Стихи для детей про беларусь на русском языке: Стихи о Беларуси и любви к Белоруссии

Содержание

Стихи о Беларуси и любви к Белоруссии

Дорогие читатели! Сайт "Любимая Родина" рад представить вам стихи о родной Беларуси из раздела стихи о странах, которые написали современные поэты. 

Мы благодарим авторов за творческое вдохновение, чуткость, доброту и любовь к Родине.

Беларусь моя, моя милая...

автор: Юрий Боровицкий

 

Беларусь моя, моя милая,

Моя нежная мать-земля,

Ты красивая, ты любимая:

И луга твои, и поля,

 

И дороги твои просторные,

И озёра твои в лесах,

И орешники твои чёрные,

И журавушки – в небесах.

 

Беларусь моя, моя нежная,

Моя снежная, мой приют,

Ты и песнь моя безмятежная,

Ты и счастие, и уют!

 

Я за всё тебе низко кланяюсь,

И я радуюсь, что живёшь,

Что прекрасною Белой панною

Над судьбой моей ты плывёшь!

Малая Родина

автор: Валерий Подобудчик

 

Моей юности милый край,

Белоруссия – родина малая!

Детских лет моих истинный рай,

Зорька-зоренька жизни алая.

..

 

Перелески твои и поля,

Речки тихие и озёра.

Моих предков родная земля,

Пущ и рощ широта и просторы.

 

Я тобою всем сердцем горжусь,

Верю в счастье простого народа

И когда-нибудь, может, вернусь

Под крыло твоего небосвода,

 

Чтобы слышать журчащий ручей,

Звонкий голос в полях жаворОнка.

Этих звуков нет в мире родней,

Белоруссии милой сторонка.

 

Я душою всегда с тобой

В час веселья и в час печали,

Белой Руси мой край родной,

Моей юности милые дали.

 

Там остались мои старики

На равнинном песчаном погосте,

У излучины тихой реки...

Я во снах прихожу к ним в гости...

Земля Беларуси

автор: Валерий Подобудчик

 

Земля Беларуси, родная сторонка, 

Ты в сердце моём, как родимая мать...

Как запах ромашек, когда я ребёнком 

Ходил на лужайку у речки гулять. 

 

Закрою глаза и как будто я снова 

Среди тополей и кудрявых берёз. .. 

Становится тело почти невесомо, 

И гложет тоска до рыданья и слёз. 

 

Земля дорогого далёкого детства, 

Меня ты отправила в долгий полёт... 

И ты для меня то святое наследство, 

Которое радость и силы даёт. 

 

Земля Беларуси, родная сторонка, 

Тебя не заменит мне море богатств. 

Как та, в отчем доме, святая иконка, 

Что лечит мне душу без всяких лекарств.

Родина моя-Беларусь

автор: Танюша Пирогова

 

   Люблю я Беларусь свою родную,

Прекрасней края в мире не найти

И не хочу я Родину другую

Лишь нам сегодня с нею по пути.

 

Берёзовые рощи, лес и поле

Как хочется прижаться к ней щекой,

Какое необъятное раздолье

До неба там дотянешься рукой.

 

Народ наш добрый и такой открытый

Мы рады гостю, что приедет к нам,

Посадим мы его за стол накрытый

Всё, что имеем отдадим друзьям.

 

Но если кто обидит ненароком ,

То за Отчизну сможем постоять. 

Мы защитим её , пусть будет им уроком

Кто на свободу станет посигать.

 

Такая белая, любимая, святая

Ты чистая как воды родника

И нету у тебя конца и края

Живи родная долгие века.

Беларусь

автор: Темная Саша

 

Синеокая, белокрылая,

Беларусь – моя мама милая,

Зеркала озер смотрят ласково,

А леса твои дышат сказкою.

Частой сеткою бегут вены рек,

На полях твоих сеет человек.

Будто волнами лен колышется,

Мне спокойно здесь, легко дышится…

Столько бед прошло по твоей земле,

Столько страшных мук принесли тебе.

Только ты живешь, не печалишься,

Сыновьям своим улыбаешься.

Синеокая, белокрылая,

Все такая же добрая, милая…

Где бы ни была, не забыть тебя,

Беларусь моя ты любимая.

Беларусь

автор: Вспышка В Ночи

 

Люблю Беларусь свою милую,

Ее историю, развитие и быт.

Взгляните на природу красивую,

Которая не первый год стоит.

 

Проходят дни, столетия и годы,

Моя страна еще сильней цветет.

Пусть она и не законодательница моды,

Но точно в ногу с ней идет.

 

Пусть она маленькая по сравнению с Россией,

И людей не примет столько, как Китай

Но не сравниться с ней ниодна страна в мире.

Так как мы всегда с ней, ты это знай!

 

Чистый город, воздух и земля!

Красивые улицы, площади, дома.

Беларусь – чудесная сказка моя,

Цвети и пой любимая страна!

Моя Беларусь

автор: Валерий Боев

 

Минуло семь десятилетий

С того, всем памятного года,

Когда был изгнан лютый враг

И в Беларусь пришла свобода.

 

Большой ценой далась победа,

Ведь многим головы сложить

Пришлось тогда в боях с фашизмом,

Чтоб мы могли свободно жить.

 

И, возрожденная из пепла,

Ты поднялась и расцвела,

И хорошеешь год от года,

Моя любимая страна!

 

Твои луга, твои озера,

Болота, реки и леса,

Вся твоя чудная природа

Так несказанно хороша!

 

Ты ввысь стремишься год от года,

Рождая смелые проекты,

Для белорусского народа

Возводишь новые объекты.

 

Люблю тебя, моя страна,

И, видит Бог, тобой горжусь,

Ты у меня, как мать, одна

Моя родная БЕЛАРУСЬ!

Любимая Беларусь

автор: Комар Николай

 

Волшебный звон сияющей капели

Разбудит ночь и птичьи голоса,

Прольют на землю песенные трели

Коснётся лист ладонью ветерка.

 

Над Белой Русью,над моей страною

Расправив крылья словно паруса,

Закружит аист в танце с синевою

Любовью наполняя небеса.

 

Серебряные успокоят дали

Водой студёной чистых родников,

В них растворю тревоги и печали

Упав в обьятья милых васильков.

 

Рассыплет солнце тёплыми лучами

Тончайших нитей света желтизну.

И спелый запах хлеба над полями

Одарит щедро Родину мою.

Моя Беларусь...

автор: Лилия Юшкова

 

Выйду я в ромашковое поле,

В синь васильков любимых окунусь…

Это ты, моё безбрежное раздолье,

Моя любовь, родная  Беларусь! 

 

Пытали, жгли и за  тебя решали,

Стараясь уничтожить и подмять,

Людское недовольство  разжигали,

Но, не сумели  Родину сломать!

 

А ты стоишь бессменно на  границе,

Сестру свою от недругов закрыв.

Твоей живой истории страницы,

Я в памяти храню, не позабыв.

 

И твой народ, а я его частичка -

Всегда с открытой и доброю душой,

Не зажигался злобой, словно спичка,

Соседствуя с народностью другой.

 

Цвети, моя любимая сторонка,

Пусть горести и беды обойдут.

Не зря тебя так нежно и негромко,

С любовью Русью Белою  зовут!

Беларусь

автор: Анна Будзько

 

Я люблю тебя, Беларусь!

Свою маленькую страну.

И по праву ею горжусь, 

Здесь я выросла и живу.

 

Я люблю эту синь озёр,

И богатство родных полей.

Чистоту городов и сёл,

И леса, их нету щедрей.

 

Пусть цветёт моя Беларусь!

На радость и счастье людей.

Я в дочерней любви признаюсь

Беларуси любимой моей!

Моя Беларусь

автор: Светлана Катарская

 

Самая красивая из многих стран,

Беларусь-васильковая,любимый наш край.

Где мирно,спокойно живет весь народ,

Работает дружно и песни поет.

А сколько прекрасных здесь рек и озер,

Лесов и лугов,огромных колхозных полей.

Красивые строятся здесь города,

Деревни обретают статусы агрогородка.

А сколько талантливых живет здесь людей:

Артисты,поэты,певцы и студенты,

Историки,скульпторы,спортсмены,политики

И просто рабочие других должностей.

И все-это твердо стоит на ногах

Президент,наш толковый,политику взял.

Следит за порядком,законы создал.

Мы можем учиться,работать,мечтать

И право на отдых всегда сохранять.

Рождаем детей мы на благо страны,

Чтоб только они все здоровьем цвели.

Счастливая нация!Счастливый народ!

Мы вместе для вас свой пример подаем.

Живите все дружно,растите детей.

А про войны забудьте!

На тысячи лет!

Беларусь любимая

автор: Владимир Балыкин

 

Беларусь любимая, 

Родина моя,

Богом ты хранимая

Славная земля!

 

Столько тобой пройдено,

Враз не подсчитать,

Здравствуй моя Родина,

Дорогая мать!

 

Соловьи - соловушки

Радостно поют,

На родной сторонушке

Меня долго ждут.

 

Речка катит воды,

Подпевает им,

Я в седые годы

Стал вновь молодым.

 

Аист белый кружится

Над родным гнездом,

Там родная улица,

Там мой отчий дом.

 

Церковь за оградой,

Купола в крестах,

Площадь, Ленин рядом,

На своих местах.

 

Перепето гимнов

Столько боевых,

Где былые Римы

На путях лихих.

 

Беларусь любимая,

Славная земля,

Лучше всех ты милая

Родина моя...

Беларусь

автор: Наталья Протасевич

 

Взглядами пленит голубоглазыми,

Восхищает зеленью полей,

Понимаешь, что блистает стразами

Даже тихий маленький ручей!

Прикоснись душой! Неповторимая! 

В сердце крик печальный журавля.

Самая родная и любимая,

Беларусь, прекрасная моя!

Самобытны косы золотистые

С переливом нежным василька.

Краски неба  самые лучистые!

Дышит добродушием земля!

Я хочу, чтоб ты была счастливая 

На рассвете и закате дня!

Родина моя миролюбивая,

Я тобой навек вдохновлена!

Белоруссия любовь моя

автор: Александр Башмаков


Там, где в тиши листами дубравы шумят
И рождаются песен и звуков волнений,
Где лесной аромат и прекрасное пение птиц
Белорусских напевов, сказанье видений,

Опадает заря с твоих чудных ресниц.
И звучит и звучит этой трепетной нотой,
На рассвете с заката родные слова,
Белоруссия в жизни живёт в моём сердце,
И звучит под пологом лесным лишь молва...
В тишине золотой, полудрёма вздыхающей пущи,
В ароматах моих, предсказаний ушедших годов,
Я тебе подарю распустившийся ландыш чудесный,
Я тебе подарю и желанье и счастье из снов.
Словно лилией стройной- раскрытые губы,
Соловьи пропоют нам о вечной любви,
Ты скажи, что исчезнут печали, разлуки,
Для стучащих сердец наступают счастливые дни.
Белоруссия,- радость и жизни звучанье,
И любимый, чарующий радостью край,
И под сенью дубов вековых на прощанье,
Попадаешь в пленительный, сказочный рай.

Беларусь

автор: Валентина Журавская-Фазанюк

 

Меня ты встретила грозой, дождём и градом,

Но и такой тебя суровой не боюсь:

В любом ненастье быть с тобою рядом

Готова я, моя подруга Беларусь.

 

Ты повстречалась на моём пути когда-то,

И я к тебе, как к матери, стремлюсь –

Ты много лет мне и отрада, и награда,

Моя любимая подруга Беларусь.

 

Не блещешь ты изысканным нарядом,

И описать твою красу я не берусь,

Но так тепло на сердце, что есть рядом

Моя любимая подруга Беларусь.

 

Мы много лет живём с тобою рядом,

Так отчего лежит на сердце грусть?

Меня ты провожаешь добрым взглядом,

Моя любимая подруга Беларусь.

 

И если день затянется туманом,

Я с ней, тоской незваной, поборюсь.

Мне вспомнится моей подруги мама –

Как образ твой прекрасный, Беларусь!

Беларусь

автор: Елена Бобовка                                  

 

Ты  родная  душе  сторона,

Беларусь  моя  сердцем  любимая.

Остаёшься  на  все времена

Ты  Всевышним  на  веки  хранимая.

 

А  в  лесах  утром   песни  поют

Птицы  певчие,  милые,  славные.

А  в  домах  теплота  и  уют -

Это  жизненно  самое  главное.

 

Протекают  рекою  века,

Ты -  моё  воскресенье  живучее.

Как  моя  золотая  строка,

Навсегда  вдохновеньем  певучая.

 

Не  оставлю  тебя  Беларусь, 

Моя родина,  сердцем  любимая.

Я  в  любви,  своей  вечной  клянусь,

В  той  любви,  что  глазами  не  зримая.

 

Как  прекрасны  рассветы  твои,

Но  жестоки  лесов  откровения.

Шли  здесь  очень  лихие  бои -

Нет фашизму  лихому  прощения.

 

Мирный  день  над  землёю  моей

Пусть  с  улыбок  всегда  начинается.

А  весной,  среди  птичьих  семей,  

Белый  аист  домой  возвращается.  

Дорогая моя Беларусь!

автор: Валерий Подобудчик

 

Дорогая моя Беларусь!

Ты, как Русь, как берёзка белая!

Я землёй своих предков горжусь,

Где бы ни был и что бы ни делал я...

 

Ты всегда для России форпост,

Часовой на эпохи, столетия.

За славян становилась в рост

В годы трудные лихолетия.

 

Жгли тебя и топтали враги,

Кровь с землёю мешая алую.

Сокрушить тебя не смогли

Даже нищую и отсталую...

 

Много пало твоих сыновей,

Защищая Отчизну великую.

Горе вдов и сирот-детей

Тебя сделало нежною, тихою.

 

Для тебя Россия – сестра,

Горячо, на века любимая.

Словно солнышка лучик с утра

Или матушка добрая, милая.

 

Не найдёшь на земле твоей,

Пережившей беду и ненастья,

Человека к России добрей,

Чтоб желал процветанья и счастья.

 

Вместе с Русью одною семьёй

Жить веками тебе предназначено

И в счастливый час, и в лихой,

Если б снова судьба озадачила...

 

Дорогая моя Беларусь!

Край мой чудный, святой и милый...

Ты – во мне, и тобой я горжусь,

Пока жив, всей сыновней силой!


Смотрите и другие материалы по теме:

СТИХИ ПРО РОДИНУ БЕЛАРУСЬ ДЛЯ ДЕТЕЙ

ЧИТАЕМ ДЕТЯМ СТИХИ ПРО РОДИНУ

- Что значит: Родина моя? –

Ты спросишь. Я отвечу:

- Сначала тропочкой земля

Бежит тебе навстречу.

Потом тебя поманит сад

Душистой веткой каждой.

Потом увидишь стройный ряд

Домов многоэтажных.

Потом пшеничные поля

От края и до края.

Всё это – Родина твоя,

Земля твоя родная.

Н. Полякова

 

Родина

Что мы Родиной зовём?

Солнце в небе голубом

И душистый, золотистый

Хлеб за праздничным столом.

Что мы Родиной зовём?

Дом, где мы с тобой растём,

И берёзки, вдоль которых,

Взявшись за руки, идём.

В. Степанов

 

***

Что такое Родина наша?

Солнце, лес, дыхание пашен,

Сад в цвету, где не молкнут пчёлы,

И твой дом, и огни твоей школы.

Наша Родина – труд и праздник,

Сто дорог для тебя самых разных,

И любовь твоя к папе и к маме,

И ты сам – не один, а с друзьями.

А. Костецкий

 

Родина

Если скажут слово «родина»,

Сразу в памяти встаёт

Старый дом, в саду смородина,

Толстый тополь у ворот,

У реки берёзка-скромница

И ромашковый бугор…

А другим, наверно, вспомнится

Свой родной московский двор.

В лужах первые кораблики,

Где недавно был каток,

И большой соседней фабрики

Громкий радостный гудок.

Или степь, от маков красная,

Золотая целина…

Родина бывает разная,

Но у всех она одна!

З. Александрова

 

Лучше нет родного края

Жура-жура-журавель!

Облетел он сто земель.

Облетал, обходил,

Крылья, ноги натрудил.

Мы спросили журавля:

- Где же лучшая земля?

Отвечал он, пролетая:

- Лучше нет родного края!

П. Воронько

 

Родная земля

Есть своя

Родная земля

У ручья

И у журавля.

И у нас с тобой

Есть она,

И земля родная

Одна.

П. Синявский

 

Наша Беларусь

Край ты наш,

родной,

Любимый:

Ветер синий,

Рёв лосиный,

Вековые песни

Бора,

Синью полные

Озёра.

Лучше нет Земли

На свете:

Крикни –

Песнею ответит…

Мёд и тот

Здесь сладкий самый…

Край наш –

Весь

как ласка

Мамы.

В. Каризна

 

Родина

Я люблю свою малую родину,

этот светлый берёзовый край.

И багровые гроздья смородины,

и черёмухи цвет в тёплый май.

И такие здесь реки красивые,

и озёра с хрустальной водой.

Проживают тут люди счастливые,

наслаждаясь такой красотой.

На рассвете туман всюду стелется,

над низиной, над быстрой рекой.

Здесь всех раньше встает наше солнышко,

Подымаясь над новой землёй.

Н. Юдина

 

Наша Конституция

Она – наша мудрость,

Она – наша слава.

Она нам дала

Нерушимое право

Мечтать и учиться,

Трудиться,

Дерзать,

Уверенно к цели заветной

Шагать.

Она – наша гордость,

И наше доверье,

И в завтрашний день

Открывает нам

Двери…

Как компас,

Как солнце

Она в нашей жизни.

В ней доблесть и слава

Любимой Отчизны!

Н. Гончаров

 

Наш герб

Различным образом державы

Свои украсили гербы.

Вот леопард, орёл двуглавый

И лев, встающий на дыбы.

Такой обычай был старинный,

Чтоб с государственных гербов

Грозил соседям лик звериный

Оскалом всех своих зубов.

Но не орёл, не лев, не львица

Наш герб украсили собой.

На гербе контур Беларуси

В лучах от солнца над Землей.

Мы не грозим другим народам,

Но бережём просторный дом,

Где небо есть под небосводом

Всему, живущему трудом.

Не будет недругом расколот

Союз народов никогда!

Пусть будет вечной дружба наша,

Земля, и колос, и звезда!

С. Михалков

 

СТИХИ ПРО РОДИНУ ДЛЯ ЗАУЧИВАНИЯ НАИЗУСТЬ

Минск – красивая столица,

Ты – сердце Родины моей,

И я хочу тобой гордиться –

Из года в год ты всё светлей.

Г. Красковская

 

***

На широком просторе

Предрассветной порой

Встали алые зори

На родимой страной.

С каждым годом всё краше

Дорогие края…

Лучше Родины нашей

Нет на свете, друзья!

А. Прокофьев

 

Лучше нет земли родной!

Подрасту – про всё узнаю,

В небе, в море побываю,

Посмотрю другие страны,

Горы, реки, океаны.

А потом вернусь домой:

Лучше нет земли родной!

В. Кудлачёв

 

Наш край

То берёзка, то рябина,

Куст ракиты над рекой.

Край родной, навек любимый,

Где найдёшь ещё такой!

От морей до гор высоких,

Посреди родных широт,

Всё бегут, бегут дороги,

И зовут они вперёд.

Солнцем залиты долины,

И куда ни бросишь взгляд –

Край родной, навек любимый,

Весь цветёт, как вешний сад.

А. Пришелец

 

Родина

Великую землю,

Любимую землю,

Где мы родились и живём,

Мы Родиной светлой,

Мы Родиной милой,

Мы Родиной нашей зовём.

М. Лисянский

 

Родина

Родина – мама и я,

Папа, сестричка моя,

Дедушка с бабушкой, брат,

Солнца восход и закат.

Родина – край наш родной,

Неба простор голубой,

Реки, леса и поля…

Родина – гордость моя.

В. Кудлачёв

 

Стихи про Беларусь | Стихи

Беларусь

Люда Павлова

Беларусь моя, Белая Русь,
Я родством с тобой кровным горжусь.
Вы с Россией моей побратимы -
В языках наших корни едины.
Я к тебе всей душою стремлюсь.

Беларусь моя, Белая Русь,
Россиянкой я с детства зовусь,
Но твои песни сердцу так близки!
Их напев, как родник звонкий чистый -
Тот, которым вовек не напьюсь.

Беларусь моя, Белая Русь,
Красотою твоею дивлюсь:
Птичьим царством среди Поозерья
И лесами с непуганым зверем.
Благодатью я здесь причащусь.

Беларусь моя, Белая Русь,
По тропе партизанской пройдусь,
Прикоснусь к старым елям и соснам,
К белоствольным плакучим берёзкам,
Что хранят вечной памяти груз.

Беларусь моя, Белая Русь,
И в тебе, и во мне боль и грусть:
Дым Красухи и пепел Хатыни
Стали общей бедою единой.
Пред Распятьем за всех помолюсь.

Беларусь моя, Белая Русь,
Перед Крепостью Брестской склонюсь -
Пред Святынею общею нашей,
Перед Подвигом воинов павших,
Отстоявших Советский Союз.

---

Край берёзовый...

Людмила Кочегарова

Край берёзовый, край лесных озёр,
Беларусь моя, синеокая!
Благодать Души, сердцу милый взор -
Простирается даль далёкая.

Куполов златых дивен чудный блеск,
Льётся пенье птиц и мелодия.
Над рекой ночной слышен тихий всплеск,
Ветер там звучит, как рапсодия.

Разгуляются средь дубрав ветра,
Зашумит листва тихим шёпотом.
И под сенью сей отдохну тогда -
В мираже плыву заколдованном.

На порог взойду и поклон отдам,
И скажу тебе: "Здравствуй, Лапушка!"
И челом своим припаду к ногам,
Воспою душой милу Матушку!

---

Беларусь

Марат Ахтямов

Из всех республик той державы
Была красивей и мудрей
Ты, Беларусь, ты сохраняла
Всё лучшее, что было в ней.

Парадоксально это было,
Секрет лишь знать тебе одной,
Чтоб быть тебе хватало силы
И европейской, и родной.

Ты помнишь смрад военной гари
Тогда, в военные года
И югославский пусть сценарий,
не повторится никогда

---

Беларусь

Наталья Протасевич

Взглядами пленит голубоглазыми,
Восхищает зеленью полей,
Понимаешь, что блистает стразами
Даже тихий маленький ручей!
Прикоснись душой! Неповторимая!
В сердце крик печальный журавля.
Самая родная и любимая,
Беларусь, прекрасная моя!
Самобытны косы золотистые
С переливом нежным василька.
Краски неба самые лучистые!
Дышит добродушием земля!
Я хочу, чтоб ты была счастливая
На рассвете и закате дня!
Родина моя миролюбивая,
Я тобой навек вдохновлена!

---

Моя Беларусь

Наташа Постоялкина

Белорусских лесов нежный, ласковый, чистый напев...
Шелестят с облаками обнявшись могучие кроны.
Они тихо поют, мою душу и сердце согрев.
Так легко засыпать под их шелест размеренный,сонный.

Свежий воздух лесной, пенье птиц, это сказочный рай.
Здесь журчит ручеек, пробиваясь куда-то сквозь камни.
Навсегда в моем сердце родной и любимый мой край.
И родная земля навсегда под моими ногами.

Сколько в мире красот! Только сердце с тобой, Беларусь!
Здесь и небо синей, и поля золотистые краше.
Обниму я березку, щекой к ней, сестренке, прижмусь..
Для меня ничего нет красивее Родины нашей!

---

Белая русь моя

Ольга Гиловейня

Тих и чист мой край родной,
Синь очей - огромна
Жить, да жить в стране такой-
Мирной, любящей покой,
Хочется любому...

Белый аист на полях
Словно гусь домашний
Когда ездишь в поездах,
Только слышишь: "Ах, да ах"-
Кабан роет пашню...

То галоп косуль победный,
Лось, как тот атлет
Окоём причёсан гребнем,
И в венке пшеничных стЕблей-
Белорусский бренд

ЗУбры здесь живут давно,
В Беловежской пуще
Видеть их только в кино
Нам пришлось бы, только но:
Беларусь, ты лучшая!

Белорусы любят труд,
Отдыхать мы можем...
БрАславских озёр влекут
Базы отдыха, уют
Приезжайте тоже!

Побросала жизнь меня,
Мир увидев, знаю:
Далеко, на склоне дня,
Снится, светлая, маня
Беларусь родная...

---

Беларусь

Павел Егоров Энтлор

Пеньем ласковым речка журчит на закате,
Щебет птичьего звона, приятный на слух,
Пламень солнца весеннего, красного круг,
Тихих вод леденящие, ровные глади,
Сочный травами, с запахом свежести луг,
Край цветущий, в приветном наряде!

Беловежская Пуща, чудесная в платье,
Отзывается эхом кукушки у сосен,
Так прекрасна собою, зимою, и в осень!
Здесь бывало несчитано люду и знати.
Все как в сказке! На воле и зубры и лоси,
Разбрелись по оврагам дубовые рати.

Колосится пшеница на дивном просторе,
По-хозяйски ухожена жизнью земля.
В красоте, в чистоте распростерлись поля,
Удивительный мир в рукотворном узоре!
Проезжать так приятно, как будто плывя,
По волнам сквозь цветущее море.

Я пройду через степь, через луг, огород,
Слышу вереска в ветках чудесных ракит,
В небесах журавли, птичья стая парит,
Вечерами, где людно - костер, хоровод,
На проселочных улицах песня журчит.
Беларусь, ты прекрасна! Твой славен народ!

---

Беларусь

Селена Пятакова

Край лесов и болот,
Алых зорь, серых дней,
Белых птиц, светлых душ
Вольных, гордых людей.

Песни с болью в сердцах,
С тихим стоном ракит,
С вечным зовом земли,
Что в болотах лежит.

Зорь безумных пожар -
Память прожитых дней,
Опалённых войной
И оставшихся в ней.

Партизанская жизнь -
Неподкупность и злость
И преграда врагу,
Будто в горле бы кость.

Сосны в пепельной мгле,-
К небу тянется рать.
Не забыть, не простить,
Не отнять, не понять.

Боль, безумная боль
Раздирает сердца;
Белорусский пожар -
Это ярость врага.

Но поставить народ
Опалённой земли
На колени и в грязь
Никогда не могли.

Да святится земля
Белых русских людей!
Я люблю Беларусь,
И всем сердцем я с ней.

---

Беларусь

Сергей Мельников

Беларусь родная наша,
Край былинный, светлый край,
Ты красой своей пленяешь,
Криком журавлиных стай.

Белокурые берёзки
Отражаются в реке,
Раскосматили причёски
У села невдалеке.

Белый аист у дороги
Охраняет тишину.
Постарались видно Боги,
Создавая здесь страну.

Серебристые озёра
Ожерельями лежат
И тенистые дубравы
Колдовством своим манят.

В годы страшные, лихие
Враг коварный шёл на Русь,
Но как щит нас защищала
Своим телом Беларусь.

Партизанские отряды,
Партизанские края.
Для врагов могилой стала
Белорусская земля.

---

Белая Русь

Сергей Суворинов

Я бродил в Белорусском Полесье
И дышал ароматами грёз…
И несло меня ввысь, в поднебесье,
Где не видели мытарств и слёз.

Сколько бед и неправых решений
Приняла в жизни Белая Русь…
От погромов до жутких лишений…
Степень их я назвать не берусь.

По твоим благодатным угодьям
За последнюю тысячу лет
Миллионы мундиров голодных
Протоптали воинственный след.

Но восстала! Живёшь, хорошеешь!
Все невзгоды тебе по плечу…
Нет ярма на натруженной шее…
Я молитву тебе прошепчу.

---

Белая Русь

Соловьёва

Тихая - тихая грусть,
Молча стоишь на пороге.
Господи! Белая Русь!
Реки! Озера! Дороги!

Зелень. Лазурь. Желтизна.
Темно-лиловая туча.
Жаркое лето. Весна.
Чувствую Родину жгуче.

Чувствую скорость дорог,
Горечь полынной разлуки,
Веток нахлынувший сок,
Речек извивы, излуки.

В сумерках пашни, поля.
Озера лунная чаша.
Господи! Наша земля.
Нету, наверное, краше.

---

Земля Беларуси...

Тамара Кошевая

Земля Беларуси… родная земля…
Ты войн и нашествий познала немало,
Под звуки набата за волю вставала
Земля Беларуси – родная земля.

В бездонных болотах топила врагов,
В бескрайние пущи ты их заводила.
Недаром твоя богатырская сила
В бездонных болотах топила врагов!

Стонала от взрывов, горела земля,
И вновь восставала, как Феникс из пепла,
Но память людская не знает предела,
О том, как когда-то горела земля.

Воронки былого травой заросли,
Покрылись ромашками и васильками.
В полях, где прошли наши деды с боями,
Воронки былого травой заросли.

Мне страшно представить, что есть на Земле,
Есть где-то на свете - горячие точки,
Где матери плачут, убиты сыночки…
Так страшно представить беду на Земле!

Моя Беларусь, мой родной Волковыск!
Наполнены щебетом птичьим рассветы,
И этой ликующей песней воспеты
Моя Беларусь, мой родной Волковыск.

Здесь вольно и радостно дышится мне.
Земле белорусской я стих посвящаю.
Красивою жизнью прожить я мечтаю
В свободной и мирной любимой стране.

---

Беларусь

Тимофей Аксёнов

Когда печаль накроет душу,
Пронзит стрелою сердце грусть,
Я полечу сквозь снег и стужу
К тебе, Святая Беларусь!

Под голубым бескрайним небом
Раскинулась твоя земля.
На западе - владыка Неман,
А север сторожит Двина.

Твои леса, твои просторы,
Прозрачных рек твоих узоры -
Богатство, данное судьбой!
Славянский край любимый мой,

Как две сестры с тобой мы схожи,
И нет мне никого дороже,
Ведь вместе мы - Святая Русь!
Цвети же вечно, Беларусь!

---

Маленькое сердце родной страны

Экологиня

о районных городках Беларуси

Минск - большой и шумный, а порой и грязный,
И сердец не видно сквозь людской поток...
Скоро надоест мне, и от дел домашних
Я уеду в маленький районный городок!

Там попутный ветер нежен, чист и ласков,
Чувствуется в нем дыхание весны...
Лельчицы и Лепель, Городок и БрАслав -
Маленькое сердце родной страны!

В Минске птиц не слышно, шепота лесного,
Только шум моторов, топот чьих-то ног...
Чтоб напиться воздуха свежего, живого
Снова я уеду в районный городок!

Средь деревянных улиц тихо и спокойно,
И разговоры трав уютны и чисты....
ДОкшицы и Дрибин, ЖАбинка и Лоев -
Маленькое сердце родной страны!

В столице на проспектах движенье бестолково,
И гремит из окон окаянный рок...
Стану я постарше, и уеду снова
В маленький уютный районный городок!

Там светло и тихо, как у нас на даче,
И на небе звезды по ночам видны...
Свислочь и Миоры, Полоцк и Ушачи -
Маленькое сердце родной страны!

Машины сумасшедшие снуют без остановки,
И гудит на Тракторном заводской гудок...
А меня встречает запахом антоновки
Деревянный маленький районный городок!

Там снега зимою плотною попоной
Укрывают землю студены и белы...
Кобрин и КарЕличи, ПостАвы и РоссОны -
Маленькое сердце родной страны!

И о тихих речках не напишешь прозой,
В заводях кувшинки прозрачны и юны...
Чашники и Быхов, Круглое и МОзырь -
маленькое сердце родной страны!

---

Мой край белорусский

Эмилия Нечаева

Мой край белорусский - край зелени, солнца,
Любимый и тёплый родительский дом.
Как память о прошлом журавль у колодца,
В грядущее взгляд - новостройки кругом.

Мой край белорусский -- седые курганы,
Красавицы-реки, озёрная синь,
Старинные замки и светлые храмы,
И Брестская *крепость-герой, и **Хатынь.

Мой край белорусский - Полесье, Придвинье,
Те песни, что в хатах от веку звучат,
СкорИна, Купала, Шагал, Евфросинья***,
Солдаты, что в братских могилах лежат.

Мой край белорусский - трудяги-сельчане,
Пропахшие житною нивой и льном,
Оршанцы, вилейцы, лидчане, минчане,
За партою, в вузах, в бюро, за станком.

Мой край белорусский -- любовь и отрада
От первых шагов до сегодняшних дней.
И доли другой, доли лучшей не надо,
Чем быть мне одной их твоих дочерей.

*Брестская крепость - крепость в пограничном г.Брест, первая принявшая на себя удар фашисткой армии в утро 22 июня 1941г.
**Хатынь - одна из нескольких сотен белорусских деревень,полностью сожжённая вместе с жителями гитлеровскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны.(см.Википедия)
***СкорИна Франциск (рожд.около 1490г.) - белорусский и восточнославянский первопечатник,
переводчик и издатель,философ-гуманист,общественный деятель,учёный-медик.
***Купала(Иван Луцевич 1882-1942г.г.)- белорусский поэт,драматург,публицист.
***Шагал Марк(1887-1995г.г.) - художник мирового значения,сценографист,один из самых известных представителей художественного авангардизма ХХвека.
***Евфросиния Полоцкая(ок.1105-1173г.г.) - инокиня и просветительница,основательница монастырей и церквей на белорусской земле.

---

Моя Беларусь

Эмилия Нечаева

Неспешность речки, пёстрый луг, болотца,
льняное поле, в птичьем пеньи лес
пронизаны теплом и светом солнца
и негой, опустившейся с небес.

О Беларусь моя, мой край родимый,
Тобой любуюсь и тобой живу!
Средь волн безбрежной золотистой нивы
Тропинкой васильковою плыву…

Колосья глажу ласково рукою
И зёрнышки их пробую на вкус…
Не только хлебом, - всей своей судьбою
Я связана с тобою, Беларусь.

Меня иные земли не прельщают,
С тобой делю и радость, и беду.
На твой погост, где деды почивают,
Среди твоих полей в урочный час уйду.

Ну а пока тропинкой чуть приметной
По морю спелой ржи иду-плыву.
Тобою, ласковою, доброю и светлой,
Родная Беларусь, любуюсь и живу.

---

Беловежская пуща

Валентин Клементьев

Эх, дубрава золотая!
Можно ль место отыскать -
Троп нехоженого рая,
Дабы сущность передать?

Прелесть леса восхищает,
Пуща дарит колорит,
Вдаль дорога убегает,
Как затерянная нить.

Густота и смена красок
Беспрерывной чередой
В незатейливом пейзаже
Удивляют пестротой.

Ель могучая, в лишае,
Заслонит собою свет,
И в смолистом аромате
Зашумит в лучах рассвет.

Грибный запах в плотных кронах,
Тонких нот не сосчитать,
Солнцем залитые клёны
Преподносят благодать.

Зелень грабов в изумруде
Создают густой навес,
Вдоль по просеке, бездонно,
Обступает дикий лес.

Дуб массивный в три обхвата -
Старый добрый исполин
Нам споёт свою кантату
Про далекий, древний мир.

Сосны словно великаны
Помаячат вдалеке,
Влажным шёпотом туманы
Расползутся по земле.

Здесь листочки ладом шепчут
О родимой стороне,
Ввысь взлетит нередко кречет,
Зелень скроется во мгле.

Пташка бойко встрепенётся,
И куница прошмыгнет,
Лось, косуля пронесётся,
Нос покажет где-то крот.

Лебедь белый в речке плещет,
Рыба свой оставит круг,
Тишиной объята местность,
Свежесть царская вокруг.

Белка в рыжем одеянии
В шик покажет пышный лоск,
И, как будто, для свиданья
Распушит трубою хвост.

На ветвях, под сводом гущи,
Рысь добычу стережет,
Замер звук в прохладе пущи,
Редкий луч на ствол прольёт.

На ручей неспешно выйдет
Не напуганный олень,
Лягушонок в миг подпрыгнет
На трухлявый, серый пень.

Ворон сушит оперенье,
Рой весёлой мошкары,
Облака своим теченьем
Огибают край земли.

Над могучим, старым лесом
Ястреб крыльями взмахнет,
Под покровами полесья
Вольный ветер лист сорвёт.

Тут нехоженые тропы,
Бродит рядом исполин,
Где-то топот раздаётся
Посреди лесных долин.

На поляне вид покажет
Коронованный гигант,
Вот он: гордый и спокойный,
Как мифический Атлант!

Габариты в пять аршинов,
Двухметровой высоты,
Холка, будто бы вершина
Окаймляет стать спины.

Неподвижно взгляд бросает
На непрошенных гостей,
Страх невольно закипает
У растерянных людей.

С важным видом и сурово
Зубр смотрит вдаль тиши,
Рядом маленький телёнок
Постигает мир глуши.

Вот, - идиллия природы!
Мать и малое дитя…
Сохраняйте осторожность
И дистанцию всегда!

Не будите зверя в зубре,
С корнем вывернет дубы,
Раскурочит в щепки брёвна,
Разнесутся в хруст сучки.

Рёв подымет над чащобой,
От копыт взнесется дерн,
И восстанет царь природы -
Диким смерчем в сильный гон.

Не унять вам будет силу,
Стопчет весом дюжий кров,
Не спасут даже засовы
От свирепости зрачков.

Только выстрел из винтовки
Сможет зубра обуздать,
И распутица весною
Будет слёзы проливать.

---

Пуща

Татьяна Цыркунова

Заповедность леса и болота
Таинство великое хранит.
Здесь навек запрещена охота.
Первозданный сохранился вид.

Богом выделена чудо-квота,
Радуют деревья-силачи…
С марта начинается работа –
Гнёзда вьют счастливые грачи.

Сколько птиц – не перечислить виды.
Пение – неслыханный оркестр…
Замолкают мартовские Иды,
Звуки заполняют всё окрест.

Торжество природы и покоя.
Пращуров наследство – божество.
Место, где ещё найти такое?
Ощутить восторг и волшебство.

Запах черемши стоит сильнейший,
Будоражит, гонит быстро кровь.
Пуща милая, мой друг нежнейший,
Вечная и верная любовь…

---

Минское

Сергей Богомолов

Если спросят меня о Минске,
то скажу, что мы с ним похожи,
только он чуть моложе сфинксов,
ну а я - чуть его моложе.

Он не прост по сравненью с глиной,
по сравнению с кварцем прост.
Ловко прячет свои седины
он в горшочке льняных волос.

Так сложилась его житуха,
что смешалось в нём всё подряд:
европеец он правым ухом,
левым - всё-таки - азиат.

Не столичен он, потому что
партизаном был много лет:
всё мастырил чужие пушки
на такой же - не свой - лафет.

И я думаю: полигамен
город мой, многолюбен он.
Я помечен его дворами
и подъездами их краплён

- здесь я вырос. И где бы ни был,
на какие бы города
ни лелеял большие виды,
умирать я приду сюда.

---

Белорусский танец Бульба

Надежда Калманова

Белорусские девчата - сноровисты и умны,
За полесьем, за дубравой хаты – чистые углы.

В них заботливые руки вышивают льном и ткут,
Славят осень золотую да и «бульбочку» пекут.

Почему одежды белы? - Может аистов прилет
Сделал с божьей благодатью белокрылым весь народ?

В праздник мы добавим сами маленький цветочек льна,
Вышьем стебелек потоньше - взорам явится Весна.

Красное Ярило-солнце, дай богатый урожай
И орнамент оберегов красной нитью выжигай!

Побежали вокруг юбки яркой ленточкой круги,
Из-под юбки заплясали тонкой кожи сапоги.

Кружевным дыханьем нежным фартук маленький парит,
С рукавов сорочки точно все узоры повторит.

Легкой ласточкой летает женский головной платок,
Кличет Ладушка-богиня: «Прилетай же, голубок».

Где скажите нам, девицы, с влажным кровом островов
Ледниковые болота дремлют в дымке облаков?

Где деревья-великаны удивляют высотой
И жемчужина-криница с изумрудною водой?

«Нет, мы лучше вам покажем не возвышенный покой,
А движением расскажем о любви к земле родной».

И-их! И тройкой по команде понеслись во все концы
Кто направо, кто налево озорные сорванцы.

«Пока солнцу до зенита еще очень далеко
Мы покажем как, играя, урожай собрать легко.

Для начала каждой тройкой образуется клубок,
А затем и круг побольше - весь орнамент как цветок.

Будто на бескрайнем поле солнце, ветерок с небес,
То колонной, то шеренгой трудовой идет процесс.

Отрываются пружинно ноги, кисти - в кулаках,
Здесь - посадка, там - прополка, и ботва уже в руках.

Скрипка весело играет, и цимбалы, и дуда,
А гармонь плясать заставит даже старый пень пруда.

Юбки кружатся в «воротцах» - деревенская резьба,
И частушкой пронесется «бульба» - полька и судьба.

---

В Беларуси

Анастасия Радюк

Ночь, звезда, поля, дорога,
Храм любви и красоты.
Грусть, печаль, тоска, тревога -
Всё осталось позади.

На земле цветов душистых,
Спелых золотых хлебов,
На земле снегов пушистых,
И ночных волшебных снов...

