология.

ПОСЛЕДНИЙ ВЫПУСК РАДИО ДОНБАСС.РЕАЛИИ:

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу. Якщо ви живете в ОРДЛО і хочете поділитися своєю історією – пишіть нам на пошту [email protected], у фейсбук чи телефонуйте на автовідповідач 0800300403 (безкоштовно). Ваше ім'я не буде розкрите)

"Я семь дней провела в камере смертников"

Тысячи людей на территориях, находящихся под контролем "ДНР" и "ЛНР", были арестованы и брошены в тюрьмы и лагеря (один из таких лагерей находится в Донецке в бывшем арт-центре "Изоляция"). Арестовывают по доносам, за малейшую провинность, с поводом и без повода. Как во времена сталинского террора, часто задерживают самих же ополченцев, сторонников ДНР, заподозренных в нелояльности или шпионаже. Но хуже всего приходится патриотам Украины. В передачах Радио Свобода свои истории рассказывали Ирина Довгань, которую привязали в Донецке к позорному столбу, художник Сергей Захаров, которого жестоко избивали за то, что он нарисовал карикатуру на Гиркина-Стрелкова, социальный работник Виктория Бутенко, на глазах которой пытали сына.

Частный предприниматель Светлана Матушко, арестованная по ложному доносу, 7 дней провела в камере смертников в подвале бывшего здания СБУ на улице Щорса. Сейчас она смогла выбраться в Киев и участвует в работе Комитета по делам переселенцев. Вот ее рассказ:

– Я коренная дончанка. С самого начала была на стороне Майдана, была на Майдане два раза, всячески поддерживала. В Донецке ходила на митинги, рассказывала всем своим знакомым, объясняла, что происходит. В Украине сильна была власть Януковича и его семьи, от этого страдали буквально все, коррупция касалась каждого человека, но они этого не понимали. Им казалось, что это "стабильность", они получали пенсии, получали зарплаты. Голосовали за Януковича, потому что хоть и бандит, но свой, а не чужой – как-то так рассуждали люди. Я старалась все объяснять знакомым и родственникам.

– В Донбассе многие поссорились с родственниками из-за политических разногласий. В вашей семье тоже были такие расколы?

Человек, который за мной ухаживал, написал донос на меня

– Моей семьи это тоже коснулось. Моя мама ходила на так называемые выборы в так называемой ДНР 2 ноября. Я пыталась ей объяснить: "Мама, ты сейчас голосовала за человека, который хотел убить твоего ребенка". Она этого не понимает. Она говорит: "Я голосовала за мир". – "А за кого ты голосовала?". Она говорит: "За Захарченко". – "А кто это такой?". – "Я не знаю, военный какой-то, с крестами, очень хорошо поет с Кобзоном". – "Мама, а программа какая-то, что-то он обещает вам?". Не интересует их это, только чтобы против "киевской хунты", они так говорят.

– Светлана, как вы попали в тюрьму?

– Человек, который за мной ухаживал, написал донос на меня. Пришли люди, вооруженные автоматами, в камуфляже и арестовали меня на работе. Забрали всю технику, документацию. Два раза был обыск дома без всяких санкций, без понятых. Два раза был обыск на работе, то же самое. Посадили меня в подвал ДНР – это бывшее здание СБУ Украины в Донецке. Я семь дней просидела в камере смертников.

– Как вы узнали, что на вас написал донос близкий человек?

– Они сказали мне, что на меня написали донос, а когда объяснили, что мне предъявляют, я по этому обвинению догадалась, кто это сделал. Это не близкий мне человек – просто человек, который за мной ухаживал.

– А что было в этом доносе?

– Что я фотографирую дэнээровские блокпосты и передаю украинской армии.

– И это было враньем, конечно?

– Мы в каком веке с вами живем? Как можно фотографировать на обычный фотоаппарат блокпост и передавать украинской армии, если есть видеорегистраторы, если еще 30 лет назад фотографировали через отверстие в пуговице? Смысл?

– Как вы думаете, зачем он написал на вас донос? Мстил за то, что вы его отвергли?

– Я не могу сказать. Я спрашивала у человека, который меня допрашивал: "Я знаю, кто это сделал. Вы что, его наградили каким-то орденом, денежную премию, поощрение какое-то дали? Почему он это сделал?". Человек, который меня допрашивал, сказал: "Понимаете, сейчас у людей на фоне этой смуты всплывает все самое низшее".

– То есть люди, которые вас допрашивали, понимали, что обвинение абсурдное?

– Да.

– Тем не менее, посадили вас в камеру смертников?

– Да. У меня нашли дома при обыске украинскую символику, украинские флаги. Я среди своего окружения не скрывала свою позицию. Понимаете, чего они добиваются: они хотят максимально запугать население в Донецке, которое лояльно относится к Украине, для того чтобы они сами уезжали. И заселить эти территории людьми, которые лояльно относятся к России. Думаю, что цель такая.

– Кто с вами был в подвале и как к вам и к другим заключенным относились?

Они хотят запугать население в Донецке, которое лояльно относится к Украине, чтобы они сами уезжали. И заселить эти территории людьми, которые лояльно относятся к России

Меня не били, относились более-менее лояльно. Сидели бывшие сотрудники СБУ и милиции, люди, которые торговали наркотиками, их тоже сажали в общие камеры. Бросили в камеру парня с девушкой, его фамилию нашли в списках партии "Молодая Батькивщина", забрали его с женой. Он неделю сидел со связанными руками, в наручниках. Со мной сидела девочка-снайпер из ополченцев, ей 21 год, она беременная была. Тренер по карате сидел по доносу бывшего ученика. Он в свое время, на президентских выборах, поддерживал Тимошенко. Донецкие бизнесмены сидели. После 20 дней подвала были готовы подарить террористам все свое движимое и недвижимое имущество. Одного выпустили, а о судьбе второго так ничего не известно до сих пор. Парень-волонтер из города Смела Черкасской области приехал в Донецк к друзьям, с которыми познакомился в соцсетях, для того чтобы выяснить, почему дончане голосуют на референдумах и не хотят жить в Украине. Наивный мальчишка приехал со своим дневником, который начал вести еще на Майдане, и фотоаппаратом, в котором были снимки событий в Киеве. Другой парень студент Донецкого национального университета "с активной жизненной позицией" попал в подвал за то, что задал неудобный вопрос Губареву по поводу того, как они собираются платить пенсии и зарплаты бюджетникам? И как собираются встречать отопительный сезон, если еще не начата к нему подготовка? После окончания пресс-конференции его арестовали. Ребята, с которыми я сидела, рассказали, что после моего освобождения к ним посадили двух женщин. На одну соседи донос написали, что ее муж служит в Нацгвардии Украины, а вторую подозревали, что она снайпер. Их пытали и избивали так, что они сошли с ума. Парень, который мне это рассказывал, сам провел неделю в одиночной камере (это такое помещение размером один метр на полтора и на бетонном полу окровавленная тряпка) без еды, воды и со связанными руками. Так вот он хотел попроситься в одиночную камеру обратно, потому что не мог выдерживать этих рыданий, воя и истерик. Замечу, что это говорил офицер, которого два раза возили на расстрел и пытали так, что спустя уже три месяца он до сих пор проходит курс реабилитации. С поломанными ребрами, с гематомами по всему телу, но я от него не услышала даже стона. Многие, не выдерживая пыток, просят, чтобы их расстреляли сразу и не издевались. Знаете, что меня поразило больше всего, после того, как меня освободили? На блокпосту возле здания СБУ стоят родственники пропавших и ждут человека со списком, чтобы узнать, здесь ли близкие. А в метре от них стоят две машины ОБСЕ. И в это же самое время в подвалах кого-то пытают. У меня вопрос к представителям миссии: если вы вхожи в здание бывшего СБУ, где ваши глаза и уши? Что это за представители такие, которые не информируют мировую общественность о реальных событиях, которые сейчас происходят в Донбассе? Не видят танки, бронетехнику, "Грады", которые разъезжают по городу колоннами, не видят вооруженных людей в супермаркетах? Не видят, кто и из какого оружия обстреливает мирные кварталы, в результате чего погибают люди и разрушается инфраструктура города? А сюжет в новостях о том, что наш президент дает в пользование слепоглухонемым представителям миссии ОБСЕ бронированную технику, которая сейчас нужна больше ребятам на войне, у меня вызвал, мягко говоря, недоумение.

– Вы говорили о девушке-снайпере. Почему ее схватили, если она работала на ДНР?

Человека, которого с ним увезли на расстрел, расстреляли сразу, а к нему подошли и ударили ножом в плечо

Она позвонила своей приятельнице в Донецкую областную администрацию и сказала, что якобы украинцы собираются "брать" администрацию. Эта ее знакомая пошла и написала на нее донос. Ее обвинили в том, что у нее связь с украинской стороной. Со мной в камере сидел парень, ему 28 лет, он в прошлом ополченец. Ребята уходят из ополчения, "закапывают" свое оружие, закапывают форму и уезжают. Многие уезжают в Украину, где-то теряются, другие уезжают в Россию. Так вот его арестовали, увезли на расстрел. Как он мне рассказывал, в расстрельной команде совсем молодые парни, расстреливают где-то на заводе. Человека, которого с ним увезли на расстрел, расстреляли сразу, а к нему подошли и ударили ножом в левое плечо. Он потерял сознание, упал. Потом сделали контрольный выстрел в голову, но пуля только задела голову, поскольку в цеху темно. Он полчаса пролежал в донецком морге, забитом трупами. Подождал, пока все утихнет, вышел. Санитары вызвали скорую помощь, он все рассказал врачам. Врачи доставили его в одну из больниц Донецка, сделали операцию, так он остался жив. Когда я уходила из камеры, где мы вместе сидели, я оставляла всем свой номер телефона, он позвонил мне, и я его забрала из больницы. Сейчас он уехал в свой родной город, ищет себе работу, оформляет группу инвалидности, ходит по больницам. Вот такая история, и этих историй много.

– Как и почему вас отпустили?

У меня только от одних позывных "Мясник", "Абвер", "Удав" кровь в жилах стынет

Вы знаете, это и сейчас для меня загадка. Я до сих пор не могу этого понять. Мне постоянно говорили, что я не скоро вернусь, и в подвале, где мы сидели, люди, которые меня окружали, сказали, что с такой позицией, как у меня, мне отсюда выхода нет. Первый человек, который меня допрашивал, сказал, что он был в составе "Беркута" на Майдане. У меня забрали фотоаппарат, там были фотографии с Майдана. Когда он увидел, что я была на Майдане, он кричал, что меня только за это расстрелять надо, что я якобы бросала "коктейли Молотова". Потом через два дня допрашивал меня уже другой. На допросах обсуждали политику, экономику, что они собираются делать. Я спрашивала, откуда будет финансирование, как они собираются платить пенсии, социальные выплаты, говорила, что не поступают деньги в бюджет, что уезжает бизнес из Донецка. Такие темы мы с ними обсуждали. Постоянно, когда меня вызывали, я думала, что всё уже на расстрел. На четвертый день он мне сказал, что меня расстреливать не будут. Сказал, что у них тройка заседает, которая решает, что с человеком делать. У меня только от одних позывных "Мясник", "Абвер", "Удав" кровь в жилах стынет. Потом через какое-то время он мне сказал, что не будут меня вызывать на эту тройку, что решат все без меня. Вот так в понедельник меня выпустили.

– Среди тех людей, которые вас арестовали и допрашивали, были россияне?

Человек, который меня последний допрашивал, предъявил мне свой паспорт, сказал, что он из Мариуполя. Остальные не представлялись, но по разговору понятно было, что это россияне, потому что у нас на Украине так не говорят.

Митинг беженцев из Донбасса против "выборов" в ДНР. Киев, 2 ноября

Как теперь живут в Донецке богатые люди, которые поддерживали сначала Януковича, а потом финансировали ДНР? Продолжают ли поддерживать сепаратизм, и что случилось с их бизнесом и недвижимостью?

Богатые дончане никогда не поддерживали Януковича, потому что при нем "давили" бизнес. Януковича поддерживали бандиты, которые когда-то "отжали" бизнес у кого-то, а потом возомнили себя бизнесменами. Об их судьбе сейчас я, к счастью, ничего не знаю. После марафона в Киеве 2 ноября я познакомилась с нашими бизнесменами, которые выехали из Донецка после приезда в город Стрелкова. Вот они и организовались в Комитет по делам вынужденных переселенцев. "До противного порядочные люди", как сказал один из них. Донецкая бизнес-элита никогда не поддерживала Януковича. Когда мой дядя был представителем Тимошенко на выборах в Донецкой области, к нему обращались бизнесмены и всячески помогали, чтобы Янукович не победил. Понимали, что и леди с косой не идеал, но кто угодно, только не "батя", как его называет Людмила Янукович. Кто-то из богатых дончан, которые никогда не поддерживали Януковича, успел вывезти производство, кто-то остался и платит сейчас налоги и ДНР, и Украине в надежде, что через месяц-другой все закончится.

– Вы упомянули Людмилу Янукович. Что с ней, она осталась в Донецке?

Бывшая первая леди страны свободно приезжала за покупками в супермаркет "Ашан" с одним охранником, который выполнял скорее роль носильщика, и так "по-простому" общалась с людьми и сотрудниками маркета. Но когда "батя" сбежал в Ростов, исчезла и она.

– Светлана, вы только что вернулись из санатория под Киевом, где живут переселенцы из Донецка. Какие там условия?

Это в чистом виде терроризм. 1937 год, когда человека по доносу забирают

Двухместные номера превратились в пятиместные. Нет места для шкафов, тумбочек и столов. В коридорах стоит крик детишек, которыми никто не занимается. Познакомилась с молодой женщиной из Симферополя, она врач-патологоанатом. Работает на двух работах. Детишек воспитывает сама. Девочке года три, мальчику около пяти. Так она уснула за столом на кухне, при этом на тесной кухне кто-то готовил ужин, кто-то уже ел и громко работал телевизор. Зовут эту женщину Мария. Беркутовцы на Майдане перебили ей переносицу, и только сейчас она сделала себе пластическую операцию. Операция дорогая, пришлось покинуть квартиру, которую снимала, так как платить нечем, и благодаря помощи какого-то депутата она попала в санаторий. Пришла к нему в кабинет и рассказала ему, на каком диване у него в кабинете будут спать. Через три дня он решил ей вопрос с жильем. Какая температура там будет при минус двадцати, спрогнозировать трудно. Детишки бесконечно болеют. На Марию оставляет сейчас своего ребенка еще один одинокий папа из Луганской области, который работает в итальянском ресторане в Киеве и поздно возвращается. Меня пригласили в комнату, где живут мужчины. Кто-то лежит и отдыхает после работы, глядя просто в потолок, кто-то читает. На лицах печать обреченности.

– Как вы думаете, долго продержится ДНР?

Я думаю, нет.

– Рухнет из-за внутренних причин, экономических проблем или украинская армия перейдет в наступление?

Я думаю, что Украине надо освободить свою территорию от террористов. Это в чистом виде терроризм. 1937 год, когда человека по доносу забирают. Людей надо освобождать, потому что много патриотов запугано, многие уезжают. Самая настоящая партизанщина, люди просто боятся выходить на улицу, прячутся, борются, как могут.

– Но военное решение приведет к большим жертвам среди мирного населения…

Я не знаю, как правильно надо поступать, но нельзя бросать людей, которые там остались. Когда из Славянска вышел Гиркин-Стрелков и пришел в Донецк это была такая ошибка! До сих пор дончане понять не могут, как могли его выпустить и впустить в Донецк. Что сейчас делать не знаю. Мне кажется, надо каким-то образом закрыть границу с Россией и изолировать их, чтобы не было поставок оружия и живой силы из России. Но людей надо освобождать. Я думаю, Украина должна это сделать.

Рассказы российских журналистов о том, что сейчас происходит в Донбассе

Все последние дни продолжаются боевые действия на окраинах Донецка: украинская армия борется за то, чтобы максимально приблизиться к городу, контролируемому ополченцами. Скупые сводки с мест столкновений не дают картины того, чем сейчас живет сам город, мирные горожане, которые решили пока не покидать своих домов. «Газета.Ru» собрала рассказы коллег-журналистов, прямо сейчас находящихся в Донецке.

Как живет Донецк
Виталий Лейбин, главный редактор журнала «Русский репортер», коренной житель Донецка

После борьбы, которая прошла в Донецке, когда погибли мирные жители, город ожил: работают рестораны, общественный транспорт. Комендантский час достаточно условный, более того, на улицах меньше вооруженных людей, чем раньше. Потому что есть северная линия фронта в районе аэропорта, оттуда доносится стрельба, а в целом город живет с опаской, но более или менее нормальной жизнью. Единственное — не продают сигареты и алкоголь после 23.00 даже в круглосуточных магазинах.

Люди, естественно, боятся. Но в целом это практически не влияет на настроение тех, кто решил остаться, — они, похоже, решили остаться насовсем.

Есть принципиальные люди. Есть те, кому некуда ехать, и есть люди, как моя тетя, которую я уговариваю уехать, а она на это отвечает: я в оккупации уже была, за час все собирала и убегала, и не хочу еще раз покидать дом. Она говорит: я уже столько здесь живу — куда бежать, зачем?

Есть предприниматели, которые говорят: вот мы город покинем, он погибнет; если совсем всем уехать, то город просто разбомбят, а пока мы здесь, то можем поддерживать инфраструктуру. У тех, кто остался, ярко выраженная нота городского патриотизма.

После того как Игорь Стрелков со своими людьми пришел в Донецк, усилилась борьба с мародерством и всякими другими преступлениями. Например, когда во дворе молодежь чего-нибудь устраивала, можно было позвонить ДНР и все уладить. Исчезли проститутки, их разогнали. Боятся продавать наркоту.

Несмотря на то что многие квартиры брошены, преступлений сейчас стало меньше, хотя в принципе квартиры — это объект охоты для бандитов. Мне рассказали один случай, когда и ополченцы, и милиция вместе работают на районном уровне. Но с другой стороны, они катаются по городу на машинах и не соблюдают никаких правил, то есть демонстрируют свою власть. Здесь есть морализованная группа ополчения, и есть чистые вояки, действия которых могут быть очень жесткими. Нет действий против мирного населения, но могут, например, арестовать журналистов, подозрительных лиц, это бывает.

Мне рассказывали, что поддержка ДНР и ЛНР около 30%. И она больше в маленьких городах и меньше в больших.

Но большинство и против украинских войск, потому что они бомбят города, и против ДНР, потому что они это провоцируют.

Но понятно, что ненависть к Киеву больше, чем нелюбовь к ДНР. После каждой новой бомбежки с украинской стороны численность ополчения увеличивается, потому что люди просто берут и записываются.

Если честно, я думаю, что Донецк еще ждут страшные времена. После того как в Славянске сработала тактика бомбежки по сепаратистам, по городу, по любым местам, нет смысла от нее отказываться. Тем более после сбитого Boeing 777 у них развязаны руки, они могут делать все, что угодно, и никто в мире не будет возражать.

Кто воюет
Денис, сотрудник РИА «Новости»

Это все-таки один народ, один менталитет, поэтому было бы странно предполагать, что с одной стороны — подонки, а с другой — герои. На самом деле тут с обеих сторон есть дерьмо, есть и героизм, но просто по сути это братоубийственная война, что, конечно, очень печально.

Ополченцы — это очень пестрая масса, там есть небольшой процент россиян, они специально приехали сюда, и, скорее всего, они обладают какой-то подготовкой. Но большинство — это все-таки местные жители, и там люди очень разные. Есть и те, кто пошел поправить свое материальное положение, может быть, даже пограбить. Все замечают, что среди ополчения большой процент маргиналов.

Это люди, которые всегда были на обочине социальной жизни, и вот они поняли, что у них есть возможность взять автомат и стать королями. Но опять-таки, не надо думать, что это все ополчение — на самом деле картина сложнее. Там большое количество нормальных мужиков.

Просто за время активных действий состав ополчения поменялся. Сначала маргиналов было больше: были наркоманы, мелкий криминалитет, кривые-косые рожи. Потом, когда все превратилось в реальную войну, они разбежались и появилось много взрослых местных людей от 35 и старше, которые действительно считают, что Киев несет им огромную угрозу. Некоторые прошли Афганистан.

У них очень разное представление о том, чего они хотят: тут есть и нацболы, и сторонники Дугина, и евразийцы, и сторонники Сергея Кургиняна. Но их объединяет два момента: они борются за язык, и они борются за святое отношение к победе в Великой Отечественной войне.

Многие из них радикализовались в последнее время, они не рассматривают вариант, что Киев просто вынужден так воевать, что там просто не знают, как по-другому. Они действительно считают, что защищают свои дома, свою землю от «хунты».

Со стороны украинских силовиков тоже картина очень пестрая. В армии народ настроен на то, чтобы воевать с врагом, у них есть какие-то представления о морали, о чести и так далее. Хотя армия сейчас сильно разложена, но что-то у людей еще в головах есть. Среди новых мобилизованных людей много русскоязычных. То есть, по сути, это братоубийственная война между русскими.

В нацгвардии есть идейные люди, но много и маргиналов. Обиженные жизнью, с оружием в руках, они чувствуют себя лучше, выйдя из своего привычного ритма: «Кто я, тварь дрожащая или право имею?» Многие из них ненавидят восток Украины, считают, что там живут быдло и «ватники». Сейчас это особенно обострилось, потому что эти «ватники» оказались лояльны к России, к Путину.

Никто не знает, что будет дальше. Очевидно, что будет жесткое вооруженное столкновение в Донецке: ополченцев очень много, они очень злые и решительно настроены. Плюс они обороняются. А у тех, кто обороняется, всегда есть преимущество.

Если взять всех местных людей за 100%, то по разговорам получается, что сторонники Киева — это 5–10%, причем у меня ощущение, что этот процент снизился, до этих активных боевых действий он был выше. Просто все ждали от Киева каких-то разумных шагов, хотя, с другой стороны, непонятно каких.

Примерно 50–60% ни за кого, они просто хотят, чтобы наступил мир. Если придет Россия — они согласятся. Если придет Киев — они согласятся. Если ополченцы устроят свою независимую республику, они тоже согласятся, главное — чтобы это произошло быстро. Чтобы ситуация устаканилась. Просто люди привыкли к мирной жизни, и жить в условиях бомбардировок им ой как не хочется.

Ну и достаточно большой процент, может быть 20–30%, все-таки поддерживают ополченцев ДНР. Их, конечно, не большинство, но они наиболее активные.

Донбасс: рассказ родителей Александра Захарченко

Менее двух недель остается до окончания срока домашнего ареста лидера партии "Оппозиционная платформа – за жизнь" Виктора Медведчука. Предпринимателя подозревают в госизмене и расхищении госсобственности. Доказательства искали в офисе партии, дома у Медведчука и его соратников. Следователи СБУ нагрянули с обысками к теще, еще по нескольким адресам. И опять ничего не нашли.

Пока лишь домыслы СБУ и Зеленского, которыми президент Украины поделился в интервью телеканалу "1+1". "Мы понимаем, как это происходило. Медведчук торговал с Донбассом. Там оказался украинский уголь, и Украина его вынуждена была покупать. Через Россию. Так они зарабатывали с предыдущим президентом. Если я так говорю, значит, это не пустые слова", – заявил Зеленский.

Сейчас показная борьба Зеленского с олигархами выглядит, скорее, как расправа над теми, кто за сотрудничество с Россией. Ведь Порошенко никто не трогает, бывший президент-олигарх на свободе и вполне собой доволен.

Другим заявлением Зеленский удивил даже ближайших сторонников: он допустил возможность референдума по полному разрыву отношений с Донбассом. Так президент Украины ответил на вопрос о строительстве стены по периметру Донбасса.

"Стена – это полный разрыв отношений. Поэтому я считаю, что такой план может быть, но о его запуске должен принимать решение народ Украины. Я буду настаивать на референдуме", – сказал Зеленский.

Из Верховной Рады Зеленского одернули – вопросы территориальной целостности на референдумах не решаются. А на Донбассе, надо думать, возражать бы не стали, лишь бы закончилась война, прекратились обстрелы и убийства.

Мама Михаила Толстых Нина Михайловна на кладбище к могиле сына приезжает каждую субботу, ни одной еще не пропустила. С сестрой и племянниками командира легендарного батальона "Сомали" они проводят здесь несколько часов, вспоминая своего героя, ставят цветы и обязательно газировку в стеклянной бутылочке, которую тот любил, и сигареты, такие сейчас тут не продаются и приходится привозить из России.

"Забрали самое дорогое у меня. Когда он был жив, я знала, что за мной стоит каменная стена, что у меня защита, а когда он погиб я на улицу не выходила, наверное, полгода", – говорит Нина Толстых.

Донецк, его пригороды и другие города республики и поселки сегодня живут, казалось бы, самой обычной обывательской жизнью. Люди ходят на работу и по магазинам, воспитывают детей, у которых сейчас каникулы, на улицах оживленно, общественный транспорт, и, конечно, везде цветут розы, к которым у местных коммунальщиков – традиционно особое отношение. Но смерть сейчас регулярно стучится туда, где ее не ждут и не хотят ждать. Только за эту неделю погибших в одной ДНР – семеро.

Сразу четверо погибших в один ничего не предвещавший день. Родственники и однополчане, церемония прощания, почетный караул выстрелы в воздух…

Командир, потерявший бойцов подбирает слова аккуратно и, как гвозди, забивает их сильно и с оттяжкой. Его речь и чувства хорошо характеризуют то, что витает сейчас в воздухе.

Едем в Старомихайловку. Оживленные улицы, прохожие, много детей. А между тем бой с таким значительным количеством погибших произошел примерно в километре отсюда. Чтобы попытаться все разглядеть, поднимаемся на крышу многоэтажки – вот те самые поля и посадки, ставшие смертельными в одночасье.

Вся местность отсюда – как на ладони, но находиться здесь желательно только в таком положении, не высовываясь выше бортика, поскольку и мы оттуда так же прекрасно видны.

На крыше остается только бесстрашный кот Мандарин, а нам сообщают, что надо уходить, от противника здесь можно ожидать чего угодно: и обстрела, в том числе и минометного, и какой-нибудь самодельной взрывной гадости, сброшенной с беспилотника.

"Мы были вынуждены открыть ответный огонь по уничтожению огневых точек. Огневые точки были уничтожены. Противник должен знать, что мы не будем сидеть сложа руки и при необходимости, если нам нужно сохранять жизнь не только военнослужащих но и мирных граждан, мы будем открывать ответный огонь", – завил Эдуард Басурин, официальный представитель Управления Народной милиции ДНР.

Из-за интенсивности огня тела погибших удалось вытянуть с передовой только под покровом темноты накануне. А перед этим украинские военные, несмотря на все договоренности, обстреляли эвакуационную группу. Была уничтожена машина медиков. Еще один погибший и сразу 5 раненых.

"Мы можем говорить уже не только об инциденте в Старомихайловке, где погибли военнослужащие и расследование продолжается. Но сегодня мы можем говорить уже о новых обстрелах, достаточно массированных. Уже в районе Горловки. С учетом тех заявлений, которые мы слышим от переговорщиков с украинской стороны, мы понимаем, что ситуация вновь возвращается вспять, опять мы видим эскалацию со стороны Украины", – отметил Денис Пушилин, глава Донецкой Народной Республики.

В день 45-летия со дня рождения первого главы ДНР Александра Захарченко в центре Донецка собираются те, кто его знал: друзья, близкие, коллеги, соратники. Одна мечта у него была хулиганская, под стать его характеру, который проявлялся с самого детства, вспоминают родители: накрыть столы от вокзала и до металлургического завода, то есть через весь город, и усадить за них всех, когда будет победа.

- Какой подарок его бы порадовал сегодня?

- Он говорил: мама, я вырасту и изобрету такую таблетку, что ты никогда не будешь болеть, – говорит Тамара Захарченко, мать Александра Захарченко.

- А такую таблетку для Донбасса он хотел изобрести?

- Конечно, чтобы был мир.

- По-моему, не только для нашего сына, но и для всего Донбасса лучший подарок – это чтобы Россия нас признала, – отметил Владимир Захарченко, отец Александра Захарченко.

Донецк

Выберите регион

Алтайский край

Амурская область

Архангельская область

Астраханская область

Белгородская область

Брянская область

Владимирская область

Волгоградская область

Вологодская область

Воронежская область

Еврейская автономная область

Забайкальский край

Ивановская область

Иркутская область

Кабардино-Балкария

Калининградская область

Калужская область

Камчатский край

Карачаево-Черкесская Республика

Кемеровская область

Кировская область

Костромская область

Краснодарский край

Красноярский край

Курганская область

Курская область

Ленинградская область

Липецкая область

Магаданская область

Московская область

Мурманская область

Нижегородская область

Новгородская область

Новосибирская область

Омская область

Оренбургская область

Орловская область

Пензенская область

Пермский край

Приморский край

Псковская область

Республика Алтай

Республика Ингушетия

Республика Карелия

Республика Коми

Республика Крым

Республика Саха (Якутия)

Республика Тыва

Ростовская область

Рязанская область

Самарская область

Санкт-Петербург

Саратовская область

Сахалинская область

Свердловская область

Северная Осетия - Алания

Смоленская область

Ставропольский край

Тамбовская область

Тверская область

Томская область

Тульская область

Тюменская область

Ульяновская область

Хабаровский край

Ханты-Мансийский автономный округ

Челябинская область

Чукотский Автономный Округ

Ямало-Ненецкий автономный округ

Ярославская область

Внутри сизифовой борьбы Донецкой Народной Республики за международную легитимность

С момента начала вооруженного конфликта на востоке Украины в 2014 году поддерживаемая Кремлем так называемая Донецкая Народная Республика (ДНР) предприняла несколько шагов, чтобы заявить о своих претензиях на государственность. Как сообщала Coda, эти усилия включали в себя воспитание европейских политиков, и еще в 2016 году мы представили «почетного консула» ДНР в Чехии.

Но с тех пор усилия по открытию посольств значительно продвинулись, и в настоящее время существует шесть «представительских центров» в пяти европейских странах.

В Чехии, Греции, Франции, Финляндии и Италии теперь есть центры представительства DPR, а в мае власти DRP объявили о планах открыть еще несколько, среди которых Австрия, Бельгия, Сербия, Германия, Норвегия и Турция являются их потенциальными местами расположения.

Подпишитесь на рассылку новостей Coda

Авторитаристы замутят разговор. Уточняем это с помощью журналистики.

Хотя ни одно из должностных лиц центров не ответило на запросы об интервью, в документах, опубликованных на веб-сайте Министерства иностранных дел ДНР, изложены цели иностранных отделений.Согласно одному документу, опубликованному в марте прошлого года, «международное юридическое признание и присоединение к Организации Объединенных Наций» входят в число заявленных целей ДНР.

В документе «Концепции внешней политики» говорится, что ДНР стремится создать «положительный имидж» на международной арене и «поддерживает миролюбивую политику». В разделе, посвященном приоритетам внешнеэкономической деятельности, в документе излагается миссия ДНР по созданию «привлекательного инвестиционного климата» для стимулирования торговли. «ДНР имеет высокий транзитный потенциал, чтобы дать импульс интегрированному экономическому взаимодействию между крупными межрегиональными рынками.”

Хотя ни один из новых представительских центров не претендует на то, чтобы предлагать полный спектр услуг, обычно связанных с посольствами или генеральными консульствами, их цели перекликаются с некоторыми традиционными дипломатическими функциями.

Согласно государственному реестру Чешской Республики, офис DPR в Остраве, первый офис, зарегистрированный в стране Европейского Союза, был открыт в 2016 году для реализации «общих интересов» в «экономике, торговле, культуре и сотрудничестве между две территориальные единицы.Офис также нацелен на объединение «органов государственного управления и самоуправления, деловых и культурных групп» в обеих странах.

Некоторые голы звучат необычно. В Финляндии одним из заявленных намерений офиса ДНР является привлечение «добровольцев».

Если запрос ДНР на добровольцев из Финляндии звучит странно, председатель финского офиса раскрывает дополнительную информацию на своем личном сайте. Йохан Бекман описывает, как летом 2014 года он «начал вербовать финских добровольцев, которые создали финский взвод« Медведь »», который воевал на стороне сепаратистов в ДНР.В настоящее время финское законодательство не запрещает вербовку или участие в иностранной войне.

Бэкдор дипломатия

Открытие новых посольств и консульств регулируется Венскими конвенциями о дипломатических и консульских сношениях и требует «взаимного согласия» между государствами и постоянными дипломатическими представительствами. В случае с ДНР ни одна страна не дала такого согласия, поскольку никто, даже Россия, не признал сепаратистскую республику легитимным государством.ДНР начала свои миссии, зарегистрировав их как ассоциации, некоммерческие и неправительственные организации.

В небольшом городке Куду на юге Франции представительский центр ДНР открылся как ассоциация в 2017 году. Один местный прокурор обратился в Высокий суд соседнего города Экс-ан-Прованс с просьбой о его роспуске, но его требование было отклонено. . Во Франции ассоциацию практически невозможно закрыть, сказал Флоран Парментье, преподаватель исследовательского университета Sciences Po в Париже.

«Ассоциации могут быть распущены, если это незаконно, если это посягает на национальный суверенитет», - сказал он. Ставка под сомнение суверенитета Украины над ее восточными территориями не считается таким нападением.

Подпишитесь на рассылку новостей Coda

Авторитаристы замутят разговор. Уточняем это с помощью журналистики.

В то время как французские власти разрешили представительскому центру продолжать работу, суд в Чешской Республике постановил распустить офис ДНР в Остраве в 2017 году.«Никто не обращал внимания на эту организацию до тех пор, пока она не получила широкого публичного обсуждения и до тех пор, пока посольство Украины не поставило этот вопрос в поле зрения Министерства иностранных дел», - сказал Евгений Перебийнис, посол Украины в Чехии.

Роберт Бринкли, ветеран британского дипломата, который работал послом в Украине с 2002 по 2006 год, сказал: «Лучший способ противостоять подобному притворству и ползучему признанию - это публичность и повышение осведомленности Министерства иностранных дел в стране пребывания. , который может закрыть такие 'миссии.’»

Другой внешнеполитический эксперт заявил, что представительства ДНР должны подпадать под международные санкции. «Я удивлен, что это вообще разрешено», - сказал Андерс Ослунд, старший научный сотрудник Атлантического совета в Вашингтоне, который работает над украинскими проблемами. «Лучший способ справиться с этим - наложить на них санкции. Есть много людей, которые попали под санкции в отношении Донбасса, поэтому нужно просто добавить в список тех, кто создает эти «посольства» ».

Чем занимаются центры

Загранучреждениями ДНР управляет разнообразная группа сторонников России - в их число входят анархист, бывший инженер-программист Nokia и бывший владелец агентства знакомств «Любовь к России», который недавно был освобожден из-под стражи после задержания. по подозрению в сутенерстве.Никто из них не ответил на запросы о комментариях.

Эти люди, вероятно, были выбраны Кремлем в качестве иностранных представителей ДНР, сказала Вероника Вихова, координатор и аналитик программы «Кремлевский дозор» аналитического центра European Values ​​в Праге. «Они [Кремль] часто сотрудничают с экстремистами независимо от их идеологии или нишевого политического спектра, потому что у этих людей больше возможностей для регулирования ситуации, подрыва демократических ценностей, создания большего хаоса, поэтому они их идеологические союзники», - сказала она. .

За свои усилия по лоббированию иностранные представители получают награды от ДНР, наиболее распространенной из которых является «Орден Дружбы», медаль, присуждаемая за «повышение авторитета« Донецкой Народной Республики »за рубежом».

В представительских центрах не всегда есть офисы в строгом смысле слова. В Хельсинки штаб-квартира миссии ДНР находится в общественном коридоре многоквартирного дома, где проживает один из представителей ДНР. В Афинах местный представитель снимает комнату в общественном центре, в котором также находится танцевальная студия.

Центры также предлагают помощь в поездках как иностранцам, так и гражданам ДНР. Французские и финские представительства заявляют, что предлагают консульскую помощь тем, кто хочет посетить оккупированный Россией Донбасс.

Путеводитель на сайте представительства ДНР в Финляндии призывает финских граждан посещать Донбасс, путешествуя через Россию, в нарушение украинского законодательства. Гид говорит, что посетители должны брать наличные. Здесь не упоминается, что боевые действия не прекращаются с 2014 года.

Путеводитель также советует читателям не сообщать финским властям о такой поездке: «Обращение к Министерству иностранных дел Финляндии также может быть угрозой безопасности, поскольку оно собирает незаконные базы данных и напрямую информирует разведку США».

Согласно просочившимся электронным письмам, которыми обменивались организаторы поездки и власти ДНР, маршрут тура включает посещение передовой линии конфликта и возможности для осмотра достопримечательностей, покупок и принятия солнечных ванн на городском пляже.

Вилле Сипиля, 25 лет, финский студент, отправился в такую ​​поездку летом 2016 года. В то время он был членом Финской национальной коалиционной партии, проевропейской и проевропейской партии. Его выгнали, когда его коллеги узнали, что он посетил оккупированный Донбасс. Сипиля объяснил, что его поездка родилась из любопытства: «Я всегда интересовался военными вещами. Мои деды воевали во время Второй мировой войны, когда Россия пыталась оккупировать Финляндию », - сказал он.

Сипиля впервые прочитала о поездке на странице в Facebook финского наемника Петри Вильякайнена, который является членом сепаратистского подразделения в Луганске.

Сипиля и еще десять туристов проехали на автобусе более 1000 километров из Москвы в Донецк, где их встретили организаторы Йохан Бекман и Янус Путконен, возглавляющие пророссийское информационное агентство DONi. Его веб-сайт зарегистрирован на Багамах и распространяет прокремлевские новости о Донецкой области на английском языке.

Сипиля, который покрыл свои расходы и потратил около 600 евро за девятидневную поездку, сказал, что маршрут тура включал в себя несколько гала-ужинов, а также поездки на купание в Азовское море и возможности осмотра достопримечательностей: «Мы посетили место крушения самолета. Боинг Mh27 Малазийских авиалиний.Был этот мемориал », - сказал он. В прошлом году следователи пришли к выводу, что самолет был сбит российской военной ракетой, а в июне 2019 года они назвали четырех подозреваемых, связанных с ДНР. ДНР продолжает винить в трагедии украинскую сторону.

Дезинформация и разрушение

Помимо поощрения бизнеса и туризма, представители ДНР также участвуют в российской кампании дезинформации, срывая мероприятия, проводимые властями Украины за рубежом.

В апреле 2019 года представительство ДНР в Греции попыталось сорвать греческую премьеру украинского фильма «Миф» режиссера Леонида Кантера. Его показали в Афинах, и офис ДНР организовал акцию протеста перед кинотеатром. Протестующие прибыли с флагами и табличками с надписью «Спасите детей Донбасса». Появление на премьере посла США в Греции вызвало бурную реакцию в блоге офиса ДНР.

По словам Роланда Фройденштейна, директора по политике Центра европейских исследований им. Вилфрида Мартенса в Брюсселе, создание дипломатических представительств ДНР не является новой тактикой.«Такой подход, заключающийся в попытке открыть офис здесь, открыть там офис - если это удастся здесь, но не удастся там, это все еще нормально, потому что это все еще некоторый прогресс для ДНР», - сказал Фройденштейн.

ДНР все еще надеется превратить свои представительства в посольства. В июне так называемое «Министерство иностранных дел ДНР» опубликовало положение о создании посольств в зарубежных странах. В документе говорится, что сотрудники посольств должны иметь право на дипломатическую неприкосновенность.Но без официального признания даже со стороны одного государства эта последняя цель выглядит невозможной.

Подпишитесь на рассылку новостей Coda

Авторитаристы замутят разговор. Уточняем это с помощью журналистики.

Битва за Донецкий аэропорт: история одного российского истребителя | Украина

Рассказы о конфликте на востоке Украины настолько разнятся, что часто бывает трудно увидеть правду сквозь пропаганду.Власти Киева предполагают, что на востоке Украины нет разгневанных или недовольных местных жителей, а только «русские террористы». В Москве Кремль и министерство иностранных дел настаивают на том, что храбрые жители просто отстаивают свои права против украинского «фашизма».

Реальность, как это часто бывает, находится между этими двумя крайностями. Хотя в Донецкой и Луганской областях воюет много местных жителей, есть также много «добровольцев», приехавших из России. Как эти люди прибыли, что ими движет и есть ли у них официальная поддержка России, остается загадкой.

Но, выслеживая вдову одного россиянина, погибшего во время боев в аэропорту Донецка, корреспондент независимого новостного сайта «Новая газета» Елена Костюченко проливает свет на неясные структуры, организующие переброску боевиков в Украину. Она также рисует трогательный портрет утраты и разочарования от общения с российскими чиновниками, очевидно так стремящимися скрыть все следы боевых действий через границу:

Переход границы

Водитель грузовика с морозильной камерой въехал в Россию на Успенке. пограничный пост рано утром 30 мая.Черный «лендкрузер» встретил грузовик; водитель последовал за ним. Он выгрузил свой груз около 4.30 утра. Он не знал, где именно. Морг, наверное, на военной базе на окраине Ростова-на-Дону.

Пограничники, дежурившие той ночью в Успенке, говорят, что трое человек в камуфляже явились, выключили систему видеонаблюдения, потребовали, чтобы пограничники выключили свои мобильные телефоны и конфисковали телефоны, пока грузовик пересекал границу. Охранники не видели документов на груз; они не проверяли автомобиль и не регистрировали его пересечение.

В морозильной камере хранились тела 31 российского бойца, погибшего в бою под Донецким аэропортом 26 мая. Предупрежденные властями Донецкой Народной Республики журналисты проследовали за грузовиком до границы. Журналисты узнали два имени: Сергей Жданович и Юрий Абросимов. Позже в соцсетях появилось еще два имени - Алексей Юрин и Александр Ефремов, прошедшие обязательную военную службу в 45-м полку спецназа ВВС России.Вот и все.

Безымянный морг, куда выгружали тела, по всей видимости, является 1602-м окружным военным госпиталем в отдаленном районе Ростова под названием Военвед. Это большой офицерский городок с воинскими частями, погрузочными станциями и аэропортом. В больнице есть центр приема и отправки трупов разведки и огромное хранилище тел на 400 человек, напоминающее о чеченской войне.

Но когда я иду на расследование, мне говорят, что в Военведе мертвых тел нет.В отделении военной криминалистики Елена Волкова, начальник управления делопроизводства, говорит: «Трупов у нас нет. К нам поступают органы по решению суда. Я бы знал, если бы у нас был кто-нибудь здесь ».

В пресс-службе Северо-Кавказского военного округа сообщили, что в военных моргах есть только погибшие военные. Поскольку я ищу мирных жителей, я должен искать их где-нибудь в другом месте.

Две женщины и трое мужчин стоят у входа в военный госпиталь в Военведе. Они находятся в узкой тени часовни, построенной из строительного трейлера, листают фотографии на iPhone, пытаясь выбрать что-то подходящее для надгробия.Один из мужчин - он выглядит явно неуместно в их компании - с седыми волосами, высокий, с осанкой солдата, отходит в сторону, чтобы позвонить по огромной телефонной трубке.

Я спрашиваю, пришли ли они забрать тело. Они кивают: да. И да, он умер недалеко от Донецкого аэропорта.

«Кто ты?» они спрашивают меня. Когда я говорю, что я журналист, меня сразу просят уйти или уйти вообще.

«Если у вас есть совесть, вы не будете фотографировать», - говорит устало выглядящая молодая женщина в длинном бирюзовом платье.Ее лицо выглядит странно. Только потом я понимаю, что на ее лице я увидел не горе, а острый страх.

Примерно через 40 минут появляется группа загорелых мужчин в растянутых и запятнанных жилетах. Один из мужчин подходит ко мне и спрашивает: «Откуда ты знаешь, что тела здесь?» Затем он говорит некоторым солдатам, курящим поблизости: «Она журналист. Не разговаривай с ней.

Час спустя один из мужчин в костюмах кричит членам семьи, проезжая мимо на джипе: «Идите, пообедайте. Вопрос все еще решается.«Члены семьи уходят.

Позже узнаю, что им удалось вернуть тело. Все решалось посредством телефонных разговоров между Донбассом и Ростовом. Тело возвращено неофициально.

На следующий день тоже тайно забрали тело Сергея Ждановича из Электрогорска. Для этого Роман Тикунов, глава исполнительного органа «Единой России», главной прокремлевской политической партии страны, который также является председателем местного отделения «Боевого братства», лично приехал в Ростов.

По моей просьбе организации ветеранов войны встретились с руководством Северо-Кавказского военного округа. Руководство искренне отвечает: в Ростове тел нет; искать нечего.

пророссийских ополченцев возле Донецкого аэропорта на востоке Украины. Фото: Макс Ветров / AP Фото: Макс Ветров / AP

Пропавший муж

Возле торгового центра стоит молодая женщина. Она обнимает меня, ведет вверх по эскалатору и затем в кладовую обувного магазина «Центробув».Молодой человек собирается съесть там свой бутерброд, но быстро уходит.

Женщину зовут Ляна Ельчанинова. По совету коллег она разместила в социальной сети Вконтакте, российской версии Facebook, объявление с именем пропавшего мужа - Евгения (Женя) Короленко, 1967 года рождения.

Его имя было названо мне одним из люди, погибшие в боях.

Донецкие власти подтвердили, что Короленко мертв и что его тело было отправлено в Ростов на том же грузовике.

Ляна больше не плачет.

«Я просто рада, что он не валяется в какой-то кучке. Там осталось много тел. Мне сказали, что тела разлагаются. И что украинские солдаты хотели их сжечь ».

Ляна уже восемь дней ищет мужа. Вкратце она рассказывает об этом адском опыте: «Женя ушел, ничего не сказав мне. Однажды я пришел с работы поздно вечером, работаю до 22:00, и там была эта записка. Он написал: «Машина у Андрика.«

» 30 мая я узнал, что этот Андрик служил с ним в Афганистане. Он своего рода друг. Этот Андрик увидел фамилию Жени в списке погибших, поэтому я позвонил ему. Он сказал: «Да, все кончено. Он мертв, хотя я не видел тела, позвоню тебе позже и скажу, где и когда ты сможешь его забрать.

«Я подождал до 11 вечера и снова позвонил ему. Я не знаю, где они Я, перестаньте задавать мне эти дурацкие вопросы ». Позже он мне позвонил:« Его нет в Ростове. Он в одном списке, а в другом - нет.Потом он сказал мне, что никого опознать невозможно, как в Чечне, он начинает рассказывать мне все эти ужасающие вещи.

«Но потом голова снова заработала. Я мог опознать его по рукам или ногам. Зубами тоже - с зубами ничего не поделаешь, у него какие-то протезы. Я даже могу взять с собой его дантиста, чтобы он посмотрел.

«Я пошла на работу, но девочки могли видеть, в каком я состоянии. Они также начали расспрашивать людей, которых они знают - кого-то из полиции, кого-то из служб безопасности ФСБ, но никто не слышал о том, что так много тел находится перевезен в Ростов.Директор знала девушку, которая работала в ростовской городской больнице №2. Она подтвердила, что грузовик прибыл, но в морге не было места, и тела были отправлены в Военвед.

«Я им позвонил. Я глупо сказал, что это труп из Донецка. В тот момент, когда они услышали о Донецке, Украина, все они сказали: «Нет, нет, нет…»

«Если я не смогу забрать его, то я хотел бы хотя бы увидеть его тело. Или фотографии тела ».

Окровавленная икона Иисуса среди битого стекла на разбитом грузовике недалеко от аэропорта Донецка 27 мая.Фото: Яннис Бехракис / Reuters Фото: Яннис Бехракис / Reuters

Боевое братство

Я звоню члену партии «Единая Россия» Тикунову. Я знаю, что в этот момент он сопровождает доставку тела Ждановича в Электрогорск и объясняет ему, что рядом со мной жена человека, погибшего вместе с Ждановичем. Тикунов говорит, что я ошибаюсь и что наша газета публикует ложь и непроверенные факты.

«Не хотите ли поговорить с вдовой, которая восемь дней обходила морги?» Он говорит: «Не смей мне снова звонить» и выключает телефон.

Обзваниваем Боевое братство, афганских ветеранов, военнослужащих. Они обещают помощь, но говорят нам не надеяться.

«Я уйду ненадолго»

Это записка из блокнота Жени:

Милая, я не мог сказать тебе это вчера - я не хотел расстраивать тебя, потому что я забочусь о тебе.

Вы видите, как все запуталось.

Мне очень тяжело здесь без работы.На самом деле я не живу, это похоже на тупик. Итак, я уехал на Донбасс. Там меня ждут. Там есть будущее. Я вам все расскажу, если мне удастся вернуться живым.

Я люблю тебя.

Вот и все.

Я уйду ненадолго, моя дорогая.

Они были вместе два с половиной года, но официально не состояли в браке. Во время майских праздников они обсуждали, как и когда подавать документы на свадьбу.

«Это было абсолютное счастье. Мы ни разу не поспорили ».

Афганский ветеран

С мая 1985 года по май 1987 года, до их встречи, Евгений служил в Афганистане в мотострелковой части в качестве стрелка. Он мало говорил с Ляной об Афганистане.

«Он пытался забыть все, что мог», - говорит она. Однажды он находился внутри горящего бронетранспортера и находился в больнице. «Пока он находился на службе, его мать получила два сообщения о смерти, и после каждого из них случился сердечный приступ.«Его родителей больше нет в живых. Остальные его родственники - Ляна и шестилетняя дочь от первого брака.

По профессии он был слесарем, и его военные документы показывают, что он был судим за что-то. Он много читал, в основном фэнтези.

Евгений Короленко в российской социальной сети Вконтакте. Фото: / Vkontakte Фото: Vkontakte

Он играл на компьютере в World of Tanks, War Thunder, Stalker и World of Warplanes. Танки, самолеты, перестрелки.Совсем недавно он работал в фирме по ремонту компьютеров и оргтехники своих друзей - забирал и доставлял заказы. Потом друзья перестали платить ему зарплату. Ему нужны были деньги, чтобы потратить их на дочь, ему нужны были деньги, чтобы жить.

Ляна задается вопросом, подстегнула ли его финансовая ситуация.

«Люди говорили на интернет-форумах, что им платят. Им платили? Зачем он туда поехал? »

«Если бы он сказал:« Я определенно иду », я бы забеспокоился, но тогда мой мозг включился бы.Мы бы сели и обсудили, что мне делать, если бы это действительно произошло. Но он все делал, не говоря ни слова ».

Не волнуйтесь, я здесь, на границе с Ростовом. Мы занимаемся спортом, бегаем. Все будет хорошо

Ляна сказал, что переписывается с людьми и обсуждает свой уход в сети Вконтакте.

Переписка длится всего несколько часов 19 мая. В качестве логина Евгений выбрал Шиву Шиву. Его коллега - Фат Епифан, один из волонтеров группы «Русские волонтеры / Донбасс».Епифан просит его заполнить анкету: его позывной, дату рождения, прошлый боевой опыт, специализацию, размер, город, экипировку, телефон.

Он также интересуется, когда Женя сможет добраться до места дислокации в Ростове. Адрес не указан. «Если у вас есть форма, принесите ее», - наставляет Епифан. «Мы предпочитаем горную форму. Ботинки оливковые кобра. Если у вас есть ботинки, не покупайте больше. Не стоит брать с собой камуфляжную форму с русскими цифрами ».

Ляна вспоминает, что произошло, когда она прочитала разговор: «Я ответила Епифану, а потом Женя лично мне позвонил 23 мая.Я начал кричать на него: «Ты где? Почему ты меня так бросил? »

« Не волнуйтесь, я здесь, на границе с Ростовом. Мы занимаемся спортом, бегаем. Все будет хорошо ».

» Я сказал ему: «Не попадайся в беду. Иди домой. Зачем ты вообще туда поехал?»

«Не волнуйся. Я позвоню. ты. И если я не позвоню тебе, это значит, что нам не разрешено. Вот и все ».

Затем телефон выключился. Затем, 26 мая, они попали под обстрел.

Группа российских волонтеров ВКонтакте / Донбасс имеет 10 000 подписчиков и отличные настройки безопасности. Менеджеры группы анонимны.

Рекрутский щит для Народного ополчения Донбасса в Донецке. Он гласит: Мужчины! Всем на защиту Родины! Не допустить на Донбассе фильтрационных лагерей фашистов! Фото: Александр Худотеплый / AFP / Getty Images Фото: Александр Худотеплый / AFP / Getty Images

Требования к добровольцам жесткие: подавать заявки могут только имеющие боевой опыт. Они должны быть старше 26 лет, иметь определенную специализацию, без судимости.Сейчас они ищут членов экипажа БТР, операторов переносных противотанковых ракетных комплексов, операторов зенитных ракетных комплексов, операторов автоматических гранатометов АГС-17, операторов гранатометов, операторов огнеметов. Также требуются условно гражданские специалисты: механики, водители, сотрудники командного пункта, специалисты по логистике, врачи и парамедики.

Помимо онлайн-мобилизации, поиск добровольцев в Ростове-на-Дону велся напрямую через армейские военкоматы.Ветераны рассказывают, что за несколько дней до майских праздников им звонили из этих центров с приглашением зайти поболтать, но пригласили только офицеров и прапорщиков с боевым опытом.

На встрече им сказали, что люди были нужны для предотвращения подрывных действий, подобных одесским. События в Одессе только что произошли. Все строго на спиральной основе. Военкомат выдал желающим номер телефона контактного лица.Иными словами, военкоматы занимались набором кадров.

Ростовская область - отличное место для набора волонтеров; Здесь проживает 68 тысяч ветеранов различных конфликтов - от Афганистана до Грузии. Практически каждый местный казак был вовлечен в приднестровский конфликт.

Практически каждый здесь невосприимчив к неизбежному злу любой войны.

Ростовчане знают, что есть неофициальные войны, и им тоже могут быть даны разные термины, например, антитеррористическая операция, развертывание ограниченных контингентов, миротворческие миссии или их можно просто назвать ничем.

Изображения мертвых

Эту подборку фотографий видели многие. Он назывался «Образы погибших пророссийских активистов для лиц старше 18 лет». Мертвые лица на плитке.

Изображения были опубликованы 31 мая украинским блогером с предисловием о «тошнотворном зрелище». Я быстро пролистываю текст, но Ляне все равно. Она находит Женю под номером 16. Она досматривает остальные фотографии и требует пересчитать их. Всего 56 лиц.

«Здесь есть фотографии тех, чьи тела не были вывезены.Кто-то до сих пор не знает, что кто-то из их близких умер ».

Она возвращается к фотографии Жени.

«Это не похоже на него. Цепочка, да, я думаю, у него была эта цепочка. Уши не торчат. Голова или лицо не похожи на него. Но татуировки похожи. Послушайте, эти очень хорошо очерчены, но у него старые и заляпанные. Нет, у Жени брови не такие ... Волосы очень длинные отросли. Наверное, это он. Это мог быть он. Цепь.

У него была аналогичная цепочка.Ноздри, нос. Это он. Вот и все. Это он."

Пророссийский ополченец укрывается во время боя над Донецким аэропортом. Фото: Петр Шеломовский / Demotix / Corbis Фото: Петр Шеломовский / Петр Шеломовский / Demotix / Corbis

Funeral

Heat. Мы стоим у бетонной плиты недалеко от того места, где когда-то стояла другая семья. Утром один из ветеранов дозвонился до хирурга больницы №1602, который обещал выдать нам пропуск.

Через рецепцию попасть невозможно - доступ в морг только с разрешения начальника больницы.Заведующий больницей в морг никого не пускает.

Ваш муж добровольно вышел на улицу, где велась стрельба.

Охранник в конце концов говорит: «Вам дадут номер телефона ФСБ. Дайте им кольцо и решите проблему. Потому что нам сказали не впускать вас. Позвоните им ... Я хотел бы помочь вам от всего сердца, но не могу. Мне сказали не впускать тебя.

Четыре цифры внутреннего номера телефона на листе бумаги.Имя на нем - Станислав Александрович Кузнецов. Мы пытаемся успокоить Ляну.

Она перестает плакать. Спокойным голосом она говорит в трубку. Она говорит, что ее муж пропал без вести, что у нее есть информация о том, что тела находятся здесь, и что ей нужно похоронить своего мужа. Или просто повидаться с ним, но начальник больницы приказал не впускать ее.

«И что вам от меня нужно?» Я слышу голос в телефонной трубке, говорящий: «Я даже не военный, так что тебе от меня нужно? До свидания.

Через три часа после приезда в Военвед и через 10 минут после звонка Кузнецову Ляне звонят на мобильный.

Мужчина представился как Сергей.

«Ваш муж мертв. Его тело спрятано в определенном месте ... »

« Это в Военведе? » - быстро говорит Ляна. "Сейчас я здесь."

«Да, он здесь. Но тебя не пустят, Ляна. Они превратили это в военную тайну, понимаете? Но завтра убираем тело. Мы удалим и вашу.Кто-нибудь позвонит вам по поводу похорон. Мы вам во всем поможем. Но шкатулка будет закрыта.

«Я хочу его опознать».

«Это будет закрытая шкатулка. Но это определенно он. Мы проверили изображения присланных вами татуировок ».

Евгений (Женя) Короленко. Фото: Новая газета / Mashable Фото: Новая газета / Mashable

Через два часа «Сергей» звонит и говорит, что может вынести тело сегодня. Ляна хочет немедленно забрать тело и поместить его в морг в Ростове на хранение, пока она занимается организацией похорон.Ляна тоже хочет открыть гроб и опознать своего мужа.

Вскоре после этого Ляне звонит кто-то, представившийся «комиссаром».

«У нас есть тела, которые лежат возле аэропорта с 26 мая, и мы не можем их забрать. Но нам удалось вытащить его и доставить в Россию. И после всего этого вы хотите открыть шкатулку?

«Будет ли это этичным по отношению к вашему мужу? Думаю, нет», - говорит он. «Они применили там тяжелые боеприпасы.Ты понимаешь что я говорю? Но вы можете получить шкатулку из красного бархата; все будет красиво упаковано. У нас есть свидетельство о смерти. Его опознали сослуживцы. Конечно, все это во время боевых действий. Но его опознали.

«Вы взрослый. Россия не ведет организованных военных действий.

«Ваш муж добровольно вышел на улицу, где велась стрельба.

« Мы поможем вам, чем сможем, с местонахождением захоронения и тела.У нас есть спонсоры в России, которые помогают. Вы должны понимать, что мы не получаем господдержки. Но мы позаботимся о похоронах ».

(Здесь комиссар делает паузу, очевидно ожидая услышать в ответ слова благодарности. Ляна ничего не сказала.)

«До свидания», - говорит комиссар. «Мне очень жаль, что все произошло именно так».

«Конечно, я хочу все», - кричит Ляна своей подруге. «Я хочу пройти медицинское обследование. Я хочу его опознать. Я хочу убедиться, что это он.Но как?"

В Ростове не удается найти морг для тела. Им негде его взять. Шкатулку открыть негде. Температура в Ростове + 35С. Тело они получат незадолго до похорон.

Похороны должны были состояться в понедельник. Ляна и Даша идут за поминальным венком. Ляна смотрит видео с волонтерами. Ветки в шрапнели, кто-то тянет за куртку раненого, женщина с оторванными ногами пытается встать.«Он видел все это в реальной жизни, а не на экране телевизора, вы понимаете? Он знал, как это выглядело. Он не мог не пойти туда ».

Еду в другой город на встречу и возвращаюсь поздно ночью. На балконе стоят два поминальных венка, украшенные розами и черными лентами. Ляна сидит на диване, лицо ее покрыто морщинами.

«Мне Женю не отдадут. Вечером мне позвонили. Они сказали, что не отдадут его мне, потому что я разговаривал с журналистом.Я говорил с вами ».

Прекращаю всякую связь с Ляной. Два дня гуляю по городу. Я не звоню своим источникам, никого не беру, не строю планов и не выезжаю на границу. Боюсь спугнуть людей, прячущих тела. Но я не могу уйти. Я ем ягоды на рынке, уворачиваюсь от детей на роликовых коньках. Гром.

Через два дня до нас доходит новость: тело Жени освобождено.

Его похоронили.

Расширенная версия этой статьи впервые появилась на русском языке в Новой газете. Перевод Светланы Граудт и Шона Уокера

История побега одного украинского подростка с войны | Беженцы

Донецк, Украина - Дмитрий * вспоминает воскресенье весной 2014 года, когда пропала его мать. Точная дата для него не известна, но война на Донбассе уже началась. Боевые действия не пощадили его родной город Горловка к северу от Донецка. Его матери пришлось пойти в поисках еды, потому что им нечего было поесть дома, и они больше не вернулись.

Дмитрий был 16-летним старшеклассником, жил с матерью в квартире на окраине Горловки, недалеко от озер. Семья была небогатой, но справлялась.

У них было все необходимое: еда на столе, одежда и немного денег.

Но это все до начала войны. После революции Евромайдана все изменилось. Евро и доллар выросли, поэтому денег, которые зарабатывала его мать, стало недостаточно. Все становилось все дороже и дороже, а по мере того как нарастала война, покупать было нечего.Жизнь стала тяжелой.

В апреле 2014 года сепаратисты прибыли в его родной город. По словам Дмитрия, они повесили российский флаг на здании полицейского участка и начали конфисковывать дома и машины у всех, кто казался состоятельным. Потом пришла украинская армия, и в Горловке началась война.

«Я помню, как люди с нетерпением ждали их прибытия и спрашивали:« Когда придет армия? Когда? »- говорит Дмитрий.

Поначалу ситуация не казалась такой серьезной. Но внезапно дома обстреляли артиллерийским огнем.

Боевые действия на востоке Украины продолжаются, и в результате насилия гражданское население страдает и остается без крова [Иоана Молдован / Аль-Джазира]

«Я ползал по полу, прятался под стулом или где угодно и ждал, пока все закончится», - сказал Дмитрий. «Нигде больше не было безопасно, ни на улице, ни даже в вашем собственном доме».

Однажды его квартира пострадала. Но, к счастью, в то время никого не было дома. Ракета «Град» вошла в окно. Дмитрий не мог поверить своим глазам, когда вернулся домой - все было разрушено.

Подвал

В тот день, когда его мать не вернулась, он остался совсем один.

«Моя мама очень хорошо ко мне относилась. Я не могу представить, чтобы она бросила меня. Что-то определенно должно было с ней случиться. И я боялся худшего », - сказал Дмитрий.

Через два дня после ее исчезновения, когда стрельба стихла, он пошел ее искать. Сначала он подумал, что она нашла убежище в доме соседа. Но ее там не было. Он позвонил родственникам на другой конец города.Но они не взяли трубку.

Он несколько дней бегал по городу в поисках ее. Но ее нигде не было. Ночью он прекращал поиски из-за ожесточенных боев.

«Я больше года жила одна в подвале нашего многоквартирного дома. Полтора года я жил только на вареной пшенице », - сказал он. Его сосед иногда помогал ему, время от времени принося суп и хлеб.

Большая часть города, включая местную больницу, была разрушена в результате отбрасывания повстанцев [Иоана Молдован / Аль-Джазира]

В какой-то момент сепаратисты начали приносить еду для него и друзей, с которыми он жил в подвале.Один из них был соседом, воевавшим за Донецкую Народную Республику. Он пытался убедить Дмитрия присоединиться к ним, потому что им нужно было больше солдат.

«У нас достаточно оружия, - сказал ему этот человек, - но нам нужно больше людей, чтобы сражаться».

Дмитрий отказался. Затем однажды он получил сообщение на свой мобильный телефон: «Если тебя не будет с нами, ты умрешь».

В тот же день он бежал из Горловки.

«Я собрал то немногое, что у меня было, пару брюк, жилет, две пары носков и телефон, и я побежал.Я занял 300 евро (336 долларов) у соседки, которая приносила мне еду, надеясь, что когда-нибудь я смогу вернуть ей долг », - сказал Дмитрий, вспоминая день, когда он вышел из дома.

Украинские солдаты и сепаратисты захватывают жилые квартиры и дома в районах боевых действий [Иоана Молдован / Аль-Джазира]

«Мне было так страшно»

Он прошел блокпост сепаратистов пешком. Никакие машины не хотели его забрать. Ему удалось избежать задержания.Затем он побежал через лес и полз по полям на животе, боясь, что солдаты на блокпосту украинской армии сочтут его сепаратистом.

«Первую ночь я проспал между двумя трупами. Поле было полно тел, которые, казалось, принесли и оставили гнить », - говорит Дмитрий.

Был август, и воздух был горячим, пропитанным запахом трупов.

«Я думал, если кто-то меня увидит, они подумают, что я мертв. Я так боялся, что меня поймают; в моей голове не было ничего, кроме того, что мне нужно было бежать.”

Дмитрий пешком добрался до Красноармиска, примерно 70 км западнее. Когда он приехал туда, мужчина отвез его на своей машине в Днепропетровск в центральной Украине, откуда он надеялся найти транспорт из страны.

Когда он увидел приближающийся грузовик, он остановил его, прыгнув посреди дороги. Водитель грузовика подумал, что он сумасшедший, подвергая свою жизнь такой опасности.

Грузовик направлялся в Австрию, и Дмитрий предложил заплатить водителю, чтобы он перевез его через границу где-нибудь в Западной Европе.

«Мне было страшно оставаться в Украине. Я боялся, что они найдут меня. И кто знает, что будет дальше в моей стране », - сказал Дмитрий.

Украинские солдаты ремонтируют блокпост в Донецкой области [Иоана Молдован / Аль-Джазира]

За пределами Украины

Мальчику удалось перебраться в Республику Молдова, а затем в соседнюю Румынию, спрятавшись в ящике в кузове грузовика. Удача была на его стороне, и, несмотря на некоторые недовольные звонки, служба безопасности границы так и не обнаружила его.За 100 евро (112 долларов), которые он заплатил, водитель грузовика доставил его в Сучаву на северо-востоке Румынии.

Там водитель сказал Дмитрию, что он один.

Мальчик хотел отправиться дальше на запад, поэтому он поехал на ночном автобусе из Сучавы в город под названием Клуж на западе Румынии.

«Я заснул, а когда проснулся, люди в автобусе сказали мне, что мне, должно быть, приснился очень плохой сон, потому что я дрожал и дрожал во сне».

Из Клуж-Напока Дмитрий продолжил свой поезд на запад до Орадя на границе с Венгрией.Здесь его наконец поймали, когда он пытался перейти в Венгрию.

Бабушка Дмитрия была румынкой. Она переехала жить в Украину, когда вышла замуж за его украинского дедушку, когда она еще была частью Советского Союза. Его мать, хотя и родилась в Горловке, росла, разговаривая дома по-румынски, как и Дмитрий.

Когда пограничная полиция остановила Дмитрия, они изначально предположили, что он из Молдовы, потому что он общался с ними на румынском языке и не имел при себе документов, подтверждающих его личность или гражданство.Он сказал, что многие из его документов были уничтожены во время взрыва в его квартире.

Он объяснил полиции, что он из Донецкой области, и они отправили его в центр для просителей убежища в Румынии. Через несколько дней его перевели в приют неправительственной организации в румынском городе Тимишоара.

Предупреждающий знак «Опасность - мины» вывешен на поле возле военного блокпоста на одной из дорог в Донецкой области [Иоана Молдован / Al Jazeera]

Ничего не осталось

Дмитрий хочет жить в Румынии.Он хочет там поступить в институт и стать инженером-электриком.

«Мне не к чему возвращаться в Украине. Моя мать ушла, мой дом пропал. Большинство моих друзей ушли: одни убиты, некоторые сбежали, а третьи воюют на стороне сепаратистов, - говорит Дмитрий, сдерживая слезы.

«Я скучаю по маме», - продолжает он. Он потерял всякую надежду, когда не смог ее найти.

Дмитрий полон решимости продолжить поиски своей матери. Теперь, когда он в безопасности, он снова будет искать ее.Он намеревается начать звонить в полицию или кому-нибудь еще, кто сможет ему помочь.

«Люди говорят, что впечатления делают вас уникальными. Так что да, я уникален, но какой ценой? » - говорит Дмитрий, трясясь от травмы воспоминаний.

«Мертвые мужчины, мертвые женщины, мертвые дети. Мертвые солдаты. Все мертвы. Я не желаю никому видеть то, чему я был свидетелем в своей жизни ».

* Имя мальчика было изменено, чтобы защитить его личность.

«Мне не к чему возвращаться в Украине.Моя мать ушла, мой дом пропал. Большинство моих друзей ушли », - сказал Дмитрий [Иоана Молдован / Аль-Джазира].

«Ситуация слишком опасна» - история четырех лет «Шахтера» в изгнании

Сегодня 26 июня 2012 года, и взоры всего мира обращены на Донецк, город в промышленном районе Донбасса на востоке Украины.

Испания, чемпионы мира и Европы, разыгрывают своих великих соперников на Пиренейском полуострове, Португалии, за место в финале Евро-2012, который через несколько дней состоится в столице Украины Киеве.

Яркий матч, в котором участвуют лучшие игроки мира, доходит до пенальти, победа Испании и долгая и незабываемая ночь для Донецка. Сверкающая «Донбасс Арена» ярко засветилась как центр вселенной.

Перенесемся вперед на два года, две недели и шесть дней. Пассажирский авиалайнер, на борту которого находилось 283 гражданских лица, следовавший из Амстердама в Куала-Лумпур, разбился на полях у реки Миус, естественной границы, разделяющей Донецкую и Луганскую области.

Самолет разбился в воздухе. Большая часть обломков приходится на сельский поселок Грабово. Это всего лишь немногим более 75 км от «Донбасс Арены».

Второй раз за два года взоры мира падают на Донбасс.

Крушение рейса Mh27 Malaysian Airlines над восточной Украиной 17 июля 2014 г. вызвало дипломатические землетрясения. Четыре с половиной года спустя они все еще ощущаются.

Нидерланды и Австралия официально обвинили Россию в сбитии Mh27 над оккупированным Донбассом в 2014 году.https://t.co/w2M3AQLMYF pic.twitter.com/YBLFpvuwEv

- Kyiv Post (@KyivPost) 25 мая 2018 г.

Дипломатические отношения между Москвой и Киевом отсутствуют. Последний обвиняет Россию в финансовой и военной поддержке сепаратистских «народных республик» Донецкой и Луганской областей, которые, по словам Украины, находятся под незаконной оккупацией.

Более 10 000 человек погибли в результате боевых действий между правительством и силами сепаратистов. Почти два миллиона беженцев бежали.

Ссыльный клуб

Донецкий «Шахтер» - самый известный из этих беженцев. Изгнанный с Донбасса клуб проводит свои домашние матчи в Харькове, примерно в 150 милях к северо-западу, на 40-тысячной арене «Металлист».

«Никто не может заполнить такие большие стадионы в Украине», - говорит Антон Иванов, генеральный менеджер харьковского «Металлиста», который делит стадион с «Шахтером».

«В среднем« Металлист »около 8000 за матч, что для Украины очень много. Это второй по величине средний показатель посещаемости в Украине.И мы играем во втором дивизионе ».

«Шахтер» играет в Харькове с 2016 года. В этом сезоне только один раз они собрали более 8000 зрителей - это победа в ноябре над киевским «Динамо» со счетом 2: 1. В последних двух матчах лиги 2018 года они собрали в общей сложности менее 5000 зрителей.

С финансовой точки зрения это не проблема. «Шахтер» принадлежит самому богатому человеку Украины. Он финансировал их господство с тех пор, как страна обрела независимость.

Но сокращение посещаемости, когда они ищут последователей в своем приемном доме, нанесло удар по футболу в стране, которая, как сетует Иванов, изо всех сил пытается поддержать интерес среди своих болельщиков.

«Немногие игры собирают в Украине больше одной-двух тысяч», - говорит генеральный директор. «« Шахтер »может получить 30 000 за Лигу чемпионов, но ничего подобного за игру в чемпионате».

Встречаем в гостиничном номере стадиона «Металлист». Это большая, просторная комната, уставленная голыми столами и скудно украшенной рождественской елкой в ​​углу.

Персонал должен был готовиться к игре Лиги чемпионов следующей ночью с «Лионом».

Снова перемещен

Вместо этого, эта игра состоится в Киеве, почти в 500 км от Харькова, после того как УЕФА сочло город небезопасным в связи с введением военного положения в некоторых восточных и южных регионах страны.

Иванов, как и все сотрудники стадиона «Металлист», считает, что звонок был ошибкой. В конце концов, в Харькове сегодня, похоже, царит мир, и ничто не нарушает ритм города, что наводит на мысль о том, что футбол не мог развиваться как обычно.

Ходят слухи, что «Лион» оказал давление на УЕФА, чтобы тот поменял игру. Конечно, вполне вероятно, что «Арсенал» поступил так же, когда их матч Лиги Европы с «Ворсклой» двумя неделями ранее был перенесен в Киев из Полтавы, несмотря на то, что в городе не действуют новые законы о чрезвычайном положении.

Альтернативой является то, что дополнительная осторожность является наследием последнего отказа УЕФА проводить игры в Харькове - после рейса Mh27.

В том же году «Металлист» вынудили перенести домашние матчи Лиги Европы за город, когда руководство запретило проведение игр у границы с Донбассом после аварии.

Постановление о авиакатастрофе коснулось и «Шахтера».

Они предпочитали играть в свои домашние матчи в Харькове еще в 2014 году, когда их впервые выгнали из Донецка. Вместо этого их заставили играть на крайнем западе страны, в городе Львове, где из-за жесткого культурного разделения между востоком и западом в Украине местные фанаты в значительной степени избегали их.

Только что видел команду «Шахтер» в Киеве. Из-за политических волнений они живут в Киеве и играют во Львове, в 600 милях от Донецка рис.twitter.com/Dyb81IEbdW

- Конор Макнамара (@ConorMcNamaraIE) 19 октября 2015 г.

Они переехали в Харьков в 2016 году, когда УЕФА смягчил свою позицию.

«Харьков на самом деле не является частью проблемы на востоке Украины», - говорит Тарас Живокоренцев, основатель местной инициативы по содействию интеграции местных жителей и беженцев.

«У нас нет таких чувств, как у людей, объявивших республики в Донецке и Луганске.

«Здесь, в Харькове, много русскоязычных людей, но никогда не было желания отрываться, даже в 2014 году, когда произошла революция.”

В те хаотичные дни, когда крупные города Донбасса попали в руки повстанцев, российский флаг ненадолго подняли с крыши здания областного правительства Харьковской области, и на мгновение была объявлена ​​Харьковская народная республика.

Местные власти быстро вернули себе контроль, и Живокоренцев убежден, что оплаченные российские влиятельные лица несут ответственность за эту мимолетную революцию.

«Люди были привлечены для создания неприятностей», - говорит он. «Люди говорили с русским акцентом.Это были не харьковчане ».

Будущее «Шахтера»

Игра «Шахтера» с «Лионом» удалась, по крайней мере, вне поля. 39 000 человек собрались на киевском стадионе «Олимпийский», когда выпадает самый арктический снег; напоминание, если оно было необходимо, о советском наследии, которое сохранилось в этом городе.

Игра заканчивается 1: 1, что недостаточно для того, чтобы команда Паулу Фонсека попала в 1/8 финала, но достаточно для утешительного места в Лиге Европы, когда европейский сезон возобновится в феврале.

Согласно источникам на стадионе, к тому времени команда могла окончательно переехать в столицу.

Надежды на возвращение на «Донбасс Арену» практически нет. Стадион сильно пострадал в результате артобстрела между правительственными войсками и повстанцами в 2014 году, и в течение четырех лет конфликта он использовался в основном в качестве центра помощи пострадавшим от боевых действий.

Российские СМИ сообщили ранее в этом году, что в настоящее время установлено новое поле, что позволяет предположить, что в планах снова начать проведение футбольных матчей.Но вряд ли это будет касаться «Шахтера» или любого другого клуба, аффилированного с украинскими футбольными властями.

Представитель Харьковской правозащитной благотворительной организации KHPG сказал о ситуации на линии соприкосновения Донбасса с контролируемой Украиной территорией: «Мы не можем безопасно доставить туда наших наблюдателей. Ситуация слишком опасная. Иногда даже границу невозможно пересечь без вооруженного сопровождения.

«Мы уверены, что Украина снова объединится в будущем.Но скоро ли это будет? Это кажется маловероятным ».

Роберт О’Коннор


Больше с Planet Football

Сможете назвать каждую команду, которая будет играть в плей-офф Лиги чемпионов?

История военачальника и его жены-поп-звезды, которые привели Ф.К. Обилича в Европу

История Южного Судана, войны, футбола и беженца, который чуть не присоединился к «Манчестер Юнайтед»

Авторы, ведущие, отборщики и другие игроки с наибольшим шансом в CL в этом сезоне

пенсионеров голодают на удерживаемой повстанцами восточной Украине

Татьяна Горячова и Хэл Фостер | Специально для США СЕГОДНЯ

ДОНЕЦК, Украина. Пенсионеры в Донецке, крупнейшем городе на востоке Украины, удерживаемом пророссийскими сепаратистами, умирают от голода, потому что правительство страны лишило их пенсий, говорят официальные лица повстанцев и местные жители.

Хотя Украина публично не обсуждала голодную смерть, она признает, что в восточном регионе существует гуманитарный кризис из-за конфликта, и обвиняет сепаратистов и Россию в поддержке повстанцев.

В этом месяце правительство прекратило выплачивать пенсии людям во всех районах восточной Украины, контролируемых сепаратистами, чтобы подорвать поддержку пророссийских повстанцев.

Число смертей от голода в Донецке трудно определить, в основном потому, что конфликт между Украиной и силами сепаратистов подорвал функции правительства на востоке, включая медицинские и коронерские офисы, которые регистрируют причины смерти.

Осада города, начавшаяся в августе, привела к бегству 40% из 1 миллиона жителей города.

Дмитрий Пономаренко, пастор протестантской церкви «Город Света», сказал, что, по его мнению, число погибших от голода исчисляется сотнями, а может и тысячами. Его оценка основана в основном на рассказах прихожан и 300 пожилых людей, которые ежедневно приходят в его церковь за бесплатной едой. По его словам, за месяц в Донецке было зарегистрировано более 100 смертей пенсионеров от голода.

Украинское независимое информационное агентство со ссылкой на сотрудников гуманитарных организаций сообщило, что в сентябре от голода умерли 22 пожилых человека в Донецке, в основном одинокие мужчины.

Ирина Продорова, которая добровольно доставляет еду в закрытые заведения, недавно нашла тела двух мужчин, которым она помогала. По ее словам, их истощенное состояние указывает на то, что они умерли от голода. По ее словам, у ее группы есть ресурсы, чтобы подавать только один прием пищи в неделю до перерыва.

Александр Захарченко, премьер-министр сепаратистов Донецкой Народной Республики, признал, что пенсионеры умирают от голода.

На встрече с городскими властями Донецка 9 декабря он сказал: «Основной темой обсуждения была выплата социальных пособий пожилым пенсионерам и инвалидам, поскольку они голодают и не могут покупать лекарства."

Средняя пенсия в Украине мизерная - 107 долларов в месяц, но для многих это может быть разница между жизнью и смертью.

Ряд групп помощи борются с голодом в Донецке и других городах зоны боевых действий, в том числе в США. Продовольственная программа наций и благотворительный фонд Рината Ахметова, самого богатого человека Украины, который бежал в Киев, когда сепаратисты угрожали убить его. Эти усилия носят спорадический характер и ограничиваются несколькими тысячами человек одновременно. Они и близко не подходят к замене пенсии.

Сепаратисты и Россия назвали сокращение пенсий бесчеловечным. Киев заявляет, что повстанцы и преступники забрали большую часть денег, которые он отправляет в восточный регион.

Прерывание, объявленное 5 ноября, означает, что платежи больше не будут «воровать пророссийские бандиты», - сказал премьер-министр Арсений Яценюк.

Донецкий пенсионер Михаил Потяка, 69 лет, сказал, что единственная причина, по которой он недавно не умер от голода, - это доброта соседа. Он шел в церковь Города Света, чтобы поесть раз в день, когда заболел пневмонией.

«Я лежал в постели в бреду три дня, пока мой сосед заботился обо мне», - сказал он.

Хотя ему и лучше, он сказал, что у него все еще высокая температура, потому что у него нет денег на лекарства. «Я не знаю, что буду делать, если снова заболею и не смогу пойти в церковь за едой», - сказал он. «Думаю, я умру».

Мэр Донецка в изгнании Александр Лукьянченко, который бежал в Киев в августе после получения угроз смертью от сепаратистов, раскритиковал правительство за отключение электричества.

Для жителей соседних Донецкой и Луганской областей единственный способ вернуть свои пенсии - это поехать в город за пределами зоны боевых действий для перерегистрации на получение пособия. По словам Лукьянченко, многим пенсионерам не хватает здоровья или денег, чтобы уехать так далеко от дома.

Яценюк, премьер-министр, сказал, что удерживаемые правительством пенсии начисляются получателям и будут выплачиваться, как только восточный регион выйдет из-под контроля сепаратистов.

Пономаренко, пастор, и другие люди, помогающие пенсионерам, опасаются, что гораздо больше погибнут от голода.

«У нас достаточно денег, чтобы помочь нескольким пенсионерам, которые могут ходить в нашу церковь каждый день», - сказал он, добавив, что это небольшая часть пенсионеров, голодающих.

Фостер сообщил из Портленда, штат Орегон

Истерзанные войной районы в контролируемом повстанцами Донецке | Более широкое изображение

Разрушенные дома, воронки от снарядов и безлюдные улицы - это типичная картина в Октябрьском районе Донецка, крупнейшем городе пророссийского повстанческого региона Украины с таким же названием.

Самозваные Донецкая и соседняя Луганская «народные республики» отошли от центральной власти в 2014 году после нескольких месяцев жестоких уличных протестов в Киеве, в результате которых был свергнут склоняющийся к Москве президент Украины и приведший к власти прозападных националистов.

. Донецк, Украина. Reuters / Александр Ермоченко

В этом спокойном пригороде Донецка многие люди стояли в стороне от политики. Но затем начались ожесточенные столкновения между украинскими правительственными войсками и пророссийскими сепаратистами за контроль над близлежащим Донецким аэропортом.

Сверкающий воздушный хаб из стали и стекла, построенный специально для Евро-2012, местом проведения которого был Донецк, местный аэропорт сровняли с землей, и многие здания в Октябрьском разделили его судьбу.

. Донецк, Украина. Reuters / Александр Ермоченко

Восстановление водоснабжения и электроснабжения местных домов, в том числе даже газ и отопление, приносит небольшое облегчение некоторым удачливым местным жителям, поскольку зимние холода начинают кусаться.

«Я стараюсь держаться подальше от политики, я забочусь только о своей семье», - сказала 30-летняя Марина. Женщина, ее муж и трое детей, один из которых серьезно болен, потеряли свой дом в 2014 году в результате попадания артиллерийского снаряда. Это.

. Донецк, Украина. Reuters / Александр Ермоченко

«Без денег, мы остались на улице, ни с чем. Все сгорело, ничего не осталось.... не было даже ложек и вилок ", - сказала она.

Ее семья сменила несколько квартир, переходя от одного друга к другому, прежде чем решила восстановить свой дом, используя кирпичи, которые остались нетронутыми, для строительства новых стен. Но у них быстро закончились деньги на строительные материалы.

Хрупкое прекращение огня, согласованное в 2015 году, часто нарушается вспышками огня и взрывами снарядов.

.Донецк, Украина. Reuters / Александр Ермоченко

По данным администрации Донецка, в Донецке серьезно пострадали более 8000 частных домов и более 2000 жилых домов. Большинство этих домов непригодны для проживания и не подлежат восстановлению.

Всего было организовано 64 временных убежища для тех, кто потерял свои дома во время войны в различных частях Донецка, города с населением около миллиона человек.

Рассказ

Иногда в студенческих общежитиях размещают бездомных.Среди них 68-летняя Александра Николаевна, которая выживает с несколькими внуками в «Университетском общежитии №4» в основном благодаря раздаче гуманитарной помощи.

. Донецк, Украина. Reuters / Александр Ермоченко

Четвертый год этого испытания не сломил ее политических взглядов. «Мы должны быть только с Россией, мы только надеемся, что (президент России Владимир) Путин возьмет нас под свое крыло», - повторяет она.«Во всяком случае, все говорят, что это русская земля».

. Донецк, Украина. Reuters / Александр Ермоченко

Рассказ

Ощущение относительной нормальности, которое преобладает в большей части Донецка, исчезает, когда вы понимаете, что центр города находится чуть более чем в 10 км (6,3 мили) от линии фронта.

Война ощущается в неустойчивых курсах нескольких валют, обращающихся в городе, в низкой заработной плате и низком качестве местной еды.

И это чувствуется в семьях, потерявших близких во время войны, унесшей в общей сложности более 10 000 жизней.

По сценарию Дмитрия Соловьева

. Донецк, Украина. Reuters / Александр Ермоченко

женщин, годами заключенных сепаратистами на востоке Украины, говорят: «Никто не хочет там оставаться»

2 июня 2016 года Татьяна Гончарова была вызвана на «интервью» в так называемые службы безопасности поддерживаемых Россией сепаратистов, контролирующих Донецк на востоке Украины.Это будет последний раз, когда она снова увидится с семьей и друзьями за три с половиной года.

По обвинению в шпионаже Гончарова содержалась один год и три месяца в так называемом центре «Изоляция», который в своей прежней, доконфликтной жизни был заброшенной фабрикой, превращенной в картинную галерею. Сепаратисты захватили здание вскоре после того, как в мае 2014 года взяли под свой контроль Донецк, когда на Донбассе вспыхнули боевые действия в результате конфликта против сил Киева, в результате которого на сегодняшний день погибло более 13000 человек.

Сепаратисты использовали этот сайт для допроса и пыток тех, кого они считали нелояльными своему поддерживаемому Россией режиму, согласно рассказам похороненных там, в том числе Станислава Асеева, блогера и журналиста, который работал на Украинскую службу Радио Свобода среди других украинцев. СМИ.

Гончарова провела остальное время в заключении в женской исправительной колонии на контролируемой сепаратистами восточной Украине, где некоторые сокамерники, которых придерживались российские государственные СМИ, заклеймили ее «предательницей».«

29 декабря ее мучения подошли к концу, когда она была освобождена в рамках обмена «все на всех» недалеко от города Горловка.

В обмен, как сообщается, всего около 200 заключенных, вошли русские, боевики из рядов сепаратистов, осужденные террористы, а также гражданские лица и военнослужащие, долгое время находившиеся в сепаратистских регионах.

«Акценты Москвы»

Гончарова сказала, что после того, как сепаратисты захватили контроль над Донецком, она начала предоставлять информацию службам безопасности Украины.По ее словам, в этом не было ничего совершенно секретного, просто то, что она наблюдала на улицах своего родного города: передвижение военной техники и боевиков по улицам. Информация передавалась подпольно в портфелях.

«Было нетрудно, жить в центре города ... Мне даже не пришлось ехать на окраину, где сосредоточена военная техника и где идет артобстрел. В центре было тихо и тихо. "Там вы слышали только эхо выстрелов, но в то же время было много мест, где были воинские части", - сказала Гончарова в недавнем интервью Русской службе Радио Свобода.«Итак, вы идете на работу или уходите с работы, вы идете в магазин, и даже если не хотите, вы все это видите».

Она сказала, что в те дни было ясно, что российская военная техника и солдаты были среди сепаратистов, перемещавшихся по городу.

«Да, в первые годы, 2014, 2015. Тогда они даже не меняли маркировку на своих машинах. Так что, поскольку они везли их из России, с российскими номерными знаками и маркировкой российских воинских частей, то это как они их сюда привозили », - пояснила Гончарова, добавив, что у многих из тех, что были в машинах, был московский акцент и стиль речи.

Боец сепаратистов на улице Донецка в 2014 году.

Гончарова сказала, что после того, как ее подруга была задержана сепаратистами, пришла ее очередь идти в так называемое министерство госбезопасности, или, как она его называет, МГБ Донецкой народной республики (ДНР), так называют сепаратисты. отдан в район Донецкой области, находящийся под их де-факто контролем.

«Когда я приехал в« МСС, ДНР », меня отвели в кабинет, посадили за стол, а затем ко мне подошел мужчина и ударил меня по голове.Затем он дал мне лист бумаги и ручку и сказал мне писать. Что писать, непонятно. Они просто сказали мне, а затем ушли ", - рассказала Гончарова.

Ее снова избили, в том числе кулаком в челюсть, когда она отказалась дать сепаратистам признательные показания, которых они хотели.

На этом этапе, пояснила она, сепаратисты ей на голову надели капюшон и отвезли в центр «Изоляция».

«В Изоляции были еще пытки. Они спустили меня в подвал, привязали руки и ноги к стулу, сняли обувь и носки, облили ноги водой и применили электрический ток.В тот момент их не интересовало, что я делала, они пытались выяснить, на кого я работаю, имена, звания и есть ли еще кто-нибудь в Донецке, который делал то же самое », - сказала Гончарова.

«В Изоляции я пробыл год и три месяца. После этого первого удара током повторялись одни и те же вопросы, и я давал те же ответы. После второй схватки [удара током] я потерял сознание; они оживили меня и отвели в другую комнату, которая называется «стакан», как они это называли.Это было очень маленькое место. По словам Гончаровой, это была душевая кабина.

Где-то в 2017 году Гончарова не знает, когда именно ее «судил» донецкий суд. Процесс длился буквально минуты. Кроме того, это был первый раз, когда она смогла увидеть свою мать, хотя и на расстоянии.

«Моя мама впервые увидела меня летом, наверное, 2017 года, когда начались судебные процессы. Ее не пустили в суд. Она увидела меня издалека на улице, когда колонна привела нас в суд.«

Примитивные условия

В конце концов она оказалась в украинской женской исправительной колонии на территории в Донецке, контролируемой сепаратистами, в городе Снежное, примерно в 80 км к востоку от Донецка.

Гончарова сказала, что, помимо примитивных условий, в том числе почти полного отсутствия доступа к воде и туалетам, ее поместили среди людей, которые получали информацию о конфликте на Украине через российские государственные СМИ.

«Меня поместили в общую палату с преступниками, наркоманами, больными туберкулезом, СПИДом и сифилисом.Вы живете с ними, едите, пьете и спите с ними. И, естественно, большинство из них видели по телевидению конфликт, который до сих пор продолжается в нашей стране. А в тюрьме - российские каналы. Новости в основном о Путине, России и о том, как прекрасно и волшебно там жить », - сказала Гончарова.

Один из сокамерников обвинил Гончарову в «предательстве».

«Она сказала другим:« Теперь из-за нее наши дома обстреливают, дети умирают ». Меня вывели из палаты на неделю, но когда я вернулся, мы поссорились.Она ударила меня и сломала мне нос. Администрация ей абсолютно ничего не сделала. Надзиратель сделала вид, будто это был всего лишь словесный спор ».

Гончарову, не пытаясь избежать конфликта с сокамерниками, заставили работать на улице.

« Я нес уголь, шлакоблоки, камень, песок, цемент; разгруженные машины с мукой, крупами, капустой, овощами. Это тяжелая работа. Иногда копали ямы, строили заборы, которые из-за ветра падали на территорию тюрьмы. Еще я везла мешки с мукой по 50 килограммов за штуку.«

«Разочарование и разочарование»

Когда она была впервые задержана, по словам Гончаровой, ее мама поддерживала ее дух, сообщая ей последние новости о ключевых событиях в конфликте на Донбассе, включая так называемый Минский мирный процесс. Соглашения о прекращении огня, объявленные в рамках Минских договоренностей в сентябре 2014 г. и феврале 2015 г., способствовали уменьшению боевых действий, но не были выполнены.

«В тюрьме и в тюрьме я контактировал с мамой. Она всегда держала меня в курсе того, что происходит с Минскими переговорами, о чем они идут, о чем договариваются.«

В конечном итоге Гончарова считает, что сепаратисты обречены на свою некомпетентность в управлении. И она убеждена, что Россия не выйдет из тени, чтобы спасти их.

«Люди, которые там живут, видят и понимают. Тех, кто верит в какую-то сказку, что Россия их примет, мало. России не нужны бедняки и пустая территория, которая ей, по сути, не принадлежит. Особенно территория с огромным количеством оружия и людьми с не самой лучшей репутацией.

Даже среди самых первых его сторонников наступило «разочарование и разочарование». Гончарова сказала, что со многими встречалась в тюрьме в Снежном.

«Были девушки, которые до ареста и отправления в тюрьму служили в тюрьме. Армия ДНР. Они были разочарованы случившимся. Мне часто говорили: «Мы не поэтому пошли служить в ДНР». В основном они разочарованы беззаконием на территориях. Уголовный кодекс, правила, конституция ДНР - все есть, но на самом деле беззаконие все еще есть.И все разочарованы и недовольны. Многие заявили, что после освобождения поедут либо в Россию, либо на [материковую] Украину. Никто не хочет там оставаться ».

Написано старшим корреспондентом РСЕ / РС Тони Весоловски на основе репортажа корреспондента Русской службы РСЕ / РС Александры Вагнер.
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *