Стихотворение о детях войны: Дети войны. Стихи – StranaKids.ru

Содержание

Дети войны. Стихи - StranaKids.ru

Ой, Мишка, как же страшно мне!
Л. Тасси

Оборванного мишку утешала
Девчушка в изувеченной избе:
«Не плачь, не плачь… Сама недоедала,
Полсухаря оставила тебе…

… Снаряды пролетали и взрывались,
Смешалась с кровью черная земля…
Была семья, был дом… Теперь остались
Совсем одни на свете — ты и я…»

… А за деревней рощица дымилась,
Поражена чудовищным огнём,
И Смерть вокруг летала злою птицей,
Бедой нежданной приходила в дом…

«Ты слышишь, Миш, я сильная, не плачу,
И мне дадут на фронте автомат.
Я отомщу за то, что слезы прячу,
За то, что наши сосенки горят…»

Но в тишине свистели пули звонко,
Зловещий отблеск полыхнул в окне…
И выбежала из дому девчонка:
«Ой, Мишка, Мишка, как же страшно мне!..»

… Молчание. Ни голоса не слышно.
Победу нынче празднует страна…
А сколько их, девчонок и мальчишек,
Осиротила подлая война?!..


Дети войны
Светлана Сирена.

Дети войны, вы детства не знали.
Ужас тех лет от бомбёжек в глазах.
В страхе вы жили. Не все выживали.

Горечь-полынь и сейчас на губах.

Дети войны, как же вы голодали…
Как же хотелось собрать горсть зерна.
На зрелых полях колосья играли,
Их поджигали, топтали…Война…

Чёрные дни от пожаров и гари-
Детским сердцам непонятны они.
Зачем и куда тогда вы бежали,
Всё покидая, в те горькие дни.

Где ж вы, родные мои, отзовитесь?!
Сколько же лет разделяло людей?
Дети войны, как и прежде, крепитесь!
Больше вам добрых и радостных дней!


Крохотный, слабый, беспомощный
Лариса Луканева.

Крохотный, слабый, беспомощный
В мире огромном, неистовом
Робко гуляет по кромочке,
В воздухе слышатся выстрелы.

Ножками белыми, ловкими
Перебирает по лестнице.
У перебранки с винтовками
Первая пуля, как вестница.

Кто эти люди жестокие?
В чём их бесовская миссия?
Будешь ли жить одиноким ты,
Жертвой житейской коллизии?

Мячик, как Землю, прижми к себе,
Спрячь от чужого и пришлого.
Хочется доброго, мирного,
Светлого, ясного, пышного!

Мальчик, глазами которого,
Тяжко взирает бездолие…
Ценится, в мире, где взрослые,
Жизнь, как и прежде, недорого.


Вы смотрели в глаза тех детей
Екатерина Кирилова.

Вы смотрели в глаза тех детей,
Знает кто о войне не из книжек:
Потерявших отцов, матерей,
С умным взглядом невзрослых детишек?..

Их, прошедших все годы войны,
Не пугают небесные грозы,
Но боятся они тишины –
В ней таится немая угроза.

Нападения страшной беды,
Что страшнее жары и мороза.
И в судьбе оставляет следы
Злых деяний, насилия…слёзы…

Над детьми, что убила война,
Валуны скорбно приняли позы,
И склонилась над ними страна,
И стоят часовыми берёзы.


Дети войны
Светлана Сирена.

Дети войны, вы детства не знали.
Ужас тех лет от бомбёжек в глазах.
В страхе вы жили. Не все выживали.
Горечь-полынь и сейчас на губах.

Слёзы в глазах от обид застывали.
Кровь и расстрелы. Горела страна…
Долго ее из руин поднимали,
Жить лучше мечтали… Снова война.

Дети войны, как же вы голодали…
Как же хотелось собрать горсть зерна.
На зрелых полях колосья играли,
Их поджигали, топтали… Война…

В детских глазах испуг все читали.

Как же понять, что такое война?..
Взрослые дяди в них просто стреляли,
Их убивали, сжигали дотла.

Чёрные дни от пожаров и гари –
Детским сердцам непонятны они.
Зачем и куда тогда вы бежали,
Всё покидая, в те горькие дни?

Дети войны быстро взрослыми стали.
Их детство украли фашисты-враги,
Дети войны игрушек не знали,
Книг не читали, прожить не могли.

Многих спасли, но другие пропали:
От голода, пуль они полегли…
Братья и сёстры друг друга теряли,
Кого-то в детдом поместить помогли.

Позже друг друга годами искали…
Время бежало, взрослели и мы.
Может, всю жизнь этой весточки ждали,
Слёзы душили от разной молвы.

Где ж вы, родные мои, отзовитесь?!.
Сколько же лет разделяли людей!
Дети войны, как и прежде, крепитесь!
Больше вам добрых и солнечных дней!

Мальчик из села Поповки
С. Я. Маршак

Среди сугробов и воронок
В селе, разрушенном дотла,
Стоит, зажмурившись ребёнок —
Последний гражданин села.
Испуганный котёнок белый,
Обломок печки и трубы —
И это всё, что уцелело
От прежней жизни и избы.

Стоит белоголовый Петя
И плачет, как старик без слёз,
Три года прожил он на свете,
А что узнал и перенёс.
При нём избу его спалили,
Угнали маму со двора,
И в наспех вырытой могиле
Лежит убитая сестра.
Не выпускай, боец, винтовки,
Пока не отомстишь врагу
За кровь, пролитую в Поповке,
И за ребёнка на снегу.

Две строчки
Твардовский

Из записной потертой книжки
Две строчки о бойце-парнишке,
Что был в сороковом году
Убит в Финляндии на льду.

Лежало как-то неумело
По-детски маленькое тело.
Шинель ко льду мороз прижал,
Далеко шапка отлетела.
Казалось, мальчик не лежал,
А все еще бегом бежал
Да лед за полу придержал…

Среди большой войны жестокой,
С чего — ума не приложу,
Мне жалко той судьбы далекой,
Как будто мертвый, одинокий,
Как будто это я лежу,
Примерзший, маленький, убитый
На той войне незнаменитой,
Забытый, маленький, лежу.

В пилотке мальчик босоногий…
Твардовский 1943

В пилотке мальчик босоногий
С худым заплечным узелком
Привал устроил на дороге,
Чтоб закусить сухим пайком.

Горбушка хлеба, две картошки —
Всему суровый вес и счет.
И, как большой, с ладони крошки
С великой бережностью — в рот.

Стремглав попутные машины
Проносят пыльные борта.
Глядит, задумался мужчина.
— Сынок, должно быть сирота?

И на лице, в глазах, похоже, —
Досады давнишняя тень.
Любой и каждый все про то же,
И как им спрашивать не лень.

В лицо тебе серьезно глядя,
Еще он медлит рот открыть.
— Ну, сирота. — И тотчас: — Дядя,
Ты лучше дал бы докурить.

 

О детях войны
Валентина САЛИЙ

Детям, пережившим ту войну,
Поклониться нужно до земли!
В поле, в оккупации, в плену,
Продержались, выжили, смогли!

У станков стояли, как бойцы,
На пределе сил,
но не прогнулись
И молились, чтобы их отцы
С бойни той немыслимой вернулись.

Дети, что без детства повзрослели,
Дети, обделенные войной,
Вы в ту пору досыта не ели,
Но честны перед своей страной.

Мерзли вы в нетопленных квартирах,
В гетто умирали и в печах.
Было неуютно, страшно, сыро,
Но несли на слабеньких плечах

Ношу непомерную, святую,
Чтоб скорее мира час настал.
Истину познавшие простую.
Каждый на своем посту стоял.

Девочки и мальчики войны!
На земле осталось вас немного.
Дочери страны! Ее сыны!
Чистые пред Родиной и Богом!

В этот день и горестный, и светлый,
Поклониться от души должны
Мы живым и недожившим детям
Той большой и праведной войны!

Мира вам, здоровья, долголетья,
Доброты, душевного тепла!
И пускай нигде на целом свете
Детство вновь не отберет война!

Современные поэты о войне 1941-1945

ДЕНЬ ПОБЕДЫ
 
Увы, нечасто встретишь ветерана,
Дожившего до современных смут.
Немалые года, былые раны
Уводят их на самый высший суд.
 
Прошедшие дороги всех режимов,
Они вершат торжественный парад
По памятной брусчатке на машинах,
А не пешком, как много лет назад,
 
Когда сжималось время под прицелом,
Когда грозила вражья кабала,
И был приказ, и Родина велела,
И падал пот в морозный день с чела.
 
Сумеет ли найти в своих анналах
Иной народ такие времена,
Когда на неприятеля вставала
Единым фронтом целая страна?

 
А тут – живьем, проснувшись спозаранку,
Участник на трамвай идет, спеша,
И не вмещает орденские планки
За модой не угнавшийся пиджак.
 
Прищурившись от утреннего света
И с палочкой (куда же без нее?)
Идет солдат, держа в руках Победу –
Нетленное наследие свое.
Станислав Гуляев
2009
 
 
С ДНЕМ ПОБЕДЫ!
 
Поздравляем сегодня героев-отцов
Всех военных, трудящихся тыла!
Поздравляем проливших за Родину кровь
И отдавших последние силы!
 
Соболезнуем павшим, им память на век,
И на все времена в сердце нашем!
Поздравляем с Победой сегодня и тех,
Кто в числе без известья пропавших!
 
Поздравляем живых, тех, кто с нами сейчас,
Вас заботами пусть окружают
Ваши правнуки, внуки и сыновья,
И все те, кто Вас любят и знают!
Дмитрий Румата
2008
 
ВОЙНА 41 ГОДА
 
Пропахшие порохом тучи неслись,
пролившись свинцом с небосвода.
«Ни шагу назад... И ни пяди земли...»
– Касается каждого взвода.
 
Но Киев захвачен, в кольце Ленинград,
бои – на пороге столицы:
бессонные ночи, кровавый закат,
суровые, скорбные лица.
 
Часы отступлений, как вы нелегки!
Ведь каждый считал – он виновен...
И только на Волге, у кромки реки,
был враг, наконец, остановлен.
 
А дальше – сраженья и ночью, и днем
за каждую русскую хату.
Приказ был: – на Запад, под шквальным огнем.
Всё было под силу солдату.
 
Свобода тому лишь до гроба верна,
кто предан идее народа.
Священная шла, мировая война, –
Война сорок первого года.
Влад Снегирев
2011
 
В ЗЕМЛЯНКЕ
 
Басы зениток ночью не слышны.
Опять дожди. Затишье. Мы в землянке
сидим, слегка уставши от войны
и от ее изгаженной изнанки.
Уже затихла хриплая гармонь.
Солдат читает, глядя на огонь:
 
«Мать и сыны сравнялись в грозный час.
Москва моя, военною судьбою
мы породнились, не смыкая глаз
ты в эту ночь, как мы, готова к бою».
Вдали разрыв. Наверное – фугас.
«Товарищ Сталин! Слышишь ли ты нас?»
 
Идет рассвет, в землянке всё тесней.
Пришли ребята даже из штрафбата.
Но стал короче список черных дней.
Позвольте, здесь опять его цитата:
«Но сыну было, - пусть узнает мать, -
Лицом на Запад легче умирать».
Влад Снегирев. Из книги "Соцветие поэтов" (Константин Симонов)
2013
 
ПИСЬМО СЫНУ
 
Я знаю ты на линии огня
лицом к врагу – он подлый и ужасный.
Ты был надеждой светлой для меня -
единственный, желанный и прекрасный.
А враг глумится над отчизной нашей.
Будь тверд в бою, отважен и бесстрашен.
 
Не жди, пока укутают снега
всю землю – от Днепра и до Урала.
Убей его, сейчас убей врага!
Он ненасытен и ему всё мало.
Будь прокляты фашистские злодеи.
Молю тебя – нажми курок скорее.
 
Мы отошли от Ветхого завета.
У нас теперь одно лишь чувство – Месть.
Он мертв уже – благодарю за это!
Я от тебя лишь эту жажду весть.
С лица земли их будет сотни стертых
врагов – за каждого из наших мертвых.
Влад Снегирев. Из книги "Соцветие поэтов" (Вера Инбер)
2013
 
ПОСЛЕ БОЯ
 
«Смерть на войне обычна и сурова»,
она везде: в огне, в дыму – кругом.
И мы молчим. Копаем яму снова,
всю боль потерь оставив на потом.
 
Сердца сгорели, не оставив пепла.
Мир груб и прост. Он не жалеет нас.
В бреду войны душа уже ослепла,
лишь вьюга смерти на сетчатке глаз.
 
Я был с ним рядом. И в одном окопе
делил с ним хлеб и горе пополам.
«Он не дожил, не долюбил, не дóпил»,
родных своих оставив где-то там.
 
«Он умирал. И, понимая это,
Смотрел на нас и молча ждал конца».
Теперь мы ждем холодного рассвета
«и будем плакать каплями свинца».
 
Забыл сказать – мы родом из штрафбата:
отбросы, шваль и прочие зека.
За отчий дом и за тебя, солдата,
мы отомстим. Ты отдохни пока.
Влад Снегирев. Из книги «Соцветие поэтов» (Михаил Дудин)
2013
 
БЛОКАДНЫЙ ЛЕНИНГРАД
 
Печаль войны всё тяжелей, всё глубже,
всё горестней в моем родном краю.
В кольце блокады, голоде и стуже
я город свой родной не узнаю.
 
Он в тишине предбоевой, печали,
нигде – ни звука и не слышно птиц.
Какие дни тревожные настали!
Фашисты ждут, что мы склонимся ниц.
 
Да не падет на этот дом родимый
позор бесчестья, плена и плетей.
Мы защищаем город наш любимый
всей силой сердца и любви своей.
 
И, крылья мечевидные расправив,
прославленная в песнях и веках,
над нами встанет бронзовая слава,
держа венок в обугленных руках.
Влад Снегирев. Из книги «Соцветие поэтов» (Ольга Бергольц)
2013
 
ВЕТЕРАНЫ
 
Немного осталось из тех, кто в боях
прошли до Берлина полсвета –
в мороз и пургу, через горе и страх.
Пусть вспомнят живые про это.
 
Так было: внезапно настала война.
Пришли небывалые беды.
И всё, что могла, отдавала страна
для фронта, для славной победы.
 
И каждую пядь нашей русской земли
смочили мы кровью и потом.
Но правду враги здесь сломить не смогли,
не справились с гордым народом.
 
Все дальше и дальше, на Запад – вперед
идут и идут батальоны.
Нас Родина наша к победе зовет:
«огонь, - не жалея патроны!»
 
Но вот и Рейхстаг, день фашистский померк
и фрицы кричат: «Рус, сдаемся!»
Мы эту войну будем помнить вовек.
Клянемся... Клянемся... Клянемся!
 
Нельзя про такое забыть никогда.
Что может быть лучше на свете,
чем мирное небо, в огнях города
и наши прекрасные дети?
 
Солдат, вспоминая свой путь до конца,
заплачет скупыми слезами.
А павшие живы все в наших сердцах, –
безмолвно стоят рядом с нами.
2010
 
ПОБЕДЫ ПРАЗДНИК ВЕЛИЧАЛЬНЫЙ
 
Нам май принес улыбки мира,
Улыбки счастья и весны,
И этот мир беречь должны мы,
Чтоб больше не было войны.
 
Пусть на любом конце планеты
И днем и ночью, в час любой
Спокойны будут наши дети
И люди сохранят покой.
 
Уж сединой виски покрылись –
Ведь вы у времени в плену.
Ах, ветераны, ваша юность
Перехлестнула ту войну.
 
Ушли в небытие иные,
Другие в памяти людской,
И те немногие живые…
Какой измерить все ценой?!
 
Склоняем головы в молчаньи –
Мы этой памяти верны
Ушедших судеб изначалью,
Что не для смерти рождены.
 
Пусть не звучит набат прощальный,
Пусть салютуют в вашу честь
Победы праздник величальный,
Покуда жизнь на свете есть!
Галина Куткова
2009
 
УХОДЯТ ДЕТИ НА ВОЙНУ
 
Жалко хлеба, в полях
Всё пожаром сожгло!
И ушли сыновья,
Опустело село!
 
И ушли сыновья
За победу стоять,
И сама не своя
Дожидается мать!
 
И сама не своя
Ждёт любовь у окна!
Опустела земля,
Всё забрала война!
 
Опустела земля,
Обеднела зерном,
Принимает в себя
Поколенье-звено!
 
Принимает в себя
Сыновей и мужей!
От агоний огня
Стало душно душе!
 
От агоний огня
Сыновьям не страдать!
Мне б сейчас на коня! –
Убивается мать!
 
Мне б сейчас на коня!
В жаркий бой налететь!
Чтобы вражья броня
Не давила детей!
 
Чтобы вражья броня
Рассыпалась как прах,
И смотря на меня,
Позабыли бы страх.
 
И смотря на меня,
Проще было б вдвойне
Им врага прогонять,
И не сгинуть в войне!
Дмитрий Румата
2008
 
 
* * *
 
Холодной разорванной ватой
На север плывут облака,
Как будто взорвалась граната
Полуночного сквозняка.
 
Да только меня не убило,
И ветром не унесло,
Другого в куски изрубило,
Листвой молодой занесло,
 
Укрыло сиреневым цветом,
Омыло весенней слезой,
Что очи его до рассвета
Горят неземной бирюзой.
 
Холодной разорванной ватой
Плывут и плывут облака,
Не стало сегодня солдата,
Товарища и земляка.
Ингварь Жуков
1992
 
О НАС ПОЮТ И ПРАЗДНУЮТ ПОБЕДУ
 
«Товарищ старший лейтенант,
Не отправляйте в медсанбат!
Пусть я контужен, всё равно я роте нужен!
Там, в будущем когда-нибудь,
Ещё успеем отдохнуть,
Когда почувствуем, что враг обезоружен.»
 
Мне командир кивнул в ответ
И дал мне пару сигарет.
Но докурить я не успел, опять атака.
Там, в будущем, известный факт -
Не будет никаких атак,
И не посмеет лаять ни одна собака!
 
Там, в будущем, другой порой,
У всех всё будет под рукой:
Дом, телефон, а может даже и машина...
Ну, а пока мы в бой идём
Под шквально-проливным огнём.
За нашу Родину! За мать, жену и сына!
 
За Ленинград! За Сталинград!
...а «тигры» прут, как на парад.
И я подумал: «Хрен тебе, а не парады!
Там, в будущем, - пройдёт война -
Запомнят наши имена!»
И сполз под танк с противотанковой гранатой.
 
Я показал кулак врагу,
Зубами выдернул чеку,
Закрыл глаза... Мгновенье вытянулось в вечность.
Такое в век бывает раз:
Граната не разорвалась.
Зачем о будущем мечтал я так беспечно?!
 
Мне бы хотя б один патрон -
Я бы ушёл из жизни вон!
Нет, я живым не сдамся в плен! Погибну в драке!
Да кто-то сзади от души
Меня прикладом приложил,
Упал лицом я в чернозём. Очнулся – лагерь...
 
Там пять эсэсовских юнцов
Мне долго правили лицо.
И издевался лагерфюрер толстобрюхий.
Так тявкал - брызгала слюна,
Да я не слышал ни хрена:
После контузии оглох на оба уха.
 
Прости меня, моя семья,
Но не сумел сдержаться я,
Взял, да и плюнул в это рыло поросячье!
Тогда он «люгер» свой достал...
И снова в памяти провал,
В котором - дом, жена, сынишка в люльке плачет...
 
Потом куда-то повели.
А снег бомбёжкой всё валил.
Но, крася путь от ног босых кровавым следом,
Я верил: Гитлеру - капут!
Там, в будущем.., уже живут!
О нас поют! И празднуют Победу!
Артур Арапов
Апрель-май 2009
 
1941 – 1945
 
Что мы знаем о войне?! – Немного…
По рассказам бабушек и мам
Знаем, что надежда и тревога
Об руку ходили по домам.
 
Слухи зависали, как знамена.
Дымом застилался горизонт.
Многоверстный и многоименный
Жаждал крови ненасытный фронт.
 
А из тыла за волной волна
Шла латать верховные промашки:
Всасывала мальчиков война –
И выплевывала мертвые бумажки.
 
Каждый шаг – к победе ли, к беде, –
Сводки измеряли расстояньем.
Даже самый распобедный день
Был кому-то вечным расставаньем.
 
Годы возвращающий экран,
Очевидцев честные романы –
Все равно останутся обманом:
Ссадины не заменяют ран.
 
Только изредка за толщей дней
Вдруг всплеснёт сирены голос лютый,
Замирая криками детей –
И застынет сердце на минуту…
Михаил Галин
1966 г.
 
22 ИЮНЯ
 
Дыма черная десница
Распростерлась над землей,
На полях горит пшеница,
Разъярив июньский зной,
 
Суетливо птицы кружат
Над расстрелянным селом,
Будто панихиду служат,
На восход крестясь крылом,
 
Едкий дух застывшей боли,
Сон кошмарный, - нынче быль,
Жаждет свежей русской крови
Змей стальной, утюжа пыль,
 
Сбиты главы у собора,
В грозном, приторном чаду
Древний Спас взирает скорбно
На тевтонскую орду,
 
Страшной карой за безверье
Русским новая война,
Выпить чашу искупленья,
У которой нету дна,
 
Гарью горизонт замаран,
До победы путь далек,
Сатанинская армада,
Выполнять веленье ада
Марширует на восток.
Сергей Байбара
2007
 
 
МНЕ БЫ ДОЖИТЬ ДО СМЕРТИ
 
Мне бы дожить до лета,
Повоевать в тепле…
Арсений Платт
 
С флангов попёрли, черти,
Минами теребя,
Мне бы дожить до смерти,
Не растеряв себя.
 
В центре стальная каша,
Вьётся по кругу смерч,
Танками землю пашем,
Чтоб семенами лечь.
 
И пулеметы с тыла
Тупо не прячут рыл.
Что-то до боя было,
Только я все забыл.
 
Штурмовики заходят
Брить нас в пике свинцом,
Хоть и не трус я вроде,
Падаю в грязь лицом.
 
Но подниматься надо,
Чтобы гореть в огне.
В небо уже не падать
Вместе с тобою мне,
 
Не уходить тропою
Росной по следу в лад...
Воздух расколот воем,
Ветром распахнут ад.
Борис Булатов в соавторстве с Арсением Платтом
2009
 
ДЕДУ
 
Недавно заказал отпевание в церкви своего деда Кириллова Степана Кузьмича,
погибшего в Великую Отечественную. Ему посвящаю.
 
В грудь навылет раненый смертельно
Ты упал еще в начале боя,
Крепко сжав в ладони крест нательный,
Обнявшись с растерзанной землею.
 
А вокруг беззвучно в клубах дыма
Рвали воздух пули и снаряды,
И душа солдатская незримо
Отошла. Лишь звякнули награды.
 
А потом под пение лопаты
Было тело бренное зарыто,
И ушла на Суд душа солдата,
Ни молитв тебе, ни панихиды.
 
Много лет она страдала в муках
Неприкаянна и неотпета...
Дед, ведь ты намного младше внука,
Если внука называют дедом.
 
Я сегодня «О упокоении»
Подаю священнику записку.
Ты прости нас, воин убиенный,
Ныне - новомученик Российский.
Василий Кириллов
2009
 
ВЫЖИВШИМ ВЕТЕРАНАМ
 
Пуля в землю и в песок,
В дерево и камень.
Повезло тебе, браток,
Бог пехоты с нами!
 
Ни осколок, ни шрапнель,
Ни фугас, ни мина –
Вся стальная канитель
Пролетела мимо.
 
Амуниция в чаду,
Сам – от пепла серый:
Грелся в боевом аду
Комсомольской верой.
 
Щедро сдобрена земля
Кровью и слезами.
Те, кого она взяла, -
Все перед глазами.
 
В поле звёзды и кресты,
Фото и таблички,
Среди них проходишь ты
Как на перекличке.
 
Смотрят слепо жёны вслед,
Взгляд сухой отводят…
Мы-то вдовы, наших – нет,
Ну а «этот» бродит!
 
Без надежды чья-то мать
Теребит платочек:
Может, довелось видать
Моего, сыночек?
 
Душу рвёт чужая боль,
И своей – не меньше;
Слёз не пролитая соль
Одиноких женщин.
 
Он же смерть – как вас встречал,
Не играл с ней в прятки!
Не судите сгоряча
Выживших, солдатки…
 
Пуля в землю и в песок,
Дым – в седое небо.
Повезло тебе, браток,
Если ранен не был.
Борис Катковский
2009
 
ДЕД
 
Он жизнь-то толком не узнал,
Он в ней едва лишь оперился:
В июне свадьбу он сыграл,
А сын у мертвого родился.
 
Он написать едва успел
Одно письмо супруге с фронта,
Но со стены на нас смотрел
Всегда, после любых ремонтов.
 
Он форму не успел обмять
Для снимка: мешковата слишком…
Так странно дедом называть
Его – совсем еще мальчишку.
 
Он слишком юн был для того,
Чтобы героем притворяться…
Я старше деда своего,
А мне всего лишь девятнадцать.
Великжанин Павел
2010
 
МАЙ СОРОК ПЯТОГО
 
Увидел фото солдат и матросов, сидящих у Рейхстага.
На лицах не было радости, а видна была усталость.
 
Май сорок пятого. Победа.
Усталость. Тяжесть рук и ног.
Ее так ждали наши деды,
Прошел уже немалый срок.
 
Четыре года перестрелок,
Бомбежек, яростных атак.
Тупая боль сковала тело.
Все! Сдался вражеский Рейхстаг!
 
Ценою миллионов жизней,
Сгоревших сел и городов,
Повергнута чума фашизма.
Ценой могил, ценой крестов.
 
В руках держали папиросы,
Уже не в силах прикурить.
Сидят солдаты и матросы,
Сумевшие тогда дожить.
Юрий Шмидт
2008
 
* * *
 
Был черный хлеб, что слаще сдоб,
Был ратный труд, простой и страшный:
На фронте пашней пах окоп,
В тылу окопом пахла пашня.
 
Впрягались бабы в тяжкий плуг,
И почва впитывала стоны.
Мукою, смолотой из мук,
На фронт грузились эшелоны.
 
А там своя была страда,
И возвращались похоронки
В артели вдовьего труда,
В деревни на глухой сторонке.
Великжанин Павел
2006
 
* * *
 
Не смею говорить я о войне,
Но я скажу – есть родственная память,
Не дай нам Бог увидеть и во сне
Того, что было пережито Вами!
 
Не смею говорить я о любви,
Я не прощался с милой под «Славянку»
Не разлучали с нею нас бои,
Снаряды, самолёты, танки!
 
Не смею говорить я о беде,
Не иссыхал от голода в блокадном!
Но я скажу о крашеной звезде,
Что от дождя ржавеет на Отрадном.
 
Но я скажу о слёзах матерей,
Что у окошка не дождались сына!
Но я скажу, товарищ мой, налей
За дедов и отцов седины!
 
Но я скажу, товарищ, поклонись
Защитникам отечества – России,
И постарайся лучше сделать жизнь
Для тех, кто в жертву жизни приносили!
 
Ни слова Вам не скажет о войне
И тот, кто в ней прошёл все муки ада!
Прошу, друзья, сейчас, поверьте мне,
Его про это спрашивать не надо…
Дмитрий Румата
5 мая 2008 года
 
РВЕТ МНЕ ДУШУ СОСЕДА ГАРМОШКА
 
Рвёт мне душу соседа гармошка,
Бабы, словно на похоронах,
Воют так, что сто грамм на дорожку
Расплескались в дрожащих руках.
 
-Полно бабы, ну что за поминки?!
Не к лицу вам живых отпевать.
Нам война, это так, для разминки,
В хвост и в гриву врага будем гнать!
 
Мать слезу промокает платочком,
Молча, в сторону смотрит отец,
А в углу Божья Матерь сыночку
Примеряет терновый венец.
 
За порогом теснятся ребята,
Друг Серега толкает,- «Пойдём!»
И, мехами вздохнув виновато,
Замолкает соседа гармонь.
 
Крест нательный, харчи на дорогу.
На мгновенье притихла родня...
И молитва от бабушки к Богу,
Чтоб вернул невредимым меня.
 
..........................
 
Мать слезу вытирает платочком,
Желваками играет отец...
Похоронка пришла на сыночка,
Жизнь окончена, счастью конец.
 
На деревне играет гармошка.
У соседа растут сыновья
И 9 Мая Серёжка
Поминает с семьёю меня.
Ностальгия
2009
 
ВЕЧНЫЙ ОГОНЬ
 
Вечный огонь. Александровский сад.
Вечная память героям.
Кто же он был, неизвестный солдат,
Чтимый Великой страною.
 
Может, он был, еще юный курсант,
Или простой ополченец.
Может, убит потому, что не встал
Перед врагом на колени.
 
Может, в атаку он шел в полный рост,
Пуля в излете достала.
Или он был неизвестный матрос,
Тот, что погиб у штурвала.
 
Может, был летчик, а может танкист;
Это сегодня не важно.
Мы никогда не прочтем этот лист,
Тот треугольник бумажный.
 
Вечный огонь. Александровский сад.
Памятник тысячам жизней.
Вечный огонь - это память солдат,
Честно служивших отчизне.
Юрий Шмидт
2006
 
САЛЮТ ГЕРОЯМ
 
Салют взрывает тишину
Палитрой красок в небе синем.
Давно прошедшую войну
Не забывает вся Россия.
 
Все дальше с каждым годом Брест,-
Он вел отчаянную битву.
Но память, как над Храмом крест,
Как всеединая молитва.
 
Мы верим, что родная Русь
Своих героев не забудет.
Во славу им сегодня пусть
Грохочут тысячи орудий.
Юрий Шмидт
2008
 
СЫТОЕ МЫ ПОКОЛЕНИЕ
 
Отодвинула завтрак презрительно.
- Не умеешь готовить! Не вкусно!
Что за пища?! На вкус - отвратительно!
Кислый творог, сырая капуста…
 
Как-то сразу нахмурилась бабушка,
Задрожали предательски губы.
- Нас война, разносолом не балуя,
Приучила настойчиво, грубо…
 
Полуголые, полуголодные,
Ели всё мало-мальски съедобное.
То, что собрано с поля бесплодного –
Слаще мёда и хлебушка сдобного.
 
Только тюря, гнилая картошечка,
Да и то понемногу, не досыта,
Со стола собирали все крошечки.
И заплакала… Долго. Изношенно.
Лариса Луканева
2008
 
 
* * *
 
Не решаюсь писать почему-то,
Слишком горькая, видимо, тема.
Но для многих-то нынче, как будто,
Наша память – совсем не проблема.
 
По соседям карабкаясь выше,
По-акульи хрустя челюстями,
Криков здравого смысла не слыша,
А историю зная – частями,
 
Нахватались словечек: «совдепы»,
«Коммуняки», «совки» – и забыли,
Как горели приволжские степи,
И решалась судьба: или – или…
 
То ли жить нашей Родине вечно,
То ли сгинуть в позоре бесславном…
Ах, как время, увы, быстротечно,
Ах, как память порой неисправна…
 
Вот и стали мешать обелиски
На порушенной братской могиле…
Наплевать присосавшимся к миске,
Как «совдеповцы» Гитлера били,
 
Как вставали тогда «коммуняки»
В полный рост из окопов под пули,
Шли «совки» в лобовые атаки…
И ни тех, ни других – не согнули!
 
Потому и пишу, чтобы дети,-
Наше самое в жизни святое,
Никогда не встречали на свете
Тех, кто в горе вцепился чужое.
Марина Чекина
2010
 
ПАМЯТНИК
 
Безотцовство.
Малолетство
Ветры сваливали с ног.
Наспех пройденное детство
Повторить никто не мог.
Разве в школе, на уроках...
И не взять назад вины.
Мать латала без упреков
Бумазейные штаны.
Да и в двадцать,
Да и в сорок
Не припомнила обид,
Что меня тянуло в город,
В сквер, где памятник стоит.
Строй серебряных фамилий
На граните я читал...
Нет моих родных в помине,
Тех, кто без вести пропал...
Может, ветер, может, листья
Говорили у берез:
Не ищи в минувшем истин,
Не копи на сердце слез.
Анатолий Павловский
2008
 
С сайта «Библиотека поэзии Снегирева»:
http://snegirev.ucoz.ru/index/sovremennye_poehty_o_vojne_1941_1945/0-843
 
Терентiй Травнiкъ
 
Бывает, схватит болью сердце...
 
Бывает, схватит болью сердце,
И знается наверняка,
Что о войне, о той – Священной –
Окопно взроется строка.
 
И будет – бой, и будут – жертвы,
И станет стих – передовой.
И будет Брест, он будет первым –
Перед рыгающей войной.
 
Ползущей, чавкающей плотью
Шекспиров, Бахов молодых.
Тех, кто б хотел, кто б смог, кто б бросил
Себя в историю – живых.
 
И где-то – через десять может –
Лечил, учил и созидал…
О, сколько бойня искромсала
Несостоявшихся начал!
 
Кричу, а не пишу стихами,
Кричу войне: «Пошла-ка вон!
Что за тобой?! Москва – за нами!
А за тобой – бескрайний стон!»
 
Бывает… На войне – бывает,
А значит – и в стихах о ней:
Салют победно громыхает
За всех невыживших парней!
2010
 
Я... напишу, я напишу...
 
Я… напишу, я напишу,
Я – напишу! О вас, солдаты.
Я напишу за вас, солдаты.
За сорок первый, сорок пятый.
Я напишу про вас, ребята –
Строкою вечной напишу.
 
Я всем об этом расскажу.
О том, о чем молчат курганы,
Поля, прикрытые травой…
Я напишу во имя славы
Твоей – великий РЯДОВОЙ!
2010
http://stihi-russkih-poetov.ru/tags/stihi-o-velikoy-otechestvennoy-voyne
 
 Летела с фронта похоронка
 
Летела с фронта похоронка
На молодого пацана,
А он живой лежал в воронке…
Ах, как безжалостна война!
 
И проходили мимо танки…
Чужая речь… а он лежал,
И вспоминал сестру и мамку,
Лежал и тихо умирал.
 
Пробита грудь была навылет,
И кровь стекала в черный снег,
А он глазами голубыми
Встречал последний свой рассвет.
 
Нет, он не плакал, улыбался,
И вспоминал родимый дом,
И пересилив боль поднялся,
И, автомат подняв с трудом,
 
Он в перекошенные лица
Горячий выплеснул свинец,
Приблизив этим на минуту
Войны, безжалостной, конец.
 
Летела с фронта похоронка,
Уже стучался почтальон,
Солдат, глаза закрыв в воронке,
На миг опередил её.
Степан Кадашников

ВЕТЕР ВОЙНЫ
 
Как  было много тех героев,
Чьи неизвестны имена.
Навеки их взяла с собою,
В свой край, неведомый,  война.

Они сражались беззаветно,
Патрон последний берегли,
Их имена приносит ветром,
Печальным ветром той войны.
 
Порой слышны, на поле боя,
Через десятки мирных лет:
«Прикрой меня! - прикрою Коля!»
И вспыхнет вдруг ракеты свет.
 
А Коля, в этом тихом поле,
Лежит, не встанет никогда…
Лишь горький ветер, нам порою,
Напомнит страшные года.
 
Сегодня мало кто заплачет
Придя к могилам той войны,
Но это все-таки не значит
Что позабыли Колю мы.
 
Мы помним, помним это горе.
Осталась в памяти война,
И  Русское, родное, поле
Приносит ветром имена.
Степан Кадашников

С сайта поэта Степана Кадашникова: 

http://kadashnikov.ru/publ/letela_s_fronta_pokhoronka_stikhi_o_vojne_i_pro_vojnu/12-1-0-145

http://kadashnikov.ru/publ/veter_vojny_stepan_kadashnikov/12-1-0-9

 

 

Стихи о войне. Читать стихотворения великих русских поэтов классиков про войну на портале «Культура.РФ»

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

Стихи о войне | МУК "Городская Централизованная Библиотека"

Л. Воробьев

Атака

А он на бруствере окопа
Ловил кузнечика в ладонь...
Не представляла вся Европа,
Как мог выдерживать огонь
И выносить снега со стужей
Простой советский паренек?..
Его в окопе танк утюжил,
Он уцелел и... танк поджег!
Казалось - все! Остался пепел…
Жар пепла выдержать нельзя.
Из пепла встал! Врагам ответил,
За ним в атаку шли друзья.
Пощады подлым нет фашистам
За слезы братьев и сестер,
За то, что дом у речки чистой
Был ими превращен в костер.
За то, что нагло, сапогами
Враг землю русскую топтал...
Мстил паренек, а меж боями
Ромашку каской прикрывал.
Тогда вокруг алели маки,
Где он кузнечиков ловил...
……………………………
Возле Днепра, погиб в атаке,
За то, что Родину любил!..
28.04.10г.

 

Ветеран

Летним вечером, в тихой беседе,
Опираясь на старый костыль,
Ветеран о войне, о Победе
Своим внукам рассказывал быль:
«Первый бой...
На всю жизнь мне запомнился...
Бомбы, мины, снаряды как град...
От контузии ротный опомнился:
«Братцы, нет нам дороги назад!»
Отовсюду огонь, тут до страха ли.
В тыл нам бросили немцы десант....
Пушки наши недолго поахали,
Но сдаваться — не наш вариант!
Пепел облаком вверх поднимался,
На зубах пыль скрипела во рту
После боя, кто жив оставался,
В ночь покинули высоту...
Дымом черным окуталось зарево,
За пригорком горело село...
Грязным потом всем лица залило,
Скулы гневом и болью свело.
Молча шли и... пробиться сумели.
Двое суток без капли воды...
Позабыли, когда что поели,
И меняли на ранах бинты.
«Эх! Кусочек бы хлебной корочки,-
На привале вздыхает боец, -
«Да курнуть бы, браточки, махорочки,
Чтоб прибавилось сил, наконец!»

Год за годом бои да пожарища,
Год за годом потеря друзей...
Вера светлая в помощь товарища,
Помогала в бою всех верней.
Выручает она и поныне,
Чтоб святое и честь отстоять...
Помнят нашу Победу в Берлине.
И грешно про нее забывать!
В День Победы бойцам - ветеранам,
Кто не дрогнул в смертельном бою.
За их мужество, стойкость и раны,
Свою голову низко склоню.
2.05. 2008г.

 

Под Курском

Памяти братьев моей матери, погибших в годы
Великой Отечественной войны, посвящается

Не слышно соловьиных трелей,
Лишь листья с ветром говорят...
Шальные пули в ночь летели,
Кому пробьют сукно шинели,
Те с пулей в сердце вечно спят.
От них в звенящем рикошете
Щебенка сыплет со стены...
Бойцам плевать на все на свете,
Спиной к спине они, как дети,
Устало спят под гул войны.

А в небе звезды- часовые,
Сияньем трепетным своим,
Им посылают сны земные,
Пускай усталым, но живым...
Не слышно соловьиной трели,
Там, где развалины дымят.
Стволы орудий в ночь смотрели,
Как будто приказать хотели:
«Молчи, война, СОЛДАТЫ СПЯТ!»
24.04.2010 г

 

Курган Победы

Взвилась с шипением ракета,
Струною лопнул чуткий сон.
Загрохотали пушки где-то,
В огне разрывов крики, стон...
В кровавой жатве смерть косою
Лишает жизни всех подряд.
Там кровь становится землею,
Где грудью к ней припал солдат.
Штыки в атаке — ключ к задаче:
Взять высоту и удержать.
Фашисты думали иначе:
«Кургана русским - не видать!»
Но ворвались бойцы в траншею:
Кто бьет прикладом, кто штыком,
А тот, врага схватив за шею,
В лицо, наотмашь, кулаком...
В ход шла саперная лопата:
Боец фашистов ею бил...
Сержант строчил из автомата,
И, что есть мочи, матом крыл.
Застыло солнце над курганом:
«Что вы творите, мужики?!»
Скорбели тучи в небе рваном
И кровью плакали штыки!
***
Взметнулась к небу на кургане
Трехгранной стелою война...
Чтут свято все однополчане
Друзей погибших имена.
Вновь кружка старого солдата
Передается по рукам...
За тех, кто пал в боях когда-то,
Пьют ветераны по сто грамм.
Склоняя головы седые,
Не прячут слезы старики...
Их внуки, близкие, родные
Кладут к подножию венки.

Спасибо Вам, отцы и деды,
За мир, за жизнь, за День Победы!
12.04.10г.

 

С. Феоктистов

Сын

Есть за Полтавой в чистом поле
Могила павшего бойца. 
Кругом - пшеничное раздолье, 
Душистый запах чебреца.
И каждый вечер на закате 
Сюда, в степную благодать,
В поношенном старинном платье 
Приходит седенькая мать. 
Придёт, украсит васильками 
Могилу ратника она,
И долго над замшелом камнем 
Сидит, в печаль погружена.
И думает прошедший мимо:
Под этой каменной плитой
Лежит сынок её родимый,
Её соколик дорогой,
Которого она, бывало,
Ждала с работы у крыльца...
А мать ни разу не видала
В лицо погибшего бойца.
Он с раскалённым автоматом
Пришёл сюда издалека:
Оттуда, где волной крылатой
Шумит в тайге Амур - река. 
На этом васильковом поле
Настиг он вражескую рать. 
Освободил здесь из неволи 
Вот эту старенькую мать. 
Вернул Ей счастье Украины, 
Зажёг Зарю над нею вновь...
Он стал Ей - наречённым сыном,
Он заслужил её любовь.

1944 г.

 

Бессмертие. Посвящение генералу И. Панфилову

Посмотри и навеки запомни

Этот холм на земле родной:
Здесь погиб наш герой полковник,

Здесь кипел беспощадный бой…

Шло на нас пятьдесят чудовищ,

Извергая свинцовый шквал.
И, нахмурив суровые брови,

Наш полковник тогда сказал: 
 - За спиною Москва, гвардейцы,

Ею дышит, живёт земля.
Все умрём, но не пустим немца

К лучезарным звездам Кремля!
И не дрогнули мы, не сдали,

Ни на шаг не ушли назад.
Крепче всякой немецкой стали

Воля храбрых русских солдат… 

И бойцы - рубаки не верят,

Что погиб командир, замолк…
Он и мёртвый ведёт к Победе

Свой железный гвардейский полк.

(1942. -23 февраля).

 

Стихи  о  матери

Те дни растрепали бури,
Когда в сенокос с гумна
Отец возвратился хмурый
И глухо сказал: - "Война"... 
Ушёл он, забрав с собою
Дырявый армяк и суму.
Мы долго тогда с сестрою 
Смотрели в ночную тьму...
Мать вскрикнула и упала,
Как клён, сраженный грозой... 
Те дни растрепали шквалы,
Унёс ураган с собой

1938 г.

 

Мститель

Мне гнев покоя не даёт:
Я не забыл, пруссак,
Как ты спокойно самолёт
Навёл на мой очаг...
В дыму, у рухнувшей стены
Я постарел с лица,
Когда увидел труп жены
И сына - мертвеца...
Мне сила праведной руки
Отчизною дана:
Я за тебя пойду в штыки, 
Любимая  жена!
Я под землёю разыщу
Убийцу твоего.
Я втрое немцу отомщу 
За сына своего.
Он никуда, кровавый гад,
От смерти не уйдёт...
- В штыки! - кричит лихой комбат. 
И я бегу вперёд...

1941, ноябрь

 

Маленькой  дочери

Когда за окном наступает ночь
И к людям приходят сны
Я вижу тебя, несмышлёнка – дочь
Рождённая в день войны. 
Я даже проститься не мог с тобой
В тот ранний июньский час: 
Война налетела на нас грозой, 
Война разлучила нас...
Ты выросла, сделала первый шаг. –
Он дался тебе с трудом.
Ты скоро поймёшь, что жестокий враг
Тебя разлучил с  отцом...
МЫ выдержим адский буран огня, 
МЫ сломим врага в борьбе. 
И я на заре молодого дня
С Победой вернусь к тебе.
Приду, отряхну с полушубка снег 
И крикну, раскрывши дверь: -
Дочурка, родная! Твой звонкий смех 
Никто не прервёт теперь!

1942 г., апрель

 

Детский  плач

Под гневным напором советских частей
Фашисты в безумстве зверином
Оставили в доме голодных детей,
А стены облили бензином... 
Мордатый фельдфебель - отпетый палач 
Спокойно поджег эту хату...
И вот необычный надрывистый плач
В бою услыхали ребята... 
А вечером двух белокурых мальцов 
Кормили и грели солдаты...
Рискуя собою, боец Воронцов
Их вынес из рухнувшей хаты...

1942 г.

 

Людмила Миланич

* * *

В классе очень холодно,
На перо дышу,
Опускаю голову
И пишу, пишу.

Первое склонение —
Женский род на «а»,
Сразу, без сомнения,
Вывожу — «война».

Что всего существенней
Нынче для страны?
В падеже родительном:
Нет — чего?— «войны».

А за словом воющим —
Мама умерла...
И далекий бой еще,
Чтобы я жила.

Шлю «войне» проклятия,
Помню лишь «войну»...
Может, для примера мне
Выбрать «тишину»?

Но «войною» меряем
Нынче жизнь и смерть,
Получу «отлично» я —
Это тоже месть...

О «войне» тот горестный,
Гордый тот урок,
И его запомнила
Я на вечный срок.

 

* * *

Много разных примет у Победы...
Помню - ветер афиши полощет,
Наши вопли счастливые: "Едут!" -
Цирк вернулся на старую площадь.
"Вот теперь-то уж мы поиграем!" -
Так сказал нам трубач дядя Петя.
И, пустым рукавом вытирая
Слезы, что-то добавил про ветер...

 

Виктор Суходольский

Утро 9-го мая

Встряхнулся сад от нежной дремы,
Медовый осыпая цвет,
И стоголосый птичий гомон
Разлился в праздничный концерт.

Неслись в село — рассвет весенний,
И свист, и щелканье, и трель.
И от шального их веселья
Качалась в небе акварель.

В листве плескался ветер резвый,
Алел над сопками восход.
А в сад входил, скрипя протезом,
Прошедший всю войну пилот.

Отважный ас был сбит над Эльбой,
Но выжил всем смертям назло.
Не оттого ль он смотрит в небо,
Как сокол, зорко и светло?

И верно, видится солдату
Та долгожданная весна,
Когда победно — в сорок пятом —
Мир оглушила тишина.

Вошел в палату Час Победы
Прохладным жемчугом росы,
Цветущей яблоневой веткой
В руках у юной медсестры.

С ним разделила недотрога
И грусть, и радость, и судьбу.
Вот она рядом — у порога
С седою прядкою на лбу!

...А в ночь привычно спать мешала
Кулътяшки затяжная боль,
И яростным рывком штурвала
Вновь «ястребок» бросал он в бой.

Привычно покурить он вышел
В мерцающую полутьму,
И душами друзей погибших
Тянулись яблони к нему.

Встал садовод опять до света —
И за дела! И так теплы
Глаза жены, и утро это,
И яблонь молодых стволы!

Смахнул солдат слезу святую,
И засветился добрый взгляд.
Жизнь утверждая молодую,
Шумит его весенний сад!

 

Простился с домом на рассвете

Простился с домом на рассвете,
Обнял детишек и жену —
И прямо в ад, навстречу смерти,
Ушел на долгую войну.
Не привыкать к работе жаркой
До пота, на пределе сил,
Война была кровавой жатвой,
А он — всю жизнь хлеба растил.
В свинцовой лютой круговерти
Шагал сквозь дымные поля,
Его ни ангелы, ни черти
Оборонить могли от смерти —
Шинель да мать — сыра земля.
А небо «мессершмитты» рвали,
И «тигры» заползали в тыл,
А он, бессмертный, на привале
Курил махорку и шутил.
«Хоть тяжела солдата лямка,
Заговорен я и живуч.
Видать, меня, родивши, мамка
В волшебный окунала ключ.
А в том ключе — такая сила:
В огне горел — и не сгорел,
Шальная пуля — не скосила,
И в рукопашной — уцелел!»
А у горящего Рейхстага,
Смахнув пилоткой пот со лба,
Сказал, пустив по кругу флягу:
— Хана войне! Дошли, братва!
И в том победном мае синем,
С медалькой воротясь домой,
Он гимнастерку отдал сыну,
А флягу — в поле взял с собой!
И о своих друзьях тужил он,
И лиха нахлебался всласть,
Но на плечах его двужильных
До звезд Россия поднялась!

 

У вечного огня

Пришла к заутрене в церквушку,
Поклоны била до земли:
Храни, Господь, безвинных души!
Мои печали утоли.
Земле дай мира,
Людям — счастья.
Глаза на истину открой!
Пять свечек у иконостаса
Зажгла дрожащею рукой.

Храм божий не дал утешенья,
Душа покой не обрела...
Мать в горький день Поминовенья
На площадь Славы побрела.

Воскресный город озабочен:
Одна — в толпе большого дня —
Старуха в беленьком платочке
Стоит у Вечного огня.
Лицо крестьянское в морщинах,
Из-под платочка — снеговей...

Эскортом свадебным машины
Притормозили рядом с ней.
И вспыхнул праздник быстротечный
В улыбках, лентах и цветах!
Невесту в платье подвенечном
Жених выносит на руках...

Прицелился фотограф бравый
Запечатлеть прекрасный миг.
Легла на каменную раму
Охапка пламенных гвоздик.

Верша обряд, не замечали,
Беспечно, шумно суетясь,
Ее лица,
Ее печали,
Ее пронзенных болью глаз.

— Сыны мои!.. мои кровинки!..
За что же — Господи прости! —
Не довелось вам в дом родимый
Невест желанных привести?..

Под старость — некому утешить,
Внучат — не встретить у дверей...
А в синеве очей поблекших
Скорбь всех российских матерей.

...Сама детей благословила,
Осиротев с тех давних пор, —
Во имя матери-России
Взойти на жертвенный костер.

Припав к безвестным их могилкам,
Шумят раскрылия берез...
Она, светлея строгим ликом,
Смахнула бисеринки слез.

Ведь если б снова злая сила
Бедою свет заволокла,
Она бы так же поступила,
Она иначе не могла!
И положив просвиру пресную
На ту гранитную плиту,
Знаменьем осенила крестным
Пятиконечную звезду!

 

Алексей Краснов, комсомольчанин, поэт, писатель, публицист.

Полевая почта

«Дорогая мама!» -
вывел паренёк…
Рядышком с окопом -
полевой цветок,
Белая ромашка
как из мирных дней,
Золотая пчёлка
копошится в ней.
Что нас ожидает?
Что нам суждено?
Завтра бой смертельный,
первый, не в кино.
«За меня не бойся!» -
пишет паренёк…
Полевая почта,
Полевой цветок…

 

Вечер у мемориала

Вечер. Я пришёл к мемориалу.
Три пилона, языки огня,
Пламя и трепещущее, и ало…

Я стою, молчание храня.
Солнце на закате постояло,
К сопке бок палящий прислоняя.

И – как будто Вечных два огня.
Вижу Вечный огонь, пламя плещется ало…
Замедляется шаг, не звучат голоса…

Три пилона – три паруса мемориала,
И над ними ещё облаков паруса.
Слава! Память вам вечная, наши герои!

Город Юности помнит своих сыновей.
Мы, спасённые вами, и любим и строим,
Присягаем на верность Отчизне своей.

 

Юрий Белинский – комсомольчанин, поэт, член Союза писателей России.

Память

Я не горел в огне.
И нет во мне свинца,
но помню о войне
я памятью отца.
Она мне застит свет -
отец меня поймёт.
На нём жестокий след
Оставил огнемёт.
И, не сумев убить,
его пронзил свинец…
Мне то не позабыть,
что помнит мой отец.

Я помню, что везде
Себе он верен был,
И как в своей судьбе
Он Родину любил;  
как целовал он шёлк,
колено преклоняя.
И как вперёд он шёл,
любовь свою храня…

И я пойду вперёд,
за памятью его…
И лютый враг умрёт
От взгляда моего!

 

Алексей Самарин - поэт - комсомольчанин.

Война войне

Мир дрогнул от подлости гнусной,
Враг в ночь вероломно напал,
И мерзости выше подобной
Народ никогда не видал!

Забились сердца в возмущеньи,
Рука за винтовку взялась.
Наполнившись жаждой отмщенья,
Вся родина вмиг поднялась.

За солнце родное, за Сталина,
За родину, труд, коммунизм!
От дальней Камчатки до Таллина
Восстал весь народ на фашизм.

Страна зашумела – громадина,
Могучий удар занесён,
С дороги, фашистская гадина!
Даст бой Тимошенко Семён.

Герои танкисты, пилоты
И конники ринутся в бой,
И танки, суда, самолёты
Они поведут за собой.

Могуче разносится клич
В едином порыве народа:
«Война – войне» - завещал Ильич,
За мир во всём мире, вперёд!

 

Николай Поварёнкин – первый поэт Комсомольска-на-Амуре

Самураи в нашем городе

Их были тысячи в колоннах
От реки
Прошли они медленно и робко,
Косясь на город наш из-под руки,
Шагая по асфальту неторопко.
Они мечтали горд покорить -
Вошли в него пленёнными…
Шагали
Без автоматов, сумок и регалий,
Не смея даже громко говорить.

Кто любит мир, свободу -
Никогда
Не сдаст врагу родные города

 

Пётр Комаров

Бойцам на фронт!

И жизни не щадя, и отдыха не зная,
Идут бойцы в атаку на врага.
Зима их ждёт в окопах фронтовая -
Мороз, и снег, и  ветер, и пурга.

Но  - что зима, когда своей заботой,
Своей любовью, нежностью своей
Семья великая советских патриотов
Родных обогревает сыновей!

Мы им пошлём и валенки и шубы
И шапки и фуфайки отдадим.
Пускай метель во все завоет трубы -
Зима придёт союзницею к ним.

Пускай буран в лесах сосновых злится.
Товарищ твой, уверенный в борьбе,
Наденет шерстяные рукавицы
И на привале вспомнит о тебе.

Нас победить фашисты захотели.
Но будут гибелью суровой для врага
И наши белорусские метели,
И наши ленинградские снега!

 

На сопках Маньчжурии

Снова мы здесь,
На сопках Маньчжурии снова,
И так же вокруг непогода шумит,
Бойцов провожая сурово.

По тем же местам,
Где  шли гренадёры лихие,
Сегодня проходят и наши полки –
Великая слава России.

Один погрустит
Над старой солдатской могилой
И в дальний поход заторопится вновь
С наказом от Родины милой.

Другой на кресте
Забытую надпись читает,
Горячей рукой проведёт по лицу:
Знать, дымом глаза застилает…

А ветер шумит,
Сгибая дубки молодые,
И прежние песни над ними поёт -
Да мы-то уже не такие!

Мы только вчера
Прошли всю Европу с тобою,
На Дальний Восток из Берлина пришли,
Готовясь к последнему бою.

Сегодня жена
Из радиосводки узнает,
Что бой отгремел и московский салют
Победу уже возвещает.

Пусть ветер шумит
И тучи проносятся хмуро, -
Мы славно закончили дальний поход,
Пришли к городам Порт-Артура.

 

Сердцем - к сердцу

Куда сейчас ни загляните
В любую хату, в каждый дом —
Сердец невидимые нити
Единым связаны узлом.

Чью жизнь сегодня ни затроньте
От старика и до юнца —
С красноармейцами на фронте
Все наши мысли и сердца.

И далеко от нас иль рядом
Сейчас клубится дым войны,
Но выстрелы под Ленинградом
Нам и в Хабаровске слышны.

Шахтер идет в земные недра,
Моряк плывет в глухую ночь        
С одним желаньем,
Чтобы щедро

Желанным,
Близким
Стал человеку человек!

И сердце к сердцу стало ближе,
Плечо — к плечу,
Рука — к руке,
И вырастают силы трижды
И в молодом, и в старике.

 

Сергей Орлов

* * *

Когда это будет, не знаю:
В краю белоногих берез
Победу Девятого мая
Отпразднуют люди без слез.

Поднимут старинные марши
Армейские трубы страны,
И выедет к армии маршал,
Не видевший этой войны.

И мне не додуматься даже,
Какой там ударит салют,
Какие там сказки расскажут
И песни какие споют.

Но мы-то доподлинно знаем,
Нам знать довелось на роду, —
Что было Девятого мая
Весной в сорок пятом году.

 

Степан Смоляков

Солдатской матери

В ранний час, когда полны дороги
Чуткой предрассветной тишиной,
Образ твой, задумчивый и строгий,
Неотступно следует за мной.  

Ты меня под сердцем не носила,
Не качала, к зыбке наклонясь.
Но твоя испытанная сила
В кровь мою горячую влилась.

Где теперь ты? Под седым туманом
Черной степью на восток идешь
Или в горы смелым партизанам
Ленты пулеметные несешь?

Ветер мне донес твою молитву.
Ты меня родимым назови
И, как сына верного, на битву,
На кровавый бой благослови.

Я за все врагам твоим отвечу,
И вернется в дом твоя семья.
Сквозь огонь, сквозь яростную сечу,
Сквозь бои — идут к  тебе навстречу
Все твои родные сыновья

 

С. И. Аксенов

* * *

Они вернулись всем смертям назло,
Хотя контужен каждый
                                          был иль ранен.
И лишь совсем немногим повезло,
Как говорится, даже без царапин.
Они пришли с победою назад.
Казалось, есть для отдыха причина.
Но разве может отдохнуть солдат,
Коль полстраны истерзано, в руинах?
Кругом разруха, горе и нужда.
Во всех делах лишь женщины да дети.
И хоть устал от ратных дел солдат,
Он, как в бою, вновь за страну
                                               в ответе.
И шли в поля, к станкам фронтовики,
В науку шли, на фермы,
                                               стройплощадки.
И пусть задачи были нелегки.
Все покорялось их бойцовской хватке.
Страна мужала, празднуя успех,
И, как солдат, залечивала раны.
Как велика заслуга в этом тех,
Кого теперь зовем мы — ветераны!
Они, свой долг исполнив до конца,
Добыв Победу, возродив Отчизну,
Не берегли ни силы, ни сердца.
Им всем бы ставить
                            памятник при жизни!
Они вернулись. Только навсегда
В них острой болью память остается
О тех, кто с ними рядом бил врага
И никогда сюда уж не вернется:
К полям, лугам, знакомым и родне,
Ко всем, ко всем – и близким,
                                               и не близким
Но среди нас они и в Вечном том огне,
И в знаках памятных,
И в скромных обелисках

 

Сергей Тельканов, поэт-дальневосточник, участник Великой Отечественной войны

Июнь

Какое слово страшное — «война»!
Оно пришло оттуда, от границы.
И ты стоишь безмолвно у окна.
Лицо — как мел, опущены ресницы.

И я молчу. Июньский светлый день
Вдруг помрачнел, закрылся дымкой темной,
Как будто в небе самолета тень
Повисла черной свастикой огромной.

Как будто рядом слышен детский крик,
И тут же рядом пламя крыши лижет.
И наш сынишка сжался и притих,
Малыш стремится быть ко мне поближе.

Стою, молчу, не нагляжусь на вас,
И все яснее слышу грохот боя,
И тихий свет родных печальных глаз
Туда, на фронт, я уношу с собою.

...Гармонь грустит о чем-то дорогом.
Дымят бойцы махоркою в вагоне.
А женщина осталась на перроне.
И мальчик с ней.
И ночь лежит кругом.

 

Андрей Пассар - поэт-дальневосточник, участник Великой Отечественной войны

Монолог убитого солдата

Вкус неведом мне поцелуя,
Лишь у жизни всей на краю
Поцелуем смертельным  пуля
«Обласкала» меня в бою.

Но таежным законам верен,
Бил врага я, как белку, в глаз,
И за молодость полной мерой
Отомстил я врагам в свой час.

Вот у ног своей Родины-Матери
Я лежу в окончанье пути...
На гранитной плите
Внимательно
Ты, земляк, мое имя прочти.

Я хотел бы услышать песни
На нанайском родном языке
И с тобой оказаться вместе
На Амуре, в родном далеке.

Но теперь, безвозвратно канувших,
Бережет нас Мамаев курган.
Ты принес мне с Амура камушки
Точно волны плеснули к ногам!

Как нам волны о счастье пели!..
Так чекань же, поэт, строку,
Ту, что Родине мы не успели
Досказать на своем веку.

 

Нина Стручкова

* * *

Нет, мы не пострадали от войны,
Мы родились спустя десятилетье.
Но, без отцов воспитанные дети,
Не ищем в том родительской вины.

А вот солдат, упавший вниз лицом,
Он мог в живых, наверное, остаться,
И матери моей в мужья достаться,
И был бы замечательным отцом.

Душевным ранам долго не зажить,
Болеть неутихающею болью.
Неразделенной, горькою любовью
Вскормленные, мы долго будем жить.

Мы, может быть, и были рождены
Из ненависти к тем, кто убивает.
Война — такое зло, что не бывает
Совсем не пострадавших от войны.

 

Михаил Асламов

* * *

Какие мне, бывало, снились сны    
Военною зимой перед рассветом!
В них таяли на языке конфеты
И мучило предчувствие весны.

Я в них парил над бездной, невесом.
Когда вдруг, сотрясая мироздание
Гудок врывался в мир без опозданья —
И чашкой об пол разбивался сон.

«Вставай, сынок», —
зовет чуть слышно мать.
«Пора, работник!» —
слышу бас отцовский.
И в полусне тяну к себе спецовку
И покидаю теплую кровать.

И, окунаясь в новую беду,
Я правлю фронт на карте из картонки.
Лепешки из мороженой картошки
Сует мне мама в руки на ходу.

Метель метет — ни тропок, ни дорог!
К людской цепочке я бреду
  сквозь темень...
Обрадуюсь, идя в ряду со всеми,
И успокоюсь, запустив станок.

Мы точим мины — фронтовой заказ.
И про себя я начинаю думать:
Прикидываю, сколько может «сдунуть»
Фашистов мой один такой фугас.

Подсчет меня ужасно веселит!
Насвистываю что-то вдохновенно...

Но — как длинна ты, фронтовая смена!
И гнет она, и плакать не велит.

Но плачу я. В том нет моей вины,
Что щи пусты, а сам я — не двужильный!..
Вот так они, мне помнится, и жили,
Твои, Россия, малые сыны.

 

* * *

Он ранен был в трудных боях
За город Великие Луки,
А после в родные края
Вернулся уже одноруким.

И вот умывается он —
И машет, и машет култышкой...
Не веря, что это не сон,
За ним наблюдает мальчишка.

Сказал он:
-Раненько ж ты встал!
Дела-то поди умотали...
-Ах, папа! Ты так воевал!..
Чего ж тебе орден не дали?

И горестно стало ему
В сочувствии детской печали,
И вспомнилось поле в дыму...
- Ну как же! Ну как же! Вручали...

И вспомнил о бывшей руке,
Которой так недоставало...
-Его я держал в кулаке,
А руку-то, вишь, оторвало...

И мальчик взглянул веселей
И тут же сконфузился очень.
-Ты, папа, о нем не жалей!
-А я не жалею, сыночек...

 

Арсений Семенов

* * *

Время года такое: война.
И пейзаж ее сплошь одинаков:
Роща взрывов багрова стоит и черна
В окружении огненных злаков.
Гарь и копоть с рассвета скользят по лицу.
Гарь и копоть весь день до заката.
Горизонт задымлен. Мы решаем: к свинцу,
Как решили б: к дождю или к снегу — когда-то..
Я травинку зеленую встретил в золе,
И мне странное душу свело напряженье.
Я спросил ее: кто ты на этой земле —
Чей-то бред? иль далеких миров отраженье?..

 

Детали

О ночь сорок первого, полною чашей
Тебя зачерпнул я. Ребенком меня
Траншеи кормили крапивною кашей,
«Катюши» баюкали в зыбке огня.

Игрушки мои! Я приклад деревянный
Винтовки немецкой в игрушках держал.
А возле окопа солдат оловянный,
Раскрывши стеклянные очи, лежал.

И все это только детали той дали,
Которая многим уснуть не дает.
Темнело в глазах, когда эти детали
Еще на детали дробил артналет...

 

Сергей Феоктистов

За Родину!

Дни мужества и подвигов настали:
В опасности родные берега...
Всю силу гнева, ярости и стали
Обрушим беспощадно на врага!
За кровь детей враг головой заплатит,
Он от священной кары не уйдёт!
В атаку, воины! Бойцы великой рати!
За Родину! За Сталина! Вперёд!
Мы в бой идём за праведное дело,
Мы будем бить фашистов до конца,
Как лётчик Здоровцев, как капитан Гастелло,
Исполним долг советского бойца.
Наш русский штык и мелкая граната
Наводят страх на озверелый сброд.
В атаку, воины! Бойцы великой рати!
За Родину! За Сталина! Вперёд!
(1941, 17 августа).

Источник: Феоктистов С. За Родину! За Сталина! // Тихоокеанская звезда, - 1941. - 17 августа. //За Родину! Сб. стихов дальневосточных поэтов об Отечественной войне. - Хабаровск, 1941. - С.39 - 40.

 

Отрубим голову змее

В родные светлые края, в наш солнечный простор
Вползла гремучая змея, забрался подлый вор.
Он оставляет на траве след кованых сапог.
Паучий знак на рукаве от свежей крови взмок...
...Средневековый изувер, обезумевший гад
Он тянет щупальцы к Москве, он лезет в Ленинград.
Грозу и тучи над страной мы видели не раз.
Но силы нет ещё такой, чтоб одолела нас...
В броню оденем каждый дом. И в этот грозный час
Костями ляжем под свинцом, а выполним приказ.
Отрубим голову змее! И никогда вовек
Не будет в рабстве и ярме Советский человек!
( 1941. - 23 августа).

Источник: Феоктистов С. Отрубим голову змее (" В родные светлые края...") // Тревога. - 1941. - 23 августа. // Красноармеец. - 1941. - №21. - С.8.

 

Клятва амурцев

Мы тебя отстоим, дорогая Москва!
И разделим заботы и боль, и тревоги!
И фашист не дождётся японской подмоги:
Наш амурский рубеж неприступен, Москва!
От тайги и Амура спешат эшелоны.
И, прощаясь, клянутся войска на перронах:
-Вечны звёзды Кремля, Русь сынами жива,
Мы тебя отстоим, дорогая Москва!
(1941. - 20 октября).

Источник: Феоктистов С. Клятва амурцев // Листовка ДВФронта. -1941. - 20 октября.

 

Мы победим!

... Земля горит, земля взывает к мести!
Народный гнев и страшен, и суров.
Отныне мы считаем честью –
                                   сплошное истребление врагов!
Отныне мы даём святое слово:
Ни жалости, ни милости к врагу!
Сражаться, как защитники Ростова,
Равняться по гвардейскому штыку!
(" Мы победим!" 1941. 05 декабря).

Источник: Феоктистов С. Мы победим! // Тревога. - 1941. - 05 декабря.

 

Город Ленина

Под жестокий грохот канонады,
В зареве огня и кумача
Мы его назвали Ленинградом,
Городом родного Ильича.
Как маяк, он высится над миром
Город - песни, Город - исполин.
В нём работал наш любимый Киров,
Пламенный Трибун и Гражданин.
Не сожгут ни "юнкерсы", ни пушки
Смольный, отвоёванный в борьбе,
Улицы, где жил великий Пушкин,
Где Некрасов пел о голытьбе.
Недоступна русская твердыня!
Питерская гвардия жива!
Разве может сделаться рабыней
Гордая красавица Нева?!
Город Добролюбова и Блока,
Город славы,  чести и дворцов
Разобьют сурово и жестоко
банду обнаглевших подлецов.
На врага встают дома и камни,
Не смолкает грозное "ура"!
В пекло боя скачет Медный Всадник!
И сверкает меч в руках Петра!
И стоят полки надёжней стали,
И гремит призыв с броневика:
На колени Ленинград не станет!
Город нашим будет на века!
(10.Х.1941).

 

Товарищ воин!

Кровавый изверг - под Москвой,
Суров и грозен час!
Товарищ воин!
За тобой весь мир следит сейчас!
Тебе доверила, боец, свою судьбу страна.
Тебя благословил отец,
С победой ждёт жена.
В твоём безжалостном штыке –
Их сила и любовь.
В твоём отточенном клинке –
Их ненависть и кровь.
Они зовут тебя на бой,
Они дают наказ:
Умри в сраженьях, как герой,
Но выполни приказ:
Закрой дорогу на Москву,
Останови врагов,
Как мразь, как сорную траву,
Дави поганых псов...
За чистый воздух над Москвой,
За гордый Ленинград!
Товарищ воин!
За тобой - народы все следят!
(1941. - 10ноября).

Источник: Феоктистов С. Товарищ воин! ("Кровавый изверг под Москвой...") // Тревога. - 1941. - 10 ноября.

«Мы скоро вернёмся. Я знаю. Я верю...»

Хранители Ленинки рассказывают    

Война — не время для романтики. Однако мы знаем и помним много стихотворений, написанных именно в годы войны. В Российской государственной библиотеке хранятся поэтические сборники, изданные в 1941–1945 годы. Во втором материале, посвящённом изданиям времён Великой Отечественной войны, мы рассказываем о некоторых из них.


Фото: Мария Говтвань, РГБ

Все мы учили в школе стихи о войне. Может показаться странным, что во время войны писали стихи и поэмы. Но это поднимало дух — стихи, в которых была искренность, боль и правда, читали вслух, переписывали от руки, передавали друг другу, заучивали наизусть.

Мы знаем ахматовское четверостишие, написанное в 1941 году:

И та, что сегодня прощается с милым, —
Пусть боль свою в силу она переплавит.
Мы детям клянёмся, клянёмся могилам,
Что нас покориться никто не заставит!

Помним строки Ольги Берггольц, оставшейся в осаждённом Ленинграде:

Товарищ, нам горькие выпали дни,
грозят небывалые беды,
но мы не забыты с тобой, не одни, —
и это уже победа.


Фото: Мария Говтвань, РГБ

Совсем недавно в Музее книги РГБ прошла выставка изданий поэмы Александра Твардовского «Василий Тёркин». Эта поэма начала печататься в 1942 году в газетах и была закончена в 1945-м. Среди книг разных лет на выставке было и первое отдельное издание 1942 года.

Александр Твардовский начал работать над поэмой ещё до войны, будучи военным корреспондентом газеты Ленинградского военного округа «На страже Родины», но образ главного героя сложился окончательно уже на фронте: 22 июня 1941 года Твардовский свернул мирную литературную деятельность и на следующий же день уехал на фронт.

«Война всерьёз, и поэзия должна быть всерьёз», — писал Твардовский в дневнике. Именно поэтому Василий Тёркин, хоть и был вымышленным героем, но стал близким человеком для бойцов. Ситуации и диалоги были узнаваемы, легко запоминались. А когда в 1943 году Твардовский хотел закончить поэму, ему пришло множество писем, в которых читатели просили продолжения историй о Василии Тёркине.

Каждый помнит отрывки из поэмы:

Нет, ребята, я не гордый.
Не загадывая вдаль,
Так скажу: зачем мне орден?
Я согласен на медаль.


Орест Верейский. Иллюстрация к поэме «Василий Тёркин». Переправа

Или:

Переправа, переправа!
Берег левый, берег правый,
Снег шершавый, кромка льда…

Но главные слова звучат в прологе поэмы:

А всего иного пуще
Не прожить наверняка —
Без чего? Без правды сущей,
Правды, прямо в душу бьющей,
Да была б она погуще,
Как бы ни была горька.

В Ленинке можно найти и издания «Василия Тёркина», и отдельные сборники стихотворений Александра Твардовского, написанных во время войны. Главный библиотекарь отдела хранения основных фондов Светлана Петровна Лаврухина показала нам и книги Твардовского, и фронтовые стихи других поэтов.

 

 

 

 

Михаила Исаковского, чей сборник стихов 1943 года хранится в фонде РГБ, мы знаем как автора слов к песням «Катюша», «В лесу прифронтовом», «Враги сожгли родную хату» и других. Стихи были написаны во время войны и очень быстро стали песнями. Например, стихотворение «Огонёк» пели на всех фронтах, только на разные мотивы, которые придумывали сами. В конце концов остался тот единственный мотив, который мы знаем, но автор его неизвестен. Поэтому музыка считается народной.

На позиции девушка
Провожала бойца,
Тёмной ночью простилася
На ступеньках крыльца.
И пока за туманами
Видеть мог паренёк,
На окошке на девичьем
Всё горел огонёк...

 


Михаил Исаковский

 

Трагическое стихотворение о возвращении солдата с войны домой «Враги сожгли родную хату» Исаковский написал в 1945 году. Матвей Блантер положил его на музыку, песня прозвучала по радио, но очень быстро её запретили за «распространение пессимистических настроений». Исаковский позже вспоминал: «Редакторы — литературные и музыкальные — не имели оснований обвинить меня в чём-либо. Но многие из них были почему-то убеждены, что Победа исключает трагические песни, будто война не принесла народу ужасного горя. Это был какой-то психоз, наваждение. В общем-то неплохие люди, они не сговариваясь шарахнулись от песни. Был один даже — прослушал, заплакал, вытер слёзы и сказал: “Нет, мы не можем”. Что же не можем? Не плакать? Оказывается, пропустить песню на радио “не можем”».

Песня не осталась под запретом навсегда. В 1960 году её отважился исполнить Марк Бернес на большом концерте — успех был огромный, с этого дня песня «ушла в народ».

«Наказ сыну» — стихотворение, написанное в 1941 году, — не стал песней. Рассказ от лица матери очень страшный, правдивый и трагический. Он обращён к конкретному человеку, это настоящий призыв отомстить и победить.

Мой сын родной! Прильни к земле скорей,
Услышь
Слезами залитое слово!
Мой сын родной! У матери твоей
Теперь — ни хлеба, ни земли, ни крова.

 

 

 

 

Константин Симонов — один из известнейших поэтов, драматургов и сценаристов, писавших о Великой Отечественной. Он прошёл войну до конца, побывал на всех фронтах. Его роман-эпопея «Живые и мёртвые», вышедшая в 1959 году, известна всем. Первые спектакли и фильмы по произведениям Симонова люди увидели именно в военные годы — «Парень из нашего города» (1942), «Во имя Родины» (1943), «Жди меня» (1943), «Дни и ночи» (1943–1944) — и это стало для них огромной поддержкой и моральной помощью.

Война определила всю долгую жизнь Симонова. Константин Михайлович оставил завещание, в котором просил развеять его прах на поле под Могилёвым, именно в том месте, где он воевал. Это было исполнено.

Стихотворение Симонова «Жди меня» — наверное, самое известное военное поэтическое произведение. Его напечатали в газете «Правда», оно стало близким для всех. И, конечно же, в сборнике стихов 1941 года, хранящемся в Российской государственной библиотеке, его тоже можно найти. Мы все знаем его наизусть.

 


Юрий Пименов. Фронтовая дорога. 1944

 

В этом же сборнике можно прочитать фронтовую поэму «Сын артиллериста». Симонов получил специальное задание от командования написать поэму с целью поднятия боевого духа солдат. Но придумывать просто на заказ не стал, а за основу сюжета взял реальный рассказ знакомого офицера.

Был у майора Деева
Товарищ — майор Петров...

Они вместе воевали ещё в гражданскую войну, и сын Петрова Лёнька считал Деева вторым отцом. Великая Отечественная разбросала друзей, Петров погиб, а в часть Деева прибыл молодой боец — копия Петрова, его сын. Несмотря на то, что Петров любит Лёньку и считает его своим сыном, именно его он отправляет на опасное задание ради спасения всех остальных.

Раньше других я должен
Сына вперёд посылать.
Держись, мой мальчик: на свете
Два раза не умирать.
Ничто нас в жизни не может
Вышибить из седла! —
Такая уж поговорка
У майора была.

Симонов так искренне сумел рассказать о ежедневном подвиге, о судьбах других солдат, повторяющих судьбы его героев, что эту поэму дети учили в школе и через десятилетия после окончания войны.

 

 

Алексей Сурков известен как автор слов песни «В землянке». И у этого стихотворения тоже непростая судьба.

В 1941 году Сурков был военным корреспондентом, попал под обстрел, чуть не погиб. Тогда и появились у него эти строки — «а до смерти четыре шага». Композитор Константин Листов написал музыку, и песня стала очень популярной на фронте. Её исполняла даже Лидия Русланова. Но в 1942 году песню запретили. Её слова показались начальству слишком пессимистичными, упадническими.

В военные годы Сурков написал и другие стихотворения. В 1943 году вышел сборник «Три тетради», куда вошли стихи поэта начиная с 1939 года.

Вот одно из них:

Человек склонился над водой
И увидел вдруг, что он седой.
Человеку было двадцать лет.
Над лесным ручьём он дал обет:
Беспощадно, яростно казнить
Тех убийц, что рвутся на восток.
Кто его посмеет обвинить,
Если будет он в бою жесток?

Кстати, именно Алексею Суркову посвятил стихотворение Константин Симонов:

Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины,
Как шли бесконечные злые дожди,
Как кринки несли нам усталые женщины,
Прижав, как детей, от дождя их к груди.

 

 

 

 

 

Наверняка многие слышали строки «Уезжаю в Ленинград! Как я рада! Как я рад!» Но все ли знают, что это стихотворение написал в 1935 году поэт Иосиф Уткин?

Поэт воевал под Брянском, был ранен, за полгода лечения написал две книжки фронтовой лирики — «Фронтовые стихи» и «Стихи о героях».

Иосиф Уткин трагически погиб в 1944 году, но оставил нам лирические и глубокие стихотворения, настоящую человеческую хронику, передающую атмосферу того времени.

Мы рассказали лишь о некоторых поэтах. Кроме них в военное время писали стихи Борис Слуцкий и Павел Коган, Арсений Тарковский и Илья Сельвинский, Дмитрий Кедрин и Елена Ширман, и многие многие другие. Их книги тоже есть в фондах Российской государственной библиотеки и на полках у каждого из нас.

На улице полночь. Свеча догорает.
Высокие звёзды видны.
Ты пишешь письмо мне, моя дорогая,
В пылающий адрес войны.

Как долго ты пишешь его, дорогая,
Окончишь и примешься вновь.
Зато я уверен: к переднему краю
Прорвётся такая любовь!

Давно мы из дома. Огни наших комнат
За дымом войны не видны.
Но тот, кого любят,
Но тот, кого помнят,
Как дома — и в дыме войны!

Теплее на фронте от ласковых писем.
Читая, за каждой строкой
Любимую видишь
И Родину слышишь,
Как голос за тонкой стеной…

Мы скоро вернёмся. Я знаю. Я верю.
И время такое придёт:
Останутся грусть и разлука за дверью,
А в дом только радость войдёт.

И как-нибудь вечером вместе с тобою,
К плечу прижимаясь плечом,
Мы сядем и письма, как летопись боя,
Как хронику чувств, перечтём…


Александр Дейнека. Окраина Москвы. Ноябрь 1941 года


Цикл «Издания времён Великой Отечественной войны»

Я хочу написать стихотворение о войне

Война, зачем ты началась?!
Если бы тебя не было, все было бы тихо, спокойно.
Если бы тебя не было, то бойцы не пролили столько крови.
Ты самая большая трагедия жизни.
Ты унесла жизни детей, женщин, мужчин.
Ты обрекла их на голод, на холод.
Люди бились в бою до последнего.
Ставили стену на защиту, но это не остановило врага.
Враг шел, сбивая все на своем пути.
Все страны объединились, чтобы остановить тебя.
Люди с ужасом хранят память о тебе.
В их сердцах есть сила воли, чтобы не забыть тех, кто воевал.
Но память о тебе всегда останется в их сердцах.
Есть и военные герои, Жуков, например.
Мы не можем забыть и подсчитать, сколько жизней ты унесла.
Но мы нашли в себе силу остановить врага.
Война, ты принесла нам большие потери -
Всех забирали на фронт и увозили на войну.
Но и женщины тоже участвовали, были и снайперы и врачи.
Есть и герои, фамилии которых нам до сих пор не известны.
Спасибо им, что ради нас они погибли.
Война, ты самое коварное событие в нашей жизни.
Зачем ты началась?!

Захарова Татьяна, 5 класс

Война.
Война … сколько горя в слове этом…
Что такое? Что, война!?!?
Уж не думаете вы обманывать меня?
И тогда в холодной мгле подошел фашист ко мне.
И я увидел впервые такое,
Что люди бегут и их очень много.
И я увидел кровавые души.
Увидел в море и на суше.
Кровавые лица глядят на меня.
О, милая мама! Спаси же меня!
С тех пор мне этот день никогда не забыть
Так больно, так грустно, что хочется выть…

Дунаева Юлия, 9 класс

Война… Сколько жизней ты унесла… Почему именно нашу страну ты посетила? Двадцать миллионов человек умерло впоследствии этого трагического события, половина из них дети. Люди рисковали своими жизнями, чтобы мы сейчас жили. Тяжкие слезы лились из глаз матерей и отцов. На этот трагический случай у меня есть стих:

Война, война, ну как нам быть и как нам с этим горем жить?
Ведь выйду я так за ограду и пули сыплются градом,
Ведь умирать мне не охота
Но немцев надо истребить,
Убить, убить, убить, убить!

Я ненавижу войну, и всех, кто хотел истребить нашу расу. Если война постигнет нас в 21-ом веке, то я знаю, из-за этого нам лучше не станет, я это знаю.

Коннова Мария, 5 класс

Я не помню сколько мне лет
И когда я родился на свет
Был он белым ли или зеленым
На войне вся братва,
На войне все друзья,
И напрасно ты ждешь меня дома
Я погиб за Россию в смертельном бою…
…не ищите меня! Не найдете…

Баранов Дмитрий, 8 класс

Ах, Война!
Ах, Война, что ты с нами наделала!
Старики не хотят вспоминать
Молодым это трудно понять,
Как жестоко ты рушишь судьбу!
Человек - что игрушка твоя.
Как же были страшны времена!
На глазах у детей, ты губила
Родителей их.
Вместо школы шли в лес
С автоматом.
Вместо песен слышны были стоны!
Ты жестока, но люди упорны!
Они бились и бьются с тобой!
Они жизни достойны!
Довольно безвластья!
Нет войне!
Да здравствует счастье!

Чирикова Софья, 7 класс

Десять страшных лет продолжалась война в Афганистане. Это называется выполнением интернационального долга. Люди, побывавшие на войне, лучше узнали цену жизни, цену дружбы, любви к Отчизне. Люди рисковали своей жизнью за нас. Я хочу написать стихотворение о войне:

Война, война, ну как нам быть?
И как нам с этим горем жить?
Афганистан, Афганистан
Нас убивают, слышно стон
Чтоб тот, которого люблю
Пришел и правду всю сказал
Афганистан, Афганистан…

Поэтому я не люблю войну, и мне хочется её прекратить. Я хочу, чтобы ни когда не было войны.

Зайцева Анастасия, 5 класс

Война, ты ужасная штука,
Война, ты ужасная вещь,
Война, ты пришла незаметно
И ушла под крики побед.

Анастасия Безобразова, 9 класс

Стихи о войне к 75‑летию со Дня Победы в Великой Отечественной войне

И чем дальше в историю уходят годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., тем полнее и ярче проявляется величие подвига фронтового поколения, сила единения Армии и народа.

Память о войне... Она разбросана по миллионам семей, которых так или иначе коснулась война. Но именно память, этот нравственный стержень, объединяет и делает нас всех вместе народом. Бережно хранимая и передаваемая из поколения в поколение, память о войне сохраняется в обелисках, музейных экспонатах, фронтовых письмах и фотографиях, изданиях, произведениях о войне. Она должна быть неподвластна времени.

Самый первый выпуск Литературного альманаха вышел в 1995 году и был посвящён 50-летию со Дня Победы.

Очередной 23-й выпуск «Литературного альманаха НГТУ НЭТИ -2020» посвящен 75-летию со Дня Победы.

Мы благодарим всех авторов, принявших участие в Альманахе, и всех, кто помогал его созданию. Презентация «Литературного альманаха НГТУ НЭТИ -2020» состоится осенью 2020 года.

Альманах открывает статья «Не пускать!» старшего преподавателя кафедры русского языка, члена Союза журналистов РФ, ответственного редактора Альманаха Натальи Дмитриевны Горшковой. В статье подчеркнута огромная роль русской литературы в годы войны: великая отечественная литература сражалась на фронтах Великой Отечественной войны и помогла спасти нам историю. 

«Альманах НГТУ-2020» состоит из трёх разделов: «Строки, опалённые войной», «Поэзия, проза –2020», «У нас в гостях».

В первый раздел «Строки, опалённые войной» включены стихи о войне разных лет поэтов НГТУ НЭТИ. Поэты НГТУ уводят читателей в свою память о войне, возвращают в былое, размышляют об истоках героизма. Этот раздел Альманаха – своего рода поэтический венок славы героям страны: советскому воину-победителю, труженикам тыла, ветеранам Великой Отечественной. Венок славы от поэтов НГТУ.

Антипенко Борис Николаевич – выпускник 1961 г. МТФ НЭТИ, член Ассоциации выпускников НГТУ НЭТИ,учёный, писатель, краевед. Стихотворение «Май»

Геллер Владимир Михайлович (1930-2009) – профессор кафедры электронных приборов НГТУ. Альманах публикует его стихи о ветеранах, о детях войны, о любви во время войны. Стихотворение «Обращение»

Гилева Екатерина Валерьевна – выпускница НГТУ, кандидат филологических наук, доцент кафедры филологии НГТУ, член Союза писателей РФ. Стихотворение «Мой дед не воевал»

Горшкова Наталья Дмитриевна – ст. преподаватель кафедры русского языка НГТУ, член Союза журналистов РФ, член Международной ассоциации писателей и публицистов – публикует в Альманахе стихотворение о своём отце, командовавшем в годы войны штрафбатом. Пронзительное стихотворение рассказывает нам о судьбах целого поколения

Гридчин Александр Викторович – кандидат технических наук, доцент кафедры полупроводниковых приборов и микроэлектроники НГТУ – призывает хранить память о великом подвиге простых советских солдат. Стихотворение «День Победы»

Ледяева Елизавета Станиславовна – экономист, сотрудник НГТУ – обращается ко всем людям с призывом сохранять подвиг народа в своих сердцах и передавать эту память следующим поколениям. Стихотворение

Лявданский Сергей Евгеньевич – кандидат технических наук, доцент кафедры радиоприёмных и радиопередающих устройств НГТУ – рассказывает в стихотворении «Эхо войны» о судьбе целого поколения «детей войны», к которому он сам относится. Стихотворение «Эхо войны»

Мартышев Евгений Фёдорович – выпускник ЭМФ НЭТИ 1967 г., член Союза писателей РФ и Союза журналистов РФ, руководитель областного литературного объединения «Молодость» -  возвращает нас к радостному событию – Параду Победы в Москве в 1945 году. Стихотворение

Мигиренко Георгий Сергеевич (1916-1999) – участник Великой Отечественной войны, контр-адмирал, лауреат Ленинской премии (1962 г.), доктор технических наук, профессор НГТУ, заслуженный деятель науки и техники РФ.  Стихотворение

Небольсин Вячеслав Яковлевич – кандидат технических наук, доцент кафедры технологии машиностроения НГТУ, член Союза писателей РФ – пишет о судьбе своего отца. Стихотворение «Комбат»

Сбоев Владимир Васильевич (род. в 1925 г.) – участник Великой Отечественной войны,  воевал с октября 1943 по май 1945 г.  в составе 2-го Прибалтийского, 1-го Украинского фронтов, 245-й стрелковой дивизии, кавалер ордена Отечественной войны 2-ой степени  и 9-ти медалей, почётный член Совета ветеранов НГТУ НЭТИ.  

Владимир Васильевич Сбоев работал преподавателем в НГТУ НЭТИ 40 лет (с 1954 по 1995 год)  на кафедре теоретической механики и сопротивления материалов. Защитил кандидатскую диссертацию, был первым деканом заочного  отделения электромеханического факультета. Мы поздравляем Владимира Васильевича с  75-летием  со дня Победы и личным 95-летним юбилеем! Спасибо Вам  за бескорыстное и самоотверженное служение Родине, за Ваш боевой и трудовой подвиг!  Крепкого здоровья, душевного спокойствия, счастья и благополучия!  

Отрывки из произведений Сбоева В.В. опубликованы и в «Литературном альманахе НГТУ НЭТИ-2020».

Ассоциация выпускников НГТУ НЭТИ под руководством  директора Ассоциации В.Б. Пономарева к юбилею Владимира Васильевича Сбоева и 75-летнему юбилею Великой Победы выпустила новую книгу В.В. Сбоева «Записки рядового пехотинца».

Свирновский Лев Давыдович  (1946-2017) – выпускник ФТФ НЭТИ, член Союза журналистов РФ, член Союза писателей г. Москвы. Стихотворение «В День Победы за праздничным столом»

Соснин Евгений Викторович  – кандидат филологических наук, ведущий библиотекарь отдела городского абонемента Новосибирской государственной областной научной библиотеки. Долгое время Евгений Викторович  работал преподавателем кафедры филологии НГТУ. Стихотворение

Тимошенко Иван Георгиевич – доктор философских наук, профессор кафедры философии НГТУ. Стихотворение «Баллада о солдате»

Для детей войны - Поэзия живого дерева

Боже, мы плачем за детей.
Для детей, которые ничего не знали,
, кроме войны, раздоров и хаоса.
И потеря при потере при потере.

У кого уже закончились слезы и варианты.
Застрявшие сидят молча в шоке.
Глаза говорят о надежде
истекают кровью заблудших.

Неужели Бог забыл детей,
Он ушел и выключил свет?
Можем ли мы поверить, что найдем его в темноте,
могут ли дети его вообще увидеть?

А мать, потерявшая потомство,
может ли он дотянуться до нее в ее сердце?
Может ли он дать ей будущее и надежду
или потеря слишком дорого ей обошлась?

Все, что я знаю, это то, что Бог любит детей.
Принесите их мне, сказал он.
И он слышит безнадежные крики
сокрушенных, неверующих и обездоленных.

И хотя мать оплакивает своих детей,
и не может утешиться
, молодой мальчик все еще тянется к ней
, в то время как брат на его руках лежит мертвым.

Нет, в Алеппо свет не погас.
Он все еще сияет в человеческом духе.
До сих пор горит, хотя и слабо,
в глазах тех, кто остался.

И в руках тех, кто утешает,
тех, кто ухаживает, помогает и лечит,
, несмотря ни на что, травм,
, которые, кажется, никогда не прекратятся.

И хотя нам трудно поверить,
Бог все еще присутствует там.
И мы приводим к нему детей,
в то время как наши сердца разрываются в молитве.

Мы приводим их к Спасителю,
, который знает, что они там.

Ана Лиза де Йонг
Поэзия живого дерева

Иисус сказал: «Пусть дети приходят ко Мне, и не препятствуйте им, потому что им принадлежит Царство Небесное».
Матфея 19:14

«Голос слышен в Раме, плач и плач великий, Рахиль плачет о своих детях и отказывается утешаться, потому что их больше нет.
Матфея 2:18

«Любовь - это голос под всем безмолвием, надежда, которой нет противоположности в страхе; сила, столь сильная, простая сила - это слабость: истина более первая, чем солнце, более последняя, ​​чем звезда ».
E.E. Каммингс

(Изображение из Pinterest)

«День, когда пришла война» - стихотворение о беспризорных детях-беженцах | Детские книги

Несколько недель назад я услышал историю о ребенке, который пришел в школу рядом с лагерем беженцев и был отвергнут, потому что для нее не было стула.На следующий день она вернулась со сломанным стулом и снова спросила. Я не могу вспомнить, где я услышал эту историю, но она переплетается со всем остальным, что я слышал за последние несколько месяцев о семьях беженцев и одиноких детях.

Идеи и образы текли в моей крови как лихорадка. Но на этой неделе, когда правительство отреагировало на детей, совершенно одиноких в мире (когда Консервативная партия проголосовала против принятия Великобританией 3000 беспризорных детей-беженцев из Сирии), я не мог игнорировать эту историю, горящую в моих венах.Всю остальную работу пришлось отложить. Такой грубый и готовый, вот мой ответ на их политику:

День, когда началась война

В день начала войны на подоконнике
были цветы, и мой отец спел моему младшему брату, чтобы он заснул.
Моя мама приготовила мне завтрак, поцеловала меня в нос
и пошла со мной в школу.

В то утро я узнал о вулканах, спел песню о том, как головастики наконец превращаются в лягушек.
Я сфотографировал себя с крыльями.
Затем, сразу после обеда, когда я наблюдал за облаком в форме дельфина, началась война.
Сначала, как брызги града
Голос грома ...
потом весь дым, огонь и шум, которых я не понял.

Наткнулся на детскую площадку.
Это пришло в лицо моему учителю.
Снесла крышу.
и превратил мой город в руины.

Я не могу сказать слов, которые рассказывают вам
о почерневшей дыре, которая была моим домом.

Все, что я могу сказать:

война забрала все

война забрала всех

Я был оборван, окровавлен, совсем один.

Я сбежал. Ехал на кузовах грузовиков, в автобусах;
ходил по полям, дорогам и горам,
шел по холоду, грязи и дождю;
на лодке, которая протекла и почти затонула.
и вверх по пляжу, где младенцы лежали на песке лицом вниз.

Я бежал, пока не смог бежать
, пока не добрался до ряда хижин
и не нашел угол с грязным одеялом
и дверь, которая грохотала на ветру

Но война последовала за мной.
Это было под моей кожей,
за моими глазами,
и во сне.
Он завладел моим сердцем.

Я шел и шел, чтобы попытаться изгнать из себя войну,
, чтобы попытаться найти место, куда она еще не дошла.
Но война заключалась в том, что двери закрывались, когда я шел по улице
. Это было в том, что люди не улыбались и отвернулись.

Я пришел в школу.
Я заглянул в окно.
Они все изучали вулканы.
И рисовали птиц, и пели.

Я вошел внутрь.
Мои шаги эхом разносились по коридору.
Я толкнул дверь, и лица повернулись ко мне.
, но учитель не улыбнулся.
Она сказала, тебе нет места,
понимаешь, нет стула, на котором тебе можно было бы сесть,
тебе нужно уйти.

И тут я понял, что здесь тоже война.

Я развернулся, вернулся к хижине, углу и одеялу
и залез внутрь.
Казалось, война захватила весь мир и всех людей в нем.

Хлопнула дверь.
Я думал, это ветер.
Но детский голос говорил
: «Я принесла тебе это, - сказала она, - чтобы ты пришел в школу.
Это был стул. Стул для меня, чтобы сесть и узнать о вулканах, лягушках и пении
И изгнать войну из моего сердца.

Она улыбнулась и сказала: «Мои друзья тоже принесли свои, так что все дети здесь могут ходить в школу»

Из каждой хижины выходил ребенок, и мы шли вместе,
по дороге, уставленной стульями.
Отталкивая войну каждым шагом.

Когда Джеки Моррис прочитала это стихотворение Николы Дэвис, она сразу же вдохновилась на создание этой красивой, навязчиво грустной картины стула, недоступной для ребенка-беженца, который уже потерял все.Иллюстрация: Джеки Моррис

Прекрасная иллюстрация печального пустого стула Джеки вызвала кампанию в Твиттере # 3000chairs, где иллюстраторов, художников и ЛЮБОГО, кто хочет присоединиться, предлагается нарисовать / нарисовать / набросать пустой стул и опубликовать его в Твиттере, используя # 3000 стульев. Используйте хэштег, чтобы увидеть сотни уже опубликованных - и вскоре загляните на сайт детских книг Guardian, чтобы увидеть галерею изюминок пустых стульев.

Дети Редьярда Киплинга

1914-18 ("Почести войны" - разнообразие существ)

Это были наши дети, которые умерли за наши земли: они были дороги в наших глазах.

У нас остались только воспоминания от их заветных домашних поговорок и смеха.

Цена нашей потери будет выплачена в наши руки, а не в чьи-либо руки в будущем.

Ни Чужой, ни Священник не должны принимать решения по этому поводу. Это наше право.

Но кто нам детей вернет?

В тот час, когда варвар выбрал раскрыть свои притязания,

И разгневался на Человека, они атаковали обнаженные для нас груди

Первый удар мечом, которым он давно был, время, приготовленное для нас -

Их тела были всей нашей защитой, пока мы защищались.

Они купили нас заново своей кровью, не желая винить нас,

Те часы, которые мы не исправили, когда суд приговорил нас.

Они поверили нам и погибли за это. Наше искусство управления государством, наше обучение

Доставили их связанными в Яму и живыми в пылающий

Куда они весело поспешили в борьбе за честь -

И с тех пор, как она родилась, наша Земля не видела, чтобы на нее возлагалась такая ценность.

Их агония не была краткой или когда-то им навязывалась.

Раненые, измученные войной, больные не получали освобождения:

Вылечившись, они вернулись, вытерпели и достигли нашего искупления,

Сами безнадежные на помощь, пока Смерть, изумляясь, не приблизилась к ним.

Та плоть, которую мы выкармливали с самого начала во всей чистоте, была отдана

Разложению, обнаруженному и атакованному злобой Небес -

Душераздирающими шутками Распада, которые валялись на проводах -

Быть побеленным или окрашенным дымом - быть тлеющим огнем -

Быть бессмысленно брошенным и возвращенным в затхлый изуродованный

От кратера к кратеру.За это мы возьмем искупление.

Но кто нам наших детей вернет?

«Дети войны», стихотворение о войне во Вьетнаме, Ираке или Судане, а также о борьбе между жизнью, смертью и моралью для детей в любой зоне боевых действий.

Гэри Джейкобсон, февраль 2006 г.,

Война - это все, что видели некоторые дети
Боль - факт жизни
Страдания - постоянная
Наблюдение за приходом и уходом влюбленных
Умереть раньше зверя, которого они слишком хорошо знают
Они думают, что это варварство нормальное
Оружие... пыль ... шум как обычно
Душераздирающие сцены
Игра в разрушенном бомбой здании
Дрожь на развалинах цивилизации.
Эти драгоценные малыши
Сыграйте в мрачные военные игры
На улицах
Среди руин когда-то их дом
На рисовых полях среди опасностей
На песчаных дюнах
Ревье с неопределенностью
Наполнено все глубже и отчаянием.
Приспособятся ли они, чтобы остаться в живых.
Переживут их холокост?

Дети колышутся на ненасытном ветру войны, как тростник
Их детство истекает кровью
Пение песен уничтожения
Злокачественное опустошение
Колеблющийся ветер, как стих
Рожденные не в том месте и не в то время
Обреченные, где бы ни дул ветер
Их чумные жизни пустые
Незначительные
Нелогичные!

О, будущее за нашими детьми
Эти драгоценные малыши
Слишком хорошо знающие
Твердый край смерти
Жгучая боль.
Кем они вырастут
Когда вокруг них будет ненависть
Неблагоприятное насилие?
Эти самозванцы
Не стоит с детьми жить.

Глаза ребенка - лужи чудес
Такие большие
Такие невинные
Такие полные обиды
Там, где должно быть наслаждение
Застойная пустота
Их пустые лица
Глядя на них пустыми взглядами
Непостижимые ужасы, окружающие их
Ужасы, изобилующие их взрослым миром .
Загляните глубоко в души детей
Когда они оглянутся широко открытыми глазами
Их мир рушится вокруг них
Опустошение - все, что они знают.
Что их ждет в будущем?
Какие уроки они извлекут?
Откуда они могут знать любовь
Когда ненависть бушует вокруг них так сильно?
Умрут ли они молодыми
, никогда не вкусив плодов жизни?
О, какой ужас творится в их крошечных душах
Ест в их сердцах
Боль в животах
Испытывает само их существование
Когда они видят убитых близких
Мать, отец, брат ... ушли
Наблюдают, как друзья умирают в лужах крови
Их смотрители заставляют замолчать
Они видят в жизни просто выживание
Без сущности бытия.
Какова их цель?
Чтобы стать свидетелем резни
На развалинах
Из взорванного здания
Засорились крошечные ноздри
С едким порохом
Пыль разрушения?
Вырастут ли они, но чтобы повторить
Сцены, которые они видели,
Ужасов, свидетелями которых они были?
Будет ли их будущее
Заглядывать сквозь колючую проволоку
Ограждать их
Отгородить их от мира голодом
Отчаяние
Растущий страх
Наполнены ненавистью
Обреченная месть, чтобы нанести
очков, чтобы отплатить
Месть, чтобы искупить.
Или дети, измученные ненавистью ...
Ищите мира!
Мир?
Увидят ли они когда-нибудь его лицо?
Узнают ли они когда-нибудь
Это сладкие объятия?
Они когда-нибудь почувствуют себя
Умиротворяющий бальзам умиротворения
Услышьте его успокаивающее спокойствие
Чтобы расслабиться в объятиях мира.
Будут ли живы дети
Чтобы смотреть войну, грохочущую
Чтобы увидеть ее
Чтобы расти вместе с ней
Жить ... любить
Занять в ней свое место?
Будут ли дети иметь значение
Станьте убийцами или мудрыми
Будьте руководителями людей во благо
Или во зло?
Будет ли сладкая жизнь ребенка пресечена в зародыше
Еще до того, как жизнь действительно началась
Никогда не мечтать
Тем более, иметь исполнение мечты
Никогда не знать завтрашних сокровищ?
Смогут ли они видеть
Сквозь туманные кошмары
За навязчивым туманом ужасов?
Чувствуют ли дети закрученную ненависть
Или тупо принимают?
Как могут дети жить в месте
, Расплавленном в позоре человечества?
Здесь, где страх заменяет любовь
Единственное, что льется сверху
Дети не чувствуют благословений
Но слезы на глазах набухают
Рождены в мире ненависти
Боль заменяет нежность
Воспоминания, созданные шоком и трепетом
Убийство - закон .
Будут ли они просто еще одним из трагически потерянных
Сожранных
Проглоченных ненасытной пастью
Огров
Звериных хищников войны ...
Их единственный друг детства?
Кто окружает свои дни
Какие игрушки ... какие радости ... чего боятся?
Какие опасения наполняют молодые жизни
Где настоящие детские монстры?
Что, если бы дети осуждали нас
Много чего можно сказать о несправедливости
О том, что нас заставили слишком быстро повзрослеть
О том, что папы на войне ушли
Ужасы, которые видят каждый день
Их знакомство со смертью
Еще до того, как они начали жить?
Что понимает ребенок больше
Человек, проповедующий моральный долг,
Или пистолет в руке?
Боятся ли дети пистолета... или принять это
Дети просто не понимают этого?
О, я бы взялся за маленьких детей
Если бы я мог
Взять крошечные ручки в своих
Прижать их к моей груди
Защити их
Защити их от этого мира зла
Стволовые обидные слезы
Поцелуй залитые слезами щеки.

Я бы обнял тех, кто сковывает жестокую войну
Тех, чьи ужасные страдания слишком часто игнорируются
Жестокий квест Войны.
Я бы хотел их ... утешить их
Покажи им место получше...
О, если бы я мог унести их в безопасное место
Осветить это великое и священное место
Где живут счастливые дети
Полные жизни
В золотом дворце ...

Но где, Боже? Где?
Раскрой руки, Бог
Вот они ...
Дети, охваченные бурей и вихрем
Страдающие в водовороте ненависти
Убегающие от настоящих призраков
Нет надежды на них в этой войне
Им нет места
Ненависть сеют насилие вокруг себя
Убивают всех, кого любят... навсегда!

Интересно, родился ли младенец Иисус во время войны
Поймет ли он?
Приведет ли положение детей
слезы к Его глазам?
Доживет ли он достаточно долго
Чтобы посеять надежду миру?
Сможет ли он спасти человека
От озлобленных
Покажет ли Он лучший путь
Поделится Своей любовью ко всем нам ... научит нас прощать?

Щелкните значок боевой пехоты
, чтобы перейти к моему указателю «Вьетнамская поэзия», каждое стихотворение
с дополнительной графикой и изображениями

НАЖМИТЕ ДЛЯ ПОСЕЩЕНИЯ...

Сквозь фотографии идут на боевое патрулирование в «парке»
с 1-й воздушной кавалерией на боевом патруле. Испытайте леденящую кровь реальность
, которая даст вам вкус «Нам» на вашем языке, оставит резкий запах
«Нам» в ваших ноздрях и вложит текстуры «Нам» в ваш мозг
, как если бы вы были идет рядом со мной в бою.

Они идут сквозь туман столетия и топают ногами
Легки, как пыль на широкой дороге или ветер, колышущийся на пшенице;
Из мглы лет между их темными руками простираются
Чтобы снова поприветствовать дома героев, которые сражались за свое дело и погибли.

Они пошли сражаться у моста Конкорд и упали на Банкер-Хилл;
Шансы были велики, но они боролись с упорной волей янки;
Они лежали в полях в Лексингтоне, когда солнце на западе было красным,
. А на следующий год фиалки выросли на том месте, где пролилась их доблестная кровь.

Но в конце концов они победили - со своими сломанными пушками и без лишних запасов еды,
Выиграл в конце ожесточенной войны средствами, которые, как они знали, были справедливыми;
И некоторые из них вернулись к своим плугам, а некоторые лежали, завернутые в суглинок,
И уснул сном бесстрашного сердца, которое боролось дома - за дом!

Сражались за свои дома, дома, они боролись, но эти другие мальчики сегодня
Сражался за чужие дома за три тысячи миль;
Сражались за честь мира и не боялись умереть
В грязной траншее, на чужбине и под чужим небом!

Они сражались на Марне, в Белло Вуд; они пронеслись по безумной Аргонне;
Шато-Тьерри было их владением; они взяли его, а затем устремились дальше;
И теперь, когда битва, в которой они сражались, выиграна, хотя они лежат в могиле вдали,
Их души возвращаются в землю, которую они любили - землю, которую они оставили , чтобы спасти.

И вот, сквозь сырость жалкого моря, сквозь обломки истерзанной ракушкой равнины,
Они возвращаются в любимые дома - возвращаются снова!
И легкий, как ветер, качающийся в пшенице, или пыль на широкой дороге,
Они идут на свидание с теми, кто умер вчера.

стихотворений о Второй мировой войне (KS2) Made Easy от Kidadl

Изображение © diana.grytsku, под лицензией Creative Commons.

Вторая мировая война, вероятно, самая большая тема в современной истории, над которой ваши дети будут работать в школе.

Однако они узнают не только о датах и ​​фактах - во время KS2 также будут преподаваться культурные темы, такие как стихи о Второй мировой войне. Дети узнают о различных типах поэзии, которые были популярны в тот период, о методах их написания и о самых известных стихах о войне.

Английская поэзия отражала различные этапы Второй мировой войны, начиная с ее начала в 1939 году и заканчивая битвой за Британию в 1940 году и вплоть до победы в 1945 году. Это делает эту тему увлекательной и важной для изучения. Это руководство поможет вам открыть для себя основы английской поэзии времен Второй мировой войны, чтобы вы могли помочь своему ребенку с домашним заданием по KS2. Он также дает некоторые идеи и вдохновение для того, как вы можете вместе изучить эту тему дома.

Различные типы поэзии Второй мировой войны

Военная поэзия, написанная во время Второй мировой войны, отражала события, происходившие в то время.В более ранних стихах, как правило, говорится о недоверии масштабам конфликта, в то время как написанные позже становятся более печальными.

Один из видов поэзии времен Второй мировой войны, который появится в английском языке KS2, - это поэзия блиц. Это жанр поэзии о частых и тяжелых бомбардировках Лондона и других городов во время войны.

В поэзии этого типа часто используется техника, называемая персонификацией (когда объект описывается как делающий что-то вроде человека или обладающий человеческими качествами). При правильном использовании эта техника может сделать стихотворение очень мощным и позволяет поэту создавать сильные эмоциональные образы.Военные самолеты и бомбы - уже очень мощные образы, но с помощью персонификации мы можем сделать эти самолеты, бомбы и людей более яркими и яркими. Объяснение этого - хороший способ напомнить вашему ребенку, что цель поэзии - нарисовать яркий образ с помощью слов и что стихотворение не всегда должно быть рифмованным, чтобы быть успешным.

Некоторые военные стихи написаны самими солдатами. В этих стихах часто говорится о зверствах, совершенных на передовой, и о том, как наблюдение за этим повлияло на ум поэта.

В других стихотворениях о войне изображены ужасы Холокоста. Мы должны подходить к этому вопросу с особой осторожностью с детьми - хотя это важное историческое событие, ужасное обращение с жертвами может не подходить для чтения детьми младшего возраста, и это может оставить детей старшего возраста перед многими важными вопросами, к которым необходимо относиться чутко. События были настолько травматичными, что многие стихи о Холокосте не вдавались в подробности, а вместо этого сосредотачивались на грубости человеческих эмоций. Многие стихи о Холокосте все еще были написаны спустя долгое время после окончания войны, а некоторые даже были написаны детьми выживших жертв о влиянии Холокоста на их родителей.

Образный язык часто используется в поэзии времен Второй мировой войны. Общие техники включают сравнения (сравнение одного с чем-то другим), метафоры (говорят о чем-то так, как будто это - это что-то еще ) и персонификацию, как обсуждалось выше.

Учителя любят ссылаться на AANVA (прилагательное, прилагательное, существительное, глагол, наречие) при преподавании стихов. Это структура, которую детям рекомендуется использовать для создания увлекательных предложений при написании стихов. Могут ли ваши дети идентифицировать эту структуру в каких-либо примерах поэзии Второй мировой войны?

Изображение © philipimage, под лицензией Creative Commons.

Известные стихи для детей о Второй мировой войне

Важно найти время, чтобы самому просмотреть эти стихи, прежде чем обсуждать их с ребенком. Зверства войны могут повлиять на детей, поэтому, пожалуйста, учитывайте это при обсуждении стихов Второй мировой войны с детьми.

Мы выбрали несколько стихотворений о Второй мировой войне, которые учителя английского языка могли представить вашему ребенку в классе.

1 сентября 1939 г.

Это стихотворение о войне известного поэта В. Оден - хорошая отправная точка, так как он показывает самое начало конфликта.Несмотря на то, что это одно из самых известных его стихотворений, сам автор позже раскритиковал его и исключил его из своего Сборника коротких стихотворений в 1966 году. Полное стихотворение довольно длинное, поэтому вот первый стих, с которого можно начать:

I сядьте в одно из погружений

На Пятьдесят второй улице

Неуверенный и испуганный

По мере того, как умные надежды исчезают

Из низкого нечестного десятилетия: 9000 Волны гнева и страха 6

Неописуемый запах смерти

Оскорбляет сентябрьскую ночь.

Та ночь смерти

Следующее стихотворение «Блиц» было написано Джоном Дж. Раттиганом в 1940 году. Раттиган служил в армии во время авианалета на Ковентри в ноябре 1940 года.

Кто может забыть ту ночь смерти,

Вызванный огненным дыханием небесного дьявола,

Кто может забыть ту ночь боли,

Раздан извращенным мозгом безумца.

Мы не забудем, как мы восстанавливаем наши дома,

На изрезанной бомбами земле, где были убиты ни в чем не повинные,

Мы не забудем, глядя на землю,

Где когда-то стояли здание такое величественное и величественное.

Даже Божий дом небезопасен от этого гунна,

Кто бомбит и разрушает при заходе солнца.

Так пусть он пошлет свои трусливые полчища,

Кто разрушает дома бедняков и лордов,

Та ночь была суровой, без сомнения,

У нас был сильный удар, но они не могут нас выбить.

Потому что наши мужчины из стали, наши женщины не преклонят колени,

Ни дети, ни слова о помиловании.

Когда мир станет свободным, появится новая надежда.

Из руин и пепла Ковентри.

Изображение © pressmaster, под лицензией Creative Commons.

Смерть стрелка-турели

Приведенное ниже стихотворение было написано американским солдатом Рэндаллом Джарреллом в конце войны в 1945 году и показывает перспективу войны за пределами Великобритании.

Из маминого сна я попал в Штат,

И я сгорбился в его животе, пока мой мокрый мех не замерз.

В шести милях от земли, освобожденный от своей мечты о жизни,

Я проснулся от черной зенитной артиллерии и кошмаров.

Когда я умер, меня вымыли из башни шлангом.

Первые пришли ...

Это стихотворение немецкого пастора Мартина Нимёллера - это стихотворение о Холокосте с другой точки зрения. Речь идет о трусости определенного духовенства (включая его самого) во время прихода нацистов к власти. Он был написан в 1950 году и изначально был конфессиональным текстом, а затем был преобразован в стихотворение:

Сначала они пришли за коммунистами

И я не высказался

Потому что я не был коммунистом

Потом они пришли за социалистами

И я не высказался

Потому что я не был социалистом

Потом они пришли за профсоюзными активистами

И я не высказался

Потому что я не был профсоюзным деятелем

Потом они пришли за евреями

И я молчал

Потому что я не еврей

Потом они пришли за мной

И никого не осталось

Чтобы высказаться за меня

Изображение © jcomp, под лицензией Creative Commons.

Поэтические задания для детей о Второй мировой войне

Теперь вы начали знакомиться с поэзией о Второй мировой войне, пора вместе изучить их более подробно. Выберите пару стихотворений о войне, блице или холокосте и посмотрите, сможет ли ваш ребенок определить, где каждый из них использовал персонификацию, сравнения, метафоры и структуру AANVA.

Вы также можете раскрыть творческую сторону своего ребенка, вытащив его кисти и посмотрев, смогут ли они нарисовать реальную картину изображений, изображенных в одном из стихотворений, которые вы обсуждали.Будьте осторожны, не используйте стихотворение, содержащее графические изображения.

Наконец, вы оба можете попробовать написать свою собственную поэзию о Второй мировой войне, используя для вдохновения отрывки, которые вы исследовали, а также свои общие исторические знания о войне. Например, вы можете написать стихотворение с точки зрения солдата на передовой (используйте его голос, учитывайте его эмоции и образы, которые они, вероятно, видели). Попробуйте использовать персонификацию в своем стихотворении и поиграйте с метафорами и сравнениями.

Дети войны - Дебора Эллис - 9781742371146 - Аллен и Анвин

Прошли годы с тех пор, как США и их союзники вторглись в Ирак, а истинная демократия еще не наступила. Четыре миллиона иракцев были перемещены; половина живет в заброшенных палаточных лагерях, остальные в основном застряли в Иордании и Сирии. Дебора Эллис берет интервью у некоторых из самых трагических жертв войны - иракских детей.

Используя тот же формат, что и Three Wishes и Off to War , Дебора Эллис обращает свое внимание на самых трагических жертв войны в Ираке: иракских детей.Она берет интервью у молодых людей, в основном беженцев, живущих в Иордании, но также и тех, кто пытается начать новую жизнь в Северной Америке. Некоторые семьи покинули Ирак с деньгами; другие без гроша, больны или инвалиды. У большинства детей родители работают нелегально или не работают вообще, и страх депортации - постоянная угроза.

Включены глоссарий, карта и предложения по поиску дополнительной информации.

Биография автора:

Всемирно известный писатель, гуманитарный деятель и активистка за мир Дебора Эллис путешествовала по миру, чтобы встретиться и услышать истории детей, пострадавших от бедности, войны, расизма и болезней.Ее художественные и научно-популярные книги дают нам представление о жизни детей из Афганистана (Трилогия Парвана , ), Боливии ( книг Диего, ), Ближнего Востока ( Три желания: говорят палестинские и израильские дети, ) и Южная Африка ( The Heaven Shop ).

Роялти от Children of War и книга Деборы Off To War: Voices of Soldiers 'Children (сборник интервью с детьми канадских и американских солдат, служащих в Афганистане и Ираке) должны быть переданы в дар Детям в условиях кризиса. Фонд IBBY, Международного совета по книгам для молодежи.

Категория: Документальная литература для молодежи

ISBN: 9781742371146

Награды: Вошедший в шорт-лист награды Forest of Reading Awards 2010 AU

Издатель: A&U Детский

Выходные данные: A&U Дети

Дата паба: Август 2009 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *