Рассказ с сахарнова про пингвинов – Святослав Сахарнов – Кто в море живет: читать сказку для детей, текст онлайн на РуСтих

Святослав Сахарнов - Кто в море живет: читать сказку для детей, текст онлайн на РуСтих

В холодном море

МОРЖ

Плывёт морж над илистым дном, клыками ил копает. Прокопал грядку, прорыхлил, давай ластами комья перетирать.
— Тебе, морж, только огородником быть!
— Огород ни при чём: это я ракушки из-под земли достаю. Ракушки-то, они сейчас вкусные!

БЕЛЫЙ МЕДВЕДЬ

Лёд. Во льду промоина. В промоине рыба ходит.
Забрался мишка в промоину. Шумит, лапищами воду толчёт: бум — по воде — бум!
Это он так рыбу ловит. Оглушит рыбину, зацепит когтями — и в рот.
Вкусно!

СЕЛЁДКА

Рыщет по морю селёдка, носом туда-сюда тычется.
— Что, селёдка, по морю рыщешь, считаешь кого?
— Родственников ищу, родичей. Пересчитать их думаю.
— А много ли, селёдка, их у тебя?
— Немного, немного. Килька — раз, салака — два, рыба-залом — три, черноспинка — четыре. А ещё — иваси, шпроты, анчоусы. И ещё есть.
— Э-э, селёдка, да тебе их вовек не пересчитать!

БЕЛЁК

Лежит белёк на снегу. Снег белый, шёрстка у белька тоже белая. Никто его и не увидит.
Только тюлениха-мать увидит. Сейчас она из полыньи вылезет, сына кормить будет.

ПАЛТУС

Плыл палтус над самым дном. Заприметил песчаное местечко, ударился о дно, замер. Поднялась туча песка, села, как одеялом палтуса накрыла.
— Лежишь?
— Лежу. Добычу стерегу. Тс-сс-с! Вон раззява плывёт!

БЕЛУХА

Плавает в полынье белуха — белый кит, тяжело дышит.
— Что, белуха, вздыхаешь?
— Жизнь не легка. Пока за рыбой гоняешься, того и гляди, полынью лёд закроет, дышать нечем будет. Полынью караулить начнёшь, рыба уйдёт. Уф-фф-ф!

КАЛАН

Вынырнул калан, перевернулся, лёг на волну спиной, лапы на животе скрестил.
— Что лежишь, калан? Чего лапы сложил? О чём думаешь?
— Лежу не просто, обедать собираюсь. А в лапах двух морских ежей держу, на дне отыскал. Думаю, с какого начинать?

ПИНГВИНЫ

Плывёт по океану ледяной дом. Полон народу. На верхушке Фомка-поморник сидит, пониже чайки устроились, а у самой воды — пингвины. Ишь как стоят — рядками, ровненько, как часовые. В воду — никто.
В воде их враг — хищный кит-косатка бродит.
— А мы на льду! Нам и тут хорошо!

КРАБ

Шёл краб по дну, колючие ноги переставлял, не заметил яму с илом и бух — свалился в неё.
Запорошило илом жабры, дышать стало трудно.

Поднатужился:
— Ап-чхи!
— Будь здоров, краб!

КОТИК

Волнуется на каменистом пляже котиковый народец: кто рычит, кто хрюкает, а самые маленькие — чёрненькие котята — блеют:
— Бэ-ээ-э!
Это значит: «Где мама? Я уже голодный!»
Вот она, твоя мама, из воды вылезла, к тебе идёт.

КИТ

Охотился кит за рыбьей мелочью, за рачками-черноглазками. Разбежится, пасть раскроет — ап! — полная пасть. Что добыча мелка — хорошо: у кита глотка узенькая.
— Нырни, кит!
— Не хочу, наелся. На воде полежу.

МОРСКОЙ СЛОН

Узок каменистый пляж. Дорого место на берегу.
Столкнулись на пятачке два морских слона. Хоботы кровью налились, глаза выпучены.
— А ну, пусти!
— Не пущу. Сам поди прочь!
В тёплом море

В тёплом море
&nbsp
КАШАЛОТ

Плыл по океану кашалот. Остановился, набрал полную грудь воздуха, ноздрю закрыл, хвост флагом вверх выбросил — пошёл на глубину.
Полчаса проходит. Час. Нет кашалота.
Наконец вынырнул.
— Долго же ты!
— За кальмаром гонялся. И что это он так от меня кинулся?
— Наверное, зубы твои разглядел!
— Так ведь там внизу темно. Как же он мог их увидеть?

— А у него каждый глаз с колесо!

ЛЕТУЧАЯ РЫБА

Неслась под водой рыба, сама себя хвостом подгоняла. Разогналась, из воды выскочила, крылья-плавники расправила и полетела.
— Чем я хуже птицы?
— Голоса, рыба, у тебя нет.
— А он мне и не нужен.
И обратно в воду — шлёп!

РЫБЫ КОРАЛЛОВЫХ РИФОВ

У коралловых камней — рифов — бродит акулёнок. Дрожит, жмётся в кучку рыбий народ.
— Неужто, рыбы, у вас от него и защиты нет?
— Как — нет? У меня, спинорога, — рог на спине. Спрячусь в каменную норку, рог подниму, в потолок упрусь — меня и не вытащить!
— А у меня, кузовка, — панцирь. Я в нём, как черепаха в домике.
— А у меня, красной крылатки, кончики игл ядовиты. Только попробуй тронь!
— Что же вы тогда, рыбы, дрожите?
— Всё равно боязно. Зубов-то у него, у разбойника, вон сколько!

ИЛИСТЫЙ ПРЫГУН

Вот так лес! Корни у деревьев в воздухе, по стволам крабы бегают, на ветвях рыбы сидят.
Летела мимо муха. Рыба с ветки — прыг! Схватила муху на лету — и в воду, на дно. Закопалась в ил.
Удивительная рыба!
Так ведь и лес удивительный. Мангровый. Из моря растёт.

ДЮГОНЬ

Хорошо на подводном лугу. Вода тёплая — солнышко её до самого дна прогревает. Кругом трава — сочные зелёные водоросли. Ползёт по лугу дюгонь. Морду в зелень тычет, чавкает. Из травы усатые рачки-креветки порск, порск!

— Эй, ты, губастый! Поосторожнее. Чуть с травой нас не съел!

ОСЬМИНОГ

По дну — осьминог. То, как клуб дыма, катится, то, как паук, ноги переставляет. Видит, навстречу ему краб.
— Здорово, десятиногий!.. Что молчишь, не видишь меня?
— Нет.
— Хе-хе! А ты присмотрись. Это я в два цвета раскрасился. По песку шёл — жёлтым был. Потом в водоросли попал — зеленеть начал. Здесь я, здесь, рядом.

РЫБА-МЕЧ

Мчится среди волн рыба, на носу меч — никого не боится, никому дороги не уступает.
Навстречу — пароход.
— Может, ему уступишь!
— Никогда!
С разгона носом в борт — трах! Нет меча, сломался.
— Да-а, видно, кое-кому дорогу всё же уступать надо.

ЧЕРЕПАХА БИССА

— Что, черепаха, из моря вылезла?
— Пора пришла, яйца класть буду.
— А ты поближе к воде ложись.
— Нельзя: там песок сырой, моим черепашатам тепло нужно. Вот тут в самый раз — песок сухой, прогретый.
— Что же ты, черепаха, тогда плачешь?

— Черепашат жалко. Далеко им отсюда до воды бежать будет.

ДЕЛЬФИН

Качается на волнах корабль. Около борта дельфин крутится, чего-то ждёт.
Вышел на палубу человек, перегнулся через борт, приладил на спину дельфину железную коробку, шлёпнул по спине — нырнул дельфин.
— Куда, приятель, плывёшь?
— Недалеко. Тут в подводном доме водолазы живут. Я к ним.
— А в коробке что?
— Письма.
— То-то люди обрадуются. Торопись, почтальон!

АКУЛА

Плывёт акула за кораблём, кухонные отбросы подбирает.
Мешок из-под мяса?.. В пасть.
Бутылка?.. И её туда же.
Кусок сала на крючке?.. Опасно глотать, да уж больно наживка хороша!
Охнуть акула не успела — очутилась на палубе.
— Ну, как сало?
— Горькое!

ГЛУБОКОВОДНЫЕ РЫБЫ

Черным-черно на глубине. Не видно ни зги!
А это что за огонёк мелькнул?
Рыба. Ну и рыбина! На носу — фонарь, приманка. Фонарщик!
А к ней кто подбирается?
Большерот. Этот, пожалуй, сам трёх, таких как он, проглотит.

КАРАКАТИЦА

Гнался зубатый тюлень за каракатицей. Та уж на что юркая: и вправо от него, и влево — никак не уйти!
Есть в животе у каракатицы мешочек с чёрной жидкостью. Припасена на случай. Как выстрелит каракатица ею в обидчика!

Расплылась во все стороны чернильная бомба. Ничего тюленю не видно. Уплыл.
Веселится каракатица:
— Ловко я его?
— Ловко, ловко…

skazki.rustih.ru

Читать Рассказы и сказки - Сахарнов Святослав Владимирович - Страница 1

Святослав Владимирович САХАРНОВ

Рассказы и сказки

________________________________________________________________

СОДЕРЖАНИЕ:

Н. Сладков. СВЯТОСЛАВ САХАРНОВ

КТО В МОРЕ ЖИВЁТ

В холодном море

В тёплом море

МОРСКИЕ СКАЗКИ

Как краб кита из беды выручил

Корабельная муха и брызгун

Чилим и три ползуна

Как ласкирь учился хвостом вперёд плавать

Морской петух - тригла

Любопытные наваги

Рак-мошенник

Крабишкин дом

Зелёная рыбка

Камбала и ласкирь

Почему щука в море не живёт

Какого цвета море

СКАЗКИ О ЛЬВАХ И ПАРУСНИКАХ

Львы и парусники

Слоны и чернильницы

СКАЗКИ ИЗ ДОРОЖНОГО ЧЕМОДАНА

Женщина, которая жила в бутылке

Малеятовит и его собаки

Кват и паучок Марава

Скупые муж и жена

Волшебное заклинание

Байами - добрый дух

Кибоко Хуго - бегемот

САМЫЙ ЛУЧШИЙ ПАРОХОД

Живые домики

Пиранья

Белёк

Море под облаками

Девочка и рыба

Мокрый цирк

Город осьминогов

Подбитая чайка

Два радиста

Как достали якорь

Крабы в перчатках

Рыба и медведь

Морской пахарь

Осьминог на скале

Пиратский остров

Стук-стук-стук

Полярные воды

Про пингвинов

Самый лучший пароход

Два колеса в воздухе

Злой узел

"Самовар" и Чайка

Капитан "Доротеи"

РАЗНОЦВЕТНОЕ МОРЕ

Разноцветное море

Как я спас Магеллана

Безногие головоногие

Цунами

Дельфиний остров

ЛОЦМАН МАШКА

Девочка и дельфин

Лоцман Машка

Пластмассовый жук

СОЛНЕЧНЫЙ МАЛЬЧИК. Повесть

________________________________________________________________

СВЯТОСЛАВ САХАРНОВ

Было это, помнится, лет двадцать пять назад. Я зашёл к писателю Виталию Валентиновичу Бианки - в ту пору мы делали радиопередачу "Вести из леса" - и встретил у него незнакомого моряка. Виталий Валентинович, хитро на него посматривая, говорит мне:

- Очередной мой мучитель! Первый рассказ свой принёс. И как это люди ухитряются так плохо писать свои первые рассказы?

Мне чуть неловко: моряк всё-таки, мундир, орденские планки... Но моряк не смущается. Это хорошо. Значит, он не думал поразить мир первым же своим рассказом. Понимает, к кому пришёл и зачем. Виталий Бианки писатель старый и опытный. К советам его многие прислушиваются.

Мы познакомились. Моряк - Святослав Владимирович Сахарнов - приехал с Тихого океана. Заговорили, конечно, о море. Это было время, когда люди особенно серьёзно занялись изучением морских глубин. Говорили мы о подводных домах, об аквалангистах, об обитателях морского дна. Мы оба опускались под воду, и нам было о чём поговорить.

Сахарнов рассказал, как однажды торпедный катер, которым он командовал, повредил винты. Вместо водолаза к винтам опустился он сам. Опустился и ахнул: чудеса кругом! В сухопутном мире, в котором мы с вами живём, звери и птицы движутся головой вперёд. А под водой? Морской конёк головой вверх движется, камбала на боку плывёт, а десятирукий кальмарчик тот и вовсе хвостом вперёд норовит! Сказочный мир. Даже тени ни у кого нет!

Очень он удивился. Вылез и написал свой первый рассказ. От удивления...

Через год мы встретились снова. И опять у В. В. Бианки.

На этот раз Святослав Владимирович вернулся с Чёрного моря. Читал нам повесть о том, как с маской и ластами опускался на дно. Называлась повесть "Разноцветное море". Очень она нам понравилась.

- Первая морская подводная книжка для детей! - сказал Виталий Валентинович, когда автор кончил читать. - Будем ждать, когда её напечатают.

Так Святослав Сахарнов стал писателем.

Книжки этой Виталий Валентинович так и не дождался. Она вышла уже после его смерти.

Сейчас у С. В. Сахарнова уже несколько десятков книг.

Сахарнов помнит советы В. В. Бианки. Первый из них: писатель должен много ездить и всё видеть своими глазами. И он много ездит. Побывал снова на Тихом океане у ловцов трепангов. На Чёрном море встречался с учёными, изучающими жизнь дельфинов. Был на берегах Ледовитого океана у охотников за белыми китами - белухами. Вместе с художником ездил на Курильские острова. И попали они там в землетрясение. Прошёл слух, что вот-вот нахлынет на берег гигантская волна - цунами. Приезжие новички перепугались и бросились бежать кто куда, а художник и Сахарнов остались. После землетрясения подходит к ним местный рыбак и говорит:

- Удивляюсь! Все спасаются кто куда, а вы на месте стоите и только головами по сторонам крутите.

- Так работа у нас такая! - отвечают.

- Что за работа? - выспрашивает рыбак. - Учёные, что ли? Или сыщики?

- Да нет, я художник, а он писатель...

Самим увидеть, самим испытать - для этого путешествуют писатели и художники.

Я был с Сахарновым в Африке и в Индии, и повсюду с нами были помощники - фотоаппараты и записные книжки, а у Сахарнова ещё - ласты и маска. "Всё видеть своими глазами..."

Из поездок Святослав Владимирович привозит рукописи, иногда толстые, иногда тонкие, но все про море, про моряков.

Про моряков не просто писать. Моряки - особый народ. С ними не один год бок о бок пожить надо, чтобы всё понять. Моряки даже говорят по-особому. Моряк не скажет "поплыл", скажет "пошёл". Всё у моряков "идёт": прилив "пошёл", катер "идёт", рыба, когда ловиться начнёт, тоже "пошла", якорь, цепь ползёт на палубу - тоже "идёт". В рассказах Сахарнова много "морских" слов, и все они к месту, все в работе. Они помогают нам понять водолазов, когда те поднимают затонувшие корабли, узнать о беспокойной работе радистов, пережить заботы и сомнения старого лоцмана, ведущего баржу по капризной реке.

Кроме морских рассказов, в последние годы Сахарнов написал много сказок. Есть у него и толстые книги для ребят постарше; есть одна, совсем удивительная - "По морям вокруг Земли. Детская морская энциклопедия". Её он писал, можно сказать, всю жизнь. Написал, выпустил, как спускают на воду корабль, и теперь она живёт своей судьбой: выходит в разных странах, путешествует по книжным выставкам, получает в состязаниях с другими книгами призы.

Это: и есть счастье писателя - сделать такую книгу.

Книжки Сахарнова читают не только наши ребята, их читают в Японии, Индии, Польше, Испании, читают юные немцы и французы, англичане и чехи. Читают и узнают нашу страну, наших людей, узнают про Мировой океан и про моряков: про знаменитых мореплавателей и простых матросов.

online-knigi.com

Святослав Сахарнов - Рассказы и сказки

Сборник рассказов и сказок С. Сахарнова состоит из нескольких разделов: "Кто в море живет", "Морские сказки", "Сказки о львах и парусниках", "Сказки из дорожного чемодана", "Самый лучший пароход", "Разноцветное море", "Лоцман Мишка" и повесть "Солнечный мальчик". Рисунки А. Аземши.

Содержание:

РАССКАЗЫ И СКАЗКИ

Н. Сладков. СВЯТОСЛАВ САХАРНОВ

Святослав Владимирович Сахарнов

Было это, помнится, лет двадцать пять назад. Я зашёл к писателю Виталию Валентиновичу Бианки - в ту пору мы делали радиопередачу "Вести из леса" - и встретил у него незнакомого моряка. Виталий Валентинович, хитро на него посматривая, говорит мне:

- Очередной мой мучитель! Первый рассказ свой принёс. И как это люди ухитряются так плохо писать свои первые рассказы?

Мне чуть неловко: моряк всё-таки, мундир, орденские планки… Но моряк не смущается. Это хорошо. Значит, он не думал поразить мир первым же своим рассказом. Понимает, к кому пришёл и зачем. Виталий Бианки писатель старый и опытный. К советам его многие прислушиваются.

Мы познакомились. Моряк - Святослав Владимирович Сахарнов - приехал с Тихого океана. Заговорили, конечно, о море. Это было время, когда люди особенно серьёзно занялись изучением морских глубин. Говорили мы о подводных домах, об аквалангистах, об обитателях морского дна. Мы оба опускались под воду, и нам было о чём поговорить.

Сахарнов рассказал, как однажды торпедный катер, которым он командовал, повредил винты. Вместо водолаза к винтам опустился он сам. Опустился и ахнул: чудеса кругом! В сухопутном мире, в котором мы с вами живём, звери и птицы движутся головой вперёд. А под водой? Морской конёк головой вверх движется, камбала на боку плывёт, а десятирукий кальмарчик тот и вовсе хвостом вперёд норовит! Сказочный мир. Даже тени ни у кого нет!

Очень он удивился. Вылез и написал свой первый рассказ. От удивления…

Через год мы встретились снова. И опять у В. В. Бианки.

На этот раз Святослав Владимирович вернулся с Чёрного моря. Читал нам повесть о том, как с маской и ластами опускался на дно. Называлась повесть "Разноцветное море". Очень она нам понравилась.

- Первая морская подводная книжка для детей! - сказал Виталий Валентинович, когда автор кончил читать. - Будем ждать, когда её напечатают.

Так Святослав Сахарнов стал писателем.

Книжки этой Виталий Валентинович так и не дождался. Она вышла уже после его смерти.

Сейчас у С. В. Сахарнова уже несколько десятков книг.

Сахарнов помнит советы В. В. Бианки. Первый из них: писатель должен много ездить и всё видеть своими глазами. И он много ездит. Побывал снова на Тихом океане у ловцов трепангов. На Чёрном море встречался с учёными, изучающими жизнь дельфинов. Был на берегах Ледовитого океана у охотников за белыми китами - белухами. Вместе с художником ездил на Курильские острова. И попали они там в землетрясение. Прошёл слух, что вот-вот нахлынет на берег гигантская волна - цунами. Приезжие новички перепугались и бросились бежать кто куда, а художник и Сахарнов остались. После землетрясения подходит к ним местный рыбак и говорит:

- Удивляюсь! Все спасаются кто куда, а вы на месте стоите и только головами по сторонам крутите.

- Так работа у нас такая! - отвечают.

- Что за работа? - выспрашивает рыбак. - Учёные, что ли? Или сыщики?

- Да нет, я художник, а он писатель…

Самим увидеть, самим испытать - для этого путешествуют писатели и художники.

Я был с Сахарновым в Африке и в Индии, и повсюду с нами были помощники - фотоаппараты и записные книжки, а у Сахарнова ещё - ласты и маска. "Всё видеть своими глазами…"

Из поездок Святослав Владимирович привозит рукописи, иногда толстые, иногда тонкие, но все про море, про моряков.

Про моряков не просто писать. Моряки - особый народ. С ними не один год бок о бок пожить надо, чтобы всё понять. Моряки даже говорят по-особому. Моряк не скажет "поплыл", скажет "пошёл". Всё у моряков "идёт": прилив "пошёл", катер "идёт", рыба, когда ловиться начнёт, тоже "пошла", якорь, цепь ползёт на палубу - тоже "идёт". В рассказах Сахарнова много "морских" слов, и все они к месту, все в работе. Они помогают нам понять водолазов, когда те поднимают затонувшие корабли, узнать о беспокойной работе радистов, пережить заботы и сомнения старого лоцмана, ведущего баржу по капризной реке.

Кроме морских рассказов, в последние годы Сахарнов написал много сказок. Есть у него и толстые книги для ребят постарше; есть одна, совсем удивительная - "По морям вокруг Земли. Детская морская энциклопедия". Её он писал, можно сказать, всю жизнь. Написал, выпустил, как спускают на воду корабль, и теперь она живёт своей судьбой: выходит в разных странах, путешествует по книжным выставкам, получает в состязаниях с другими книгами призы.

Это: и есть счастье писателя - сделать такую книгу.

Книжки Сахарнова читают не только наши ребята, их читают в Японии, Индии, Польше, Испании, читают юные немцы и французы, англичане и чехи. Читают и узнают нашу страну, наших людей, узнают про Мировой океан и про моряков: про знаменитых мореплавателей и простых матросов.

Ну, а их автор, что - он?

Все видели на берегах или на стенах у мостов надписи: "Не бросать якорей!" Это к тому, чтобы не повредили якорями трубы и электрические кабели, проложенные по дну. Но слова эти можно прочесть и иначе: "Не бросайте якорей прежде времени, не изменяйте морю, путешествуйте, трудитесь!"

Сахарнов верен этому приказу. Много морей и стран на нашей планете. Значит, ждут писателя новые путешествия, а читателей - новые интересные книги.

Н. Сладков

КТО В МОРЕ ЖИВЕТ

В холодном море

МОРЖ

Плывёт морж над илистым дном, клыками ил копает. Прокопал грядку, прорыхлил, давай ластами комья перетирать.

- Тебе, морж, только огородником быть!

- Огород ни при чём: это я ракушки из-под земли достаю. Ракушки-то, они сейчас вкусные!

БЕЛЫЙ МЕДВЕДЬ

Лёд. Во льду промоина. В промоине рыба ходит.

Забрался мишка в промоину. Шумит, лапищами воду толчёт: бум - по воде - бум!

Это он так рыбу ловит. Оглушит рыбину, зацепит когтями - и в рот.

Вкусно!

СЕЛЁДКА

Рыщет по морю селёдка, носом туда-сюда тычется.

- Что, селёдка, по морю рыщешь, считаешь кого?

- Родственников ищу, родичей. Пересчитать их думаю.

- А много ли, селёдка, их у тебя?

- Немного, немного. Килька - раз, салака - два, рыба-залом - три, черноспинка - четыре. А ещё - иваси, шпроты, анчоусы. И ещё есть.

- Э-э, селёдка, да тебе их вовек не пересчитать!

БЕЛЁК

Лежит белёк на снегу. Снег белый, шёрстка у белька тоже белая. Никто его и не увидит.

Только тюлениха-мать увидит. Сейчас она из полыньи вылезет, сына кормить будет.

ПАЛТУС

Плыл палтус над самым дном. Заприметил песчаное местечко, ударился о дно, замер. Поднялась туча песка, села, как одеялом палтуса накрыла.

- Лежишь?

- Лежу. Добычу стерегу. Тс-сс-с! Вон раззява плывёт!

БЕЛУХА

Плавает в полынье белуха - белый кит, тяжело дышит.

- Что, белуха, вздыхаешь?

- Жизнь не легка. Пока за рыбой гоняешься, того и гляди, полынью лёд закроет, дышать нечем будет. Полынью караулить начнёшь, рыба уйдёт. Уф-фф-ф!

КАЛАН

Вынырнул калан, перевернулся, лёг на волну спиной, лапы на животе скрестил.

- Что лежишь, калан? Чего лапы сложил? О чём думаешь?

- Лежу не просто, обедать собираюсь. А в лапах двух морских ежей держу, на дне отыскал. Думаю, с какого начинать?

ПИНГВИНЫ

Плывёт по океану ледяной дом. Полон народу. На верхушке Фомка-поморник сидит, пониже чайки устроились, а у самой воды - пингвины. Ишь как стоят - рядками, ровненько, как часовые. В воду - никто.

В воде их враг - хищный кит-косатка бродит.

- А мы на льду! Нам и тут хорошо!

КРАБ

profilib.org

Рассказы и сказки - Сахарнов Святослав, стр. 3

А ещё - иваси, шпроты, анчоусы. И ещё есть.

- Э-э, селёдка, да тебе их вовек не пересчитать!

БЕЛЁК

Лежит белёк на снегу. Снег белый, шёрстка у белька тоже белая. Никто его и не увидит.

Только тюлениха-мать увидит. Сейчас она из полыньи вылезет, сына кормить будет.

ПАЛТУС

Плыл палтус над самым дном. Заприметил песчаное местечко, ударился о дно, замер. Поднялась туча песка, села, как одеялом палтуса накрыла.

- Лежишь?

- Лежу. Добычу стерегу. Тс-сс-с! Вон раззява плывёт!

БЕЛУХА

Плавает в полынье белуха - белый кит, тяжело дышит.

- Что, белуха, вздыхаешь?

- Жизнь не легка. Пока за рыбой гоняешься, того и гляди, полынью лёд закроет, дышать нечем будет. Полынью караулить начнёшь, рыба уйдёт. Уф-фф-ф!

КАЛАН

Вынырнул калан, перевернулся, лёг на волну спиной, лапы на животе скрестил.

- Что лежишь, калан? Чего лапы сложил? О чём думаешь?

- Лежу не просто, обедать собираюсь. А в лапах двух морских ежей держу, на дне отыскал. Думаю, с какого начинать?

ПИНГВИНЫ

Плывёт по океану ледяной дом. Полон народу. На верхушке Фомка-поморник сидит, пониже чайки устроились, а у самой воды - пингвины. Ишь как стоят - рядками, ровненько, как часовые. В воду - никто.

В воде их враг - хищный кит-косатка бродит.

- А мы на льду! Нам и тут хорошо!

КРАБ

Шёл краб по дну, колючие ноги переставлял, не заметил яму с илом и бух - свалился в неё.

Запорошило илом жабры, дышать стало трудно.

Поднатужился:

- Ап-чхи!

- Будь здоров, краб!

КОТИК

Волнуется на каменистом пляже котиковый народец: кто рычит, кто хрюкает, а самые маленькие - чёрненькие котята - блеют:

- Бэ-ээ-э!

Это значит: "Где мама? Я уже голодный!"

Вот она, твоя мама, из воды вылезла, к тебе идёт.

КИТ

Охотился кит за рыбьей мелочью, за рачками-черноглазками. Разбежится, пасть раскроет - ап! - полная пасть. Что добыча мелка - хорошо: у кита глотка узенькая.

- Нырни, кит!

- Не хочу, наелся. На воде полежу.

МОРСКОЙ СЛОН

Узок каменистый пляж. Дорого место на берегу.

Столкнулись на пятачке два морских слона. Хоботы кровью налились, глаза выпучены.

- А ну, пусти!

- Не пущу. Сам поди прочь!

В Т Ё П Л О М М О Р Е

КАШАЛОТ

Плыл по океану кашалот. Остановился, набрал полную грудь воздуха, ноздрю закрыл, хвост флагом вверх выбросил - пошёл на глубину.

Полчаса проходит. Час. Нет кашалота.

Наконец вынырнул.

- Долго же ты!

- За кальмаром гонялся. И что это он так от меня кинулся?

- Наверное, зубы твои разглядел!

- Так ведь там внизу темно. Как же он мог их увидеть?

- А у него каждый глаз с колесо!

ЛЕТУЧАЯ РЫБА

Неслась под водой рыба, сама себя хвостом подгоняла. Разогналась, из воды выскочила, крылья-плавники расправила и полетела.

- Чем я хуже птицы?

- Голоса, рыба, у тебя нет.

- А он мне и не нужен.

И обратно в воду - шлёп!

РЫБЫ КОРАЛЛОВЫХ РИФОВ

У коралловых камней - рифов - бродит акулёнок. Дрожит, жмётся в кучку рыбий народ.

- Неужто, рыбы, у вас от него и защиты нет?

- Как - нет? У меня, спинорога, - рог на спине. Спрячусь в каменную норку, рог подниму, в потолок упрусь - меня и не вытащить!

- А у меня, кузовка, - панцирь. Я в нём, как черепаха в домике.

- А у меня, красной крылатки, кончики игл ядовиты. Только попробуй тронь!

- Что же вы тогда, рыбы, дрожите?

- Всё равно боязно. Зубов-то у него, у разбойника, вон сколько!

ИЛИСТЫЙ ПРЫГУН

Вот так лес! Корни у деревьев в воздухе, по стволам крабы бегают, на ветвях рыбы сидят.

Летела мимо муха. Рыба с ветки - прыг! Схватила муху на лету - и в воду, на дно. Закопалась в ил.

Удивительная рыба!

Так ведь и лес удивительный. Мангровый. Из моря растёт.

ДЮГОНЬ

Хорошо на подводном лугу. Вода тёплая - солнышко её до самого дна прогревает. Кругом трава - сочные зелёные водоросли. Ползёт по лугу дюгонь. Морду в зелень тычет, чавкает.

tululu.org

Читать онлайн книгу Рассказы и сказки

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 15 страниц)

Назад к карточке книги

Сахарнов Святослав
Рассказы и сказки

Святослав Владимирович САХАРНОВ

Рассказы и сказки

________________________________________________________________

СОДЕРЖАНИЕ:

Н. Сладков. СВЯТОСЛАВ САХАРНОВ

КТО В МОРЕ ЖИВЁТ

В холодном море

В тёплом море

МОРСКИЕ СКАЗКИ

Как краб кита из беды выручил

Корабельная муха и брызгун

Чилим и три ползуна

Как ласкирь учился хвостом вперёд плавать

Морской петух – тригла

Любопытные наваги

Рак-мошенник

Крабишкин дом

Зелёная рыбка

Камбала и ласкирь

Почему щука в море не живёт

Какого цвета море

СКАЗКИ О ЛЬВАХ И ПАРУСНИКАХ

Львы и парусники

Слоны и чернильницы

СКАЗКИ ИЗ ДОРОЖНОГО ЧЕМОДАНА

Женщина, которая жила в бутылке

Малеятовит и его собаки

Кват и паучок Марава

Скупые муж и жена

Волшебное заклинание

Байами – добрый дух

Кибоко Хуго – бегемот

САМЫЙ ЛУЧШИЙ ПАРОХОД

Живые домики

Пиранья

Белёк

Море под облаками

Девочка и рыба

Мокрый цирк

Город осьминогов

Подбитая чайка

Два радиста

Как достали якорь

Крабы в перчатках

Рыба и медведь

Морской пахарь

Осьминог на скале

Пиратский остров

Стук-стук-стук

Полярные воды

Про пингвинов

Самый лучший пароход

Два колеса в воздухе

Злой узел

"Самовар" и Чайка

Капитан "Доротеи"

РАЗНОЦВЕТНОЕ МОРЕ

Разноцветное море

Как я спас Магеллана

Безногие головоногие

Цунами

Дельфиний остров

ЛОЦМАН МАШКА

Девочка и дельфин

Лоцман Машка

Пластмассовый жук

СОЛНЕЧНЫЙ МАЛЬЧИК. Повесть

________________________________________________________________

СВЯТОСЛАВ САХАРНОВ

Было это, помнится, лет двадцать пять назад. Я зашёл к писателю Виталию Валентиновичу Бианки – в ту пору мы делали радиопередачу "Вести из леса" – и встретил у него незнакомого моряка. Виталий Валентинович, хитро на него посматривая, говорит мне:

– Очередной мой мучитель! Первый рассказ свой принёс. И как это люди ухитряются так плохо писать свои первые рассказы?

Мне чуть неловко: моряк всё-таки, мундир, орденские планки... Но моряк не смущается. Это хорошо. Значит, он не думал поразить мир первым же своим рассказом. Понимает, к кому пришёл и зачем. Виталий Бианки писатель старый и опытный. К советам его многие прислушиваются.

Мы познакомились. Моряк – Святослав Владимирович Сахарнов – приехал с Тихого океана. Заговорили, конечно, о море. Это было время, когда люди особенно серьёзно занялись изучением морских глубин. Говорили мы о подводных домах, об аквалангистах, об обитателях морского дна. Мы оба опускались под воду, и нам было о чём поговорить.

Сахарнов рассказал, как однажды торпедный катер, которым он командовал, повредил винты. Вместо водолаза к винтам опустился он сам. Опустился и ахнул: чудеса кругом! В сухопутном мире, в котором мы с вами живём, звери и птицы движутся головой вперёд. А под водой? Морской конёк головой вверх движется, камбала на боку плывёт, а десятирукий кальмарчик тот и вовсе хвостом вперёд норовит! Сказочный мир. Даже тени ни у кого нет!

Очень он удивился. Вылез и написал свой первый рассказ. От удивления...

Через год мы встретились снова. И опять у В. В. Бианки.

На этот раз Святослав Владимирович вернулся с Чёрного моря. Читал нам повесть о том, как с маской и ластами опускался на дно. Называлась повесть "Разноцветное море". Очень она нам понравилась.

– Первая морская подводная книжка для детей! – сказал Виталий Валентинович, когда автор кончил читать. – Будем ждать, когда её напечатают.

Так Святослав Сахарнов стал писателем.

Книжки этой Виталий Валентинович так и не дождался. Она вышла уже после его смерти.

Сейчас у С. В. Сахарнова уже несколько десятков книг.

Сахарнов помнит советы В. В. Бианки. Первый из них: писатель должен много ездить и всё видеть своими глазами. И он много ездит. Побывал снова на Тихом океане у ловцов трепангов. На Чёрном море встречался с учёными, изучающими жизнь дельфинов. Был на берегах Ледовитого океана у охотников за белыми китами – белухами. Вместе с художником ездил на Курильские острова. И попали они там в землетрясение. Прошёл слух, что вот-вот нахлынет на берег гигантская волна – цунами. Приезжие новички перепугались и бросились бежать кто куда, а художник и Сахарнов остались. После землетрясения подходит к ним местный рыбак и говорит:

– Удивляюсь! Все спасаются кто куда, а вы на месте стоите и только головами по сторонам крутите.

– Так работа у нас такая! – отвечают.

– Что за работа? – выспрашивает рыбак. – Учёные, что ли? Или сыщики?

– Да нет, я художник, а он писатель...

Самим увидеть, самим испытать – для этого путешествуют писатели и художники.

Я был с Сахарновым в Африке и в Индии, и повсюду с нами были помощники – фотоаппараты и записные книжки, а у Сахарнова ещё – ласты и маска. "Всё видеть своими глазами..."

Из поездок Святослав Владимирович привозит рукописи, иногда толстые, иногда тонкие, но все про море, про моряков.

Про моряков не просто писать. Моряки – особый народ. С ними не один год бок о бок пожить надо, чтобы всё понять. Моряки даже говорят по-особому. Моряк не скажет "поплыл", скажет "пошёл". Всё у моряков "идёт": прилив "пошёл", катер "идёт", рыба, когда ловиться начнёт, тоже "пошла", якорь, цепь ползёт на палубу – тоже "идёт". В рассказах Сахарнова много "морских" слов, и все они к месту, все в работе. Они помогают нам понять водолазов, когда те поднимают затонувшие корабли, узнать о беспокойной работе радистов, пережить заботы и сомнения старого лоцмана, ведущего баржу по капризной реке.

Кроме морских рассказов, в последние годы Сахарнов написал много сказок. Есть у него и толстые книги для ребят постарше; есть одна, совсем удивительная – "По морям вокруг Земли. Детская морская энциклопедия". Её он писал, можно сказать, всю жизнь. Написал, выпустил, как спускают на воду корабль, и теперь она живёт своей судьбой: выходит в разных странах, путешествует по книжным выставкам, получает в состязаниях с другими книгами призы.

Это: и есть счастье писателя – сделать такую книгу.

Книжки Сахарнова читают не только наши ребята, их читают в Японии, Индии, Польше, Испании, читают юные немцы и французы, англичане и чехи. Читают и узнают нашу страну, наших людей, узнают про Мировой океан и про моряков: про знаменитых мореплавателей и простых матросов.

Ну, а их автор, что – он?

Все видели на берегах или на стенах у мостов надписи: "Не бросать якорей!" Это к тому, чтобы не повредили якорями трубы и электрические кабели, проложенные по дну. Но слова эти можно прочесть и иначе: "Не бросайте якорей прежде времени, не изменяйте морю, путешествуйте, трудитесь!"

Сахарнов верен этому приказу. Много морей и стран на нашей планете. Значит, ждут писателя новые путешествия, а читателей – новые интересные книги.

Н. С л а д к о в

К Т О В М О Р Е Ж И В Е Т

______________________________

В Х О Л О Д Н О М М О Р Е

МОРЖ

Плывёт морж над илистым дном, клыками ил копает. Прокопал грядку, прорыхлил, давай ластами комья перетирать.

– Тебе, морж, только огородником быть!

– Огород ни при чём: это я ракушки из-под земли достаю. Ракушки-то, они сейчас вкусные!

БЕЛЫЙ МЕДВЕДЬ

Лёд. Во льду промоина. В промоине рыба ходит.

Забрался мишка в промоину. Шумит, лапищами воду толчёт: бум – по воде – бум!

Это он так рыбу ловит. Оглушит рыбину, зацепит когтями – и в рот.

Вкусно!

СЕЛЁДКА

Рыщет по морю селёдка, носом туда-сюда тычется.

– Что, селёдка, по морю рыщешь, считаешь кого?

– Родственников ищу, родичей. Пересчитать их думаю.

– А много ли, селёдка, их у тебя?

– Немного, немного. Килька – раз, салака – два, рыба-залом – три, черноспинка – четыре. А ещё – иваси, шпроты, анчоусы. И ещё есть.

– Э-э, селёдка, да тебе их вовек не пересчитать!

БЕЛЁК

Лежит белёк на снегу. Снег белый, шёрстка у белька тоже белая. Никто его и не увидит.

Только тюлениха-мать увидит. Сейчас она из полыньи вылезет, сына кормить будет.

ПАЛТУС

Плыл палтус над самым дном. Заприметил песчаное местечко, ударился о дно, замер. Поднялась туча песка, села, как одеялом палтуса накрыла.

– Лежишь?

– Лежу. Добычу стерегу. Тс-сс-с! Вон раззява плывёт!

БЕЛУХА

Плавает в полынье белуха – белый кит, тяжело дышит.

– Что, белуха, вздыхаешь?

– Жизнь не легка. Пока за рыбой гоняешься, того и гляди, полынью лёд закроет, дышать нечем будет. Полынью караулить начнёшь, рыба уйдёт. Уф-фф-ф!

КАЛАН

Вынырнул калан, перевернулся, лёг на волну спиной, лапы на животе скрестил.

– Что лежишь, калан? Чего лапы сложил? О чём думаешь?

– Лежу не просто, обедать собираюсь. А в лапах двух морских ежей держу, на дне отыскал. Думаю, с какого начинать?

ПИНГВИНЫ

Плывёт по океану ледяной дом. Полон народу. На верхушке Фомка-поморник сидит, пониже чайки устроились, а у самой воды – пингвины. Ишь как стоят – рядками, ровненько, как часовые. В воду – никто.

В воде их враг – хищный кит-косатка бродит.

– А мы на льду! Нам и тут хорошо!

КРАБ

Шёл краб по дну, колючие ноги переставлял, не заметил яму с илом и бух – свалился в неё.

Запорошило илом жабры, дышать стало трудно.

Поднатужился:

– Ап-чхи!

– Будь здоров, краб!

КОТИК

Волнуется на каменистом пляже котиковый народец: кто рычит, кто хрюкает, а самые маленькие – чёрненькие котята – блеют:

– Бэ-ээ-э!

Это значит: "Где мама? Я уже голодный!"

Вот она, твоя мама, из воды вылезла, к тебе идёт.

КИТ

Охотился кит за рыбьей мелочью, за рачками-черноглазками. Разбежится, пасть раскроет – ап! – полная пасть. Что добыча мелка – хорошо: у кита глотка узенькая.

– Нырни, кит!

– Не хочу, наелся. На воде полежу.

МОРСКОЙ СЛОН

Узок каменистый пляж. Дорого место на берегу.

Столкнулись на пятачке два морских слона. Хоботы кровью налились, глаза выпучены.

– А ну, пусти!

– Не пущу. Сам поди прочь!

В Т Ё П Л О М М О Р Е

КАШАЛОТ

Плыл по океану кашалот. Остановился, набрал полную грудь воздуха, ноздрю закрыл, хвост флагом вверх выбросил – пошёл на глубину.

Полчаса проходит. Час. Нет кашалота.

Наконец вынырнул.

– Долго же ты!

– За кальмаром гонялся. И что это он так от меня кинулся?

– Наверное, зубы твои разглядел!

– Так ведь там внизу темно. Как же он мог их увидеть?

– А у него каждый глаз с колесо!

ЛЕТУЧАЯ РЫБА

Неслась под водой рыба, сама себя хвостом подгоняла. Разогналась, из воды выскочила, крылья-плавники расправила и полетела.

– Чем я хуже птицы?

– Голоса, рыба, у тебя нет.

– А он мне и не нужен.

И обратно в воду – шлёп!

РЫБЫ КОРАЛЛОВЫХ РИФОВ

У коралловых камней – рифов – бродит акулёнок. Дрожит, жмётся в кучку рыбий народ.

– Неужто, рыбы, у вас от него и защиты нет?

– Как – нет? У меня, спинорога, – рог на спине. Спрячусь в каменную норку, рог подниму, в потолок упрусь – меня и не вытащить!

– А у меня, кузовка, – панцирь. Я в нём, как черепаха в домике.

– А у меня, красной крылатки, кончики игл ядовиты. Только попробуй тронь!

– Что же вы тогда, рыбы, дрожите?

– Всё равно боязно. Зубов-то у него, у разбойника, вон сколько!

ИЛИСТЫЙ ПРЫГУН

Вот так лес! Корни у деревьев в воздухе, по стволам крабы бегают, на ветвях рыбы сидят.

Летела мимо муха. Рыба с ветки – прыг! Схватила муху на лету – и в воду, на дно. Закопалась в ил.

Удивительная рыба!

Так ведь и лес удивительный. Мангровый. Из моря растёт.

ДЮГОНЬ

Хорошо на подводном лугу. Вода тёплая – солнышко её до самого дна прогревает. Кругом трава – сочные зелёные водоросли. Ползёт по лугу дюгонь. Морду в зелень тычет, чавкает. Из травы усатые рачки-креветки порск, порск!

– Эй, ты, губастый! Поосторожнее. Чуть с травой нас не съел!

ОСЬМИНОГ

По дну – осьминог. То, как клуб дыма, катится, то, как паук, ноги переставляет. Видит, навстречу ему краб.

– Здорово, десятиногий!.. Что молчишь, не видишь меня?

– Нет.

– Хе-хе! А ты присмотрись. Это я в два цвета раскрасился. По песку шёл – жёлтым был. Потом в водоросли попал – зеленеть начал. Здесь я, здесь, рядом.

РЫБА-МЕЧ

Мчится среди волн рыба, на носу меч – никого не боится, никому дороги не уступает.

Навстречу – пароход.

– Может, ему уступишь!

– Никогда!

С разгона носом в борт – трах! Нет меча, сломался.

– Да-а, видно, кое-кому дорогу всё же уступать надо.

ЧЕРЕПАХА БИССА

– Что, черепаха, из моря вылезла?

– Пора пришла, яйца класть буду.

– А ты поближе к воде ложись.

– Нельзя: там песок сырой, моим черепашатам тепло нужно. Вот тут в самый раз – песок сухой, прогретый.

– Что же ты, черепаха, тогда плачешь?

– Черепашат жалко. Далеко им отсюда до воды бежать будет.

ДЕЛЬФИН

Качается на волнах корабль. Около борта дельфин крутится, чего-то ждёт.

Вышел на палубу человек, перегнулся через борт, приладил на спину дельфину железную коробку, шлёпнул по спине – нырнул дельфин.

– Куда, приятель, плывёшь?

– Недалеко. Тут в подводном доме водолазы живут. Я к ним.

– А в коробке что?

– Письма.

– То-то люди обрадуются. Торопись, почтальон!

АКУЛА

Плывёт акула за кораблём, кухонные отбросы подбирает.

Мешок из-под мяса?.. В пасть.

Бутылка?.. И её туда же.

Кусок сала на крючке?.. Опасно глотать, да уж больно наживка хороша!

Охнуть акула не успела – очутилась на палубе.

– Ну, как сало?

– Горькое!

ГЛУБОКОВОДНЫЕ РЫБЫ

Черным-черно на глубине. Не видно ни зги!

А это что за огонёк мелькнул?

Рыба. Ну и рыбина! На носу – фонарь, приманка. Фонарщик!

А к ней кто подбирается?

Большерот. Этот, пожалуй, сам трёх, таких как он, проглотит.

КАРАКАТИЦА

Гнался зубатый тюлень за каракатицей. Та уж на что юркая: и вправо от него, и влево – никак не уйти!

Есть в животе у каракатицы мешочек с чёрной жидкостью. Припасена на случай. Как выстрелит каракатица ею в обидчика!

Расплылась во все стороны чернильная бомба. Ничего тюленю не видно. Уплыл.

Веселится каракатица:

– Ловко я его?

– Ловко, ловко...

М О Р С К И Е С К А З К И

______________________________

К А К К Р А Б К И Т А И З Б Е Д Ы В Ы Р У Ч И Л

Охотился кит за рыбьей мелочью.

Рыбья мелюзга в океане тучами ходит. Кит набежит, пасть разинет ап! – и полон рот. Пасть захлопнет, воду сквозь усы процедит. Всю мелюзгу – в глотку. Глотка-то у него маленькая.

Рыбёшка, как увидит кита, – сразу к берегу. Кит за ней.

Разбежался – рраз! – и вымахал на берег.

Хорошо, что кит – зверь, а не рыба: без воды не помрёт.

Лежит на песке, как чёрная скала, – ни туда, ни сюда. Тяжко вздыхает: жди теперь, когда вода придёт!

Тут по берегу волки.

Голодные.

Рыщут, чем бы поживиться. Видят – гора мяса. Едва шевелится.

Подбежали. "С какого бока начинать?" – прикидывают.

Увидел это из воды краб.

"Конец киту! – думает. – Свой морской зверь – надо выручать".

Вылез на берег.

– Стойте! – кричит волкам. – И я с вами. Кита на всех хватит. Вот дождёмся – все и примемся.

Волки остановились.

– Чего ждать-то?

– Как – чего? Не знаете разве: кита только при луне едят. Чем луна выше, тем китятина вкуснее!

Удивились волки, но спорить не стали. Краб в океане живёт, с китом. Ему, пучеглазому, видней.

Расселись на берегу вокруг кита, морды кверху задрали.

Уж вечер – недолго ждать луны-то!

Кит лежит, вздыхает.

Вот из-за горы луна выглянула и поползла вверх по небу.

Волки сидят, молчат, на кита смотрят. Не замечают, что в океане вода поднимается. С голоду зубами щёлкают. На краба поглядывают: не пора ли за кита приниматься?

Краб сидит себе, клешнями бока поглаживает.

Вдруг чуют волки – сидеть мокро стало.

Отбежали к горе и с кита глаз не спускают.

Стала луна у волков над головами.

Почуял и кит под собой воду. Вздохнул, набрал полную грудь воздуха да как даст хвостом! Брызги во все стороны.

Волки врассыпную.

Кит воду хвостом пенит, на волков волну гонит. Волки – на гору.

Кит развернулся головой к морю, забурлил хвостищем и пошёл, пошёл! Выплыл на глубину, набрал воздуха – и пропал. Только его хвост и видели.

И краб потихоньку – боком, боком – за ним.

Опомнились волки – ни кита, ни краба! Долго на берегу сидели. То вверх, на луну, поглядят, то вниз, на воду.

Ничего не понимают – народ сухопутный. Откуда им знать, что на море-океане отливы бывают и приливы!

И чем луна выше, тем приливы сильнее.

К О Р А Б Е Л Ь Н А Я М У Х А И Б Р Ы З Г У Н

Жила на корабле муха.

Больше всего на свете любила она давать советы.

Тянут матросы канат – муха тут как тут!

– Ж-ж-живей! Раз-з-зом, раз-з-зом!

Гудит, пока не прогонят.

Залетела муха на корабельную кухню – камбуз. Там повар – кок, весь в белом, – компот варит.

Села муха на полку, где стояла соль, и зазвенела:

– Из-з-зюм з-з-забыл, из-ззюм! З-з-зря, з-з-зря!

У повара изюм давно положен. Терпел он, терпел – да как хлопнет полотенцем. По мухе не попал, а соль в компот – бух!

Муха вон из кухни.

Видит: на палубе корабельный пёс свой хвост ловит. Она к нему:

– С-з-зади, раз-з-зиня, с-з-зади! З-з-зубами, з-з-зубами!

Пёс – на муху. Промахнулся – да за борт бултых! Еле спасли.

А муха уже в щели сидит.

Как от неё, липучей, избавиться?..

Пришёл корабль в жаркую страну. Остановился. Вылезла муха из щели.

– Ж-ж-жарко! З-з-зной!

Села на борт в тени. Сидит, в воду смотрит.

Глядь – всплывает из глубины короткая, широкая рыба. Спина серо-зелёная, на боках четыре полосы.

Хотела муха дать рыбе совет, как лучше в воде плавать. Не успела. Набрала рыба воды в рот – да как брызнет в муху!

Сбила её с борта. Полетела муха кувырком в воду! Пока летела, успела прожужжать:

– Ж-жуть!

А что жуть – неизвестно. Брызгун-рыба её – хоп! – проглотила.

Ч И Л И М И Т Р И П О Л З У Н А

Плавал чилим между камней, мшанку-зелень щипал.

Чилим – рачишка маленький, креветка усатая – как рыба, плавает, как блоха, скачет. Щёлк хвостом, – и пропал.

Плавает, а в голове у самого: "Как бы отлив не прозевать!"

Посмотрел кругом – всё спокойно.

Бычок глазастый поверх ила лежит, добычу высматривает. Рачок-балянус в домике спит, усы выставил. Хороший у него домик: известковая бутылочка с крышечкой. Другой рак – отшельник – по дну бредёт, дом на себе тащит. Дом-то у него краденый – улиткина раковина.

Никто уходить не торопится – верно, отлив не скоро...

Вдруг видит чилим: на дне три коричневых шара. Что-то знакомое, а что – никак не вспомнит. Он к ним.

Только подплыл – сразу у шаров иголки торчком встали. Чилим назад прыг!

А шары зашевелились и поползли по дну.

Забавно ползут! Выпускают между иголок жёлтенькие ножки-присосочки. Вытянется ножка, присосётся к камешку и потянет шар вперёд. За ней другая.

Ба! Да это же морские ежи! Как он их раньше не узнал?

Развеселился чилим. Хвостом щёлкает, вокруг ежей прыгает.

"Только бы до отлива в море уйти!"

Подумал – и снова забыл.

А ежи по камням ползут, позади себя три дорожки оставляют. Зелень с камней съели, как ножом сняли.

Влезли на большую глыбу, на самой макушке возятся.

Присмотрелся чилим.

– Ай, ай, ай! – даже подскочил от ужаса. – Ежи камень грызут!

Один приподнялся, стало видно: снизу у ежа рот, во рту пять белых зубиков. Молчат колючие, скоблят зубами камень. Выскоблил себе каждый ямку, лёг, иглы растопырил и давай кружиться, камень сверлить.

"Сумасшедшие! – решил чилим. – Делать им нечего".

Уходят ползуны потихоньку в камень, будто тонут. Камень мягкий ракушечник. Стенки между дырами развалили – получилась общая яма на троих.

"Столько колючек, а в камень прячутся. Глупые!" – подумал чилим.

Хватился – нет вокруг воды. Проглядел отлив! Затрепыхался, забился. С камня на камень скачет, задыхается.

"Вот и пропал!"

Из последних сил подпрыгнул, перевернулся да в яму с водой – шлёп! Отдышался, видит – рядом иглы торчат. Так это он к ежам угодил! Ну до чего хитрые: яму-то не зря рыли! Им теперь отлив не страшен.

"А как другие морские жители! – вспомнил чилим. Высунул из ямы голову. – Поди, все погибли?"

Как бы не так!

Бычок в мокрый ил закопался. Один хвост торчит. Балянус в свой домик-бутылочку спрятался, крышечку захлопнул. Рак-отшельник в раковину залез, вход клешнёй, как пробкой, заткнул.

У каждого свой запас воды:

у бычка – в иле,

у балянуса – в бутылочке,

у отшельника – в раковине.

Все устроились, все прилива ждут.

К А К Л А С К И Р Ь У Ч И Л С Я

Х В О С Т О М В П Е Р Ё Д П Л А В А Т Ь

У ласкиря, морского карася, врагов в море – не сосчитать. Вечно он носится взад-вперёд, от чьих-нибудь зубов спасается.

И вот вздумалось ласкирю научиться хвостом вперёд плавать.

"Научусь, – думает, – и тогда дудки – никому меня не поймать! Поворачивать не нужно – от любого удеру. Только где такую рыбу найти, которая бы научила?"

Прослышал ласкирь, что неподалёку живёт морской конёк и что он не как все рыбы плавает.

Кинулся его искать. Видит – торчит из травы маленькая лошадиная голова. Грива лохматая, нос трубочкой.

– Эй, – кричит ласкирь, – выходи, лошадиная голова! Потолковать надо.

Качнулась трава, выплыла из неё рыбка. Плывёт стоймя, грудь вперёд, хвост колечком закручен.

– Зачем, – говорит, – звал?

Рассказал ласкирь.

– Нет, – говорит рыбка. – Я только головой вверх плавать умею. Поди-ка ты к камбале: она, говорят, тоже как-то по-своему плавает. Уж не хвостом ли вперёд?

Начал ласкирь камбалу искать.

Забрёл на песчаную отмель. Плывёт, на оранжевый песок смотрит. Перед самым его носом крабчонок-плавунец вертится.

Вдруг из песка какая-то рыбина как выскочит! Схватила плавунца и обратно на дно пошла.

Плывёт рыбина на боку, всем телом, как тряпка, колышется.

Ласкирь за ней.

– Уж не ты ли камбала будешь? – спрашивает.

– Я, – отвечает. Легла на дно и давай закапываться, плавниками песок на себя набрасывать.

Закопалась, одни глаза торчат.

– Ловко ты плаваешь! – говорит ласкирь. – А хвостом вперёд умеешь?

– Нет, – отвечает, – не умею. Но слышала я: далеко на юге, в тёплых реках, рыба-лист и синодонт-рыба живут. Те, говорят, по-всякому умеют.

Делать нечего. Отправился ласкирь за тридевять морей искать реки с диковинными рыбами.

Долго искал.

Бредёт раз по тёплой реке, видит: плывёт навстречу лист. Бурый, с тёмными жилками, лопаточкой кверху, черенком вниз.

А ласкирь-то голодный.

"Дай, – думает, – отщипну кусочек".

Только к листу сунулся, а тот в сторону как метнётся!

Ба! Да это же рыба! Висит в воде головой вниз, на подбородке лоскут, как черенок.

– Ну, – говорит ласкирь, – и дела! Вот ты где, рыба-лист! Ну-ка покажи, как хвостом вперёд плавать!

– Эко выдумал! – отвечает рыба. – Я только так – головой вниз – умею. Не мешай! Видишь, вон к той малявке подкрадываюсь!

И поплыла дальше.

Пришлось ласкирю синодонта искать. Выбился из сил, отощал, еле хвостом ворочает.

"В последнюю реку, – думает, – загляну – и домой!"

Зашёл в реку, глядит – плывёт странная рыба. У всех рыб спина тёмная, брюшко светлое, а у этой – наоборот.

Ласкирь к ней.

– Не видала ли, – спрашивает, – синодонта?

– Как не видать? – отвечает. – Я сама синодонт и есть!

Ласкирь от радости даже подпрыгнул.

– Научи поскорей, – молит, – хвостом вперёд плавать!

Усмехнулся синодонт, перевернулся брюхом кверху и говорит:

– Вот так плавать – спиной вниз – могу научить. Только у тебя для этого цвет неподходящий. Сам знаешь: плавать тёмным кверху нужно, чтобы птицам нас не так заметно было... А насчёт того, чтобы хвостом вперёд... сколько лет живу на свете, не слыхала, чтобы так плавали. Нет таких рыб!

Опечалился ласкирь, повернулся и пустился в обратный путь.

Плывёт между коралловых веток, а ему навстречу медленно-медленно хвостом вперёд рыба выплывает!

У ласкиря аж дух перехватило.

А рыба плывёт себе как ни в чём не бывало. Сама широкая, в жёлтых и бурых узорах, зубы как щетинки.

Через всю голову тёмная полоса идёт, глаз на ней и не видно. Зато с каждой стороны хвоста по чёрному пятну: ни дать ни взять – глаза!

Плывёт рыба этими пятнами-глазищами вперёд – ни за что не скажешь, что это она задом пятится.

Стал ласкирь с рыбой знакомиться, а это оказался щетинозуб, морскому окуню родня.

– Так и быть, – говорит, – выучу тебя хвостом вперёд плавать. Смотри!

Поставил щетинозуб хвост прямо, толкнулся плавниками от себя и подался назад. Потом ещё и ещё.

Только ласкирь хотел попробовать, откуда-то сбоку акулёнок выскочил. Целил щетинозуба схватить, да не разобрал, где у того голова, и пролетел!

Ласкирь наутёк.

Мчится, от куста к кусту бросается.

Оглянулся – за ним щетинозуб головой вперёд летит, хвостом воду сверлит.

Заскочили оба за камень, отдышались, ласкирь и спрашивает:

– Чего же ты не хвостом вперёд плыл?

А щетинозуб отвечает:

– Ишь ты какой! Попробуй удери хвостом вперёд! Я ещё жить хочу... Ну, так как, учить тебя дальше?

– Не нужно, – говорит ласкирь. – Удирать головой вперёд я и сам умею. Счастливо оставаться!

И поплыл к себе домой...

Так и не научился ласкирь плавать хвостом вперёд. Но до сих пор цел.

Хоть и головой вперёд, а от всех удирает!

М О Р С К О Й П Е Т У Х – Т Р И Г Л А

Прошёл по морю слух, что появилась в нём новая рыба.

Собрались морские жители, потолковали и решили послать к ней ласкиря.

Пускай, мол, всё узнает, расскажет. Если рыба стоящая – все пойдём смотреть, а нет – так и времени терять нечего.

Ласкирь на подъём скор. Один плавник здесь, другой – там. Живо к новенькой слетал, вернулся и рассказывает:

– Нашёл. У песчаной косы стоит. Своими глазами видел. Ух и рыба! Спина бурая, брюхо жёлтое. Плавники как крылья, синие с золотом! А глаза... знаете какие?

– Чёрные?

– Ну да! Ни за что не угадаете. Голубые!

Ласкирь от удовольствия на месте крутится. Вот это новость принёс!

– Голубые? Это ты, брат, того!.. – усомнился морской конёк.

– Отсохни у меня хвост, если вру! – клянётся ласкирь. – Стойте здесь – ещё сбегаю.

Убежал... Возвращается, язык на боку.

– Чудеса! – говорит. – Хотите – верьте, хотите – нет. Только я приплыл, опустилась рыба на дно. Выпустила из-под головы шесть кривых шипов, упёрлась ими в дно и пошла как на ходулях. Идёт, шипами песок щупает. Найдёт червя – и в рот...

Рассердились морские жители на ласкиря. Где это видано, чтобы рыба пешком по дну ходила?

– В последний раз, – говорят ему, – посылаем. Беги и всё заново доложи. Чуть соврёшь – пеняй на себя!

Умчался ласкирь.

Ждут его, ждут. Нет вертлявого.

Собрались было сами идти, глядят – плывёт. Растрёпанный, весь в песке! Рот раскрыл – до того ему говорить не терпится.

– Слушайте, слушайте! – кричит.

Отдышался и начал.

– Приплыл я, – рассказывает, – к рыбе. Пошла она по дну – я сзади. Вдруг навстречу сеть. Громадная, как стена. Захватили нас рыбаки сетью и вытащили на берег. Ну, думаю, конец пришёл. А рыбаки на меня и не смотрят. Увидали новую рыбу – и к ней. Только хотели её схватить, а она шаром раздулась, плавники встопорщила да жаберными крышками как заскрипит: "Зз-грры! Зз-грры!" Испугались рыбаки – и бежать. Рыба хвостом стук по песку – и в воду. Я за ней... Вот было так было!

Поразились рыбы.

– А что, – спрашивают, – у неё за хвост?

– Обыкновенный, – отвечает ласкирь, – лопаточкой.

Видит – не убедил.

– Ах, да, – говорит, – чёрное пятнышко посередине!

Ну, раз даже пятнышко заметил, значит, видел!

Отправились все к незнакомой рыбе.

Нашли. Назвалась она морским петухом – триглой.

Смотрят – верно: спина у неё бурая, брюхо жёлтое, плавники синие с золотом, глаза голубые.

Правду говорил ласкирь.

А шипы? Есть шипы. Прошлась тригла на них.

И это правда.

А голос?

И голос есть. Заскрипела, заверещала так, что все отскочили.

И тут ласкирь прав.

Вон и хвост такой, как он говорил, – обыкновенный, лопаточкой... Э-э, а чёрного пятнышка-то нет!

Обрадовались рыбы, крабы. Схватили ласкиря и учинили ему трёпку. Не ври! Не ври!

И зачем он сгоряча это пятнышко выдумал?..

Много ли нужно добавить к правде, чтобы получилась ложь?

Не много – одно пятнышко.

Л Ю Б О П Ы Т Н Ы Е Н А В А Г И

Говорят, на суше любопытному нос прищемили. А в море с любопытными вот что было.

Жили в море четыре наваги. Бока белые, спинки зелёные. Рыбы как рыбы, только любопытные-прелюбопытные.

Подерутся где-нибудь крабы, поссорятся рыбы – наваги тут как тут. Одна за другой приплывут и смотрят: кто кому ногу обломит? Кто кого переругает?

Так вот. Плывёт как-то одна из наваг, видит: ползёт по дну морская звезда. Лиловая с жёлтыми пятнышками, спина горбом, пять лучей во все стороны раскинуты.

Цепляется за дно ножками-присосочками и ползёт. Через камни, по песку – никуда не сворачивает.

"Куда бы это она?" – подумала навага.

Смотрит: три её подружки одна за другой плывут. Собрались вчетвером, стали за звездой подсматривать.

А та заползла за большущий камень, нашла там полкамбалы и остановилась.

– Знаю! – шепчет первая навага. – Эта камбала здесь второй день лежит. Восемь крабов вчера её ели, половину оставили.

– Ишь ты! – отозвалась вторая. – Восемь ели – не доели, а она одна хочет.

– Какая жадная! – подхватила третья.

– И что она только думает? – спросила четвёртая. – Рот-то у неё вон какой маленький.

– Подавится или лопнет! – решили наваги.

Пока они толковали, звезда боком к рыбине примостилась.

Рот у звезды снизу, как раз посередине живота. Как же она есть будет?

Примостилась, раскрыла рот и стала из него какой-то оранжевый пузырь выпучивать.

Язык?

Не может быть: нет у звезды языка.

Что же это?

А пузырь всё больше и больше, словно вся звезда наизнанку выворачивается.

Накрыла она камбалу пузырём, обернула со всех сторон и замерла.

Лежит молча. Страшно.

И вдруг поняли наваги, что оранжевый пузырь – это желудок звезды, что это она так, на свой манер, проглотила камбалу и ест.

Засуетились.

– До чего она страшная! – говорит первая навага.

– В рот не брала, а проглотила! – удивляется вторая.

– Да с каким фокусом – шиворот-навыворот! – поражается третья.

– Бр-р! – вздрагивает четвёртая.

Плыла мимо горбуша – толстая спина, острый зуб. Слышит – шумят рыбы.

Она туда.

Налетела, пасть раскрыла да всех четверых и проглотила. Попросту, без фокусов.

И ушла...

С тех пор рыбы в море без дела кучей не собираются, не галдят, на диковинки не глазеют.

Любопытным в море головы не сносить.

Р А К-М О Ш Е Н Н И К

Давным-давно это было. Собрались на совет раки – решать, кому где жить.

Кто побольше – в море пошёл. Кто поменьше – в реки.

Остался самый маленький рачишка. Зелёного цвета, одна клешня больше, другая – меньше. Хвост и брюшко мягкие, слабые.

Ростом маленький, а хитрый-хитрый.

– Куда большие пошли, уж там, верно, лучше, – рассудил он.

И пошёл жить в море. Прошло немного времени. Видит рачишка: несдобровать ему!

В море хищников разных, рыб зубастых видимо-невидимо. Того и гляди, бычок-страшило съест или краб клешнёй перешибёт.

Где уж тут до хорошей жизни!

Залез рак под камень. Высунется оттуда, схватит травинку или червяка – и обратно.

Видит однажды: ползёт мимо улитка-береговушка.

Хорошо береговушке: носит она раковину на спине. Чуть что спряталась в неё. Свой дом!

"Вот бы мне такой!" – думает рак.

Голова у рачишки маленькая. Что-нибудь хорошее придумать – умишка недостаёт, а обмануть – хватит.

– Здравствуй, соседка! – говорит. – Вылезай из домика, потолкуем.

– Некогда, – отвечает улитка. – Не видишь разве – тороплюсь. Сёстры ждут. Да и не оторваться мне, пожалуй, от домика: с ним расту!

И поползла дальше. К вечеру за ближним камнем скрылась.

Назад к карточке книги "Рассказы и сказки"

itexts.net

Читать онлайн "Рассказы и сказки" автора Сахарнов Святослав Владимирович - RuLit

Сахарнов Святослав

Рассказы и сказки

Святослав Владимирович САХАРНОВ

Рассказы и сказки

________________________________________________________________

СОДЕРЖАНИЕ:

Н. Сладков. СВЯТОСЛАВ САХАРНОВ

КТО В МОРЕ ЖИВЁТ

В холодном море

В тёплом море

МОРСКИЕ СКАЗКИ

Как краб кита из беды выручил

Корабельная муха и брызгун

Чилим и три ползуна

Как ласкирь учился хвостом вперёд плавать

Морской петух - тригла

Любопытные наваги

Рак-мошенник

Крабишкин дом

Зелёная рыбка

Камбала и ласкирь

Почему щука в море не живёт

Какого цвета море

СКАЗКИ О ЛЬВАХ И ПАРУСНИКАХ

Львы и парусники

Слоны и чернильницы

СКАЗКИ ИЗ ДОРОЖНОГО ЧЕМОДАНА

Женщина, которая жила в бутылке

Малеятовит и его собаки

Кват и паучок Марава

Скупые муж и жена

Волшебное заклинание

Байами - добрый дух

Кибоко Хуго - бегемот

САМЫЙ ЛУЧШИЙ ПАРОХОД

Живые домики

Пиранья

Белёк

Море под облаками

Девочка и рыба

Мокрый цирк

Город осьминогов

Подбитая чайка

Два радиста

Как достали якорь

Крабы в перчатках

Рыба и медведь

Морской пахарь

Осьминог на скале

Пиратский остров

Стук-стук-стук

Полярные воды

Про пингвинов

Самый лучший пароход

Два колеса в воздухе

Злой узел

"Самовар" и Чайка

Капитан "Доротеи"

РАЗНОЦВЕТНОЕ МОРЕ

Разноцветное море

Как я спас Магеллана

Безногие головоногие

Цунами

Дельфиний остров

ЛОЦМАН МАШКА

Девочка и дельфин

Лоцман Машка

Пластмассовый жук

СОЛНЕЧНЫЙ МАЛЬЧИК. Повесть

________________________________________________________________

СВЯТОСЛАВ САХАРНОВ

Было это, помнится, лет двадцать пять назад. Я зашёл к писателю Виталию Валентиновичу Бианки - в ту пору мы делали радиопередачу "Вести из леса" - и встретил у него незнакомого моряка. Виталий Валентинович, хитро на него посматривая, говорит мне:

- Очередной мой мучитель! Первый рассказ свой принёс. И как это люди ухитряются так плохо писать свои первые рассказы?

Мне чуть неловко: моряк всё-таки, мундир, орденские планки... Но моряк не смущается. Это хорошо. Значит, он не думал поразить мир первым же своим рассказом. Понимает, к кому пришёл и зачем. Виталий Бианки писатель старый и опытный. К советам его многие прислушиваются.

Мы познакомились. Моряк - Святослав Владимирович Сахарнов - приехал с Тихого океана. Заговорили, конечно, о море. Это было время, когда люди особенно серьёзно занялись изучением морских глубин. Говорили мы о подводных домах, об аквалангистах, об обитателях морского дна. Мы оба опускались под воду, и нам было о чём поговорить.

Сахарнов рассказал, как однажды торпедный катер, которым он командовал, повредил винты. Вместо водолаза к винтам опустился он сам. Опустился и ахнул: чудеса кругом! В сухопутном мире, в котором мы с вами живём, звери и птицы движутся головой вперёд. А под водой? Морской конёк головой вверх движется, камбала на боку плывёт, а десятирукий кальмарчик тот и вовсе хвостом вперёд норовит! Сказочный мир. Даже тени ни у кого нет!

Очень он удивился. Вылез и написал свой первый рассказ. От удивления...

Через год мы встретились снова. И опять у В. В. Бианки.

На этот раз Святослав Владимирович вернулся с Чёрного моря. Читал нам повесть о том, как с маской и ластами опускался на дно. Называлась повесть "Разноцветное море". Очень она нам понравилась.

- Первая морская подводная книжка для детей! - сказал Виталий Валентинович, когда автор кончил читать. - Будем ждать, когда её напечатают.

Так Святослав Сахарнов стал писателем.

Книжки этой Виталий Валентинович так и не дождался. Она вышла уже после его смерти.

Сейчас у С. В. Сахарнова уже несколько десятков книг.

Сахарнов помнит советы В. В. Бианки. Первый из них: писатель должен много ездить и всё видеть своими глазами. И он много ездит. Побывал снова на Тихом океане у ловцов трепангов. На Чёрном море встречался с учёными, изучающими жизнь дельфинов. Был на берегах Ледовитого океана у охотников за белыми китами - белухами. Вместе с художником ездил на Курильские острова. И попали они там в землетрясение. Прошёл слух, что вот-вот нахлынет на берег гигантская волна - цунами. Приезжие новички перепугались и бросились бежать кто куда, а художник и Сахарнов остались. После землетрясения подходит к ним местный рыбак и говорит:

- Удивляюсь! Все спасаются кто куда, а вы на месте стоите и только головами по сторонам крутите.

- Так работа у нас такая! - отвечают.

- Что за работа? - выспрашивает рыбак. - Учёные, что ли? Или сыщики?

- Да нет, я художник, а он писатель...

Самим увидеть, самим испытать - для этого путешествуют писатели и художники.

Я был с Сахарновым в Африке и в Индии, и повсюду с нами были помощники - фотоаппараты и записные книжки, а у Сахарнова ещё - ласты и маска. "Всё видеть своими глазами..."

Из поездок Святослав Владимирович привозит рукописи, иногда толстые, иногда тонкие, но все про море, про моряков.

Про моряков не просто писать. Моряки - особый народ. С ними не один год бок о бок пожить надо, чтобы всё понять. Моряки даже говорят по-особому. Моряк не скажет "поплыл", скажет "пошёл". Всё у моряков "идёт": прилив "пошёл", катер "идёт", рыба, когда ловиться начнёт, тоже "пошла", якорь, цепь ползёт на палубу - тоже "идёт". В рассказах Сахарнова много "морских" слов, и все они к месту, все в работе. Они помогают нам понять водолазов, когда те поднимают затонувшие корабли, узнать о беспокойной работе радистов, пережить заботы и сомнения старого лоцмана, ведущего баржу по капризной реке.

Кроме морских рассказов, в последние годы Сахарнов написал много сказок. Есть у него и толстые книги для ребят постарше; есть одна, совсем удивительная - "По морям вокруг Земли. Детская морская энциклопедия". Её он писал, можно сказать, всю жизнь. Написал, выпустил, как спускают на воду корабль, и теперь она живёт своей судьбой: выходит в разных странах, путешествует по книжным выставкам, получает в состязаниях с другими книгами призы.

Это: и есть счастье писателя - сделать такую книгу.

Книжки Сахарнова читают не только наши ребята, их читают в Японии, Индии, Польше, Испании, читают юные немцы и французы, англичане и чехи. Читают и узнают нашу страну, наших людей, узнают про Мировой океан и про моряков: про знаменитых мореплавателей и простых матросов.

www.rulit.me

Про пингвинов - рассказ Снегирева, читать онлайн

Пингвиний пляж

Около Антарктиды со стороны Африки есть маленький островок. Он скалистый, покрыт льдами.

И вокруг в холодном океане плавают льдины. Всюду крутые скалы, только в одном месте берег низкий — это пингвиний пляж. С корабля мы выгрузили свои вещи на этот пляж.

Пингвины вылезли из воды, столпились у ящиков. Бегают по мешкам, клюют их и громко кричат, переговариваются: никогда они не видели таких удивительных вещей!

Один пингвин клюнул мешок, голову склонил набок, постоял, подумал и громко что-то сказал другому пингвину. Другой пингвин тоже клюнул мешок; вместе постояли, подумали, поглядели друг на друга и громко закричали: «Карр… Каррр…»

Тут ещё пингвины с гор прибежали на нас смотреть. Много их собралось, задние на передних напирают и кричат, как на базаре. Ещё бы: ведь они первый раз увидели людей и каждому хочется вперёд пролезть, посмотреть на нас, клюнуть мешок.

Вдруг слышу: сзади кто-то танцует.

У нас был большой лист фанеры. Он лежал на камнях, и пингвины на нём устроили танцы. Пробежит пингвин по фанере, назад вернётся, ещё раз пробежит, да ещё лапкой притопнет! Очередь выстроилась — всем хочется потанцевать.

Один пингвин поскользнулся на гладкой фанере и на брюхе проехал, другие тоже стали падать и кататься.

Весь день они танцевали на фанере. Я её не убирал. «Пускай, — думаю, — повеселятся, они, наверное, радуются, что мы приехали».

Вечером пингвины построились в одну шеренгу и ушли. Один пингвин на меня загляделся и отстал. Потом он догнал остальных пингвинов, но никак не мог идти в ногу, потому что всё на меня оглядывался.

Любопытные

Сижу я на камне и ем хлеб. А пингвины ко мне подходят и в рот заглядывают — никак не могут понять, что это я делаю. Очень они любопытные.

Вечером я повесил умывальник на доску. Пока я его к доске прибивал, один пингвин стоял и внимательно смотрел, даже кивал головой.

Утром вышел я умываться, а к умывальнику не подойти: целая толпа пингвинов собралась. Вода из умывальника капает, а пингвины вокруг молча стоят, головы набок и слушают, как капли разбиваются о камни. Для них это, может быть, музыка.

Раз я в палатке разжёг примус. Примус шумит. Я ничего не замечаю.

Хотел выйти из палатки и не смог: у входа столпились пингвины, слушают примус. Я чай согрел и выключил примус.

Пингвины закричали, загалдели. Хотят ещё послушать. Я им примус просто так зажигал — пусть слушают.

Забияки

Пингвины не только любопытные, были среди пингвинов и драчуны.

Один пингвин бежал мимо нашей палатки и налетел на пустой бидон. Бидон зазвенел.

Пингвин обратно вернулся и опять налетел. Бидон звенит, пингвин с криком на него налетает и бьёт крыльями.

Я пингвина оттаскиваю от бидона, а он мне руки клюёт, злится.

Но самое страшное было ходить за водой.

Идёшь по дорожке, а сам боишься.

За камнями жил пингвин-забияка. Он меня всегда поджидал и набрасывался. Вцепится клювом в сапог и клюёт, бьёт крыльями.

Я, когда ходил за водой, брал с собой половник. Как забияка налетит — я его половником. Он очень половника боялся.

Хитрый поморник

Иду я раз по острову, слышу: пингвины кричат за камнями, хлопают крыльями.

Это кружится над ними поморник, хочет схватить пингвинёнка.

А поморник самый главный их враг на суше.

Если пингвинёнок заболеет или отстанет от других, поморник оттаскивает его в сторону и клюёт насмерть.

Кружится поморник над пингвинами. Они в кучу сгрудились: птенцы в середине, взрослые по краям. Видит поморник, что не схватить ему пингвинёнка, тогда он схитрил: сел на землю, к пингвинам подошёл и стоит не шевелится. Долго стоял.

Пингвины к нему привыкли, успокоились.

Птенцы стали играть. Один птенец отошёл в сторону. Поморник набросился на него и утащил.

К морю

Пингвины с утра идут к морю. Перебираются через ущелья. По ровному месту идут гуськом. С гор катятся на брюхе по снегу. Первый пингвин ляжет на живот — и вниз, за ним второй, третий… и покатились…

Внизу отряхнутся от снега, выстроятся в цепочку и снова в путь. Молча идут они, все в ногу, серьёзные.

Придут пингвины на крутой берег, посмотрят вниз и загалдят: высоко, страшно! Задние на передних напирают, ругаются: надо прыгать!

Первый пингвин растопырит крылышки — и вниз головой.

И прыгают с кручи один за другим, по очереди. Вынырнут из воды, наберут воздуха — опять под воду. Нырнут, поймают рачка, опять вверх — глотнуть воздуха. В воде они тоже цепочкой плавают, кувыркаются, играют.

Морской леопард

Вдруг все пингвины стали выскакивать из воды.

Кто был ближе к берегу — на берег. А кто далеко — на льдины. Как будто их выталкивали из моря.

Один пингвин выпрыгнул из воды на льдину.

За ним второй.

Первый пингвин не успел отойти, второй ему на голову сел.

Всё море опустело. На льдинах молча стоят пингвины, и на берегу целые толпы стоят — друг на друга смотрят.

И в этой тишине из воды вынырнул ужасный зверь. Вытянул свою шею, посмотрел на пингвинов, глаза налились кровью, ноздри раздуваются. Фыркнул зверь, нырнул под воду и уплыл.

А пингвины ещё долго молча стояли на берегу и на льдинах: никак не могли опомниться от страха. Потом задние нетерпеливо закричали, напёрли на передних, и опять пингвины скатились в море.

Зверь этот был морской леопард — огромный, хищный тюлень с острыми зубами.

В море он пингвина хватает, подбрасывает в воздух и разрывает.

Отважный пингвинёнок

Однажды я спускался к морю и увидел маленького пингвинёнка. У него ещё только выросли три пушинки на голове и коротенький хвостик.

Он смотрел, как взрослые пингвины купаются. Остальные птенцы стояли у нагретых солнцем камней.

Долго стоял на скале пингвинёнок: страшно ему было бросаться в море.

Наконец он решился и подошёл к краю скалы.

Маленький голый пингвинёнок стоял на высоте трёхэтажного дома. Его сносил ветер.

От страха пингвинёнок закрыл глаза и… бросился вниз. Вынырнул, закружился на одном месте, быстро вскарабкался на камни и удивлённо посмотрел на море.

Это был отважный пингвинёнок. Он первый искупался в холодном зелёном море.

Камушки

Я заметил, что пингвины идут с пляжа молча. Оказывается, они держат в клювах камушки. Если уронит пингвин камушек на землю, то обязательно остановится и поднимет его.

Бывает и так: другому пингвину этот камушек покажется лучше. Он свой выбрасывает и хватает чужой.

Начинается драка за камушек, и достаётся он самому сильному.

Пингвинам камушки нужны не играть, а гнёзда строить. Ведь остров их весь каменный, ни одной травинки не растёт. Поэтому пингвины строят гнёзда из камушков.

Пингвиниха сидит на гнезде и со всех сторон камушки под себя подгребает. А рядом стоит пингвин, посматривает кругом — караулит.

Пингвин зазевается, сосед его камень схватит и положит к себе в гнездо. Из-за этого пингвины всегда кричат и дерутся — отнимают друг у друга камушки.

До свидания!

Завыл ветер. Поднялась пурга. Ничего кругом не видно, всё занесло снегом. Я пошёл прощаться с пингвинами.

Пингвинов я не нашёл, только остались от них снежные бугорки.

Копнул я один бугорок ногой. Смотрю: клюв торчит. Толкнул я тогда второй бугорок.

Вдруг бугорок зашевелился, и выскочил из него пингвин, закричал на меня, заругался…

В пургу все пингвины ложатся на камни. Их заносит снегом. Они лежат в снежных домиках, клювом протыкают окошечки.

А птенцы так и остаются стоять на камнях. Их залепляет снегом, и получаются снежные комочки. Я подошёл к такому комочку, а он от меня убежал.

Я снял шапку и сказал пингвинам: «До свидания!»

Но они лежали занесённые снегом. И только пингвин-забияка бежал за нами до самого берега.

Никак я его не мог прогнать, потому что половник был спрятан в мешке.

nukadeti.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о