Общая осведомленность и социально бытовая ориентировка: Педагогическая характеристика учащегося

Содержание

Педагогическая характеристика учащегося

Педагогическая характеристика учащейся Петровой Елены

Общие сведения: Петрова Елена Сергеевна 06-12-2005 года рождения, обучается в 4«б» классе МОУ сош с. Новая Кука по адаптированной общеобразовательной программе УМК «Перспективная начальная школа».

Сведения о семье: Семья состоит из 7 человек, не полная, многодетная, средний уровень дохода, проживает по адресу с. Старая Кука ул. Трактовая д.59

Мать: Петрова Елена Владимировна 1982г. – безработная, образование – неполное среднее.

Вопросами воспитания, обучения и развития ребёнка в семье уделяется недостаточное внимание.

Общая осведомлённость и социально-бытовая ориентировка: уровень социально-бытовой ориентировки не соответствует норме данного возраста.

Общая успеваемость: низкая успеваемость по предметам, причины неуспеваемости: социально – педагогическая запущенность, много было пропусков по неуважительной причине, обучение и развитие ребенка осуществляется только в школе.

Владение письменной речью: сформировался графический навык письма, но каллиграфия отсутствует, в письме проявляется торопливость ,что ведёт к ошибкам , искажениям букв, пропуску букв, скорость письма не соответствует норме, навыком списывания владеет, но допускает ошибки; при письме под диктовку допускает много орфографических ошибок т.к. самостоятельно не видит орфограмму и не применяет правило написания этих орфограмм. Формируется навык письменного изложения текста по плану, по вопросам; грамматические задания пытается самостоятельно выполнять, но допускает ошибки, чаще всего всё неверно, нуждается в помощи и корректировке учителя.

Чтение: чтение слоговое, техника чтения не соответствует норме, при чтении допускает много ошибок, скорость низкая, чтение отрывистое, не выразительное, уровень понимания зависит от характера и размера текста, в тексте не ориентируется, не всегда следит во время чтения по цепочке, требует постоянного внимания и контроля со стороны учителя.

Развитие устной речи: устная речь мало развита, владеет навыком пересказа маленького текста, формируется навык самостоятельного составления рассказа по иллюстрациям, на уроках проявляет среднюю речевую активность в самостоятельных высказываниях, отмечается наличие бедного словарного запаса, короткие предложения, фразы.

Сформированность учебных навыков по математике: счётные операции в пределах 20 выполняет в уме; овладела навыком табличного умножения на двузначное и трёхзначное число с опорой на таблицу умножения, испытывает трудности при вне табличном делении; математическая речь формируется, знает геометрические понятия; слабо ориентируется в решении задач, пытается выполнять краткую запись, при решении составных задач нуждается в помощи или направлении учителя.

Сформированность школьно-значимых умений: любит похвалу, внимание учителя и ребят. Работоспособность низкая, невнимательна, самоконтролем не владеет, для усвоения нового и повторения пройденного нужны неоднократные повторы. Память кратковременная. Испытывает трудности при выполнении устных и письменных работ, при выполнении самостоятельных работ нуждается в помощи и контроле учителя.

Поведение и общение в учебной ситуации: соблюдает правила поведения в школе, не нарушает дисциплину, взаимоотношения со сверстниками положительные.

Эмоциональное состояние: спокойная, тихая на уроках, чувствует неуверенность в себе; на переменах доброжелательная и общительная.

Развитие волевых качеств: управляет своими чувствами и поведением, пытается самостоятельно трудиться и доводить начатое дело до конца, но нуждается во внимании и помощи со стороны учителя и родных.

Общие выводы: объём школьных знаний соответствует минимальному уровню адаптированной общеобразовательной программы выпускника начальной школы.

 

Классный руководитель: Парфёнова Г.Н.______


 

Общая осведомленность и социально-бытовая ориентировка образец

Она включает в себя занятия по социальнобытовой ориентировке и. Средства дидактические игры и упражнения ориентировка в схеме собственного. На занятиях дается детям определенная система знаний и начинается формироваться социально. Презентация на тему Социальнобытовая ориентировка рассказывает о социализации отношений. Норм, отражающих общие и возрастные социально. Название Как написать характеристику на соседа Образец бытовой Автор Издательство. Социально значимых образцов для подражания. Обязательным условием является практическая направленность социальнобытовой ориентировки, вариативность. С НЗ влияют не только на формирование его личности, но и сказываются на процессе формирования пространственной и социально бытовой ориентировки. Примерные схемы черт для предоставления на пмпк боу центр общая осведомленность и социально бытовая ориентировка. В пособии представлено развернутое тематическое планирование курса Социальнобытовая ориентировка в 59 классах в. Наблюдения и опыт изучения бытовой и социальной адаптации имбецилов показывают большие трудности в их. Успешной социальнобытовой ориентировки и. Общий объем диссертации составляет 186 страниц, содержит 9 рисунков, 9 таблиц. Общая осведомленность и социально бытовая ориентировка Сведения о себе, о своей семье, ближайшем социальном окружении, уровень актуального развития. Все эти проблемы изучаются многими социальными и гуманитарными науками, а вопросами наиболее общего. Пособий и образцов, технологические карты. Общая осведомленность и социальнобытовая. Общая социально экономическая ситуация в районе за 2010 год характеризуется. Знание и понимание основных положений. Знание и понимание основных положений данной. Как связаны слова в образце например, образец дерево ветки, к слову. Человек творчески развивает культурные образцы и. Специальные коррекционные занятия по СБО формируют у учеников знания и умения, способствуют реабилитации и их общему. Формирование пространственных представлений формирование умения ориентировки в схеме собственного тела. Под социальнобытовой ориентировкой подразумевается комплекс знаний и умений, непосредственно. Задача СБО сориентировать, помочь разобраться в окружающей обстановке, сформировать осведомленность в бытовых и социальных. Нормально развивающиеся дети многие знания и. Учет особенностей темперамента быстрота и точность реакции, правильность ориентировки в экстремальных. Общий подход к оценке знаний и умений. Принципы социально ориентированной экономики отличаются от рыночного хозяйства тем, что осуществляется гармонизация частных и общих интересов, наемных. Социальные установки и образцы поведения роли общая. Предмет СБО призван дать умственно отсталым детям знания и практические навыки принятых в. Ее составляют специальные занятия по социальнобытовой ориентировке, обучение ТРУДУ. Общая осведомленность и социальнобытовая ориентировка Сведения о себе и своей семье знание своего имени, фамилии, точной даты рождения, состава. Расширение использования в повседневной жизни современных технических средств и бытовых приборов. Оцениваются в соответствии с возрастной соотнесенностью знание своего имени, фамилии, точной. R интегрированный урок социальнобытовой ориентировки и. Словаря, социальнобытовая ориентировка III. Рабочая программа курса социально бытовой ориентировки 5. Пояснительная записка Рабочая программа по Социальнобытовой ориентировке для обучающегося 8 класса. Социально бытовая ориентировка в специальных корр. Трудно переоценить значение экскурсий в обучении социальнобытовой ориентировке. В своем общем смысле социальнобытовая ориентировка предполагает умение. Общая осведомленность и социальнобытовая ориентировка степень социальной зрелости учащегося ориентация в явлениях и предметах окружающей жизни. Общими подходами при отборе. В пособии раскрываются общие вопросы специальной дидактики и специальной психологии. Пояснительная записка Рабочая программа по Социальнобытовой ориентировке для обучающегося 8 класса, являющегося. Стоимость написания Оперативнорозыскная Общая ориентировка в целом. Общая культура и Социальнобытовая ориентировка органически входит в общую. Общая шкала содержит среднюю оценку. Образец общая осведомленность и социально бытовая ориентировка в 2014 году. У учащихся 9 класса повысится, что составит 95 общего уровня знаний по предмету СБО. Воронковой авторы коррекционного курса Социальнобытовая ориентировка В. Среда природные условия общественные, бытовые интерьеры планировка и архитектура поселений. Общая осведомлнность и социальнобытовая ориентировка Сведения о себе и своей семье знание своего имени, фамилии, точной даты рождения, состава.Общая осведомленность и социальнобытовая ориентировка сведения о себе о своей семье ближайшем социальном окружении уровень актуального развития с. Общая осведомленность и социальнобытовая ориентировка степень социальной зрелости учащегося ориентация в. Представлен образец составления рабочей программы по социальнобытовой ориентировке для учащихся. У них знаний и умений, способствующих социальной адаптации, на повышение уровня общего развития учащихся. Образца хорошего ученика широкая мотивационная основа учебной деятельности, включающая социальные, учебно. Занятиях социальнобытовой ориентировки и. Общая осведомленность и социальнобытовая ориентировка сведения о себе, своей семье, ближайшем социальном окружении, уровень актуального развития. Телефон Общее впечатление о ребенке Общая осведомленность и социально бытовая ориентировка. Социально бытовая адаптация и ориентация умственно отсталых школьников в процессе учебно. Социально бытовая ориентировка специальные коррекционные занятия, направленные на практическую. При необходимости и возможности отдельные параметры могут уточняться тестированием. Восприятие Ориентировка Социальнобытовая исследовательской. В своем общем смысле социальнобытовая ориентировка предполагает умение самостоятельно строить свое поведение. Способен списывать с письменного и печатного образцов, искажая элементы букв. Социально бытовой ориентировки учся проведение внеклассных занятий по темам предмета СБО закрепление знаний и умений в бытовой деятельности. Социальные группы устойчивые совокупности людей, которые имеют отличные, только им присущие признаки. В пособии представлено развернутое тематическое планирование курса Социальнобытовая ориентировка в 59 классах в специальной коррекционной школе. Наглядный материал для занятий по социальнобытовой ориентировке подбирается с. В ходе занятий общественно полезным трудом учащиеся приобретают ряд знаний и умений, которые не заложены в программу по социальнобытовой ориентировке. Проблемные ситуации, требующие применения знаний и умений в измененных. Общая осведомленность и социальнобытовая ориентация соответствует нижней. Общая осведомленность и социальнобытовая ориентировка Сведения о себе и своей семье Знания и представления об окружающем Сформированность. При анализе образца, рисунка или чертежа изделия ученики придерживаются определенной последовательности, дают. Об общей, личной гигиене, уметь. Бытовой ориентировки школьников, вариативность содержания и форм. Социальнобытовая ориентировка учащихся 59. Характеристика общей осведомленности и социальнобытовой ориентировки. Программа по социальнобытовой ориентировке для учащихся 59. Собраны образцы написания и оформления бланка и пример розыскная ориентировка. Каждый наш воспитанник должен получить опыт переживания собственной полноценности и социальной полезности. Мере непроизвольно и спонтанно, умственно отсталые дети не в состоянии самостоятельно выделить и освоить образцы решения социальных и бытовых задач. В структуре Центров открыты отделения социальнобытовой и социально. Владеть опытом использования математических представлений в пространственной и социально бытовой ориентировке, в. Для оценки общей ориентировки в окружающем мире детей с I по V классы и для выяснения запаса их бытовых знаний используются другие перечни вопросов. Предмета решались проблемы социальнобытовой ориентировки. Характеристика общей осведомленности и социальнобытовой ориентировки сведения о себе, о своей семье, ближайшем социальном окружении, уровень. В общем процессе, осуществляемом в детском. Характеристика общей осведомленности и социальнобытовой ориентировки сведения о. Применять полученные знания и умения в практической. Учебная программа составлена на основании образовательного минимума содержания образования, программы по социальнобытовой ориентировке. Цель курса социально бытовой ориентировки практическая подготовка обучающихся к самостоятельной жизни и. Сформированность социальнобытовой ориентировки сформирована в пределах. Программа курса Социальнобытовая ориентировка и основы безопасности жизнедеятельности разработана на основе программы. Методики предназначаются для оценки общей ориентировки в окружающем мире детей с 1го по 5тый классы и для выяснения запаса их бытовых. Общая осведомленность и социальнобытовая ориентировка оцениваются в соответствии с возрастом знание своего имени. Сообщение домашнего задания помочь перенести полученные знания и умения на уроке СБО в естественные бытовые условия. Для успешной социальнобытовой и трудовой адаптации выпускников кроме приобретения. В своем общем смысле социальнобытовая ориентировка. И общей готовностью структуры ценностных приоритетов социальной группы старших школьников к отсроченным. Общая осведомлнность и социальнобытовая ориентировка. Занятий общественно полезным трудом воспитанники приобретают ряд знаний и умений, которые не заложены в программу по социальнобытовой ориентировке. Характеристика на родителей, семью трудного ученика образец, пример. И умений, способствующих социальной адаптации, на повышение общего. И умений, способствующих социальной адаптации, на повышение уровня общего развития учащихся. Совокупность способов деятельности, образцов социальных действий, образующих различные. Общая осведомленность и социальнобытовая ориентировка Сведения о себе и своей семье Знания и представления об окружающем Сформированность учебных. Знаний и оценки результатов обучения. С учетом особенностей их психофизического развития, индивидуальных возможностей, и обеспечивающая коррекцию нарушений развития и социальную адаптацию. Общие положения Содержание образовательного процесса в ДОУ осуществляется в соответствии с. Сведения о себе и своей семье Ребенок владеет сведениями о себе и о своей семье. Правильный образец создания семейного уклада, многие. Под социальнобытовой ориентировкой СБО подразумевается комплекс знаний и умений, непосредственно. В манипуляциях с кубиками не может построить модель по готовому образцу, но справляется с. У мальчика недостаточный объм знаний и представлений об окружающем мире. Таким образом, формирование социально бытовой компетентности осуществляется в ходе занятий по социально бытовой ориентировке. Определены критерии, в качестве которых выступают ценностные и социальные ориентации, мотивационная. Общая Осведомленность И Социально Бытовая Ориентировка Образец. Выбор по образцу и раскладывание предметов. Общую характеристику ориентации и основные эксперименты проводимые социальными психологами данной ориентации

” frameborder=”0″ allowfullscreen>
На занятиях по социальнобытовой ориентировке уделяется внимание развитию устной и письменной речи, практическому применению знаний и навыков. Общего образования, утвержденный Приказом Министерства образования РФ от 30. Оцениваются возможности конструирования аналогичных образцу объектов на любом материале. Числе и социальнобытовых, а также общетрудовых. Общей осведомленности и социальнобытовой ориентировки знаний и. Общая осведомленность и социально бытовая ориентировка. Каждый из учащихся, исходя из своих возможностей, уже проходил обучение по программе социальнобытовой ориентации. Начальное общее образование закладывает основы дальнейшего развития личности, играет исключительно важную роль в. Общей осведомленности и социальнобытовой ориентировки сведения о себе, о своей семье, ближайшем. Математические знания реализуются и при изучении других дисциплин истории, географии, биологии, физической культуры, социальнобытовой ориентировки и. Образца, Приложение к карте развития ребнка 4, 5. Общая осведомленность и социально бытовая ориентировка образец. Детей, учить применять полученные знания и умения в собственной жизни, что и является основной целью уроков социальнобытовой ориентировки в школе. Проект по социально бытовой ориентировке Знаюумеюмогу. Общая осведомленность и социальнобытовая ориентировка. Характерны общие цели, задачи деятельности. Их функцией являются сравнение собственных действий с образцами, а так же приближение к образцу. Знание и исследование профессиональных возможностей, выбор.

4. Семейная ситуация

Особенности воспитания ______________________________________

Отношения между родителями (близкие, конфликтные, дистантные, развод) _____________________________________________________

Отношения ребенка с членами семьи (отдельно с каждым)_____________________________________________________

Отношение семьи к обследованию ______________________________

____________________________________________________________

5. Общая осведомленность и социально – бытовая ориентировка ребенка

Сведения о себе и своей семье ________________________________

Знания и представления об окружающем ________________________

Сформированность учебных навыков (соответствие знаний, умений и навыков требованиям программ) _____________________________

Задержка психического развития _______________________________

Педагогическая запущенность _________________________________

Навыки самообслуживания ____________________________________

Характеристики познавательных процессов (внимание, память, мышление, ощущение, речь, восприятие, воображение_____________

____________________________________________________________

____________________________________________________________

6. Эмоционально – поведенческие особенности ребенка

Расторможенность, гиперактивность ____________________________

Настороженность, тревожность _________________________________

Враждебность, агрессивность по отношению к сверстникам _________

____________________________________________________________

Враждебность, агрессивность по отношению к взрослым ___________

Аутоагрессия ________________________________________________

Аутизм _____________________________________________________

Эмоциональное напряжение ___________________________________

Инфантилизм _______________________________________________

Недоверие _________________________________________________

Чувство вины ________________________________________________

Заикание ___________________________________________________

Асоциальное поведение ______________________________________

Особенности окружения (друзья) _______________________________

Ложь ______________________________________________________

Эгоцентризм ________________________________________________

Лень ______________________________________________________

Время, которое уделяется школе и досугу _______________________

  1. Карта заполняется со слов _____________________________

Дата заполнения ____________ Подпись специалиста ____________

Приложение 6

Карта оценки риска наркотизации

(для психолога)

1. Сведения о ребенке

ФИО ребенка _______________________________________________

Пол _______________________________________________________

Дата рождения ______________________________________________

Состав семьи _______________________________________________

Какой данный ребенок по счету в семье _________________________

Семейное положение: холост, женат, не замужем, замужем ________

____________________________________________________________

Род занятий: учится, работает _________________________________

Здоровье ребенка (физические дефекты, хронические заболевания, энурез, аборты, беременность, опыт употребления наркотиков, алкоголя и т.д.) ______________________________________________

Участие в неформальных группах, сектах ________________________

Адрес, телефон _____________________________________________

Общая осведомленность и социально-бытовая ориентировка образец — AllRus.News

Михайлово, СОШ в п. Приложение к карте развития ребнка 4, 5 Также возникает целесообразность выделения социально бытовой. Общая осведомлнность и социальнобытовая ориентировка Сведения о себе и своей семье знание своего имени, фамилии, точной даты рождения, состава. СОЦИАЛЬНАЯ ПОЗИЦИЯ МАТЕРИ И ОРИЕНТИРОВКА.Общая осведомленность и социальнобытовая ориентировка оцениваются в соответствии с возрастной. Телефон Общее впечатление о ребенке Общая осведомленность и социально. Общая осведомленность и социальнобытовая ориентировка Сведения о себе и своей семье знание своего имени, фамилии, точной даты рождения, состава. Она включает в себя занятия по социальнобытовой ориентировке и. При этом учитывались содержание программы Социальнобытовая ориентировка в IV классах, доступность знаний и. Сведения о себе и своей семье Ребенок владеет сведениями о себе и о своей семье. Общая осведомленность и социально бытовая ориентировка сведения о себе, осведомлнность об окружающем мире, ориентация в явлениях и предметах. Таким образом, формирование социально бытовой компетентности осуществляется в ходе занятий по социально бытовой ориентировке. Под социальнобытовой ориентировкой подразумевается комплекс умений и знаний, непосредственно связанных с. В своем общем смысле социальнобытовая ориентировка. Сформированность социальнобытовой ориентировки сформирована в пределах. Начальное общее образование закладывает основы дальнейшего развития личности, играет исключительно важную роль в. Общая шкала содержит среднюю оценку. Общая осведомлнность и социальнобытовая ориентировка. Задача провести стрелки от предметов гигиены, распределив их на два столбика общие и личные. Характеристика общей осведомленности и социально бытовой ориентировки сведения. Рассматриваются наиболее общие и важные проблемы. Формирование пространственных представлений формирование умения ориентировки в схеме собственного тела. Способен списывать с письменного и печатного образцов, искажая элементы букв. Под социальнобытовой ориентировкой подразумевается комплекс знаний и умений, непосредственно. В пособии рассматриваются вопросы теории и практики социальнобытовой ориентировки учащихся 59

” frameborder=”0″ allowfullscreen>
Педагогические основы социальнобытовой ориентировки умственно отсталого школьника Н.

Общая осведомленность и социально бытовая ориентировка образец

Программа по социальнобытовой ориентировке для учащихся 59. Общая осведомленность и социальнобытовая ориентировка Сведения о себе и своей семье знание своего имени, фамилии, точной даты рождения, состава. Числе и социальнобытовых, а также общетрудовых. Стоимость написания Оперативнорозыскная Общая ориентировка в целом. Социально бытовая ориентировка специальные коррекционные занятия, направленные на практическую. Общая осведомленность и социальнобытовая ориентация соответствует нижней. Изменчивости социального и культурного бытия. Программа курса Социальнобытовая ориентировка и основы безопасности жизнедеятельности разработана на основе программы. Наглядный материал для занятий по социальнобытовой ориентировке подбирается с. С НЗ влияют не только на формирование его личности, но и сказываются на процессе формирования пространственной и социально бытовой ориентировки. Специальные коррекционные занятия по СБО формируют у учеников знания и умения, способствуют реабилитации и их общему. Рабочая программа по социальнобытовой ориентировке для 7 класса составлена в. Занятий общественно полезным трудом воспитанники приобретают ряд знаний и умений, которые не заложены в программу по социальнобытовой ориентировке. Программа учебного предмета социальнобытовая ориентировка на уровне общего. Общая осведомлнность и социально бытовая ориентация Сформированность пространственных и временных представлений Ведущий тип восприятия. Пособий и образцов, технологические карты. Рабочая программа курса социально бытовой ориентировки 5. Проблемные ситуации, требующие применения знаний и умений в измененных. Цель курса социально бытовой ориентировки практическая подготовка обучающихся к самостоятельной жизни и. Учебная программа составлена на основании образовательного минимума содержания образования, программы по социальнобытовой ориентировке. При необходимости и возможности отдельные параметры могут уточняться тестированием. Социальнобытовая ориентировка учащихся 59. Она включает в себя занятия по социальнобытовой ориентировке и. Значительное снижение зрения или его полное отсутствие накладывает специфические особенности на ориентировку человека в бытовой и социальной. В ходе занятий общественно полезным трудом учащиеся приобретают ряд знаний и умений, которые не заложены в программу по социальнобытовой ориентировке. По социальнобытовой ориентировке при. Обучающиеся должны использовать приобретенные знания и умения в.Она включает в себя занятия по социальнобытовой ориентировке и. Социальнобытовое ориентирование на уровне взрослого дееспособного человека. Оцениваются возможности конструирования аналогичных образцу объектов на любом материале. По развитию навыков общения, социально бытовой ориентировке и ориентировке в. Является взаимодействие с местными органами власти, государственными структурами и общественными организациями для решения общих социальных проблем. Формирование пространственных представлений формирование умения ориентировки в схеме собственного тела. Общими подходами при отборе. R интегрированный урок социальнобытовой ориентировки и. Занятия по социальнобытовой ориентации в студии Хозяюшка предназначены для детей старшего. Представлен образец составления рабочей программы по социальнобытовой ориентировке для учащихся. Знаний и оценки результатов обучения. Средства дидактические игры и упражнения ориентировка в схеме собственного. Социально бытовая адаптация и ориентация умственно отсталых школьников в процессе учебно. Под социальнобытовой ориентировкой подразумевается комплекс знаний и умений, непосредственно. Характерны общие цели, задачи деятельности. На занятиях дается детям определенная система знаний и начинается формироваться социально. Общая осведомленность и социальнобытовая ориентировка степень социальной зрелости учащегося ориентация в явлениях и предметах окружающей жизни. Общая шкала содержит среднюю оценку. Проект по социально бытовой ориентировке Знаюумеюмогу. Сбо с использованием технологий икт Предмет сбо социальнобытовая ориентировка. Общая шкала содержит среднюю оценку по подшкалам. Каждый наш воспитанник должен получить опыт переживания собственной полноценности и социальной полезности. Под социальнобытовой ориентировкой СБО подразумевается комплекс знаний и умений, непосредственно. Образца, Приложение к карте развития ребнка 4, 5. Занятия по предмету Социально бытовая ориентировка СБО направлены на сокращение разрыва в общем и. В своем общем смысле социальнобытовая ориентировка предполагает умение. Общая осведомленность и социально бытовая ориентировка сведения о себе, осведомлнность об окружающем мире, ориентация в явлениях и предметах. Каждый из учащихся, исходя из своих возможностей, уже проходил обучение по программе социальнобытовой ориентации. Собраны образцы написания и оформления бланка и пример розыскная ориентировка. Наличие ковра или паласа, настольные лампы, общая цветовая гамма и т. И социальной ответственности подготовка к общей средовой адаптации. Сформированность социальнобытовой ориентировки сформирована в пределах. Подражания образцу правильной, естественной и. Обучение самостоятельности в быту и социальной среде одно из приоритетных направлений. Общего образования, утвержденный Приказом Министерства образования РФ от 30. Общая осведомленность и социально бытовая ориентировка Сведения о себе, о своей семье, ближайшем социальном окружении, уровень актуального развития. Сведения о себе и своей семье Ребенок владеет сведениями о себе и о своей семье. Анализировать образец и планировать последовательность. Рабочая программа по социальнобытовой ориентировке Ступень обучения класс среднее общее образование, 5 класс. Обучение общеобразовательным предметам дает школьникам определенный объем знаний и умений, необходимых им в жизни. Социальнобытовой ориентировки умственно отсталых школьников к общему числу. В своем общем смысле социальнобытовая ориентировка предполагает умение самостоятельно строить свое поведение. Определены критерии, в качестве которых выступают ценностные и социальные ориентации, мотивационная. Выбор по образцу и раскладывание предметов. Социально бытовая ориентировка в специальных корр. Словаря, социальнобытовая ориентировка III. Примерные схемы черт для предоставления на пмпк боу центр общая осведомленность и социально бытовая ориентировка. Мере непроизвольно и спонтанно, умственно отсталые дети не в состоянии самостоятельно выделить и освоить образцы решения социальных и бытовых задач. Основное общее образование II ступень. Общая осведомленность и социальнобытовая ориентировка сведения о себе о своей семье ближайшем социальном окружении уровень актуального развития с. Общая осведомленность и социально бытовая ориентировка. Правильный образец создания семейного уклада, многие. Знание и исследование профессиональных возможностей, выбор. Общая Осведомленность И Социально Бытовая Ориентировка Образец. Задача СБО сориентировать, помочь разобраться в окружающей обстановке, сформировать осведомленность в бытовых и социальных. У мальчика недостаточный объм знаний и представлений об окружающем мире. Общий объем диссертации составляет 186 страниц, содержит 9 рисунков, 9 таблиц. И умений, способствующих социальной адаптации, на повышение уровня общего развития учащихся. Нормально развивающиеся дети многие знания и. Общей осведомленности и социальнобытовой ориентировки сведения о себе, о своей семье, ближайшем. Под универсалиями культуры подразумеваются наиболее общие понятия, задающие образцы понимания мира и места. Как связаны слова в образце например, образец дерево ветки, к слову. Социальнобытовая ориентировка органически входит в общую. Характеристика общей осведомленности и социальнобытовой ориентировки. Начальное общее образование закладывает основы дальнейшего развития личности, играет исключительно важную роль в. Общая осведомленность и социальнобытовая ориентировка Сведения о себе и своей семье Знания и представления об окружающем Сформированность учебных. Образец общая осведомленность и социально бытовая ориентировка в 2014 году. В социальном, жизненном, профессиональном, нравственном. На занятиях по социальнобытовой ориентировке уделяется внимание развитию устной и письменной речи, практическому применению знаний и навыков. Общая осведомленность и социальнобытовая ориентировка степень социальной зрелости учащегося ориентация в. Наблюдения и опыт изучения бытовой и социальной адаптации имбецилов показывают большие трудности в их. В манипуляциях с кубиками не может построить модель по готовому образцу, но справляется с. Детей, учить применять полученные знания и умения в собственной жизни, что и является основной целью уроков социальнобытовой ориентировки в школе. Характеристика общей осведомленности и социальнобытовой ориентировки сведения о себе, о своей семье, ближайшем социальном окружении, уровень. Для оценки общей ориентировки в окружающем мире детей с I по V классы и для выяснения запаса их бытовых знаний используются другие перечни вопросов. У учащихся 9 класса повысится, что составит 95 общего уровня знаний по предмету СБО. И общих математических и естественнонаучных. Сообщение домашнего задания помочь перенести полученные знания и умения на уроке СБО в естественные бытовые условия. Воронковой авторы коррекционного курса Социальнобытовая ориентировка В. Общая осведомлнность и социальнобытовая ориентировка. Общая осведомленность и социальнобытовая. В своем общем смысле социальнобытовая ориентировка. Общая осведомленность и социальнобытовая ориентировка оцениваются в соответствии с возрастом знание своего имени. Специальные коррекционные занятия способствуют реабилитации, их общему развитию. Презентация на тему Социальнобытовая ориентировка рассказывает о социализации отношений. При анализе образца, рисунка или чертежа изделия ученики придерживаются определенной последовательности, дают. И умений, способствующих социальной адаптации, на повышение общего. В пособии представлено развернутое тематическое планирование курса Социальнобытовая ориентировка в 59 классах в. Успешной социальнобытовой ориентировки и. Общая осведомленность и социальнобытовая ориентировка сведения о себе, своей семье, ближайшем социальном окружении, уровень актуального развития. Особенностью учебной программы по социальнобытовой ориентировке является. Предмет СБО призван дать умственно отсталым детям знания и практические навыки принятых в. В точный образец установленной меры

” frameborder=”0″ allowfullscreen>
Кабинет социально бытовой ориентировки представляет собой зонированное пространство, в которое включены. Общая осведомленность и социальнобытовая ориентировка. Занятиях социальнобытовой ориентировки и. Общая социально экономическая ситуация в районе за 2010 год характеризуется. В общем процессе, осуществляемом в детском. Характеристика общей осведомленности и социальнобытовой ориентировки сведения о. Оцениваются в соответствии с возрастной соотнесенностью знание своего имени, фамилии, точной. Общая осведомленность и социально бытовая ориентировка образец. Наибольшее количество исследований данных феноменов сосредоточено в проблемном поле общей. Обязательным условием является практическая направленность социальнобытовой ориентировки, вариативность. Способен списывать с письменного и печатного образцов, искажая элементы букв. Таким образом, формирование социально бытовой компетентности осуществляется в ходе занятий по социально бытовой ориентировке. Социальные группы устойчивые совокупности людей, которые имеют отличные, только им присущие признаки. У них знаний и умений, способствующих социальной адаптации, на повышение уровня общего развития учащихся. В пособии раскрываются общие вопросы специальной дидактики и специальной психологии. Применять полученные знания и умения в практической. Общей осведомленности и социальнобытовой ориентировки знаний и. Характеристика на родителей, семью трудного ученика образец, пример. Предмета решались проблемы социальнобытовой ориентировки. В структуре Центров открыты отделения социальнобытовой и социально. В пособии представлено развернутое тематическое планирование курса Социальнобытовая ориентировка в 59 классах в специальной коррекционной школе. Бытовых знаний и умений и использование их в. Общая осведомленность и социальнобытовая ориентация. Ее составляют специальные занятия по социальнобытовой ориентировке, обучение ТРУДУ. Трудно переоценить значение экскурсий в обучении социальнобытовой ориентировке. Знания и умения социальнобытового.

Педагогическая характеристика учащегося

Характеристика (подробная) обучающегося МБОУ ___________

____________________________________, __________ 200_7г.р.,

проживающего по адресу ____________________________________________,

обучающегося по адаптированной основной общеобразовательной программе для детей с умственной отсталостью, обучение на дому.

_________________ учится в данном учебном учреждении с ____ года по программе «Школа России», в данном классе учится со ___________ этого учебного года. Переведен по просьбе родителей из __________________. До школы посещал детский сад

_______________. С _______________ года находится на домашнем обучении.

Особенности семейного воспитания

Ребёнок живёт в полной многодетной семье.

Отец (отчим): _________________, ___________________, рабочий.

Мать: __________________________________________

Семья имеет статус многодетной. В семье воспитываются еще 2 дочери. Воспитанием _________занимаются оба родителя в равной степени. Стиль воспитания со стороны мамы ближе к авторитарному, у отчима – к демократическому. Мать, в силу своих возможностей, старается помочь в приготовлении уроков, закреплении знаний. Но по ее словам, ______ её не слушает, не выполняет её просьбы и наказы. Только, когда находится рядом отчим, _________ работает.

Общая осведомлённость и социально бытовая ориентировка

__________ слабо ориентируется в окружающем мире. Отмечается социальная незрелость: путает дату своего рождения, не всегда может назвать отчества, фамилии учителей, путается во временах года, их порядке, признаках, не знает о прошедших и предстоящих праздниках, путает последовательность дней недели, месяцев, не может классифицировать по общим признакам предметы, с трудом называет диких животных и домашних, растения леса, огорода и сада.

Отношение к учебной деятельности, результаты обучения

До школы учащийся посещал детский сад _________ последние 2 года , но не смотря на это с первых дней в школе была заметна его психологическая неготовность к обучению. За время обучения в школе наблюдается очень слабая динамика

Словесные инструкции педагога слышит, но выполнять самостоятельно, в основном, затрудняется. письменные инструкции понимает не сразу и не всегда. Требуются дополнительные разъяснения.

По адаптированной основной общеобразовательной программе для детей с умственной отсталостью успевает. Уровень усвоения учебного материала низкий. Требуются постоянные возвраты к пройденным темам.

В данном ребёнке беспокоит его пассивность в образовательном процессе, хотя гиперактивность проявляется во всём остальном (речь, движения), неустойчивая работоспособность, повышенная утомляемость, низкий уровень самостоятельности.

Математика

Навыки устного счёты усвоены слабо. Считает по линейке или на пальцах. Задачи решает с трудом т.к. не понимает смысл текста, не может установить взаимосвязь между понятиями: целое, часть; большее число, меньшее число, разность. На данный момент ученик должен уже давно усвоить таблицу сложения в пределах 20, но практически ее не знает. Знание таблицы умножения и деления на 2,3,4 на низком уровне. Пользуется таблицей в тетради при выполнении заданий. Самостоятельно выполняет только легкие задания.

Письмо

Письменные навыки развиты очень слабо. Во время списывания с печатного текста письмо букв не соответствует начертанию данной буквы, каллиграфическим нормам. Буквы пишет не по правилам. Письмо неряшливое, в тетрадях грязь. Орфографические правила не усваиваются. Самостоятельность в работе отсутствует. Большое количество ошибок при любом виде работы (списывание, письмо под диктовку и др.)

Чтение

При чтении допускает большое количество ошибок. Чтение носит угадывающий характер. Окончания не проговаривает. Пауз между предложениями не делает. Читает способом: слово+слог.

При пересказе использует простые конструкции. Синонимы ,антонимы, фразеологические обороты в речи не использует. Связная речь на низком уровне. Речь малопонятна. Плохо формулирует свои мысли.

На уроке технологии, изобразительного искусства, музыки работает с удовольствием. Но непродолжительное время, т.к. усидчивости у учащийся не наблюдается. В начале работы проявляет старание, но минут через 5-10 этого уже не наблюдается. Заканчивает работу обычно второпях и неопрятно. Но результатом своей работы всегда доволен.

Урок физкультуры не любит.

Из всего вышеперечисленного следует, что объем школьных знаний, умений и навыков соответствует его программе и виду обучения. Более сложный учебный материал, данный по другой программе, учащийся усваивать не будет.

Учащийся находится на домашнем обучением в связи с его психологическими особенностями личности. Полтора года мальчик обучался в классе. В коллективе не умел находить общий язык с ребятами. Проявлял назойливость, иногда агрессивность. Коллектив его не принимал. Постоянно нарушал учебную дисциплину.

При переходе из одного класса в другой, проблемы не исчезли, а только усугубились.

Успеваемость учащегося снизилась практически до нуля.

На данный момент у учащийся наблюдается слабая работоспособность, быстрая утомляемость. Работу старается выполнять быстро, но с недостаточным вниманием к качеству. Через 10-15 минут учебы интерес к процессу обучения пропадает .Требуется смена вида деятельности.

Уровень общего развития низкий. К своим неудачами относится по разному. Иногда пассивно, лишь бы побыстрее завершить учебные занятия. Иногда безразлично. Часто с недовольством, но не к самому себе, а к тому, что у него не получается. Исправлять собственные ошибки не стремится. Ответственности за собственные пробелы в знаниях не несет. Самоанализ и саморегуляция от-сутствуют.

Вывод

Общее развитие обучающегося на низком уровне. Предметные и метапредметные результаты освоения программы соответствуют актуальному виду обучения по адаптированной программе.

” ______ ” ______________20 Подпись педагога _______/_______________/

Подпись руководителя_____ /_____________ /

Работа с детьми с ОВЗ – Детский сад №55

ПРОЕКТ ПРИМЕРНОЙ АДАПТИРОВАННОЙ ОСНОВНОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ ДОШКОЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ  ДЛЯ ДЕТЕЙ РАННЕГО И ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА С РАССТРОЙСТВАМИ АУТИСТИЧЕСКОГО СПЕКТРА

Индивидуальный маршрут (шаблон)

Адаптированная образовательная программа (АОП) шаблон

Документы для ПМПК

  • Направление на обследование от ДОУ (скачать образец документа — НАПРАВЛЕНИЕ)
  • Копии паспорта родителя, свидетельства о рождении ребенка, свидетельства об инвалидности.
  • Медицинская карта (с заключением невролога или психиатра), не позднее, чем за 6 месяцев
  • Рисунки ребенка
  • Педагогическая характеристика
  • Заключение психолога
  • Копия предыдущего заключения ПМПК (при повторном обращении)
  • Выписка из истории развития ребенка от педиатра(остается в комиссии)

Требования к характеристике

Характеристика на воспитанника – это итог продуманного систематического наблюдения за ребенком в течение года, оно не должно быть поверхностным и написанным наспех. Факты должны быть изложены последовательно и систематично. Отметить какие меры коррекции применялись, и их эффективность. Указываются не только причины тех или иных негативных проявлений  воспитанника, но и положительные стороны ребенка.

Педагогическая характеристика на ребенка дошкольного возраст

  • 1. Общие сведения (ФИО ребенка, дата рождения, образовательное учреждение, группа,  программа обучения, с какого возраста посещает данную группу).
  • 2. Сведения о семье (состав семьи, социальный статус, какое участие принимают родители в развитии ребенка, стиль воспитания).
  • 3.  Общая осведомленность и социально-бытовая ориентировка (сведения о себе, осведомленность об окружающем мире, ориентация в явлениях и предметах окружающей жизни).
  • 4. Физическое развитие (группа здоровья, как часто болеет, охотно ли ходит в детский сад, аппетит, сон и т.д.).
  • 5. Поведение в группе и общение с взрослыми (понимание требований воспитателя, поведение на занятиях и в играх с детьми).
  • 6. Сформированность игровой  деятельности (сюжет, роли, содержание, длительность, предпочтения, играет один, в паре, коллективно).
  • 7. Состояние знаний ребенка по разделам программы (знания об окружающем мире, развитию речи, формирование элементарных математических представлений, конструирование, изобразительная деятельность, трудовое обучение, какие затруднения испытывает в обучении, справляется ли он с программой детского сада, уровень усвоения).
  • 8. Отношение к занятиям (какие занятия предпочитает, устойчивость внимания, нуждается ли в помощи, заинтересованность в выполнении заданий, понимание сложных многоступенчатых инструкций, отношение к неудачам)
  • 9. Работоспособность (как включается в работу, переключаемость с одного вида деятельности на другой, темп работы, когда наблюдается спад работоспособности).
  • 10.Социально-бытовые навыки (самообслуживание, помощь воспитателю и детям, опрятность).
  • 11. Состояние общей и мелкой моторики (координация движений, ведущая рука, владение ножницами, карандашом, кисточкой)
  • 12.Эмоциональное состояние в различных ситуациях (раздражение, агрессия, испуг, истерики, заторможенность). Что создает наибольшие трудности или вызывает беспокойство.
  • 13. Индивидуальные особенности ребенка.
  • 14. Выводы (общее развитие, соответствие знаний, умений, навыков требованиям программы, какими знаниями ребенок овладел и др.), впечатление о ребенке (в том числе положительные стороны ребенка).

Проблемное поведение и мотивация к решению межличностных проблем среди подростков с высоким риском

Аннотация

Была исследована модель проблемного подросткового поведения, которая расширяет существующие теории дефицита социальных навыков в делинквентном поведении с учетом как социальных навыков, так и ориентации на использование адаптивных навыков. в этнически и социально-экономически разнообразной выборке из 113 подростков мужского и женского пола. Подростки отбирались на основе риска трудностей в социальной адаптации от умеренного до серьезного, чтобы сосредоточить внимание на группе молодежи, которая с наибольшей вероятностью станет объектом профилактических мероприятий.Моделирование структурным уравнением использовалось для изучения перекрестных данных с использованием нескольких информантов (подростки, сверстники и родители) и нескольких методов (тест производительности и самоотчет). Социальная ориентация подростков, что отражается в воспринимаемой эффективности решения проблем, идентификации с просоциальными ценностями взрослых и ожиданиями самоэффективности, продемонстрировала прямую связь с делинквентным поведением и косвенную связь с употреблением наркотиков, опосредованную продемонстрированным успехом в использовании навыков решения проблем.Результаты показывают, что полезность теорий социальных навыков проблемного поведения подростков для информирования о профилактических и лечебных мероприятиях может быть увеличена путем их расширения с учетом ориентации подростков на использование навыков, которыми они, возможно, уже обладают.

ВВЕДЕНИЕ

В многочисленных исследованиях изучалась связь между навыками решения социальных проблем (SPS) и проблемным поведением подростков. Было обнаружено, что подростки-правонарушители и подростки, злоупотребляющие психоактивными веществами, неоднократно генерировали менее эффективные стратегии разрешения межличностных конфликтов, чем другие подростки (Allen et al., 1990b, 1994; Freedman et al. , 1978; Hains and Herrman, 1989; Pont, 1995), а также менее сложные навыки интеграции взглядов на себя и других (Leadbeater et al. , 1989; Lenhart and Rabiner, 1995). Эти результаты согласуются с предположением, что плохие социальные навыки подвергают молодежь риску антиобщественного поведения. Однако альтернативная интерпретация состоит в том, что очевидная социальная некомпетентность , продемонстрированная некоторыми молодыми людьми, может отражать предпочтение социального поведения, которое другие считают менее компетентным.Вместо того чтобы указывать на дефицит навыков, связь между отсутствием продемонстрированных социальных навыков и делинквентным поведением может отражать убеждения и ожидания молодых людей относительно эффективности использования навыков, которыми они обладают, или их отсутствие отождествления с просоциальными целями.

Хотя эмпирические исследования подтверждают связь между навыками СФС и проблемным поведением подростков, данные о долгосрочном сокращении случаев проблемного поведения с помощью вмешательств, направленных на повышение социальных навыков, неубедительны.Некоторые программы документально подтвердили положительное влияние на снижение результатов проблем (например, Caplan et al. , 1992), но многие другие не продемонстрировали значительного снижения целевого проблемного поведения, несмотря на документальное подтверждение повышения уровня навыков (Dishion et al. , 1984; Дурлак, 1983; Каздин, 1993; Mulvey и др. , 1993). Хотя есть заметные исключения (например, Weissberg et al. , 1997), многие программы, показавшие положительный эффект, обычно не находят связи между результатами и изменениями в уровне навыков участников программы (Weissberg and Elias, 1993).Эти противоречивые выводы приводятся по многим причинам, включая недостаточную подготовку персонала или неспособность полностью реализовать компоненты программы (Kazdin, 1993; Pillow et al. , 1991). Помимо этих ограничений в реализации программ, все согласны с тем, что для разработки более эффективных программ требуется более глубокое понимание того, как процессы риска и защиты связаны с развитием проблемного поведения (Catalano and Hawkins, 1996; Dryfoos, 1991; Hawkins et al., 1992; Jessor et al. , 1998; Каздин, 1993).

Исследования часто приходили к выводу, что дефицит социальных навыков сопровождает повышенный риск проблемного поведения, но мало исследований рассматривало, как взгляды подростков на то, что определяет социально компетентное поведение, может способствовать их уровню риска (Allen et al. , 1994). Основным когнитивным достижением подросткового возраста является способность наблюдать и оценивать собственные навыки и качества (Дэймон и Харт, 1988; Хартер, 1990; Марш и Шавелсон, 1985).Тем не менее, подростки могут различаться по своей общей ориентации на социальные задачи, что определяет, насколько хорошо они демонстрируют свою компетентность. Например, молодежь, которая участвует в мероприятии по повышению социальных навыков, может демонстрировать успехи в измерении навыков, но может не рассматривать эти навыки как имеющие отношение к решению реальных жизненных проблем (Selman et al. , 1992). Когда при оценке навыков SPS оценивается адекватность усилий по решению проблем, они могут упускать из виду важные мотивационные процессы, которые порождают эти усилия (D’Zurilla и Goldfried, 1971; D’Zurilla и Maydeu-Olivares, 1995; White, 1959).

Настоящее исследование оценивает роль ориентации подростков на использование адаптивных навыков в объяснении как степени, в которой подростки генерируют эффективные стратегии решения проблем, так и их вовлеченности в серьезные проблемные формы поведения. Использование нами термина социальная ориентация для описания этих мотивационных процессов согласуется с прошлой работой, в которой признавалось, что «ориентация или установка человека в подходе к ситуации могут сильно повлиять на то, как он будет реагировать на эту ситуацию» (D Зурилла и Голдфрид, 1971, стр.112). Мы ожидаем, что на социальную ориентацию будут влиять возможности, участие и воспринимаемое вознаграждение за просоциальную или антисоциальную деятельность и модели (Catalano and Hawkins, 1996). Позитивная социальная ориентация операционализируется в настоящем исследовании как набор убеждений, которые включают положительную самооценку эффективности в решении прошлых проблем, чувство самоэффективности при столкновении с будущими конфликтами и идентификацию с просоциальными целями.

представляет собой концептуальную модель отношений между социальной ориентацией, навыками SPS и проблемным поведением.Рисунок иллюстрирует потенциальную роль социальной ориентации в влиянии на приобретение социальных навыков и влиянии на важные поведенческие результаты, как напрямую, так и через ее связь с социальными навыками. На рисунке показана прямая связь социальной ориентации с навыками SPS (путь A ) и навыков SPS с проблемным поведением (путь B ). Модель включает как косвенную связь между социальной ориентацией и проблемным поведением, опосредованной SPS-навыками (пути A и B ), так и прямую связь, ведущую от социальной ориентации к проблемному поведению (путь C ).Также рассматриваются ассоциации пола, возраста, статуса меньшинства, семейного дохода и семейного статуса с одним родителем (пути D ). Компоненты этой модели и ожидаемые отношения между ними обсуждаются в следующих разделах. Моделирование структурных уравнений со скрытыми переменными (SEM) использовалось для проверки трех моделей, которые отражают конкурирующие гипотезы об относительной важности каждого из этих путей. Первоначальная модель проверяла адекватность измерения предполагаемых конструктов социальной ориентации, SPS-навыков, делинквентного поведения и причастности к наркотикам.Затем были протестированы три последующие объяснительные модели, предполагающие следующее: (1) Нет связи социальной ориентации ни с навыками SPS, ни с проблемным поведением; (2) позитивная социальная ориентация напрямую связана с высоким уровнем навыков СФС, но лишь косвенно связана с проблемным поведением; и (3) позитивная социальная ориентация напрямую связана с высоким уровнем навыков СФС и вовлечением в меньшее количество проблемных форм поведения.

Концептуальная модель ассоциаций между социальной ориентацией подростков, навыками решения социальных проблем, проблемным поведением и демографическими переменными.

Концептуализация и измерение проблемного поведения

Проблемное поведение подростков, такое как преступность среди несовершеннолетних и злоупотребление психоактивными веществами, несут огромные издержки для молодежи, их семей и общества. Например, статистика Федерального бюро расследований (ФБР) показывает общее снижение насильственных преступлений и преступлений против собственности с 1989 по 1998 год, но существенное увеличение доли арестов несовершеннолетних за эти преступления к 1998 году (FBI, 1998; Grisso, 1993). Распространенность злоупотребления психоактивными веществами среди подростков остается тревожно высокой: более половины учащихся сообщили об употреблении запрещенных наркотиков к последнему году обучения в старшей школе (Johnston et al., 2000).

Было обнаружено, что проблемное поведение подростков часто возникает одновременно и может включать синдром проблемного поведения, который отражает лежащие в основе паттерны развития, такие как склонность к нестандартности (Allen, Aber, and Leadbeater, 1990a; Donovan and Jessor, 1985; Donovan и др. , 1988; Elliott и др. , 1989). Сочетание проблемного поведения предполагает, что отдельные проблемы могут быть результатом общих проблем в социальном развитии.Тем не менее, важно, чтобы исследования множественного проблемного поведения подростков изучали пути, которые проливают свет на важные уникальные характеристики этих проблем (Allen et al. , 1994).

Исследования обычно основывались на информации о множестве проблемных форм поведения от одного информанта, чаще всего на самоотчетах подростков. Тщательно собранные самоотчеты могут предоставить как минимум предвзятых оценок конкретного проблемного поведения подростков (Allen et al., 1994; Elliott et al. , 1989 г .; Farrington, 1973), но оценки их совместной встречаемости могут быть завышены из-за коррелированной ошибки измерения, когда информация собирается из одного источника. Отчеты от разных информантов могут затрагивать разные, но частично совпадающие аспекты поведения в разных условиях (например, в группе сверстников и в семье), что указывает на важность сбора информации о проблемах поведения подростков от множества информантов (Achenbach, 1991; Achenbach et al. al., 1987). Более того, отношения между проблемным поведением и конструктами, относящимися к компетенции в решении социальных проблем, также могут быть завышены, когда измерения как критериев, так и независимых переменных полагаются на самооценку. В настоящем исследовании изучалась правонарушительная деятельность и причастность к наркотикам, оцениваемая на основе отчетов о себе, родителях и коллегах.

Навыки решения социальных проблем

Исследованию подростковых навыков СФС препятствовала нехватка концептуальной ясности (Cavell, 1990; Cavell, Meehan, and Fiala, в печати; Peterson and Leigh, 1990).При оценке компетентность рассматривалась как глобальный конструкт (например, суждения об эффективности) или сосредоточивалась на конкретных навыках (например, навыках интеграции с социальной перспективой), которые, как предполагается, лежат в основе эффективного поведения (Peterson and Leigh, 1990; Selman et al. , 1986; Waters и Сроуф, 1983). Каждый подход имеет свои преимущества и недостатки. Глобальным оценкам может не хватать ситуационной специфики, но они предлагают большую обобщаемость. С другой стороны, оценки конкретных навыков позволяют лучше понять процессы СФС и могут быть более полезными для оценки конкретных сильных и слабых сторон, но не имеют возможности обобщения (D’Zurilla и Maydeu-Olivares, 1995; Waters and Sroufe, 1983).Хотя их редко рассматривают вместе, сочетание этих двух подходов может дать более надежные оценки адекватности усилий подростков по решению социальных проблем. Навыки решения проблем оценивались в настоящем исследовании с использованием оценок как общей эффективности, так и конкретного навыка – интеграции взглядов на себя и других – которые, как было установлено, связаны с общей компетенцией и адаптацией к подросткам (Brion-Meisels et al. , 1984; Leadbeater et al. , 1989; Lenhart and Rabiner, 1995).

Социальная ориентация на решение проблем

Бандура (1980, 1993) постулировал, что негативные ожидания самоэффективности действуют за счет уменьшения усилий, прилагаемых для решения сложных задач, и увеличения вероятности дезадаптивных реакций. Точно так же Двек и его коллеги (Двек и Эллиотт, 1983; Хендерсон и Двек, 1990) считают, что способность подростков эффективно адаптироваться к социальным требованиям частично определяется психолого-мотивационными факторами, включая ценности и убеждения об их способностях.Кроме того, разработанная Райаном и Деси теория самоопределения (Ryan and Deci, 2000) постулирует, что мотивация и благополучие снижаются, когда люди осознают, что их усилия по обеспечению компетентности мешают. Эти теории предполагают, что люди, обладающие высокими уровнями социальных навыков, могут прибегать к менее чем оптимальным средствам разрешения сложных ситуаций, если они (1) не считают компетентные стратегии адаптивными в своей текущей среде, (2) не ценят результаты, которые эти ожидается, что стратегии принесут результат, или (3) не верят, что стратегии будут работать на них.

К подростковому возрасту эти ожидания, ценности и убеждения, по-видимому, характеризуют общую ориентацию на компетентное решение проблем. Исследования показали, что учителя и сверстники оценивают подростков как социально компетентных, когда они ценят компетентные решения, выражают просоциальные цели и ожидают положительных результатов (Allen et al. , 1989; Parkhurst and Asher, 1985). Исследования также начали показывать, что ожидания, ценности и убеждения подростков в отношении решения социальных проблем имеют значение для их участия в проблемном поведении (Allen et al., 1990а, 1994; Паттерсон и др. , 1989).

Цели настоящего исследования

Предыдущее исследование подтверждает важность умения решать социальные проблемы для объяснения вовлеченности подростков в проблемное поведение и актуальность социальной ориентации (т.е. убеждений, ценностей и ожиданий) для развития социальной компетентности. . В настоящем исследовании ролевой тест производительности (D’Zurilla and Maydeu-Olivares, 1995; McFall, 1982), связанный с гипотетическими конфликтами со сверстниками, родителями и другими взрослыми, использовался для измерения эффективности и сложности SPS-стратегий подростков. .Ожидания самоэффективности, воспринимаемая идентификация с просоциальными ценностями взрослых и предполагаемая эффективность в разрешении недавних конфликтов были оценены как индикаторы социальной ориентации. Навыки СФС и социальная ориентация были изучены в связи с мультиинформативными оценками правонарушительного поведения и употребления наркотиков. Также были изучены связи с полом, возрастом, расовой или этнической принадлежностью, составом семьи и семейным доходом. Центральный вопрос, рассматриваемый в этом исследовании, заключался в следующем: каковы степень и характер ассоциации социальной ориентации и навыков СФС с делинквентным поведением и употреблением наркотиков? Хотя эти перекрестные данные не позволяют сделать выводы о направлении эффектов, это исследование продвигает предыдущие исследования с использованием SEM для изучения мультиинформативных данных из отчетов самих себя, родителей и сверстников о вовлеченности подростков в проблемное поведение.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Предварительный анализ

Необработанные средние баллы и стандартные отклонения, а также форматы ответов мер проблемного поведения представлены в. Распределение большинства показателей проблемного поведения было искажено в положительную сторону, подобно распределению, обнаруженному в предыдущих исследованиях множественного проблемного поведения подростков (например, Elliott et al. , 1989). Средние значения соответствуют природе образца с умеренным риском. Например, отчеты родителей о делинквентном поведении показывают оценки, которые примерно в два раза выше, чем опубликованные нормы для доклинических выборок, но ниже, чем нормы для клинических групп (Achenbach, 1991).Переменные с искаженным распределением были преобразованы в их натуральный логарифм, чтобы лучше аппроксимировать нормальные распределения.

Таблица I

Средние, стандартные отклонения и асимметрия для проблемного поведения из собственных, родительских и партнерских отчетов ( n = 113)

Среднее SD Асимметрия Формат ответа
Самоотчет
Просроченное поведение 18.69 41,72 3,01 Общая частота за последние 6 месяцев
Причастность к наркотикам
Использование (частота) 2,41 2,97 1,53 0: не используется; 8: 2–3 раза в неделю
Проблемы 1,84 2,78 1,85 Число испытанных из 15
Отчет родителей
Правонарушение 13.68 9,00 0,72 0: нет проблем; 64: максимум
Причастность к наркотикам
Использование (частота) 1,28 2,04 2,33 0: не используется; 8: 2–3 раза в неделю
Проблемы 1,15 2,42 2,48 Число опытных из 15
Свидетельство коллег
Проступки 1.78 0,55 0,88 1: не характерно; 4: очень характерно
Причастность к наркотикам 1,69 0,60 1,00 1: не характерно; 4: очень характерный

Было несколько пропущенных значений (3 или меньше) для данных собственного и родительского отчетов; они были заменены выборочными средними, чтобы максимизировать данные. Однако из-за относительно большой доли отсутствующих данных сверстников, отмеченной ранее, мы вычислили дисперсионный анализ, за ​​которым последовали стьюдентизированные тесты диапазона Тьюки (α = 0.05), сравнивая подростков, по которым данные не были доступны ни от кого ( n = 14), от одного сверстника ( n = 22) или от двух сверстников ( n = 77). Участие сверстников не было связано с сообщениями самих себя и родителей о проблемном поведении, а также с полом, возрастом, статусом меньшинства, семейным доходом и составом семьи. Подростки, у которых были данные только от одного сверстника, не отличались ни при каких сравнениях с подростками, для которых данные были получены от двух сверстников. Однако у подростков, у которых нет данных о сверстниках, были менее эффективные стратегии SPS, F (2110) = 3.51, p <0,05, и менее сложные стратегии, F (2110) = 3,78, p <0,05, чем у подростков с данными от двух сверстников, и более низкие ожидания самоэффективности, чем у подростков с данными от одного сверстника или у двух сверстников F (2110) = 4,59, p <0,05. Из-за этих различий последующий анализ был проведен с сокращенной выборкой ( n = 99), для которой были доступны отчеты о проблемном поведении (по крайней мере, от одного сверстника) о себе, родителях и коллегах.Эти данные свидетельствуют о том, что подростки, которые не хотели или не могли назвать имена сверстников, которые могли бы предоставить данные о них, имеют более слабые навыки СФС и более негативную социальную ориентацию, чем другие подростки. Таким образом, итоговая выборка отражает возможный уклон в сторону более мотивированных и более социально компетентных подростков.

Затем мы исследовали корреляцию показателей социальной ориентации, навыков SPS, правонарушительного поведения и употребления наркотиков с возрастом и семейным доходом.Мы также исследовали t тестов этих переменных с полом, статусом меньшинства и семейным статусом с одним родителем. Ни один из этих анализов не достиг значимости после поправки Бонферрони на большое количество сравнений (α = 0,05 / 55 = 0,001). Мы также провели аналогичный анализ демографических переменных с комплексными показателями социальной ориентации, SPS-навыков, делинквентного поведения, употребления наркотиков и общего проблемного поведения. Составные показатели были созданы путем усреднения z-баллов соответствующих индикаторов для каждой конструкции (например,g., совокупность делинквентного поведения рассчитывалась путем усреднения z-баллов для самоотверженных, родительских и сверстников отчетов о делинквентном поведении). Эти анализы выявили более низкий уровень употребления наркотиков среди этнических меньшинств, чем среди представителей меньшинств, t (111) = 3,65, p <0,01, более высокий уровень преступного поведения для мальчиков, чем для девочек, t (111) = −2,37, p = 0,02, и несколько более позитивная социальная ориентация у девочек, чем у мальчиков, t (111) = 1,80, p = 0.07. Затем мы изучили взаимодействие каждой демографической переменной с комплексными показателями социальной ориентации и навыков SPS в множественных регрессионных анализах преступного поведения, употребления наркотиков и общего проблемного поведения. Ни одно из взаимодействий не имело значения. Однако, как показано в, совокупность навыков социальной ориентации и SPS была независимо связана с делинквентным поведением и общим проблемным поведением. Отсутствие значимых взаимодействий указывает на то, что процессы, связывающие социальную ориентацию и навыки SPS с проблемным поведением, вряд ли будут различаться для людей разного возраста, семейного дохода и семейного статуса с одним родителем.Регрессионный анализ также свидетельствует о том, что как социальная ориентация, так и навыки СФС способствуют вовлечению подростков в проблемное поведение и что важно учитывать влияние пола и статуса меньшинства.

Таблица II

Регрессионный анализ комплексных показателей причастности к наркотикам, правонарушительного и общего проблемного поведения по полу, статусу меньшинства и комплексных показателей социальной ориентации и навыков SPS

9032 9032 903208 ** (-0,43 *** )
Причастность к наркотикам
Просрочка
Всего проблем
Δ R 2 ΔR 2 β R 2 ΔR 2 9032
0.11 ** 0,11 ** 0,06 * 0,06 * 0,07 * 0,07 * 9015 −0,02 0,15 0,06
Статус меньшинства −0,31008 −0,23 **
0,19 *** 0,09 * 14 *** 0,25 *** 0,17 ***
Социальная ориентация −0,14 (−0,26 ** ) -0,23 (-0,38 *** ) *
SPS навыки † (-0,27 ** ) -0,26 * (-0,42 *** ) -0,25 * (-0,38 ***

Модели структурных уравнений

Максимальное правдоподобие SEM использовалось для оценки ассоциаций социальной ориентации и SPS-навыков с мультиинформативными сообщениями о правонарушении и употреблении наркотиков.Также были изучены ассоциации пола и статуса меньшинства с каждым из этих конструктов. Было установлено, что оценка максимального правдоподобия дает надежные оценки параметров даже при относительно небольших размерах выборки (Tanaka, 1987). Структурные уравнения позволяют исследователю исследовать теоретические построения, измеренные с помощью нескольких индикаторов, так что общая дисперсия между конструкциями изолирована от ошибки измерения и систематических ошибок метода (Byrne, 1994; Loehlin, 1987). Были сконструированы скрытые переменные социальной ориентации, навыков СФС, правонарушений и причастности к наркотикам.Анализ проходил в два этапа: построение модели измерения, проверяющей конструктивную валидность латентных переменных, с последующим исследованием объяснительных моделей.

Модели оценивались путем изучения оценок параметров и сводной статистики согласия. Для оценки того, насколько адекватно эти модели учитывают наблюдаемую ковариацию между измеряемыми переменными в каждой модели, использовались четыре критерия. Хи-квадрат модели (χ 2 ) обеспечивает оценку максимального правдоподобия вероятности того, что модель случайно отличается от наблюдаемых данных.Небольшие незначительные значения χ 2 означают, что модель адекватно соответствует данным. Мы также использовали сравнительный индекс соответствия (CFI) и стандартизованный среднеквадратичный остаток (SRMR). Ху и Бентлер (1999) рекомендовали использовать значение отсечения, равное или превышающее 0,95 для CFI, и значение отсечения, равное или меньшее 0,09 для SRMR, для оценки согласия для моделей, испытанных с небольшими выборками ( n <150). В сочетании эти значения отсечения максимизируют вероятность отклонения неверно заданных моделей.Наконец, относительная адекватность вложенных моделей была протестирована с использованием разностного теста χ 2 (Δχ 2 ), который был рассчитан путем взятия разницы между оценками χ 2 для последовательно тестируемых моделей и разницы в их степенях. свободы (McArdle, Prescott, 1991; Loehlin, 1987).

Модель измерения

Первоначальная модель тестировала факторную структуру скрытых переменных социальной ориентации, SPS-навыков, делинквентного поведения и употребления наркотиков.На этом этапе важно установить адекватное соответствие модели данным, поскольку плохое общее соответствие может указывать на то, что предположения о базовой структуре скрытых переменных могут быть неверными или что меры неуместны (Farrell, 1994). 3

Корреляции между измеряемыми переменными показаны в, а их стандартизованные факторные нагрузки на латентные переменные социальной ориентации, SPS-навыков, делинквентного поведения и употребления наркотиков показаны в.Факторные нагрузки обеспечивают общую оценку того, какой вклад каждая мера вносит в латентные переменные, если учитывать отношения между латентными переменными (Бирн, 1994; Бирн и др. , 1989; Фаррелл, 1994; МакАрдл и Прескотт, 1992). . Исследование этих нагрузок показывает, что все они были значительными, в диапазоне от 0,36 до 0,95. Эти данные свидетельствуют о том, что латентные конструкции подростковой социальной ориентации SPS-навыков, делинквентного поведения и причастности к наркотикам обеспечивали разумное обобщение отношений между измеряемыми переменными, нагружающими каждую конструкцию, χ 2 [47] = 63.08, p = 0,06; CFI = 0,955, SRMR = 0,077. 4 Значимые корреляции ( p <0,05) были обнаружены в модели измерения латентной переменной делинквентного поведения с причастностью к наркотикам ( r = 0,73), SPS-навыков ( r = -0,68) и социальной ориентации. ( r = -0,76). Были обнаружены значимые корреляции между употреблением наркотиков и навыками SPS ( r = -0,38) и статусом меньшинства ( r = -0,38), а также социальной ориентацией с навыками SPS ( r = 0.63) и пол ( r = −0,28).

Таблица III

Взаимосвязь показателей социальной ориентации, эффективности решения социальных проблем и проблемного поведения ( n = 99)

9014 9014 9014 9014 9014 9014 Efficacy603 9014 9014 9014 9014 9014 9014 9014 9014 901414 7Участие в наркотиках (собственное) (родительский) Правонарушитель (сверстник)60 0,66060 0,660 –0460 -0,02 –0,02 0,3002 9014 903 901 9014 903 901 9014 901 901
1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13.
Социальная ориентация
1.Воспринимаемая эффективность
3. Идентификация с просоциальными ценностями 0.24 0,49
5. Сложность стратегий 0.22 0,45 0,33 0,51
9014 9014 9014 Самостоятельное поведение −0,28 −0,36 −0,44 −0,27
−0,18 −0,15 −0,18 −0,34 −0,08 0,44 −0,23 −0,19 −0,19 −0,19 −0,10 0,29 0,19148Причастность к наркотикам (родитель) −0,06 −0,06 −0,05 −0,19 −0,01 0,30 0,68 0,31
−0,27 −0,38 −0,34 −0,24 −0,28 0,27 0,35 0,33 0,2531111 11.Участие в наркотиках (аналог) −0,20 −0,35 −0,25 −0,26 −0,14 0,21 0,39 0,35 0,43
Демографические переменные
12. Пол (мужской) −0,10 −0,16 −0,18 −0,07 −0,14 0,10 −0,14 −0,08 0,08 0,26 0,11
13. Статус меньшинства 0,15 0,07 0,09 0,12 0,01
−0,01 −0,10 0,17
Среднее значение 6,81 7,83 −0,75 4,53 1,1603 13,06 −0,03 0,53 0,47 0,48 0,31
SD 1,23 1,41 1,12 0,87 0,30 0,34 0,50 0,47

Таблица IV

Факторные нагрузки на скрытые переменные социальной ориентации, навыков решения социальных проблем, делинквентного поведения = 99000 (99000) и вовлеченности в наркотики

321 Эффективные стратегии
Стандартизированная факторная нагрузка
Социальная ориентация
Воспринимаемая эффективность 0.41
Отождествление с просоциальными ценностями 0,72
Ожидания самоэффективности 0,68 =
Навыки решения социальных проблем (SPS)
Эффективные стратегии 0,814 0,61 =
Просроченное поведение
Самоотчет 0,62
Отчет материнской компании 0.36
Отчет коллег 0,52 =
Причастность к наркотикам
Самоотчет 0,95
Отчет родителей
0,72
Пояснительные модели

Были оценены три иерархически вложенных модели для изучения взаимосвязей, подразумеваемых в. На основании результатов, отмеченных ранее, были включены два пути, включающие демографические переменные: один ведет от пола к социальной ориентации, а другой – от статуса меньшинства к употреблению наркотиков.Сводная статистика согласия для трех пояснительных моделей и стандартизированные оценки ключевых параметров показаны на рис.

Таблица V

Статистика соответствия и стандартизованные оценки для моделей с вложенными скрытыми переменными ( n = 99)

Сводка соответствия 903 903 в хи-квадрате (Δχ 2 ) отношения ) a
Модель 1 Модель 2 Модель 3
Хи-квадрат (χ 2 ) 97.91 84,84 70,61
Степени свободы (df) 56 55 54
Вероятность ( p ) 0,00
0,00 13,07 14,23
Степени свободы (Δdf) 1 1
Вероятность – 0.01 0,01
Индекс сравнительной подгонки (CFI) 0,882 0,916 0,953
Стандартизованный среднеквадратичный остаток (SRMR) 0,1409 0,097
[β] Социальная ориентация → SPS-навыки = 0,00 0,76 0,50
[β] Социальная ориентация → Делинквентное поведение = 0.00 = 0,00 −0,60
[β] Навыки SPS → Делинквентное поведение −0,28 −0,56 −0,27 (нс)
Навыки [β] −0,23 −0,32 −0,30
[r] Делинквентное поведение ↔ Причастность к наркотикам 0,70 0,66 0,90
4 Демография 9015 901 908 Социальная ориентация −0.18 (нс) −0,18 (нс) −0,27
Статус β меньшинства → причастность к наркотикам −0,35 −0,36 −0,36
29
Социальная ориентация 0,03 0,03 0,07
SPS-навыки 0,58 0,25
Дисциплинарное поведение 015113 0,32 0,60
Причастность к наркотикам 0,16 0,23 0,22

В первой модели были изучены пути от SPS-навыков до преступного поведения и наркотической зависимости (соответствует пути B) и пути от пола к социальной ориентации и от пристрастия к наркотикам из статуса меньшинства (пути D ). В этой модели пропущены объяснительные пути от социальной ориентации к навыкам SPS (путь A ) или проблемному поведению (путь C ).Таким образом, модель проверила возможность того, что социальная ориентация не играет никакой роли в объяснении случаев проблемного поведения. Подбор модели был плохим, χ 2 [56] = 97,91, p <0,01, CFI = 0,882, SRMR = 0,140.

Вторая модель отличалась от первой одним путем – от социальной ориентации до SPS-навыков (путь A ). Эта модель проверила возможность того, что социальная ориентация имеет только косвенные ассоциации с проблемным поведением (пути A и B ), опосредованные навыками SPS.Хотя эта модель представляла собой значительное улучшение соответствия по сравнению с первой моделью, Δχ 2 [1] = 13,07, p <0,01, ее общая подгонка оставалась неудовлетворительной, χ 2 [55] = 84,84, p <0,01, CFI = 0,916, SRMR = 0,097.

Результаты второй модели указали на необходимость рассмотреть прямые пути от социальной ориентации к преступному поведению и пристрастию к наркотикам. Поэтому тесты множителя Лагранжа из второй модели были исследованы, чтобы определить дополнительные пути, которые улучшили бы соответствие модели.Эти тесты показали, что связь между делинквентным поведением и социальной ориентацией не была хорошо учтена.

На основе этих тестов была оценена окончательная модель, исследующая еще один путь, ведущий от социальной ориентации к делинквентному поведению (путь C ). Эта последняя модель, показанная в, показала значительное улучшение по сравнению с предыдущей моделью, Δχ 2 [1] = 14,23, p <0,01, и дала незначительное значение χ 2 [54] = 70.61, p = 0,06, и показатели качества соответствия, которые превышают оценки отсечения, рекомендованные Ху и Бентлером (1999), CFI = 0,953 и SRMR = 0,086. Как видно на рисунке и показано в последнем столбце, социальная ориентация была значительно и положительно связана с навыками SPS и отрицательно связана с делинквентным поведением. Навыки SPS были значимо и отрицательно связаны с общим употреблением наркотиков, но незначительно связаны с делинквентным поведением. Подростки из числа меньшинств имели более низкий уровень употребления наркотиков, чем другие, и девочки имели более позитивную социальную ориентацию, чем мальчики.После учета этих ассоциаций корреляция между делинквентным поведением и употреблением наркотиков составила 0,90. Модель объясняла 60% отклонений в поведении правонарушителей и 22% отклонений в отношении причастности к наркотикам.

Стандартизированные оценки параметров ассоциаций между социальной ориентацией подростков, навыками решения социальных проблем, проблемным поведением и демографическими переменными для окончательной модели структурного уравнения.

ОБСУЖДЕНИЕ

Было обнаружено, что положительная социальная ориентация играет определенную роль в уровне подросткового преступного поведения и употребления наркотиков.Скрытые конструкции социальной ориентации и навыков решения социальных проблем, а также мультиинформативные меры проблемного поведения показали приемлемые уровни конструктной валидности. Социальная ориентация объясняла различия в проблемном поведении как совместно, так и независимо от навыков решения социальных проблем. Это говорит о том, что знание того, верят ли молодые люди в свою способность вести себя компетентно, так же важно для понимания их решений о проблемном поведении, как и продемонстрированный уровень их навыков решения социальных проблем.Выводы о направлении эффектов нельзя сделать из этих перекрестных данных, но результаты согласуются с ожиданиями, вытекающими из социального обучения (например, Bandura, 1980, 1993), социально-когнитивного развития (например, Dweck and Elliott, 1983). ; Хендерсон и Двек, 1990), социальное развитие (Каталано и Хокинс, 1996) и теории самоопределения (Райан и Деси, 2000) о роли самооценки и мотивации в социальном поведении.

Результаты имеют значение для понимания как одновременного возникновения проблемного поведения, так и их уникальных аспектов.В частности, подростки, сообщившие о положительной социальной ориентации, имели более высокий уровень навыков SPS и более низкий уровень преступного поведения. Напротив, SPS-навыки опосредуют ассоциацию социальной ориентации с употреблением наркотиков. Когда рассматривались только косвенные ассоциации социальной ориентации, SPS-навыки были в значительной степени связаны как с делинквентным поведением, так и с употреблением наркотиков. Тем не менее, когда рассматривались как прямые, так и косвенные ассоциации социальной ориентации, SPS-навыки показали значительную связь только с употреблением наркотиков.Делинквентное поведение может быть результатом как плохих социальных навыков, так и слабой мотивации к использованию компетентных стратегий решения проблем. С другой стороны, употребление наркотиков может быть более тесно связано с плохими социальными навыками и только косвенно с негативной социальной ориентацией.

Было обнаружено несколько ассоциаций демографических переменных с социальной ориентацией, навыками решения социальных проблем или проблемным поведением. Предыдущие исследования в целом показали более высокий уровень проблемного поведения среди подростков из менее благополучных демографических групп (например,g., Jessor et al. , 1998). В настоящем исследовании, однако, статус меньшинства показал единственную прямую связь с проблемным поведением, указывая на то, что подростки из числа меньшинств имели на более низкий уровень употребления наркотиков на , чем не меньшинства. Этот вывод согласуется с недавними сообщениями, в которых документально подтверждены более низкие уровни употребления наркотиков среди афроамериканцев по сравнению с белой / белой молодежью (Barnes et al. , 1994; Gibbs, 1996). Несколько более низкий уровень преступного поведения, наблюдаемый у девочек по сравнению с мальчиками, по-видимому, объясняется их более позитивной социальной ориентацией.Важно принять к сведению недавние отчеты, которые документально подтверждают рост показателей преступного поведения среди девочек-подростков (FBI, 1997), что также может помочь объяснить отсутствие значительных гендерных различий в преступности.

Последствия и направления для будущих исследований

Критические обзоры эффективности вмешательств по повышению социальных навыков приводят доводы в пользу необходимости расширения масштабов этих вмешательств с целью всестороннего воздействия на внутриличностные, межличностные и социальные факторы, которые могут повлиять на мотивацию подростков. проявлять проблемное поведение (Durlak, 1983, 1995; Weissberg et al., 1991). Ясно, что факторы риска и защиты проявляются в разных контекстах, включая семью, район, школу и группу сверстников (Catalano and Hawkins, 1996; Hawkins et al. , 1992; Jessor et al. , 1998; Patterson). и др., , 1989; Seidman, 1991), но исследования были менее ясны в отношении конкретных основных механизмов, которые могли бы описать, как эти факторы влияют на решения подростков вовлечься в проблемное поведение. Результаты настоящего исследования указывают на возможность того, что социальная ориентация на решение проблем играет ключевую роль в этих процессах, и предлагают три предположения, которые следует рассмотреть в будущих исследованиях.

Одно из предположений состоит в том, что негативная социальная ориентация отражает скрытый риск вовлечения в проблемное поведение (Bell, 1986). Например, подростки с негативными ожиданиями самоэффективности, вероятно, будут переживать социально сложные события (например, разногласия со сверстниками) как тревожные и реагировать таким образом, чтобы подорвать их способность использовать социальные навыки, которыми они обладают (Bandura, 1980, 1993). Действительно, Allen et al. 1994 показал, что негативные ожидания в социальных взаимодействиях предсказывают будущую вовлеченность в проблемное поведение.Молодежь с негативными убеждениями в отношении результатов своих усилий по решению проблем может реагировать на межличностный конфликт способами, которые усиливают негативные результаты (Dodge and Frame, 1982; Lochman and Dodge, 1994; Slaby and Guerra, 1988). Более того, негативные убеждения и их негативные последствия могут усиливать друг друга. Например, опыт отторжения сверстников и принудительных семейных взаимодействий (Patterson et al. , 1989) может укрепить убеждения подростка, что компетентные или совместные решения неэффективны, и наблюдения других о том, что он или она некомпетентны.Эта интерпретация предполагает, что меры вмешательства потребуют не только вмешательства для повышения социальных навыков, но и для изменения негативных убеждений, которые могут сопровождать дефицит социальных навыков (Guerra and Slaby, 1990).

Второе утверждение состоит в том, что положительная социальная ориентация служит защитным фактором. В то время как факторы риска действуют, увеличивая вероятность проблемных исходов, защитные факторы действуют, уменьшая влияние риска (умеренность) или вмешиваясь в причинно-следственную цепочку между факторами риска и проблемными исходами (посредничество) (Coie et al., 1993). Результаты настоящего исследования согласуются с обширной исследовательской литературой по устойчивости, указывающей на то, что характеристики личности, такие как внутренний локус контроля, высокая самооценка и развитие эго, могут компенсировать пагубные последствия негативных жизненных событий (Cowen and Work, 1988; Гармези и др. , 1984; Лутар, 1991; Раттер, 1987). Позитивная социальная ориентация может опосредовать отношения между проблемным поведением и экологическими рисками, включая плохую практику управления семьей (Patterson et al., 1989), подверженность опасности по соседству (Seidman, 1991), отрицательный школьный опыт (Kasen et al. , 1990; Kuperminc et al. , 1997) и общение с антисоциальными сверстниками (Patterson et al. ). , 1989). Способность сохранять положительные убеждения может дать молодым людям возможность успешно «преодолевать рискованные ситуации» (Rutter, 1987). Необходимы исследования для изучения этих возможностей и внесения вклада в практические знания о том, как перейти к системным подходам, способствующим развитию социальной компетентности подростков в среде, повышающей компетентность (Weissberg et al., 1991).

Процессы риска и устойчивости предлагают объяснения того, как социальная ориентация может функционировать для прогнозирования вовлечения в проблемное поведение. Третье предположение вытекает из вопроса , почему положительная социальная ориентация может иметь особое значение для развития в подростковом возрасте. Социальная ориентация может влиять на то, как подростки решают основные задачи развития (Connell, 1990; Dweck and Elliott, 1983; Ryan and Deci, 2000; White, 1959).Эти задачи включают постепенный переход от зависимости от родителей к большей зрелости, самостоятельности и личной автономии (Allen et al. , 1990a; Connell, 1990; Erikson, 1963; Greenberger, 1984; Hill and Holmbeck, 1986). Современные теории развития предполагают, что подростки, скорее всего, достигнут положительных результатов в этих областях, когда они смогут установить свою независимость, сохраняя при этом позитивные отношения с важными людьми в своей жизни (Allen et al., 1990а; Аллен и др. , 1997). Подростки, которые чувствуют, что им не хватает эффективных навыков решения социальных проблем, ожидают отрицательных результатов или обесценивают важность родительских ценностей, могут преследовать свою потребность в автономии способами, разрушающими отношения с другими (Allen et al. , 1997; Connell, 1990 ; Холдич и др. , 2000; Куперминц и др. , 1996). Таким образом, негативные убеждения могут снизить мотивацию подростков к достижению целей развития социально приемлемыми способами.

Ограничения

Статистические модели предполагали направление влияния от социальной ориентации подростков и их навыков решения социальных проблем к проблемному поведению, однако противоположные или взаимные пути могут одинаково хорошо соответствовать этим данным. Например, проблемные модели поведения (и их последствия) могут порождать негативные убеждения и снижать уровень продемонстрированных навыков. Следует с осторожностью делать твердые выводы из имеющихся данных, особенно с учетом небольшого размера выборки.

Будущие лонгитюдные исследования могут предоставить более эффективные проверки гипотез, давая возможность изучить изменения с течением времени в социальной ориентации подростков, уровнях SPS-навыков и проблемного поведения, а также взаимных и взаимно запаздывающих влияний между этими конструкциями. Поскольку участники были отобраны на основе наличия общего набора школьных факторов риска, результаты не могут быть обобщены на всех подростков. Более того, подростки, по которым данные сверстников были недоступны, были исключены из анализа, что повысило вероятность того, что представленные здесь результаты не применимы к молодежи из группы риска, не имеющей навыков в поддержании отношений со сверстниками.Тем не менее, эта стратегия выборки дает преимущества для исследований, предназначенных для разработки профилактических мероприятий, поскольку критерии отбора для исследования были аналогичны критериям отбора участников для целевых профилактических мероприятий (например, Pillow et al. , 1991).

Это исследование – шаг к пониманию и обучению предотвращению путей развития, ведущих к деструктивному поведению подростков. Уточняя различия между социальными навыками и социальной ориентацией, это исследование выявило важные аспекты социальной компетентности молодых людей, которые могут опосредовать взаимосвязь между экологическими рисками и проявлением проблем поведения.

Проблемное поведение и мотивация к решению межличностных проблем среди подростков с высоким риском

Резюме

Модель проблемного подросткового поведения, которая расширяет существующие теории дефицита социальных навыков в делинквентном поведении с учетом как социальных навыков, так и ориентации на использование адаптивных навыков, была исследованы на этнически и социально-экономически разнообразной выборке из 113 подростков мужского и женского пола. Подростки отбирались на основе риска трудностей в социальной адаптации от умеренного до серьезного, чтобы сосредоточить внимание на группе молодежи, которая с наибольшей вероятностью станет объектом профилактических мероприятий.Моделирование структурным уравнением использовалось для изучения перекрестных данных с использованием нескольких информантов (подростки, сверстники и родители) и нескольких методов (тест производительности и самоотчет). Социальная ориентация подростков, что отражается в воспринимаемой эффективности решения проблем, идентификации с просоциальными ценностями взрослых и ожиданиями самоэффективности, продемонстрировала прямую связь с делинквентным поведением и косвенную связь с употреблением наркотиков, опосредованную продемонстрированным успехом в использовании навыков решения проблем.Результаты показывают, что полезность теорий социальных навыков проблемного поведения подростков для информирования о профилактических и лечебных мероприятиях может быть увеличена путем их расширения с учетом ориентации подростков на использование навыков, которыми они, возможно, уже обладают.

ВВЕДЕНИЕ

В многочисленных исследованиях изучалась связь между навыками решения социальных проблем (SPS) и проблемным поведением подростков. Было обнаружено, что подростки-правонарушители и подростки, злоупотребляющие психоактивными веществами, неоднократно генерировали менее эффективные стратегии разрешения межличностных конфликтов, чем другие подростки (Allen et al., 1990b, 1994; Freedman et al. , 1978; Hains and Herrman, 1989; Pont, 1995), а также менее сложные навыки интеграции взглядов на себя и других (Leadbeater et al. , 1989; Lenhart and Rabiner, 1995). Эти результаты согласуются с предположением, что плохие социальные навыки подвергают молодежь риску антиобщественного поведения. Однако альтернативная интерпретация состоит в том, что очевидная социальная некомпетентность , продемонстрированная некоторыми молодыми людьми, может отражать предпочтение социального поведения, которое другие считают менее компетентным.Вместо того чтобы указывать на дефицит навыков, связь между отсутствием продемонстрированных социальных навыков и делинквентным поведением может отражать убеждения и ожидания молодых людей относительно эффективности использования навыков, которыми они обладают, или их отсутствие отождествления с просоциальными целями.

Хотя эмпирические исследования подтверждают связь между навыками СФС и проблемным поведением подростков, данные о долгосрочном сокращении случаев проблемного поведения с помощью вмешательств, направленных на повышение социальных навыков, неубедительны.Некоторые программы документально подтвердили положительное влияние на снижение результатов проблем (например, Caplan et al. , 1992), но многие другие не продемонстрировали значительного снижения целевого проблемного поведения, несмотря на документальное подтверждение повышения уровня навыков (Dishion et al. , 1984; Дурлак, 1983; Каздин, 1993; Mulvey и др. , 1993). Хотя есть заметные исключения (например, Weissberg et al. , 1997), многие программы, показавшие положительный эффект, обычно не находят связи между результатами и изменениями в уровне навыков участников программы (Weissberg and Elias, 1993).Эти противоречивые выводы приводятся по многим причинам, включая недостаточную подготовку персонала или неспособность полностью реализовать компоненты программы (Kazdin, 1993; Pillow et al. , 1991). Помимо этих ограничений в реализации программ, все согласны с тем, что для разработки более эффективных программ требуется более глубокое понимание того, как процессы риска и защиты связаны с развитием проблемного поведения (Catalano and Hawkins, 1996; Dryfoos, 1991; Hawkins et al., 1992; Jessor et al. , 1998; Каздин, 1993).

Исследования часто приходили к выводу, что дефицит социальных навыков сопровождает повышенный риск проблемного поведения, но мало исследований рассматривало, как взгляды подростков на то, что определяет социально компетентное поведение, может способствовать их уровню риска (Allen et al. , 1994). Основным когнитивным достижением подросткового возраста является способность наблюдать и оценивать собственные навыки и качества (Дэймон и Харт, 1988; Хартер, 1990; Марш и Шавелсон, 1985).Тем не менее, подростки могут различаться по своей общей ориентации на социальные задачи, что определяет, насколько хорошо они демонстрируют свою компетентность. Например, молодежь, которая участвует в мероприятии по повышению социальных навыков, может демонстрировать успехи в измерении навыков, но может не рассматривать эти навыки как имеющие отношение к решению реальных жизненных проблем (Selman et al. , 1992). Когда при оценке навыков SPS оценивается адекватность усилий по решению проблем, они могут упускать из виду важные мотивационные процессы, которые порождают эти усилия (D’Zurilla и Goldfried, 1971; D’Zurilla и Maydeu-Olivares, 1995; White, 1959).

Настоящее исследование оценивает роль ориентации подростков на использование адаптивных навыков в объяснении как степени, в которой подростки генерируют эффективные стратегии решения проблем, так и их вовлеченности в серьезные проблемные формы поведения. Использование нами термина социальная ориентация для описания этих мотивационных процессов согласуется с прошлой работой, в которой признавалось, что «ориентация или установка человека в подходе к ситуации могут сильно повлиять на то, как он будет реагировать на эту ситуацию» (D Зурилла и Голдфрид, 1971, стр.112). Мы ожидаем, что на социальную ориентацию будут влиять возможности, участие и воспринимаемое вознаграждение за просоциальную или антисоциальную деятельность и модели (Catalano and Hawkins, 1996). Позитивная социальная ориентация операционализируется в настоящем исследовании как набор убеждений, которые включают положительную самооценку эффективности в решении прошлых проблем, чувство самоэффективности при столкновении с будущими конфликтами и идентификацию с просоциальными целями.

представляет собой концептуальную модель отношений между социальной ориентацией, навыками SPS и проблемным поведением.Рисунок иллюстрирует потенциальную роль социальной ориентации в влиянии на приобретение социальных навыков и влиянии на важные поведенческие результаты, как напрямую, так и через ее связь с социальными навыками. На рисунке показана прямая связь социальной ориентации с навыками SPS (путь A ) и навыков SPS с проблемным поведением (путь B ). Модель включает как косвенную связь между социальной ориентацией и проблемным поведением, опосредованной SPS-навыками (пути A и B ), так и прямую связь, ведущую от социальной ориентации к проблемному поведению (путь C ).Также рассматриваются ассоциации пола, возраста, статуса меньшинства, семейного дохода и семейного статуса с одним родителем (пути D ). Компоненты этой модели и ожидаемые отношения между ними обсуждаются в следующих разделах. Моделирование структурных уравнений со скрытыми переменными (SEM) использовалось для проверки трех моделей, которые отражают конкурирующие гипотезы об относительной важности каждого из этих путей. Первоначальная модель проверяла адекватность измерения предполагаемых конструктов социальной ориентации, SPS-навыков, делинквентного поведения и причастности к наркотикам.Затем были протестированы три последующие объяснительные модели, предполагающие следующее: (1) Нет связи социальной ориентации ни с навыками SPS, ни с проблемным поведением; (2) позитивная социальная ориентация напрямую связана с высоким уровнем навыков СФС, но лишь косвенно связана с проблемным поведением; и (3) позитивная социальная ориентация напрямую связана с высоким уровнем навыков СФС и вовлечением в меньшее количество проблемных форм поведения.

Концептуальная модель ассоциаций между социальной ориентацией подростков, навыками решения социальных проблем, проблемным поведением и демографическими переменными.

Концептуализация и измерение проблемного поведения

Проблемное поведение подростков, такое как преступность среди несовершеннолетних и злоупотребление психоактивными веществами, несут огромные издержки для молодежи, их семей и общества. Например, статистика Федерального бюро расследований (ФБР) показывает общее снижение насильственных преступлений и преступлений против собственности с 1989 по 1998 год, но существенное увеличение доли арестов несовершеннолетних за эти преступления к 1998 году (FBI, 1998; Grisso, 1993). Распространенность злоупотребления психоактивными веществами среди подростков остается тревожно высокой: более половины учащихся сообщили об употреблении запрещенных наркотиков к последнему году обучения в старшей школе (Johnston et al., 2000).

Было обнаружено, что проблемное поведение подростков часто возникает одновременно и может включать синдром проблемного поведения, который отражает лежащие в основе паттерны развития, такие как склонность к нестандартности (Allen, Aber, and Leadbeater, 1990a; Donovan and Jessor, 1985; Donovan и др. , 1988; Elliott и др. , 1989). Сочетание проблемного поведения предполагает, что отдельные проблемы могут быть результатом общих проблем в социальном развитии.Тем не менее, важно, чтобы исследования множественного проблемного поведения подростков изучали пути, которые проливают свет на важные уникальные характеристики этих проблем (Allen et al. , 1994).

Исследования обычно основывались на информации о множестве проблемных форм поведения от одного информанта, чаще всего на самоотчетах подростков. Тщательно собранные самоотчеты могут предоставить как минимум предвзятых оценок конкретного проблемного поведения подростков (Allen et al., 1994; Elliott et al. , 1989 г .; Farrington, 1973), но оценки их совместной встречаемости могут быть завышены из-за коррелированной ошибки измерения, когда информация собирается из одного источника. Отчеты от разных информантов могут затрагивать разные, но частично совпадающие аспекты поведения в разных условиях (например, в группе сверстников и в семье), что указывает на важность сбора информации о проблемах поведения подростков от множества информантов (Achenbach, 1991; Achenbach et al. al., 1987). Более того, отношения между проблемным поведением и конструктами, относящимися к компетенции в решении социальных проблем, также могут быть завышены, когда измерения как критериев, так и независимых переменных полагаются на самооценку. В настоящем исследовании изучалась правонарушительная деятельность и причастность к наркотикам, оцениваемая на основе отчетов о себе, родителях и коллегах.

Навыки решения социальных проблем

Исследованию подростковых навыков СФС препятствовала нехватка концептуальной ясности (Cavell, 1990; Cavell, Meehan, and Fiala, в печати; Peterson and Leigh, 1990).При оценке компетентность рассматривалась как глобальный конструкт (например, суждения об эффективности) или сосредоточивалась на конкретных навыках (например, навыках интеграции с социальной перспективой), которые, как предполагается, лежат в основе эффективного поведения (Peterson and Leigh, 1990; Selman et al. , 1986; Waters и Сроуф, 1983). Каждый подход имеет свои преимущества и недостатки. Глобальным оценкам может не хватать ситуационной специфики, но они предлагают большую обобщаемость. С другой стороны, оценки конкретных навыков позволяют лучше понять процессы СФС и могут быть более полезными для оценки конкретных сильных и слабых сторон, но не имеют возможности обобщения (D’Zurilla и Maydeu-Olivares, 1995; Waters and Sroufe, 1983).Хотя их редко рассматривают вместе, сочетание этих двух подходов может дать более надежные оценки адекватности усилий подростков по решению социальных проблем. Навыки решения проблем оценивались в настоящем исследовании с использованием оценок как общей эффективности, так и конкретного навыка – интеграции взглядов на себя и других – которые, как было установлено, связаны с общей компетенцией и адаптацией к подросткам (Brion-Meisels et al. , 1984; Leadbeater et al. , 1989; Lenhart and Rabiner, 1995).

Социальная ориентация на решение проблем

Бандура (1980, 1993) постулировал, что негативные ожидания самоэффективности действуют за счет уменьшения усилий, прилагаемых для решения сложных задач, и увеличения вероятности дезадаптивных реакций. Точно так же Двек и его коллеги (Двек и Эллиотт, 1983; Хендерсон и Двек, 1990) считают, что способность подростков эффективно адаптироваться к социальным требованиям частично определяется психолого-мотивационными факторами, включая ценности и убеждения об их способностях.Кроме того, разработанная Райаном и Деси теория самоопределения (Ryan and Deci, 2000) постулирует, что мотивация и благополучие снижаются, когда люди осознают, что их усилия по обеспечению компетентности мешают. Эти теории предполагают, что люди, обладающие высокими уровнями социальных навыков, могут прибегать к менее чем оптимальным средствам разрешения сложных ситуаций, если они (1) не считают компетентные стратегии адаптивными в своей текущей среде, (2) не ценят результаты, которые эти ожидается, что стратегии принесут результат, или (3) не верят, что стратегии будут работать на них.

К подростковому возрасту эти ожидания, ценности и убеждения, по-видимому, характеризуют общую ориентацию на компетентное решение проблем. Исследования показали, что учителя и сверстники оценивают подростков как социально компетентных, когда они ценят компетентные решения, выражают просоциальные цели и ожидают положительных результатов (Allen et al. , 1989; Parkhurst and Asher, 1985). Исследования также начали показывать, что ожидания, ценности и убеждения подростков в отношении решения социальных проблем имеют значение для их участия в проблемном поведении (Allen et al., 1990а, 1994; Паттерсон и др. , 1989).

Цели настоящего исследования

Предыдущее исследование подтверждает важность умения решать социальные проблемы для объяснения вовлеченности подростков в проблемное поведение и актуальность социальной ориентации (т.е. убеждений, ценностей и ожиданий) для развития социальной компетентности. . В настоящем исследовании ролевой тест производительности (D’Zurilla and Maydeu-Olivares, 1995; McFall, 1982), связанный с гипотетическими конфликтами со сверстниками, родителями и другими взрослыми, использовался для измерения эффективности и сложности SPS-стратегий подростков. .Ожидания самоэффективности, воспринимаемая идентификация с просоциальными ценностями взрослых и предполагаемая эффективность в разрешении недавних конфликтов были оценены как индикаторы социальной ориентации. Навыки СФС и социальная ориентация были изучены в связи с мультиинформативными оценками правонарушительного поведения и употребления наркотиков. Также были изучены связи с полом, возрастом, расовой или этнической принадлежностью, составом семьи и семейным доходом. Центральный вопрос, рассматриваемый в этом исследовании, заключался в следующем: каковы степень и характер ассоциации социальной ориентации и навыков СФС с делинквентным поведением и употреблением наркотиков? Хотя эти перекрестные данные не позволяют сделать выводы о направлении эффектов, это исследование продвигает предыдущие исследования с использованием SEM для изучения мультиинформативных данных из отчетов самих себя, родителей и сверстников о вовлеченности подростков в проблемное поведение.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Предварительный анализ

Необработанные средние баллы и стандартные отклонения, а также форматы ответов мер проблемного поведения представлены в. Распределение большинства показателей проблемного поведения было искажено в положительную сторону, подобно распределению, обнаруженному в предыдущих исследованиях множественного проблемного поведения подростков (например, Elliott et al. , 1989). Средние значения соответствуют природе образца с умеренным риском. Например, отчеты родителей о делинквентном поведении показывают оценки, которые примерно в два раза выше, чем опубликованные нормы для доклинических выборок, но ниже, чем нормы для клинических групп (Achenbach, 1991).Переменные с искаженным распределением были преобразованы в их натуральный логарифм, чтобы лучше аппроксимировать нормальные распределения.

Таблица I

Средние, стандартные отклонения и асимметрия для проблемного поведения из собственных, родительских и партнерских отчетов ( n = 113)

Среднее SD Асимметрия Формат ответа
Самоотчет
Просроченное поведение 18.69 41,72 3,01 Общая частота за последние 6 месяцев
Причастность к наркотикам
Использование (частота) 2,41 2,97 1,53 0: не используется; 8: 2–3 раза в неделю
Проблемы 1,84 2,78 1,85 Число испытанных из 15
Отчет родителей
Правонарушение 13.68 9,00 0,72 0: нет проблем; 64: максимум
Причастность к наркотикам
Использование (частота) 1,28 2,04 2,33 0: не используется; 8: 2–3 раза в неделю
Проблемы 1,15 2,42 2,48 Число опытных из 15
Свидетельство коллег
Проступки 1.78 0,55 0,88 1: не характерно; 4: очень характерно
Причастность к наркотикам 1,69 0,60 1,00 1: не характерно; 4: очень характерный

Было несколько пропущенных значений (3 или меньше) для данных собственного и родительского отчетов; они были заменены выборочными средними, чтобы максимизировать данные. Однако из-за относительно большой доли отсутствующих данных сверстников, отмеченной ранее, мы вычислили дисперсионный анализ, за ​​которым последовали стьюдентизированные тесты диапазона Тьюки (α = 0.05), сравнивая подростков, по которым данные не были доступны ни от кого ( n = 14), от одного сверстника ( n = 22) или от двух сверстников ( n = 77). Участие сверстников не было связано с сообщениями самих себя и родителей о проблемном поведении, а также с полом, возрастом, статусом меньшинства, семейным доходом и составом семьи. Подростки, у которых были данные только от одного сверстника, не отличались ни при каких сравнениях с подростками, для которых данные были получены от двух сверстников. Однако у подростков, у которых нет данных о сверстниках, были менее эффективные стратегии SPS, F (2110) = 3.51, p <0,05, и менее сложные стратегии, F (2110) = 3,78, p <0,05, чем у подростков с данными от двух сверстников, и более низкие ожидания самоэффективности, чем у подростков с данными от одного сверстника или у двух сверстников F (2110) = 4,59, p <0,05. Из-за этих различий последующий анализ был проведен с сокращенной выборкой ( n = 99), для которой были доступны отчеты о проблемном поведении (по крайней мере, от одного сверстника) о себе, родителях и коллегах.Эти данные свидетельствуют о том, что подростки, которые не хотели или не могли назвать имена сверстников, которые могли бы предоставить данные о них, имеют более слабые навыки СФС и более негативную социальную ориентацию, чем другие подростки. Таким образом, итоговая выборка отражает возможный уклон в сторону более мотивированных и более социально компетентных подростков.

Затем мы исследовали корреляцию показателей социальной ориентации, навыков SPS, правонарушительного поведения и употребления наркотиков с возрастом и семейным доходом.Мы также исследовали t тестов этих переменных с полом, статусом меньшинства и семейным статусом с одним родителем. Ни один из этих анализов не достиг значимости после поправки Бонферрони на большое количество сравнений (α = 0,05 / 55 = 0,001). Мы также провели аналогичный анализ демографических переменных с комплексными показателями социальной ориентации, SPS-навыков, делинквентного поведения, употребления наркотиков и общего проблемного поведения. Составные показатели были созданы путем усреднения z-баллов соответствующих индикаторов для каждой конструкции (например,g., совокупность делинквентного поведения рассчитывалась путем усреднения z-баллов для самоотверженных, родительских и сверстников отчетов о делинквентном поведении). Эти анализы выявили более низкий уровень употребления наркотиков среди этнических меньшинств, чем среди представителей меньшинств, t (111) = 3,65, p <0,01, более высокий уровень преступного поведения для мальчиков, чем для девочек, t (111) = −2,37, p = 0,02, и несколько более позитивная социальная ориентация у девочек, чем у мальчиков, t (111) = 1,80, p = 0.07. Затем мы изучили взаимодействие каждой демографической переменной с комплексными показателями социальной ориентации и навыков SPS в множественных регрессионных анализах преступного поведения, употребления наркотиков и общего проблемного поведения. Ни одно из взаимодействий не имело значения. Однако, как показано в, совокупность навыков социальной ориентации и SPS была независимо связана с делинквентным поведением и общим проблемным поведением. Отсутствие значимых взаимодействий указывает на то, что процессы, связывающие социальную ориентацию и навыки SPS с проблемным поведением, вряд ли будут различаться для людей разного возраста, семейного дохода и семейного статуса с одним родителем.Регрессионный анализ также свидетельствует о том, что как социальная ориентация, так и навыки СФС способствуют вовлечению подростков в проблемное поведение и что важно учитывать влияние пола и статуса меньшинства.

Таблица II

Регрессионный анализ комплексных показателей причастности к наркотикам, правонарушительного и общего проблемного поведения по полу, статусу меньшинства и комплексных показателей социальной ориентации и навыков SPS

9032 9032 903208 ** (-0,43 *** )
Причастность к наркотикам
Просрочка
Всего проблем
Δ R 2 ΔR 2 β R 2 ΔR 2 9032
0.11 ** 0,11 ** 0,06 * 0,06 * 0,07 * 0,07 * 9015 −0,02 0,15 0,06
Статус меньшинства −0,31008 −0,23 **
0,19 *** 0,09 * 14 *** 0,25 *** 0,17 ***
Социальная ориентация −0,14 (−0,26 ** ) -0,23 (-0,38 *** ) *
SPS навыки † (-0,27 ** ) -0,26 * (-0,42 *** ) -0,25 * (-0,38 ***

Модели структурных уравнений

Максимальное правдоподобие SEM использовалось для оценки ассоциаций социальной ориентации и SPS-навыков с мультиинформативными сообщениями о правонарушении и употреблении наркотиков.Также были изучены ассоциации пола и статуса меньшинства с каждым из этих конструктов. Было установлено, что оценка максимального правдоподобия дает надежные оценки параметров даже при относительно небольших размерах выборки (Tanaka, 1987). Структурные уравнения позволяют исследователю исследовать теоретические построения, измеренные с помощью нескольких индикаторов, так что общая дисперсия между конструкциями изолирована от ошибки измерения и систематических ошибок метода (Byrne, 1994; Loehlin, 1987). Были сконструированы скрытые переменные социальной ориентации, навыков СФС, правонарушений и причастности к наркотикам.Анализ проходил в два этапа: построение модели измерения, проверяющей конструктивную валидность латентных переменных, с последующим исследованием объяснительных моделей.

Модели оценивались путем изучения оценок параметров и сводной статистики согласия. Для оценки того, насколько адекватно эти модели учитывают наблюдаемую ковариацию между измеряемыми переменными в каждой модели, использовались четыре критерия. Хи-квадрат модели (χ 2 ) обеспечивает оценку максимального правдоподобия вероятности того, что модель случайно отличается от наблюдаемых данных.Небольшие незначительные значения χ 2 означают, что модель адекватно соответствует данным. Мы также использовали сравнительный индекс соответствия (CFI) и стандартизованный среднеквадратичный остаток (SRMR). Ху и Бентлер (1999) рекомендовали использовать значение отсечения, равное или превышающее 0,95 для CFI, и значение отсечения, равное или меньшее 0,09 для SRMR, для оценки согласия для моделей, испытанных с небольшими выборками ( n <150). В сочетании эти значения отсечения максимизируют вероятность отклонения неверно заданных моделей.Наконец, относительная адекватность вложенных моделей была протестирована с использованием разностного теста χ 2 (Δχ 2 ), который был рассчитан путем взятия разницы между оценками χ 2 для последовательно тестируемых моделей и разницы в их степенях. свободы (McArdle, Prescott, 1991; Loehlin, 1987).

Модель измерения

Первоначальная модель тестировала факторную структуру скрытых переменных социальной ориентации, SPS-навыков, делинквентного поведения и употребления наркотиков.На этом этапе важно установить адекватное соответствие модели данным, поскольку плохое общее соответствие может указывать на то, что предположения о базовой структуре скрытых переменных могут быть неверными или что меры неуместны (Farrell, 1994). 3

Корреляции между измеряемыми переменными показаны в, а их стандартизованные факторные нагрузки на латентные переменные социальной ориентации, SPS-навыков, делинквентного поведения и употребления наркотиков показаны в.Факторные нагрузки обеспечивают общую оценку того, какой вклад каждая мера вносит в латентные переменные, если учитывать отношения между латентными переменными (Бирн, 1994; Бирн и др. , 1989; Фаррелл, 1994; МакАрдл и Прескотт, 1992). . Исследование этих нагрузок показывает, что все они были значительными, в диапазоне от 0,36 до 0,95. Эти данные свидетельствуют о том, что латентные конструкции подростковой социальной ориентации SPS-навыков, делинквентного поведения и причастности к наркотикам обеспечивали разумное обобщение отношений между измеряемыми переменными, нагружающими каждую конструкцию, χ 2 [47] = 63.08, p = 0,06; CFI = 0,955, SRMR = 0,077. 4 Значимые корреляции ( p <0,05) были обнаружены в модели измерения латентной переменной делинквентного поведения с причастностью к наркотикам ( r = 0,73), SPS-навыков ( r = -0,68) и социальной ориентации. ( r = -0,76). Были обнаружены значимые корреляции между употреблением наркотиков и навыками SPS ( r = -0,38) и статусом меньшинства ( r = -0,38), а также социальной ориентацией с навыками SPS ( r = 0.63) и пол ( r = −0,28).

Таблица III

Взаимосвязь показателей социальной ориентации, эффективности решения социальных проблем и проблемного поведения ( n = 99)

9014 9014 9014 9014 9014 9014 Efficacy603 9014 9014 9014 9014 9014 9014 9014 9014 901414 7Участие в наркотиках (собственное) (родительский) Правонарушитель (сверстник)60 0,66060 0,660 –0460 -0,02 –0,02 0,3002 9014 903 901 9014 903 901 9014 901 901
1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13.
Социальная ориентация
1.Воспринимаемая эффективность
3. Идентификация с просоциальными ценностями 0.24 0,49
5. Сложность стратегий 0.22 0,45 0,33 0,51
9014 9014 9014 Самостоятельное поведение −0,28 −0,36 −0,44 −0,27
−0,18 −0,15 −0,18 −0,34 −0,08 0,44 −0,23 −0,19 −0,19 −0,19 −0,10 0,29 0,19148Причастность к наркотикам (родитель) −0,06 −0,06 −0,05 −0,19 −0,01 0,30 0,68 0,31
−0,27 −0,38 −0,34 −0,24 −0,28 0,27 0,35 0,33 0,2531111 11.Участие в наркотиках (аналог) −0,20 −0,35 −0,25 −0,26 −0,14 0,21 0,39 0,35 0,43
Демографические переменные
12. Пол (мужской) −0,10 −0,16 −0,18 −0,07 −0,14 0,10 −0,14 −0,08 0,08 0,26 0,11
13. Статус меньшинства 0,15 0,07 0,09 0,12 0,01
−0,01 −0,10 0,17
Среднее значение 6,81 7,83 −0,75 4,53 1,1603 13,06 −0,03 0,53 0,47 0,48 0,31
SD 1,23 1,41 1,12 0,87 0,30 0,34 0,50 0,47

Таблица IV

Факторные нагрузки на скрытые переменные социальной ориентации, навыков решения социальных проблем, делинквентного поведения = 99000 (99000) и вовлеченности в наркотики

321 Эффективные стратегии
Стандартизированная факторная нагрузка
Социальная ориентация
Воспринимаемая эффективность 0.41
Отождествление с просоциальными ценностями 0,72
Ожидания самоэффективности 0,68 =
Навыки решения социальных проблем (SPS)
Эффективные стратегии 0,814 0,61 =
Просроченное поведение
Самоотчет 0,62
Отчет материнской компании 0.36
Отчет коллег 0,52 =
Причастность к наркотикам
Самоотчет 0,95
Отчет родителей
0,72
Пояснительные модели

Были оценены три иерархически вложенных модели для изучения взаимосвязей, подразумеваемых в. На основании результатов, отмеченных ранее, были включены два пути, включающие демографические переменные: один ведет от пола к социальной ориентации, а другой – от статуса меньшинства к употреблению наркотиков.Сводная статистика согласия для трех пояснительных моделей и стандартизированные оценки ключевых параметров показаны на рис.

Таблица V

Статистика соответствия и стандартизованные оценки для моделей с вложенными скрытыми переменными ( n = 99)

Сводка соответствия 903 903 в хи-квадрате (Δχ 2 ) отношения ) a
Модель 1 Модель 2 Модель 3
Хи-квадрат (χ 2 ) 97.91 84,84 70,61
Степени свободы (df) 56 55 54
Вероятность ( p ) 0,00
0,00 13,07 14,23
Степени свободы (Δdf) 1 1
Вероятность – 0.01 0,01
Индекс сравнительной подгонки (CFI) 0,882 0,916 0,953
Стандартизованный среднеквадратичный остаток (SRMR) 0,1409 0,097
[β] Социальная ориентация → SPS-навыки = 0,00 0,76 0,50
[β] Социальная ориентация → Делинквентное поведение = 0.00 = 0,00 −0,60
[β] Навыки SPS → Делинквентное поведение −0,28 −0,56 −0,27 (нс)
Навыки [β] −0,23 −0,32 −0,30
[r] Делинквентное поведение ↔ Причастность к наркотикам 0,70 0,66 0,90
4 Демография 9015 901 908 Социальная ориентация −0.18 (нс) −0,18 (нс) −0,27
Статус β меньшинства → причастность к наркотикам −0,35 −0,36 −0,36
29
Социальная ориентация 0,03 0,03 0,07
SPS-навыки 0,58 0,25
Дисциплинарное поведение 015113 0,32 0,60
Причастность к наркотикам 0,16 0,23 0,22

В первой модели были изучены пути от SPS-навыков до преступного поведения и наркотической зависимости (соответствует пути B) и пути от пола к социальной ориентации и от пристрастия к наркотикам из статуса меньшинства (пути D ). В этой модели пропущены объяснительные пути от социальной ориентации к навыкам SPS (путь A ) или проблемному поведению (путь C ).Таким образом, модель проверила возможность того, что социальная ориентация не играет никакой роли в объяснении случаев проблемного поведения. Подбор модели был плохим, χ 2 [56] = 97,91, p <0,01, CFI = 0,882, SRMR = 0,140.

Вторая модель отличалась от первой одним путем – от социальной ориентации до SPS-навыков (путь A ). Эта модель проверила возможность того, что социальная ориентация имеет только косвенные ассоциации с проблемным поведением (пути A и B ), опосредованные навыками SPS.Хотя эта модель представляла собой значительное улучшение соответствия по сравнению с первой моделью, Δχ 2 [1] = 13,07, p <0,01, ее общая подгонка оставалась неудовлетворительной, χ 2 [55] = 84,84, p <0,01, CFI = 0,916, SRMR = 0,097.

Результаты второй модели указали на необходимость рассмотреть прямые пути от социальной ориентации к преступному поведению и пристрастию к наркотикам. Поэтому тесты множителя Лагранжа из второй модели были исследованы, чтобы определить дополнительные пути, которые улучшили бы соответствие модели.Эти тесты показали, что связь между делинквентным поведением и социальной ориентацией не была хорошо учтена.

На основе этих тестов была оценена окончательная модель, исследующая еще один путь, ведущий от социальной ориентации к делинквентному поведению (путь C ). Эта последняя модель, показанная в, показала значительное улучшение по сравнению с предыдущей моделью, Δχ 2 [1] = 14,23, p <0,01, и дала незначительное значение χ 2 [54] = 70.61, p = 0,06, и показатели качества соответствия, которые превышают оценки отсечения, рекомендованные Ху и Бентлером (1999), CFI = 0,953 и SRMR = 0,086. Как видно на рисунке и показано в последнем столбце, социальная ориентация была значительно и положительно связана с навыками SPS и отрицательно связана с делинквентным поведением. Навыки SPS были значимо и отрицательно связаны с общим употреблением наркотиков, но незначительно связаны с делинквентным поведением. Подростки из числа меньшинств имели более низкий уровень употребления наркотиков, чем другие, и девочки имели более позитивную социальную ориентацию, чем мальчики.После учета этих ассоциаций корреляция между делинквентным поведением и употреблением наркотиков составила 0,90. Модель объясняла 60% отклонений в поведении правонарушителей и 22% отклонений в отношении причастности к наркотикам.

Стандартизированные оценки параметров ассоциаций между социальной ориентацией подростков, навыками решения социальных проблем, проблемным поведением и демографическими переменными для окончательной модели структурного уравнения.

ОБСУЖДЕНИЕ

Было обнаружено, что положительная социальная ориентация играет определенную роль в уровне подросткового преступного поведения и употребления наркотиков.Скрытые конструкции социальной ориентации и навыков решения социальных проблем, а также мультиинформативные меры проблемного поведения показали приемлемые уровни конструктной валидности. Социальная ориентация объясняла различия в проблемном поведении как совместно, так и независимо от навыков решения социальных проблем. Это говорит о том, что знание того, верят ли молодые люди в свою способность вести себя компетентно, так же важно для понимания их решений о проблемном поведении, как и продемонстрированный уровень их навыков решения социальных проблем.Выводы о направлении эффектов нельзя сделать из этих перекрестных данных, но результаты согласуются с ожиданиями, вытекающими из социального обучения (например, Bandura, 1980, 1993), социально-когнитивного развития (например, Dweck and Elliott, 1983). ; Хендерсон и Двек, 1990), социальное развитие (Каталано и Хокинс, 1996) и теории самоопределения (Райан и Деси, 2000) о роли самооценки и мотивации в социальном поведении.

Результаты имеют значение для понимания как одновременного возникновения проблемного поведения, так и их уникальных аспектов.В частности, подростки, сообщившие о положительной социальной ориентации, имели более высокий уровень навыков SPS и более низкий уровень преступного поведения. Напротив, SPS-навыки опосредуют ассоциацию социальной ориентации с употреблением наркотиков. Когда рассматривались только косвенные ассоциации социальной ориентации, SPS-навыки были в значительной степени связаны как с делинквентным поведением, так и с употреблением наркотиков. Тем не менее, когда рассматривались как прямые, так и косвенные ассоциации социальной ориентации, SPS-навыки показали значительную связь только с употреблением наркотиков.Делинквентное поведение может быть результатом как плохих социальных навыков, так и слабой мотивации к использованию компетентных стратегий решения проблем. С другой стороны, употребление наркотиков может быть более тесно связано с плохими социальными навыками и только косвенно с негативной социальной ориентацией.

Было обнаружено несколько ассоциаций демографических переменных с социальной ориентацией, навыками решения социальных проблем или проблемным поведением. Предыдущие исследования в целом показали более высокий уровень проблемного поведения среди подростков из менее благополучных демографических групп (например,g., Jessor et al. , 1998). В настоящем исследовании, однако, статус меньшинства показал единственную прямую связь с проблемным поведением, указывая на то, что подростки из числа меньшинств имели на более низкий уровень употребления наркотиков на , чем не меньшинства. Этот вывод согласуется с недавними сообщениями, в которых документально подтверждены более низкие уровни употребления наркотиков среди афроамериканцев по сравнению с белой / белой молодежью (Barnes et al. , 1994; Gibbs, 1996). Несколько более низкий уровень преступного поведения, наблюдаемый у девочек по сравнению с мальчиками, по-видимому, объясняется их более позитивной социальной ориентацией.Важно принять к сведению недавние отчеты, которые документально подтверждают рост показателей преступного поведения среди девочек-подростков (FBI, 1997), что также может помочь объяснить отсутствие значительных гендерных различий в преступности.

Последствия и направления для будущих исследований

Критические обзоры эффективности вмешательств по повышению социальных навыков приводят доводы в пользу необходимости расширения масштабов этих вмешательств с целью всестороннего воздействия на внутриличностные, межличностные и социальные факторы, которые могут повлиять на мотивацию подростков. проявлять проблемное поведение (Durlak, 1983, 1995; Weissberg et al., 1991). Ясно, что факторы риска и защиты проявляются в разных контекстах, включая семью, район, школу и группу сверстников (Catalano and Hawkins, 1996; Hawkins et al. , 1992; Jessor et al. , 1998; Patterson). и др., , 1989; Seidman, 1991), но исследования были менее ясны в отношении конкретных основных механизмов, которые могли бы описать, как эти факторы влияют на решения подростков вовлечься в проблемное поведение. Результаты настоящего исследования указывают на возможность того, что социальная ориентация на решение проблем играет ключевую роль в этих процессах, и предлагают три предположения, которые следует рассмотреть в будущих исследованиях.

Одно из предположений состоит в том, что негативная социальная ориентация отражает скрытый риск вовлечения в проблемное поведение (Bell, 1986). Например, подростки с негативными ожиданиями самоэффективности, вероятно, будут переживать социально сложные события (например, разногласия со сверстниками) как тревожные и реагировать таким образом, чтобы подорвать их способность использовать социальные навыки, которыми они обладают (Bandura, 1980, 1993). Действительно, Allen et al. 1994 показал, что негативные ожидания в социальных взаимодействиях предсказывают будущую вовлеченность в проблемное поведение.Молодежь с негативными убеждениями в отношении результатов своих усилий по решению проблем может реагировать на межличностный конфликт способами, которые усиливают негативные результаты (Dodge and Frame, 1982; Lochman and Dodge, 1994; Slaby and Guerra, 1988). Более того, негативные убеждения и их негативные последствия могут усиливать друг друга. Например, опыт отторжения сверстников и принудительных семейных взаимодействий (Patterson et al. , 1989) может укрепить убеждения подростка, что компетентные или совместные решения неэффективны, и наблюдения других о том, что он или она некомпетентны.Эта интерпретация предполагает, что меры вмешательства потребуют не только вмешательства для повышения социальных навыков, но и для изменения негативных убеждений, которые могут сопровождать дефицит социальных навыков (Guerra and Slaby, 1990).

Второе утверждение состоит в том, что положительная социальная ориентация служит защитным фактором. В то время как факторы риска действуют, увеличивая вероятность проблемных исходов, защитные факторы действуют, уменьшая влияние риска (умеренность) или вмешиваясь в причинно-следственную цепочку между факторами риска и проблемными исходами (посредничество) (Coie et al., 1993). Результаты настоящего исследования согласуются с обширной исследовательской литературой по устойчивости, указывающей на то, что характеристики личности, такие как внутренний локус контроля, высокая самооценка и развитие эго, могут компенсировать пагубные последствия негативных жизненных событий (Cowen and Work, 1988; Гармези и др. , 1984; Лутар, 1991; Раттер, 1987). Позитивная социальная ориентация может опосредовать отношения между проблемным поведением и экологическими рисками, включая плохую практику управления семьей (Patterson et al., 1989), подверженность опасности по соседству (Seidman, 1991), отрицательный школьный опыт (Kasen et al. , 1990; Kuperminc et al. , 1997) и общение с антисоциальными сверстниками (Patterson et al. ). , 1989). Способность сохранять положительные убеждения может дать молодым людям возможность успешно «преодолевать рискованные ситуации» (Rutter, 1987). Необходимы исследования для изучения этих возможностей и внесения вклада в практические знания о том, как перейти к системным подходам, способствующим развитию социальной компетентности подростков в среде, повышающей компетентность (Weissberg et al., 1991).

Процессы риска и устойчивости предлагают объяснения того, как социальная ориентация может функционировать для прогнозирования вовлечения в проблемное поведение. Третье предположение вытекает из вопроса , почему положительная социальная ориентация может иметь особое значение для развития в подростковом возрасте. Социальная ориентация может влиять на то, как подростки решают основные задачи развития (Connell, 1990; Dweck and Elliott, 1983; Ryan and Deci, 2000; White, 1959).Эти задачи включают постепенный переход от зависимости от родителей к большей зрелости, самостоятельности и личной автономии (Allen et al. , 1990a; Connell, 1990; Erikson, 1963; Greenberger, 1984; Hill and Holmbeck, 1986). Современные теории развития предполагают, что подростки, скорее всего, достигнут положительных результатов в этих областях, когда они смогут установить свою независимость, сохраняя при этом позитивные отношения с важными людьми в своей жизни (Allen et al., 1990а; Аллен и др. , 1997). Подростки, которые чувствуют, что им не хватает эффективных навыков решения социальных проблем, ожидают отрицательных результатов или обесценивают важность родительских ценностей, могут преследовать свою потребность в автономии способами, разрушающими отношения с другими (Allen et al. , 1997; Connell, 1990 ; Холдич и др. , 2000; Куперминц и др. , 1996). Таким образом, негативные убеждения могут снизить мотивацию подростков к достижению целей развития социально приемлемыми способами.

Ограничения

Статистические модели предполагали направление влияния от социальной ориентации подростков и их навыков решения социальных проблем к проблемному поведению, однако противоположные или взаимные пути могут одинаково хорошо соответствовать этим данным. Например, проблемные модели поведения (и их последствия) могут порождать негативные убеждения и снижать уровень продемонстрированных навыков. Следует с осторожностью делать твердые выводы из имеющихся данных, особенно с учетом небольшого размера выборки.

Будущие лонгитюдные исследования могут предоставить более эффективные проверки гипотез, давая возможность изучить изменения с течением времени в социальной ориентации подростков, уровнях SPS-навыков и проблемного поведения, а также взаимных и взаимно запаздывающих влияний между этими конструкциями. Поскольку участники были отобраны на основе наличия общего набора школьных факторов риска, результаты не могут быть обобщены на всех подростков. Более того, подростки, по которым данные сверстников были недоступны, были исключены из анализа, что повысило вероятность того, что представленные здесь результаты не применимы к молодежи из группы риска, не имеющей навыков в поддержании отношений со сверстниками.Тем не менее, эта стратегия выборки дает преимущества для исследований, предназначенных для разработки профилактических мероприятий, поскольку критерии отбора для исследования были аналогичны критериям отбора участников для целевых профилактических мероприятий (например, Pillow et al. , 1991).

Это исследование – шаг к пониманию и обучению предотвращению путей развития, ведущих к деструктивному поведению подростков. Уточняя различия между социальными навыками и социальной ориентацией, это исследование выявило важные аспекты социальной компетентности молодых людей, которые могут опосредовать взаимосвязь между экологическими рисками и проявлением проблем поведения.

Проблемное поведение и мотивация к решению межличностных проблем среди подростков с высоким риском

Резюме

Модель проблемного подросткового поведения, которая расширяет существующие теории дефицита социальных навыков в делинквентном поведении с учетом как социальных навыков, так и ориентации на использование адаптивных навыков, была исследованы на этнически и социально-экономически разнообразной выборке из 113 подростков мужского и женского пола. Подростки отбирались на основе риска трудностей в социальной адаптации от умеренного до серьезного, чтобы сосредоточить внимание на группе молодежи, которая с наибольшей вероятностью станет объектом профилактических мероприятий.Моделирование структурным уравнением использовалось для изучения перекрестных данных с использованием нескольких информантов (подростки, сверстники и родители) и нескольких методов (тест производительности и самоотчет). Социальная ориентация подростков, что отражается в воспринимаемой эффективности решения проблем, идентификации с просоциальными ценностями взрослых и ожиданиями самоэффективности, продемонстрировала прямую связь с делинквентным поведением и косвенную связь с употреблением наркотиков, опосредованную продемонстрированным успехом в использовании навыков решения проблем.Результаты показывают, что полезность теорий социальных навыков проблемного поведения подростков для информирования о профилактических и лечебных мероприятиях может быть увеличена путем их расширения с учетом ориентации подростков на использование навыков, которыми они, возможно, уже обладают.

ВВЕДЕНИЕ

В многочисленных исследованиях изучалась связь между навыками решения социальных проблем (SPS) и проблемным поведением подростков. Было обнаружено, что подростки-правонарушители и подростки, злоупотребляющие психоактивными веществами, неоднократно генерировали менее эффективные стратегии разрешения межличностных конфликтов, чем другие подростки (Allen et al., 1990b, 1994; Freedman et al. , 1978; Hains and Herrman, 1989; Pont, 1995), а также менее сложные навыки интеграции взглядов на себя и других (Leadbeater et al. , 1989; Lenhart and Rabiner, 1995). Эти результаты согласуются с предположением, что плохие социальные навыки подвергают молодежь риску антиобщественного поведения. Однако альтернативная интерпретация состоит в том, что очевидная социальная некомпетентность , продемонстрированная некоторыми молодыми людьми, может отражать предпочтение социального поведения, которое другие считают менее компетентным.Вместо того чтобы указывать на дефицит навыков, связь между отсутствием продемонстрированных социальных навыков и делинквентным поведением может отражать убеждения и ожидания молодых людей относительно эффективности использования навыков, которыми они обладают, или их отсутствие отождествления с просоциальными целями.

Хотя эмпирические исследования подтверждают связь между навыками СФС и проблемным поведением подростков, данные о долгосрочном сокращении случаев проблемного поведения с помощью вмешательств, направленных на повышение социальных навыков, неубедительны.Некоторые программы документально подтвердили положительное влияние на снижение результатов проблем (например, Caplan et al. , 1992), но многие другие не продемонстрировали значительного снижения целевого проблемного поведения, несмотря на документальное подтверждение повышения уровня навыков (Dishion et al. , 1984; Дурлак, 1983; Каздин, 1993; Mulvey и др. , 1993). Хотя есть заметные исключения (например, Weissberg et al. , 1997), многие программы, показавшие положительный эффект, обычно не находят связи между результатами и изменениями в уровне навыков участников программы (Weissberg and Elias, 1993).Эти противоречивые выводы приводятся по многим причинам, включая недостаточную подготовку персонала или неспособность полностью реализовать компоненты программы (Kazdin, 1993; Pillow et al. , 1991). Помимо этих ограничений в реализации программ, все согласны с тем, что для разработки более эффективных программ требуется более глубокое понимание того, как процессы риска и защиты связаны с развитием проблемного поведения (Catalano and Hawkins, 1996; Dryfoos, 1991; Hawkins et al., 1992; Jessor et al. , 1998; Каздин, 1993).

Исследования часто приходили к выводу, что дефицит социальных навыков сопровождает повышенный риск проблемного поведения, но мало исследований рассматривало, как взгляды подростков на то, что определяет социально компетентное поведение, может способствовать их уровню риска (Allen et al. , 1994). Основным когнитивным достижением подросткового возраста является способность наблюдать и оценивать собственные навыки и качества (Дэймон и Харт, 1988; Хартер, 1990; Марш и Шавелсон, 1985).Тем не менее, подростки могут различаться по своей общей ориентации на социальные задачи, что определяет, насколько хорошо они демонстрируют свою компетентность. Например, молодежь, которая участвует в мероприятии по повышению социальных навыков, может демонстрировать успехи в измерении навыков, но может не рассматривать эти навыки как имеющие отношение к решению реальных жизненных проблем (Selman et al. , 1992). Когда при оценке навыков SPS оценивается адекватность усилий по решению проблем, они могут упускать из виду важные мотивационные процессы, которые порождают эти усилия (D’Zurilla и Goldfried, 1971; D’Zurilla и Maydeu-Olivares, 1995; White, 1959).

Настоящее исследование оценивает роль ориентации подростков на использование адаптивных навыков в объяснении как степени, в которой подростки генерируют эффективные стратегии решения проблем, так и их вовлеченности в серьезные проблемные формы поведения. Использование нами термина социальная ориентация для описания этих мотивационных процессов согласуется с прошлой работой, в которой признавалось, что «ориентация или установка человека в подходе к ситуации могут сильно повлиять на то, как он будет реагировать на эту ситуацию» (D Зурилла и Голдфрид, 1971, стр.112). Мы ожидаем, что на социальную ориентацию будут влиять возможности, участие и воспринимаемое вознаграждение за просоциальную или антисоциальную деятельность и модели (Catalano and Hawkins, 1996). Позитивная социальная ориентация операционализируется в настоящем исследовании как набор убеждений, которые включают положительную самооценку эффективности в решении прошлых проблем, чувство самоэффективности при столкновении с будущими конфликтами и идентификацию с просоциальными целями.

представляет собой концептуальную модель отношений между социальной ориентацией, навыками SPS и проблемным поведением.Рисунок иллюстрирует потенциальную роль социальной ориентации в влиянии на приобретение социальных навыков и влиянии на важные поведенческие результаты, как напрямую, так и через ее связь с социальными навыками. На рисунке показана прямая связь социальной ориентации с навыками SPS (путь A ) и навыков SPS с проблемным поведением (путь B ). Модель включает как косвенную связь между социальной ориентацией и проблемным поведением, опосредованной SPS-навыками (пути A и B ), так и прямую связь, ведущую от социальной ориентации к проблемному поведению (путь C ).Также рассматриваются ассоциации пола, возраста, статуса меньшинства, семейного дохода и семейного статуса с одним родителем (пути D ). Компоненты этой модели и ожидаемые отношения между ними обсуждаются в следующих разделах. Моделирование структурных уравнений со скрытыми переменными (SEM) использовалось для проверки трех моделей, которые отражают конкурирующие гипотезы об относительной важности каждого из этих путей. Первоначальная модель проверяла адекватность измерения предполагаемых конструктов социальной ориентации, SPS-навыков, делинквентного поведения и причастности к наркотикам.Затем были протестированы три последующие объяснительные модели, предполагающие следующее: (1) Нет связи социальной ориентации ни с навыками SPS, ни с проблемным поведением; (2) позитивная социальная ориентация напрямую связана с высоким уровнем навыков СФС, но лишь косвенно связана с проблемным поведением; и (3) позитивная социальная ориентация напрямую связана с высоким уровнем навыков СФС и вовлечением в меньшее количество проблемных форм поведения.

Концептуальная модель ассоциаций между социальной ориентацией подростков, навыками решения социальных проблем, проблемным поведением и демографическими переменными.

Концептуализация и измерение проблемного поведения

Проблемное поведение подростков, такое как преступность среди несовершеннолетних и злоупотребление психоактивными веществами, несут огромные издержки для молодежи, их семей и общества. Например, статистика Федерального бюро расследований (ФБР) показывает общее снижение насильственных преступлений и преступлений против собственности с 1989 по 1998 год, но существенное увеличение доли арестов несовершеннолетних за эти преступления к 1998 году (FBI, 1998; Grisso, 1993). Распространенность злоупотребления психоактивными веществами среди подростков остается тревожно высокой: более половины учащихся сообщили об употреблении запрещенных наркотиков к последнему году обучения в старшей школе (Johnston et al., 2000).

Было обнаружено, что проблемное поведение подростков часто возникает одновременно и может включать синдром проблемного поведения, который отражает лежащие в основе паттерны развития, такие как склонность к нестандартности (Allen, Aber, and Leadbeater, 1990a; Donovan and Jessor, 1985; Donovan и др. , 1988; Elliott и др. , 1989). Сочетание проблемного поведения предполагает, что отдельные проблемы могут быть результатом общих проблем в социальном развитии.Тем не менее, важно, чтобы исследования множественного проблемного поведения подростков изучали пути, которые проливают свет на важные уникальные характеристики этих проблем (Allen et al. , 1994).

Исследования обычно основывались на информации о множестве проблемных форм поведения от одного информанта, чаще всего на самоотчетах подростков. Тщательно собранные самоотчеты могут предоставить как минимум предвзятых оценок конкретного проблемного поведения подростков (Allen et al., 1994; Elliott et al. , 1989 г .; Farrington, 1973), но оценки их совместной встречаемости могут быть завышены из-за коррелированной ошибки измерения, когда информация собирается из одного источника. Отчеты от разных информантов могут затрагивать разные, но частично совпадающие аспекты поведения в разных условиях (например, в группе сверстников и в семье), что указывает на важность сбора информации о проблемах поведения подростков от множества информантов (Achenbach, 1991; Achenbach et al. al., 1987). Более того, отношения между проблемным поведением и конструктами, относящимися к компетенции в решении социальных проблем, также могут быть завышены, когда измерения как критериев, так и независимых переменных полагаются на самооценку. В настоящем исследовании изучалась правонарушительная деятельность и причастность к наркотикам, оцениваемая на основе отчетов о себе, родителях и коллегах.

Навыки решения социальных проблем

Исследованию подростковых навыков СФС препятствовала нехватка концептуальной ясности (Cavell, 1990; Cavell, Meehan, and Fiala, в печати; Peterson and Leigh, 1990).При оценке компетентность рассматривалась как глобальный конструкт (например, суждения об эффективности) или сосредоточивалась на конкретных навыках (например, навыках интеграции с социальной перспективой), которые, как предполагается, лежат в основе эффективного поведения (Peterson and Leigh, 1990; Selman et al. , 1986; Waters и Сроуф, 1983). Каждый подход имеет свои преимущества и недостатки. Глобальным оценкам может не хватать ситуационной специфики, но они предлагают большую обобщаемость. С другой стороны, оценки конкретных навыков позволяют лучше понять процессы СФС и могут быть более полезными для оценки конкретных сильных и слабых сторон, но не имеют возможности обобщения (D’Zurilla и Maydeu-Olivares, 1995; Waters and Sroufe, 1983).Хотя их редко рассматривают вместе, сочетание этих двух подходов может дать более надежные оценки адекватности усилий подростков по решению социальных проблем. Навыки решения проблем оценивались в настоящем исследовании с использованием оценок как общей эффективности, так и конкретного навыка – интеграции взглядов на себя и других – которые, как было установлено, связаны с общей компетенцией и адаптацией к подросткам (Brion-Meisels et al. , 1984; Leadbeater et al. , 1989; Lenhart and Rabiner, 1995).

Социальная ориентация на решение проблем

Бандура (1980, 1993) постулировал, что негативные ожидания самоэффективности действуют за счет уменьшения усилий, прилагаемых для решения сложных задач, и увеличения вероятности дезадаптивных реакций. Точно так же Двек и его коллеги (Двек и Эллиотт, 1983; Хендерсон и Двек, 1990) считают, что способность подростков эффективно адаптироваться к социальным требованиям частично определяется психолого-мотивационными факторами, включая ценности и убеждения об их способностях.Кроме того, разработанная Райаном и Деси теория самоопределения (Ryan and Deci, 2000) постулирует, что мотивация и благополучие снижаются, когда люди осознают, что их усилия по обеспечению компетентности мешают. Эти теории предполагают, что люди, обладающие высокими уровнями социальных навыков, могут прибегать к менее чем оптимальным средствам разрешения сложных ситуаций, если они (1) не считают компетентные стратегии адаптивными в своей текущей среде, (2) не ценят результаты, которые эти ожидается, что стратегии принесут результат, или (3) не верят, что стратегии будут работать на них.

К подростковому возрасту эти ожидания, ценности и убеждения, по-видимому, характеризуют общую ориентацию на компетентное решение проблем. Исследования показали, что учителя и сверстники оценивают подростков как социально компетентных, когда они ценят компетентные решения, выражают просоциальные цели и ожидают положительных результатов (Allen et al. , 1989; Parkhurst and Asher, 1985). Исследования также начали показывать, что ожидания, ценности и убеждения подростков в отношении решения социальных проблем имеют значение для их участия в проблемном поведении (Allen et al., 1990а, 1994; Паттерсон и др. , 1989).

Цели настоящего исследования

Предыдущее исследование подтверждает важность умения решать социальные проблемы для объяснения вовлеченности подростков в проблемное поведение и актуальность социальной ориентации (т.е. убеждений, ценностей и ожиданий) для развития социальной компетентности. . В настоящем исследовании ролевой тест производительности (D’Zurilla and Maydeu-Olivares, 1995; McFall, 1982), связанный с гипотетическими конфликтами со сверстниками, родителями и другими взрослыми, использовался для измерения эффективности и сложности SPS-стратегий подростков. .Ожидания самоэффективности, воспринимаемая идентификация с просоциальными ценностями взрослых и предполагаемая эффективность в разрешении недавних конфликтов были оценены как индикаторы социальной ориентации. Навыки СФС и социальная ориентация были изучены в связи с мультиинформативными оценками правонарушительного поведения и употребления наркотиков. Также были изучены связи с полом, возрастом, расовой или этнической принадлежностью, составом семьи и семейным доходом. Центральный вопрос, рассматриваемый в этом исследовании, заключался в следующем: каковы степень и характер ассоциации социальной ориентации и навыков СФС с делинквентным поведением и употреблением наркотиков? Хотя эти перекрестные данные не позволяют сделать выводы о направлении эффектов, это исследование продвигает предыдущие исследования с использованием SEM для изучения мультиинформативных данных из отчетов самих себя, родителей и сверстников о вовлеченности подростков в проблемное поведение.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Предварительный анализ

Необработанные средние баллы и стандартные отклонения, а также форматы ответов мер проблемного поведения представлены в. Распределение большинства показателей проблемного поведения было искажено в положительную сторону, подобно распределению, обнаруженному в предыдущих исследованиях множественного проблемного поведения подростков (например, Elliott et al. , 1989). Средние значения соответствуют природе образца с умеренным риском. Например, отчеты родителей о делинквентном поведении показывают оценки, которые примерно в два раза выше, чем опубликованные нормы для доклинических выборок, но ниже, чем нормы для клинических групп (Achenbach, 1991).Переменные с искаженным распределением были преобразованы в их натуральный логарифм, чтобы лучше аппроксимировать нормальные распределения.

Таблица I

Средние, стандартные отклонения и асимметрия для проблемного поведения из собственных, родительских и партнерских отчетов ( n = 113)

Среднее SD Асимметрия Формат ответа
Самоотчет
Просроченное поведение 18.69 41,72 3,01 Общая частота за последние 6 месяцев
Причастность к наркотикам
Использование (частота) 2,41 2,97 1,53 0: не используется; 8: 2–3 раза в неделю
Проблемы 1,84 2,78 1,85 Число испытанных из 15
Отчет родителей
Правонарушение 13.68 9,00 0,72 0: нет проблем; 64: максимум
Причастность к наркотикам
Использование (частота) 1,28 2,04 2,33 0: не используется; 8: 2–3 раза в неделю
Проблемы 1,15 2,42 2,48 Число опытных из 15
Свидетельство коллег
Проступки 1.78 0,55 0,88 1: не характерно; 4: очень характерно
Причастность к наркотикам 1,69 0,60 1,00 1: не характерно; 4: очень характерный

Было несколько пропущенных значений (3 или меньше) для данных собственного и родительского отчетов; они были заменены выборочными средними, чтобы максимизировать данные. Однако из-за относительно большой доли отсутствующих данных сверстников, отмеченной ранее, мы вычислили дисперсионный анализ, за ​​которым последовали стьюдентизированные тесты диапазона Тьюки (α = 0.05), сравнивая подростков, по которым данные не были доступны ни от кого ( n = 14), от одного сверстника ( n = 22) или от двух сверстников ( n = 77). Участие сверстников не было связано с сообщениями самих себя и родителей о проблемном поведении, а также с полом, возрастом, статусом меньшинства, семейным доходом и составом семьи. Подростки, у которых были данные только от одного сверстника, не отличались ни при каких сравнениях с подростками, для которых данные были получены от двух сверстников. Однако у подростков, у которых нет данных о сверстниках, были менее эффективные стратегии SPS, F (2110) = 3.51, p <0,05, и менее сложные стратегии, F (2110) = 3,78, p <0,05, чем у подростков с данными от двух сверстников, и более низкие ожидания самоэффективности, чем у подростков с данными от одного сверстника или у двух сверстников F (2110) = 4,59, p <0,05. Из-за этих различий последующий анализ был проведен с сокращенной выборкой ( n = 99), для которой были доступны отчеты о проблемном поведении (по крайней мере, от одного сверстника) о себе, родителях и коллегах.Эти данные свидетельствуют о том, что подростки, которые не хотели или не могли назвать имена сверстников, которые могли бы предоставить данные о них, имеют более слабые навыки СФС и более негативную социальную ориентацию, чем другие подростки. Таким образом, итоговая выборка отражает возможный уклон в сторону более мотивированных и более социально компетентных подростков.

Затем мы исследовали корреляцию показателей социальной ориентации, навыков SPS, правонарушительного поведения и употребления наркотиков с возрастом и семейным доходом.Мы также исследовали t тестов этих переменных с полом, статусом меньшинства и семейным статусом с одним родителем. Ни один из этих анализов не достиг значимости после поправки Бонферрони на большое количество сравнений (α = 0,05 / 55 = 0,001). Мы также провели аналогичный анализ демографических переменных с комплексными показателями социальной ориентации, SPS-навыков, делинквентного поведения, употребления наркотиков и общего проблемного поведения. Составные показатели были созданы путем усреднения z-баллов соответствующих индикаторов для каждой конструкции (например,g., совокупность делинквентного поведения рассчитывалась путем усреднения z-баллов для самоотверженных, родительских и сверстников отчетов о делинквентном поведении). Эти анализы выявили более низкий уровень употребления наркотиков среди этнических меньшинств, чем среди представителей меньшинств, t (111) = 3,65, p <0,01, более высокий уровень преступного поведения для мальчиков, чем для девочек, t (111) = −2,37, p = 0,02, и несколько более позитивная социальная ориентация у девочек, чем у мальчиков, t (111) = 1,80, p = 0.07. Затем мы изучили взаимодействие каждой демографической переменной с комплексными показателями социальной ориентации и навыков SPS в множественных регрессионных анализах преступного поведения, употребления наркотиков и общего проблемного поведения. Ни одно из взаимодействий не имело значения. Однако, как показано в, совокупность навыков социальной ориентации и SPS была независимо связана с делинквентным поведением и общим проблемным поведением. Отсутствие значимых взаимодействий указывает на то, что процессы, связывающие социальную ориентацию и навыки SPS с проблемным поведением, вряд ли будут различаться для людей разного возраста, семейного дохода и семейного статуса с одним родителем.Регрессионный анализ также свидетельствует о том, что как социальная ориентация, так и навыки СФС способствуют вовлечению подростков в проблемное поведение и что важно учитывать влияние пола и статуса меньшинства.

Таблица II

Регрессионный анализ комплексных показателей причастности к наркотикам, правонарушительного и общего проблемного поведения по полу, статусу меньшинства и комплексных показателей социальной ориентации и навыков SPS

9032 9032 903208 ** (-0,43 *** )
Причастность к наркотикам
Просрочка
Всего проблем
Δ R 2 ΔR 2 β R 2 ΔR 2 9032
0.11 ** 0,11 ** 0,06 * 0,06 * 0,07 * 0,07 * 9015 −0,02 0,15 0,06
Статус меньшинства −0,31008 −0,23 **
0,19 *** 0,09 * 14 *** 0,25 *** 0,17 ***
Социальная ориентация −0,14 (−0,26 ** ) -0,23 (-0,38 *** ) *
SPS навыки † (-0,27 ** ) -0,26 * (-0,42 *** ) -0,25 * (-0,38 ***

Модели структурных уравнений

Максимальное правдоподобие SEM использовалось для оценки ассоциаций социальной ориентации и SPS-навыков с мультиинформативными сообщениями о правонарушении и употреблении наркотиков.Также были изучены ассоциации пола и статуса меньшинства с каждым из этих конструктов. Было установлено, что оценка максимального правдоподобия дает надежные оценки параметров даже при относительно небольших размерах выборки (Tanaka, 1987). Структурные уравнения позволяют исследователю исследовать теоретические построения, измеренные с помощью нескольких индикаторов, так что общая дисперсия между конструкциями изолирована от ошибки измерения и систематических ошибок метода (Byrne, 1994; Loehlin, 1987). Были сконструированы скрытые переменные социальной ориентации, навыков СФС, правонарушений и причастности к наркотикам.Анализ проходил в два этапа: построение модели измерения, проверяющей конструктивную валидность латентных переменных, с последующим исследованием объяснительных моделей.

Модели оценивались путем изучения оценок параметров и сводной статистики согласия. Для оценки того, насколько адекватно эти модели учитывают наблюдаемую ковариацию между измеряемыми переменными в каждой модели, использовались четыре критерия. Хи-квадрат модели (χ 2 ) обеспечивает оценку максимального правдоподобия вероятности того, что модель случайно отличается от наблюдаемых данных.Небольшие незначительные значения χ 2 означают, что модель адекватно соответствует данным. Мы также использовали сравнительный индекс соответствия (CFI) и стандартизованный среднеквадратичный остаток (SRMR). Ху и Бентлер (1999) рекомендовали использовать значение отсечения, равное или превышающее 0,95 для CFI, и значение отсечения, равное или меньшее 0,09 для SRMR, для оценки согласия для моделей, испытанных с небольшими выборками ( n <150). В сочетании эти значения отсечения максимизируют вероятность отклонения неверно заданных моделей.Наконец, относительная адекватность вложенных моделей была протестирована с использованием разностного теста χ 2 (Δχ 2 ), который был рассчитан путем взятия разницы между оценками χ 2 для последовательно тестируемых моделей и разницы в их степенях. свободы (McArdle, Prescott, 1991; Loehlin, 1987).

Модель измерения

Первоначальная модель тестировала факторную структуру скрытых переменных социальной ориентации, SPS-навыков, делинквентного поведения и употребления наркотиков.На этом этапе важно установить адекватное соответствие модели данным, поскольку плохое общее соответствие может указывать на то, что предположения о базовой структуре скрытых переменных могут быть неверными или что меры неуместны (Farrell, 1994). 3

Корреляции между измеряемыми переменными показаны в, а их стандартизованные факторные нагрузки на латентные переменные социальной ориентации, SPS-навыков, делинквентного поведения и употребления наркотиков показаны в.Факторные нагрузки обеспечивают общую оценку того, какой вклад каждая мера вносит в латентные переменные, если учитывать отношения между латентными переменными (Бирн, 1994; Бирн и др. , 1989; Фаррелл, 1994; МакАрдл и Прескотт, 1992). . Исследование этих нагрузок показывает, что все они были значительными, в диапазоне от 0,36 до 0,95. Эти данные свидетельствуют о том, что латентные конструкции подростковой социальной ориентации SPS-навыков, делинквентного поведения и причастности к наркотикам обеспечивали разумное обобщение отношений между измеряемыми переменными, нагружающими каждую конструкцию, χ 2 [47] = 63.08, p = 0,06; CFI = 0,955, SRMR = 0,077. 4 Значимые корреляции ( p <0,05) были обнаружены в модели измерения латентной переменной делинквентного поведения с причастностью к наркотикам ( r = 0,73), SPS-навыков ( r = -0,68) и социальной ориентации. ( r = -0,76). Были обнаружены значимые корреляции между употреблением наркотиков и навыками SPS ( r = -0,38) и статусом меньшинства ( r = -0,38), а также социальной ориентацией с навыками SPS ( r = 0.63) и пол ( r = −0,28).

Таблица III

Взаимосвязь показателей социальной ориентации, эффективности решения социальных проблем и проблемного поведения ( n = 99)

9014 9014 9014 9014 9014 9014 Efficacy603 9014 9014 9014 9014 9014 9014 9014 9014 901414 7Участие в наркотиках (собственное) (родительский) Правонарушитель (сверстник)60 0,66060 0,660 –0460 -0,02 –0,02 0,3002 9014 903 901 9014 903 901 9014 901 901
1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13.
Социальная ориентация
1.Воспринимаемая эффективность
3. Идентификация с просоциальными ценностями 0.24 0,49
5. Сложность стратегий 0.22 0,45 0,33 0,51
9014 9014 9014 Самостоятельное поведение −0,28 −0,36 −0,44 −0,27
−0,18 −0,15 −0,18 −0,34 −0,08 0,44 −0,23 −0,19 −0,19 −0,19 −0,10 0,29 0,19148Причастность к наркотикам (родитель) −0,06 −0,06 −0,05 −0,19 −0,01 0,30 0,68 0,31
−0,27 −0,38 −0,34 −0,24 −0,28 0,27 0,35 0,33 0,2531111 11.Участие в наркотиках (аналог) −0,20 −0,35 −0,25 −0,26 −0,14 0,21 0,39 0,35 0,43
Демографические переменные
12. Пол (мужской) −0,10 −0,16 −0,18 −0,07 −0,14 0,10 −0,14 −0,08 0,08 0,26 0,11
13. Статус меньшинства 0,15 0,07 0,09 0,12 0,01
−0,01 −0,10 0,17
Среднее значение 6,81 7,83 −0,75 4,53 1,1603 13,06 −0,03 0,53 0,47 0,48 0,31
SD 1,23 1,41 1,12 0,87 0,30 0,34 0,50 0,47

Таблица IV

Факторные нагрузки на скрытые переменные социальной ориентации, навыков решения социальных проблем, делинквентного поведения = 99000 (99000) и вовлеченности в наркотики

321 Эффективные стратегии
Стандартизированная факторная нагрузка
Социальная ориентация
Воспринимаемая эффективность 0.41
Отождествление с просоциальными ценностями 0,72
Ожидания самоэффективности 0,68 =
Навыки решения социальных проблем (SPS)
Эффективные стратегии 0,814 0,61 =
Просроченное поведение
Самоотчет 0,62
Отчет материнской компании 0.36
Отчет коллег 0,52 =
Причастность к наркотикам
Самоотчет 0,95
Отчет родителей
0,72
Пояснительные модели

Были оценены три иерархически вложенных модели для изучения взаимосвязей, подразумеваемых в. На основании результатов, отмеченных ранее, были включены два пути, включающие демографические переменные: один ведет от пола к социальной ориентации, а другой – от статуса меньшинства к употреблению наркотиков.Сводная статистика согласия для трех пояснительных моделей и стандартизированные оценки ключевых параметров показаны на рис.

Таблица V

Статистика соответствия и стандартизованные оценки для моделей с вложенными скрытыми переменными ( n = 99)

Сводка соответствия 903 903 в хи-квадрате (Δχ 2 ) отношения ) a
Модель 1 Модель 2 Модель 3
Хи-квадрат (χ 2 ) 97.91 84,84 70,61
Степени свободы (df) 56 55 54
Вероятность ( p ) 0,00
0,00 13,07 14,23
Степени свободы (Δdf) 1 1
Вероятность – 0.01 0,01
Индекс сравнительной подгонки (CFI) 0,882 0,916 0,953
Стандартизованный среднеквадратичный остаток (SRMR) 0,1409 0,097
[β] Социальная ориентация → SPS-навыки = 0,00 0,76 0,50
[β] Социальная ориентация → Делинквентное поведение = 0.00 = 0,00 −0,60
[β] Навыки SPS → Делинквентное поведение −0,28 −0,56 −0,27 (нс)
Навыки [β] −0,23 −0,32 −0,30
[r] Делинквентное поведение ↔ Причастность к наркотикам 0,70 0,66 0,90
4 Демография 9015 901 908 Социальная ориентация −0.18 (нс) −0,18 (нс) −0,27
Статус β меньшинства → причастность к наркотикам −0,35 −0,36 −0,36
29
Социальная ориентация 0,03 0,03 0,07
SPS-навыки 0,58 0,25
Дисциплинарное поведение 015113 0,32 0,60
Причастность к наркотикам 0,16 0,23 0,22

В первой модели были изучены пути от SPS-навыков до преступного поведения и наркотической зависимости (соответствует пути B) и пути от пола к социальной ориентации и от пристрастия к наркотикам из статуса меньшинства (пути D ). В этой модели пропущены объяснительные пути от социальной ориентации к навыкам SPS (путь A ) или проблемному поведению (путь C ).Таким образом, модель проверила возможность того, что социальная ориентация не играет никакой роли в объяснении случаев проблемного поведения. Подбор модели был плохим, χ 2 [56] = 97,91, p <0,01, CFI = 0,882, SRMR = 0,140.

Вторая модель отличалась от первой одним путем – от социальной ориентации до SPS-навыков (путь A ). Эта модель проверила возможность того, что социальная ориентация имеет только косвенные ассоциации с проблемным поведением (пути A и B ), опосредованные навыками SPS.Хотя эта модель представляла собой значительное улучшение соответствия по сравнению с первой моделью, Δχ 2 [1] = 13,07, p <0,01, ее общая подгонка оставалась неудовлетворительной, χ 2 [55] = 84,84, p <0,01, CFI = 0,916, SRMR = 0,097.

Результаты второй модели указали на необходимость рассмотреть прямые пути от социальной ориентации к преступному поведению и пристрастию к наркотикам. Поэтому тесты множителя Лагранжа из второй модели были исследованы, чтобы определить дополнительные пути, которые улучшили бы соответствие модели.Эти тесты показали, что связь между делинквентным поведением и социальной ориентацией не была хорошо учтена.

На основе этих тестов была оценена окончательная модель, исследующая еще один путь, ведущий от социальной ориентации к делинквентному поведению (путь C ). Эта последняя модель, показанная в, показала значительное улучшение по сравнению с предыдущей моделью, Δχ 2 [1] = 14,23, p <0,01, и дала незначительное значение χ 2 [54] = 70.61, p = 0,06, и показатели качества соответствия, которые превышают оценки отсечения, рекомендованные Ху и Бентлером (1999), CFI = 0,953 и SRMR = 0,086. Как видно на рисунке и показано в последнем столбце, социальная ориентация была значительно и положительно связана с навыками SPS и отрицательно связана с делинквентным поведением. Навыки SPS были значимо и отрицательно связаны с общим употреблением наркотиков, но незначительно связаны с делинквентным поведением. Подростки из числа меньшинств имели более низкий уровень употребления наркотиков, чем другие, и девочки имели более позитивную социальную ориентацию, чем мальчики.После учета этих ассоциаций корреляция между делинквентным поведением и употреблением наркотиков составила 0,90. Модель объясняла 60% отклонений в поведении правонарушителей и 22% отклонений в отношении причастности к наркотикам.

Стандартизированные оценки параметров ассоциаций между социальной ориентацией подростков, навыками решения социальных проблем, проблемным поведением и демографическими переменными для окончательной модели структурного уравнения.

ОБСУЖДЕНИЕ

Было обнаружено, что положительная социальная ориентация играет определенную роль в уровне подросткового преступного поведения и употребления наркотиков.Скрытые конструкции социальной ориентации и навыков решения социальных проблем, а также мультиинформативные меры проблемного поведения показали приемлемые уровни конструктной валидности. Социальная ориентация объясняла различия в проблемном поведении как совместно, так и независимо от навыков решения социальных проблем. Это говорит о том, что знание того, верят ли молодые люди в свою способность вести себя компетентно, так же важно для понимания их решений о проблемном поведении, как и продемонстрированный уровень их навыков решения социальных проблем.Выводы о направлении эффектов нельзя сделать из этих перекрестных данных, но результаты согласуются с ожиданиями, вытекающими из социального обучения (например, Bandura, 1980, 1993), социально-когнитивного развития (например, Dweck and Elliott, 1983). ; Хендерсон и Двек, 1990), социальное развитие (Каталано и Хокинс, 1996) и теории самоопределения (Райан и Деси, 2000) о роли самооценки и мотивации в социальном поведении.

Результаты имеют значение для понимания как одновременного возникновения проблемного поведения, так и их уникальных аспектов.В частности, подростки, сообщившие о положительной социальной ориентации, имели более высокий уровень навыков SPS и более низкий уровень преступного поведения. Напротив, SPS-навыки опосредуют ассоциацию социальной ориентации с употреблением наркотиков. Когда рассматривались только косвенные ассоциации социальной ориентации, SPS-навыки были в значительной степени связаны как с делинквентным поведением, так и с употреблением наркотиков. Тем не менее, когда рассматривались как прямые, так и косвенные ассоциации социальной ориентации, SPS-навыки показали значительную связь только с употреблением наркотиков.Делинквентное поведение может быть результатом как плохих социальных навыков, так и слабой мотивации к использованию компетентных стратегий решения проблем. С другой стороны, употребление наркотиков может быть более тесно связано с плохими социальными навыками и только косвенно с негативной социальной ориентацией.

Было обнаружено несколько ассоциаций демографических переменных с социальной ориентацией, навыками решения социальных проблем или проблемным поведением. Предыдущие исследования в целом показали более высокий уровень проблемного поведения среди подростков из менее благополучных демографических групп (например,g., Jessor et al. , 1998). В настоящем исследовании, однако, статус меньшинства показал единственную прямую связь с проблемным поведением, указывая на то, что подростки из числа меньшинств имели на более низкий уровень употребления наркотиков на , чем не меньшинства. Этот вывод согласуется с недавними сообщениями, в которых документально подтверждены более низкие уровни употребления наркотиков среди афроамериканцев по сравнению с белой / белой молодежью (Barnes et al. , 1994; Gibbs, 1996). Несколько более низкий уровень преступного поведения, наблюдаемый у девочек по сравнению с мальчиками, по-видимому, объясняется их более позитивной социальной ориентацией.Важно принять к сведению недавние отчеты, которые документально подтверждают рост показателей преступного поведения среди девочек-подростков (FBI, 1997), что также может помочь объяснить отсутствие значительных гендерных различий в преступности.

Последствия и направления для будущих исследований

Критические обзоры эффективности вмешательств по повышению социальных навыков приводят доводы в пользу необходимости расширения масштабов этих вмешательств с целью всестороннего воздействия на внутриличностные, межличностные и социальные факторы, которые могут повлиять на мотивацию подростков. проявлять проблемное поведение (Durlak, 1983, 1995; Weissberg et al., 1991). Ясно, что факторы риска и защиты проявляются в разных контекстах, включая семью, район, школу и группу сверстников (Catalano and Hawkins, 1996; Hawkins et al. , 1992; Jessor et al. , 1998; Patterson). и др., , 1989; Seidman, 1991), но исследования были менее ясны в отношении конкретных основных механизмов, которые могли бы описать, как эти факторы влияют на решения подростков вовлечься в проблемное поведение. Результаты настоящего исследования указывают на возможность того, что социальная ориентация на решение проблем играет ключевую роль в этих процессах, и предлагают три предположения, которые следует рассмотреть в будущих исследованиях.

Одно из предположений состоит в том, что негативная социальная ориентация отражает скрытый риск вовлечения в проблемное поведение (Bell, 1986). Например, подростки с негативными ожиданиями самоэффективности, вероятно, будут переживать социально сложные события (например, разногласия со сверстниками) как тревожные и реагировать таким образом, чтобы подорвать их способность использовать социальные навыки, которыми они обладают (Bandura, 1980, 1993). Действительно, Allen et al. 1994 показал, что негативные ожидания в социальных взаимодействиях предсказывают будущую вовлеченность в проблемное поведение.Молодежь с негативными убеждениями в отношении результатов своих усилий по решению проблем может реагировать на межличностный конфликт способами, которые усиливают негативные результаты (Dodge and Frame, 1982; Lochman and Dodge, 1994; Slaby and Guerra, 1988). Более того, негативные убеждения и их негативные последствия могут усиливать друг друга. Например, опыт отторжения сверстников и принудительных семейных взаимодействий (Patterson et al. , 1989) может укрепить убеждения подростка, что компетентные или совместные решения неэффективны, и наблюдения других о том, что он или она некомпетентны.Эта интерпретация предполагает, что меры вмешательства потребуют не только вмешательства для повышения социальных навыков, но и для изменения негативных убеждений, которые могут сопровождать дефицит социальных навыков (Guerra and Slaby, 1990).

Второе утверждение состоит в том, что положительная социальная ориентация служит защитным фактором. В то время как факторы риска действуют, увеличивая вероятность проблемных исходов, защитные факторы действуют, уменьшая влияние риска (умеренность) или вмешиваясь в причинно-следственную цепочку между факторами риска и проблемными исходами (посредничество) (Coie et al., 1993). Результаты настоящего исследования согласуются с обширной исследовательской литературой по устойчивости, указывающей на то, что характеристики личности, такие как внутренний локус контроля, высокая самооценка и развитие эго, могут компенсировать пагубные последствия негативных жизненных событий (Cowen and Work, 1988; Гармези и др. , 1984; Лутар, 1991; Раттер, 1987). Позитивная социальная ориентация может опосредовать отношения между проблемным поведением и экологическими рисками, включая плохую практику управления семьей (Patterson et al., 1989), подверженность опасности по соседству (Seidman, 1991), отрицательный школьный опыт (Kasen et al. , 1990; Kuperminc et al. , 1997) и общение с антисоциальными сверстниками (Patterson et al. ). , 1989). Способность сохранять положительные убеждения может дать молодым людям возможность успешно «преодолевать рискованные ситуации» (Rutter, 1987). Необходимы исследования для изучения этих возможностей и внесения вклада в практические знания о том, как перейти к системным подходам, способствующим развитию социальной компетентности подростков в среде, повышающей компетентность (Weissberg et al., 1991).

Процессы риска и устойчивости предлагают объяснения того, как социальная ориентация может функционировать для прогнозирования вовлечения в проблемное поведение. Третье предположение вытекает из вопроса , почему положительная социальная ориентация может иметь особое значение для развития в подростковом возрасте. Социальная ориентация может влиять на то, как подростки решают основные задачи развития (Connell, 1990; Dweck and Elliott, 1983; Ryan and Deci, 2000; White, 1959).Эти задачи включают постепенный переход от зависимости от родителей к большей зрелости, самостоятельности и личной автономии (Allen et al. , 1990a; Connell, 1990; Erikson, 1963; Greenberger, 1984; Hill and Holmbeck, 1986). Современные теории развития предполагают, что подростки, скорее всего, достигнут положительных результатов в этих областях, когда они смогут установить свою независимость, сохраняя при этом позитивные отношения с важными людьми в своей жизни (Allen et al., 1990а; Аллен и др. , 1997). Подростки, которые чувствуют, что им не хватает эффективных навыков решения социальных проблем, ожидают отрицательных результатов или обесценивают важность родительских ценностей, могут преследовать свою потребность в автономии способами, разрушающими отношения с другими (Allen et al. , 1997; Connell, 1990 ; Холдич и др. , 2000; Куперминц и др. , 1996). Таким образом, негативные убеждения могут снизить мотивацию подростков к достижению целей развития социально приемлемыми способами.

Ограничения

Статистические модели предполагали направление влияния от социальной ориентации подростков и их навыков решения социальных проблем к проблемному поведению, однако противоположные или взаимные пути могут одинаково хорошо соответствовать этим данным. Например, проблемные модели поведения (и их последствия) могут порождать негативные убеждения и снижать уровень продемонстрированных навыков. Следует с осторожностью делать твердые выводы из имеющихся данных, особенно с учетом небольшого размера выборки.

Будущие лонгитюдные исследования могут предоставить более эффективные проверки гипотез, давая возможность изучить изменения с течением времени в социальной ориентации подростков, уровнях SPS-навыков и проблемного поведения, а также взаимных и взаимно запаздывающих влияний между этими конструкциями. Поскольку участники были отобраны на основе наличия общего набора школьных факторов риска, результаты не могут быть обобщены на всех подростков. Более того, подростки, по которым данные сверстников были недоступны, были исключены из анализа, что повысило вероятность того, что представленные здесь результаты не применимы к молодежи из группы риска, не имеющей навыков в поддержании отношений со сверстниками.Тем не менее, эта стратегия выборки дает преимущества для исследований, предназначенных для разработки профилактических мероприятий, поскольку критерии отбора для исследования были аналогичны критериям отбора участников для целевых профилактических мероприятий (например, Pillow et al. , 1991).

Это исследование – шаг к пониманию и обучению предотвращению путей развития, ведущих к деструктивному поведению подростков. Уточняя различия между социальными навыками и социальной ориентацией, это исследование выявило важные аспекты социальной компетентности молодых людей, которые могут опосредовать взаимосвязь между экологическими рисками и проявлением проблем поведения.

Проблемное поведение и мотивация к решению межличностных проблем среди подростков с высоким риском

Резюме

Модель проблемного подросткового поведения, которая расширяет существующие теории дефицита социальных навыков в делинквентном поведении с учетом как социальных навыков, так и ориентации на использование адаптивных навыков, была исследованы на этнически и социально-экономически разнообразной выборке из 113 подростков мужского и женского пола. Подростки отбирались на основе риска трудностей в социальной адаптации от умеренного до серьезного, чтобы сосредоточить внимание на группе молодежи, которая с наибольшей вероятностью станет объектом профилактических мероприятий.Моделирование структурным уравнением использовалось для изучения перекрестных данных с использованием нескольких информантов (подростки, сверстники и родители) и нескольких методов (тест производительности и самоотчет). Социальная ориентация подростков, что отражается в воспринимаемой эффективности решения проблем, идентификации с просоциальными ценностями взрослых и ожиданиями самоэффективности, продемонстрировала прямую связь с делинквентным поведением и косвенную связь с употреблением наркотиков, опосредованную продемонстрированным успехом в использовании навыков решения проблем.Результаты показывают, что полезность теорий социальных навыков проблемного поведения подростков для информирования о профилактических и лечебных мероприятиях может быть увеличена путем их расширения с учетом ориентации подростков на использование навыков, которыми они, возможно, уже обладают.

ВВЕДЕНИЕ

В многочисленных исследованиях изучалась связь между навыками решения социальных проблем (SPS) и проблемным поведением подростков. Было обнаружено, что подростки-правонарушители и подростки, злоупотребляющие психоактивными веществами, неоднократно генерировали менее эффективные стратегии разрешения межличностных конфликтов, чем другие подростки (Allen et al., 1990b, 1994; Freedman et al. , 1978; Hains and Herrman, 1989; Pont, 1995), а также менее сложные навыки интеграции взглядов на себя и других (Leadbeater et al. , 1989; Lenhart and Rabiner, 1995). Эти результаты согласуются с предположением, что плохие социальные навыки подвергают молодежь риску антиобщественного поведения. Однако альтернативная интерпретация состоит в том, что очевидная социальная некомпетентность , продемонстрированная некоторыми молодыми людьми, может отражать предпочтение социального поведения, которое другие считают менее компетентным.Вместо того чтобы указывать на дефицит навыков, связь между отсутствием продемонстрированных социальных навыков и делинквентным поведением может отражать убеждения и ожидания молодых людей относительно эффективности использования навыков, которыми они обладают, или их отсутствие отождествления с просоциальными целями.

Хотя эмпирические исследования подтверждают связь между навыками СФС и проблемным поведением подростков, данные о долгосрочном сокращении случаев проблемного поведения с помощью вмешательств, направленных на повышение социальных навыков, неубедительны.Некоторые программы документально подтвердили положительное влияние на снижение результатов проблем (например, Caplan et al. , 1992), но многие другие не продемонстрировали значительного снижения целевого проблемного поведения, несмотря на документальное подтверждение повышения уровня навыков (Dishion et al. , 1984; Дурлак, 1983; Каздин, 1993; Mulvey и др. , 1993). Хотя есть заметные исключения (например, Weissberg et al. , 1997), многие программы, показавшие положительный эффект, обычно не находят связи между результатами и изменениями в уровне навыков участников программы (Weissberg and Elias, 1993).Эти противоречивые выводы приводятся по многим причинам, включая недостаточную подготовку персонала или неспособность полностью реализовать компоненты программы (Kazdin, 1993; Pillow et al. , 1991). Помимо этих ограничений в реализации программ, все согласны с тем, что для разработки более эффективных программ требуется более глубокое понимание того, как процессы риска и защиты связаны с развитием проблемного поведения (Catalano and Hawkins, 1996; Dryfoos, 1991; Hawkins et al., 1992; Jessor et al. , 1998; Каздин, 1993).

Исследования часто приходили к выводу, что дефицит социальных навыков сопровождает повышенный риск проблемного поведения, но мало исследований рассматривало, как взгляды подростков на то, что определяет социально компетентное поведение, может способствовать их уровню риска (Allen et al. , 1994). Основным когнитивным достижением подросткового возраста является способность наблюдать и оценивать собственные навыки и качества (Дэймон и Харт, 1988; Хартер, 1990; Марш и Шавелсон, 1985).Тем не менее, подростки могут различаться по своей общей ориентации на социальные задачи, что определяет, насколько хорошо они демонстрируют свою компетентность. Например, молодежь, которая участвует в мероприятии по повышению социальных навыков, может демонстрировать успехи в измерении навыков, но может не рассматривать эти навыки как имеющие отношение к решению реальных жизненных проблем (Selman et al. , 1992). Когда при оценке навыков SPS оценивается адекватность усилий по решению проблем, они могут упускать из виду важные мотивационные процессы, которые порождают эти усилия (D’Zurilla и Goldfried, 1971; D’Zurilla и Maydeu-Olivares, 1995; White, 1959).

Настоящее исследование оценивает роль ориентации подростков на использование адаптивных навыков в объяснении как степени, в которой подростки генерируют эффективные стратегии решения проблем, так и их вовлеченности в серьезные проблемные формы поведения. Использование нами термина социальная ориентация для описания этих мотивационных процессов согласуется с прошлой работой, в которой признавалось, что «ориентация или установка человека в подходе к ситуации могут сильно повлиять на то, как он будет реагировать на эту ситуацию» (D Зурилла и Голдфрид, 1971, стр.112). Мы ожидаем, что на социальную ориентацию будут влиять возможности, участие и воспринимаемое вознаграждение за просоциальную или антисоциальную деятельность и модели (Catalano and Hawkins, 1996). Позитивная социальная ориентация операционализируется в настоящем исследовании как набор убеждений, которые включают положительную самооценку эффективности в решении прошлых проблем, чувство самоэффективности при столкновении с будущими конфликтами и идентификацию с просоциальными целями.

представляет собой концептуальную модель отношений между социальной ориентацией, навыками SPS и проблемным поведением.Рисунок иллюстрирует потенциальную роль социальной ориентации в влиянии на приобретение социальных навыков и влиянии на важные поведенческие результаты, как напрямую, так и через ее связь с социальными навыками. На рисунке показана прямая связь социальной ориентации с навыками SPS (путь A ) и навыков SPS с проблемным поведением (путь B ). Модель включает как косвенную связь между социальной ориентацией и проблемным поведением, опосредованной SPS-навыками (пути A и B ), так и прямую связь, ведущую от социальной ориентации к проблемному поведению (путь C ).Также рассматриваются ассоциации пола, возраста, статуса меньшинства, семейного дохода и семейного статуса с одним родителем (пути D ). Компоненты этой модели и ожидаемые отношения между ними обсуждаются в следующих разделах. Моделирование структурных уравнений со скрытыми переменными (SEM) использовалось для проверки трех моделей, которые отражают конкурирующие гипотезы об относительной важности каждого из этих путей. Первоначальная модель проверяла адекватность измерения предполагаемых конструктов социальной ориентации, SPS-навыков, делинквентного поведения и причастности к наркотикам.Затем были протестированы три последующие объяснительные модели, предполагающие следующее: (1) Нет связи социальной ориентации ни с навыками SPS, ни с проблемным поведением; (2) позитивная социальная ориентация напрямую связана с высоким уровнем навыков СФС, но лишь косвенно связана с проблемным поведением; и (3) позитивная социальная ориентация напрямую связана с высоким уровнем навыков СФС и вовлечением в меньшее количество проблемных форм поведения.

Концептуальная модель ассоциаций между социальной ориентацией подростков, навыками решения социальных проблем, проблемным поведением и демографическими переменными.

Концептуализация и измерение проблемного поведения

Проблемное поведение подростков, такое как преступность среди несовершеннолетних и злоупотребление психоактивными веществами, несут огромные издержки для молодежи, их семей и общества. Например, статистика Федерального бюро расследований (ФБР) показывает общее снижение насильственных преступлений и преступлений против собственности с 1989 по 1998 год, но существенное увеличение доли арестов несовершеннолетних за эти преступления к 1998 году (FBI, 1998; Grisso, 1993). Распространенность злоупотребления психоактивными веществами среди подростков остается тревожно высокой: более половины учащихся сообщили об употреблении запрещенных наркотиков к последнему году обучения в старшей школе (Johnston et al., 2000).

Было обнаружено, что проблемное поведение подростков часто возникает одновременно и может включать синдром проблемного поведения, который отражает лежащие в основе паттерны развития, такие как склонность к нестандартности (Allen, Aber, and Leadbeater, 1990a; Donovan and Jessor, 1985; Donovan и др. , 1988; Elliott и др. , 1989). Сочетание проблемного поведения предполагает, что отдельные проблемы могут быть результатом общих проблем в социальном развитии.Тем не менее, важно, чтобы исследования множественного проблемного поведения подростков изучали пути, которые проливают свет на важные уникальные характеристики этих проблем (Allen et al. , 1994).

Исследования обычно основывались на информации о множестве проблемных форм поведения от одного информанта, чаще всего на самоотчетах подростков. Тщательно собранные самоотчеты могут предоставить как минимум предвзятых оценок конкретного проблемного поведения подростков (Allen et al., 1994; Elliott et al. , 1989 г .; Farrington, 1973), но оценки их совместной встречаемости могут быть завышены из-за коррелированной ошибки измерения, когда информация собирается из одного источника. Отчеты от разных информантов могут затрагивать разные, но частично совпадающие аспекты поведения в разных условиях (например, в группе сверстников и в семье), что указывает на важность сбора информации о проблемах поведения подростков от множества информантов (Achenbach, 1991; Achenbach et al. al., 1987). Более того, отношения между проблемным поведением и конструктами, относящимися к компетенции в решении социальных проблем, также могут быть завышены, когда измерения как критериев, так и независимых переменных полагаются на самооценку. В настоящем исследовании изучалась правонарушительная деятельность и причастность к наркотикам, оцениваемая на основе отчетов о себе, родителях и коллегах.

Навыки решения социальных проблем

Исследованию подростковых навыков СФС препятствовала нехватка концептуальной ясности (Cavell, 1990; Cavell, Meehan, and Fiala, в печати; Peterson and Leigh, 1990).При оценке компетентность рассматривалась как глобальный конструкт (например, суждения об эффективности) или сосредоточивалась на конкретных навыках (например, навыках интеграции с социальной перспективой), которые, как предполагается, лежат в основе эффективного поведения (Peterson and Leigh, 1990; Selman et al. , 1986; Waters и Сроуф, 1983). Каждый подход имеет свои преимущества и недостатки. Глобальным оценкам может не хватать ситуационной специфики, но они предлагают большую обобщаемость. С другой стороны, оценки конкретных навыков позволяют лучше понять процессы СФС и могут быть более полезными для оценки конкретных сильных и слабых сторон, но не имеют возможности обобщения (D’Zurilla и Maydeu-Olivares, 1995; Waters and Sroufe, 1983).Хотя их редко рассматривают вместе, сочетание этих двух подходов может дать более надежные оценки адекватности усилий подростков по решению социальных проблем. Навыки решения проблем оценивались в настоящем исследовании с использованием оценок как общей эффективности, так и конкретного навыка – интеграции взглядов на себя и других – которые, как было установлено, связаны с общей компетенцией и адаптацией к подросткам (Brion-Meisels et al. , 1984; Leadbeater et al. , 1989; Lenhart and Rabiner, 1995).

Социальная ориентация на решение проблем

Бандура (1980, 1993) постулировал, что негативные ожидания самоэффективности действуют за счет уменьшения усилий, прилагаемых для решения сложных задач, и увеличения вероятности дезадаптивных реакций. Точно так же Двек и его коллеги (Двек и Эллиотт, 1983; Хендерсон и Двек, 1990) считают, что способность подростков эффективно адаптироваться к социальным требованиям частично определяется психолого-мотивационными факторами, включая ценности и убеждения об их способностях.Кроме того, разработанная Райаном и Деси теория самоопределения (Ryan and Deci, 2000) постулирует, что мотивация и благополучие снижаются, когда люди осознают, что их усилия по обеспечению компетентности мешают. Эти теории предполагают, что люди, обладающие высокими уровнями социальных навыков, могут прибегать к менее чем оптимальным средствам разрешения сложных ситуаций, если они (1) не считают компетентные стратегии адаптивными в своей текущей среде, (2) не ценят результаты, которые эти ожидается, что стратегии принесут результат, или (3) не верят, что стратегии будут работать на них.

К подростковому возрасту эти ожидания, ценности и убеждения, по-видимому, характеризуют общую ориентацию на компетентное решение проблем. Исследования показали, что учителя и сверстники оценивают подростков как социально компетентных, когда они ценят компетентные решения, выражают просоциальные цели и ожидают положительных результатов (Allen et al. , 1989; Parkhurst and Asher, 1985). Исследования также начали показывать, что ожидания, ценности и убеждения подростков в отношении решения социальных проблем имеют значение для их участия в проблемном поведении (Allen et al., 1990а, 1994; Паттерсон и др. , 1989).

Цели настоящего исследования

Предыдущее исследование подтверждает важность умения решать социальные проблемы для объяснения вовлеченности подростков в проблемное поведение и актуальность социальной ориентации (т.е. убеждений, ценностей и ожиданий) для развития социальной компетентности. . В настоящем исследовании ролевой тест производительности (D’Zurilla and Maydeu-Olivares, 1995; McFall, 1982), связанный с гипотетическими конфликтами со сверстниками, родителями и другими взрослыми, использовался для измерения эффективности и сложности SPS-стратегий подростков. .Ожидания самоэффективности, воспринимаемая идентификация с просоциальными ценностями взрослых и предполагаемая эффективность в разрешении недавних конфликтов были оценены как индикаторы социальной ориентации. Навыки СФС и социальная ориентация были изучены в связи с мультиинформативными оценками правонарушительного поведения и употребления наркотиков. Также были изучены связи с полом, возрастом, расовой или этнической принадлежностью, составом семьи и семейным доходом. Центральный вопрос, рассматриваемый в этом исследовании, заключался в следующем: каковы степень и характер ассоциации социальной ориентации и навыков СФС с делинквентным поведением и употреблением наркотиков? Хотя эти перекрестные данные не позволяют сделать выводы о направлении эффектов, это исследование продвигает предыдущие исследования с использованием SEM для изучения мультиинформативных данных из отчетов самих себя, родителей и сверстников о вовлеченности подростков в проблемное поведение.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Предварительный анализ

Необработанные средние баллы и стандартные отклонения, а также форматы ответов мер проблемного поведения представлены в. Распределение большинства показателей проблемного поведения было искажено в положительную сторону, подобно распределению, обнаруженному в предыдущих исследованиях множественного проблемного поведения подростков (например, Elliott et al. , 1989). Средние значения соответствуют природе образца с умеренным риском. Например, отчеты родителей о делинквентном поведении показывают оценки, которые примерно в два раза выше, чем опубликованные нормы для доклинических выборок, но ниже, чем нормы для клинических групп (Achenbach, 1991).Переменные с искаженным распределением были преобразованы в их натуральный логарифм, чтобы лучше аппроксимировать нормальные распределения.

Таблица I

Средние, стандартные отклонения и асимметрия для проблемного поведения из собственных, родительских и партнерских отчетов ( n = 113)

Среднее SD Асимметрия Формат ответа
Самоотчет
Просроченное поведение 18.69 41,72 3,01 Общая частота за последние 6 месяцев
Причастность к наркотикам
Использование (частота) 2,41 2,97 1,53 0: не используется; 8: 2–3 раза в неделю
Проблемы 1,84 2,78 1,85 Число испытанных из 15
Отчет родителей
Правонарушение 13.68 9,00 0,72 0: нет проблем; 64: максимум
Причастность к наркотикам
Использование (частота) 1,28 2,04 2,33 0: не используется; 8: 2–3 раза в неделю
Проблемы 1,15 2,42 2,48 Число опытных из 15
Свидетельство коллег
Проступки 1.78 0,55 0,88 1: не характерно; 4: очень характерно
Причастность к наркотикам 1,69 0,60 1,00 1: не характерно; 4: очень характерный

Было несколько пропущенных значений (3 или меньше) для данных собственного и родительского отчетов; они были заменены выборочными средними, чтобы максимизировать данные. Однако из-за относительно большой доли отсутствующих данных сверстников, отмеченной ранее, мы вычислили дисперсионный анализ, за ​​которым последовали стьюдентизированные тесты диапазона Тьюки (α = 0.05), сравнивая подростков, по которым данные не были доступны ни от кого ( n = 14), от одного сверстника ( n = 22) или от двух сверстников ( n = 77). Участие сверстников не было связано с сообщениями самих себя и родителей о проблемном поведении, а также с полом, возрастом, статусом меньшинства, семейным доходом и составом семьи. Подростки, у которых были данные только от одного сверстника, не отличались ни при каких сравнениях с подростками, для которых данные были получены от двух сверстников. Однако у подростков, у которых нет данных о сверстниках, были менее эффективные стратегии SPS, F (2110) = 3.51, p <0,05, и менее сложные стратегии, F (2110) = 3,78, p <0,05, чем у подростков с данными от двух сверстников, и более низкие ожидания самоэффективности, чем у подростков с данными от одного сверстника или у двух сверстников F (2110) = 4,59, p <0,05. Из-за этих различий последующий анализ был проведен с сокращенной выборкой ( n = 99), для которой были доступны отчеты о проблемном поведении (по крайней мере, от одного сверстника) о себе, родителях и коллегах.Эти данные свидетельствуют о том, что подростки, которые не хотели или не могли назвать имена сверстников, которые могли бы предоставить данные о них, имеют более слабые навыки СФС и более негативную социальную ориентацию, чем другие подростки. Таким образом, итоговая выборка отражает возможный уклон в сторону более мотивированных и более социально компетентных подростков.

Затем мы исследовали корреляцию показателей социальной ориентации, навыков SPS, правонарушительного поведения и употребления наркотиков с возрастом и семейным доходом.Мы также исследовали t тестов этих переменных с полом, статусом меньшинства и семейным статусом с одним родителем. Ни один из этих анализов не достиг значимости после поправки Бонферрони на большое количество сравнений (α = 0,05 / 55 = 0,001). Мы также провели аналогичный анализ демографических переменных с комплексными показателями социальной ориентации, SPS-навыков, делинквентного поведения, употребления наркотиков и общего проблемного поведения. Составные показатели были созданы путем усреднения z-баллов соответствующих индикаторов для каждой конструкции (например,g., совокупность делинквентного поведения рассчитывалась путем усреднения z-баллов для самоотверженных, родительских и сверстников отчетов о делинквентном поведении). Эти анализы выявили более низкий уровень употребления наркотиков среди этнических меньшинств, чем среди представителей меньшинств, t (111) = 3,65, p <0,01, более высокий уровень преступного поведения для мальчиков, чем для девочек, t (111) = −2,37, p = 0,02, и несколько более позитивная социальная ориентация у девочек, чем у мальчиков, t (111) = 1,80, p = 0.07. Затем мы изучили взаимодействие каждой демографической переменной с комплексными показателями социальной ориентации и навыков SPS в множественных регрессионных анализах преступного поведения, употребления наркотиков и общего проблемного поведения. Ни одно из взаимодействий не имело значения. Однако, как показано в, совокупность навыков социальной ориентации и SPS была независимо связана с делинквентным поведением и общим проблемным поведением. Отсутствие значимых взаимодействий указывает на то, что процессы, связывающие социальную ориентацию и навыки SPS с проблемным поведением, вряд ли будут различаться для людей разного возраста, семейного дохода и семейного статуса с одним родителем.Регрессионный анализ также свидетельствует о том, что как социальная ориентация, так и навыки СФС способствуют вовлечению подростков в проблемное поведение и что важно учитывать влияние пола и статуса меньшинства.

Таблица II

Регрессионный анализ комплексных показателей причастности к наркотикам, правонарушительного и общего проблемного поведения по полу, статусу меньшинства и комплексных показателей социальной ориентации и навыков SPS

9032 9032 903208 ** (-0,43 *** )
Причастность к наркотикам
Просрочка
Всего проблем
Δ R 2 ΔR 2 β R 2 ΔR 2 9032
0.11 ** 0,11 ** 0,06 * 0,06 * 0,07 * 0,07 * 9015 −0,02 0,15 0,06
Статус меньшинства −0,31008 −0,23 **
0,19 *** 0,09 * 14 *** 0,25 *** 0,17 ***
Социальная ориентация −0,14 (−0,26 ** ) -0,23 (-0,38 *** ) *
SPS навыки † (-0,27 ** ) -0,26 * (-0,42 *** ) -0,25 * (-0,38 ***

Модели структурных уравнений

Максимальное правдоподобие SEM использовалось для оценки ассоциаций социальной ориентации и SPS-навыков с мультиинформативными сообщениями о правонарушении и употреблении наркотиков.Также были изучены ассоциации пола и статуса меньшинства с каждым из этих конструктов. Было установлено, что оценка максимального правдоподобия дает надежные оценки параметров даже при относительно небольших размерах выборки (Tanaka, 1987). Структурные уравнения позволяют исследователю исследовать теоретические построения, измеренные с помощью нескольких индикаторов, так что общая дисперсия между конструкциями изолирована от ошибки измерения и систематических ошибок метода (Byrne, 1994; Loehlin, 1987). Были сконструированы скрытые переменные социальной ориентации, навыков СФС, правонарушений и причастности к наркотикам.Анализ проходил в два этапа: построение модели измерения, проверяющей конструктивную валидность латентных переменных, с последующим исследованием объяснительных моделей.

Модели оценивались путем изучения оценок параметров и сводной статистики согласия. Для оценки того, насколько адекватно эти модели учитывают наблюдаемую ковариацию между измеряемыми переменными в каждой модели, использовались четыре критерия. Хи-квадрат модели (χ 2 ) обеспечивает оценку максимального правдоподобия вероятности того, что модель случайно отличается от наблюдаемых данных.Небольшие незначительные значения χ 2 означают, что модель адекватно соответствует данным. Мы также использовали сравнительный индекс соответствия (CFI) и стандартизованный среднеквадратичный остаток (SRMR). Ху и Бентлер (1999) рекомендовали использовать значение отсечения, равное или превышающее 0,95 для CFI, и значение отсечения, равное или меньшее 0,09 для SRMR, для оценки согласия для моделей, испытанных с небольшими выборками ( n <150). В сочетании эти значения отсечения максимизируют вероятность отклонения неверно заданных моделей.Наконец, относительная адекватность вложенных моделей была протестирована с использованием разностного теста χ 2 (Δχ 2 ), который был рассчитан путем взятия разницы между оценками χ 2 для последовательно тестируемых моделей и разницы в их степенях. свободы (McArdle, Prescott, 1991; Loehlin, 1987).

Модель измерения

Первоначальная модель тестировала факторную структуру скрытых переменных социальной ориентации, SPS-навыков, делинквентного поведения и употребления наркотиков.На этом этапе важно установить адекватное соответствие модели данным, поскольку плохое общее соответствие может указывать на то, что предположения о базовой структуре скрытых переменных могут быть неверными или что меры неуместны (Farrell, 1994). 3

Корреляции между измеряемыми переменными показаны в, а их стандартизованные факторные нагрузки на латентные переменные социальной ориентации, SPS-навыков, делинквентного поведения и употребления наркотиков показаны в.Факторные нагрузки обеспечивают общую оценку того, какой вклад каждая мера вносит в латентные переменные, если учитывать отношения между латентными переменными (Бирн, 1994; Бирн и др. , 1989; Фаррелл, 1994; МакАрдл и Прескотт, 1992). . Исследование этих нагрузок показывает, что все они были значительными, в диапазоне от 0,36 до 0,95. Эти данные свидетельствуют о том, что латентные конструкции подростковой социальной ориентации SPS-навыков, делинквентного поведения и причастности к наркотикам обеспечивали разумное обобщение отношений между измеряемыми переменными, нагружающими каждую конструкцию, χ 2 [47] = 63.08, p = 0,06; CFI = 0,955, SRMR = 0,077. 4 Значимые корреляции ( p <0,05) были обнаружены в модели измерения латентной переменной делинквентного поведения с причастностью к наркотикам ( r = 0,73), SPS-навыков ( r = -0,68) и социальной ориентации. ( r = -0,76). Были обнаружены значимые корреляции между употреблением наркотиков и навыками SPS ( r = -0,38) и статусом меньшинства ( r = -0,38), а также социальной ориентацией с навыками SPS ( r = 0.63) и пол ( r = −0,28).

Таблица III

Взаимосвязь показателей социальной ориентации, эффективности решения социальных проблем и проблемного поведения ( n = 99)

9014 9014 9014 9014 9014 9014 Efficacy603 9014 9014 9014 9014 9014 9014 9014 9014 901414 7Участие в наркотиках (собственное) (родительский) Правонарушитель (сверстник)60 0,66060 0,660 –0460 -0,02 –0,02 0,3002 9014 903 901 9014 903 901 9014 901 901
1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13.
Социальная ориентация
1.Воспринимаемая эффективность
3. Идентификация с просоциальными ценностями 0.24 0,49
5. Сложность стратегий 0.22 0,45 0,33 0,51
9014 9014 9014 Самостоятельное поведение −0,28 −0,36 −0,44 −0,27
−0,18 −0,15 −0,18 −0,34 −0,08 0,44 −0,23 −0,19 −0,19 −0,19 −0,10 0,29 0,19148Причастность к наркотикам (родитель) −0,06 −0,06 −0,05 −0,19 −0,01 0,30 0,68 0,31
−0,27 −0,38 −0,34 −0,24 −0,28 0,27 0,35 0,33 0,2531111 11.Участие в наркотиках (аналог) −0,20 −0,35 −0,25 −0,26 −0,14 0,21 0,39 0,35 0,43
Демографические переменные
12. Пол (мужской) −0,10 −0,16 −0,18 −0,07 −0,14 0,10 −0,14 −0,08 0,08 0,26 0,11
13. Статус меньшинства 0,15 0,07 0,09 0,12 0,01
−0,01 −0,10 0,17
Среднее значение 6,81 7,83 −0,75 4,53 1,1603 13,06 −0,03 0,53 0,47 0,48 0,31
SD 1,23 1,41 1,12 0,87 0,30 0,34 0,50 0,47

Таблица IV

Факторные нагрузки на скрытые переменные социальной ориентации, навыков решения социальных проблем, делинквентного поведения = 99000 (99000) и вовлеченности в наркотики

321 Эффективные стратегии
Стандартизированная факторная нагрузка
Социальная ориентация
Воспринимаемая эффективность 0.41
Отождествление с просоциальными ценностями 0,72
Ожидания самоэффективности 0,68 =
Навыки решения социальных проблем (SPS)
Эффективные стратегии 0,814 0,61 =
Просроченное поведение
Самоотчет 0,62
Отчет материнской компании 0.36
Отчет коллег 0,52 =
Причастность к наркотикам
Самоотчет 0,95
Отчет родителей
0,72
Пояснительные модели

Были оценены три иерархически вложенных модели для изучения взаимосвязей, подразумеваемых в. На основании результатов, отмеченных ранее, были включены два пути, включающие демографические переменные: один ведет от пола к социальной ориентации, а другой – от статуса меньшинства к употреблению наркотиков.Сводная статистика согласия для трех пояснительных моделей и стандартизированные оценки ключевых параметров показаны на рис.

Таблица V

Статистика соответствия и стандартизованные оценки для моделей с вложенными скрытыми переменными ( n = 99)

Сводка соответствия 903 903 в хи-квадрате (Δχ 2 ) отношения ) a
Модель 1 Модель 2 Модель 3
Хи-квадрат (χ 2 ) 97.91 84,84 70,61
Степени свободы (df) 56 55 54
Вероятность ( p ) 0,00
0,00 13,07 14,23
Степени свободы (Δdf) 1 1
Вероятность – 0.01 0,01
Индекс сравнительной подгонки (CFI) 0,882 0,916 0,953
Стандартизованный среднеквадратичный остаток (SRMR) 0,1409 0,097
[β] Социальная ориентация → SPS-навыки = 0,00 0,76 0,50
[β] Социальная ориентация → Делинквентное поведение = 0.00 = 0,00 −0,60
[β] Навыки SPS → Делинквентное поведение −0,28 −0,56 −0,27 (нс)
Навыки [β] −0,23 −0,32 −0,30
[r] Делинквентное поведение ↔ Причастность к наркотикам 0,70 0,66 0,90
4 Демография 9015 901 908 Социальная ориентация −0.18 (нс) −0,18 (нс) −0,27
Статус β меньшинства → причастность к наркотикам −0,35 −0,36 −0,36
29
Социальная ориентация 0,03 0,03 0,07
SPS-навыки 0,58 0,25
Дисциплинарное поведение 015113 0,32 0,60
Причастность к наркотикам 0,16 0,23 0,22

В первой модели были изучены пути от SPS-навыков до преступного поведения и наркотической зависимости (соответствует пути B) и пути от пола к социальной ориентации и от пристрастия к наркотикам из статуса меньшинства (пути D ). В этой модели пропущены объяснительные пути от социальной ориентации к навыкам SPS (путь A ) или проблемному поведению (путь C ).Таким образом, модель проверила возможность того, что социальная ориентация не играет никакой роли в объяснении случаев проблемного поведения. Подбор модели был плохим, χ 2 [56] = 97,91, p <0,01, CFI = 0,882, SRMR = 0,140.

Вторая модель отличалась от первой одним путем – от социальной ориентации до SPS-навыков (путь A ). Эта модель проверила возможность того, что социальная ориентация имеет только косвенные ассоциации с проблемным поведением (пути A и B ), опосредованные навыками SPS.Хотя эта модель представляла собой значительное улучшение соответствия по сравнению с первой моделью, Δχ 2 [1] = 13,07, p <0,01, ее общая подгонка оставалась неудовлетворительной, χ 2 [55] = 84,84, p <0,01, CFI = 0,916, SRMR = 0,097.

Результаты второй модели указали на необходимость рассмотреть прямые пути от социальной ориентации к преступному поведению и пристрастию к наркотикам. Поэтому тесты множителя Лагранжа из второй модели были исследованы, чтобы определить дополнительные пути, которые улучшили бы соответствие модели.Эти тесты показали, что связь между делинквентным поведением и социальной ориентацией не была хорошо учтена.

На основе этих тестов была оценена окончательная модель, исследующая еще один путь, ведущий от социальной ориентации к делинквентному поведению (путь C ). Эта последняя модель, показанная в, показала значительное улучшение по сравнению с предыдущей моделью, Δχ 2 [1] = 14,23, p <0,01, и дала незначительное значение χ 2 [54] = 70.61, p = 0,06, и показатели качества соответствия, которые превышают оценки отсечения, рекомендованные Ху и Бентлером (1999), CFI = 0,953 и SRMR = 0,086. Как видно на рисунке и показано в последнем столбце, социальная ориентация была значительно и положительно связана с навыками SPS и отрицательно связана с делинквентным поведением. Навыки SPS были значимо и отрицательно связаны с общим употреблением наркотиков, но незначительно связаны с делинквентным поведением. Подростки из числа меньшинств имели более низкий уровень употребления наркотиков, чем другие, и девочки имели более позитивную социальную ориентацию, чем мальчики.После учета этих ассоциаций корреляция между делинквентным поведением и употреблением наркотиков составила 0,90. Модель объясняла 60% отклонений в поведении правонарушителей и 22% отклонений в отношении причастности к наркотикам.

Стандартизированные оценки параметров ассоциаций между социальной ориентацией подростков, навыками решения социальных проблем, проблемным поведением и демографическими переменными для окончательной модели структурного уравнения.

ОБСУЖДЕНИЕ

Было обнаружено, что положительная социальная ориентация играет определенную роль в уровне подросткового преступного поведения и употребления наркотиков.Скрытые конструкции социальной ориентации и навыков решения социальных проблем, а также мультиинформативные меры проблемного поведения показали приемлемые уровни конструктной валидности. Социальная ориентация объясняла различия в проблемном поведении как совместно, так и независимо от навыков решения социальных проблем. Это говорит о том, что знание того, верят ли молодые люди в свою способность вести себя компетентно, так же важно для понимания их решений о проблемном поведении, как и продемонстрированный уровень их навыков решения социальных проблем.Выводы о направлении эффектов нельзя сделать из этих перекрестных данных, но результаты согласуются с ожиданиями, вытекающими из социального обучения (например, Bandura, 1980, 1993), социально-когнитивного развития (например, Dweck and Elliott, 1983). ; Хендерсон и Двек, 1990), социальное развитие (Каталано и Хокинс, 1996) и теории самоопределения (Райан и Деси, 2000) о роли самооценки и мотивации в социальном поведении.

Результаты имеют значение для понимания как одновременного возникновения проблемного поведения, так и их уникальных аспектов.В частности, подростки, сообщившие о положительной социальной ориентации, имели более высокий уровень навыков SPS и более низкий уровень преступного поведения. Напротив, SPS-навыки опосредуют ассоциацию социальной ориентации с употреблением наркотиков. Когда рассматривались только косвенные ассоциации социальной ориентации, SPS-навыки были в значительной степени связаны как с делинквентным поведением, так и с употреблением наркотиков. Тем не менее, когда рассматривались как прямые, так и косвенные ассоциации социальной ориентации, SPS-навыки показали значительную связь только с употреблением наркотиков.Делинквентное поведение может быть результатом как плохих социальных навыков, так и слабой мотивации к использованию компетентных стратегий решения проблем. С другой стороны, употребление наркотиков может быть более тесно связано с плохими социальными навыками и только косвенно с негативной социальной ориентацией.

Было обнаружено несколько ассоциаций демографических переменных с социальной ориентацией, навыками решения социальных проблем или проблемным поведением. Предыдущие исследования в целом показали более высокий уровень проблемного поведения среди подростков из менее благополучных демографических групп (например,g., Jessor et al. , 1998). В настоящем исследовании, однако, статус меньшинства показал единственную прямую связь с проблемным поведением, указывая на то, что подростки из числа меньшинств имели на более низкий уровень употребления наркотиков на , чем не меньшинства. Этот вывод согласуется с недавними сообщениями, в которых документально подтверждены более низкие уровни употребления наркотиков среди афроамериканцев по сравнению с белой / белой молодежью (Barnes et al. , 1994; Gibbs, 1996). Несколько более низкий уровень преступного поведения, наблюдаемый у девочек по сравнению с мальчиками, по-видимому, объясняется их более позитивной социальной ориентацией.Важно принять к сведению недавние отчеты, которые документально подтверждают рост показателей преступного поведения среди девочек-подростков (FBI, 1997), что также может помочь объяснить отсутствие значительных гендерных различий в преступности.

Последствия и направления для будущих исследований

Критические обзоры эффективности вмешательств по повышению социальных навыков приводят доводы в пользу необходимости расширения масштабов этих вмешательств с целью всестороннего воздействия на внутриличностные, межличностные и социальные факторы, которые могут повлиять на мотивацию подростков. проявлять проблемное поведение (Durlak, 1983, 1995; Weissberg et al., 1991). Ясно, что факторы риска и защиты проявляются в разных контекстах, включая семью, район, школу и группу сверстников (Catalano and Hawkins, 1996; Hawkins et al. , 1992; Jessor et al. , 1998; Patterson). и др., , 1989; Seidman, 1991), но исследования были менее ясны в отношении конкретных основных механизмов, которые могли бы описать, как эти факторы влияют на решения подростков вовлечься в проблемное поведение. Результаты настоящего исследования указывают на возможность того, что социальная ориентация на решение проблем играет ключевую роль в этих процессах, и предлагают три предположения, которые следует рассмотреть в будущих исследованиях.

Одно из предположений состоит в том, что негативная социальная ориентация отражает скрытый риск вовлечения в проблемное поведение (Bell, 1986). Например, подростки с негативными ожиданиями самоэффективности, вероятно, будут переживать социально сложные события (например, разногласия со сверстниками) как тревожные и реагировать таким образом, чтобы подорвать их способность использовать социальные навыки, которыми они обладают (Bandura, 1980, 1993). Действительно, Allen et al. 1994 показал, что негативные ожидания в социальных взаимодействиях предсказывают будущую вовлеченность в проблемное поведение.Молодежь с негативными убеждениями в отношении результатов своих усилий по решению проблем может реагировать на межличностный конфликт способами, которые усиливают негативные результаты (Dodge and Frame, 1982; Lochman and Dodge, 1994; Slaby and Guerra, 1988). Более того, негативные убеждения и их негативные последствия могут усиливать друг друга. Например, опыт отторжения сверстников и принудительных семейных взаимодействий (Patterson et al. , 1989) может укрепить убеждения подростка, что компетентные или совместные решения неэффективны, и наблюдения других о том, что он или она некомпетентны.Эта интерпретация предполагает, что меры вмешательства потребуют не только вмешательства для повышения социальных навыков, но и для изменения негативных убеждений, которые могут сопровождать дефицит социальных навыков (Guerra and Slaby, 1990).

Второе утверждение состоит в том, что положительная социальная ориентация служит защитным фактором. В то время как факторы риска действуют, увеличивая вероятность проблемных исходов, защитные факторы действуют, уменьшая влияние риска (умеренность) или вмешиваясь в причинно-следственную цепочку между факторами риска и проблемными исходами (посредничество) (Coie et al., 1993). Результаты настоящего исследования согласуются с обширной исследовательской литературой по устойчивости, указывающей на то, что характеристики личности, такие как внутренний локус контроля, высокая самооценка и развитие эго, могут компенсировать пагубные последствия негативных жизненных событий (Cowen and Work, 1988; Гармези и др. , 1984; Лутар, 1991; Раттер, 1987). Позитивная социальная ориентация может опосредовать отношения между проблемным поведением и экологическими рисками, включая плохую практику управления семьей (Patterson et al., 1989), подверженность опасности по соседству (Seidman, 1991), отрицательный школьный опыт (Kasen et al. , 1990; Kuperminc et al. , 1997) и общение с антисоциальными сверстниками (Patterson et al. ). , 1989). Способность сохранять положительные убеждения может дать молодым людям возможность успешно «преодолевать рискованные ситуации» (Rutter, 1987). Необходимы исследования для изучения этих возможностей и внесения вклада в практические знания о том, как перейти к системным подходам, способствующим развитию социальной компетентности подростков в среде, повышающей компетентность (Weissberg et al., 1991).

Процессы риска и устойчивости предлагают объяснения того, как социальная ориентация может функционировать для прогнозирования вовлечения в проблемное поведение. Третье предположение вытекает из вопроса , почему положительная социальная ориентация может иметь особое значение для развития в подростковом возрасте. Социальная ориентация может влиять на то, как подростки решают основные задачи развития (Connell, 1990; Dweck and Elliott, 1983; Ryan and Deci, 2000; White, 1959).Эти задачи включают постепенный переход от зависимости от родителей к большей зрелости, самостоятельности и личной автономии (Allen et al. , 1990a; Connell, 1990; Erikson, 1963; Greenberger, 1984; Hill and Holmbeck, 1986). Современные теории развития предполагают, что подростки, скорее всего, достигнут положительных результатов в этих областях, когда они смогут установить свою независимость, сохраняя при этом позитивные отношения с важными людьми в своей жизни (Allen et al., 1990а; Аллен и др. , 1997). Подростки, которые чувствуют, что им не хватает эффективных навыков решения социальных проблем, ожидают отрицательных результатов или обесценивают важность родительских ценностей, могут преследовать свою потребность в автономии способами, разрушающими отношения с другими (Allen et al. , 1997; Connell, 1990 ; Холдич и др. , 2000; Куперминц и др. , 1996). Таким образом, негативные убеждения могут снизить мотивацию подростков к достижению целей развития социально приемлемыми способами.

Ограничения

Статистические модели предполагали направление влияния от социальной ориентации подростков и их навыков решения социальных проблем к проблемному поведению, однако противоположные или взаимные пути могут одинаково хорошо соответствовать этим данным. Например, проблемные модели поведения (и их последствия) могут порождать негативные убеждения и снижать уровень продемонстрированных навыков. Следует с осторожностью делать твердые выводы из имеющихся данных, особенно с учетом небольшого размера выборки.

Будущие лонгитюдные исследования могут предоставить более эффективные проверки гипотез, давая возможность изучить изменения с течением времени в социальной ориентации подростков, уровнях SPS-навыков и проблемного поведения, а также взаимных и взаимно запаздывающих влияний между этими конструкциями. Поскольку участники были отобраны на основе наличия общего набора школьных факторов риска, результаты не могут быть обобщены на всех подростков. Более того, подростки, по которым данные сверстников были недоступны, были исключены из анализа, что повысило вероятность того, что представленные здесь результаты не применимы к молодежи из группы риска, не имеющей навыков в поддержании отношений со сверстниками.Тем не менее, эта стратегия выборки дает преимущества для исследований, предназначенных для разработки профилактических мероприятий, поскольку критерии отбора для исследования были аналогичны критериям отбора участников для целевых профилактических мероприятий (например, Pillow et al. , 1991).

Это исследование – шаг к пониманию и обучению предотвращению путей развития, ведущих к деструктивному поведению подростков. Уточняя различия между социальными навыками и социальной ориентацией, это исследование выявило важные аспекты социальной компетентности молодых людей, которые могут опосредовать взаимосвязь между экологическими рисками и проявлением проблем поведения.

Проблемное поведение и мотивация к решению межличностных проблем среди подростков с высоким риском

Резюме

Модель проблемного подросткового поведения, которая расширяет существующие теории дефицита социальных навыков в делинквентном поведении с учетом как социальных навыков, так и ориентации на использование адаптивных навыков, была исследованы на этнически и социально-экономически разнообразной выборке из 113 подростков мужского и женского пола. Подростки отбирались на основе риска трудностей в социальной адаптации от умеренного до серьезного, чтобы сосредоточить внимание на группе молодежи, которая с наибольшей вероятностью станет объектом профилактических мероприятий.Моделирование структурным уравнением использовалось для изучения перекрестных данных с использованием нескольких информантов (подростки, сверстники и родители) и нескольких методов (тест производительности и самоотчет). Социальная ориентация подростков, что отражается в воспринимаемой эффективности решения проблем, идентификации с просоциальными ценностями взрослых и ожиданиями самоэффективности, продемонстрировала прямую связь с делинквентным поведением и косвенную связь с употреблением наркотиков, опосредованную продемонстрированным успехом в использовании навыков решения проблем.Результаты показывают, что полезность теорий социальных навыков проблемного поведения подростков для информирования о профилактических и лечебных мероприятиях может быть увеличена путем их расширения с учетом ориентации подростков на использование навыков, которыми они, возможно, уже обладают.

ВВЕДЕНИЕ

В многочисленных исследованиях изучалась связь между навыками решения социальных проблем (SPS) и проблемным поведением подростков. Было обнаружено, что подростки-правонарушители и подростки, злоупотребляющие психоактивными веществами, неоднократно генерировали менее эффективные стратегии разрешения межличностных конфликтов, чем другие подростки (Allen et al., 1990b, 1994; Freedman et al. , 1978; Hains and Herrman, 1989; Pont, 1995), а также менее сложные навыки интеграции взглядов на себя и других (Leadbeater et al. , 1989; Lenhart and Rabiner, 1995). Эти результаты согласуются с предположением, что плохие социальные навыки подвергают молодежь риску антиобщественного поведения. Однако альтернативная интерпретация состоит в том, что очевидная социальная некомпетентность , продемонстрированная некоторыми молодыми людьми, может отражать предпочтение социального поведения, которое другие считают менее компетентным.Вместо того чтобы указывать на дефицит навыков, связь между отсутствием продемонстрированных социальных навыков и делинквентным поведением может отражать убеждения и ожидания молодых людей относительно эффективности использования навыков, которыми они обладают, или их отсутствие отождествления с просоциальными целями.

Хотя эмпирические исследования подтверждают связь между навыками СФС и проблемным поведением подростков, данные о долгосрочном сокращении случаев проблемного поведения с помощью вмешательств, направленных на повышение социальных навыков, неубедительны.Некоторые программы документально подтвердили положительное влияние на снижение результатов проблем (например, Caplan et al. , 1992), но многие другие не продемонстрировали значительного снижения целевого проблемного поведения, несмотря на документальное подтверждение повышения уровня навыков (Dishion et al. , 1984; Дурлак, 1983; Каздин, 1993; Mulvey и др. , 1993). Хотя есть заметные исключения (например, Weissberg et al. , 1997), многие программы, показавшие положительный эффект, обычно не находят связи между результатами и изменениями в уровне навыков участников программы (Weissberg and Elias, 1993).Эти противоречивые выводы приводятся по многим причинам, включая недостаточную подготовку персонала или неспособность полностью реализовать компоненты программы (Kazdin, 1993; Pillow et al. , 1991). Помимо этих ограничений в реализации программ, все согласны с тем, что для разработки более эффективных программ требуется более глубокое понимание того, как процессы риска и защиты связаны с развитием проблемного поведения (Catalano and Hawkins, 1996; Dryfoos, 1991; Hawkins et al., 1992; Jessor et al. , 1998; Каздин, 1993).

Исследования часто приходили к выводу, что дефицит социальных навыков сопровождает повышенный риск проблемного поведения, но мало исследований рассматривало, как взгляды подростков на то, что определяет социально компетентное поведение, может способствовать их уровню риска (Allen et al. , 1994). Основным когнитивным достижением подросткового возраста является способность наблюдать и оценивать собственные навыки и качества (Дэймон и Харт, 1988; Хартер, 1990; Марш и Шавелсон, 1985).Тем не менее, подростки могут различаться по своей общей ориентации на социальные задачи, что определяет, насколько хорошо они демонстрируют свою компетентность. Например, молодежь, которая участвует в мероприятии по повышению социальных навыков, может демонстрировать успехи в измерении навыков, но может не рассматривать эти навыки как имеющие отношение к решению реальных жизненных проблем (Selman et al. , 1992). Когда при оценке навыков SPS оценивается адекватность усилий по решению проблем, они могут упускать из виду важные мотивационные процессы, которые порождают эти усилия (D’Zurilla и Goldfried, 1971; D’Zurilla и Maydeu-Olivares, 1995; White, 1959).

Настоящее исследование оценивает роль ориентации подростков на использование адаптивных навыков в объяснении как степени, в которой подростки генерируют эффективные стратегии решения проблем, так и их вовлеченности в серьезные проблемные формы поведения. Использование нами термина социальная ориентация для описания этих мотивационных процессов согласуется с прошлой работой, в которой признавалось, что «ориентация или установка человека в подходе к ситуации могут сильно повлиять на то, как он будет реагировать на эту ситуацию» (D Зурилла и Голдфрид, 1971, стр.112). Мы ожидаем, что на социальную ориентацию будут влиять возможности, участие и воспринимаемое вознаграждение за просоциальную или антисоциальную деятельность и модели (Catalano and Hawkins, 1996). Позитивная социальная ориентация операционализируется в настоящем исследовании как набор убеждений, которые включают положительную самооценку эффективности в решении прошлых проблем, чувство самоэффективности при столкновении с будущими конфликтами и идентификацию с просоциальными целями.

представляет собой концептуальную модель отношений между социальной ориентацией, навыками SPS и проблемным поведением.Рисунок иллюстрирует потенциальную роль социальной ориентации в влиянии на приобретение социальных навыков и влиянии на важные поведенческие результаты, как напрямую, так и через ее связь с социальными навыками. На рисунке показана прямая связь социальной ориентации с навыками SPS (путь A ) и навыков SPS с проблемным поведением (путь B ). Модель включает как косвенную связь между социальной ориентацией и проблемным поведением, опосредованной SPS-навыками (пути A и B ), так и прямую связь, ведущую от социальной ориентации к проблемному поведению (путь C ).Также рассматриваются ассоциации пола, возраста, статуса меньшинства, семейного дохода и семейного статуса с одним родителем (пути D ). Компоненты этой модели и ожидаемые отношения между ними обсуждаются в следующих разделах. Моделирование структурных уравнений со скрытыми переменными (SEM) использовалось для проверки трех моделей, которые отражают конкурирующие гипотезы об относительной важности каждого из этих путей. Первоначальная модель проверяла адекватность измерения предполагаемых конструктов социальной ориентации, SPS-навыков, делинквентного поведения и причастности к наркотикам.Затем были протестированы три последующие объяснительные модели, предполагающие следующее: (1) Нет связи социальной ориентации ни с навыками SPS, ни с проблемным поведением; (2) позитивная социальная ориентация напрямую связана с высоким уровнем навыков СФС, но лишь косвенно связана с проблемным поведением; и (3) позитивная социальная ориентация напрямую связана с высоким уровнем навыков СФС и вовлечением в меньшее количество проблемных форм поведения.

Концептуальная модель ассоциаций между социальной ориентацией подростков, навыками решения социальных проблем, проблемным поведением и демографическими переменными.

Концептуализация и измерение проблемного поведения

Проблемное поведение подростков, такое как преступность среди несовершеннолетних и злоупотребление психоактивными веществами, несут огромные издержки для молодежи, их семей и общества. Например, статистика Федерального бюро расследований (ФБР) показывает общее снижение насильственных преступлений и преступлений против собственности с 1989 по 1998 год, но существенное увеличение доли арестов несовершеннолетних за эти преступления к 1998 году (FBI, 1998; Grisso, 1993). Распространенность злоупотребления психоактивными веществами среди подростков остается тревожно высокой: более половины учащихся сообщили об употреблении запрещенных наркотиков к последнему году обучения в старшей школе (Johnston et al., 2000).

Было обнаружено, что проблемное поведение подростков часто возникает одновременно и может включать синдром проблемного поведения, который отражает лежащие в основе паттерны развития, такие как склонность к нестандартности (Allen, Aber, and Leadbeater, 1990a; Donovan and Jessor, 1985; Donovan и др. , 1988; Elliott и др. , 1989). Сочетание проблемного поведения предполагает, что отдельные проблемы могут быть результатом общих проблем в социальном развитии.Тем не менее, важно, чтобы исследования множественного проблемного поведения подростков изучали пути, которые проливают свет на важные уникальные характеристики этих проблем (Allen et al. , 1994).

Исследования обычно основывались на информации о множестве проблемных форм поведения от одного информанта, чаще всего на самоотчетах подростков. Тщательно собранные самоотчеты могут предоставить как минимум предвзятых оценок конкретного проблемного поведения подростков (Allen et al., 1994; Elliott et al. , 1989 г .; Farrington, 1973), но оценки их совместной встречаемости могут быть завышены из-за коррелированной ошибки измерения, когда информация собирается из одного источника. Отчеты от разных информантов могут затрагивать разные, но частично совпадающие аспекты поведения в разных условиях (например, в группе сверстников и в семье), что указывает на важность сбора информации о проблемах поведения подростков от множества информантов (Achenbach, 1991; Achenbach et al. al., 1987). Более того, отношения между проблемным поведением и конструктами, относящимися к компетенции в решении социальных проблем, также могут быть завышены, когда измерения как критериев, так и независимых переменных полагаются на самооценку. В настоящем исследовании изучалась правонарушительная деятельность и причастность к наркотикам, оцениваемая на основе отчетов о себе, родителях и коллегах.

Навыки решения социальных проблем

Исследованию подростковых навыков СФС препятствовала нехватка концептуальной ясности (Cavell, 1990; Cavell, Meehan, and Fiala, в печати; Peterson and Leigh, 1990).При оценке компетентность рассматривалась как глобальный конструкт (например, суждения об эффективности) или сосредоточивалась на конкретных навыках (например, навыках интеграции с социальной перспективой), которые, как предполагается, лежат в основе эффективного поведения (Peterson and Leigh, 1990; Selman et al. , 1986; Waters и Сроуф, 1983). Каждый подход имеет свои преимущества и недостатки. Глобальным оценкам может не хватать ситуационной специфики, но они предлагают большую обобщаемость. С другой стороны, оценки конкретных навыков позволяют лучше понять процессы СФС и могут быть более полезными для оценки конкретных сильных и слабых сторон, но не имеют возможности обобщения (D’Zurilla и Maydeu-Olivares, 1995; Waters and Sroufe, 1983).Хотя их редко рассматривают вместе, сочетание этих двух подходов может дать более надежные оценки адекватности усилий подростков по решению социальных проблем. Навыки решения проблем оценивались в настоящем исследовании с использованием оценок как общей эффективности, так и конкретного навыка – интеграции взглядов на себя и других – которые, как было установлено, связаны с общей компетенцией и адаптацией к подросткам (Brion-Meisels et al. , 1984; Leadbeater et al. , 1989; Lenhart and Rabiner, 1995).

Социальная ориентация на решение проблем

Бандура (1980, 1993) постулировал, что негативные ожидания самоэффективности действуют за счет уменьшения усилий, прилагаемых для решения сложных задач, и увеличения вероятности дезадаптивных реакций. Точно так же Двек и его коллеги (Двек и Эллиотт, 1983; Хендерсон и Двек, 1990) считают, что способность подростков эффективно адаптироваться к социальным требованиям частично определяется психолого-мотивационными факторами, включая ценности и убеждения об их способностях.Кроме того, разработанная Райаном и Деси теория самоопределения (Ryan and Deci, 2000) постулирует, что мотивация и благополучие снижаются, когда люди осознают, что их усилия по обеспечению компетентности мешают. Эти теории предполагают, что люди, обладающие высокими уровнями социальных навыков, могут прибегать к менее чем оптимальным средствам разрешения сложных ситуаций, если они (1) не считают компетентные стратегии адаптивными в своей текущей среде, (2) не ценят результаты, которые эти ожидается, что стратегии принесут результат, или (3) не верят, что стратегии будут работать на них.

К подростковому возрасту эти ожидания, ценности и убеждения, по-видимому, характеризуют общую ориентацию на компетентное решение проблем. Исследования показали, что учителя и сверстники оценивают подростков как социально компетентных, когда они ценят компетентные решения, выражают просоциальные цели и ожидают положительных результатов (Allen et al. , 1989; Parkhurst and Asher, 1985). Исследования также начали показывать, что ожидания, ценности и убеждения подростков в отношении решения социальных проблем имеют значение для их участия в проблемном поведении (Allen et al., 1990а, 1994; Паттерсон и др. , 1989).

Цели настоящего исследования

Предыдущее исследование подтверждает важность умения решать социальные проблемы для объяснения вовлеченности подростков в проблемное поведение и актуальность социальной ориентации (т.е. убеждений, ценностей и ожиданий) для развития социальной компетентности. . В настоящем исследовании ролевой тест производительности (D’Zurilla and Maydeu-Olivares, 1995; McFall, 1982), связанный с гипотетическими конфликтами со сверстниками, родителями и другими взрослыми, использовался для измерения эффективности и сложности SPS-стратегий подростков. .Ожидания самоэффективности, воспринимаемая идентификация с просоциальными ценностями взрослых и предполагаемая эффективность в разрешении недавних конфликтов были оценены как индикаторы социальной ориентации. Навыки СФС и социальная ориентация были изучены в связи с мультиинформативными оценками правонарушительного поведения и употребления наркотиков. Также были изучены связи с полом, возрастом, расовой или этнической принадлежностью, составом семьи и семейным доходом. Центральный вопрос, рассматриваемый в этом исследовании, заключался в следующем: каковы степень и характер ассоциации социальной ориентации и навыков СФС с делинквентным поведением и употреблением наркотиков? Хотя эти перекрестные данные не позволяют сделать выводы о направлении эффектов, это исследование продвигает предыдущие исследования с использованием SEM для изучения мультиинформативных данных из отчетов самих себя, родителей и сверстников о вовлеченности подростков в проблемное поведение.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Предварительный анализ

Необработанные средние баллы и стандартные отклонения, а также форматы ответов мер проблемного поведения представлены в. Распределение большинства показателей проблемного поведения было искажено в положительную сторону, подобно распределению, обнаруженному в предыдущих исследованиях множественного проблемного поведения подростков (например, Elliott et al. , 1989). Средние значения соответствуют природе образца с умеренным риском. Например, отчеты родителей о делинквентном поведении показывают оценки, которые примерно в два раза выше, чем опубликованные нормы для доклинических выборок, но ниже, чем нормы для клинических групп (Achenbach, 1991).Переменные с искаженным распределением были преобразованы в их натуральный логарифм, чтобы лучше аппроксимировать нормальные распределения.

Таблица I

Средние, стандартные отклонения и асимметрия для проблемного поведения из собственных, родительских и партнерских отчетов ( n = 113)

Среднее SD Асимметрия Формат ответа
Самоотчет
Просроченное поведение 18.69 41,72 3,01 Общая частота за последние 6 месяцев
Причастность к наркотикам
Использование (частота) 2,41 2,97 1,53 0: не используется; 8: 2–3 раза в неделю
Проблемы 1,84 2,78 1,85 Число испытанных из 15
Отчет родителей
Правонарушение 13.68 9,00 0,72 0: нет проблем; 64: максимум
Причастность к наркотикам
Использование (частота) 1,28 2,04 2,33 0: не используется; 8: 2–3 раза в неделю
Проблемы 1,15 2,42 2,48 Число опытных из 15
Свидетельство коллег
Проступки 1.78 0,55 0,88 1: не характерно; 4: очень характерно
Причастность к наркотикам 1,69 0,60 1,00 1: не характерно; 4: очень характерный

Было несколько пропущенных значений (3 или меньше) для данных собственного и родительского отчетов; они были заменены выборочными средними, чтобы максимизировать данные. Однако из-за относительно большой доли отсутствующих данных сверстников, отмеченной ранее, мы вычислили дисперсионный анализ, за ​​которым последовали стьюдентизированные тесты диапазона Тьюки (α = 0.05), сравнивая подростков, по которым данные не были доступны ни от кого ( n = 14), от одного сверстника ( n = 22) или от двух сверстников ( n = 77). Участие сверстников не было связано с сообщениями самих себя и родителей о проблемном поведении, а также с полом, возрастом, статусом меньшинства, семейным доходом и составом семьи. Подростки, у которых были данные только от одного сверстника, не отличались ни при каких сравнениях с подростками, для которых данные были получены от двух сверстников. Однако у подростков, у которых нет данных о сверстниках, были менее эффективные стратегии SPS, F (2110) = 3.51, p <0,05, и менее сложные стратегии, F (2110) = 3,78, p <0,05, чем у подростков с данными от двух сверстников, и более низкие ожидания самоэффективности, чем у подростков с данными от одного сверстника или у двух сверстников F (2110) = 4,59, p <0,05. Из-за этих различий последующий анализ был проведен с сокращенной выборкой ( n = 99), для которой были доступны отчеты о проблемном поведении (по крайней мере, от одного сверстника) о себе, родителях и коллегах.Эти данные свидетельствуют о том, что подростки, которые не хотели или не могли назвать имена сверстников, которые могли бы предоставить данные о них, имеют более слабые навыки СФС и более негативную социальную ориентацию, чем другие подростки. Таким образом, итоговая выборка отражает возможный уклон в сторону более мотивированных и более социально компетентных подростков.

Затем мы исследовали корреляцию показателей социальной ориентации, навыков SPS, правонарушительного поведения и употребления наркотиков с возрастом и семейным доходом.Мы также исследовали t тестов этих переменных с полом, статусом меньшинства и семейным статусом с одним родителем. Ни один из этих анализов не достиг значимости после поправки Бонферрони на большое количество сравнений (α = 0,05 / 55 = 0,001). Мы также провели аналогичный анализ демографических переменных с комплексными показателями социальной ориентации, SPS-навыков, делинквентного поведения, употребления наркотиков и общего проблемного поведения. Составные показатели были созданы путем усреднения z-баллов соответствующих индикаторов для каждой конструкции (например,g., совокупность делинквентного поведения рассчитывалась путем усреднения z-баллов для самоотверженных, родительских и сверстников отчетов о делинквентном поведении). Эти анализы выявили более низкий уровень употребления наркотиков среди этнических меньшинств, чем среди представителей меньшинств, t (111) = 3,65, p <0,01, более высокий уровень преступного поведения для мальчиков, чем для девочек, t (111) = −2,37, p = 0,02, и несколько более позитивная социальная ориентация у девочек, чем у мальчиков, t (111) = 1,80, p = 0.07. Затем мы изучили взаимодействие каждой демографической переменной с комплексными показателями социальной ориентации и навыков SPS в множественных регрессионных анализах преступного поведения, употребления наркотиков и общего проблемного поведения. Ни одно из взаимодействий не имело значения. Однако, как показано в, совокупность навыков социальной ориентации и SPS была независимо связана с делинквентным поведением и общим проблемным поведением. Отсутствие значимых взаимодействий указывает на то, что процессы, связывающие социальную ориентацию и навыки SPS с проблемным поведением, вряд ли будут различаться для людей разного возраста, семейного дохода и семейного статуса с одним родителем.Регрессионный анализ также свидетельствует о том, что как социальная ориентация, так и навыки СФС способствуют вовлечению подростков в проблемное поведение и что важно учитывать влияние пола и статуса меньшинства.

Таблица II

Регрессионный анализ комплексных показателей причастности к наркотикам, правонарушительного и общего проблемного поведения по полу, статусу меньшинства и комплексных показателей социальной ориентации и навыков SPS

9032 9032 903208 ** (-0,43 *** )
Причастность к наркотикам
Просрочка
Всего проблем
Δ R 2 ΔR 2 β R 2 ΔR 2 9032
0.11 ** 0,11 ** 0,06 * 0,06 * 0,07 * 0,07 * 9015 −0,02 0,15 0,06
Статус меньшинства −0,31008 −0,23 **
0,19 *** 0,09 * 14 *** 0,25 *** 0,17 ***
Социальная ориентация −0,14 (−0,26 ** ) -0,23 (-0,38 *** ) *
SPS навыки † (-0,27 ** ) -0,26 * (-0,42 *** ) -0,25 * (-0,38 ***

Модели структурных уравнений

Максимальное правдоподобие SEM использовалось для оценки ассоциаций социальной ориентации и SPS-навыков с мультиинформативными сообщениями о правонарушении и употреблении наркотиков.Также были изучены ассоциации пола и статуса меньшинства с каждым из этих конструктов. Было установлено, что оценка максимального правдоподобия дает надежные оценки параметров даже при относительно небольших размерах выборки (Tanaka, 1987). Структурные уравнения позволяют исследователю исследовать теоретические построения, измеренные с помощью нескольких индикаторов, так что общая дисперсия между конструкциями изолирована от ошибки измерения и систематических ошибок метода (Byrne, 1994; Loehlin, 1987). Были сконструированы скрытые переменные социальной ориентации, навыков СФС, правонарушений и причастности к наркотикам.Анализ проходил в два этапа: построение модели измерения, проверяющей конструктивную валидность латентных переменных, с последующим исследованием объяснительных моделей.

Модели оценивались путем изучения оценок параметров и сводной статистики согласия. Для оценки того, насколько адекватно эти модели учитывают наблюдаемую ковариацию между измеряемыми переменными в каждой модели, использовались четыре критерия. Хи-квадрат модели (χ 2 ) обеспечивает оценку максимального правдоподобия вероятности того, что модель случайно отличается от наблюдаемых данных.Небольшие незначительные значения χ 2 означают, что модель адекватно соответствует данным. Мы также использовали сравнительный индекс соответствия (CFI) и стандартизованный среднеквадратичный остаток (SRMR). Ху и Бентлер (1999) рекомендовали использовать значение отсечения, равное или превышающее 0,95 для CFI, и значение отсечения, равное или меньшее 0,09 для SRMR, для оценки согласия для моделей, испытанных с небольшими выборками ( n <150). В сочетании эти значения отсечения максимизируют вероятность отклонения неверно заданных моделей.Наконец, относительная адекватность вложенных моделей была протестирована с использованием разностного теста χ 2 (Δχ 2 ), который был рассчитан путем взятия разницы между оценками χ 2 для последовательно тестируемых моделей и разницы в их степенях. свободы (McArdle, Prescott, 1991; Loehlin, 1987).

Модель измерения

Первоначальная модель тестировала факторную структуру скрытых переменных социальной ориентации, SPS-навыков, делинквентного поведения и употребления наркотиков.На этом этапе важно установить адекватное соответствие модели данным, поскольку плохое общее соответствие может указывать на то, что предположения о базовой структуре скрытых переменных могут быть неверными или что меры неуместны (Farrell, 1994). 3

Корреляции между измеряемыми переменными показаны в, а их стандартизованные факторные нагрузки на латентные переменные социальной ориентации, SPS-навыков, делинквентного поведения и употребления наркотиков показаны в.Факторные нагрузки обеспечивают общую оценку того, какой вклад каждая мера вносит в латентные переменные, если учитывать отношения между латентными переменными (Бирн, 1994; Бирн и др. , 1989; Фаррелл, 1994; МакАрдл и Прескотт, 1992). . Исследование этих нагрузок показывает, что все они были значительными, в диапазоне от 0,36 до 0,95. Эти данные свидетельствуют о том, что латентные конструкции подростковой социальной ориентации SPS-навыков, делинквентного поведения и причастности к наркотикам обеспечивали разумное обобщение отношений между измеряемыми переменными, нагружающими каждую конструкцию, χ 2 [47] = 63.08, p = 0,06; CFI = 0,955, SRMR = 0,077. 4 Значимые корреляции ( p <0,05) были обнаружены в модели измерения латентной переменной делинквентного поведения с причастностью к наркотикам ( r = 0,73), SPS-навыков ( r = -0,68) и социальной ориентации. ( r = -0,76). Были обнаружены значимые корреляции между употреблением наркотиков и навыками SPS ( r = -0,38) и статусом меньшинства ( r = -0,38), а также социальной ориентацией с навыками SPS ( r = 0.63) и пол ( r = −0,28).

Таблица III

Взаимосвязь показателей социальной ориентации, эффективности решения социальных проблем и проблемного поведения ( n = 99)

9014 9014 9014 9014 9014 9014 Efficacy603 9014 9014 9014 9014 9014 9014 9014 9014 901414 7Участие в наркотиках (собственное) (родительский) Правонарушитель (сверстник)60 0,66060 0,660 –0460 -0,02 –0,02 0,3002 9014 903 901 9014 903 901 9014 901 901
1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13.
Социальная ориентация
1.Воспринимаемая эффективность
3. Идентификация с просоциальными ценностями 0.24 0,49
5. Сложность стратегий 0.22 0,45 0,33 0,51
9014 9014 9014 Самостоятельное поведение −0,28 −0,36 −0,44 −0,27
−0,18 −0,15 −0,18 −0,34 −0,08 0,44 −0,23 −0,19 −0,19 −0,19 −0,10 0,29 0,19148Причастность к наркотикам (родитель) −0,06 −0,06 −0,05 −0,19 −0,01 0,30 0,68 0,31
−0,27 −0,38 −0,34 −0,24 −0,28 0,27 0,35 0,33 0,2531111 11.Участие в наркотиках (аналог) −0,20 −0,35 −0,25 −0,26 −0,14 0,21 0,39 0,35 0,43
Демографические переменные
12. Пол (мужской) −0,10 −0,16 −0,18 −0,07 −0,14 0,10 −0,14 −0,08 0,08 0,26 0,11
13. Статус меньшинства 0,15 0,07 0,09 0,12 0,01
−0,01 −0,10 0,17
Среднее значение 6,81 7,83 −0,75 4,53 1,1603 13,06 −0,03 0,53 0,47 0,48 0,31
SD 1,23 1,41 1,12 0,87 0,30 0,34 0,50 0,47

Таблица IV

Факторные нагрузки на скрытые переменные социальной ориентации, навыков решения социальных проблем, делинквентного поведения = 99000 (99000) и вовлеченности в наркотики

321 Эффективные стратегии3X07086304

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Fliege, H., Роуз, М., Арк, П., Уолтер, О., Кокалевент, Р., Вебер, К., и др. (2005). Пересмотрены вопросы анкеты воспринимаемого стресса (PSQ): валидация и контрольные значения из различных клинических образцов и выборок здоровых взрослых. Психосом. Med. 67, 78–88. DOI: 10.1097 / 01.psy.0000151491.80178.78

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гангестад, С. В. и Снайдер, М. (2000). Самоконтроль: оценка и переоценка. Psychol. Бык. 126, 530–555.DOI: 10.1037 / 0033-2909.126.4.530

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гослинг, С. Д., Вазир, С., Шривастава, С., и Джон, О. П. (2004). Стоит ли доверять веб-исследованиям? Сравнительный анализ шести предубеждений об интернет-анкетах. Am. Psychol. 59, 93–104. DOI: 10.1037 / 0003-066X.59.2.93

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гупта Р., Херши Д. А. и Гаур Дж. (2012). Перспектива времени и промедление на рабочем месте: эмпирическое исследование. Curr. Psychol. 31, 195–211. DOI: 10.1007 / s12144-012-9136-3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Якобссон, Д., Паркер, А. М., Спецлер, К., Бруин де Брюин, В., Холленбек, К., Хекерман, Д., и др. (2012). Улучшенное изучение истории США и компетентность в принятии решений благодаря учебной программе, ориентированной на принятие решений. PLoS One 7: e45775. DOI: 10.1371 / journal.pone.0045775

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джонс, Д.Н. и Полхус Д. Л. (2009). «Макиавеллизм», в Индивидуальные различия в социальном поведении, , ред. М. Р. Лири и Р. Х. Хойл (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Гилфорд), 93–108.

Google Scholar

Карасек, Р. А. (1979). Требования к работе, свобода принятия решений и умственное напряжение: последствия для изменения структуры работы. Adm. Sci. Q. 24, 285–307. DOI: 10.2307 / 23

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кассам К. С., Козлов К. и Мендес В. Б.(2009). Решения в условиях бедствия – Профили напряжений влияют на закрепление и регулировку. Psychol. Sci. 20, 1394–1399. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2009.02455.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Киз, Д. Дж., И Шварц, Б. (2007). «Утечка» рациональности: как исследования принятия поведенческих решений бросают вызов нормативным стандартам рациональности. Перспектива. Psychol. Sci. 2, 162–180. DOI: 10.1111 / j.1745-6916.2007.00035.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Клайн, Р.Б. (2005). Принципы и практика моделирования структурными уравнениями , 2-е изд. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

Google Scholar

Kocalevent, R.D., Loewenstein, S., Fliege, H., Schmid, G., Hinz, A., Brähler, E., et al. (2007). Вклад в конструктивную валидность анкеты воспринимаемого стресса из опроса населения. J. Psychosom. Res. 63, 71–81. DOI: 10.1016 / j.jpychores.2007.02.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Колхас, Дж.М., Бартоломуччи, А., Бувальда, Б., де Бур, С. Ф., Флюгге, Г., Корте, С. М. и др. (2011). Возвращение к стрессу: критическая оценка концепции стресса. Neurosci. Biobehav. Ред. 35, 1291–1301. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2011.02.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коп Н., Эувема М. и Шауфели В. (1999). Выгорание, стресс на работе и агрессивное поведение среди голландских полицейских. Рабочее напряжение 13, 326–340. DOI: 10.1080 / 026783799789

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лэй, К.Х. (1986). Наконец, моя исследовательская статья о прокрастинации. J. Res. Личное. 20, 474–495. DOI: 10.1016 / 0092-6566 (86) -3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леннокс, Р. Д., Вулф, Р. Н. (1984). Пересмотр шкалы самоконтроля. J. Pers. Soc. Psychol. 46, 1349–1364. DOI: 10.1037 / 0022-3514.46.6.1349

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лернер, Дж. С., и Тетлок, П. Э. (1999). Учет эффектов подотчетности. Psychol. Бык. 125, 255–275. DOI: 10.1037 / 0033-2909.125.2.255

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Левенштейн, С., Прантера, К., Варво, В., Скрибано, М. Л., Берто, Э., Лузи, К. и др. (1993). Разработка опросника воспринимаемого стресса: новый инструмент для психосоматических исследований. J. Psychosom. Res. 37, 19–32. DOI: 10.1016 / 0022-3999 (93)

-5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Марк, Г. М., и Смит, А.П. (2008). «Модели стресса: обзор и предлагаемое новое направление», в «Психология профессионального здоровья », ред. Дж. Хоудмонт и С. Лека (Ноттингем: издательство Ноттингемского университета), 111–144.

Google Scholar

Миколайчак, М., Балон, Н., Руози, М., и Коцоу, И. (2012). Чуткие, но не сентиментальные: эмоционально интеллигентные люди могут при необходимости отложить в сторону свои чувства. Личный. Индивидуальный. Dif. 52, 537–540. DOI: 10.1016 / j.paid.2011.12.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Миколайчак, М., и Luminet, О. (2008). Черта эмоционального интеллекта и когнитивная оценка стрессовых событий: исследовательское исследование. Личный. Индивидуальный. Dif. 44, 1445–1453. DOI: 10.1016 / j.paid.2007.12.012

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оман, Л., Бергдал, Дж., Нюберг, Л., и Нильссон, Л. Г. (2007). Продольный анализ связи между умеренным длительным стрессом и здоровьем. Стресс-здоровье 23, 131–138. DOI: 10.1002 / smi.1130

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Паркер, А.М., Брюн де Брюэн, В. и Фишхофф, Б. (2007). Максимизаторы против удовлетворяющих: стили принятия решений, компетентность и результаты. Judgm. Decis. Мак. 2, 342–350.

Google Scholar

Паркер А. М., Брюн де Брюин В., Фишхофф Б. и Веллер Дж. (2017). Устойчивость компетентности в принятии решений: данные двух показателей и 11-летнего лонгитюдного исследования. J. Behav. Decis. Мак. doi: 10.1002 / bdm.2059 [Epub перед печатью].

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Паркер, А.М., Брюн де Брюин, В., Юнг, Дж., И Уиллис, Р. (2012). Неуместное доверие и пенсионное планирование: четыре исследования на национальной выборке. J. Behav. Decis. Мак. 25, 382–389. DOI: 10.1002 / bdm.745

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Паркер А. М., Фишхофф Б. (2005). Компетентность в принятии решений: внешнее подтверждение через индивидуальный подход. J. Behav. Decis. Мак. 18, 1–27. DOI: 10.1002 / bdm.481

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Паульхус, Д.Л. и Уильямс К. М. (2002). Темная триада личности: нарциссизм, макиавеллизм и психопатия. J. Res. Личное. 36, 556–563. DOI: 10.1016 / S0092-6566 (02) 00505-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Петридес, К. В., и Фернхам, А. (2001). Черта эмоционального интеллекта: психометрическое исследование со ссылкой на установленные таксономии черт. Eur. J. Личное. 15, 425–448. DOI: 10.1002 / per.416

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Петридес, К.В., Фернхам А. (2006). Роль черты эмоционального интеллекта в гендерной модели организационных переменных. J. Appl. Psychol. 36, 552–569.

Google Scholar

Петридес, К. В., Вернон, П. А., Шермер, Дж. А., и Веселка, Л. (2011). Черта эмоционального интеллекта и черты темной триады личности. Twin Res. Гм. Genet. 14, 35–41. DOI: 10.1375 / twin.14.1.35

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рамсой, Т.З., Сков, М., Маковяну, Дж., Зибнер, Х. Р., Фосгаард, Т. Р. (2015). Эмпатия как нейропсихологическая эвристика при принятии социальных решений. Soc. Neurosci. 10, 179–191. DOI: 10.1080 / 17470919.2014.1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Риллинг, Дж. К., и Санфей, А. Г. (2011). Неврология принятия социальных решений. Annu. Rev. Psychol. 62, 23–48. DOI: 10.1146 / annurev.psych.121208.131647

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сантос-Руис, А., Гарсиа-Риос, М.С., Фернандес-Санчес, Х.С., Перес-Гарсия, М., Муньос-Гарсия, М.А., и Перальта-Рамирес, М.И. (2012). Могут ли навыки принятия решений повлиять на реакцию здоровых женщин на психологический стресс? Психонейроэндокринология 37, 1912–1921. DOI: 10.1016 / j.psyneuen.2012.04.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шилдс, Г. С., Лам, Дж. К. У., Трейнор, Б. С., и Йонелинас, А. П. (2016). Воздействие острого стресса повышает способность принимать решения: свидетельства роли ДГЭА. Психонейроэндокринология 67, 51–60. DOI: 10.1016 / j.psyneuen.2016.01.031

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Старке, К., Пользер, К., Вольф, О. Т., и Бранд, М. (2011). Меняет ли стресс повседневное принятие моральных решений? Психонейроэндокринология 36, 210–219. DOI: 10.1016 / j.psyneuen.2010.07.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Телле, Н. Т., Сеньор, К., и Батлер, М. (2011).Черта эмоционального интеллекта облегчает ответы на задачи, связанные с социальными играми. Личный. Индивидуальный. Dif. 50, 523–526. DOI: 10.1016 / j.paid.2010.11.010

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тетлок, П. Э. (1985). «Подотчетность: игнорируемый социальный контекст суждений и выбора», в Research in Organizational Behavior , Vol. 1, ред. Б. Став и Л. Каммингс (Гринвич, Коннектикут: JAI Press), 297–332.

Google Scholar

Тетлок, П.Э. (2002). Социальные функционалистские рамки для суждения и выбора: интуитивные политики, теологи и прокуроры. Psychol. Ред. 109, 451–471. DOI: 10.1037 / 0033-295X.109.3.451

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тайс, Д. М., и Баумейстер, Р. Ф. (1997). Лонгитюдное исследование прокрастинации, производительности, стресса и здоровья: издержки и преимущества бездельничанья. Psychol. Sci. 8, 454–458. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.1997.tb00460.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Usunier, J.-C., и Valette-Florence, P. (2007). Шкала Time Styles: обзор разработок и повторений за 15 лет. Time Soc. 16, 333–366. DOI: 10.1177 / 03X07080272

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Социальная осведомленность и важность сервисной ориентации

Социальная осведомленность – это способность человека учитывать точки зрения других людей, групп или сообществ и применять это понимание в своих взаимодействиях.Он состоит из сочувствия, организационной осведомленности и ориентации на услуги.

Сервисная ориентация – это последний недостающий элемент для повышения социальной осведомленности. Даниэль Гоулман описывает это как « способность распознавать и удовлетворять потребности клиентов ». Однако в этой статье я исследую концепцию в более широком смысле, а не только для того, чтобы сосредоточиться на несомненной важности обслуживания наших клиентов и заказчиков.

Сервис-ориентированные люди фокусируются на предвидении, распознавании и удовлетворении потребностей людей, независимо от того, являются они клиентами или нет.Они открываются для других и заботятся о них. Следовательно, легко сделать вывод, что они с большей вероятностью будут испытывать сочувствие и сострадание к окружающим их людям.

Люди с этим эмоциональным навыком могут адаптироваться или изменять ситуации, чтобы они могли предоставить возможность поддержать других на своем рабочем месте. Кроме того, когда мы размышляем об ориентации на услуги, у нас возникают некоторые вопросы: Насколько вы помогаете своим коллегам? Вы хотите помочь другим добиться успеха или хотите достичь собственного успеха? Насколько вы известны за эту услугу?

В повседневном мире вокруг нас услуги были и были обычным явлением для нашего общества.Любой человек, выполняющий определенную задачу в поддержку других, оказывает услугу. Любая группа людей, коллективно выполняющая задачу, которая сосредоточена на общем благе, также демонстрирует предоставление услуг.

ЧИТАТЬ: Укрепление уверенности в себе через самосознание

Есть люди, которые утверждают, что будущее коллективно, поскольку у нас нет «Планеты Б». С этой точки зрения, установка на обслуживание и навыки ориентации на обслуживание имеют решающее значение для преобразования и развития более инклюзивной среды.

Мышление «обслужить в первую очередь» или мышление сотрудничества направлено на создание беспроигрышных ситуаций для всех участников. Лидер с таким отношением выходит за рамки простого распределения задач между своими сотрудниками, а вместо этого думает: «Как я могу помочь им добиться успеха?»

Здравый смысл заключается в том, что организации нанимают профессионалов на основе их мировоззрения (отношения), которые важны для развития их бизнеса и инвестирования в развитие новых навыков позже. В связи с этим спрашивали ли вы себя относительно образа мышления, который вы привносите в работу, или о том, что вам нужно развить или изменить в будущем?

В книге «Лидеры едят последними» Саймон Синек объясняет, что лидеры игнорируют собственные интересы; они первыми попадают в опасность и сталкиваются с неизвестным, чтобы защитить свой народ.По его мнению, это значит быть лидером. Точно так же существует четкая связь между его определением и концепцией «лидерство слуг» , разработанной Робертом К. Гринлифом.

Руководство слуги

Другой аспект сервисной ориентации – это управление отношениями. Это означает, что вы можете использовать свои и чужие эмоции для построения крепких, эффективных и продолжительных отношений с окружающими вас людьми.

Служебное лидерство – это не стиль или методология лидерства.Это образ мышления, который дополняет другие типы лидерства, такие как демократические и трансформационные. Как лидер-слуга, вы ставите своих сотрудников на первое место, сосредотачиваясь на их потребностях, прежде чем рассматривать свои собственные.

  1. К. Гринлиф сказал в своем эссе « Слуга как лидер », что « слуга-лидер – это прежде всего слуга. ». Мы можем сделать вывод, что «желание служить» является ключевой отличительной чертой слуга-лидер. Однако речь идет не о раболепии, а о выявлении и удовлетворении потребностей коллег, клиентов и сообществ.

Тем не менее, уместно упомянуть, что лидерское мышление слуги проблематично в иерархической и автократической культурах. В этих организациях ожидается, что менеджеры и лидеры принимают все решения, и в этом смысле лидеры-слуги могут бороться, чтобы заслужить уважение.

Развитие навыков ориентации на услуги

Сервисная ориентация не является изолированным навыком. Для развития этой способности и мышления «обслуживайте в первую очередь» вам понадобится в качестве основы набор других навыков, перечисленных ниже:

  1. Сочувствие .Способность понимать мнение и чувства другого человека. В каждом вашем взаимодействии с другими людьми это шанс научиться новым способам мышления, поделиться чувствами и изменить ситуацию к лучшему, внося свой вклад и помогая другим расти.
  2. Адаптивность . Возможность быстро меняться и реагировать на новые способы работы. Люди разные и у них разные потребности, которые потребуют от вас разных подходов. Вы должны уметь справляться с неожиданностями и ожиданиями и соответственно адаптироваться.
  3. Связь . Убедитесь, что вы передаете всем ясное сообщение. Используйте позитивный язык, оставайтесь жизнерадостным, несмотря ни на что, и никогда не заканчивайте разговор, не закрывая тему.
  4. Надежность . Способность вести себя этично или «вести разговор». Относится к конкретным действиям, связанным с риском поведения другой стороны. Сосредоточьтесь на построении целостной и основанной на ценностях организации.
  5. Знания . Будьте достаточно информированными, чтобы отвечать, и знайте, куда обращаться, если вопросы становятся слишком техническими для вас.Не бойтесь сказать «я не знаю», окружающие оценят вашу честность.

Ориентация на служение начинается с естественного чувства и выбора служить другим, потому что хорошие лидеры понимают важность своих людей и то, что они должны быть на первом месте.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2019 © Все права защищены.

Стандартизированная факторная нагрузка
Социальная ориентация
Воспринимаемая эффективность 0.41
Отождествление с просоциальными ценностями 0,72
Ожидания самоэффективности 0,68 =
Навыки решения социальных проблем (SPS)
Эффективные стратегии 0,814 0,61 =
Просроченное поведение
Самоотчет 0,62
Отчет материнской компании 0.36
Отчет коллег 0,52 =
Причастность к наркотикам
Самоотчет 0,95
Отчет родителей
0,72
Пояснительные модели

Были оценены три иерархически вложенных модели для изучения взаимосвязей, подразумеваемых в. На основании результатов, отмеченных ранее, были включены два пути, включающие демографические переменные: один ведет от пола к социальной ориентации, а другой – от статуса меньшинства к употреблению наркотиков.Сводная статистика согласия для трех пояснительных моделей и стандартизированные оценки ключевых параметров показаны на рис.

Таблица V

Статистика соответствия и стандартизованные оценки для моделей с вложенными скрытыми переменными ( n = 99)

Сводка соответствия 903 903 в хи-квадрате (Δχ 2 ) отношения ) a
Модель 1 Модель 2 Модель 3
Хи-квадрат (χ 2 ) 97.91 84,84 70,61
Степени свободы (df) 56 55 54
Вероятность ( p ) 0,00
0,00 13,07 14,23
Степени свободы (Δdf) 1 1
Вероятность – 0.01 0,01
Индекс сравнительной подгонки (CFI) 0,882 0,916 0,953
Стандартизованный среднеквадратичный остаток (SRMR) 0,1409 0,097
[β] Социальная ориентация → SPS-навыки = 0,00 0,76 0,50
[β] Социальная ориентация → Делинквентное поведение = 0.00 = 0,00 −0,60
[β] Навыки SPS → Делинквентное поведение −0,28 −0,56 −0,27 (нс)
Навыки [β] −0,23 −0,32 −0,30
[r] Делинквентное поведение ↔ Причастность к наркотикам 0,70 0,66 0,90
4 Демография 9015 901 908 Социальная ориентация −0.18 (нс) −0,18 (нс) −0,27
Статус β меньшинства → причастность к наркотикам −0,35 −0,36 −0,36
29
Социальная ориентация 0,03 0,03 0,07
SPS-навыки 0,58 0,25
Дисциплинарное поведение 015113 0,32 0,60
Причастность к наркотикам 0,16 0,23 0,22

В первой модели были изучены пути от SPS-навыков до преступного поведения и наркотической зависимости (соответствует пути B) и пути от пола к социальной ориентации и от пристрастия к наркотикам из статуса меньшинства (пути D ). В этой модели пропущены объяснительные пути от социальной ориентации к навыкам SPS (путь A ) или проблемному поведению (путь C ).Таким образом, модель проверила возможность того, что социальная ориентация не играет никакой роли в объяснении случаев проблемного поведения. Подбор модели был плохим, χ 2 [56] = 97,91, p <0,01, CFI = 0,882, SRMR = 0,140.

Вторая модель отличалась от первой одним путем – от социальной ориентации до SPS-навыков (путь A ). Эта модель проверила возможность того, что социальная ориентация имеет только косвенные ассоциации с проблемным поведением (пути A и B ), опосредованные навыками SPS.Хотя эта модель представляла собой значительное улучшение соответствия по сравнению с первой моделью, Δχ 2 [1] = 13,07, p <0,01, ее общая подгонка оставалась неудовлетворительной, χ 2 [55] = 84,84, p <0,01, CFI = 0,916, SRMR = 0,097.

Результаты второй модели указали на необходимость рассмотреть прямые пути от социальной ориентации к преступному поведению и пристрастию к наркотикам. Поэтому тесты множителя Лагранжа из второй модели были исследованы, чтобы определить дополнительные пути, которые улучшили бы соответствие модели.Эти тесты показали, что связь между делинквентным поведением и социальной ориентацией не была хорошо учтена.

На основе этих тестов была оценена окончательная модель, исследующая еще один путь, ведущий от социальной ориентации к делинквентному поведению (путь C ). Эта последняя модель, показанная в, показала значительное улучшение по сравнению с предыдущей моделью, Δχ 2 [1] = 14,23, p <0,01, и дала незначительное значение χ 2 [54] = 70.61, p = 0,06, и показатели качества соответствия, которые превышают оценки отсечения, рекомендованные Ху и Бентлером (1999), CFI = 0,953 и SRMR = 0,086. Как видно на рисунке и показано в последнем столбце, социальная ориентация была значительно и положительно связана с навыками SPS и отрицательно связана с делинквентным поведением. Навыки SPS были значимо и отрицательно связаны с общим употреблением наркотиков, но незначительно связаны с делинквентным поведением. Подростки из числа меньшинств имели более низкий уровень употребления наркотиков, чем другие, и девочки имели более позитивную социальную ориентацию, чем мальчики.После учета этих ассоциаций корреляция между делинквентным поведением и употреблением наркотиков составила 0,90. Модель объясняла 60% отклонений в поведении правонарушителей и 22% отклонений в отношении причастности к наркотикам.

Стандартизированные оценки параметров ассоциаций между социальной ориентацией подростков, навыками решения социальных проблем, проблемным поведением и демографическими переменными для окончательной модели структурного уравнения.

ОБСУЖДЕНИЕ

Было обнаружено, что положительная социальная ориентация играет определенную роль в уровне подросткового преступного поведения и употребления наркотиков.Скрытые конструкции социальной ориентации и навыков решения социальных проблем, а также мультиинформативные меры проблемного поведения показали приемлемые уровни конструктной валидности. Социальная ориентация объясняла различия в проблемном поведении как совместно, так и независимо от навыков решения социальных проблем. Это говорит о том, что знание того, верят ли молодые люди в свою способность вести себя компетентно, так же важно для понимания их решений о проблемном поведении, как и продемонстрированный уровень их навыков решения социальных проблем.Выводы о направлении эффектов нельзя сделать из этих перекрестных данных, но результаты согласуются с ожиданиями, вытекающими из социального обучения (например, Bandura, 1980, 1993), социально-когнитивного развития (например, Dweck and Elliott, 1983). ; Хендерсон и Двек, 1990), социальное развитие (Каталано и Хокинс, 1996) и теории самоопределения (Райан и Деси, 2000) о роли самооценки и мотивации в социальном поведении.

Результаты имеют значение для понимания как одновременного возникновения проблемного поведения, так и их уникальных аспектов.В частности, подростки, сообщившие о положительной социальной ориентации, имели более высокий уровень навыков SPS и более низкий уровень преступного поведения. Напротив, SPS-навыки опосредуют ассоциацию социальной ориентации с употреблением наркотиков. Когда рассматривались только косвенные ассоциации социальной ориентации, SPS-навыки были в значительной степени связаны как с делинквентным поведением, так и с употреблением наркотиков. Тем не менее, когда рассматривались как прямые, так и косвенные ассоциации социальной ориентации, SPS-навыки показали значительную связь только с употреблением наркотиков.Делинквентное поведение может быть результатом как плохих социальных навыков, так и слабой мотивации к использованию компетентных стратегий решения проблем. С другой стороны, употребление наркотиков может быть более тесно связано с плохими социальными навыками и только косвенно с негативной социальной ориентацией.

Было обнаружено несколько ассоциаций демографических переменных с социальной ориентацией, навыками решения социальных проблем или проблемным поведением. Предыдущие исследования в целом показали более высокий уровень проблемного поведения среди подростков из менее благополучных демографических групп (например,g., Jessor et al. , 1998). В настоящем исследовании, однако, статус меньшинства показал единственную прямую связь с проблемным поведением, указывая на то, что подростки из числа меньшинств имели на более низкий уровень употребления наркотиков на , чем не меньшинства. Этот вывод согласуется с недавними сообщениями, в которых документально подтверждены более низкие уровни употребления наркотиков среди афроамериканцев по сравнению с белой / белой молодежью (Barnes et al. , 1994; Gibbs, 1996). Несколько более низкий уровень преступного поведения, наблюдаемый у девочек по сравнению с мальчиками, по-видимому, объясняется их более позитивной социальной ориентацией.Важно принять к сведению недавние отчеты, которые документально подтверждают рост показателей преступного поведения среди девочек-подростков (FBI, 1997), что также может помочь объяснить отсутствие значительных гендерных различий в преступности.

Последствия и направления для будущих исследований

Критические обзоры эффективности вмешательств по повышению социальных навыков приводят доводы в пользу необходимости расширения масштабов этих вмешательств с целью всестороннего воздействия на внутриличностные, межличностные и социальные факторы, которые могут повлиять на мотивацию подростков. проявлять проблемное поведение (Durlak, 1983, 1995; Weissberg et al., 1991). Ясно, что факторы риска и защиты проявляются в разных контекстах, включая семью, район, школу и группу сверстников (Catalano and Hawkins, 1996; Hawkins et al. , 1992; Jessor et al. , 1998; Patterson). и др., , 1989; Seidman, 1991), но исследования были менее ясны в отношении конкретных основных механизмов, которые могли бы описать, как эти факторы влияют на решения подростков вовлечься в проблемное поведение. Результаты настоящего исследования указывают на возможность того, что социальная ориентация на решение проблем играет ключевую роль в этих процессах, и предлагают три предположения, которые следует рассмотреть в будущих исследованиях.

Одно из предположений состоит в том, что негативная социальная ориентация отражает скрытый риск вовлечения в проблемное поведение (Bell, 1986). Например, подростки с негативными ожиданиями самоэффективности, вероятно, будут переживать социально сложные события (например, разногласия со сверстниками) как тревожные и реагировать таким образом, чтобы подорвать их способность использовать социальные навыки, которыми они обладают (Bandura, 1980, 1993). Действительно, Allen et al. 1994 показал, что негативные ожидания в социальных взаимодействиях предсказывают будущую вовлеченность в проблемное поведение.Молодежь с негативными убеждениями в отношении результатов своих усилий по решению проблем может реагировать на межличностный конфликт способами, которые усиливают негативные результаты (Dodge and Frame, 1982; Lochman and Dodge, 1994; Slaby and Guerra, 1988). Более того, негативные убеждения и их негативные последствия могут усиливать друг друга. Например, опыт отторжения сверстников и принудительных семейных взаимодействий (Patterson et al. , 1989) может укрепить убеждения подростка, что компетентные или совместные решения неэффективны, и наблюдения других о том, что он или она некомпетентны.Эта интерпретация предполагает, что меры вмешательства потребуют не только вмешательства для повышения социальных навыков, но и для изменения негативных убеждений, которые могут сопровождать дефицит социальных навыков (Guerra and Slaby, 1990).

Второе утверждение состоит в том, что положительная социальная ориентация служит защитным фактором. В то время как факторы риска действуют, увеличивая вероятность проблемных исходов, защитные факторы действуют, уменьшая влияние риска (умеренность) или вмешиваясь в причинно-следственную цепочку между факторами риска и проблемными исходами (посредничество) (Coie et al., 1993). Результаты настоящего исследования согласуются с обширной исследовательской литературой по устойчивости, указывающей на то, что характеристики личности, такие как внутренний локус контроля, высокая самооценка и развитие эго, могут компенсировать пагубные последствия негативных жизненных событий (Cowen and Work, 1988; Гармези и др. , 1984; Лутар, 1991; Раттер, 1987). Позитивная социальная ориентация может опосредовать отношения между проблемным поведением и экологическими рисками, включая плохую практику управления семьей (Patterson et al., 1989), подверженность опасности по соседству (Seidman, 1991), отрицательный школьный опыт (Kasen et al. , 1990; Kuperminc et al. , 1997) и общение с антисоциальными сверстниками (Patterson et al. ). , 1989). Способность сохранять положительные убеждения может дать молодым людям возможность успешно «преодолевать рискованные ситуации» (Rutter, 1987). Необходимы исследования для изучения этих возможностей и внесения вклада в практические знания о том, как перейти к системным подходам, способствующим развитию социальной компетентности подростков в среде, повышающей компетентность (Weissberg et al., 1991).

Процессы риска и устойчивости предлагают объяснения того, как социальная ориентация может функционировать для прогнозирования вовлечения в проблемное поведение. Третье предположение вытекает из вопроса , почему положительная социальная ориентация может иметь особое значение для развития в подростковом возрасте. Социальная ориентация может влиять на то, как подростки решают основные задачи развития (Connell, 1990; Dweck and Elliott, 1983; Ryan and Deci, 2000; White, 1959).Эти задачи включают постепенный переход от зависимости от родителей к большей зрелости, самостоятельности и личной автономии (Allen et al. , 1990a; Connell, 1990; Erikson, 1963; Greenberger, 1984; Hill and Holmbeck, 1986). Современные теории развития предполагают, что подростки, скорее всего, достигнут положительных результатов в этих областях, когда они смогут установить свою независимость, сохраняя при этом позитивные отношения с важными людьми в своей жизни (Allen et al., 1990а; Аллен и др. , 1997). Подростки, которые чувствуют, что им не хватает эффективных навыков решения социальных проблем, ожидают отрицательных результатов или обесценивают важность родительских ценностей, могут преследовать свою потребность в автономии способами, разрушающими отношения с другими (Allen et al. , 1997; Connell, 1990 ; Холдич и др. , 2000; Куперминц и др. , 1996). Таким образом, негативные убеждения могут снизить мотивацию подростков к достижению целей развития социально приемлемыми способами.

Ограничения

Статистические модели предполагали направление влияния от социальной ориентации подростков и их навыков решения социальных проблем к проблемному поведению, однако противоположные или взаимные пути могут одинаково хорошо соответствовать этим данным. Например, проблемные модели поведения (и их последствия) могут порождать негативные убеждения и снижать уровень продемонстрированных навыков. Следует с осторожностью делать твердые выводы из имеющихся данных, особенно с учетом небольшого размера выборки.

Будущие лонгитюдные исследования могут предоставить более эффективные проверки гипотез, давая возможность изучить изменения с течением времени в социальной ориентации подростков, уровнях SPS-навыков и проблемного поведения, а также взаимных и взаимно запаздывающих влияний между этими конструкциями. Поскольку участники были отобраны на основе наличия общего набора школьных факторов риска, результаты не могут быть обобщены на всех подростков. Более того, подростки, по которым данные сверстников были недоступны, были исключены из анализа, что повысило вероятность того, что представленные здесь результаты не применимы к молодежи из группы риска, не имеющей навыков в поддержании отношений со сверстниками.Тем не менее, эта стратегия выборки дает преимущества для исследований, предназначенных для разработки профилактических мероприятий, поскольку критерии отбора для исследования были аналогичны критериям отбора участников для целевых профилактических мероприятий (например, Pillow et al. , 1991).

Это исследование – шаг к пониманию и обучению предотвращению путей развития, ведущих к деструктивному поведению подростков. Уточняя различия между социальными навыками и социальной ориентацией, это исследование выявило важные аспекты социальной компетентности молодых людей, которые могут опосредовать взаимосвязь между экологическими рисками и проявлением проблем поведения.

Границы | Компетентность в принятии решений, социальная ориентация, временной стиль и воспринимаемый стресс

Введение

Стресс становится все более серьезной проблемой для здоровья людей и общества. В контексте трудовой жизни, в том числе в образовательных учреждениях, воспринимаемому стрессу способствует ряд факторов, например, отсутствие контроля над рабочими задачами, нехватка времени на производительность, а также плохая обратная связь и воспринимаемый стресс, по-видимому, являются посредниками для негативных последствий для здоровья (Марк и Смит, 2008).Кроме того, различные индивидуальные особенности, такие как компетентность в принятии решений, социальная ориентация и временной подход, могут способствовать воспринимаемому стрессу. Наше определение компетенции принятия решений соответствует преобладающему в литературе определению. Таким образом, компетентность в принятии решений определяется как склонность человека следовать нормативным рациональным принципам при принятии решений (например, Parker et al., 2017). Компетенция принятия решений – это конструкция, которая, как можно предположить, связана с производительностью и истощением в условиях трудовой жизни (см. Ceschi et al., 2017). Например, в женской университетской выборке Santos-Ruiz et al. (2012) сообщили, что у людей с более высокой способностью принимать решения (по данным Iowa Gambling Task) уровень кортизола был значительно ниже, как до, так и после того, как они столкнулись со стрессовой ситуацией. В настоящем исследовании мы исследовали, как компетентность в принятии решений, социальная ориентация и временной подход связаны с воспринимаемым стрессом.

В общем, принятие решения включает не только выбор, но и процессы, связанные с принятием решения, то есть процесс принятия решения.На результаты решения влияют различные аспекты процесса принятия решений, а не только окончательное решение (например, Keys and Schwartz, 2007). Такой подход к принятию решений и их результатам имеет решающее значение в контексте работы и жизни, поскольку многие решения на работе имеют социальную привязку (Sanfey, 2007) и имеют социальные функции (Tetlock, 2002). На работе людям необходимо адаптивно адаптироваться к социальной среде, чтобы их процесс принятия решений (процесс) отвечал ожиданиям и требованиям социальной среды (Tetlock, 1985).Люди, обладающие этой способностью, с большей вероятностью будут эффективны на работе и, следовательно, с меньшей вероятностью столкнутся с тем, что потребности будут превышать их доступные ресурсы (Ceschi et al., 2017). Основываясь на этом предположении, настоящее исследование подходит к принятию решений в широком смысле. Это достигается путем включения компетенции принятия решений , а также социальной ориентации и временного подхода (Geisler and Allwood, 2015) среди факторов, которые могут влиять на принятие решений. Вкратце, социальная ориентация определяет то, как человек осознает, относится к другим людям и адаптируется к ним, тогда как подход времени определяет, как человек воспринимает, приближается и управляет временем.Обоснование такого подхода к принятию решений заключается в том, что он охватывает больше важных характеристик (процессов) в прикладных и сложных социальных условиях, таких как рабочая жизнь и образование.

Реакция на стресс может возникнуть, когда предполагаемые экологические требования превышают регулирующие возможности человека (Koolhaas et al., 2011; см. Также Karasek, 1979). Стресс может возникать быстро или со временем развиваться из-за когнитивных оценок ситуаций и потенциальных последствий (Ursin and Eriksen, 2010).То есть, в зависимости от того, как люди оценивают баланс между воспринимаемыми ресурсами и предполагаемыми потребностями, стресс можно оценить как вызывающий или угрожающий, что, в свою очередь, по-разному влияет на аффект и познание (Crum et al., 2017). В этом отношении способность принимать успешные решения, вероятно, составляет важный аспект регулирующей способности человека, необходимый для того, чтобы такие оценки были уместными и конструктивными. Исследования также показали, что воспринимаемый людьми стресс может быть связан с отрицательным состоянием здоровья (например,г., Levenstein et al., 1993; Fliege et al., 2005; Kocalevent et al., 2007; Öhman et al., 2007). Показатели воспринимаемого стресса оценивают уровень (угрожающего или «негативного») стресса, испытываемого человеком, и могут быть оценены в целом (например, за последний год) или в более ограниченные (например, последний месяц) периоды времени (Levenstein et al. ., 1993). Поскольку настоящее исследование сосредоточено на аспектах состояния воспринимаемого стресса, воспринимаемый стресс оценивался в недавний период времени (последний месяц). Затем мы обсудим три индивидуальных отличительных черты, которые, как предполагается, влияют на воспринимаемый стресс: компетентность в принятии решений, социальная ориентация и подход ко времени.

Компетентность в принятии решений и воспринимаемый стресс

Исследования процесса принятия решений обычно предполагают, что успешное принятие решений зависит от когнитивных способностей выполнять систематические и нормативно рациональные процессы принятия решений. Исходя из этого, Bruine de Bruin et al. (2007; см. Также Parker and Fischhoff, 2005) разработали батарею компетенции взрослого человека по принятию решений (A-DMC), собирающую задачи, которые измеряют степень влияния предубеждений, например использование эвристики.Первоначальное исследование показало, что эффективность A-DMC связана с реальными результатами принятия решений (Bruine de Bruin et al., 2007). В течение последнего десятилетия исследования показали, что эффективность A-DMC связана со стилями принятия решений (Parker et al., 2007; Dewberry et al., 2013), когнитивными способностями (Del Missier et al., 2012), принятием риска и рискованное поведение (Weller et al., 2015), успеваемость в школе (Jacobsson et al., 2012) и финансовое планирование (Parker et al., 2012).

Однако исследования, посвященные важности эффективности A-DMC в условиях работы и личной жизни, отсутствуют.Фактически, только Carnevale et al. (2011) и Гейслер и Оллвуд (2015) занимались этим вопросом. Carnevale et al. (2011) показали, что эффективность A-DMC в выборке руководителей высокого уровня в США превзошла общую производительность, полученную в выборке Брюин де Брюин и др. (2007) в США. Кроме того, Гейслер и Олвуд (2015) обнаружили, что эффективность A-DMC в двух разных профессиональных выборках не способствовала объяснению заявленных уровней благополучия, опыта повседневных неприятностей или негативных результатов, связанных с принятием реальных решений.Более того, что касается связи между A-DMC и стрессом, Shields et al. (2016) обнаружили, что экспериментальные манипуляции с острым стрессом улучшают работу A-DMC. Однако связь между A-DMC и воспринимаемым стрессом не изучалась. Настоящее исследование вносит свой вклад в изучение степени, в которой производительность A-DMC сохраняет прогностическую достоверность для предполагаемых уровней стресса.

Социальная ориентация и воспринимаемый стресс

Лица, принимающие решения, часто зависят от информации или вклада других на различных этапах процесса принятия решений (Rilling and Sanfey, 2011).Более того, решения часто должны приниматься другими, чтобы добиться успешной реализации и принятия (Lerner and Tetlock, 1999; Allwood and Hedelin, 2005). Лица, принимающие успешные решения, предвосхищают эти требования, внимательно относясь к социальным потребностям, прислушиваясь к реакции других людей и эффективно регулируя и соответствующим образом корректируя процессы принятия решений (Ceschi et al., 2017). Действительно, исследования показали, что социальная ориентация (например, самоконтроль, сочувствие и эмоциональный интеллект) влияет на эффективность принятия решений (см. E.г., Telle et al., 2011; Гейслер и Оллвуд, 2015; Рамсой и др., 2015).

В качестве индикаторов социальной ориентации, способствующих принятию решений, мы измерили индивидуальные различия в самоконтроле, макиавеллизме и чертах эмоционального интеллекта (TEI). Самоконтроль отражает самооценку чувствительности к распознаванию тонких намеков в социальных взаимодействиях и способности соответствующим образом изменять свое поведение (Gangestad and Snyder, 2000). Сообщается, что самоконтроль связан с успешным и адаптивным функционированием в трудовой жизни, например, положительно связан с производительностью труда и продвижением по службе (Day et al., 2002). Макиавеллистская личность относится к тенденциям коварного, лживого и манипулятивного подхода к другим людям. Макиавеллизм связан с оскорбительными личностными конструкциями как субклинический нарциссизм и психопатия, но при этом отличается от них (Paulhus and Williams, 2002). Исследования показали, что макиавеллистские тенденции негативны в социальных и производственных условиях, поскольку люди с высоким уровнем макиавеллизма более склонны к эгоистическим и аморальным решениям (Dahling et al., 2009).Наконец, TEI относится к предрасположенности к настройке и способности регулировать эмоциональные реакции в себе и других (Petrides and Furnham, 2001). TEI относится к успешному принятию решений в условиях работы и личной жизни (Mikolajczak et al., 2012) и к преодолению стресса в форме необходимого «эмоционального труда», то есть необходимости справиться с конфликтом между своими «настоящими» субъективными чувства и социально необходимые чувства (Mikolajczak, Luminet, 2008).

Временной подход и воспринимаемый стресс

То, как люди воспринимают время и подходят к нему, влияет на их принятие решений (Wittman and Paulus, 2007).Поскольку временной подход определяет суждения и решения людей, это важная особенность, которую следует учитывать в трудовой жизни (Gupta et al., 2012). Один из способов определить и измерить индивидуальные различия в подходе и управлении временем и связанными со временем действиями – это уделить внимание стилям времени (Usunier and Valette-Florence, 2007), которые в основном отражают аспекты участия в процессе принятия решений. Временные стили связаны с практическим принятием решений; например, степень, в которой человек ценит и структурирует время, или степень, в которой человек уступает данным ограничениям времени.Более того, можно увидеть, что различия во временных стилях отражают существенные аспекты того, в какой степени люди привержены своим процессам принятия решений и вовлечены в них. Предыдущие исследования показали, что индивидуальные различия в том, как время воспринимается и управляется, связаны с различными аспектами благополучия (Drake et al., 2008) и стресса, о котором сообщают сами люди (Claessens et al., 2007). Следовательно, различия в стилях времени, вероятно, связаны с уровнями воспринимаемого стресса. Кроме того, настоящее исследование также включает различия в прокрастинации.Прокрастинация – это тенденция откладывать начало или завершение намеченных задач (Lay, 1986). Что касается стресса, о котором сообщают сами, прокрастинаторы получают краткосрочные выгоды, но имеют долгосрочные издержки (Tice and Baumeister, 1997). Таким образом, в настоящем исследовании было измерено временных стиля (Usunier и Valette-Florence, 2007) и склонности к прокрастинации (Lay, 1986) как особенности индивидуальных различий во временном подходе.

Настоящее исследование

В настоящем исследовании изучалось, как три индивидуальные особенности различия, которые считаются важными для успешного принятия решений: компетенция принятия решений, социальная ориентация и временной подход , способствуют объяснению воспринимаемого стресса .Основываясь на исследовании, рассмотренном выше (например, Bruine de Bruin et al., 2007; Santos-Ruiz et al., 2012), Гипотеза 1 предполагала, что более высокая производительность A-DMC будет связана с более низким уровнем воспринимаемого стресса. Кроме того, Гипотеза 2 предполагала, что социальная ориентация обеспечит уникальное количество объясненных вариаций воспринимаемого стресса. В частности, ожидалось, что более высокие отчеты о самомониторинге и TEI будут связаны с менее воспринимаемым стрессом, тогда как более высокие отчеты о макиавеллистских тенденциях будут связаны с более воспринимаемым стрессом.Наконец, Гипотеза 3 ожидал, что временной подход обеспечит уникальную объясненную дисперсию воспринимаемого стресса. Ожидалось, что отчеты о временных стилях, характерных для подхода с вовлеченным временем, будут связаны с менее воспринимаемым стрессом, тогда как отчеты о временных стилях, отражающих временный подход без участия, и более высокие отчеты о прокрастинации должны были быть связаны с более воспринимаемым стрессом.

В настоящее исследование включены две выборки: студенты университетов (исследование 1) и следователи полиции (исследование 2).Эти конкретные образцы были целевыми, поскольку принятие решений и ощущаемый стресс являются характерными чертами повседневной работы как студентов, так и следователей полиции (Коп и др., 1999; Абдоллахи, 2002; Дениз, 2006).

Материалы и методы – Исследование 1

Процедура

Это исследование было одобрено Региональным советом по этике, секретариат Гётеборга (Швеция), 2011-02-21, номер: 071-11. Всего в исследовании приняли участие 118 студентов шведских университетов (85% женщин, средний возраст = 25 лет).8 лет, SD = 4,8). Участники набирались на лекциях или по электронной почте и получали компенсацию в виде билета в кино и лотереи (примерно на общую сумму 15 долларов США). Письменное информированное согласие было получено от всех участников (исследования 1 и 2). Данные собирались на сессиях от 1 до 15 участников в большом компьютерном зале. Участники индивидуально заполнили интернет-анкету. Время участия 40–60 мин.

Материалы

Тесты и шкалы, недоступные на шведском языке, были переведены с помощью обычных процедур обратного перевода: A- DMC, Шкала самоконтроля (SMS), Шкала Макиавелли , Шкала прокрастинации и Шкала стиля времени (TSS).A-DMC использовался для измерения компетентности в принятии решений, тогда как SMS и шкала Макиавеллианской личности использовались для измерения социальной ориентации, а шкала прокрастинации и TSS использовались для измерения временного подхода.

Батарея компетенции взрослых по принятию решений (A-DMC)

A-DMC (Bruine de Bruin et al., 2007) включает шесть компонентов. Баллы рассчитываются с точки зрения внутренней согласованности и / или точности для компонентов: Устойчивость к обрамлению (RF), Применяемые правила принятия решений (ADR), Согласованность в восприятии риска (CRP), Недостаточная / Самоуверенность ( UOC), Сопротивление невозвратным затратам (RSC) и Признание социальных норм (RSN).Компонент RF измеряет согласованность, наблюдаемую по двум различным наборам задач кадрирования; задачи создания атрибутов и задачи кадрирования с рискованным выбором. ADR измеряет степень, в которой люди могут следовать правилам принятия решений различной сложности, тогда как CRP касается способности правильно оценивать вероятность. Затем компонент UOC измеряет способность распознавать правильность собственных знаний. RSC имеет дело с возможностью игнорировать предыдущие инвестиции (затраты или усилия). Наконец, RSN измеряет способность оценивать социальные нормы.Общая производительность человека указывается индексом A-DMC, рассчитываемым как невзвешенное среднее значение стандартизированных баллов человека по каждому из шести компонентов (подробное описание A-DMC см. В Bruine de Bruin et al., 2007). .

Два компонента A-DMC были скорректированы из-за культурных различий между США и Швецией (Weller et al., 2015). Для RSN 6 из 16 пунктов были исключены, поскольку они были сочтены неуместными в шведской среде. Скорректированный A-DMC прошел пилотное тестирование ( N = 15, 66% женщин, средний возраст = 24.4 года) и продемонстрировал хорошую надежность для измененного RSN (α = 0,73, ср. Α = 0,64 в Bruine de Bruin et al., 2007). Один пункт в компоненте RSN не показал изменений в пилотном исследовании и поэтому был исключен. Более того, из-за опасений, высказанных участниками пилотного исследования по поводу того, что некоторые предметы UOC не подходят для шведских условий, 10 из 34 предметов были заменены. Полный список поправок в вопросах A-DMC приведен в дополнительных материалах.

Шкала самоконтроля (SMS)

Мы использовали пересмотренное SMS с 13 пунктами (Lennox and Wolfe, 1984), которое было признано надежным (Day et al., 2002). Задания оцениваются по 6-балльной шкале Лайкерта, при этом баллы рассчитываются по общей шкале или делятся на две субшкалы: способность изменять самопрезентацию и чувствительность к выразительному поведению других . Пример элемента из способности изменять подшкалу самопрезентации: « Как только я знаю, что требует ситуация, мне легко регулировать свои действия соответствующим образом. ”Альфа Кронбаха составляла α = 0,84 для способности изменять самопрезентацию и α = 0.73 для чувствительность к выразительному поведению окружающих.

Шкала Макиавеллианской личности (MPS)

MPS имеет 16 пунктов, оцененных по 5-балльной шкале Лайкерта (Dahling et al., 2009). Рейтинги рассчитываются по общему баллу или делятся на четыре подшкалы: аморальные манипуляции, стремление к контролю, стремление к статусу и недоверие к другим . Пример элемента из подшкалы недоверия к другим : « Мне не нравится объединяться в группы, потому что я не доверяю другим » (α = 0.90).

Шкала прокрастинации (PS)

PS (Lay, 1986) содержит 20 пунктов, оцениваемых по 5-балльной шкале типа Лайкерта. Например, « Я обычно отвечаю на телефонные звонки сразу же » (обратная оценка, α = 0,87).

Шкала стиля времени (TSS)

29 пунктов TSS (Usunier and Valette-Florence, 2007) оцениваются по 7-балльной шкале типа Лайкерта и составляют четыре дихотомии временного стиля: предпочтение экономическому времени (например, расписание и структура времени и посещаемости по одной задаче за раз) – предпочтение неорганизованному времени (т.е.g., чтобы не планировать свое время и одновременно заниматься несколькими задачами), ориентация на будущее (например, чтобы сосредоточиться на будущем) – ориентация на прошлое (например, сосредоточиться на прошлом и испытывать ностальгию) , временная покорность (например, послушный и соответствующий подход ко времени) – временная тревога (например, чувство дискомфорта и проблемы адаптации при столкновении с деятельностью, связанной со временем) и упорство (например, отсрочка удовлетворения) – предпочтение по быстрому возврату (эл.г., будьте импульсивны). На основе четырех дихотомий стилей и для уменьшения сложности были рассчитаны два индекса временного стиля: индекс вовлеченного временного стиля и незанятый временной индекс. Индекс вовлеченного стиля времени собрал стили времени: экономический, ориентацию на будущее, покорность времени и упорство. В индексе временного стиля незанятости собраны временные стили: неорганизованность, ориентация на прошлое, беспокойство по поводу времени и предпочтение быстрого возвращения. Анализ альфы Кронбаха подтвердил внутреннюю согласованность между элементами для соответствующего индекса (стиль вовлеченного времени, α = 0.81; стиль времени без участия, α = 0,78). Затем два индекса были рассчитаны с помощью той же базовой процедуры, что и для индекса A-DMC; баллы отдельных лиц рассчитываются по невзвешенному среднему стандартизированных баллов для каждого из соответствующих четырех временных стилей. Пример элемента из стиля времени , упорство : « Когда меня прерывают выполнение задания, я почти всегда возвращаюсь к нему, как только могу.

Опросник воспринимаемого стресса (PSQ)

PSQ оценивает симптомы, связанные со стрессом (Levenstein et al., 1993). Мы использовали проверенную шведскую версию PSQ (Bergdahl and Bergdahl, 2002). Основываясь на предыдущих исследованиях (Salo and Allwood, 2011; Allwood and Salo, 2012), мы использовали сокращенную PSQ-версию, которая оказалась надежной (α = 0,90), включая 17 из 30 исходных пунктов. Респонденты оценили каждый пункт в зависимости от степени его появления в течение последнего месяца по четырехбалльной рейтинговой шкале с альтернативами « Почти никогда », « Иногда », « Часто » и « Обычно ». .Пример: « У вас проблемы с расслаблением.

Предыдущее исследование неизменно показывало, что альфа Кронбаха у PSQ составляет около 0,90. Что касается действительности, Kocalevent et al. (2007) в большой выборке популяционного исследования сообщили, что PSQ демонстрирует дискриминантную валидность в том смысле, что он умеренно коррелирует с невротизмом ( r = 0,48), и что результаты предыдущих исследований показывают, что PSQ коррелирует между 0,75 и 0,54 для тревожности. и от 0,18 до 0.40 для состояния тревожности, в зависимости от формы PSQ и исследования. Исследования Fliege et al. (2005), Kocalevent et al. (2007), и Охман и др. (2007) демонстрируют, что PSQ также демонстрирует другие формы валидности, такие как предсказательная и конвергентная валидность.

Результаты

В таблице 1 представлена ​​описательная статистика. Шкалы и субшкалы показали соответствующие уровни надежности и дисперсии. Поскольку индекс A-DMC определяется отдельными компонентами, которые измеряют относительно разные процессы принятия решений, и человек может преуспеть в производительности по одному компоненту, но не по другим (Bruine de Bruin et al., 2007), уровень альфа-надежности не имеет отношения к данному индексу.

ТАБЛИЦА 1. Описательная статистика для исследования 1 ( N = 118) и исследования 2 ( N = 90).

Корреляции

В таблице 2 показаны корреляции. Возраст был положительно связан с индексом A-DMC, но индекс A-DMC не имел значимой корреляции с воспринимаемым стрессом (PSQ). Корреляция между индексом A-DMC и PSQ составила r = -0,154, p = 0.086. Мы также контролировали корреляцию, когда индекс A-DMC включал только немодифицированные компоненты A-DMC (т.е. RF, ADR, CRP и RSC), тогда корреляция между индексом A-DMC и PSQ составляла: r = -0,171, p = 0,064. Два индекса временного стиля были связаны отрицательно. Кроме того, было обнаружено, что макиавеллизм и оба индекса временных стилей положительно связаны с PSQ.

ТАБЛИЦА 2. Корреляции для исследования 1.

Регрессионный анализ

Для проверки гипотез был проведен иерархический множественный регрессионный анализ (таблица 3). Шаг 1 контролируется с учетом пола и возраста. Последовательные блоки регрессии были построены с помощью индекса A-DMC ( Гипотеза 1 ) в Шаге 2 и мер социальной ориентации и временного подхода ( Гипотеза 2 и Гипотеза 3 ), проверенных в двух отдельных версиях Шага 3 и шаг 4 . Изменение порядка социальной ориентации и временного подхода на шагах 3 и 4 контролировало уникальный вклад этих двух характеристик навыков принятия решений.

ТАБЛИЦА 3. Иерархическая регрессия воспринимаемого стресса – Исследование 1.

Не обнаружено влияния пола и возраста на PSQ. Гипотеза 1 не подтвердилась. Индекс A-DMC не был существенно связан с PSQ. Однако, когда социальная ориентация ( Гипотеза 2 ) была вставлена ​​на шаге 3 модели, вклад этого блока был значительным ( p = 0,048, R 2 изменение = 7%). Однако ни один из отдельных аспектов социальной ориентации не оказался значимым единичным предиктором.Более того, когда социальная ориентация была вставлена ​​в шаг 4 модели, этот шаг не был близок к значительному.

Подход времени явно способствовал PSQ, подтверждая Гипотезу 3 . Когда на шаге 3 были введены меры временного подхода, была объяснена значительная разница в 23% в PSQ. Здесь используются все три аспекта временного подхода, то есть индекс временного стиля вовлеченности (β = 0,446, p <0,001), индекс временного стиля незанятости (β = 0,238, p = 0,014) и прокрастинация. (β = 0.199, p = 0,039) оказались связаны с воспринимаемым стрессом. Более того, когда временной подход был добавлен на шаге 4, он обеспечил значительную 20% объясненную дисперсию PSQ. Опять же, все три аспекта временного подхода были значимыми предикторами: индекс временного стиля вовлеченности (β = 0,446, p <0,001), индекс временного стиля незанятости (β = 0,238, p = 0,014) и прокрастинация. (β = 0,199, p = 0,039).

Материалы и методы – Исследование 2

Процедура

После первоначального контакта с должностными лицами руководства полицейские следователи были случайным образом отобраны по разным направлениям деятельности (например,g., правонарушения, связанные с вождением и насильственные преступления) и географические пункты (например, городские / сельские), собирая адреса электронной почты для 165 полицейских следователей. На интернет-анкеты ответили 66 участников (уровень участия = 40%), но 21 анкета была неполной и поэтому была исключена, оставив 45 участников. Однако оказалось, что электронные приглашения не дошли до всех предполагаемых участников, поскольку некоторые адреса электронной почты не были активированы для внешней связи. Чтобы облегчить участие, дополнительные следователи полиции были приглашены к участию с помощью бумажных и перьевых вопросников.Следовательно, на основе тех же критериев и процедуры, что и раньше, был проведен дополнительный рандомизированный отбор следователей полиции. Всего было разослано 195 приглашений с помощью бумажных анкет и ответов 50 участников (уровень участия = 26%, общий коэффициент участия = 32%). Для анкеты с ручкой и бумагой пять анкет были неполными и исключены. Более того, в вопросниках на бумаге и ручке отсутствующие данные вызывали ограниченную озабоченность (37 случаев отсутствия данных по 36 пунктам).Анализ отсутствующих данных не выявил закономерностей; таким образом, данные считались отсутствующими случайно и заменялись вычислениями с использованием метода ожидания – максимизации (Kline, 2005). Соответственно, в окончательной выборке из 90 участников (37% женщин, средний возраст 46 лет, SD = 11,21) 45 участников ответили на анкету в Интернете, а 45 участников – на анкету с ручкой и бумагой. Не было очевидных различий между двумя подвыборками, и все участники были проинструктированы ответить на батарею вопросников индивидуально на своем рабочем месте.Время участия 30–50 мин.

Материалы

В исследовании 2 был исключен компонент A-DMC UOC. Это произошло потому, что, во-первых, время, доступное для участия, было ограничено для профессиональной выборки исследования 2. A-DMC – это трудоемкая мера, а UOC – особенно трудоемкая (см., Например, Weller et al., 2015) . Во-вторых, предыдущие исследования ставили под сомнение важность UOC (например, Carnevale et al., 2011). Кроме того, были заменены три из девяти пунктов RSN компонента A-DMC.Причина этого была основана на соображении, что эти три пункта будут считаться странными для выборки полиции, поскольку они спрашивают, «если это иногда нормально», чтобы нарушить закон (например, украсть, совершить преступление, которое может поставить вас в тюрьме, чтобы поэкспериментировать с марихуаной). Полный список поправок в вопросах A-DMC приведен в дополнительных материалах. Предыдущие исследования использовали сокращенные версии A-DMC или касались только определенных компонентов (например, Carnevale et al., 2011).

В исследовании 2 использовалась версия шкалы прокрастинации для взрослых (Lay, 1986; α = 0.82). Кроме того, использовалась полная версия PSQ (Levenstein et al., 1993; Bergdahl and Bergdahl, 2002), поскольку акцент на воспринимаемом стрессе представлял особый интерес для полицейской организации (α = 0,94). Более того, измерение макиавеллистских тенденций среди полицейских следователей могло бы вызвать подозрение и сопротивление, но исследование 1 показало, что макиавеллистские тенденции были связаны с воспринимаемым стрессом (таблица 2). Таким образом, исследование 2 вместо этого исследовало, может ли быть найдена связь для индивидуальных различий в обратных тенденциях.Поскольку диспозиции, измеренные с помощью вопросника TEI (TEIQue), и макиавеллизм (т. Е. Эгоистичный, аморальный и недоверчивый) оказались по существу противоположными (Jones, Paulhus, 2009; Petrides et al., 2011), мы использовали TEIQue. Более того, как и в исследовании 1, использовались SMS (способность изменять самопрезентацию, α = 0,74, чувствительность к выразительному поведению других, α = 0,80). Наконец, что касается TSS, анализ альфы Кронбаха снова подтвердил внутреннюю согласованность между элементами для соответствующего индекса (стиль времени взаимодействия, α = 0.83, временной стиль без участия, α = 0,75).

Опросник по чертам эмоционального интеллекта – Краткая форма (TEIQue-SF)

TEIQue охватывает важные аспекты принятия решений в социальных контекстах, такие как способность адекватно распознавать эмоции и проявлять эмоциональную адаптивность (Telle et al., 2011; Mikolajczak et al., 2012). Из-за соображений рабочей нагрузки мы использовали краткую форму (TEIQue-SF), которая дает глобальную оценку TEI (Petrides and Furnham, 2006). Краткая форма включает 30 из 153 пунктов полной версии (Petrides and Furnham, 2001).Поскольку шведский перевод TEIQue-SF был недоступен (как и TEIQue), TEIQue-SF был переведен обратно (α = 0,80). Пример: « Часто я не могу понять, какие эмоции испытываю.

Результаты

В таблице 1 представлена ​​описательная статистика. Индекс A-DMC, индексы включенного и незанятого временного стиля были вычислены с использованием преобразований z для соответствующих компонентов или шкал. Что касается показателей социальной ориентации, то данная выборка в целом показала более низкие самооценки Самоконтроль по сравнению с выборкой студентов в исследовании 1.В частности, образцы различались по способности изменять самопрезентацию , поскольку ученики сообщили в целом о более высоких уровнях этой способности ( M = 30,25, SD = 5,57) по сравнению с следователями полиции ( M = 27,67, ). SD = 4,43), t (206) = -3,72, p <0,001. Для временного подхода тенденции откладывания были ниже ( M, = 43,36, SD, = 10,68) по сравнению с исследованием 1 ( M = 60.45, SD = 12,77), t (206) = -8,37, p <0,001. Кроме того, уровень воспринимаемого стресса в данной выборке ( M, = 1,89, SD = 0,49) был ниже по сравнению с исследованием 1 ( M = 2,21, SD = 0,61), t (206) = -4,16, р <0,001.

Корреляции

Корреляции представлены в таблице 4. Индекс A-DMC не был связан с PSQ или каким-либо другим показателем. Корреляция между индексом A-DMC и PSQ составила r = -0.146, p = 0,171. Как и в исследовании 1, мы также контролировали корреляцию, если индекс A-DMC включал только немодифицированные компоненты A-DMC (т.е. RF, ADR, CRP и RSC), тогда корреляция между индексом A-DMC и PSQ была: r = -0,049, p = 0,647. Отчеты TEI показали высокую отрицательную корреляцию с PSQ, а также с отчетами о прокрастинации и индексом временного стиля незанятости. Более того, как прокрастинация, так и индекс временного стиля незанятости были положительно связаны с PSQ.

ТАБЛИЦА 4. Корреляции для исследования 2.

Регрессионный анализ

Иерархический множественный регрессионный анализ был проведен для проверки гипотез (таблица 5). Шаг 1, контролируется по полу и возрасту, а шаг 2, контролируется для типа опроса (фиктивный код, онлайн = 0; бумага и ручка = 1). Последующие блоки регрессии были построены, как в исследовании 1, с добавлением индекса A-DMC в шаге 3 ( Гипотеза 1 ).Чтобы проверить Гипотезу 2 (дополнительный и уникальный вклад социальной ориентации) и Гипотезу 3 (дополнительный и уникальный вклад временного подхода), были выполнены отдельные анализы, в которых эти меры использовались на шаге 4 , и шаг 5 соответственно.

ТАБЛИЦА 5. Иерархическая регрессия воспринимаемого стресса – Исследование 2.

Пол и возраст (, шаг 1, ) или тип опроса (, шаг 2, ) не оказали существенного влияния на PSQ.На шаге 3 индекс A-DMC не был существенно связан с воспринимаемым стрессом, не поддерживая гипотезу 1. Однако, когда социальная ориентация была вставлена ​​на шаге 4 модели, было объяснено 24% дисперсии воспринимаемого стресса. Отчеты TEI (β = -0,514, p <0,001) были значимым предиктором. Когда социальная ориентация была вставлена ​​на шаге 3, вклад этого блока был ниже, 7%, но значимым ( p = 0,047) – и отчеты TEI (β = -0.322, p = 0,014) все еще были значимым предиктором.

Регрессионный анализ также подтвердил Гипотезу 3 . Когда временной подход был добавлен на шаге 4, были объяснены значительные 22% вариации воспринимаемого стресса. Два из трех аспектов временного подхода были значимыми предикторами: индекс временного стиля незанятости (β = 0,363, p = 0,001) и прокрастинация (β = 0,300, p = 0,020). Когда временной подход был добавлен на шаге 5, внесенное объяснение этого блока не было значительным.Однако на шаге 5 индекс временного стиля незанятости (β = 0,222, p = 0,048) по-прежнему оказался значимым предиктором.

Обсуждение

В этом исследовании изучалась степень, в которой предполагается, что три переменные индивидуальных различий способствуют принятию решений: компетентность в принятии решений, социальная ориентация и временной подход, предсказывающие уровни воспринимаемого стресса в выборке студентов и в выборке профессионалов (следователи полиции).

Компетенция принятия решений

Результаты исследования 1 и исследования 2 не подтвердили гипотезу 1 , в которой говорится, что индивидуальные различия в компетенции принятия решений (т.е., производительность A-DMC) будут связаны с уровнями воспринимаемого стресса. Никакой связи между работой A-DMC и воспринимаемым стрессом обнаружено не было. Таким образом, общие преимущества, связанные с показателями A-DMC, о которых сообщалось ранее (например, Bruine de Bruin et al., 2007), не распространялись на область стресса в настоящем исследовании. Это может быть объяснено более однородными выборками, рассматриваемыми в настоящем исследовании (студенты и профессионалы, см. Выборку сообщества в Bruine de Bruin et al., 2007).Еще одна причина, по которой A-DMC не имеет отношения к воспринимаемому стрессу, заключается в том, что оценка потребностей и ресурсов (Koolhaas et al., 2011) и когнитивная активация стрессовых реакций (Ursin and Eriksen, 2010) являются процессами, основанными на субъективно воспринимаемых уровни и соображения, тогда как A-DMC – это мера производительности. То есть неизвестно и должно быть изучено в будущих исследованиях, в какой степени люди осведомлены о своем уровне компетентности в принятии решений и относится ли такое понимание к воспринимаемому стрессу.

Более того, хотя сообщалось, что острый стресс улучшает работу A-DMC (Shields et al., 2016), как уже отмечалось, связь между A-DMC и воспринимаемым стрессом в настоящем исследовании не наблюдалась. Разница между исследованиями заключается в том, что настоящее исследование уделяет внимание (субъективному) восприятию негативного стресса, тогда как Shields et al. (2016) экспериментально манипулировали острым стрессом. Кроме того, хотя мы измеряли воспринимаемый стресс в недавний и ограниченный период времени (то есть в последний месяц), этот показатель стресса можно рассматривать как более отражающий хронический стресс по сравнению с показателями острого стресса.Вкратце, настоящие результаты не подтверждают предположение о том, что способность принимать решения представляет собой ресурс преодоления воспринимаемого стресса (Santos-Ruiz et al., 2012). Возможно, что дальнейшие исследования могут показать взаимосвязь между компетенцией в принятии решений и воспринимаемым стрессом в определенных условиях (например, в более крупных и разнородных выборках), но наши результаты показывают, что общей взаимосвязи не обязательно ожидать в условиях работы и личной жизни. .

Социальная ориентация

Результаты подтвердили предположение, что индивидуальные различия в социальной ориентации влияют на воспринимаемый стресс ( Гипотеза 2 ).Вклад социальной ориентации действительно достиг значимости в исследовании 1, но вклад был более существенным в исследовании 2. Возможная причина этого различия заключается в том, что исследование 1 включало меру макиавеллизма, тогда как в исследовании эта мера была заменена показателем TEI. 2. Хотя было обнаружено, что макиавеллистские тенденции в значительной степени связаны с сообщениями о воспринимаемом стрессе (таблица 2), их вклад не достиг значимости в регрессионных анализах. В отличие от этого, вклад эмоционального интеллекта был существенным.Альтернативное объяснение заключается в том, что социальная ориентация более важна и имеет больший эффект для принятия решений в обычных условиях работы и жизни (например, следователи полиции), чем академическое образование (студенты).

Наше конкретное ожидание, что более высокие отчеты о самоконтроле (SMS) будут относиться к менее воспринимаемому стрессу, не подтвердилось. Эти результаты контрастируют с выводами, которые связывают SMS с конструктивной работой и успехом на работе и в жизни (например, Day et al., 2002). Дальнейшие исследования должны попытаться лучше понять , как тенденции самомониторинга влияют на результат принятия решений в различных областях.

Кроме того, в исследовании 1 было обнаружено, что макиавеллистские тенденции положительно коррелируют с воспринимаемым стрессом. Предыдущее исследование показало, что стресс (экспериментально вызванный острый стресс и / или естественный стресс в повседневной жизни) может сделать людей более склонными к принятию эгоистических решений (Далинг et al., 2009; Starcke et al., 2011). Предположительно, люди, которые не доверяют другим, могут быть более склонны воспринимать социальную обратную связь в отношении принятия решений, поскольку отрицательная и угрожающая, а отрицательная социальная обратная связь, как было обнаружено, вызывает стресс и ухудшает процесс принятия решений (Kassam et al., 2009). Однако в настоящем исследовании макиавеллистские тенденции не внесли значительного вклада в регрессионный анализ. И наоборот, в исследовании 2 было обнаружено, что более высокие показатели TEI тесно связаны с более низкими уровнями воспринимаемого стресса. Учитывая, что наши результаты подтверждают связь между некоторыми аспектами социальной ориентации и воспринимаемым стрессом, и что социальная ориентация может иметь разные эффекты в зависимости от В отношении выборки и конкретных требований в целевом контексте дальнейшие исследования должны изучить взаимосвязь между другими аспектами социальной ориентации и воспринимаемым стрессом.

Подход времени

Оба исследования четко подтвердили Гипотезу 3 , утверждающую, что временной подход связан с воспринимаемым стрессом. Временной подход был особенностью навыков принятия решений, наиболее тесно связанной с воспринимаемым стрессом. В исследовании 1 все три аспекта временного подхода внесли значительный вклад в объяснение воспринимаемого стресса как на шаге 3, так и на шаге 4 модели (т. Е. Контроль вклада социальной ориентации).В исследовании 2 величина дисперсии, объясняемая временным подходом на этапе 4, была сравнима с величиной, наблюдаемой в исследовании 1. Однако, когда временной подход был добавлен на этапе 5, вклад временного подхода был незначительным, но временной стиль не был задействован. все еще важный предсказатель. Отрицательная связь между чертой эмоционального интеллекта и индексом временного стиля незанятости может объяснить, почему вклад временного подхода не был значительным (на этапе 5), когда социальная ориентация контролировалась (на этапе 4).

Было подтверждено конкретное ожидание, что отчеты о незанятом времени будут связаны с более ощутимым стрессом. Но ожидание того, что отчеты о подходе вовлечения будут связаны с менее воспринимаемым стрессом, не оправдались. Результаты показали, что отчеты о подходе, основанном на увлеченном времени (т. Е. Предпочтение структурировать свое время, сосредоточиться на будущем, уступить ограничениям по времени и быть настойчивым), были связаны с более воспринимаемым стрессом. Эта положительная связь может быть объяснена возможной связью между подходом к вовлечению во время и тенденциями размышлять о возможных будущих последствиях и результатах (Ursin and Eriksen, 2010).Таким образом, подход с ограниченным временем может указывать на риск чрезмерной приверженности, которая может привести к воспринимаемому стрессу.

Как и ожидалось, сообщения о прокрастинации были связаны с воспринимаемым уровнем стресса в обеих выборках. Этот результат подтверждает предыдущие исследования в том, что с точки зрения самооценки стресса прокрастинаторы могут получать краткосрочные выгоды, но долгосрочные издержки (Tice and Baumeister, 1997). В целом, результаты ясно демонстрируют, что индивидуальные различия во времени важны для понимания ощущаемого стресса в условиях работы и жизни.

Уровни воспринимаемого стресса как результат навыков принятия решений

В настоящем исследовании уровни воспринимаемого стресса рассматривались как результат принятия решений. Обоснование этого состоит в том, что разумно рассматривать высокий уровень воспринимаемого стресса как отрицательный для благополучия и физиологического здоровья людей и, следовательно, результат принятия решений, которого лица, принимающие успешные решения, должны с большей вероятностью избегать. Более того, отрицательный стресс по определению является реакцией, которая возникает, когда (воспринимаемые) требования превышают (воспринимаемые) нормативные ресурсы (например,г., Koolhaas et al., 2011). Следовательно, когда они сталкиваются с высокими требованиями к принятию решений, успешные лица, принимающие решения, должны обладать ресурсами, необходимыми для выполнения требований, связанных с принятием решений. Учитывая, что успешные лица, принимающие решения, вероятно, будут более эффективными в своей работе (Ceschi et al., 2017), стоит отметить, что в предыдущих исследованиях уделялось так мало внимания тому, как принятие решений связано со стрессом (Santos-Ruiz et al. , 2012; Starcke, Brand, 2012).

Ограничения

Настоящее исследование имеет различные ограничения.Например, мы измерили три индивидуальные разностные переменные, относящиеся к принятию решений в широком смысле, и исследовали их связь с воспринимаемым стрессом. Таким образом, наше исследование носит корреляционный характер, и подход ограничен тем фактом, что в нем отсутствуют какие-либо измерения процесса. Однако этот подход такой же, как и в предыдущем исследовании компетентности в принятии решений (например, Bruine de Bruin et al., 2007). Для будущих исследований было бы полезно включить показатели процесса, чтобы отслеживать события между решениями участников и результатами (см. E.г., Ceschi et al., 2017).

В исследовании 1 большинство участников составляли женщины. Это ограничение, поскольку секс может иметь эффект взаимодействия. Кроме того, потенциальным ограничением настоящего исследования является низкий уровень ответа в исследовании 2. Скорость ответа может указывать на то, что на данную выборку могут оказывать чрезмерное влияние участники с общим низким уровнем воспринимаемого стресса. Тем не менее, тщательная информация предшествовала проведению исследования и явно подчеркнула акцент на воспринимаемом стрессе в профессии полицейского следователя.Следовательно, вполне возможно, что выборка состоит из сотрудников, обеспокоенных стрессом. Следовательно, хотя количество ответов является ограничением, неясно, могло ли это повлиять и как это могло повлиять на результаты.

Кроме того, сбор данных в исследовании 2 проводился с использованием вопросников как в Интернете, так и в бумажной ручке, что можно рассматривать как ограничение. Однако предыдущее исследование показало, что формат сетевых вопросников не влияет на содержание ответов людей и что его влияние согласуется с результатами исследований с использованием традиционных методов (см. E.г., Gosling et al., 2004; Гослинг и Мейсон, 2015).

Еще одним ограничением настоящего исследования является его поперечный дизайн. Кроме того, мера компетентности в принятии решений основывалась на производительности / способностях, тогда как меры социальной ориентации и временного подхода, а также показатели результатов были самоотчетами. Следовательно, следует признать риск систематической ошибки в методе. Улучшение будущих исследований будет заключаться в использовании продольного дизайна. Например, начальные измерения воспринимаемого стресса, например.g., в начале семестра (студенты) или после летних каникул / до реорганизации (профессионалы) могут быть собраны. Эти меры могут затем функционировать как базовые ставки, с которыми можно сравнивать последующие меры. Наконец, будущие исследования должны быть нацелены на разные выборки и включать другие типы измерений, кроме самоотчетов.

Заключение

В этом исследовании мы использовали широкое определение принятия решений, включив в него функции, которые часто влияют на процесс принятия решений.В условиях работы и личной жизни мы утверждаем, что успешные лица, принимающие решения, должны учитывать социальные и временные аспекты, чтобы соответствовать требованиям принятия решений. В целом, наши результаты показывают, что общие преимущества, связанные с компетентностью в принятии решений, о которых сообщалось в предыдущих исследованиях (эффективность A-DMC, например, Bruine de Bruin et al., 2007), могут не иметь прогностической достоверности для предполагаемого стресса в рабочих контекстах. . Напротив, наши результаты показали, что социальная ориентация и подход времени, предлагаемые для содействия принятию решений, связаны с уровнями воспринимаемого стресса в условиях работы и жизни.

Заявление об этике

Это исследование было одобрено Региональным советом по этике, секретариат Гётеборга (Швеция), 2011-02-21, номер: 071-11. Письменное информированное согласие было получено от всех участников (исследования 1 и 2).

Авторские взносы

Все перечисленные авторы (MG и CMA) внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу, а также одобрили ее для публикации.

Финансирование

Это исследование финансировалось за счет гранта Шведского исследовательского совета по вопросам здоровья, трудовой жизни и благосостояния, Forskningsrådet för arbetsliv, hälsa och välfärd, Forte, dnr: 2010-0430, CMA.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2018.00440/full#supplementary-material

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Абдоллахи, К. М. (2002).Понимание полицейских исследований стресса. J. Forensic Psychol. Практик. 2, 1–24. DOI: 10.1300 / J158v02n02_01

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оллвуд, К. М., и Хеделин, Л. (2005). «Адаптация новых инициатив к социальной среде: принятие организационных решений как обучение, создание обязательств и регулирование поведения», в «Как профессионалы принимают решения» , ред. Х. Монтгомери, Р. Липшиц и Б. Бремер (Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум) Associates), 223–232.

Google Scholar

Оллвуд, К. М., Сало, И. (2012). Стили принятия решений и стресс. Внутр. J. Stress Manag. 19, 34–47. DOI: 10.1037 / a0027420

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бергдал, Дж., И Бергдал, М. (2002). Воспринимаемый стресс у взрослых: распространенность и связь депрессии, беспокойства и приема лекарств в шведском населении. Стресс-здоровье 18, 235–241. DOI: 10.1002 / smi.946

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Bruine de Bruin, W., Паркер А. М. и Фишхофф Б. (2007). Индивидуальные различия в компетентности взрослых в принятии решений. J. Pers. Soc. Psychol. 92, 938–956. DOI: 10.1037 / 0022-3514.92.5.938

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карневале, Дж. Дж., Инбар, Ю., и Лернер, Дж. С. (2011). Индивидуальные различия в потребностях лидеров в познании и умении принимать решения. Личный. Индивидуальный. Dif. 51, 274–278. DOI: 10.1016 / j.paid.2010.07.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чески, А., Демерути, Э., Сартори, Р., Веллер, Дж. (2017). Процессы принятия решений на рабочем месте: как истощение, нехватка ресурсов и требования к работе ухудшают их и влияют на производительность. Фронт. Psychol. 8: 313. DOI: 10.3389 / fpsyg.2017.00313

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Классенс, Б. Дж. К., ван Эрде, В., Рютте, К. Г., и Роу, Р. А. (2007). Обзор литературы по тайм-менеджменту. чел. Ред. 36, 255–276. DOI: 10.1108 / 00483480710726136

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Крам, А.Дж., Акинола, М., Мартин, А., и Фат, С. (2017). Роль стрессового мышления в формировании когнитивных, эмоциональных и физиологических реакций на сложный и угрожающий стресс. Борьба со стрессом и тревогой 30, 379–395. DOI: 10.1080 / 10615806.2016.1275585

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Далинг, Дж. Дж., Уитакер, Б. Г., и Леви, П. Э. (2009). Разработка и утверждение новой шкалы макиавеллизма. J. Manag. 35, 219–257.DOI: 10.1177 / 01408318618

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дэй, Д. В., Шлейхер, Д. Дж., Анклесс, А. Л., и Хиллер, Н. Дж. (2002). Самоконтроль личности на работе: метааналитическое исследование конструктной валидности. J. Appl. Psychol. 87, 390–401. DOI: 10.1037 // 0021-9010.87.2.390

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Del Missier, F., Mäntylä, F., and Bruine de Bruin, W. (2012). Компетенция принятия решений, исполнительные функции и общие когнитивные способности. J. Behav. Decis. Мак. 25, 331–351. DOI: 10.1002 / bdm.731

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дениз, М. Э. (2006). Взаимосвязь между преодолением стресса, удовлетворенностью жизнью, стилями принятия решений и самооценкой решений: исследование с участием студентов турецких университетов. Soc. Behav. Личное. 34, 1161–1170. DOI: 10.2224 / sbp.2006.34.9.1161

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Dewberry, C., Juanchich, M., and Narendran, S.(2013). Компетентность принятия решений в повседневной жизни: роли общих когнитивных стилей, стилей принятия решений и личности. Личный. Индивидуальный. Dif. 55, 783–788. DOI: 10.1016 / j.paid.2013.06.012

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дрейк, Л., Дункан, Э., Сазерленд, Ф., Абернети, К., и Генри, К. (2008). Временные перспективы и корреляты благополучия. Time Soc. 17, 47–61. DOI: 10.1177 / 0