Здесь пропитанный войною
Каждый камень на земле,
На земле с своей судьбою,
Что горела на огне!

Ночь, звезда, поля, дорога,
Сотни крохотных огней,
На земле, хранимой Богом,
И распаханных полей.

На земле моих далёких
Предков, пращуров, дедов
Голос крови шепчет строго
О звезде в долине снов.

О звезде, горящей рядом
Над полями, в темноте,
Она греет нежным взглядом
Тех, кто бродит по земле...

Ночь, звезда, поля, дорога,
Храм любви и красоты.
Грусть, печаль, тоска, тревога -

---

Беларусь

Анатолий Мохорев

Беларусь, я соснами
Восхищаюсь стройными,
И утрами росными,
Дивными, спокойными.

Солнце золотистое,
Манит лес маслятами.
И река искристая
Катит с перекатами.

Даль влечёт безбрежная,
Аист кружит ласковый.
В сердце дума нежная
О лугах ромашковых.

С грустными кукушками
Жизнь свою исследую.
С нивами, с опушками,
Беларусь, беседую.

---

Всё осталось позади!

Валентина Карпова

О, Беларусь! Твои поля
Ровны, как матери ладони!
Щедра на урожай земля,
Что тучно зреет в её лоне!

Болота, лес и небеса,
Весной черёмухи цветенье
И аист - гордость и краса,
И зубры - мощь и изумленье!

Трудолюбивый твой народ
Прошёл сквозь испытанья,войны...
Ещё и нынче кто-то ждёт,
Слезой и горем память полня...

---

С любовью к Белоруссии

Валентина Копылова

Край Белорусский...Как будто родное,
Аистов клёкот на старой сосне.
Эти картины по жизни со мною
Часто приходят мне в радужном сне.

Край благодатный, любовью пронизан,
Дорого всё, что ты людям несёшь.
Рощиц берёзовых в праздничных ризах,
Чистых речушек забыть не даёшь.

Струи прохладные быстрой Рудницы
Смоют усталость с натруженных ног.
Эту мольбу с Белоруссию сродниться
К счастью, услышал праведный Бог.

Всё восхищает до боли сердечной,
Как вышиванки узор непростой.
Знаю, любовь моя будет извечной
К этой стране, бесконечно родной.

---

В раздел - этимология белорусь

Владимир Талызин

Я мнения мудрого твёрдо держусь:
"Великая,светлая БЕЛАЯ РУСЬ" -
Известна народам и Древней Руси,
И знания эти другим привнеси:
Мы - братья навеки,
И любим все Русь -
Ведь слились, как реки,
РУСЬ и БЕЛОРУСЬ!

---

Так красива Беларусь!

Геннадий Смирнов

Вновь поездка удалась,
Так красива Беларусь,
Нас, как-будто заждалась,
Ведь похожая на Русь.
Сосны, реки и поля,
Белоснежные берёзы,
Заманили нас не зря,
Красотой навеяв грёзы.
Обелиски от войны,
Вдоль дорог и на пригорках,
Гордость маленькой страны,
Вспоминать о жертвах горько.
И язык на наш похож,
Лишь немножко он певуч,
Но, как русский, так хорош,
Словно солнца нежный луч.

---

Белоруссия

Евгений Захарченко

О, Беларусь, шумят твои дубравы,
Твоя Судьба прекрасна и горька.
От скорби вдов и до вершины славы
Проложен путь Отчизны на века.

Победный дух родимого народа,
Хатынский пепел, леденящий кровь…
- Оскал кровавый вражеского гнёта
Взорвали залпы огненных фронтов!

Священный ветер Беловежской пущи,
Поднял людей на битву за страну,
И аист в синь небесную отпущен,
Но помнит мир разруху и войну.

И рейды партизан, и камни Бреста,
Проносятся - потоком вещих вод!
…И песня пробивается с Полесья,
И край славянский - дышит и живёт!

---

Белая Русь

Игорь Филатов

На пути из Варягов на Греки
Сколько видно - во все времена…
На холмах, на дубравах, на реках -
Распласталась родная страна,

Что сейчас Беларусью зовётся.
Сколько выпало горестей ей!
Несмотря ни на что - поднималась
Силой, волей своих сыновей.

Прародители, пращуры наши
Себе место и землю нашли.
Засевали обильные пашни,
За дарами в урочища шли.

Грибы, ягоды, дичь и деревья.
Здесь и стол, здесь и кров, и гульба
Пели свадьбы, цвели новоселья -
Благодатная Дома судьба.

Если-б только не войны, пожары
И не варвары - горе земли.
То глаза бы ласкали Стожары,
Руки нежные девиц влекли…

Руки те, что с мечами играли,
И винтовку держали, как плуг.
И слезу в кулаке зажимали.
И неведом им боли испуг…

Деревеньки, селенья и грады
Раскромсала злодейка - война
Зла, Хатыни нам больше не надо -
Мира надо на все времена.

Помним горе. Сожженные хаты,
Партизанскую песнь у костра…
Били нечисть - фашистов ребята.
Раны им бинтовала сестра.

И поэтому в пропасть раздрая
Не упала, родная, когда
Навалилась на Рось чумовая
Шушке-ельская с кучей беда.

Ты одна засеваешь и пашешь,
Честь хранишь и не терпишь потерь.
И пример ты сестрице и совесть,
Что зовётся Россией теперь.

Спать ложится народ не голодным.
Есть работа, есть пища, есть кров.
Реки льются молочные в вёдра -
Это значит - не съели коров.

Спорт, история, библиотеки…
Надо помнить и верить вперёд.
Песняры, чистота, дискотеки -
Это любит и ценит народ.

Что за импорт? Ты это не знаешь.
Экспорт! - Это вот можно понять..
Значит, Русь - ты себя уважаешь.
На коленях не станешь стоять!

Дай то Бог! Верить в Книгу и в Веру.
Дай то Бог! Счастья детям твоим.
Помнить Прошлое, вторить Примеру…
Дух отчизны - ты непобедим!

Если только как Киев с Московью
Не поддашься елейным речам.
И тогда с благодарной любовью
Дети, внуки поклонятся Вам.

Центр Европы. Всегда и поныне.
Как в былые историй года…
Мы учились читать по-Скорине…
Ефросинье открыли Врата…

Православные мы и Славяне.
Пусть промчалась веков череда…
Этнос - Русские славны делами.
В это верю и помню. Всегда!

---

Беларусь

Ира Николаева

А над рощей туман белокрылою птицей,
покрывает он стан у березок тряпицей,
скинет с неба узоры из дождика бус,
то волшебны просторы, та страна- Беларусь.

Птица родная с синей, под названием счастье,
тени крыльями длинны- защитят от ненастья,
перья стрелы- лучами, что от солнца пригожи,
жизнь земли той веками- ни на что не похожа.

---

Беларусь моя...

Ирина Кулакова Лосева

Беларусь моя..Грусть моя светлая,
Расплескав откровенье озер,
Их стыдливо скрываешь под ветлами
И сосняк сторожами - в дозор..

Ты скрываешь крыницы от солнышка,
В глубине сокровенной лесов,
И они чистотою - до донышка,
Напоят меня песней без слов..

По полям раскидалась с беспечностью,
Васильковые пряча глаза,
Грусть поющая, даль бесконечная
Как в глазах - бирюзой небеса...

Не таясь, на поклон тихо вышла ты,
Заплетая льняную косу...
И рушник.. белоснежный и вышитый,
Как любовь, я тебе поднесу

---

Белоснежная Беларусь

Колмакова Ольга

Белоснежная
Беларусь,
Не тебя ль
увидал во сне
нежной девочкой..?
Оглянусь -
Лишь снежинки
летят во мгле…

Белоснежная
Беларусь,
край волшебный
далеких грез,
ты прости мою
золотую грусть…
Опущу ладонь
в облака волос

милой девочки
из тех робких снов…
Позабуду боль
хоть на краткий миг…
И летает снег,
и садится вновь
на уставший мой,
но счастливый лик…

---

Беларусь

Лидия Олейникова

Окруженные сонмом дремучих лесов,
Деревеньки теряются в соснах.
Снится мне Беларусь, вся из сказочных снов.
Белый аист кружит над покосом.

Вековые леса, где дубы - колдуны,
Шепчут тихо резною листвою.
А в еловых лесах,где цветы - шептуны.
Бродят лоси звериной тропою.

Изумрудной листвой лес зеленый шумит.
Как прекрасные райские кущи.
Синеватою дымкой в тумане стоит,
Беловежская, вещая пуща!

Стихи детей. Дети Беларуси пишут о Родине

Версия для печати Культура | № 33 | Август | 2006

Постоянный адрес статьи: http://www.sormovich.nnov.ru/archive/338/

Наша газета уже сообщала о том, что накануне Дня памяти и скорби нижегородские и белорусские кадеты совершили совместную экспедицию по местам первых боев 137-й Горьковской Бобруйской дивизии. Ребята посетили более 10 населенных пунктов Могилевской области, в том числе древнейший город Кричев. Это пограничный город, город-воин, город-защитник. Кто бы ни пытался огнем и мечом утвердить свое господство — шведские захватчики, наполеоновская армия, немецко-фашисткие оккупанты — они получали здесь достойный отпор.

Сегодня Кричев развивается и благоустраивается, имеет современную промышленность, развитое сельское хозяйство, разветвленную социальную инфраструктуру. В Кричевском районе проживает около 40 тысяч жителей, в том числе почти 9 тысяч — молодежь в возрасте от 14 лет до 31 года. Здесь стал традицией ежегодный районный конкурс юных стихотворцев «Дебют».

Мы хотим познакомить сормовичей с творчеством победителей этого конкурса, белорусских девчонок и мальчишек.

О чем пишут юные поэты? О любимой Кричевщине, о Победе и солдатском подвиге, о неброской, но милой сердцу природе, о маме — одним словом, о родной Белоруссии.

Вера КУЗЬМЕНКОВА, 7 класс

Белоруссия

Русь Белая — чистая, нежная:
Лес, озеро, поле безбрежное…
Журчание чистой кринички,
Негромкое пение птички…
Я Родину вспомню в разлуке
И сразу забуду о скуке.
Навек породнилась судьбою
С землею, от льна голубою.

Евгения ШАКОВИЧ, 9 класс

Родина

Что такое Родина?
Каждый сам поймет.
Для меня же Родина —
Ласточки полет,
Дождь, зима с морозами.
Стая журавлей.
Кричев наш с березами,
С мамою моей.
Белорусам Родина —
Как родная мать.
Хоть полмира пройдено —
Лучше не сыскать!

Мария ТУРОК, 9 класс

Нас не разделить!

Всегда с Российскою страной
Мы дружно рядом жили.
Язык и русский, и родной
Мы знали и любили.
Что нам делить?
Земля одна,
Леса, луга и реки.
Одна природа, жизнь одна,
Судьба одна навеки.
Плечом к плечу, к спине спиной
В невзгодах мы стояли,
Чтоб варвары, придя войной,
Жить людям не мешали.
Кто россиянин, белорус, —
Друзья, не в этом дело:
За Белоруссию, за Русь
Сражались вместе смело.
Что нам делить?
Земля одна,
Леса, луга и реки.
Одна природа, жизнь одна,
Судьба одна навеки!

Ольга ЖИВИЦКАЯ, 11 класс

Последний бой

13 июля 1941 г.

Памяти Алексея Гуменникова посвящается

… Они летят — кресты на крыльях.

И — вой. Протяжный, жуткий вой.
Их тени черные накрыли
Мою деревню за горой.
«Их три? Скажи, какая малость! —
Мой командир махнул рукой, —
За тех, что там, внизу остались,
Дадим фашистским гадам бой!»
Два сердца ненавистью дышат,
Два сердца — две звезды с небес…
Когда-нибудь в селе услышат
О том, как мы сражались здесь.
Второй стервятник задымился!
Наш самолет стонал от ран.
И в вихре пламени кружился.
Бег времени остановился:
«Идем, Алеха, на таран!»
… Над Белью, в небе ярко-синем,
Как будто царство тишины…
Земля навек обняла сына —
Шел двадцать первый день войны.

Лето

Лето босоногое —
Сарафан в ромашках —
За тремя дорогами
Мне рукою машет.
Расцвели веснушки
На ребячьих лицах:
Школьные занятия
Будут только сниться…
По траве росистой
Побегу за солнцем…
Лето голосистое
Рассмеется звонко.
Ветерок-бездельник
Эхо раскачает,
Даже старый ельник
Смехом отвечает.
Щурится в улыбке
Гладь речушки — Сожа.
Солнце вместе с нами
Веселится тоже.
Лето золотистое —
Сарафан в ромашках —
На прощанье искренно
Мне рукою машет.

Николай САЗОНОВ, 5 класс

***

Я в Кричеве родном живу,
Люблю я неба синеву,
И лес, и речку, и луга,
Где сена свежего стога.
За речкою зеленый лес,
Там ели, сосны до небес,
Там много ягод и грибов,
И птичек шустрых, и зверьков.
Здесь люди добрые живут,
Наш Кричев Родиной зовут.
Работой славят край родной,
Гордятся милою страной.
Когда я тоже подрасту,
Работать в школьный класс пойду:
Детей хорошему учить
И Белоруссию любить.

Ольга РАВКОВСКАЯ, 7 класс

Соловьиный сад

Вот пришла я в сад с друзьями,
Сад наполнен соловьями,
Ямки дружно мы копаем,
Вишни, яблони сажаем.
Приходите в сад со мною,
Все с заботою одною:
Кричевщину сделать садом.
Становись со мною рядом!

Лилия КУЛАК, 4 класс

Дарю цветы

Под окном растут цветы —
Сколько света, красоты!
Я цветы сажала с мамой,
Самой нежной, доброй самой!
Буду Родину любить,
Всем друзьям цветы дарить,
Помнить мамины слова:
«Труд — успеха голова!»

Кристина КАЛАЧЕВА, 4 класс

***

Поранил кролик Светик лапку.
Он кругленький, похож на шапку.
Бедняжку в дом мы с мамой взяли,
Промыли ранку, завязали.
Крольчонка лаской окружили,
В углу на сено положили.
— Мой милый Светичек, не плачь!
Вот молоко, морковь, калач.

Евгений КОЛБЕЕВ, 5 класс

Капитан

Весной на улице тепло,
Сияет солнышко светло.
Ребята в шумные ручьи
Пустили корабли свои.
Из рощи ласточка летела —
И на кораблик легкий села.
Глядит, как будто капитан,
Приплывший к нам из дальних стран.
Кораблик по волнам плывет,
А ласточка глядит вперед!

Анастасия ПОНИЗОВЦЕВА, 3 класс

Любимая мама

Мама — самый лучший друг,
С ней всегда прекрасно.
Если плохо станет вдруг,
То посмотрит — ясно.
Скажет: «Доча, не горюй,
Победим болезни!»
Крепче маму поцелуй,
Хорошо с ней вместе!
В маме столько доброты!
Нужно — спросит строже.
Ей всегда дарю цветы,
Мама — всех дороже!

Татьяна ЛОБКОВА, 9 класс

Синеокая страна

Летит неспешно аист в вышине,
В затоне белый лебедь проплывает…
Все радуются, радостно и мне.
Весной у нас так хорошо бывает.

… На Кричевщине летом так легко!
В садах и парках астры расцветают,
Над озером, над Сожем — высоко —
Стремительные ласточки летают.
Озера, словно синие глаза,
Глядят с любовью в голубое небо,
Хранят покой земли родной леса,
Разносит ветер добрый запах хлеба…

Михаил КУПРЕЕВ, 5 класс

Моя Кричевщина

Гляжу кругом: леса, луга, поля,
В бескрайнем небе солнышко смеется,
Щедра ты, Белорусская земля,
Что Родиной любимою зовется.
В лугах — кусты, душистые цветы,
Кузнечики в траве трещат негромко…
В районе нашем столько красоты!
Давайте сбережем ее потомкам!
На Кричевщине — звонкие ручьи,
В озерах утки важно проплывают,
В густых лесах и рощах соловьи
На зорях так красиво распевают.
На Кричевщине много лет живет
Народ душевный и непобедимый…
Пусть вечно будет чистым небосвод
Над Кричевщиной — Родиной любимой!

БЕЛАРУСЬ стихи В. Некляева ~ Поэзия (Поэтические переводы)


НА ТРЁХ ЯЗЫКАХ И ТРЁХ КОНТИНЕНТАХ
28 марта 2016 г. Нью-Йорке состоялась презентация книги
белорусского поэта Владимира Некляева «БЕЛАРУСЬ», вышедшей в США в издательстве “Juliette, NY”.
В книгу вошли стихи на белорусском, а также
на английском и русском языках. Перевёл Леонид Зуборев (Зубарев).
После обсуждения в BELARUSIAN INSTITUTE OF ARTS AND SCIENCE (“БIНiМ”)  было принято решение рекомендовать творчество поэта В.П. Некляева и его книгу «БЕЛАРУСЬ» на Нобелевскую премию.
Презентации книги одного из лидеров белорусской оппозиции -
В. Некляева - прошли в Коннектикуте, Нью-Джерси, а также в Европе и Азии.
 
I. ЗЕМЛЯ МОЯ БЕЛОКРЫЛАЯ

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

Из студёных криниц звёзды пьют синеву,
Отражаясь в росинках на зорьке далёкой.
Опустился с небес на траву-мураву
Добрый ангел-хранитель страны Синеокой!

Вот от красных калин засиял древний гай,
Над лугами мотив льётся светлым потоком.
Я молю, чтобы ты не покинул мой край,
Добрый ангел-хранитель страны Синеокой!

На луга и поля я душою стремлюсь,
Где сверкают снега голубой поволокой.
От беды и несчастий спаси Беларусь,
Добрый ангел-хранитель страны Синеокой!

РОДНОЕ

Весенний первый гром
Скатился как с горы.
Раскаты грозные дубы шатают.
Здесь – аистов земля,
Озёра и боры,
Окопы да полынь, –
Земля святая.

Не позабыт здесь плач,
И не убит здесь смех,
И с юга вновь вернутся гуси.
Здесь дождь – не просто дождь.
И снег – не просто снег.
Ведь это всё – краса
Родимой Беларуси.

ГОРЕ ЗА ГОРОЙ

Не бывает, что бескрылый –
На орла похожий.
Не бывает, что немилый,
А такой пригожий.
Но бывает, что крылатый,
А живёт бескрылым.
И бывает, что богатый,
А такой не милый...

Гой, гой – горе за горой!
Гори оно гаром,
Горе с бедой!

Гой вы, гусли-самограи!
Гой, цимбалы наши!
Все у нас в родимом крае
И поют, и пляшут!

Очаровывайте, гусли,
Пеньем золочёным –
Неподкупным и искусным
Гусляровым звоном.

Но не вспоминайте, гусли,
Грозных звёзд стожары:
Как пылали в Белой Руси
Войны да пожары,

Как земля тряслась и выла...
Сколько ж нас осталось?
Нас и так не много было –
Ещё меньше стало.

ГРУСТНАЯ МЕЛОДИЯ

Что за грустные песни
ты поёшь мне, о Белая Русь?
Как тоскливо во ржи
васильками они прорастают!
«Ой, ляцеў белы гусь...»
А куда ж полетел белый гусь,
если в небе твоём
только серые гуси летают?

С дальних нив дорогих
долетает печальный напев.
Но продолжить его
– даже голос мне дай –
не возьмусь я.
И утешусь лишь тем,
что хотя бы, немножко успев,
промелькнул над землёй,
над тобой, Беларусь, белым гусем.

ГОЛУБИНАЯ ПОЧТА

Восторг голубиных полётов
Дрожит в отраженье воды.
Распáхнуты в осень ворота,
Засыпаны в лето следы.

За стаей стрелой и поныне
Бежит босиком детвора.
И если ты знаешь, скажи мне:
Какая на свете пора?

Скажи мне, куда днём и ночью
Над нивой, над лесом густым,
Моя голубиная почта
Несёт детства сказочный дым?

* * *

Не за водой, просто снова
Мать за оградой садовой
В тонкой косынке пуховой
Вновь смотрит в ящик почтовый.
Он, неприметный для взора,
Просто привязан к забору.
Ящик печаль отворила,
Жёлтый листок уронила.
«Писем нет долго от сына?» –
Тихо спросила осина.

ЛАСТОЧКА

Дорогое и есть дорогое.
А в груди стонет сердце больное –
Неизбывного горя пурга:
Бьётся ласточкой береговою
Беларусь о свои берега.

II. РЕМИНИСЦЕНЦИИ

ДЫМ

Пройдёт земное на земле
Как предки, что когда-то жили.
Мы все растаем в дымной мгле,
Чтоб искры над костром кружили.

Вселенная, судьбы юдоль,
Нас в звёздной мельнице размелет
И в мирозданьи нашу боль,
Как горькую полынь, развеет.

ОГОНЬ

Согревая былое былым,
Привидения кажутся снами.
Мы себе вспоминаемся сами,
Как огню вспоминается дым.

СТРОФА

Нащупать слабый пульс строфы,
В тумане разглядев узор –
Как ткать из облаков ковёр
Для сказочной софы.

Но всё ж хочу строфу начАть.
Не тщетен мой тщеславный план.
Стихов воздушный караван
Сумею я собрать!

ДОЛГИ
Всем, кто взаймы мне давали,
Вернул все долги я давно.
А в песнях, стихах и печалях
Вернул, что мне Богом дано.

Я должен на родине милой
Тебе лишь, земляк-землекоп!
Ты, выкопав яму-могилу,
Землицу положишь на гроб.

ДЕВЯТЫЙ ПЛАЧ

Когда с войны домой пришли солдаты,
Сказал им маршал с думой на челе:
– За плачем, за восьмым, придёт девятый.
Ещё вам долго плакать на земле!

Вина войны, всё горе и утраты –
На мне одном, а вы – в другой петле.
За плачем, за восьмым, придёт девятый.
Ещё вам долго плакать на земле!

Бросайте ружья и рубите хаты,
Женитесь и плодитесь, в том числе.
За плачем, за восьмым, придет девятый.
Ещё вам долго плакать на земле!

«О чём он, братцы? – думали солдаты. –
Повержен враг, а мы – верхом, в седле!»
За плачем, за восьмым, придёт девятый.
Ещё нам долго плакать на земле!

НОЧЬ В ХАТЫНИ

Бил колокол, и звон набатный рос.
Распятое врагом стонало небо.
И детский плач, и жжённый запах хлеба –
Всё чёрный вихрь клубами к звёздам нёс.

Тот ужас плыл рекой без берегов,
Над огненной деревней разливался.
Сам бог войны на небе удивлялся
Кровавым преступлениям врагов.

ПОСЛЕДНИЙ КОСТЁР

Течёт по жилам жизни холодок,
Но время я сдержать не в силах.
Срок наступает подвести итог:
Плачу долги и плачу на могилах.

Уже надежды белый голубок
Исчез в былых мечтаньях сизокрылых.
И смотрит с неба синеглазый Бог.
Плачу долги и плачу на могилах.

Не перепутать устье и исток,
Чтоб отличить любимых от постылых.
Всё кончено. Я сел на бережок.
Плачу долги и плачу на могилах.

Уж тлеет мой последний уголёк.
И память, воскрешая сердцу милых,
То вьётся над костром как мотылёк,
То вертится змеёй на острых вилах.

ХОДОК

Сума да посох; сам седой как мел, –
Вид маскарадный и до боли ясен.
Но никому на свете не подвластен,
Ходок идёт, ходьба – его удел.

На юг, на запад, север и восток
Ходок бредёт, а олухи-барыги
Кричат: «Эй, ты! Где крест твой? Где вериги?»
Раз крест его ходить, идёт ходок.

Он выбрал путь и не свернёт он вбок.
Известно в мире каждому от века,
Всего для жизни нужно человеку:
Краюха хлеба да воды глоток.

Зачем ходьба? И боль по чём?
По колоскам ржаным родного поля?
По том – что правда и что воля?
По памяти о самом дорогом?

По всем, по всём – родном от слёз до слёз,
По сокровенному на чуждом свете,
Что вольным ветром мчится на рассвете
По пышным кронам полоцких берёз.

Когда охотничий раздастся рог
У Турова и отзовётся в Креве,
Путём окольным, словно кольца в древе,
Пророк бредёт, хоть злой известен рок.

И всё своё с собой несёт. В суму
Сложил листы он, чтоб подать безгласным
Надежды искру. Страждущим, несчастным...
Кому? Ему известно одному.

Ходок идёт. Над ним снега, дожди...
Нет выхода из этой круговерти.
Он знает мало, чтоб подвергли смерти.
Но знает слишком много, чтобы жить.

* * *

Молитвы, клятвы, исповедь, законы, –
Господь нам имена дает резонно,
Чтоб длился род, рождённый на извод.
Читаются всегда наоборот
Святые письмена на небосклоне
Среди холодных, равнодушных вод.

Проклятья, вероломства, войны, битвы.
И Страшный Cуд – как будто к горлу бритва.
Всё ближе: скоро Суд придёт.
По водам сам Господь грядёт!
А клятвы, покаянья и молитвы, –
Написаны на волнах этих вод.

* * *

До Бога – тяжкая дорога...
Я шёл к Нему своим путём.
Во всех краях искал я Бога
Во всём: ведь Он и есть во всём.

И в искушеньях билось тело,
И дух был с телом заодно.
А небо пламенем горело,
И проступало в небе дно.

И в яме, в раскалённой жиже,
Свой лик узрев на дне огня,
Спросил себя: «Кого увижу?»
И выдохнуло дно: «Меня!»

ЕВРЕЙСКАЯ МЕЛОДИЯ

А столетней еврейке на «ИЛе»
Всё равно: лишь бы к Богу скорей.
«Перевозим живые могилы!» –
На мой взгляд мне ответил еврей.

Письма, фото старинное мамы,
Хлеб, горсть соли и море скорбей –
В Израиль с собою на память
Взяты с бывшей отчизны своей.

Перед взлётом мы с ним закурили,
Опрокинув по стопке вдвоём.
И моторы, взъярившись, завыли,
Оставляя года под крылом.

И летела могила живая
По-над родиной бывшей своей.
Над страной, что своих пожирая,
Чуждых ей изгоняла детей.

***

Точит без устали моль.
Хватит трухи про запас.
Перетерпеть эту боль.
Перемолчать этот час.

Вырвав себя из узлов,
Локти не дать бы связать.
Верю, что выпадет вновь
Голосу песней звучать.

Ну, а не выпадет – что ж:
Сменою знаков и вех
Пусть себе капает дождь
И пусть шуршит себе снег.

* * *
Надежда на бессмертие – юродство.
Поскольку в смерть поверить не могу,
Я, как от пули, в сердце берегу
И свежесть чувств, и слова первородство.

И свежесть чувств и слова первородство,
И песни про зерно, и про весну...
Но мысль крамольную храню одну:
Не в хлебе ведь едином превосходство!

Не в хлебе ведь едином превосходство.
Доподлинно известно: наравне
Нужны цветы, река, закат в окне,
Зарниц с красою девичьею сходство.

Зарниц с красою девичьею сходство
И птичий разговор, и детский смех,
И дождь апрельский, и ноябрьский снег, –
Щемящее природы благородство.

Щемящее природы благородство,
Ночные звёзды в небе, рай и ад –
О связи с бренной жизнью говорят:
Надежда на бессмертье – дон-кихотство.

ПОСЛЕДНИЙ СТИХ

Да здравствует жизнь! Эта ноша по мне!
Лиру свою посвящаю Отчизне.
Но чувствую: скоро займётся в окне
Последняя зорька земной моей жизни.

Ну что ж, эта ноша ведь тоже по мне!
Долю на волю сменил я намедни.
Слегка шелохнусь, словно тень на стене,
И на мгновенье походку замедлю.

III. СОЗВЕЗДИЕ РЫБ

СОЗВЕЗДИЕ РЫБ

За ночь одну и тысячу ночей,
Летя со звёздами в обнимку,
Не насладиться ясностью очей,
Губ не сомкнуть на родинках плечей.
Созвездье Рыб – в прозрачной дымке!

А небо, где Cозвездье Рыб плывёт
Среди ночных лазурных дымок,
Стремится вширь и вглубь миров растёт.
Не остановишь нас – летим вперёд
Во сне с созвездьями в обнимку!

Что нам до неба? и ему до нас?
Летим со звёздами в обнимку,
А из волос распущенных – вприпляс,
Как серебро, струятся на атлас
Лучи – заколки-невидимки.

* * *
Небо ночное загадочно,
Всюду опасность таит.
Что ты узрела в нём, ласточка,
Огненный метеорит?

Там, средь созвездий, забытая
Ноченька ткёт звездопад.
Зарева, клювом прошитые,
Нежно в зарницах горят.

Что же ты ищешь в нём, милая?
Там всё сбылось и прошло.
Швея ты моя быстрокрылая –
Раненое крыло!

* * *

Руки на груди – сильней объятий.
Удержи меня, не отпускай!
Пусть твоих не стою я проклятий,
Всё же – проклинай!

Прокляни за то, что было свято.
Я за всё перед тобой в долгу.
Не могу я быть невиноватым.
Слышишь? Не могу!

В миг неотвратимого прощанья,
Мы в небытие отправим дни.
Не карай меня своим прощеньем.
Лучше прокляни!

ПРЕД ТОБОЙ

С судьбой я бился на ножах!
Когда меня ты полюбила,
Нет, не фатальный смерти страх,
Но жизни страх ты мне открыла.

И с той поры по белу свету
Твой образ я в душе ношу.
Я не прошу любить за это –
Пощады у тебя прошу.

***

В очах твоих – сомнения
Мне за ночь не испить.
И недоразумения
Реку не переплыть.

Гудят-бурлят над нами
Обман и суета.
Меж нами-берегами –
Ни одного моста...

Прощай, моя любимая!
Мы – к разным берегам.
Лишь лодки лебединые
Гуляют по волнам.

* * *

Ты тучкой плыла, нe достать.
Светилась над речкой и садом.
Вчерашние сны были рядом,
А завтрашних нам не видать.

Ты тучкой плыла меж огней.
Со звёздами книгу читали.
Страницы её мы листали...
«Любовь» – была надпись на ней.

* * *

За тёмной речкою кончался день,
Моей разлюбленной мелькнула тень.
Стояла, зачарована водой,
А обернулось всё большой бедой.

Вдоль по течению я побреду,
Мою русалку я в воде найду.
Закрою очи ей своей рукой –
И две гадюки поползут за мной.

От слёз русалочьих не убежать.
За поцелуи надо отвечать.
Укус одной – как молнии разряд.
Другая – высосет из раны яд.

* * *

Ветке черёмухи любо
Рассвета дыханье...
Ты прошепчи мне, что любишь.
Хоть на прощанье.

В дом недостроенный глянешь
лучом одиноким.
Близко меня ты помянешь –
буду далёко.

Вижу, как наше свиданье
в предвечность уходит –
Болью и ожиданием
на небосводе...

* * *

Ночь, играет дьявол нa трубе,
Зазывая песней ведьм-бесстыдниц.
Никому, и прежде всех – тебе,
Не узнать бессонниц и бессмыслиц.

Нет, не на твоём плече во сне
Родинки считал я золотые...
Ах, как пляшут ночью при луне
Дьяволицы – ведьмы молодые!

* * *
На самом краешке платочка,
Которым очень дорожу,
Я доночую эту ночку.
Твою подушку долежу.

Сроднились кровью мы и духом.
Но плата ждёт нас на краю.
Страсть рвёт подушку из-под уха,
Круша, ломая жизнь мою.

АРФА

На арфе в юности играла.
Теперь в киоске у вокзала
Она игрушки продаёт.
Я самолетик «ЯК»
У ней купил. Спросил: «Ну как
Живёшь?..»
Она: «Да всяк бывало...
Так... Переживала...»
– Семья?..
– Муж неплохой, но алкоголик только.
Хоть дети в радость.
– Сколько? – Двое!
И что-то в ней болюче-неземное,
Как арфы звук:
– Ты знаменитым стал!
– Да я и сам не думал, не гадал.
– Шикарно выглядишь.
– Ну брось уж, что ты!

До-Ре-Ми-Фа... я слышу ноты.
Шар голубой кружит за шарфом...
– Дай самолётик, ангел с арфой!

ХОРЕИ И ЯМБЫ

Что, Володька?.. Вновь из серой
Колеи-то выбило?
Ах, как выболело сердце!
Ах, как выболело!

Торговал на ярмарке
весело ранетами...
Скучных песен не пиши,
дурень этакий!
Девичьих очей разлёт –
Ох, сердечное!
Не пиши казённых од,
Пой про вечное.

Чувством сны облагородь.
Яблочки-то – спелые!
Рифмой лозунги не порть.
Пиши белые.
Ты катись страстям вослед,
Сердце, яблоком...
О любви лишь пой, поэт.
Ямбами!

IV. Я ПРИШЕЛ, ЧТОБ ПОБЕДИЛИ ВЫ!

* * *

Признать себя виновным без вины –
Суд дьявола. Не Бога!
Когда кругом стена острога,
То душу стереги от сатаны.

Не виноват ты в том,
Что был обмана толстый том...

Но справедливость всё же сдюжит.
Ты не с других – с себя начни:
Разрушь тюрьму и разгони
Боязни страх – врагов оружье!

* * *

Вышел – и вздрогнуло поле
За голубым небосводом.
– Милая. Что это?
– Воля.
Вольный не ценит свободы.

Бился. Опять в доме пусто.
Горькая доля сурова.
– Милая, что это?
– Путы.
Вольный, коль сбросишь оковы.

БРИТВА

Гнетущее время:
Растерянность, страх
В дружеских зреет,
И в вражьих глазах.

Я в зеркале вижу
И бриться боюсь:
Развязка всё ближе,
Я к бритве тянусь.

Вновь с лезвием битва.
В висках – ток-огонь.
Отцовскую бритву
Сжимает ладонь.

По горлу до боли
Резнуть остриём –
Кровь хлынет на волю
Червонным ручьём.

ПОГОНЯ

Что затужили как будто на тризне?
Духом слабы, мужики? Воля – в нас!
Как бы и что б ни случилось с Отчизной –
Хуже не будет, чем стало сейчас.
Глянь, Беларусь заблудилась в трёх соснах!
Маятник мечется... Время несносно
Носит мой бедный народ как челнок
Из пасти на Западе – в пасть на Восток.
Новое племя не знает ущерба.
Cимвол родной уж сияет сквозь вербы:
Призраком древних веков на коне
Рвётся «Пагоня» с державного герба,
Громко копыта гремят в вышине!

СВОБОДА
Зенону Позняку

В борьбе за волю с плеч слетала голова.
Когда и кто имел довольно воли?
Заклятые рабы проклятой доли
Не лучше, чем тирана булава.

Никто не смог, как песня, вольным стать,
Хотя гулял в обнимку со свободой.
Тирану страшно подойти к народу!
Поэту вольной птицей не летать!

Но к Богу, в смертный грозный час,
Доходит только крик отважных.
Ведь каждый получает волю дважды –
Вот так Всевышний проверяет нас.

Найти иль потерять всё у черты?
Всем испытанье Бог дает Cвободой:
Один раз получив – герой народа.
Второй – свободен от Cвободы ты!

СТРАХ

Из раба подневольного
Страх не просто изгнать:
Лень за волюшку вольную
Мужикам восставать.

Не свободы изгнанники,
Лишь холопам сродни,
Ждут кнута или пряника,
А не воли, они.

БЕЛОРУСЫ

Что б ни плели,
Хоть мы в петле –
Но не в земле,
А на земле!

* * *

Как плащаница, бело-красно-белый
Флаг реет – символ Твой святой.
Когда Господь вдохнул мне душу в тело –
То Ты, Отчизна, стала мне душой.
Ты – воля Белорусская, Ты – вера.
Всем кривичам Ты кровная родня.
Когда Тебе понадобится жертва –
Возьми меня!

* * *

Когда я выйду
Из тюрьмы на волю,
Не стану клясть я
Ни судьбу, ни долю.
А стану дубом
Во чистом поле,
Качать ветвями
Под ветром вольным.
И если сядет
Нa ветку ворон,
И каркать станет,
Что он мой ворог,
Не стану Бога
Молить о каре:
На то он ворон,
Чтоб злобно каркать.

В ТЮРЬМЕ

Переступив тюрьмы порог,
Увидел темень я в остроге.
Но в сердце я хранил, как мог,
Заветы, что даны нам Богом.

За это Всемогущий Бог
Меня от гибели сберёг.

КРОВИНКА-УКРАИНА

В тоске-печали сердце ноет.
В веселье помнит твою грусть.
О, Украина, пред тобою
И вдалеке я поклонюсь!

А двум сердцам других не жаль:
О нелюбимых не тоскуют.
И сберегает лишь печаль
Само событье, вещь, поступок.

Когда наотмашь бьют утраты,
Тогда, наперекор судьбе,
Тебя прикусываю, солоноватую,
Словно кровинку на губе.

* * *
Путь мой земной – Отчизна!
Ты мне жизнь продлеваешь.
Позади – укоризна.
Впереди – ты сияешь.

Сущность моя – Отчизна!
Благодарствую снова.
За дарение присно
Белорусского слова!

Правда моя – Отчизна.
Россказни – от невежд.
Вижу не в разных «измах»
Светлые дни надежд.

Вера моя – Отчизна,
Птице дана и зверю...
Прокричу и на тризне:
– Верую! Верю! Верю!..

Верю в Отчизну.
Верю!

Я ПРИШЁЛ, ЧТОБ ПОБЕДИЛИ ВЫ!

Мы лежим снопами на токах.
Нас молотит каждый, кто в руках
Держит цеп. И так во все века...
Белорус, спроси у земляка:

Что тебе, поэту, до политики?
Может плахой обернуться критика!

Как вопрос, так и ответ мой прост:
– Я пришёл, чтоб ожила Свобода.
Мы без страха встанем в полный рост,
И воспрянет снова дух народа.

Зря вы ложь за правду принимаете,
Не сносить обману головы!
Чтоб сбылось всё то, о чем мечтаете,
Я пришел, чтоб победили ВЫ!

Стихи о родине. Читать стихотворения о родине великих русских поэтов классиков на портале «Культура.РФ»

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

Стихи о родине для детей / Стихи, стишки и стихотворения для детей, поздравления / Ёжка

Подборка стихотворений о родине — помогайте… дополняйте!

***
Лучше нет родного края
Жура-жура-журавель!
Облетал он сто земель.
Облетал, обходил,
Крылья, ноги натрудил.
Мы спросили журавля:
— Где же лучшая земля? — Отвечал он, пролетая:
— Лучше нет родного края!

П. Воронько

***
За мир, за детей.
В любом краю любой страны
Ребята не хотят войны.
Им в жизнь вступать придётся скоро,
Им нужен мир, а не война,
Зелёный шум родного бора,
Им школа каждому нужна,
И сад у мирного порога,
Отец и мать и отчий дом.
На белом свете места много
Для тех, кто жить привык трудом.
Народ наш поднял властный голос
За всех детей, за мир, за труд!
Пусть зреет в поле каждый колос,
Цветут сады, леса растут!
Кто сеет хлеб на мирном поле,
Заводы строит, города,
Тот для ребят сиротской доли
Не пожелает никогда!

Е.Трутнева

***
О Родине
Что Родиной моей зовется?
Себе я задаю вопрос.
Река, что за домами вьется,
Иль куст кудрявых красных роз?

Вон та осенняя березка?
Или весенняя капель?
А может радуги полоска?
Или морозный зимний день?

Все то, что с детства рядом было?
Но это станет все пустяк
Без маминой заботы милой,
И без друзей мне все не так.

Та вот что Родиной зовется!
Чтоб были рядышком всегда
Все, кто поддержит, улыбнется,
Кому нужна и я сама!

***
О, Родина!
О, Родина! В неярком блеске
Я взором трепетным ловлю
Твои пролески, перелески — Все, что без памяти люблю:

И шорох рощи белоствольной,
И синий дым в дали пустой,
И ржавый крест над колокольней,
И низкий холмик со звездой…

Мои обиды и прощенья
Сгорят, как старое жнивье.
В тебе одной — и утешенье
И исцеление мое.

А.В. Жигулин

***
Кремлёвские звёзды
Кремлёвские звёзды
Над нами горят,
Повсюду доходит их свет!
Хорошая Родина есть у ребят,
И лучше той Родины
Нет!

С.Михалков

***
Родина
Родина слово большое, большое!
Пусть не бывает на свете чудес,
Если сказать это слово с душою,
Глубже морей оно, выше небес!

В нем умещается ровно полмира:
Мама и папа, соседи, друзья.
Город родимый, родная квартира,
Бабушка, школа, котенок … и я.

Зайчик солнечный в ладошке,
Куст сирени за окошком
И на щечке родинка –
Это тоже Родина.

Татьяна Бокова
***
Необъятная страна.
Если долго-долго-долго
В самолёте нам лететь,
Если долго-долго-долго
На Россию нам смотреть.
То увидим мы тогда
И леса, и города,
Океанские просторы,
Ленты рек, озёра, горы…

Мы увидим даль без края,
Тундру, где звенит весна.
И поймём тогда, какая
Наша Родина большая,
Необъятная страна.

***
Родина.
Родина слово большое, большое!
Пусть не бывает на свете чудес,
Если сказать это слово с душою,
Глубже морей оно, выше небес!

В нем умещается ровно полмира:
Мама и папа, соседи, друзья.
Город родимый, родная квартира,
Бабушка, школа, котенок … и я.

Зайчик солнечный в ладошке,
Куст сирени за окошком
И на щечке родинка –
Это тоже Родина.

Татьяна Бокова

***
Россия — Моя Родина!
Россия – Ты мне как вторая мама,
Я рос и вырос на Твоих глазах.
Иду вперёд уверенно и прямо,
И верю в Бога, что живёт на небесах!

Люблю я звон колоколов Твоих церковных,
И наши сельские цветущие поля,
Людей люблю я, добрых и духовных,
Которых вырастила Русская Земля!

Люблю я стройные, высокие берёзки –
Наш знак и символ Русской красоты.
Смотрю на них и делаю наброски,
Словно художник я пишу свои стихи.

Не смог бы никогда с Тобой расстаться,
Ведь я люблю Тебя всем сердцем и душой.
Придёт война, и я пойду сражаться,
В любой момент хочу быть лишь с Тобой!

А если вдруг когда–нибудь случится,
Что нас судьба с Тобою разведёт
Как птица в тесной клетке буду биться,
И каждый Русский здесь меня поймёт!

Е. Кисляков

Другие темы из раздела Стихи, стишки и стихотворения для детей смотрите здесь:
Стихи для детей на английском языке — English for kids
Детские стихи о дружбе
Детские стихи о маме (и бабушке)
Правила дорожного движения — стихи детям
Стихи о лете для детей
Детские стихи про папу — для 23 февраля
Стихи про весну для детей
Стихи про осень для детей
Стихи о зиме для детей
Стихи про буквы алфавита

лакомых кусочков белорусского языка и литературы

Я иду к метро, ​​но не сажусь на поезд. Я иду в кафе, где, как я знаю, у них отличная выпечка. Со мной моя жена и все четверо детей, и моя жена уже догадалась, кто здесь немного говорит по-английски. Она умеет заказывать то, что мы хотим, и я рад позволить ей это сделать. Показав и поговорив в основном по-английски с детьми и женщиной за стойкой, которая немного знает английский, Бет готовится заплатить и ждать еды.Я несу нашу младшую, маленькую Джо, привязанную к себе, и подхожу к краю магазина, чтобы не теснить прилавок.

«Дети, идите сюда. Мама может достать вещи, и нам не нужно толпиться впереди ".

Они прибегают. "Она такая милая!" - говорит Микайла, воркуя на Джо, которая с энтузиазмом подпрыгивает у меня на груди.

«Нет!» Я слышу, как маленький мальчик говорит своему товарищу по играм. Им лет десять, наверное, в этом кафе по той же причине, что и мы.Здесь всем нравится выпечка. Выслушав несколько понятных русских слов, я решил, что у двух мальчиков есть разногласия по поводу нас.

Ко мне подходит один маленький мальчик, его волосы как у большого мальчика, коротко подстриженные по бокам и сзади.

«Откуда они?» он говорит, английские слова как новинка в его устах. Он, должно быть, имел в виду «где».

«Мы из США».

«Угу!» - говорит мальчик, энергично кивая своему товарищу по играм, бормоча слова, которые я не могу разобрать, но товарищ по играм не кажется убежденным, поэтому я добавляю несколько русских слов."Ш-ш-э". Это означает, что США. «Мы из Америки. По-американски.

Теперь они оба меня понимают. Я стер любые сомнения даже из наиболее скептически настроенных. Его глаза расширились, и он смотрит на меня так, будто я не совсем настоящий. Я не просто европеец, знающий английский. Я с другой стороны океана. Он разговаривает со своим товарищем по играм, затем поворачивается ко мне и впервые пробует свой английский.

«Как. Находятся. Ты?"

«У меня все хорошо». Я делаю паузу. «Чорошо». Благодаря моему немецкому языку, я могу довольно легко заставить звучать «Ch», хотя в русском и белорусском языках для обозначения звука используется буква «X» вместо немецкого «Ch.Когда Бет сказала, что звук трудно издать, я сказал ей просто «поднять его», как будто она собирается сплюнуть. Кириллица похожа на греческий - те же буквы. Большинство американских студентов колледжей едва ли знают эти буквы, за исключением писем для братств и женских обществ.

А теперь Бет здесь с выпечкой и напитками. Эбигейл держалась за мою руку, но двое старших детей в какой-то момент вернулись к Бет. Теперь все они нервничают от удовольствия при одной мысли о сладостях во рту.


На этой неделе я решил начать с анекдота, просто чтобы поближе познакомиться с нашей жизнью здесь. Это интересный опыт - чувствовать себя чужаком из-за нашей зависимости от английского. Говорить на других языках в Америке обычно кажется ненужным проявлением моих способностей. Не здесь. Люди здесь часто знают несколько языков, и английский может быть, а может и не быть одним из этих языков. Когда я искал общий язык с некоторыми людьми, мне удавалось использовать немецкий, а не английский.Несколько человек пробовали на мне французский, но я плохо говорю по-французски, если не вижу написанного.

Кроме того, что я привыкаю к ​​повседневной жизни и языку в Минске, я, конечно же, привыкаю к ​​жизни в Белорусском государственном университете. Здание, в котором я преподаю, находится на проспекте Карла Маркса, поэтому я начинаю думать о марксистской литературной критике, идя по улице преподавать. Я веду два курса - один по американскому рассказу, а другой по готической американской художественной литературе. Очень интересно преподавать американскую литературу восточноевропейцам и другим студентам из неамериканских стран.Есть ряд иностранных студентов из Ирака, Китая и других стран.

Еще немного знакомлюсь с белорусской литературой. Вот четыре громких имени:

  1. Адам Мицкевич (1798-1855). Хотя он известен (по крайней мере, в Соединенных Штатах) как польский поэт, он также известен как белорусский поэт (и литовский поэт). Вероятно, это связано с тем, что он родился на территории современной Беларуси, в той части Речи Посполитой, которая изначально была частью Великого княжества Литовского, но он был сторонником независимости Польши.(Думаю, у меня все в порядке!) Он довольно много передвигался - временами жил в районах, которые сейчас находятся в Беларуси, Литве, России, Польше, Франции и Италии. В конце своей жизни он поддерживал дело независимости Польши и работал в этом направлении. Его литературное творчество также взаимодействовало со всеми этими местами. Его имя носят четыре музея: один на его родине в Новогрудке, Беларусь, другой в Варшаве, третий в Константинополе (где он умер) и еще один в Париже, где он прожил довольно много лет.Я надеюсь посетить первые два из них, пока мы здесь. Восточноевропейский романтик, Мицкевич оценивался или сравнивался с такими поэтами, как Гете и Байрон. Хотя он известен своим польским эпосом Pan Tadeusz, его Dziady (что означает что-то вроде «Предки», но обычно переводится как Канун Праотца), - это что-то вроде польско-литовско-белорусской Божественной комедии , включающей в себя Траектория Ад-Чистилище-Рай шедевра Данте.Вот краткая подборка духа / тени, говорящего о силе человеческого духа и воли (перевод разных, отредактированный Джорджем Рапаллом Нойесом и Гарольдом Б. Сегелем):

    О боже, если бы вы знали, насколько велика ваша сила !
    Одна твоя мысль, как сверкающая скрытая молния,
    Сквозь собравшиеся облака может грянуть гром.
    В бесполезный шторм или проливной плодотворный ливень.
    Если бы вы знали, что вряд ли мысли возникают
    Когда там как стихии ждут гром,
    Демоны и ангелы в ожидании удивления -
    ………….
    мужчин! Один из вас в цепях, одной мыслью
    Может опрокинуть или поднять самый высокий трон. - Канун Праотца, Часть III

  2. Якуб Колас (1882-1956) - Я проезжаю мимо станции метро «Якуб Колас» каждый раз, когда иду в центр. Я также останавливаюсь там, когда мы идем на рынок или в ресторан Lido (традиционный латышский стиль, отличная еда, особенно их драники, которых стоит подождать!) Или по дороге в Пушкинскую библиотеку, где у нас есть доступ к книгам на английском языке. - в том числе детские книги для моих малышей! Этот поэт был известен своей симпатией к простому народу, крестьянам дореволюционной Беларуси.Якуб Колас - его псевдоним, а настоящее его имя - Константин Мицкевич, что заставляет его разделять фамилию своего более известного литературного предка (см. №1 выше). Я нашла четыре его стихотворения, переведенные на английский язык - «Песнь колоколов», «О Весна…», «Канун Пасхи» и «Волк». Вот они. ”Людей (колоколов), несмотря на их нынешнее угнетение:

    И искалеченный колокол был задет,
    Для тех песен многих голосов,
    Где в бездонных просторах втайне слушали
    Звезд,
    В поисках скрытого смысла.
    Но голос правды и согласия
    В душе будет жить, неумирающий,
    Зов плачущей свободы,
    Когда-нибудь в сердце непокоренный
    Сияет его светлая судьба.

    Здесь его называют «классиком белорусской и мировой литературы, одним из основоположников современной белорусской литературы и литературного белорусского языка». Поэт, драматург, прозаик, публицист, переводчик, педагог, общественный деятель »: https://archives.gov.by/eng/index.php?id=527368

  3. Петрус Бровка (1905-1980). Хотя я еще не был в нем, чуть дальше по улице, где я преподаю, находится Литературный музей Петруса Бровки. Когда нацисты вторглись в Беларусь (в то время часть Советского Союза), мать Бровки была одной из тех незадачливых белорусов, арестованных нацистами и отправленных в Освенцим. Сам Бровка стал поборником советского сопротивления нацистам. Его история не редкость. Нацисты нанесли более очевидный урон, чем Советы, а советское сопротивление сделало их чем-то вроде героев в краеведении.Бровка был национальным поэтом Беларуси в течение нескольких лет, и он получил литературную премию Якуба Коласа за свой роман « Когда реки сливаются » в 1957 году. Насколько мне удалось собрать, этот роман воспевает отношения между Беларусью, Литвой и Латвия. Я не читал ни этого, ни его стихов. Я не уверен, переведены ли его работы на английский язык или нет. (Придется спросить у моих новых коллег.)
  4. Светлана Алексиевич (1948-). В 2015 году она стала первой белоруской, получившей Нобелевскую премию по литературе.Большая часть ее работ связана с журналистскими расследованиями, и она собрала современные устные рассказы о последствиях Чернобыльской аварии. Из-за того, что в то время дул северный ветер, Беларусь пострадала больше, чем Украина, хотя АЭС находилась к югу от границы с Беларусью. Алексиевич была удостоена Нобелевской премии, потому что ее труды представляют собой «памятник страданиям и мужеству нашего времени». История белорусского народа, как я узнал, действительно является историей страданий и мужества - стойкости и стойкости, несмотря на то, что его снова и снова избивают.Это замечательные люди, и я начинаю любить их голоса. «Парижское обозрение » опубликовало несколько захватывающих отрывков из « голосов из Чернобыля » Алексиевич в год ее Нобелевской премии. К ним можно легко получить доступ в Интернете: https://www.theparisreview.org/letters-essays/5447/voices-from-chernobyl-svetlana-alexievich

Это только начало моих копаний. Еще впереди…

Поэт размышляет о последней диктатуре Европы

Выросшая в Минске в 80-е годы поэтесса Волжина Морт говорила дома по-русски и изучала белорусский в школе.Сейчас она написала сборник стихов «Музыка для мертвых и воскресших» на английском языке. Тем не менее, Морт настаивает на том, что она не очень хорошо знает ни один из трех языков. «К счастью, я очень сильно верю в то, что поэзия происходит не из языка, а из невыразимого, из непереводимого», - сказала она в интервью Guardian в прошлом году. «Для меня имеет смысл только то, что я пытаюсь сказать это на языке - на любом языке - на котором я знаю, что в конечном итоге потерплю неудачу.

То, что из Беларуси появился бард невыразимого, не случайно. Учитывая подавление художников и интеллектуалов при Сталине в 1930-х годах и нынешнюю цензуру журналистов при президенте Александре Лукашенко, белорусов на протяжении большей части столетия предупреждали, чтобы они никому не рассказывали о том, что там происходит. Морт вспоминает, как в детстве слушала, как ее бабушка рассказывала истории о том, как выросла в классе зажиточных фермеров, кулаков, которые были насильственно лишены собственности при советской власти.После этих разговоров мама Морта всегда напоминала ей: «Вальжина, ты не можешь никому это рассказывать». Морт посвятила свою первую книгу стихов, опубликованную в США в 2008 году, «Фабрика слез» своей бабушке.

Посетители Беларуси часто сравнивают въезд в страну с уходом в прошлое. Хотя страна стала независимой от Советского Союза в 1991 году, экономика остается в значительной степени управляемой государством, при этом государство контролирует большую часть вещания, землевладения, банковского дела и производства.Лукашенко боролся за снос памятников советской эпохи и даже установил новые - памятник Феликсу Дзержинскому, архитектору тайной полиции и красного террора, был открыт в Минске в 2006 году. Тем временем правительство продолжает обеливать Сталинские преступления.

Итак, стихов таких писателей, как Морт, которая сама является откровенным критиком Лукашенко, должно хватить. 39-летняя Морт стала известней среди двухтысячных, когда начала давать зажигательные выступления на фестивалях поэзии в Европе.Волнение усилилось после публикации «Фабрики слез», которую этот журнал охарактеризовал как «аргументированную», добавив: «Морт, молодая белорусская поэтесса, живущая в Америке, стремится быть посланником своей родной страны и с почти тревожной громкостью пишет о ней. борьба за установление четкой идентичности Беларуси и ее языка ». В книгу вошли стихи Морта на белорусском языке, помещенные рядом с английскими переводами, которые были подготовлены Мортом в сотрудничестве с Элизабет Олкерс Райт и лауреатом Пулитцеровской премии поэтом Францем Райтом.Морт однажды сравнил перевод ее работы с «стрижкой кухонным ножом». Языковая политика сложна в Беларуси, где белорусский язык подавлялся на протяжении большей части советской эпохи, а русский язык остается стандартом в общественной жизни. Но Морт настаивает на том, что ее решение писать по-белорусски было художественным, а не политическим. В детстве она пела в хоре Минской оперы и думала, что белорусский язык звучит более музыкально. Она сказала Irish Times , что письмо на этом языке «стало моей попыткой сочинять музыку, а не писать стихи.

Возможно, этим объясняется название «Музыка для мертвых и воскресших». Книга предлагает мелодичный памятник людям, потерянным Беларусью, и бедствиям, которые она пережила - сталинским чисткам 30-х годов; Вторая мировая война, в ходе которой погибло более четверти населения страны; взрыв Чернобыльской атомной электростанции на границе с Украиной; и ужасы жизни при Лукашенко. Поступая таким образом, Морт представляет поразительное исследование того, что Беларусь может рассказать миру о государственном насилии, коллективной памяти и роли поэзии в борьбе с тиранией.

В 1988 году в лесной зоне на окраине Минска было обнаружено массовое захоронение. Похороненные были казнены офицерами НКВД, которые контролировали как регулярную деятельность правоохранительных органов, так и тайную полицию с 1937 по 1941 год во время сталинских чисток. Точное число жертв оспаривается - оценки варьируются от тридцати тысяч до четверти миллиона, - но район, называемый Куропатами, стал центральным в дебатах в Беларуси о том, как увековечить память жертв сталинских репрессий.В апреле 2019 года белорусские власти демонтировали семьдесят высоких деревянных крестов, которые активисты установили возле могил, и арестовали собравшихся протестующих.

«Музыка мертвых и воскресших» начинается стихотворением, вдохновленным Куропатами. Поэма озаглавлена ​​«Антигоне, отправление» в честь героини Софокла, которая была заключена в тюрьму за то, что устроила своему брату надлежащие погребения. В пьесе сестра Антигоны Исмена отказывается ей помогать. В стихотворении Морт предлагает себя вместо Исмены: «Выбери меня в сестру, Антигона./ В этой подозрительной стране. / У меня яркое лицо ». В другом стихотворении «Песенка для карманного ножа» Морт пишет о поездке на поезде белорусской женщины, которую везут на север, в трудовой лагерь: «Снаружи - вечно красные сосны. / Поезд хлопает, хлопает, хлопает, хлопает ». Морт известна своим исполнительским стилем, который отличается своего рода боевой энергией; когда она читает стихотворение, его ритм имитирует пыхтение поезда, а темные тяжелые ритмы подсказывают характер места назначения.

Для Морта память всегда должна храниться, а отсутствие мемориала в таких местах, как Куропаты, является моральной и эстетической проблемой. В интервью журналу Cornell Chronicle от 2017 года она спрашивает: «Как пройти сквозь эту тишину?» Далее она предлагает поэзию как одно из лекарств, способ, который использует прямую и целенаправленную экономию речи, чтобы преодолеть двусмысленность бюрократов. Поэтическая форма «не терпит приблизительной семантики, - говорит она, - но требует слов, отточенных, чтобы проникать в самую суть вещей.Ее стихи часто бывают колючими, стремящимися перейти к делу. В «Автобусной остановке: Ars Poetica», - пишет она, «Улицы представились / с именами национальных / убийц». Что касается забытых жертв, Морт делает добродетель преходящего. Ее стих, как и сама война, может внезапно изменить тон и направление, даже в пределах одной строчки. В «Оде Бранке» мы получаем следующее: «Вы можете выпить воды из любого колодца / или прыгнуть в воду и утопиться. / Вы можете повеситься на одной из садовых веток / или сорвать полусгнившее яблоко./ Благослови этот пейзаж выбора, ясный, как ясная ночь ».

Такая откровенность тонизирует, особенно когда Беларусь вступает в новую эру беспорядков. Лукашенко, находящийся у власти с 1994 года, - первый и единственный президент, которого знала страна. (Раньше титула не существовало.) Его последнее переизбрание в августе, которое, как он утверждал, выиграло с большим перевесом голосов, было связано с обвинениями в мошенничестве. По всей стране вспыхнули протесты, и правительство приняло ответные меры жесткими репрессиями против демонстрантов и прессы.В ходе серии ожесточенных столкновений было арестовано более семнадцати тысяч человек, восемь из которых, как сообщается, погибли либо во время содержания под стражей в полиции, либо во время столкновений с властями. (Цифра может быть намного выше, поскольку десятки протестующих официально числятся пропавшими без вести.) Лукашенко также преследовал ведущих интеллектуалов страны, в том числе писательницу, лауреат Нобелевской премии Светлану Алексиевич, которая сообщила, что этим летом ее вызывали на допрос. Эти действия делают поэму Морта «Песенки» пугающе пророческой: «Наши знаменитые навыки / в танковом производстве / были перенаправлены / на студентов и журналистов.

Сообщая об этих событиях в газете « Times », Морт выразила поддержку протестующим: «То, что происходит в Беларуси, - это массовая импровизация достоинства, движение против дегуманизации и невидимости». Ее книга - часть этого движения, и она выражает через язык контуры инакомыслия. Советские памятники по-прежнему стоят в Минске, как бетонные оды террору, репрессиям и тишине. И все же «Музыка мертвых и воскресших» ощущается как памятник не только белорусам, но и жертвам государственного насилия во всем мире.Они будут знать, что имеет в виду Морт, когда она пишет в «Маленьких песнях», что «Справедливость оказалась / более ужасающей /, чем несправедливость».

Беларусь Волжина Морт рассказывает о своей страсти к поэзии, силе языка

Вальжина Морт выросла в Беларуси, когда распался Советский Союз, и всю свою карьеру она использовала стихи, чтобы развеять заблуждения и вывести свою страну из тени России.

«Великий миф заключался в том, что это была действительно большая читающая нация, и я не знаю, было ли это на самом деле правдой с точки зрения того, сколько было прочитано», - сказал Морт в интервью KGOU World Views. «Но это, безусловно, правда, что в каждом доме была библиотека. Независимо от того, чем занимались ваши родители, насколько они образованы, у вас была библиотека ».

Она играла с книгами так же, как играла с куклами, без разбора читала прозу и стихи и начала писать так, как это делают большинство детей - пытаясь воплотить свое воображение на бумаге. Но она говорит, что поэзия не похожа на повседневный язык. Его интересует изящество и детализация.

«Мы заказываем кофе и не хотим, чтобы нам принесли чашку чая.Мы хотим, чтобы нас очень быстро поняли », - сказал Морт. «Но стихотворение не касается утилитарного аспекта языка. У него антропологический подход к языку. Он ищет причины, по которым стол может называться столом, даже если это абсолютно произвольно ».

https://youtu.be/TobOByUaBVo","_id":"0000017a-1a39-d736-a57f-1a7fa26e0000","_type":"035d81d3-5be2-3ed2-bc8a-6da208e0d9e2"}">https /youtu.be/TobOByUaBVo?list=PLGQ0IskTdbA1WhBXlnCeG0MoVF72P_IKE">https://youtu.be/TobOByUaBVo","_id":"0000017a-1a39-d736-a57f0000?hl=ru " bc8a-6da208e0d9e2 "}"> https: // youtu.be / TobOByUaBVo? list = PLGQ0IskTdbA1WhBXlnCeG0MoVF72P_IKE

Вальжина Морт читает свое стихотворение «Певица» на Фестивале международной литературы и культуры в Нойштадте в 2015 году в кампусе Университета Оклахомы. Морт был членом жюри Нойштадтской премии 2016 года.

В интервью 2013 года сайту Poetry Daily Морт сказал, что белорусский имеет репутацию «мягкого языка, языка колыбельных». Но, как и восприятие, которое читает каждый гражданин Беларуси, она сказала, что оно более недооценено и требует контекста.

«[Это] увлекает за собой миф о белорусов как о спокойных, мирных и толерантных людях», - сказал Морт. «Все это очень поверхностная, искусственная конструкция. И очень советский конструкт - младшие белорусы, младшие братья и сестры россиян. Спокойные. Терпимые. Бессмертные ».

Морт засмеялась, назвав себя «злым, агрессивным человеком» и сказала, что в ее стихах нет ничего мягкого. Но ее творчество не является выходом для этого, поскольку она никогда не отделяет себя от поэзии или поэзии от себя.

«Нет какой-то жизни, а потом [вы] садитесь за стол и теперь творите. Однажды поэт, ты всегда поэт. Вот и все. Вы никогда не перестанете писать, потому что, с одной стороны, это искусство языка, - сказал Морт. «Но с другой стороны, это искусство внимательности. Вы всегда начеку. Вы всегда внимательны к окружающим. Вы ходячая камера, которая постоянно делает снимки и обрабатывает их ».

Основные моменты интервью

Об использовании языка поэзией

Для меня поэзия всегда очень наглядна.И что делает язык поэзии особенным, так это несколько вещей. Это очень лаконично. Поэтому вместо 100 слов вы используете одно слово, которое подойдет вам. По сути, как раб, выполняющий работу сотнями других слов. Затем он переходит. Скачки, которые совершает наш разум, я думаю, что для нас на самом деле очень естественно думать такими скачками. Поэты не очень беспокоятся о переходах, например о том, как студенты делают их в сочинении. Мы делаем скачки, и в этих скачках, в этих пробелах, на белом пространстве страницы этим много говорится.Точно так же, как пауза в музыке так же важна, как и сделанная заметка. Поскольку я упомянул музыку, музыкальность поэзии, когда кажется, что стихотворение становится музыкой, становится просто звуком, а значение становится почти второстепенным. Я не думаю, что поэт садится писать стихотворение, потому что у нее есть что рассказать, какую мудрость дать читателю. Но это язык, который рассказывает историю. А поэт должен очень внимательно прислушиваться к тому, что может предложить язык. Это искусство. Поэзия - это искусство языка. Но также искусство внимательности к человеческому положению.О том, что перед тобой. И вам решать, как далеко вы хотите увидеть. Многие поэты не смотрят дальше щебетания птицы за окном.

О том, как аудитория интерпретирует ее работы

Как поэт, я не очень беспокоюсь о читателях. Я верю, что они позаботятся о себе сами. Конечно, все искусство построено очень тщательно. Это способ художника контролировать то, как читается произведение. Будь то музыкальное произведение, литературное произведение или визуальное произведение, аудитория читает это произведение.Итак, поэзия - это очень формальное лингвистическое искусство, а поэтическая форма - это способ контролировать то, как произведение читается. Так что поэт работает не столько с историей, сколько поэт со строительством, с формой. Фактически, мы живем в очень хаотическом и фрагментированном мире, и для меня поэзия всегда была тем, что придавало ему форму. Так что формальный аспект поэзии - это то, что мне очень нравится. Идея управления хаосом на странице с помощью очень тщательно продуманных строк и строф.

О публичных чтениях и фестивалях популярности поэзии

С одной стороны, я очень рад, что поэзия переживает такое возрождение с этими публичными мероприятиями.Но лично для меня поэзия - очень личное, очень интимное занятие. Я не нахожу ... вообще-то, чтения стихов в целом не нахожу особенно интересными или увлекательными. Я бы предпочел быть дома и почитать про себя книгу. Я читаю, потому что прекрасно понимаю, насколько скучными могут быть чтения стихов, и что каждый раз, когда поэт читает, мне жаль, что я не был дома и читал эти стихи самому себе. Так что да, я стараюсь не утомлять людей слишком сильно, но я также стараюсь не утомлять себя. Поскольку я написал эти стихи, я так много раз читал их публично, и это становится скучно.И тогда это становится очень неправдой, нечестным. Поэтому, когда я читаю стихи, я пытаюсь как бы заново пережить экстаз от их написания, чтобы не утомлять себя и людей, которые приходили ко мне.

KGOU и World Views полагаются на добровольные пожертвования читателей и слушателей, чтобы продвигать свою миссию общественного обслуживания с международными репортажами для Оклахомы и за ее пределами. Чтобы внести свой вклад в наши усилия, сделайте свое пожертвование онлайн или свяжитесь с нашим отделом членства .

ПОЛНЫЙ ТРАНСКРИПТ

SUZETTE GRILLOT, ВЕДУЩИЙ: Valzhyna Mort, добро пожаловать в World Views.

ВАЛЬЖИНСКИЙ МОРТ: Привет, спасибо, что приняли меня.

GRILLOT: Итак, Вальжина, как белорусский поэт, живущий здесь, в США, я хотела бы начать с того, что спросила вас о вашем интересе к поэзии, и что привело вас на этот путь, чтобы стать поэтом? Вы известный поэт, хорошо опубликованный поэт. Что привело вас в поэзию? Как вы заинтересовались этим?

MORT: Думаю, именно поэзия вела меня по этому пути.Я вырос в Беларуси в Советском Союзе, и был большой миф о том, что это действительно большая читающая нация. И я не знаю, было ли это на самом деле правдой с точки зрения того, сколько было прочитано. Но это, безусловно, правда, что в каждом доме была библиотека. Чем бы ни занимались ваши родители, насколько они образованы, у вас была библиотека. Там были полки с книгами, поэтому я вырос в доме, полном книг, особенно по американским меркам, боюсь сказать. Я вырос в библиотеке. И я читал с самого начала. Книги были просто частью моей жизни.Я играл с книгами вместе с куклами. Это был предмет, который всегда был частью моей жизни. И читаю без разбора, прозу и стихи. И я начал писать, как и большинство детей, пытаясь выразить свое воображение на бумаге.

GRILLOT: Но вы уже говорили, что есть что-то в поэзии и в том, как слова сочетаются друг с другом, но это не так. Вы должны как бы распутать их, чтобы понять, что стихотворение говорит вам, что это просто.Стихи просто пишутся, но их не так просто и легко понять. Так как же эта форма письма вдохновила вас?

MORT: Да, язык поэзии, конечно, не язык повседневности. Несмотря на то, что поэзия так сильно озабочена утонченностью и деталями. Это другой язык. Каждый день мы используем язык очень утилитарно. Мы заказываем кофе, и мы не хотим, чтобы нам принесли чашку чая. Мы хотим, чтобы нас очень быстро поняли.Но стихотворение не касается утилитарного аспекта языка. Я думаю, он смотрит на язык как на что-то - у него есть антропологический подход к языку. Он ищет причины, по которым таблица может называться таблицей, даже если это абсолютно произвольно. С другой стороны, я не хочу переоценивать язык или преувеличивать его. Потому что стихотворение - это еще и стихотворение образов и идей. Для меня поэзия всегда очень наглядна. И что делает язык поэзии особенным, так это несколько вещей. Это очень лаконично. Поэтому вместо 100 слов вы используете одно слово, которое подойдет вам.По сути, как раб, выполняющий работу сотнями других слов. Затем он переходит. Скачки, которые совершает наш разум, я думаю, что для нас на самом деле очень естественно думать такими скачками. Поэты не очень беспокоятся о переходах, например о том, как студенты делают их в сочинении. Мы делаем скачки, и в этих скачках, в этих пробелах, на белом пространстве страницы этим много говорится. Точно так же, как пауза в музыке так же важна, как и сделанная заметка. Поскольку я упомянул музыку, музыкальность поэзии, когда кажется, что стихотворение становится музыкой, становится просто звуком, а значение становится почти второстепенным.Я не думаю, что поэт садится писать стихотворение, потому что у нее есть что рассказать, какую мудрость дать читателю. Но это язык, который рассказывает историю. А поэт должен очень внимательно прислушиваться к тому, что может предложить язык. Это искусство. Поэзия - это искусство языка. Но также искусство внимательности к человеческому положению. О том, что перед тобой. И вам решать, как далеко вы хотите увидеть. Многие поэты не смотрят дальше щебетания птицы за окном. Итак, возвращаясь к вашему первому вопросу, я изучал музыку в детстве и думал о том, чтобы стать музыкантом.И большую часть того, что я узнал для поэзии, я узнал из музыки. Я никогда не изучал поэзию академически, но только те правила музыкальных произведений, я перенес их на язык.

GRILLOT: Итак, это то, что видите не только вы, я имею в виду, что вы обращаетесь к стихотворению как к проецированию определенного образа. Это визуально, но также и на слух.

MORT: Aural.

ГРИЛЬОТ: И то, что вы слышите. Итак, когда вы садитесь заниматься творчеством, создавать свою форму искусства с помощью слов, с помощью языка, это отражает то, что вы видите, и, возможно, не слишком далеко за вашим окном, как вы упомянули.Но, тем не менее, это отражение того, что вы видите и слышите в своей голове, и на определенную тему. Очевидно, что это не произвольно или случайно, но имеет смысл. Итак, как это связано с тем, как люди его получают? И какой смысл они берут в вашей работе, в вашем виде искусства?

MORT: Ну, как поэт, я не очень беспокоюсь о читателях. Я верю, что они позаботятся о себе сами. Конечно, все искусство построено очень тщательно. Это способ художника контролировать то, как читается произведение.Будь то музыкальное произведение, литературное произведение или визуальное произведение, аудитория читает это произведение. Итак, поэзия - это очень формальное лингвистическое искусство, а поэтическая форма - это способ контролировать то, как произведение читается. Так что поэт работает не столько с историей, сколько поэт со строительством, с формой. Фактически, мы живем в очень хаотическом и фрагментированном мире, и для меня поэзия всегда была тем, что придавало ему форму. Так что формальный аспект поэзии - это то, что мне очень нравится. Идея управления хаосом на странице с помощью очень тщательно продуманных строк и строф.

GRILLOT: Итак, вернемся к понятию языка, как вы сказали. Красивые и поэтичные ответы, которые вы даете. Но вы, конечно, написали, что ваши стихи и на вашем родном языке, и на белорусском, и на английском, но о вас говорили, что вы пытаетесь восстановить четкую идентичность своей родной страны, Беларуси и ее родной язык. И вы назвали это мягким языком, языком колыбельных. И я нашел это очень интригующим, потому что я не уверен, что вы имеете в виду под мягким языком и языком колыбельных.Не могли бы вы рассказать нам больше об этом и о том, как ваша работа помогает нам восстановить или помогает вам и вашей стране каким-то образом восстановить свою идентичность через вашу работу?

MORT: Ну, я не знаю, как это вообще происходит. Подобные вещи часто говорят обо мне с кем-нибудь еще. Или, например, во время редактирования интервью они вырываются из контекста и помещаются как «вещь» на странице. Или в аудиофайле. Так что представление о белорусском языке как о мягком языке колыбельных - это миф, который увлекает за собой миф о том, что белорусы - спокойные, миролюбивые и толерантные люди.Все это очень поверхностная, искусственная конструкция. И очень советская конструкция. Младшие белорусы, младшие брат и сестры россиян. Спокойные. Терпимые. Бессмертные, с их мягким языком колыбельных.

GRILLOT: Не сильный, не властный, ага ...

MORT: Ага. Так что, конечно, это неправда. На самом деле в моих стихах нет ничего мягкого. Или я, если на то пошло. Я злой, агрессивный человек.(СМЕЕТСЯ).

ГРИЛЬОТ: Ну, я этого не вижу.

MORT: (СМЕЕТСЯ) Итак [неразборчиво] в американской культуре нельзя быть агрессивным, нельзя злиться и также не следует судить. Я сужу, и я зол и агрессивен.

GRILLOT: Так что поэзия - хороший выход для подобных вещей, я полагаю.

СМЕРТЬ: Ну, стихи - моя жизнь. Так что для меня это не выход. Для меня это не карьера. Я не могу отделить себя от поэзии или поэзии от себя.Я никогда не перестаю писать. Как и у всех поэтов, там нет какой-то жизни, а то садишься за стол, а теперь творишь. Однажды поэт, ты всегда поэт. Вот и все. Вы никогда не перестанете писать, потому что, с одной стороны, как я уже сказал, это искусство языка. Но с другой стороны, это искусство внимательности. Вы всегда начеку. Вы всегда внимательно относитесь к тому, что вас окружает. Вы ходячая камера, которая постоянно делает снимки и обрабатывает их.

ГРИЛЬОТ: Поэзия - тоже своего рода перформанс.Вы известны своими живыми выступлениями или чтением стихов. Я подозреваю, что они, вероятно, довольно оживленные и захватывающие. Мне кажется, что сегодня это какое-то огромное движение в поэзии, публичных чтениях и исполнении либо ваших собственных стихов, либо чьих-то стихов. Так что расскажите нам немного об этом и о том, как это связано, возможно, с возвращением, из-за отсутствия лучшего способа выражения, возвращением поэзии в популярную культуру, где сейчас проводятся очень публичные мероприятия, на которых делятся своими стихами.

MORT: С одной стороны, я очень рад, что поэзия переживает такое возрождение с этими публичными мероприятиями. Но лично для меня поэзия - очень личное, очень интимное занятие. Я не нахожу ... вообще-то, чтения стихов в целом не нахожу особенно интересными или увлекательными. Я бы предпочел быть дома и почитать про себя книгу. Я читаю, потому что прекрасно понимаю, насколько скучными могут быть чтения стихов, и что каждый раз, когда поэт читает, мне жаль, что я не был дома и читал эти стихи самому себе.Так что да, я стараюсь не утомлять людей слишком сильно, но я также стараюсь не утомлять себя. Поскольку я написал эти стихи, я так много раз читал их публично, и это становится скучно. И тогда это становится очень неправдой, нечестным. Поэтому, когда я читаю стихи, я пытаюсь как бы заново пережить экстаз от их написания, чтобы не утомлять себя и людей, которые приходили ко мне.

GRILLOT: Экстаз от их написания. Это отличный способ выразить это. Взять свой личный опыт и донести его до общественности.Что ж, большое вам спасибо Вальжина за то, что была с нами сегодня и немного просветила нас не только о Беларуси, но и о ваших стихах. Большое спасибо.

MORT: Спасибо.

Copyright © 2016 Радио КГОУ. Никакие цитаты из материалов, содержащихся в данном документе, не могут быть использованы в любых средствах массовой информации без ссылки на KGOU Radio. Эта стенограмма предназначена только для личного некоммерческого использования. Любое другое использование требует предварительного разрешения KGOU.

Расшифровки стенограмм KGOU создаются в срочном порядке нашими сотрудниками, их точность и доступность могут отличаться.Этот текст может быть не в окончательной форме и может быть обновлен или изменен в будущем. Имейте в виду, что официальной записью программирования KGOU является звук.

венесуэльских стихов распространяются в Беларуси и переводятся на русский и белорусский языки молодежью

Латиноамериканский культурный центр Симона Боливара в Минске совместно со школой № 114 Симона Боливара организовали «Конкурс венесуэльских поэтических онлайн-переводов» в период с марта по май в соответствии с планом по продвижению венесуэльской культуры в Беларусь закрылась с экстраординарным результатом.

Этот конкурс проводится в течение десяти лет и подчеркивает участие в этом году, так как он удвоил количество участников, которые обычно присутствуют на телеконференции, с участием пятидесяти восьми (58) старшеклассников из двенадцати школ, где преподают испанский язык. в качестве второго языка, включая шесть школ в Минске (Escuela Simón Bolívar, Escuela José Martí и Escuelas № 120, № 123, № 159 и № 169), две школы в городе Борисове и одну в Могилеве, Мозыре, Волковыске и Баровичах.

Конкурс начался с подачи студентами десяти венесуэльских стихотворений для перевода на русский или белорусский язык, а затем их оценили переводчики-эксперты из Посольства Боливарианской Республики Венесуэла в Республике Беларусь, которые качество перевода с точки зрения правильного использования правил орфографии и грамматики, соблюдения ритма и рифмы стихотворения, а также соблюдения первоначального смысла с точки зрения его духа и сути.

По этому поводу десять стихотворений, которые были предметом конкурса, были представлены на перевод:

Венесуэльский ребенок , Бланка Г. Ариас де Кабальеро

Тишина , Андрес Элой Бланко

Воздух больше не воздух, но дыхание , Мигель Отеро Сильва

Мой язык , Дуида Мальдонадо

Мои слова , Энрике Агустин Мендоса

Шарм , Орландо Пичардо

Великая Венеция , Хосе Хименес

Венесуэльские матери , Луис Альберто Ангуло Урданета

Этот ребенок Дон Симон , Мануэль Фелипе Ругелес

Венесуэла , Лилиан де Серраллонга

После тщательной и исчерпывающей рецензирования переведенных стихотворений победителями стали следующие конкурсанты, которые совпали по очкам на первых трех местах:

Первое место

Гонтарова Алина, которая перевела на белорусский язык стихотворение « Мой язык » екуанской поэтессы Дуиды Мальдонадо.Алина учится в 10 классе ГОО Могилевская городская общеобразовательная школа 13

Шеин Эмилия. Русский перевод стихотворения Венесуэла . Учится в 10 классе ГОУ Минская городская общеобразовательная школа № 159

.

Второе место

Довгель Наталья, которая перевела стихотворение « Очарование » на русский язык, учится в 9-м классе ГОУ « Симон Боливар» Минская городская общеобразовательная школа №114

Яцевич Валерия, переводчик стихотворения « Великая Венеция » на русский язык, ученица 8-го класса ГОУ Средняя школа № 169 города Минска

Третье место

Синявская Юлия.Она также перевела на русский язык стихотворение « Венесуэла », учится в 8-м классе Государственного образовательного учреждения « Средняя школа № 91 города Минска» Хосе Марти

Пролейчик Виктория, победительница других национальных конкурсов, перевела на белорусский язык стихотворение « Этот ребенок Дон Симон ». Учится в 10 классе ГОО Могилевская городская общеобразовательная школа № 13

.

В завершение мероприятия каждый участник получил сертификат об участии, а победители получили дополнительный приз, а также копию русского перевода книги Андрес Элой Бланко « Раскрась для меня маленьких черных ангелов », а также копию. буклета о жизни командующего Уго Чавеса.

В этой связи посол Боливарианской Республики Венесуэла в Республике Беларусь Франклин Рамирес подчеркнул важность проведения такого рода мероприятий для продвижения венесуэльской культуры, исходя из того, что культура является фактором, объединяющим людей. чтобы юные белорусы знали о красоте венесуэльских стихов.

Точно так же он подчеркнул возвышенное чувство, которое испытывается, когда стихи, декламируемые на таком необычном языке, как русский или белорусский, слышатся, сохраняя цвета своего звука, гармонию и ритм.

Гензель и Гретель в Беларуси | Ярослав Андерс

Альгерд Бахаревич; рисунок Карла Стивенса

В течение нескольких месяцев после спорных президентских выборов в августе прошлого года Беларусь, которую часто называют «последней диктатурой в Европе», стала ареной огромных протестов. Выборы предсказуемо подтвердили продолжение авторитарного правления первого и единственного президента страны Александра Лукашенко, который остается у власти с 1994 года.Многие из протестов были организованы и проводились преимущественно женщинами, включая ныне изгнанного демократического лидера Светлану Тихановскую, которая баллотировалась против Лукашенко после того, как ее мужу Сергею Тихановскому запретили это сделать и посадили в тюрьму. Несмотря на строго ненасильственный характер демонстраций, они были встречены с жестокостью полиции. Тысячи людей были арестованы, и были сотни сообщений о пытках и других формах жестокого обращения.

События в Беларуси потрясли международных наблюдателей.При Лукашенко страна имела репутацию пассивного, послушного общества, с гражданской активностью и демократическими устремлениями, ограниченными небольшой группой «профессиональных» диссидентов. Но, несмотря на кажущийся монолитным авторитаризмом страны, уже давно наблюдается удивительное количество социальной энергии. Когда я приехал сюда в 2015 году, мне сразу напомнили о двойной реальности моей юности в коммунистической Польше 1970-х годов. На поверхности были тщательно сохранены коммунистические символы, ощущение постоянной слежки, грубая пропаганда и унылые государственные СМИ.Внизу множество людей были вовлечены в независимые художественные и литературные сцены, страстные политические дискуссии и гражданскую деятельность, демонстративно проводимую без необходимого разрешения правительства: все альтернативное общество тихо самоорганизуется.

Как и в странах Центральной и Восточной Европы во время революций конца 1980-х - начала 1990-х годов, белорусское литературное сообщество сегодня находится в авангарде продемократического движения. Практически все известные писатели зарегистрировали поддержку оппозиции, в том числе лауреат Нобелевской премии Светлана Алексиевич, председатель Белорусского центра PEN и член Координационного совета оппозиции, которая, как и многие другие видные лидеры, была вынуждена покинуть свой пост. страна.В этом нет ничего необычного для той части мира, где, по крайней мере, с эпохи романтизма, литература играла важную роль в публичных дебатах, а писатели часто выступали в роли моральных авторитетов и политических проводников своих наций.

Как и в других небольших странах региона, белорусская национальная идея - концепция отдельной белорусской истории, культуры и языка - зародилась в исследованиях местного фольклора, мифов и диалектов поэтами и этнографами середины XIX века.В 1980-х годах, незадолго до обретения Беларусью независимости от Советского Союза, несколько видных писателей были среди основателей первой демократической политической партии, Народного фронта, кандидат которой Зианон Позняк безуспешно баллотировался против Лукашенко в 1994 году. справедливые и свободные, первые и последние такие выборы в независимой Беларуси. Вскоре после этого Лукашенко начал консолидировать власть и демонтировать демократические институты.)

При режиме Лукашенко, несмотря на в основном неблагоприятные политические и экономические обстоятельства, независимая белорусская литература продолжает процветать.Большая часть его написана на белорусском языке, что может показаться тавтологией, за исключением того, что этот язык имеет статус меньшинства в стране. Тесно связанный с русским и украинским, но также имеющий значительное сходство с польским, он был объявлен единственным национальным языком Беларуси в Конституции 1994 года. В 1995 году Лукашенко, который часто называет его «бедным языком», уступающим русскому, созвал референдум, который восстановил статус русского языка до уровня белорусского, сделав его де-факто доминирующим в официальных коммуникациях.В результате за последние несколько десятилетий разговор и письмо по-белорусски стали формой протеста против режима Лукашенко.

Для большинства белорусских писателей белорусский не является родным языком, поскольку многие из них выросли в русскоязычных семьях. Современный литературный белорусский язык относительно молод - его грамматика была систематизирована только в начале двадцатого века - и он все еще развивается, формирует новые регистры, расширяется в новые сферы социальной реальности. Некоторые белорусские писатели говорят, что именно его свежесть и пластичность дает им такую ​​художественную свободу, которой они не находят в русском языке.

К сожалению, об этой богатой белорусской литературной жизни на Западе, особенно в англоязычном мире, известно очень мало. В Соединенных Штатах белорусская письменность редко переводится и почти не изучается на наших славянских факультетах. Романы Василия Быкова о войне, написанные на белорусском языке, были доступны на английском языке с 1960-х годов (некоторые из них были выпущены в советских изданиях). За последние годы вышло несколько переводов книг Светланы Алексиевич, которая пишет на русском языке. Американские читатели могли также случайно встретить работы популярного писателя-фантаст, комментатора и ученого Виктора Мартиновича, чей политический триллер Паранойя был переведен с русского в 2013 году 1 ; или прекрасной двуязычной (на белорусском и английском, которые не являются ее родным языком) поэтессой Волжиной Морт, чей последний сборник стихов, Музыка для мертвых и воскресших , был написан на английском языке и вышел прошлой осенью. 2 Остальное - это, в основном, разброс переводов отдельных стихов или отрывков прозы в небольших поэтических журналах и онлайн-изданиях.

Новейшее дополнение к этой литературе на английском языке - Alindarka’s Children , мрачная фантастика одного из самых оригинальных современных писателей Беларуси Альгерда Бахаревича. Он открывается сценой, одновременно идиллической и угрожающей. Двое детей, сестра и брат, резвятся в лесу и наедаются черникой.Но голос в голове брата, или исходящий от «плавного покачивания сосен», или, может быть, от чего-то в этих вкусных ягодах, предупреждает его об опасности. Девочку зовут Лося, а мальчика - Лоччик, что по-белорусски звучит почти как «авиатор». Их только что спасли их отец и его возлюбленная Катя из тюремного учреждения под названием Лагерь, в котором одержимый Доктор пытается вылечить детей от того, что он считает дефектом речи под названием Мова, который мешает им правильно произносить звуки. государственного языка - язык.Поскольку yazyk и mova означают «язык» на русском и белорусском языках, соответственно, мы можем предположить, что язык означает русский язык, а Mova - белорусский, а задача лагеря - «промыть мозги» молодым белорусам, заставив их забыть свой родной язык и свой язык. национальная идентичность.

Удивительно, но дети не в восторге от освобождения. Они скучают по таблеткам, которые им дали в лагере, которые улучшили их память и интеллектуальные способности. Им никогда не нравились посещения кабинета врача, но они скучали по хорошей еде.И если вы не будете так же невнимательны, как их товарищ по лагерю Толик, вы сможете избежать садистских «командиров» и их тщательно продуманных наказаний.

Нежелание Лося и Лоччика принять вновь обретенную свободу также может иметь какое-то отношение к тому факту, что отец проводил собственный лингвопедагогический эксперимент. Религиозно преданный Мове, он, кажется, пытается воспитать Лося как первого истинного носителя языка. С младенчества он запрещал ей произносить слово на языке, и все в школе думали, что она немая.Для любопытных соседей отца и для молодого привлекательного школьного психолога это было равносильно жестокому обращению. Психолог видела каракули Лося в Мове и была уверена, что девочка боялась и презирала отца.

Лоччик не был частью эксперимента отца, потому что Лоччика на самом деле не существует - по крайней мере, не так, как Лося. Когда власти, вызванные психологом, прибыли в квартиру отца, чтобы «спасти» Лосью, мальчика обнаружили на балконе, который как раз тогда возник, как голем из куска глины, подаренного отцу торговцем-евреем.Когда обоих детей отправляли в Лагерь, Лося, казалось, воспринимал его присутствие как совершенно естественное, хотя сомнения в его происхождении время от времени беспокоили ее.

Не желая сопровождать отца в укрытие в деревне после того, как он забрал ее из лагеря, Лося крадет его старый немецкий дорожный атлас и решает отправиться в «Бремен», одно из мест, где, как говорил ей ее отец, , жизнь такая, какой она должна быть. Ускользая от зомби-посланников Доктора и от хаотичных, вялых попыток их отца найти их и вернуть домой, дети пытаются сбежать из леса и попасть «на карту», ​​где предположительно начинается реальный мир.

Проблемы детей подводят нас к сути того, что можно назвать белорусской дилеммой. Страна, находящаяся в постоянном дрейфе между культурами, языками и идентичностями, страдает от невидимости. Его своеобразная история делает его особенно трудным для расшифровки посторонним - и очень многим белорусам. Его территория, первоначально являвшаяся домом для созвездия восточнославянских племен, к XIII веку была присоединена к Великому княжеству Литовскому, которое в 1385 году объединилось с Римско-католическим Королевством Польши.После раздела двойного польско-литовского государства в конце XVIII века Россией, Пруссией и Австрией бывшее Великое княжество перешло к Москве. Между двумя мировыми войнами часть белорусских земель попала под контроль Польши, а остальные в конечном итоге стали Белорусской Советской Социалистической Республикой. После того, как обе части были «освобождены» от немцев во время Второй мировой войны, земли, ранее находившиеся под контролем Польши, были включены в состав Советской Беларуси; Распад Советского Союза в 1991 году привел к созданию Республики Беларусь.

Можно утверждать, что из-за этих исторических и политических превратностей (которые, кажется, еще далеко не закончены), Беларусь все еще находится в стадии разработки, все еще ищет себя и свое место среди европейских народов. Даже писатели, которые, кажется, держатся подальше от национальных или политических тем, должны так или иначе решать эту проблему.

Бахаревич родился в 1975 году в Минске и вырос в Шабанском районе, типичном советском поселке из одинаковых жилых домов в ветхой части города.Семья Бахаревича была русскоязычной, и его звали Алег. Позже он взял псевдоним от Альгирдаса, одного из воинов-правителей средневековой Литвы.

Он учился в местной средней школе, которая, как и практически все белорусские школы в то время и большинство сегодняшних, была полностью русскоязычной (белорусский преподавался как иностранный). Переключение его основного языка на белорусский было первым актом восстания Бахаревича. Для молодых людей его поколения язык был не столько выражением националистических чувств, сколько выражением групповой идентичности.Это определенно не был язык их родителей, учителей, официальных СМИ или правительства.

После окончания средней школы в 1992 году Бахаревич поступил на филологический факультет Белорусского педагогического университета. Во время учебы, чтобы стать школьным учителем (которым он не собирался становиться), он наблюдал внезапный, но кратковременный всплеск политической, интеллектуальной и артистической энергии в начале 1990-х годов. «Стены были покрыты политическими листовками и лозунгами», - пишет он в своей автобиографии 2018 года, My Nineties .«Рядом с расписанием занятий висят плакаты различных политических партий…. И никто их не снес. Свобода!" Идя в ногу с духом времени, будущий автор начал карьеру панк-рок-музыканта. Он также был соучредителем перформанс-поэтического коллектива, известного как Bum-Bam-Lit, который сочетал в себе серьезную поэзию с дикими шалостями и эстетикой épatage .

Как вспоминает Бахаревич в My Nineties , его поколение, выросшее в захватывающее, хаотичное и вскоре разочаровывающее первое десятилетие независимости, было типичным поколением «промежуточного»: «Между русскоязычными друзьями и белорусским языком. .Между желанием сбежать и необходимостью что-то делать прямо здесь. Между «у тебя нет будущего» и «Беларусь в Европе!» ». Они смотрели на Запад, особенно на Берлин, который вскоре стал Меккой для белорусской богемы, но их бунт был также ответом на общее постсоветское чувство дезориентации. . Они читали или, по крайней мере, читали о Деррида, Лакане и Фуко и жили в свой собственный постмодернистский момент с отчетливо белорусским колоритом. Действительно, со своей смесью советских и западных культурных артефактов и противоречивых исторических повествований Беларусь в 1990-х годах должна была казаться «постмодернистским проектом Бога», как сказал Валанчин Акудович, белорусский философ, оказавший влияние на поколение 1970-х годов.

Бахаревич, которому за сорок, является автором восемнадцати книг (восемь из них переведены на другие языки), включая художественную литературу, мемуары и эссе. Его громкие анархические годы позади, он известен как сторонник белорусской литературы, высмеивающий литературные иерархии, фракции, награды и все виды группового мышления.

Книги Бахаревича бросают вызов историческим мифам, идеологиям и национальным традициям. Как он заявляет в книге « Мои девяностые », он отвергает любую концепцию белорусской идентичности, которая не включает «чудесное и трагическое разнообразие моей уникальной и несчастной родины.В 2017 году он опубликовал монументальный девятисотстраничный роман (состоящий из шести касательно связанных новелл) Собаки Европы , действие которого происходит в ближайшем будущем, когда российский «Рейх» простирается на большую часть Азии, белорусы похоже, живут в состоянии феодального рабства (правда, с обязательными сотовыми телефонами), безумный белорусский националист правит островом (фактически, токсичной свалкой) где-то в Средиземном море, в «либеральной» Европе написание стихов считается забавным умственным делом. состояние, и более темные демоны европейского прошлого снова тянут свои цепи.

Дети Алиндарки был опубликован в Беларуси в 2014 году. Алиндарка - не персонаж романа Бахаревича, а главный герой стихотворения XIX века Францишака Богушевича «Дела будет плохо», который считается отцом белорусской литературы. В стихотворении, которое Бахаревич вплетает в свою книгу, Алиндарка - бедный, неграмотный белорусский крестьянин, чье имя ( alindarka - искажение z kalindarka , «из календаря») и неясный юридический статус (он «Без документов» сирота) являются причиной бесконечных неприятностей и, в конечном итоге, отправляют его в российскую тюрьму.Кажется, что герои романа Бахаревича и, возможно, все белорусы - его символические потомки.

Мрачный, а иногда и веселый роман Бахаревича разворачивается на нескольких уровнях нереальности. История скитаний детей по лесу рассказана как притворная жуткая сказка о Гензеле и Гретель. Некоторые из их приключений напоминают причудливые реконструкции знакомых белорусских литературных традиций и национальных мифов - насильственная крестьянская свадьба, вера в мистические силы белорусского пейзажа, бесконечное воспоминание о национальных испытаниях военного времени.Лагерь Доктора - это оруэлловская утопия, в которой людей порабощают, предположительно, для того, чтобы помочь им достичь высшей формы свободы. Мир романа за пределами леса, в котором отец детей проводит большую часть своего времени и который доктор посещает, чтобы получить ресурсы и политическую поддержку, часто является гротескным, но гораздо более укоренен в сегодняшней белорусской действительности. Практически все, что там происходит - злоупотребления властей, подозрительность и враждебность, пронизывающие человеческие отношения, беспричинная злоба по отношению ко всем, кто выделяется, печаль и уродство окружающей среды - можно найти в сегодняшней Беларуси.Эти разные домены иногда смешиваются друг с другом, или персонажи переходят от одного к другому.

Все главные герои демонстрируют особую двойственность. Доктор, безумный ученый из этой истории, человек презренный, но к своим подопечным, особенно Лосе и Лоччику, он относится с неподдельной нежностью. Похоже, он искренне верит, что, продвигая язык - язык власти и порядка, но также, как он сам напоминает себя, «великие книги великой литературы» - он поднимает людей на более высокий уровень человечности.Отец, храбрый защитник Mova и белорусской идентичности, явно идеалист и жертва системы. Но мы видим, как его самоотверженная страсть превращается в безумие, охватывающее не только его, но и женщин, которые становятся его союзниками - его жену (мать Лося) и Катю, которые поддаются собственным странным привязанностям.

Доктор и отец никогда не встречаются, но кажутся почти зеркальными отражениями друг друга. Их борьба за детей может символизировать борьбу двух политических концепций, борющихся за души сегодняшних белорусов: один смотрит на Россию с ее силой и якобы высшей культурой, а другой поклоняется идеализированной, но плохо определенной белорусской национальной сущности.Оба мужчины отвергают белорусскую сложность, и их противоречивые убеждения оставляют очень мало места для реальной жизни. Доктор чувствует себя в безопасности только в своем Лагере посреди леса. Отец, выпускник филологического факультета, водит такси, пьет и прячется от мира.

Самая глубокая загадка касается двух детей, которые бродят по лесу, попадают в ловушки, переживают настоящие или воображаемые кошмары. В одиночестве они разговаривают друг с другом в Мова, но также проявляют определенное уважение к Языку.Они наивны и невинны, но иногда говорят с мудростью мудрецов и цинизмом взрослых. Они видят рунические символы на дорожных знаках и считают, что их футболки с пятнами ягод содержат иероглифы, которые необходимо расшифровать.

Лоччик, кажется, обладает магическими способностями и действует как слуга и защитник своей сестры, но у него нет ни прошлого, ни собственной личности. Лося, бесспорный лидер дуэта, мало похожа на напуганную покорную дочь, съежившуюся в отцовской квартире.Эти двое подозревают, что они могут быть не совсем реальными, а скорее призраками, остро нуждающимися в объединении. "Где мы?" - спрашивает Лося. «И что еще более важно, кто мы?» Возможно, они - духи истинной свободы, удивительной иррациональности и непредсказуемости жизни, забытой или оставленной взрослыми, приверженными своим конкурирующим ортодоксам.

У читателя создается впечатление, что он заглядывает в белорусское подсознание, полное миражей прошлого, смутные видения еще не реализованного будущего и гнетущее ощущение жизни, по словам отца, «к востоку от культуры и к северу от истории».«В конце мир отца рушится, и он погибает, покинутый своей верой и своими мечтами. Доктор продолжает «лечить» своих пациентов, видимо, без особого успеха. Лоччик, в последний раз спас свою сестру, возвращается в неодушевленное состояние, из которого вышел. И Лося на грани капитуляции добирается до своего Бремена. Это своего рода счастливый конец? В последней сцене мы видим, как она все еще непокорная и дерзкая, высунув язык из-за искусственной вежливости своего нового дома. В конце темной дороги нет радуги.Но, по крайней мере, есть шанс быть непослушной девочкой.

Переводчики Alindarka’s Children , Джим Дингли и Петра Рид, столкнулись с серьезной проблемой. Большая часть романа написана на литературном белорусском языке, но есть частые отрывки на русском языке, в нестандартных формах обоих языков и в русско-белорусской смеси, известной как trasianka (мякина). Дингли и Рид приняли смелое решение оформить книгу на двух отдельных, если они связаны, языках: стандартном английском и шотландском.Рид, переводчик на шотландский язык, говорит в предисловии, что она не говорит на шотландском языке, и ее перевод «и вариативен, и сфабрикован», заимствованный из различных лингвистических и литературных источников. Она намекает на параллели между ролью белорусского и шотландского языков в их национальных движениях.

В «Дети Алиндарки» , белорусские диалоги, внутренние монологи, воспоминания и фрагменты отцовского дневника - все на шотландском языке, а голос рассказчика романа (первоначально на белорусском языке) и русские отрывки - на английском языке.Такой подход добавляет сложности, которой нет в оригинале. Бахаревич написал роман для белорусских читателей, которые, будучи почти без исключения двуязычными, легко читают русские разделы. Для среднего английского читателя прочтение довольно обширных и важных диалогов и повествовательных отрывков на шотландском языке не невозможно, но это потребует определенных усилий и, возможно, использования онлайн-ресурса «Словари шотландского языка». Переводчики предоставляют полезные сноски и глоссарий сложных шотландских слов.

Дингли и Рид, конечно, понимают, что ни один белорусский персонаж не может сказать что-то вроде «Whaur’s yon bestie? Йон, пуджи, бледный! " Таким образом, Лося становится Алисией, а Лоччик становится Ави (сокращение от «авиатор», но еврейское имя должно быть намеком переводчиков на происхождение мальчика). Отца переименовали в Faither. Вместо Языка и Мовы мы получаем Lingo и Leid. Но некоторые персонажи сохранили свои славянские имена, а обстановка и ситуации безошибочно восточноевропейские.Так где же мы на самом деле? В Беларуси, в Шотландии или в обоих сразу?

Дингли и Рид принимают эти несоответствия. В конце концов, роман Бахаревича - это басня. Его герои сражаются с упырями и могут управлять машинами только силой воли. Почему бы не сделать его еще более странным и добавить немного шотландской странности? Они даже подчеркивают «шотландское измерение», вставляя в текст Бахаревича многочисленные фрагменты шотландской поэзии. Эти дополнения придают книге ощущение меланхолической шотландской баллады, что не совсем соответствует настроению работы Бахаревича.Мы получаем книгу, которая является одновременно переводом и коллажем - независимым многоязычным литературным произведением.

Это оригинальный ответ на многоголосие романа и дань уважения шотландскому языку, которая перекликается с той данью, которую Бахаревич отдает белорусскому языку. Еще неизвестно, насколько хорошо он служит более прагматической цели - познакомить Бахаревича с широкой читающей по-английски публикой. Виржини Симаник, редактор и издатель французского перевода 3 , сказала в интервью, что, столкнувшись с той же проблемой, она решила не использовать бретонский, баскский или окситанский язык вместо белорусского.Она работала с переводчиком Аленой Лапатневой, чтобы разнообразить французский язык, чтобы сохранить полифонический эффект, но сделать его полностью понятным для франкоязычного читателя, не знающего региональных языков.

Будем надеяться, что перевод Дингли-Рейда привлечет не только поклонников шотландского Лейда или читателей, интересующихся лингвистической периферией. Несмотря на то, что это фантастика, Alindarka's Children представляет собой актуальный взгляд на сегодняшнюю Беларусь и отражает глубину разочарования, горя и решимости, которые десятилетиями накапливались под обманчиво безмятежной поверхностью белорусской жизни.

Последний боевой клич протестующих: Уходзи! (Уходи!) Явно нацелен на человека наверху. Но это также звучит с нетерпением по поводу явного анахронизма их жизни, ограниченности их выбора, жесткости доступных им идеологических ролей (конформист, диссидент, внутренний или внешний эмигрант), их собственных страхов, прежней пассивности и многих компромиссов. и самоотречение - весь искаженный, клаустрофобный мир, который Бахаревич вызывает в своем романе. Лося-Алисия заставляет задуматься о тысячах бесстрашных белорусов, которые сегодня пытаются вырваться из политического кошмара - покинуть беспокойный лес и попасть на карту.

В книге поэта найдены слова для «вещей, которые лишают нас дара речи»

В последние месяцы поэт Вальжина Морт была озвучена в новостных агентствах и в социальных сетях во время выступлений за демократию в ее родной Беларуси. Но стихи, собранные в ее новой книге «Музыка для мертвых и воскресших», не касаются конкретной политической или социальной темы.

Вместо этого, эти стихи начинаются с того места, где останавливаются историки, сказал Морт, доцент кафедры английского языка в Колледже искусств и наук.

«Журналист пишет о том, что произошло», - сказал Морт. «Но где-то есть человек, который говорит:« Я все еще здесь со своей болью, со своей потерей. Кто для меня? »Я думаю, что именно тогда поэт становится моим товарищем. Потому что поэт не просто говорит о том, что произошло. Поэт говорит: «Как себя чувствует история?» И «Можно ли вообще подобрать слова?» »

В своем третьем сборнике, опубликованном в Америке (ее сборник «Пандемия роз» в 2017 году был опубликован в Беларуси), Морт находит слова для описания «вещей, которые ускользают от языка, вещей, которые лишают нас дара речи.”

Многие стихотворения в «Музыке для умерших и воскресших» имеют белорусские корни, как в настоящем, так и в прошлом.

«Беларусь имеет 250-летнюю историю политического и культурного раскола», - сказал Морт. «Текущие события в Беларуси - массовые тюремные заключения, похищения людей на улице милицией, пытки во время содержания под стражей, прямые угрозы казни - спровоцировали старые раны, давнее молчание. Моя книга говорит об этих ранах ».

Но в книге также говорится об интимных вещах, сказала она, касаясь «семьи, яблок, Чернобыля, лип, зубров, Караваджо, Минска, колбасы, музыки.”

«В мире, где люди-свидетели насилия не выживают, любой объект становится свидетелем», - сказал Морт.

В стихотворении «Автобусные остановки: Ars Poetica» кошелек «открывается как рот» и кричит человеческим голосом. Аккордеон, на котором Морт играл в детстве, появляется во многих стихотворениях, равно как и отсылки к ядерным реакторам и голоса женщин, рассказывающих истории прошлого.

«Забравшись ко мне на колени, аккордеон / сочиняет / тяжело дышит», - пишет Морт в стихотворении «Песня для повышенного голоса и отвертки.”

В стихотворении «Баба Броня» Морт передает воспоминания своей бабушки, замечательного рассказчика: «В многоквартирном доме, простирающемся на две автобусные остановки, я - подопытный ребенок, столкнувшийся с горящим реактором памяти моей бабушки. В первое десятилетие своей жизни я получаю полную дозу ее - вашей - правды [правды] в виде ежедневной инъекции ».

«Музыка мертвых и воскресших» написана на английском языке, но Морт писала стихи на английском и белорусском языках.

«Пишу сразу на двух языках. Я иду между двумя черновиками и без иерархии оригинала и перевода », - сказал Морт. «Я думаю о своих языках как о своего рода хранилище, через которое я хожу, и весь язык есть для меня».

Морт также говорит на русском, первом языке, который она выучила, когда росла в части Советского Союза. Но она никогда не пишет стихов на русском языке; как колониальный язык, по ее словам, он «несет в себе много насилия».

На обложке книги - иллюстрация молодой белорусской художницы Василисы Поляниной, которая училась на уроке поэзии у Морта в Минске.«Она нарисовала рисунок в ответ на одно из моих стихотворений», - сказал Морт, который просмотрел все собрание художника, чтобы найти иллюстрацию на обложке. «Я был действительно поражен ее работой. Я кое-что узнал в этом. Я чувствовал себя увиденным ».

Поэзия не может быть противоядием от ужаса, боли или утраты, сказал Морт. Но это может быть средством преодоления трудностей.

«Это утешает», - сказала она. «Возможность точности и ясности наших потерь, радостей и травм - утешение. Язык учит нас страху, а поэзия учит преодолевать страх.”

Кейт Блэквуд - писатель Колледжа искусств и наук.

The PEN Ten: Интервью с Волжиной Морт

PEN Ten - это серия еженедельных интервью PEN America. На этой неделе Полина Садовская разговаривает с Valzhyna Mort , автором Музыка для мертвых и воскресших (Фаррар, Штраус и Жиру, 2020).

Фото Тани Капитонава

1.Музыка играет центральную роль в вашей новой книге. Не могу не вспомнить нынешнюю революцию в Беларуси, где музыка также чрезвычайно важна. С самого начала внимательно наблюдая за этим протестом, мне кажется, что это действительно музыка, которая сумела сплотить народ Беларуси, как никогда раньше. Например, в знак протеста люди пели белорусскую колыбельную «Купалинку», а музыканты каждую ночь ходили по кварталу, чтобы поднять настроение мирным демонстрантам. Какая сила музыка для белорусского народа сейчас?
Белорусский поэт и музыкант Владимир Лянкевич был среди многих задержанных за исполнение «Купалинки» на улице.На суде, когда его попросили объяснить, почему он поет песню - потому что сейчас исполнение песни является достаточной причиной для ареста в Беларуси, - он сказал, что когда он поет, он не боится.

«Купалинка» написана поэтом Михасом Чаро, арестованным в 1937 году за «антиправительственную деятельность». Свое последнее стихотворение он написал на стене тюремной камеры, ожидая казни. Люди могут этого не помнить, но язык помнит, откуда это произошло.

Почему авторитарное правительство боится людей, поющих вместе? Возможно, он рассматривает пение как тренировку солидарности, как тренировку в сообществе.Политика нашего авторитарного правительства всегда заключалась в том, чтобы лишить общество гражданских прав - вызвать недоверие, - что делает солидарность невозможной. Совместное пение - это важное совместное упражнение в доверии и единстве. Совместное пение порождает силу, которой невозможно достичь с помощью обычной речи, потому что в пении мы становимся единым телом с другими.

Почему поют на акциях протеста? Почему бы не остановиться на пении? Потому что белорусские протесты не являются политическими. Это люди, рожденные как одна община впервые за 250 лет.Так что это действительно колыбельная для новорожденного народа.


«Зачем петь на митингах? Почему бы не остановиться на скандировании, потому что протесты в Беларуси не являются политическими. Это люди, рожденные как одна община впервые за 250 лет ».


2. Многие стихи в вашей книге тоже поют, и есть даже собственная колыбельная. Какая сила для вас в музыке?
Музыка для мертвых и воскресших исследует связь между музыкой и травмой.Многие люди думают о музыке как о чем-то неоднозначном, но для меня все наоборот. Музыка точно говорит нам, что не передать словами. Мне нравится, как Феликс Мендельсон выразился: «Музыка, которую я люблю, выражает мне мысли, не слишком неопределенные для слов, а, скорее, слишком определенные».

Я иду сквозь туман памяти, сквозь туман воображения, от неистории, от тьмы собственного «я» к ясности. А для этого мне нужен высший язык - для меня это музыка. Что такое музыка? Звуки, доступные всем нам, упорядочены по темам, вариациям и повторениям.Этот узор - абсолютное волшебство. Порядок слов в стихотворении - та же магия. Этот порядок создает пространство, которое мы переживаем, переходя от слова к слову, от одной строфы / комнаты к другой. В отличие от архитекторов, поэты строят исключительно в воздухе, на вдохе. Это пространство задумчивости, которое мы должны создать, потому что нашего физического пространства недостаточно. Наши сердца многомерны.

Я провел детство на кухне, слушая рассказы бабушки о выживании. И радио всегда было включено - оно должно было быть включено, потому что она считала радио источником экстренной информации: по радио объявляют о войнах.Но война закончилась, по радио транслировали Баха, Скрябина, Грига, Моцарта, и постепенно я стал ассоциировать этих композиторов с голосом моей бабушки, с историями о выживании белорусов. Постепенно я также понял, насколько эта музыка помогла мне справиться с рассказами моей бабушки.


«Многие люди думают о музыке как о чем-то неоднозначном, но для меня все наоборот. Музыка точно говорит нам, что не передать словами. . . [Это] звуки, доступные всем нам, упорядоченные по темам, вариациям и повторениям.Этот узор - абсолютное волшебство. Порядок слов в стихотворении - та же магия. Этот порядок создает пространство, которое мы переживаем, переходя от слова к слову, от одной строфы / комнаты к другой ».


3. Вернемся к писателям и их роли в движении сопротивления. Как писатели в современной Беларуси могут повлиять на перемены? Вы можете назвать нескольких писателей, которые этим занимаются?
Когда Владимира Лянкевича вместе с Ханной Комар арестовали за пение на улице, люди начали говорить: «Милиция теперь преследует поэтов!» Но Владимир хотел, чтобы все поняли, что его арестовали не потому, что он художник.Он был арестован, потому что любой, кто свободно гуляет по улице, может быть арестован. Поэт Дмитрий Строцев находится в СИЗО на две недели за то, что его сфотографировали на улице, показывая пальцами знак победы. До этого он ни разу не пропустил акции протеста и каждую неделю публиковал новые стихи - короткие, пронзительные тексты, которые пытались разобраться в реалиях белорусов.

Давайте вспомним, что в Польше Анна Свир 30 лет ждала, чтобы написать свои короткие записные стихи, напоминающие небольшие фотографические квадраты оккупированной Варшавы.Оба таймфрейма действительны. Поэту не обязательно быть актуальным в данный момент, но они всегда актуальны.

Лирический голос - это голос, который говорит: «Еще так много предстоит понять». В нем также говорится: «Терять контроль над своим сердцем - это нормально». Наш штат сказал: «У вас есть еда и постель, что еще вам нужно?» И люди с улиц отвечали цитатой из поэта Янки Купалы: «Чтобы называться людьми». Это стихотворение, впервые опубликованное в 1908 году. Некоторые говорят, что оно звучит как зов и ответ, в ритме марширующей и поющей толпы.Я согласен. Но в эти дни я также читал его себе много раз, в моменты поражения и страха, и обнаружил, что это стихотворение предназначено не только для маршей. Это также для молитвы после того, как вы вернетесь с марша в темную квартиру и окажетесь после ликования солидарности одиноким и разбитым.


«Белорусские кости - это незахороненные кости. Прогуливаясь по лесу, можно найти личные вещи с нацарапанными на них надписями - слова, говорящие с нами, живыми.Белорусские кости - это говорящие кости. Белорусские кости - это тоже разбросанные кости - столько было насильственных вывихов, от Первой мировой войны до советских трудовых лагерей. Кость действительно является «ключом к моей родине». Кость также является ответом на вопрос «Откуда я?» »


4. Беларусь является - или была до недавнего времени - тем местом, которое я могу назвать, своими словами, местом, «известным своей неизвестностью». Многим людям в этой части мира сложно объяснить белорусский рассказ.Некоторым даже сложно идентифицировать Беларусь на карте. В вашей книге повторяется вопрос: «Откуда я?» Вы так себя чувствуете? Неужели это постоянное отрицание вашего места рождения Западом заставляет вас также сомневаться в его существовании?
Мы Ваканда Европы, не так ли?  Я лично смотрю на этот вопрос. Я провел 1/3 своей жизни с бабушкой, усаживая меня на кухню и рассказывая мне истории потерь и выживания в сталинские 30-е годы, во время Второй мировой войны, в послевоенной Советской Беларуси.В школе я сидел на уроках истории, недоумевая, почему историям моей семьи нет места в официальных рассказах. Я сидел на уроках литературы, мысленно блуждая по улицам Москвы и Санкт-Петербурга, следуя персонажам Достоевского или Чехова. Но не Минск. Мне было четыре года, когда ядерная авария на 4-м реакторе стала причиной аварии на Чернобыльской АЭС. Семьдесят процентов радиации пришлось на Беларусь. Такие слова, как «зона» и «цезий» вошли в наш повседневный словарный запас. Чернобыль приобрел в моем детском воображении качество сказки.Я научился видеть невидимое - излучение - в каждом яблоке, каждом листе дерева. Мы, дети, рассказывали истории об ужасных монстрах, рожденных белорусскими матерями.

Мне было 10 лет, когда Советский Союз официально распался, но его распад продолжается, и на его завершение уходят десятилетия и поколения. Я достиг совершеннолетия в то время, когда Беларусь начала существовать как независимая страна, но мои родители были очень советскими людьми и изо всех сил пытались начать свою жизнь заново. Моя бабушка, моя близкая собеседница, очень любила Сталина.Я ее спрашивал: «А почему, бабушка? За каждую печальную историю, которую вы рассказываете, ответственность несет Сталин ». Она злилась на меня за такие слова, и я остановился. Вместо этого я спросил: «Откуда я?»

5. В книге есть строчка, описывающая Беларусь: «Кость - ключ к моей Родине». Эта фраза заставила меня задуматься о том, что на самом деле не многие люди понимают силу белорусского народа. Для многих трудно понять, как можно увидеть, как ваших близких увольняют, угрожают, арестовывают и даже пытают, а затем продолжают выходить на улицы с цветами, песнями и забавными знаками протеста.Что это за кости - белорусские кости?
Белорусские кости - беспокойные кости. Кости братских могил, кости, поднятые с земли живыми. Многие стихи в книге рассказывают о Куропатах, лесной местности на окраине Минска, где многие великие люди были казнены НКВД менее 100 лет назад. Мы ничего не знаем об этих людях: кем они были? Почему их убили?

Белорусские кости - это незахороненные кости. Прогуливаясь по лесу, можно найти личные вещи с нацарапанными на них надписями - слова, говорящие с нами, живыми.Белорусские кости - это говорящие кости. Белорусские кости - это тоже разбросанные кости - столько было насильственных вывихов, от Первой мировой войны до советских трудовых лагерей. Кость действительно «ключ к моей родине». Кость также является ответом на вопрос: «Откуда я?»


«Мы думаем о памяти как о чем-то из прошлого, но память не организована во времени. Память организует себя вокруг поэтических ассоциаций, образов, вокруг «того, что она чувствует». Она объединяет живых и мертвых, заставляя их разделять одно дыхание.Поэзия - это лекарство: она лечит то невидимое, разорванное внутри нас ».


6. Одна из книг белорусской писательницы Светланы Алексиевич называется « Неженское лицо войны ». У нынешнего сопротивления, с другой стороны, очень женственное лицо. По мнению оппозиции, настоящим президентом является женщина Светлана Цихановская. На улицах белорусских городов регулярно проходят женские марши, в которых участвует 73-летняя легенда белорусского протеста Нина Багинская.Как и когда в традиционно мужской культуре женщины вышли на передний план протеста?
Я прочитал этот заголовок как конфронтацию: вы думаете, что лицо войны не женское, но на самом деле у войны женское лицо и женский голос. Белорусский писатель Алесь Адамович писал свои книги о войне, потому что не мог забыть лицо матери. Женщина, рассказывающая историю своего выживания при открытии военного мемориала, вдохновила его писать в своем полифоническом стиле. Светлана Алексиевич - ученица Адамовича.Когда Алексиевич начала брать интервью у женщин-ветеранов Второй мировой войны, то, что она слышала от них, было новым языком, а не общепринятыми клише. Эти женщины не осмелились повторить официальное повествование о героизме, храбрости и самопожертвовании, потому что считали, что это принадлежит только мужчинам - мужчинам-солдатам. Чтобы описать свой опыт, женщинам пришлось изобрести свой собственный язык, и в результате они смогли объяснить, каково это - пережить войну как человеческое существо.

Если мы посмотрим на историю активизма в Беларуси, то увидим, что это никогда не было «традиционно мужской культурой.«Единственное, что было традиционным, - так это описывать. Теперь, когда вокруг так много внимания, все видят женщин, которые всегда были рядом. В то время как здесь, в Штатах, «бабушка» - персонаж комедийного скетча, бабушка нашего народа - Нина Багинская - одна, год за годом, десятилетиями стоит перед рядами бронированной милиции.

7. Однажды вы сказали: «Поэзия - это язык, на котором мертвые помогают нам забыть, что они мертвы». В своей книге вы вспоминаете мертвых, говорите с мертвыми и воскрешаете мертвых словами и мелодиями.Для этого вы возвращаетесь в прошлое, но в прошлом история - это «закрытый магазин». Как вы думаете, стихи помогут открыть этот магазин?
Нет, но я думаю, что это поможет нам справиться с тем, что он закрыт. Мы думаем о памяти как о чем-то из прошлого, но память не организована во времени. Память организуется вокруг поэтических ассоциаций, образов, вокруг того, «как она себя чувствует». Он объединяет живых и мертвых, заставляя их дышать одним дыханием. Поэзия - это лекарство: она лечит то невидимое, разорванное внутри нас.Дерек Уолкотт писал: «Классика утешает, но этого недостаточно». Я не буду говорить об англоязычных классиках, но если речь идет о белорусской, польской и русской поэзии. . . Я читаю, потому что меня утешали наши стихи. Это пробуждает во мне чувство, такое чувство, к которому я бы никогда не осмелился приблизиться без поэзии.


«Я пишу по-английски, чтобы в нем был виден белорусский опыт. . . [и] Я пишу по-белорусски, потому что, короче говоря, это самый крутой язык, который я знаю.”


8. Музыка для мертвых и воскресших написана на английском языке. Вы тоже пишете по-белорусски. Можете ли вы объяснить поэту разницу между этими двумя языками и почему для вас важно писать на обоих языках?
Музыка для мертвых и воскресших была написана на двух языках. Я пишу по-английски и по-белорусски одновременно, меняя туда и сюда, чтобы ни один язык не мог претендовать на оригинальность.Ни один из моих поэтических языков не является моим родным, поскольку, как и большинство людей в Беларуси, я выросла на русском, который был языком моей мачехи и был моим колониальным наследием. Я могу переводить с русского, я могу заниматься сексом по-русски, но я не могу написать стихотворение по-русски.

Я считаю все три языка одним: хранилищем лингвистического материала. Я не верю в перевод. Я верю, что нужно перемещаться по этой кладовой, внимательно прислушиваясь.

Я пишу по-английски, чтобы в нем был виден белорусский опыт.Кроме того, я пишу по-английски, потому что традиция, которая позволяет мне расти как поэт сегодня, - это восстановительная постколониальная англоязычная поэтика М. Нурбез Филиппа, Робина Коста Льюиса, Саидии Хартман, Клаудии Рэнкин, Кэролин Форче, Дона Ми Чоя, Илья Каминский и Натали Диаз. Не менее меня вдохновляют многоязычные писатели, такие как Ульяна Вольф и Евгений Осташевский. Эти писатели создали пространство в английском языке, где я тоже могу говорить. Это писатели, которые противостоят английскому языку, и я тоже этим занимаюсь: я противостою английскому языку по поводу моего отсутствия в его глобальном представлении о самом себе.

Я также использую полифоническую белорусскую традицию антилитературной прозы Алеся Адамовича и Светланы Алексиевич и антилитературную поэтику польских поэтов, таких как Чеслав Милош, Вислава Шимборска и Анна Свир.

Я пишу по-белорусски, потому что, короче говоря, это самый крутой язык, который я знаю.

9. Вы посвящаете эту книгу своей дочери Кореи. Сколько ей сейчас лет? Что вы хотите, чтобы она получила от этой книги?
Коре восемь лет, и я хочу, чтобы мой голос спрашивал: «Откуда я?» как своего рода дом.

10. Какая первая книга или произведение оказали на вас глубокое влияние?
Множество вещей тронуло меня с юных лет: музыка, опера, книги, яблони, геометрия нашей квартиры, снег, тело моей бабушки, любовь моих родителей, рассказы о детях, таких как я, подвергались пыткам во время мировой войны. II и как они никогда не откажутся от расположения партизан. С юных лет я задавался вопросом, выдержу ли я пытки.

Я ездил на автобусах и троллейбусах по Минску, и ритм остановок - люди садятся и выходят - сыграл важную роль в формировании меня как поэта.Сейчас мне на ум приходит книга Мориса Метерлинка The Blue Bird .


Волжина Морт является автором Фабрика слез и Собрание тела. Она получила литературную стипендию Ланнана, премию Бесс Хокин, резиденцию Эми Клампитт, премию побережья Мексиканского залива в области перевода и премию Гленна Лушей Прери Шхуна.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *