Стихи о революции 1917 года детям – Стихи о революции — 222 стихотворения русских и зарубежных поэтов

Содержание

Стих про революцию детям


Новый день берёт своё начало
На бескрайних улицах Москвы.
Никогда у неба не бывало
Глаз такой влюблённой синевы!

Светом солнца озарены,
Светом правды своей сильны.
Наша Родина – Революция,
Ей, единственной, мы верны!

Мы в труде и мастера, и боги,
Рукотворным верим чудесам.
Бесконечно дороги дороги,
Если их прокладываешь сам!

Мы улыбкой честной и открытой
Освещаем праздничный парад.
И от счастья светятся орбиты,
Где друзья Гагарина летят…

Светом солнца озарены,
Светом правды своей сильны.
Наша Родина – Революция,
Ей, единственной, мы верны!

2

Снова рядом со мной образ вечно живой –
Революции сын, комиссар молодой.
Он в последнюю ночь перед казнью не спит,
Он в грядущие дни, как влюблённый, глядит…

И в час, грозою опалённый,
Раздумий и сомнений час,
Я слышу голос отдалённый
«Я так надеялся на вас!»

Город детства во мгле, и деревни в золе,
И Гастелло летит к побледневшей земле.
И пока не вонзился он в пламя и дым,
Наш сегодняшний день промелькнёт перед ним.

И в час, грозою опалённый,
Раздумий и сомнений час,

Мы слышим голос непреклонный:
«Я так надеялся на вас!»

Ни покоя, ни сна нам мечта не даёт!
Королёв неуступчиво смотрит вперёд.
Космонавт завершает последний парад,
И сквозь годы и звёзды летит его взгляд. Вариант:
Нас к иным берегам дальний космос влечёт.

3

День Седьмого ноября —
Красный день календаря.
Погляди в свое окно:
Все на улице красно!

Вьются флаги у ворот,
Пламенем пылая.
Видишь, музыка идет
Там, где шли трамваи.

Весь народ — и млад и стар —
Празднует свободу.
И летит мой красный шар
Прямо к небосводу!

4

Мы видим город Петроград
В семнадцатом году:
Бежит матрос, бежит солдат,
Стреляют на ходу.

Рабочий тащит пулемет.
Сейчас он вступит в бой.
Висит плакат: «Долой господ!
Помещиков долой!»

Несут отряды и полки
Полотна кумача,
И впереди - большевики,
Гвардейцы Ильича.

Октябрь! Навеки свергли
власть
Буржуев и дворян.
Так в Октябре мечта сбылась
Рабочих и крестьян.

Далась победа нелегко,
Но Ленин вел народ,
И Ленин видел далеко,
На много лет вперед.

И правотой своих идей -

Великий человек -
Он всех трудящихся людей
Объединил навек..........

5

Семнадцатый, двадцатый, двадцать первый.
За годом год. А кровь поет, звенит...
Кто говорил - истрепанные нервы
Не выдержат в ответственные дни?!

В туманное окутанные люди,
Такие незаметные в быту,
Сказали миру властное: "Да будет!" -
И пригвоздили старое к кресту.

Колчак, Деникин, Врангель... Не сочтешь их...
И пусть... Им РСФСР не задушить...
В глазах, таких глубоких и хороших,
Во что бы то ни стало победить!..

Да, техника, французы, англичане...
У нас - старинная винтовка и наган,
Но посмотрите: чем горят в тумане
Глаза, пылающие на врага...

Еще одно: пусть знает эта свора -
Мы не сдадим позиций Октября;
Кто был в огне, тот чувствует, что скоро
Всемирная расплещется заря...

Семнадцатый, двадцатый, двадцать первый.
За годом год. А кровь поет, звенит...
Кто говорил - истрепанные нервы
Не выдержат в ответственные дни?!

6

Нас водила молодость
В сабельный поход,
Нас бросала молодость
На кронштадтский лед.
Боевые лошади
Уносили нас,

На широкой площади
Убивали нас.
Но в крови горячечной
Подымались мы,
Но глаза незрячие
Открывали мы.
Возникай содружество
Ворона с бойцом -
Укрепляйся, мужество,
Сталью и свинцом.
Чтоб земля суровая
Кровью истекла,
Чтобы юность новая
Из костей взошла.
Чтобы в этом крохотном
Теле - навсегда
Пела наша молодость,
Как весной вода.

7

Пусть шествует неистребимый страх!
Вам поздно звать спокойствие на помощь.
Он в вас самих.Он разбивает в прах
Все замыслы твои, земная полночь.

Сто лет подряд твердите вы о нём,
И, давний, он опять встаёт как новость
Повсюду, где не сыщешь днём с огнём
В потёмках затерявшуюся совесть.

Страх в каждом сгустке херстовской грязи,
Страх в каждом залпе, грянувшем в Пирее,
Страх в лживой передаче Би-Би-Си,
Страх в стадном послушанье Ассамблеи.

И перед ним бессилен Белый дом,
Тот Белый дом, что перестал быть белым
С тех самых пор, как квартиранты в нём
Наш белый свет марают чёрным делом.

Страх сотен перед гневной мощью масс
Ввело в закон двадцатое столетье,
Хотел бы я, чтоб видел старый Маркс,

Как мы сейчас бушуем на планете!

Дорогой битв, через хребты преград,
Вслед за тобой, Советская отчизна,
Неисчислимый движется отряд,
Как ставший плотью призрак коммунизма.

Огромен человечий океан,
Ни края не сыскать ему, ни меры,
Но снова: «Пролетарии всех стран...»
Встаёт над ним как грозный символ веры.

Так бойтесь же!.. Тропа времён пряма,
И наш отряд, что вдаль по ней шагает,
В бои ведёт история сама
И нашими руками побеждает!

8

Там далеко , за столетней чертой ,
Революция сделала Россию, Россией .
И если народ наш по жизни герой ,
Значит все хорошо с Отчизной любимой .

А кто не хотел новизны, межевался,
В Европе и США нашли свой приют
Но! Царь Николай в России остался
И думали все , что его не убьют.

Вставали рассветы, закаты сгорали,
Кровавый террор колошматил страну
И Зимний Дворец своей Родины брали,
Чтобы хлеб и заводы, не достались врагу.

Горели костры на улицах Питера,
Народ суетился, скрываясь во тьме,
Россия ждала выступление Ленина,
О хлебе насущном и о войне.

Семнадцатый год, двадцатого века
То голод, то холод, то тиф, то чума,

От слов мудреца, одного человека,
Товарищи - ленинцы сходили с ума.

Царя расстреляли, детей и царицу,
Зловещие в общем творили дела
И в клетку Россию закрыли как птицу,
Для мира она не доступной была .

Революции , войны, да моратории ,
Гулаг , Соловки только знала страна .
Но всё же! Мы выжили ! В этой агонии.
Так выпьем за это , по сто коньячка .

9

Время Великой Октябрьской
В Лету еще не кануло,
И в этот день ноябрьский
Маршем, как прежде, грянуло!
Реет кумач знамёнами, —
И не забыто прошлое!
В жизни не зря дано нам
Было оно – хорошее!

Есть что внукам поведать,
Есть чем гордиться искренне,
Мы – идеи не предали,
Мы в перестройках выстояли!
Значит, ты, друг — не стар ещё,
Забудь про болячки разные!
С праздником вас, товарищи!
С вечным великим праздником!

10

Ты вспомни, товарищ, семнадцатый год,
Ведь памятней не было года,
Когда измождённый войною народ
За правду шёл в бой и свободу.
Не стало тогда для народа преград,
И с верной дороги не сбили
Ни козни Антанты, ни яростный град
Из пуль и осколков. И были

Сердца у бойцов тогда тверже свинца,
Ведь были сердца их из стали,
Их храбрость и твёрдость не знали конца.
Они за тебя воевали!
Так не посрами же их память и ты,
Не сдайся в жестоком бою,
За то, чтоб реальностью стали мечты,
За жизнь и за правду твою!

11

Поздравить с Днем Октябрьской революции можно всех людей,
которые с теплотой вспоминают всё хорошее, что сопутствовало им в юности
и в молодые годы, когда этот праздник был любим и отмечался в каждой семье.

12

Историю своей страны забывать никак нельзя,
День Революции Октябрьской мы будем отмечать, друзья.
Пусть нас немного соберётся, но это не беда,
Мы верим: прошлое страны ценить будут всегда.
С праздником великим вас я поздравляю,
В жизни радости, удачи от души желаю!
Вам желаю в ногу со временем идти,
Пусть преград не будет на жизненном пути!

13

В разное время этот праздник назывался по-разному. В советские годы он носил название День Великой Октябрьской социалистической революции, с 1991 года стал назваться Днем Октябрьской революции 1917 года, с 1996 года – Днем согласия и примирения.

14

Мы с детства помним эту дату

И красный день календаря.
Все шли мы на парад когда–то
В день Седьмого ноября.
И пусть в названье изменения,
Но праздник жив, как и вчера.
Всех с Днём согласия и примирения!
Ура, товарищи! Ура!

15

Мы видим город Петроград
В семнадцатом году:
Бежит матрос, бежит солдат,
Стреляют на ходу.

Рабочий тащит пулемёт.
Сейчас он вступит в бой.
Висит плакат: «Долой господ!
Помещиков долой!»

Несут отряды и полки
Полотна кумача,
И впереди - большевики,
Гвардейцы Ильича.

Октябрь! Навеки свергли власть
Буржуев и дворян.
Так в Октябре мечта сбылась
Рабочих и крестьян.

irisday.ru

Стихи о Революции и Гражданской Войне.: raasta — LiveJournal

Занимаясь подготовкой празднования годовщины со дня Великой Октябрьской Социалистической Революции собрал не плохую подборку стихов, коей и хочу поделиться со всеми.

КРАСНОАРМЕЙЦАМ Василий Александровский

Вам, непобедимым, -
от искреннего сердца.

Семнадцатый, двадцатый, двадцать первый.
За годом год. А кровь поет, звенит...
Кто говорил - истрепанные нервы
Не выдержат в ответственные дни?!

В туманное окутанные люди,
Такие незаметные в быту,
Сказали миру властное: "Да будет!" -
И пригвоздили старое к кресту.

Колчак, Деникин, Врангель... Не сочтешь их...
И пусть... Им РСФСР не задушить...
В глазах, таких глубоких и хороших,
Во что бы то ни стало победить!..

Да, техника, французы, англичане...
У нас - старинная винтовка и наган,
Но посмотрите: чем горят в тумане
Глаза, пылающие на врага...

Еще одно: пусть знает эта свора -
Мы не сдадим позиций Октября;
Кто был в огне, тот чувствует, что скоро
Всемирная расплещется заря...

Семнадцатый, двадцатый, двадцать первый.
За годом год. А кровь поет, звенит...
Кто говорил - истрепанные нервы
Не выдержат в ответственные дни?!

(1922)
КУМАЧ Николай Асеев

Красные зори,
красный восход,
красные речи
у Красных ворот,
и красный,
на площади Красной,
народ.

У нас пирогами
изба красна,
у нас над лугами

горит весна.

И красный кумач
на клиньях рубах,
и сходим с ума
о красных губах.

И в красном лесу
бродит красный зверь...
И в эту красу
прошумела смерть.

Нас толпами сбили,
согнали в ряды,
мы красные в небо
врубили следы.

За дулами дула,
за рядом ряд,
и полымем сдуло
царей и царят.

Не прежнею спесью
наш разум строг,
но новые песни
все с красных строк.

Гляди ж, дозирая,
веков Калита:
вся площадь до края
огнем налита!

Краснейте же, зори,
закат и восход,
краснейте же, души,
у Красных ворот!

Красуйся над миром,
мой красный народ!

[1920]

*** Николай Асеев

Совет ветвей, совет ветров,
совет весенних комиссаров
в земное черное нутро
ударил огненным кресалом.

Губами спеклыми поля
хлебнули яростной отравы,
завив в пружины тополя,
закучерявив в кольца травы.

И разом ринулась земля,
расправив пламенную гриву,
грозить, сиять и изумлять
не веривших такому взрыву.

И каждый ветреный посыл
за каждым новым взмахом грома
летел, ломал, срывал, косил -

что лед зальдил, что скрыла дрема.

И каждый падавший удар
был в эхе взвит неумолканном:
то — гор горячая руда
по глоткам хлынула вулканным.

И зазмеился шар земной
во тьме миров — зарей прорытой...
«Сквозь ночь — со мной,
сквозь мир — за мной!» —
был крик живой метеорита.

И это сталось на земле,
и это сделала страна та,
в которой древний разум лет
взмела гремящая граната.

Пускай не слышим, как летим,
но если сердце заплясало, —
совет весны не отвратим:
ударит красное кресало!

1922

МАРШ БУДЕННОГО Николай Асеев

С неба полуденного
жара не подступи,
конная Буденного
раскинулась в степи.

Не сынки у маменек
в помещичьем дому,
выросли мы в пламени,
в пороховом дыму.

И не древней славою
наш выводок богат —
сами литься лавою
учились на врага.

Пусть паны не хвастают
посадкой на скаку, —
смелем рысью частою
их эскадрон в муку.

Будет белым помниться,
как травы шелестят,
когда несется конница
рабочих и крестьян.

Все, что мелкой пташкою
вьется на пути,
перед острой шашкою

в сторону лети.

Не затеваем бой мы,
но, помня Перекоп,
всегда храним обоймы
для белых черепов.

Пусть уздечки звякают
памятью о нем, —
так растопчем всякую
гадину конем.

Никто пути пройденного
назад не отберет,
конная Буденного,
армия — вперед!

1923

ДЕСЯТЫЙ ОКТЯБРЬ Николай Асеев

Дочиста
пол натереть и выместь,
пыль со стола
убрать и смахнуть,
сдуть со стихов
постороннюю примесь,
и -
к раскрытому настежь окну.
Руки мои -
чтоб были чисты,
свежестью —
чтоб опахнуло грудь.
К сердцу
опять подступают числа:
наших дней
начало и путь.
Сумерки
кровли домов одели...
В память,
как в двор ломовик, тарахтя,
грузом навьючив
дни и недели,
вкатывается
Десятый Октябрь.
Тысячи строк,
совершая обряд,
будут его возносить,
славословя.
Я же
тропу моего Октября
вспомню,
себя изловив на слове
«искренность»...
Трепет летучих искр,
искренность —
блеск непогасшей планеты.
Искренность -
это великий риск,
но без нее
понимания нету.
Искренность!
Помоги моему
сердцу
жар загорнуть и выскресть,
чтоб в моем
неуклюжем уму
песня вздышала,
томясь и искрясь.
Искренность!
Помоги мне пропеть,
вспомнивши,
радостно рассмеяться,
как человеку
на дикой тропе
встретилось сердце,
стучащее
массы.
Был я
безликий интеллигент,
молча гордящийся
мелочью званья,
ждущий -
от общих забот вдалеке —
общей заботы
победное знамя.
Не уменьшась
в темноте норы,
много таких
живут по мансардам,
думая:
ветром иной поры
лик вдохновенный их
творчески задран.
Меряя землю
на свой аршин,
кудри и мысли
взбивая все выше,
так и живут
до первых морщин,
первых припадков,
первых одышек.
Глянут, —
а дум
облыселую гладь
негде приткнуть
одинокому с детства.
Финиш!..
А метили
мир удивлять
либо геройством,
либо злодейством...
Так жил и я...
Ожидал, пламенел,
падал, метался,
да так бы и прожил,
если бы
не забродили во мне
свежего времени
новые дрожжи.
Я не знал,
что крепче и ценней:
тишь предгрозья
или взмывы вала, —
серая
солдатская шинель
выучила
и образовала.
Мы неслись,
как в бурю корабли, —
только тронь,
и врассыпную хлынем.
Мы неслись,
как в осень журавли, —
не было конца
летучим клиньям.
Мы листвой
осыпали страну,
дробью ливней
мы ее размыли.
Надвое -
на новь и старину -
мы ее ковригой
разломили.
И тогда-то понял я
навек —
и на сердце
сразу стало тише:
не один
на свете человек, —
миллионы
в лад
идут и дышат.
И не страшно
стало мне грозы,
нет,
не мрак вокруг меня,
не звери,
лишь бы,
прянув на грозы призыв,
шаг
с ее движеньем соразмерить.
Не беги вперед,
не отставай, —
здесь времен
разгадка и решенье, —
в ряд с другими,
в лад по мостовой
трудным,
длинным,
медленным движеньем.
Вот иду,
и мускулы легки,
в сторону не отойду,
не сяду.
Так иди
и медленно влеки
наш суровый,
наш Октябрь Десятый.
Стройтесь, зданья!
Высьтесь, города!
Так иди
бесчисленным веленьем
и движенья силу
передай
выросшим на смену
поколеньям.
Брось окно,
войди по грудь в толпу,
ей дано теперь
другое имя,
не жестикулируй,
не толкуй, —
крепкий шаг свой
выровняй с другими.
Стань прямее,
проще
и храбрей,
встань лицом
к твоей эпохи лицам,
чтобы тысячами
Октябрей
с тысячными
радостями
слиться!

1927

ДАГЕСТАН Николай Асеев

Смотри, как туго стянут стан,
смотри, как перекошен рот,
вразлет советский Дагестан
крутые пропасти берет!

Смотри, как остры плечи гор,
как бурка свесилась с плеча,
он вьет коня во весь опор,
его полет разгоряча.

Не чинодрал, не Синодал,
к скале прижавшись злой порой,
он хуже демонов видал,
когда в горах гулял Шкуро.

Но он узнал свою весну,
когда — казалось — кончен свет,
и вдруг, как свет зари,
блеснул ему во мгле аулсовет.

Скрипенье арб, рев буйволиц —
летящим эхом далеко
в любую пропасть провались,
наследье каменных веков.

А ты — на легкого коня,
копыта не задев скалой,
чтоб воздух пел, в ушах звеня,
лети — с откинутой полой.

Бока в рубцы! Скорей, скорей -
в облет вперед ушедших стран.
С зари к заре! С зари к заре!
Вперед, советский Дагестан!

МЫ Александр прокофьев

Мы - это воля людей, устремленных только вперед, вперед!
От Белого моря до Сан-Диего слава о нас идет.
Огромные наши знамена - красный бархат и шелк,
Огонь, и воду, и медные трубы каждый из нас прошел.
В семнадцатом (глохни, романтика мира) мы бились, как черти, в лоск,
Каждый безусым пошел на фронт, а там бородой оброс.
В окопах выла стоймя вода, суглинок встал на песок.
Снайперы брали офицеров прицелом под левый сосок.
И вся страна была в огне - и мы по всем фронтам.
Шпиг и солдатский английский френч мы добывали там...
Земля, война, леса, война... Земля была пуста.
Мы перебили всех ворон, всех галок на крестах!
Мы взяли вновь свою страну, мы в громе битв клялись,
Мы били белых под Орлом, под Жмеринкой дрались…
За этот бой, где пала сплошь кровавая роса,
Нас всех, оставшихся в живых, берут на небеса!
Но нам, ребята, не к лицу благословенный край...
Я сам отправил четверых прямой дорогой в рай.
Тут арифметика проста - гудит свинцовый рык.
Четыре порции свинца - в обрез на четверых.
Таков закон моей страны, ее крутая речь.
Мы все обязаны ее, Высокую, беречь...
Мы - миллионы людей бесстрашных, те, что разрушили гнет.
По всем иноземным морям и странам слава о нас идет.
На тысячу тысяч верст знамена - красный бархат и шелк,
Огонь, и воду, и медные трубы каждый из нас прошел.

1930

Александр Прокофьев

Потомкам пригодится. Не откинут
Свидетельство мое земле отцов
О том, что не было ранений в спину
У нас, прошедших бурей молодцов.
Мы, сыновья стремительной державы,
Искровянили многоверстный путь.
Мы - это фронт. И в трусости, пожалуй,
Нас явно невозможно упрекнуть!
Мы знали наше воинское дело,
И с твердостью, присущей нам одним,
Мы нагрузили сердце до предела
Великолепным мужеством своим.
Была зима - и не было зимы, -
Все потому, что досыта металлом
Расплавленным поили землю мы.
Как памятники, встанем над годами,
Как музыка - на всех земных путях...
Вот так боролись мы, и так страдали,
И так мы воевали за Октябрь!

1932

СЛЕВА - ПОЛЕ... Александр прокофьев

Слева - поле, справа - поле,
Впереди затон.
Едут, едут комсомольцы
На родимый Дон.

Напоили славой воздух
Боевые дни.
На папахах блещут звезды,
На плечах ремни.

Эх, немало взято с бою
Сел и городов!
Эх, немало трубят в поле
Молодых годов!

Как прошли за непогодой
С Волги на Тагил.
Сколько прожито походов,
Вырыто могил!

Как прошли леса и реки
Через цепь лужков.
Сколько найдено навеки
Дорогих дружков!

Напоили славой воздух
Боевые дни.
На папахах блещут звезды,
На плечах ремни.

Слева - поле, справа - поле,
Впереди затон.
Едут, едут комсомольцы
На родимый Дон.

1933

Р. К. С. М. Сергей Третьяков

От отцов мы узнали -
Не взорвав - не пройдешь.
За нами! За нами!
Всей земли молодежь.
Отцам грянем:
- Готовы. Идем.
Старье таранить
Октябрьским путем.
Одинаковы речи
Станка и деревни.
Мы все - Октябревичи.
Мы все - Октябревны.
Комсомол. Береги.
Государство рабочих.
Эй, враги!
Руки прочь!
Нас не трожь!
Сердца - динамит. Слышишь: бурлят они;
Четок приказ по советской орлятне,
Всем! Всем! Всем!
Ряды крепче смыкай, молодежь,
Р. К. С. М.

(1918-1923)

СМЕРТЬ ПИОНЕРКИ Эдуард Багрицкий

Грозою освеженный,
Подрагивает лист.
Ах, пеночки зеленой
Двухоборотный свист!

Валя, Валентина,
Что с тобой теперь?
Белая палата.
Крашеная дверь.
Тоньше паутины
Из-под кожи щек
Тлеет скарлатины
Смертный огонек.

Говорить не можешь —
Губы горячи.
Над тобой колдуют
Умные врачи.
Гладят бедный ежик
Стриженых волос.
Валя, Валентина,
Что с тобой стряслось?
Воздух воспаленный,
Черная трава.
Почему от зноя
Ноет голова?
Почему теснится
В подъязычье стон?
Почему ресницы
Обдувает сон?

Двери отворяются.
(Спать. Спать. Спать.)
Над тобой склоняется
Плачущая мать:

«Валенька, Валюша!
Тягостно в избе.
Я крестильный крестик
Принесла тебе.
Все хозяйство брошено,
Не поправишь враз,
Грязь не по-хорошему
В горницах у нас.
Куры не закрыты,
Свиньи без корыта;
И мычит корова
С голоду сердито.
Не противься ж, Валенька,
Он тебя не съест,
Золоченый, маленький,
Твой крестильный крест».

На щеке помятой
Длинная слеза.
А в больничных окнах
Движется гроза.

Открывает Валя
Смутные глаза.

От морей ревучих
Пасмурной страны
Наплывают тучи,
Ливнями полны.

Над больничным садом,
Вытянувшись в ряд,
За густым отрядом
Движется отряд.
Молнии как галстуки
По ветру летят.

В дождевом сиянье
Облачных слоев
Словно очертанье
Тысячи голов.

Рухнула плотина —
И выходят в бой
Блузы из сатина
В синьке грозовой.

Трубы. Трубы. Трубы.
Подымают вой.
Над больничным садом,
Над водой озер
Движутся отряды
На вечерний сбор.

Заслоняют свет они
(Даль черным-черна),
Пионеры Кунцева,
Пионеры Сетуни,
Пионеры фабрики Ногина.

А внизу склоненная
Изнывает мать:
Детские ладони
Ей не целовать.
Духотой спаленных
Губ не освежить.
Валентине больше
Не придется жить.

«Я ль не собирала
Для тебя добро?
Шелковые платья,
Мех да серебро,
Я ли не копила,
Ночи не спала,
Все коров доила,
Птицу стерегла.
Чтоб было приданое,
Крепкое, недраное,
Чтоб фата к лицу —
Как пойдешь к венцу!
Не противься ж, Валенька!
Он тебя не съест,
Золоченый, маленький,
Твой крестильный крест».

Пусть звучат постылые,
Скудные слова —
Не погибла молодость,
Молодость жива!

Нас водила молодость
В сабельный поход,
Нас бросала молодость
На кронштадтский лед.

Боевые лошади
Уносили нас,
На широкой площади
Убивали нас.

Но в крови горячечной
Подымались мы,
Но глаза незрячие
Открывали мы.

Возникай содружество
Ворона с бойцом, —
Укрепляйся мужество
Сталью и свинцом.

Чтоб земля суровая
Кровью истекла,
Чтобы юность новая
Из костей взошла.

Чтобы в этом крохотном
Теле — навсегда
Пела наша молодость,
Как весной вода.

Валя, Валентина,
Видишь — на юру
Базовое знамя
Вьется по шнуру.

Красное полотнище
Бьется над бугром.
«Валя, будь готова!»
Восклицает гром.

В прозелень лужайки
Капли как польют!
Валя в синей майке
Отдает салют.

Тихо подымается,
Призрачно-легка,
Над больничной койкой
Детская рука.

«Я всегда готова!» -
Слышится окрест.
На плетеный коврик
Упадает крест.
И потом бессильная
Валится рука —
В пухлые подушки,
В мякоть тюфяка.

А в больничных окнах
Синее тепло,
От большого солнца
В комнате светло.

И, припав к постели,
Изнывает мать.
За оградой пеночкам
Нынче благодать.

Вот и всё!

Но песня
Не согласна ждать.

Возникает песня
В болтовне ребят.

Подымает песню
На голос отряд.

И выходит песня
С топотом шагов

В мир, открытый настежь
Бешенству ветров.

Апрель — август 1932

Владимир Луговской - Письмо к республике от моего друга

Ты строишь, кладешь и возводишь,
ты гонишь в ночь поезда,
На каждое честное слово
ты мне отвечаешь: "Да!"
Прости меня за ошибки -
судьба их назад берет.
Возьми меня, переделай
и вечно веди вперед,
Я плоть от твоей плоти
и кость от твоей кости.
И если я много напутал -
ты тоже меня прости.
Наполни приказом мозг мой
и ветром набей мне рот,
Ты самая светлая в мире,
ведущая мир вперед.
Я спал на твоей постели,
укрыт снеговой корой,
И есть на твоих равнинах
моя молодая кровь.
Я к бою не опоздаю
и стану в шеренгу рот,-
Возьми меня, переделай
и вечно веди вперед.
Такие, как я, срывались
и гибли наперебой.
Я школы твои, и газеты,
и клубы питал собой.
Такие, как я, поднимали
депо, и забой, и завод,-
Возьми меня, переделай
и вечно веди вперед.
Такие, как я, сидели
над цифрами день и ночь.
Такие, как я, опускались,
а ты им могла помочь.
Кто силен тобой -
в работе он,
Кто брошен тобой -
умрет.
Ты самая светлая в мире,
ведущая мир вперед.
Я вел твои экспедиции,
стоял у твоих реторт,
Я делал свою работу,-
хоть это не первый сорт.
Ты строишь за месяцем месяц,
ты крепнешь за годом год,-
Ты самая светлая в мире,
ведущая мир вперед.
Я сонным огнем тлею
и еле качаю стих.
За то, что я стал холодным,
ты тоже меня прости.
Но время идет, и стройка идет,
и выпадет мой черед,-
Возьми меня, переделай
и вечно веди вперед.
Три поколенья культуры,
и три поколенья тоски,
И жизнь, и люди, и книги,
прочитанные до доски.
Республика это знает,
республика позовет,-
Возьмет меня,
переделает,
Двинет время вперед.
Ты строишь, кладешь и возводишь,
ты гонишь в ночь поезда,
На каждое честное слово
ты мне отвечаешь: "Да!"
Так верь и этому слову -
от сердца оно идет,-
Возьми меня, переделай
и вечно веди вперед!

1929

Во весь голос Маяковский.

Уважаемые
товарищи потомки!
Роясь
в сегодняшнем
окаменевшем говне,
наших дней изучая потемки,
вы,
возможно,
спросите и обо мне.
И, возможно, скажет
ваш ученый,
кроя эрудицией
вопросов рой,
что жил-де такой
певец кипяченой
и ярый враг воды сырой.
Профессор,
снимите очки-велосипед!
Я сам расскажу
о времени
и о себе.
Я, ассенизатор
и водовоз,
революцией
мобилизованный и призванный,
ушел на фронт
из барских садоводств
поэзии —
бабы капризной.
Засадила садик мило,
дочка,
дачка,
водь
и гладь —
сама садик я садила,
сама буду поливать.
Кто стихами льет из лейки,
кто кропит,
набравши в рот —
кудреватые Митрейки,
мудреватые Кудрейки —
кто их к черту разберет!
Нет на прорву карантина —
мандолинят из-под стен:
«Тара-тина, тара-тина,
т-эн-н...»
Неважная честь,
чтоб из этаких роз
мои изваяния высились
по скверам,
где харкает туберкулез,
где блядь с хулиганом
да сифилис.
И мне
агитпроп
в зубах навяз,
и мне бы
строчить
романсы на вас,—
доходней оно
и прелестней.
Но я
себя
смирял,
становясь
на горло
собственной песне.
Слушайте,
товарищи потомки,
агитатора,
горлана-главаря.
Заглуша
поэзии потоки,
я шагну
через лирические томики,
как живой
с живыми говоря.
Я к вам приду
в коммунистическое далеко
не так,
как песенно-есененный провитязь.
Мой стих дойдет
через хребты веков
и через головы
поэтов и правительств.
Мой стих дойдет,
но он дойдет не так,—
не как стрела
в амурно-лировой охоте,
не как доходит
к нумизмату стершийся пятак
и не как свет умерших звезд доходит.
Мой стих
трудом
громаду лет прорвет
и явится
весомо,
грубо,
зримо,
как в наши дни
вошел водопровод,
сработанный
еще рабами Рима.
В курганах книг,
похоронивших стих,
железки строк случайно обнаруживая,
вы
с уважением
ощупывайте их,
как старое,
но грозное оружие.
Я
ухо
словом
не привык ласкать;
ушку девическому
в завиточках волоска
с полупохабщины
не разалеться тронуту.
Парадом развернув
моих страниц войска,
я прохожу
по строчечному фронту.
Стихи стоят
свинцово-тяжело,
готовые и к смерти
и к бессмертной славе.
Поэмы замерли,
к жерлу прижав жерло
нацеленных
зияющих заглавий.
Оружия
любимейшего
род,
готовая
рвануться в гике,
застыла
кавалерия острот,
поднявши рифм
отточенные пики.
И все
поверх зубов вооруженные войска,
что двадцать лет в победах
пролетали,
до самого
последнего листка
я отдаю тебе,
планеты пролетарий.
Рабочего
громады класса враг —
он враг и мой,
отъявленный и давний.
Велели нам
идти
под красный флаг
года труда
и дни недоеданий.
Мы открывали
Маркса
каждый том,
как в доме
собственном
мы открываем ставни,
но и без чтения
мы разбирались в том,
в каком идти,
в каком сражаться стане.
Мы
диалектику
учили не по Гегелю.
Бряцанием боев
она врывалась в стих,
когда
под пулями
от нас буржуи бегали,
как мы
когда-то
бегали от них.
Пускай
за гениями
безутешною вдовой
плетется слава
в похоронном марше —
умри, мой стих,
умри, как рядовой,
как безымянные
на штурмах мерли наши!
Мне наплевать
на бронзы многопудье,
мне наплевать
на мраморную слизь.
Сочтемся славою —
ведь мы свои же люди,—
пускай нам
общим памятником будет
построенный
в боях
социализм.
Потомки,
словарей проверьте поплавки:
из Леты
выплывут
остатки слов таких,
как «проституция»,
«туберкулез»,
«блокада».
Для вас,
которые
здоровы и ловки,
поэт
вылизывал
чахоткины плевки
шершавым языком плаката.
С хвостом годов
я становлюсь подобием
чудовищ
ископаемо-хвостатых.
Товарищ жизнь,
давай
быстрей протопаем,
протопаем
по пятилетке
дней остаток.
Мне
и рубля
не накопили строчки,
краснодеревщики
не слали мебель на дом.
И кроме
свежевымытой сорочки,
скажу по совести,
мне ничего не надо.
Явившись
в Це Ка Ка
идущих
светлых лет,
над бандой
поэтических
рвачей и выжиг
я подыму,
как большевистский партбилет,
все сто томов
моих
партийных книжек.

1929-1930


raasta.livejournal.com

Стих про революцию детям


Новый день берёт своё начало
На бескрайних улицах Москвы.
Никогда у неба не бывало
Глаз такой влюблённой синевы!

Светом солнца озарены,
Светом правды своей сильны.
Наша Родина – Революция,
Ей, единственной, мы верны!

Мы в труде и мастера, и боги,
Рукотворным верим чудесам.
Бесконечно дороги дороги,
Если их прокладываешь сам!

Мы улыбкой честной и открытой
Освещаем праздничный парад.
И от счастья светятся орбиты,
Где друзья Гагарина летят…

Светом солнца озарены,
Светом правды своей сильны.
Наша Родина – Революция,
Ей, единственной, мы верны!

2

Снова рядом со мной образ вечно живой –
Революции сын, комиссар молодой.
Он в последнюю ночь перед казнью не спит,
Он в грядущие дни, как влюблённый, глядит…

И в час, грозою опалённый,
Раздумий и сомнений час,
Я слышу голос отдалённый
«Я так надеялся на вас!»

Город детства во мгле, и деревни в золе,
И Гастелло летит к побледневшей земле.
И пока не вонзился он в пламя и дым,
Наш сегодняшний день промелькнёт перед ним.

И в час, грозою опалённый,
Раздумий и сомнений час,
Мы слышим голос непреклонный:
«Я так надеялся на вас!»

Ни покоя, ни сна нам мечта не даёт!
Королёв неуступчиво смотрит вперёд.
Космонавт завершает последний парад,
И сквозь годы и звёзды летит его взгляд. Вариант:
Нас к иным берегам дальний космос влечёт.

3

День Седьмого ноября —
Красный день календаря.
Погляди в свое окно:
Все на улице красно!

Вьются флаги у ворот,
Пламенем пылая.
Видишь, музыка идет
Там, где шли трамваи.

Весь народ — и млад и стар —
Празднует свободу.
И летит мой красный шар
Прямо к небосводу!

4

Мы видим город Петроград
В семнадцатом году:
Бежит матрос, бежит солдат,
Стреляют на ходу.

Рабочий тащит пулемет.
Сейчас он вступит в бой.
Висит плакат: «Долой господ!
Помещиков долой!»

Несут отряды и полки
Полотна кумача,
И впереди - большевики,
Гвардейцы Ильича.

Октябрь! Навеки свергли
власть
Буржуев и дворян.
Так в Октябре мечта сбылась
Рабочих и крестьян.

Далась победа нелегко,
Но Ленин вел народ,
И Ленин видел далеко,
На много лет вперед.

И правотой своих идей -
Великий человек -
Он всех трудящихся людей
Объединил навек..........

5

Семнадцатый, двадцатый, двадцать первый.
За годом год. А кровь поет, звенит...
Кто говорил - истрепанные нервы
Не выдержат в ответственные дни?!

В туманное окутанные люди,
Такие незаметные в быту,
Сказали миру властное: "Да будет!" -
И пригвоздили старое к кресту.

Колчак, Деникин, Врангель... Не сочтешь их...
И пусть... Им РСФСР не задушить...
В глазах, таких глубоких и хороших,
Во что бы то ни стало победить!..

Да, техника, французы, англичане...
У нас - старинная винтовка и наган,
Но посмотрите: чем горят в тумане
Глаза, пылающие на врага...

Еще одно: пусть знает эта свора -
Мы не сдадим позиций Октября;
Кто был в огне, тот чувствует, что скоро
Всемирная расплещется заря...

Семнадцатый, двадцатый, двадцать первый.
За годом год. А кровь поет, звенит...
Кто говорил - истрепанные нервы
Не выдержат в ответственные дни?!

6

Нас водила молодость
В сабельный поход,
Нас бросала молодость
На кронштадтский лед.
Боевые лошади
Уносили нас,
На широкой площади
Убивали нас.
Но в крови горячечной
Подымались мы,
Но глаза незрячие
Открывали мы.
Возникай содружество
Ворона с бойцом -
Укрепляйся, мужество,
Сталью и свинцом.
Чтоб земля суровая
Кровью истекла,
Чтобы юность новая
Из костей взошла.
Чтобы в этом крохотном
Теле - навсегда
Пела наша молодость,
Как весной вода.

7

Пусть шествует неистребимый страх!
Вам поздно звать спокойствие на помощь.
Он в вас самих.Он разбивает в прах
Все замыслы твои, земная полночь.

Сто лет подряд твердите вы о нём,
И, давний, он опять встаёт как новость
Повсюду, где не сыщешь днём с огнём
В потёмках затерявшуюся совесть.

Страх в каждом сгустке херстовской грязи,
Страх в каждом залпе, грянувшем в Пирее,
Страх в лживой передаче Би-Би-Си,
Страх в стадном послушанье Ассамблеи.

И перед ним бессилен Белый дом,
Тот Белый дом, что перестал быть белым
С тех самых пор, как квартиранты в нём
Наш белый свет марают чёрным делом.

Страх сотен перед гневной мощью масс
Ввело в закон двадцатое столетье,
Хотел бы я, чтоб видел старый Маркс,
Как мы сейчас бушуем на планете!

Дорогой битв, через хребты преград,
Вслед за тобой, Советская отчизна,
Неисчислимый движется отряд,
Как ставший плотью призрак коммунизма.

Огромен человечий океан,
Ни края не сыскать ему, ни меры,
Но снова: «Пролетарии всех стран...»
Встаёт над ним как грозный символ веры.

Так бойтесь же!.. Тропа времён пряма,
И наш отряд, что вдаль по ней шагает,
В бои ведёт история сама
И нашими руками побеждает!

8

Там далеко , за столетней чертой ,
Революция сделала Россию, Россией .
И если народ наш по жизни герой ,
Значит все хорошо с Отчизной любимой .

А кто не хотел новизны, межевался,
В Европе и США нашли свой приют
Но! Царь Николай в России остался
И думали все , что его не убьют.

Вставали рассветы, закаты сгорали,
Кровавый террор колошматил страну
И Зимний Дворец своей Родины брали,
Чтобы хлеб и заводы, не достались врагу.

Горели костры на улицах Питера,
Народ суетился, скрываясь во тьме,
Россия ждала выступление Ленина,
О хлебе насущном и о войне.

Семнадцатый год, двадцатого века
То голод, то холод, то тиф, то чума,
От слов мудреца, одного человека,
Товарищи - ленинцы сходили с ума.

Царя расстреляли, детей и царицу,
Зловещие в общем творили дела
И в клетку Россию закрыли как птицу,
Для мира она не доступной была .

Революции , войны, да моратории ,
Гулаг , Соловки только знала страна .
Но всё же! Мы выжили ! В этой агонии.
Так выпьем за это , по сто коньячка .

9

Время Великой Октябрьской
В Лету еще не кануло,
И в этот день ноябрьский
Маршем, как прежде, грянуло!
Реет кумач знамёнами, —
И не забыто прошлое!
В жизни не зря дано нам
Было оно – хорошее!

Есть что внукам поведать,
Есть чем гордиться искренне,
Мы – идеи не предали,
Мы в перестройках выстояли!
Значит, ты, друг — не стар ещё,
Забудь про болячки разные!
С праздником вас, товарищи!
С вечным великим праздником!

10

Ты вспомни, товарищ, семнадцатый год,
Ведь памятней не было года,
Когда измождённый войною народ
За правду шёл в бой и свободу.
Не стало тогда для народа преград,
И с верной дороги не сбили
Ни козни Антанты, ни яростный град
Из пуль и осколков. И были
Сердца у бойцов тогда тверже свинца,
Ведь были сердца их из стали,
Их храбрость и твёрдость не знали конца.
Они за тебя воевали!
Так не посрами же их память и ты,
Не сдайся в жестоком бою,
За то, чтоб реальностью стали мечты,
За жизнь и за правду твою!

11

Поздравить с Днем Октябрьской революции можно всех людей,
которые с теплотой вспоминают всё хорошее, что сопутствовало им в юности
и в молодые годы, когда этот праздник был любим и отмечался в каждой семье.

12

Историю своей страны забывать никак нельзя,
День Революции Октябрьской мы будем отмечать, друзья.
Пусть нас немного соберётся, но это не беда,
Мы верим: прошлое страны ценить будут всегда.
С праздником великим вас я поздравляю,
В жизни радости, удачи от души желаю!
Вам желаю в ногу со временем идти,
Пусть преград не будет на жизненном пути!

13

В разное время этот праздник назывался по-разному. В советские годы он носил название День Великой Октябрьской социалистической революции, с 1991 года стал назваться Днем Октябрьской революции 1917 года, с 1996 года – Днем согласия и примирения.

14

Мы с детства помним эту дату
И красный день календаря.
Все шли мы на парад когда–то
В день Седьмого ноября.
И пусть в названье изменения,
Но праздник жив, как и вчера.
Всех с Днём согласия и примирения!
Ура, товарищи! Ура!

15

Мы видим город Петроград
В семнадцатом году:
Бежит матрос, бежит солдат,
Стреляют на ходу.

Рабочий тащит пулемёт.
Сейчас он вступит в бой.
Висит плакат: «Долой господ!
Помещиков долой!»

Несут отряды и полки
Полотна кумача,
И впереди - большевики,
Гвардейцы Ильича.

Октябрь! Навеки свергли власть
Буржуев и дворян.
Так в Октябре мечта сбылась
Рабочих и крестьян.

irisday.ru

О Февральской и Октябрьской революциях 1917 г., о Гражданской войне, Белом движении и Интервенции, и об их последствиях

Семён Диванов.

Заметки о Февральской буржуазной
и Великой Октябрьской социалистической
революциях 1917 г., о Гражданской войне,
о Белом движении и Интервенции,
и об их последствиях

1

Почти не русский и уж вовсе не Романов
Был Николай второй по крови, как ни странно...
И хоть не зря прозвал народ его «кровавым»,
А всё ж российский трон он занимал по праву!

2

Не знала Русь ещё предательства такого:
Под патронажем Милюкова и Гучкова
«Варился» заговор с шестнадцатого года
Против царя всея Руси – отца народов!

И даже родственнички царственных фамилий
Домов Европы в заговорщиках ходили! –
Масонским заговором этих ренегатов
«Англоевреи» верховодили – из Штатов!

Но козни эти были тщетны до измены
Царю Госдумы и любимых им военных!

3

Февраль семнадцатого года уничтожил
Самодержавие в России, а чуть позже,
Октябрь Великий дал свободу миллионам
Страны трудящимся, в веках порабощённым!

4

Власть свергнуть ею угнетённые стремятся:
Февраль реваншем русских был старообрядцев
Купцов, промышленников старой русской веры
(Никонианцами объявленной химерой),
Тремя перстами не желавшими молиться,
Подобно грекам развращённым заграницей.

5

Сперва в столице был февраль ознаменован
Чредою бунтов, продовольственных в основе.
Стрелять по демонстрантам, – этим царь указом
Движеньям революционным старт дал разным…

А взбунтовавшиеся части войсковые –
Угрозу власти царской главную таили;
И двоевластие Царизма и Советов
Не укрепляло власть законную при этом,

А было главною причиною, пожалуй,
Февральской страшной революции начала!
Твердят историки, что питерские стачки
Организованы – с Керенского подачи!

О жертвах массовых февральской лютой бойни
Молчат пока что летописцы преспокойно…

6

К тому же, император распустил Госдуму,
А о возмездии, возможно, не подумал…
Родзянко видно был совсем не Хасбулатов,
А думцы – не Совет Верховный депутатов,

Который просто расстрелял из танков Боря,
Навеки Новую Россию опозорив! –
А в подоплёке очень схожих тех событий
Лежало Ельциным Парламента закрытье.

7

Петросовет был создан в Питере восставшем;
И в тот же день госдумцы, не удел оставшись,
Предстали Временным Госдумы комитетом –
Противовесом – к власти рвавшимся Советам! –
И быстро «снюхавшись с верхушкою военных»
Царизм прихлопнули… казавшийся нетленным!

Совет солдатских депутатов в каждой части
Был срочно создан… и объявлен главной властью! –
Вердикт же «О правах солдат», нелепый первый,
В войсках заложниками сделал офицеров…

Не выполнять приказы старшего по чину –
Для ликвидации армейской дисциплины
И на фронтах всех – для подрыва обороны,
Теперь солдатам разрешалось – по закону! –

А комитет Госдумы Временный России
Стал вскоре Временным правительством всесильным:
И в марте, первого, с главою князем Львовым
Его состав был первый срочно сформирован.

Законодателями были эти члены
И властью исполнительной – одновременно! –
Они царя, за то, что сдал им власть – без боя,
Арестовали, да ещё со всей семьёю!

Князь Львов, из Рюриковичей, как Грозный Ваня,
Отныне Русью, но уж новой, править станет!

8

Но вовсе не большевики и не эсеры
С престола сбросили царя, а офицеры
И генералы царской армии хвалёной
С дворянской знатью ренегатов беспардонных!

9

В те дни с германцами Россия воевала.
И вот начштаба Алексеев генералам,
Фронты возглавившим по царскому указу,
Депеши выслал, и ответ велел дать сразу

(Забыв про честь на время, совесть и присягу,
И целованье ими преданного флага):
Хотят они ль, чтоб был немедленно низвержен
С престола русского царь русский – самодержец? –

И вот на пачку телеграмм от подчинённых
Их командир, царь русский, смотрит удивлённо…

Главкомы подлые ответили в малявах:
«Романов царь отречься должен от державы!» –
Так началась эпоха белых негодяев...
И свой народ предавших вслед за Николаем.

Князь Николай Великий – дядя Николаши
С престола слезть призвал предательски племяшку!
Не отставал и от изменничков Брусилов:
Царя отречься от престола попросил он!

Корнилов – белой контры вождь, в погонах сволочь,
Арестовал дитя – наследника престола
И Августейших дочерей с императрицей...
Мятеж устроил и погнал войска в столицу
Бить русский наш народ: крестьян, солдат, рабочих,
Которых должен защищать был, между прочим! –

А Алексеев, как последняя каналья, –
Организатор отреченья Николая,
Честь офицера-монархиста опорочив,
Стал Белой гвардии создателем и кормчим!

Царь Николай, освободив трон русский, скажет:
«Меня все предали… и родственники, даже!»

10

Второго марта император слез с престола,
И началось эпоха смуты и раскола;
Отрёкся Коля в пользу брата Михаила,
Тому ж правительство взять власть не разрешило! –

«Акт неприятия Верховной власти», Миша,
Как приговор себе с семьёю, сам подпишет;
Покончив росчерком пера одним бесславно
С эпохой русскою монархов православных!


Так в марте, третьего, семнадцатого года
Русь от правленья русских обрела свободу!

11

Как капли две воды на Николя похожий
Король английский был, кузен его, и всё же...
Зачем не спас тогда двоюродного брата
От верной смерти, у себя, Георгий пятый!?

12

Царь спрыгнул! Славить больше некого! – Что делать?! –
Никонианцы встали на сторону белых,
Полезших в битву против русского народа
Желать посмевшего трудящимся свободы!

13

Дворяне чернью обзывали люд рабочий,
Родной язык, порой, не зная, между прочим...
Люд трудовой они считали дураками –
Таскать их призванных по Волге – бурлаками! –
Народ, кормивший знать Руси, всегда бесправный,
Свободы пожелав, врагом стал самым главным!

14

Временщики страну валили так же просто,
Как шайки Ельцина и Горби в девяностых.
Держалась Русь на власти царской вертикали:
Для расчленения страны её порвали;

И декларировать керенцы стали право
Свободы выхода губерний из державы! –
Поляки к выходу пошли, за ними финны,
Развод готовила родная Украина…

При царской власти уголовнички страдали –
Временщики из тюрем их повыпускали.
И Ельцин Боря у бандитов слыл кумиром,
Делившим честно власть Руси с преступным миром!

Страною правили «анархия» и «хаос»,
И уж маячил крах империи, казалось!

15

Принёс с собой октябрь семнадцатого года
Власть трудового, в прошлом рабского, народа:
Образование, доступное дворянам,
Советов власть дала рабочим и крестьянам;

Ещё евреям, царской властью угнетённым, –
Вождям бессменным русским революционным!
(На их общины русский царь, как на животных,
Спускал не раз своих бандитов «чёрных сотен»).

Вот почему почти все комиссариаты
Они заслуженно возглавили тогда-то!

16

Потом уродов что царя Руси свергали,
Антисоветской Белой гвардией прозвали.
Кто дал погоны этим «патриотам рьяным»,
Продавшим души оккупантам иностранным? –

Антанте – сборищу врагов страны заклятых
Врата на Русь открыли «псы колонны пятой»;
Чтоб в общей банде бить народ своей державы,
В боях овеянной великих предков славой!

Колчак был продавшимся вражеским агентом,
Платившим золотом отчизны интервентам;
Чтоб независимость Россия потеряла,
И стала слабым евроштатовским вассалом!

В Казанских банках золотой запас России
Украли урки Колчака и поделили...
Отправив часть его французам, немцам, в Штаты,
Японцам, Англии родной, чтоб их солдаты
Топтали нагло нашу землю сапогами
И били русских вместе с белыми врагами!

Когда ж Колчак был Красной властью арестован,
Остатки злата в банк Казани сдали снова;
Чтоб как при батюшке царе оно служило
Всему народу – как при Брежневе всё было!

Колчак опорой интервентов был в Сибири –
И оккупанты друга отблагодарили:
Создать республику для русских предстояло
По планам США в районе Беломорканала;

Сибирь еврейско-англосакским воротилам –
Британцам с Штатами, культурно отходила,
И англичане собирались на закуску
Присвоить Азии кусок – исконно русский!

Восток наш Дальний интервенты-самураи,
Наймиты белых, за услуги отбирали!
Крым с Украиной немцы тужились оттяпать,
А на Кавказ уж турки «наложили лапу»;
Французы с чехами, как падальщиков стая,
«Пирог клевали под названьем Русь Святая»!

17

Была Отечественной, если мыслить здраво,
А не Гражданской вовсе, та война по праву! –
В рядах с агрессором, народ свой бивших – белых,
Причислить к власовским фашистам можно смело!

18

Державу вновь объединили коммунисты
И стали контре мира люто ненавистны!
Социализм и власть народа трудового
Союза стали величайшего основой!

19

Антисоветский белый пасквилянт Булгаков
Рабочих русских наших сравнивал с собакой.
Его полковник разогнал полк, со словами:
«Кого нам, белым, защищать? – Народ не с нами!»

Белогвардеец этот молвил не напрасно:
«Народ России – против нас!», – кому не ясно?!

Автор Семён Диванов.

1.
По свидетельствам историков, именно в эти февральские дни,
сто лет назад
в столице России начались волнения народа и стали проходить
демонстрации, которые историки называют началом
Февральской буржуазной революции, которая вскоре
переросла в Великую Октябрьскую социалистическую революцию.

2.
Эта тема о тех событиях столетней давности,
о Гражданской войне и об Интервенции,
о Белом движении и о Красной армии,
спасшей Великую Россию от расчленения и порабощения интервентами,
и обо всём, что связано с теми важнейшими событиями для нашей страны,
значение последствий которых в сегодняшней действительности,
многие наверное понимают, или уже начинают понимать.

3.
Многие наверное слышали из передач Центрального телевидения,
что даже многие известные историки по-разному описывают
и оценивают эти события, и будет интересно, если участники
обсуждения поделятся своими, найденными материалами
об этих событиях столетней давности в этой теме,
размещая информацию, желательно, со ссылками на источники
информации и на фамилии авторов этой информации.

4.
Приглашаю всех желающих к обсуждению темы, в процессе которого
будет предоставлена информация со ссылками на темы, о которых
рассказано в предложенном для обсуждения стихотворении.

www.chitalnya.ru

Русские стихи, написанные в 1917 году

Здесь можно найти все стихи русских поэтов, написанные в 1917 году.

Ахматова Анна »

Бальмонт Константин »

Бедный Демьян »

Белый Андрей »

Брюсов Валерий »

Волошин Максимилиан »

Габриак Черубина де »

Герасимов Михаил »

Гиппиус Зинаида »

Городецкий Сергей »

Гумилев Николай »

Есенин Сергей »

Зенкевич Михаил »

Иванов Вячеслав »

Исаковский Михаил »

Казин Василий »

Клычков Сергей »

Клюев Николай »

Кузмин Михаил »

Мандельштам Осип »

Маяковский Владимир »

Пастернак Борис »

Рерих Николай »

Северянин Игорь »

Сологуб Федор »

Тихонов Николай »

Хлебников Велимир »

Ходасевич Владислав »

Цветаева Марина »

Эренбург Илья »

rupoem.ru

Революция » Страница 3 » стихи, стихотворение, стишки

  
 
Санкт-Петербург
Только вооружённый народ может быть действительным оплотом народной свободы.
В. И. Ленин «Начало революции в России»
«Вперёд» №4, 31 (18) января 1905 г.

"Раз, два, три, четыре, пять -
Вышел зайчик погулять..."
Известная считалка

Санкт-Петербург

Высокое нынче - не в моде.
Святое сегодня не свято.
Курок затаился на взводе:
За уткой шагают утята.

Болото давно замостили -
Качается прут у Конюшен,
Где флюгеры пробуют шпили,
Где золотом каждый надкушен.

Фонтанка застыла, а Мойка
Давно превратилась в поместье.
Здесь тоже была Перестройка
И тоже грядёт Перекрестье.

Феликс Чуйков

15 февраля 2012 года


Да успокойте вы его!
Оппа-на...! не понял - стол поехал...
Или это крыша у меня?
В крыше, знаю точно, есть прореха.
Нет - смотри и стулья... (Вот фигня!)

Ну а телик..? Выдал не гламурно:
Вместо первого, вдруг вот вам, ТВЦ.
В ярком свете революции культурной:
Инновации с Чубайсом на конце.

Шарики за ролики - поедем
И с каллайдером прорвёмся в мир иной.
А сосед вторые сутки бредит:
Рвётся к Марсу гад назрел конфликт с женой.

Что же делать с этим полтергейстом?
Двигает по комнате чудак.
Мы ему второй уже по двести,
Всё не успокоится никак.


слово о питере

Был Петербургом ты когда-то,
Преобразился – в Петроград.
И революции солдаты
Назвали так тебя. Был рад
Таким нелепым переменам
Сначала ты: уже устал…
Быт заедал привычный, бренный,
Да суеты корсет достал.
Когда же радость захлебнулась
В потоках яростных крови,
В изнеможеньи улыбнулись
Те пролетарии. Любви
Они хотели и свободы,
А получили лишь террор…
Нелепость!..Что же происходит?..
Сплошные лозунги, позор!..
Тебя назвали Ленинградом
Во имя «мудрого вождя»,
И были бесконечно рады,
Но город так хотел дождя,
Нет! – просто жаждал бури дикой,
И та пришла. Теперь сбылось:
О, Питер! Вновь ты стал великим
- Восхищена тобой до слёз!

Век революции
Это не прописана в конституции
Но об этом пишут в журналах
Наступил век революции и это лишь начало
Я хочу вспомнит 20 век
Когда все было по-другому
Куда несет нас времени бег
Я помню,как читал по тому
Ведь раньше звучали на пластинках
Друг друг мы писали письма
А теперь из магнитол музон орет в клубах
И телефонной трубкой передаем мы мысли
Но все же можно найти старину
Многое тоже,просто в измененном виде
Всю тоже московскую суету
Ту же церковную обитель
Ох лучше б жил лет так сто назад
Меня может быть не прехватили нервные тики
Но я и новому времени рад
Хоть почти что не читаю книги
Я люблю старину
Я нового знать не желаю
Я в себя я втяну
И от горя выпиваю))


Ты- моя революция..
Ты - моя..революция
Ты мой осенний холодный дождь...
..фрагменты ..шаг..любви сей эволюция..
ты в моем сердце..--ржавый гвоздь..

моя прохлада...моя капризная погода.
мой смог.. мой жар ...в конце..начале года..
ты ..вирус ..ты судьбы моей программа..
ты ..збой..и анархическая кардиограмма...


Санкт - Петербург
Как будто бы расправив крылья,
Мосты взлетели над Невой,
И очаровано застыли,
Её, любуясь красотой.

Сияя бронзой, медный всадник,
Коня поставил на дыбы.
Скульптуры львов, в гривастых прядях,
Небесный отблеск голубил.

Великолепье тронных залов,
Где совершал свой выход царь.
Где революция свершалась,
Под сводом Зимнего дворца.

я есть поэт
я есть поэт,Есенин современности
печальной голос революции
в оболочке юноши ,познавшим лишь свет, былой любви
я так богат,как сотни ,тысячи людей!!!!!
но не деньгами и не здесь, а в царстве нот и своих идей....


Господин мужик
Мужик во фраке за сохой -
Конечно, скажут, что больной.
Ну, а без фрака господин -
Всего-то лишь мужик один.

Сословий как бы нынче нет -
От революции привет!
Быть настоящим мужиком -
Стать не Иваном-дураком.

Поди-ка тут и разберись,
Когда, как хочешь - так зовись!
Окликнешь: "Эй, мужик, постой!" -
А он совсем и не простой.

Но это только полбеды,
Что так смешались все ряды;
Бывает, лжёт ещё и лик:
Хоть с бородой - да не мужик!

И.Е. Репин. Пахарь (Л.Н. Толстой на пашне). 1887 г.


Жопоголовые
Коммунизм, социализм, капитализм, национализм, нацизм - национал-социализм - всё гавно. Да, но пора б уже и определится, что не гавно?
Оранжевая революция - гавно!
Ну давай голубую революцию поднимать, когда одного гавна мала.
А завтра сер-буро-малиновую, что бы с гавна не вылазить, а сплотиться и утонуть в нём, разом, на демократическом основании.
Народ имеет - ту жизнь и ту власть, которой достоин.
И винить нужно не её, а себя - за упадок веры, за Революцию, за порушенные церкви, за демократию с её гомо-педо-зоо добавками к нормам жизни! И начать таки думать головой, а не жопой!

Украина 2010


Горе - интеллигентам
О! сколько их ещё, судьбою мается.
На свете мается, на свете мается.

Им в церковь бы пойти, да там покаяться.
Да там покаяться, за всё покаяться.
А не искать того что нет, и тем не париться.

- И тем не париться! - Но!!! как не париться -
- Им всё что было, есть, и будет - всё не нравится.
Им всё не н-нравится, им всё не н-нравится...

И не раскаются ж они, и не раскаются.
И не икается же им, и не ик-кается...

Песок из задницы...а он искатель
Свобод, и правд... Гробокапатель,
Он и сейчас, ещё, запел бы, alma mater...

***(1917г.- революция, гражданская война; 1996-2001г.-перестройка, развал СССР;
2006 - Украина - оранжевая революция... )- за всё расплачивается народ - жизнью, нищетой, бесправностью, кровью и потом...Что дальше?
Господа - научитесь любить свой народ, а не свои мировозрения, и идеи,- ибо не они ваши кормильцы! Имейте совесть!!!


Другое мнение
бесплодные поллюции
ложью взорванной революции,
злобы людской активация -
амбиций вождей маструбация,
журналистская проституция -
для разума экзекуция,
не слышит другое мнение
майданутое поколение.

Оранжевая революция
Все знают в Европе и Турции
Уносит к ним ветер страницы вестей
У нас в Украине идет революция
Кучмизм испугался Майдана страстей

Десятую часть своего капитала,
Чтоб не было нищих в свободной стране
Богытые бедным отдать обещали
Писали об этом в метро на стене

Огромную клетку готовим бандитам
Из золота будет на всех унитаз
Для тех ,кто страдает подагрой, колитом
По льготной цене - десять тысяч за раз

Объятья для дружбы откроет нам НАТО
С Европой безвизовый станет режим,
У каждого будет квартира и хата,
Не будет в Россию поглядывать Крым

Прошло это время геройских событий
Смеется Кучма -он тогда все молчал
На Запад дорога, как прежде, закрыта
Спасибо, я хоть от души покричал


Злободневности
Чтоб избежать огромных потерь
Вследствие(не дай бог!) революции,
У нас строго-настрого велено всем
Действовать по инструкции:
Рок против наркотиков,
А Путин против коррупции.
Одна голова хорошо – две лучше

С одной головой в поле не воин.
Десять голов – это уже стадо. Семейный клан с идеальным укладом. (деци)
Сто голов – целостное, райское поселение с иерархической дисциплиной. Золотой век человечества (санти)
Тысяча одноплеменников – разделение труда. Обидное неравенство. Каменный век. (мили)
Миллион человек – бронзовые времена. Рабство. (микро)
Миллиард на Земле – промышленная революция. Научно-технический прогресс. Капитализация.
Ростовщичество и страхование. Адвокатура. Ресурсные и Экологические войны. (Нано)
Десять миллиардов на планете – нано и пикотехнологии. Ангстрем человечеству!


Он сидит на раздолбанном табурете - древнегреческий аполлон. Зажимает во рту мундштук, подкуривает сигарету. Проливает одеколон на расстеленную газету, чертыхается, мол, не прибрано, извини. Я не ждал тебя, да и /Боже правый/ между нами давно уже нет любви. От неё остались стоящий в углу клавир, замолчавший после второй октавы и звенящий громко на ноте «ля»; две колоды игральных карт: от двойки до короля - как не крапь, при любом раскладе нам не выпадет флеш-рояль. И поэтому, Бога ради, уходи, прошу… Я устал.

И она собирает клочки бумаги, по привычке сметает сор и не смотрит ему в глаза. Всё, что он ещё не сказал - революция / форс-мажор. У неё внутри: двадцать изб, что ещё горят, необъезженных скакунов, чёрных бездн и дыр, на которых не хватит ни стремени, ни заплат, ни воды.
И нет повода, чтоб остаться. И нет смелости, чтоб уйти

При использовании материалов с сайта, прямая ссылка на Афоризмов Нет обязательна!
© 2007—2017 «Афоризмов Нет» - афоризмы, цитаты, фразы, стихи, анекдоты, статусы, высказывания, выражения, изречения.
Все права на представленные материалы принадлежат их авторам. Написать администратору сайта. Карта сайта

aforizmov.net

К 100-летию Великой Октябрьской революции 1917 года

К 100-летию Великой Октябрьской социалистической революции 1917 года

Содержание.

1. Накануне… (прелюдия революции 1917 года).
2. Красные и Белые.
3. Камни истории.
4. Столыпинский галстук.
5. Замкнутый круг.
6. Потерянная Россия.
7. К чему пришли (Новая Россия).
8. Возвращение к истокам.

Накануне…
(прелюдия Великой Октябрьской социалистической революции 1917 года.)

Пустая забава!
Одни разговоры!
Ну что же?
Ну что же мы взяли взамен?
Пришли те же жулики, те же воры
И вместе с революцией
Всех взяли в плен.
«Страна негодяев». С.А. Есенин.

***
Зажравшись «ананасами»,
При Первой мировой -
Империя под рясою –
За роковой чертой:
Реформами Столыпина,
Развратом, казнокрадством,
Терпением уже выпитым,
Обжорством, тунеядством.
Дворянство измельчавшее.
Крепостникам на смену
Явились, рылом чавкая,
Барыги-бизнесмены.
От капиталов – банки…
Купчишки стойно боги…
В столицах, как поганки, -
Дворцовые чертоги.
Резвилась эта свора,
Наглея, - «повелители»! -
И нарекали «вора»
«Отечества спасителем».
Кутили «в пропалую»,
«На полную катушку»,
«Спускали» Русь святую
Мздоимцы за полушку.
Здесь дикость – вереницы! -
Гудёшь за три версты.
Там где-то у границы
Смерть двигала фронты…
С Босфором Дарданеллы –
Ну, прямо, невтерпёж.
Балканские химеры –
Авантюризм «святош».
Начало… Век двадцатый
Давал нам шанс с надеждой.
Политики сатрапы
Придерживались прежней.
Цусимы поражение,
«Уроки» Порт-Артура…
Отбросили сомнения -
К финалу увертюра.
Две русские эскадры
Преступно погубили
«Покладистые» кадры,
А «сильных» удалили.
Предвижу возражения,
Лжепатриотов крики.
Обидны обвинения?
Изрёк … Антон Деникин.
«Кровавым воскресением» -
Бастующих толпа…
«Потёмкин» броненосец,
Иваново, Москва…
Могильщик революции –
Столыпин – вот те нате! -
Руководил разгромом
Министр-председатель.
Отделавшись испугом,
Забыли … Пятый год.
Холоп побрёл за плугом,
Гноили в тюрьмах «скот».
Нагайками - да с шашкой -
Безжалостно стегали.
Гордились, мол, мы Штаты
По темпам «обскакали».
В задрипанной ермолке.
Бараки, грязь, нужда…
Помещики – на холке…
Дыра в лаптях видна.
Казачество – на бедных,
Жандарм давил протесты,
Самодержавие «щедро»
Дарило … манифесты.
Скандалы сотрясали…
Прохвосты и расстриги…
Кипели «под коврами»
Масонские интриги.
Шпионил в пользу немцев
Военный наш министр.
Доказано юстицией,
Царь упирался. – «Чист».
Обласканный доверием,
Любимчик Сухомлинов.
А император медлил:
«Где деньги делись, Зина»?
Наказывать бы строго…
«Измена» – эки страсти –
«Бездействие», «подлоги»,
Плюс, «превышение власти».
Романов непреклонен:
Поклёпы. Ерунда.
Он предан: честь и совесть.
«Отмазан» от суда…
Смешные параллели.
Ещё б отрезал слёзно:
Репрессий захотели…?
Я не Иван… Не Грозный…
Простивши генерала,
Взашей - семь … прокуроров.
Но каторгу, централы -
Другим – те приговоры.
Всем циферкам казённым
Столыпин «фору даст» -
За год число казнённых
Взлетело в … сотню раз.
Упорствуют «статисты»:
Спаситель, братцы, он!
Шуруй, «идеалисты», -
В Петрушенькин вагон.
С трибуны фразой звонкою, -
Бесплодны речи-прения. –
«Великая!»… И вызвали
В России «потрясения».
Твердят про «перемены»…
Жестокий передел…
Свинцом платили «цену» -
И Ленский был расстрел.
Рабочие «ломили»,
Крестьяне гнулись в поле,
Солдаты «вшей кормили»,
Народник «плёл» о воле.
Плеханов, тот же Мартов -
Меньшевики. Кто знал
Большевики поставили
На Марксов «Капитал».
Брюссель, с Парижем Лондон…
В пивнушках – ишь изгнание! –
Берлин, Варшава… В Берне
Готовилось восстание.
Финансы, кров, оружие –
С небес свалилось «чудо»?
Европе «дело» нужное -
Валюта - вот откуда!
Террор народовольцев
Эсеры подхватили…
Сам Савенков – извольте –
Взрывали – не щадили.
«Кормильцы» ж депутаты,
В мозолях, «тёрли зад»,
По Думам – сплошь мандаты! -
«Рвал глотку» демократ.
Им вторили кадеты…
«На лапу» фунты – сводней.
Ногами иль кастетом -
Лупили «Чёрной сотней».
«Покусывали» немца…
Гапона… Бей! – Распутина.
Продались иноверцам,
Что девка, та, - беспутная.
Свергая императора, -
Восторженный «Февраль»! -
Керенского – оратора –
Премьером – да в скрижаль.
Скидала – уж простите -
Не стоит лишка «звона»,
Бухтины «не свистите»! -
Буржуазия – с трона.
Из Ставки – в заточение,
Дороги две – развилка.
Март – было отречение.
В Тобольске – август – ссылка.
Европу уговаривал,
Мешал он всем - банально.
Не приняли монархии,
Ильич в процессе - «крайний».
Буржуи «в ус не дули»,
Аресты… Грабежи…
Вновь армию вернули
В окопы, в блиндажи.
Башке дурной – напрасно! -
Мысль мудро не дойдёт:
Штыки – оно опасно! -
Вдруг кто-то развернёт?
Правительство, Советы…
От кризиса - к керенкам.
Война! – чтоб до победы.
А недовольных – «к стенке».
Стихия митинговая,
Многопартийность – тьма.
Корнилов? – где же новое?
Сходила Русь с ума…
Закономерно! Сколько -
Бесправными рабами?
Терпеть? Долой! Довольно!
Низвергли люди сами!
Те «Ваши благородия»
Сигали без оглядки,
Лишь натянув исподнее,
Сверкали только пятки.
Прошляпили историю,
И, хапнув, не делились.
На практику – теорию…
Поздненько спохватились…
Не срок, мол, революции,
Репрессий, бардака,
Германской контрибуции.
Гражданской нет пока.
Ни Троцкого, ни Ленина -
Совдеповских вождей,
Дзержинского, как демона,
ЧеКа, концлагерей,
Ни Свердлова, ни Сталина,
Комдивов, банд, наркомов,
Деникина и Врангеля,
Ни Бреста, ни ревкомов,
«Антанты» - псов-обозников,
Колчаковских фронтов,
Коммуны, голь-колхозников,
«Посадок» без судов.
«Друзей» - при интервенции:
Америке – помеха,
Японской иноземщине,
Австрийцам, немцам, чехам,
Британцу и поляку,
С румынами французу…
С какого переляку –
В республику Союза?
В грядущем - Диктатура,
«Военный коммунизм»…
Антихриста фигура…
Гнёт линию марксизм.
Ложь конституций – норма! –
Высокопарных слов.
Обязанностей – прорва –
Морковка для … ослов.
Однако, вмазав стопку, -
Карл с Фридрихом – пустяк.
Объявим забастовку -
Права? – пусть «свистнет рак».
«Отзаседались» в Зимнем,
Узнают скоро Смольный,
Железняка – матроса,
Махновское раздолье…
Шалаш… Залив Финляндский
В обход застав-постов
В Швейцарию смотался
Рабочий «Иванов».
Вагон стоит под пломбою,
В Неву спешит «Аврора»,
Октябрь грянет бомбою,
К Семнадцатому – взоры.
Отправят комиссары
Романовых гуртом
В Ипатьевский, в подвалы.
Не верили про дом…
Ульянов мстил за брата…
Лишь завещать успел…
Соратников – «Маратов»
Прищучил «Робеспьер»!
С Ягодой, с палачами –
«В Ежовых рукавицах» -
Им Берия ночами
Кошмаром будет снится.
«Весёлый горец» – с нами.
«Врагам народа» - метки.
ГУЛАГ… Топчи рядами –
На стройки пятилетки.
Расплата, - как ни горько! -
ВСЕХ ставить надо в ряд!
Не столько и не только
Иосиф виноват…
Оно, вполне удобно,
Под вой, где ложь - сомнения,
Списать на коммунистов
Царизма преступления.
Капитализма – врёте! -
Звериный, хищный нрав -
Крестится - надорвётесь! -
Никто из вас не прав!
Увы, «верхи» ослепли
Подвёл иных телец.
«Низы» не раболепны…
«Комедии» - конец.
А в книжках – про злодеев.
Восстание – случайно.
Объединит – идея?!
Беспамятство. Печально…
Страна, народ, история…
Эксперимент иль право?
Вы, тыщу лет не строили…
О, век… Списать на нравы?
Зачем «икру метали»?
Не вразумил нас Бог.
Вчерашнее – сегодня…
Я скептик, но не сноб.
Чего ж, вы, кочевряжились?
Могилы… Слышу стоны.
Вернулись, покуражившись,
Сгубивши миллионы…
Наивные! – к голгофе,
С дубиной Русь уж шла,
Катилась к катастрофе…
Дождалась «топора».
Страна ж господ, привычно,
За деньги – к сатане…
Россия, как обычно,
Храпела в крепком сне…

***
История имеет свойство
Повторяться фарсом…

Октябрь 2013 года…

*********************************************************************
*********************************************************************

Красные и Белые

1. Прошлое.

Конница – вороном-птицей -
Дикой несётся лавиной…
Красная мчит колесница
Навстречу Белому клину.
Крики сливаются с воем…
Брешут, мол, нас обманули.
Армий – шеренгами, строем,
Шальные, со свистом, пули.
Пики…, вскинуты шашки,
Сверкают стальным булатом.
Буденовки, френчи, фуражки,
Пушки гремят раскатом.
Тачанки – в пыльной степи,
Оглобли крошатся в щепки.
Возводятся в подвиг грехи.
Знамёна реют на древке.
Рвануло! Лопнул предел,
Искажённые злобою лица.
Куски искорёженных тел,
Кошмар наяву - не снится.
«Коса налетела на камень» -
Попраны божьи законы.
Враг тот, кто не с нами -
Рубятся в храмах иконы.
Пламя революции – не сметь!
Ненависть «святая» в глазах.
Сеющие, всюду лишь смерть,
Презревшие с милостью страх.
Лютуя, сошлись не однажды
В чистом да диком поле.
За правду, за мир - каждый,
За свою землю и волю.
Троцкий, со Сталиным Ленин…
Германец подкинул денег.
Деникин, Колчак, Юденич…
Массы поднялись с коленей.
Залп октября из «Авроры» -
«Зимний» остался пустым.
Февральские крысы – по норам,
Хватило стрельбы – «холостым».
Царизмом посеяно семя,
Месть платежом – во спасение?
Вагон опломбировал немец.
Марксизм – это кара, отмщение.
Керенский - а разве то ново? -
В платье сбежал через сутки.
Зиновьев и Каменев? Вовой
Объявлено: политпроститутки.
Под русской фамилией – евреи,
Практически каждый второй.
Поляки, грузин… и злодеи
«Рулили» безбожной страной.
Из Балтики до Украины,
Презревши и совесть, и честь,
Россией народы хранимы,
Ей жалом - змеиную месть.
Обидно – скажу, между прочим –
Отчизна спасала им жизнь.
«Сыны» «благодарные очень»
Волчарами кинулись грызть.
От «Брестского мира» гадко,
Сжимает Антанты кольцо.
«Анархия – мама порядка»,
Лютует батянька Махно.
Кронштадтский мятеж опасный
Латышские давят стрелки.
Грабит и Белый, и Красный,
В Кремль на поклон – ходоки.
Наивные… Кто же там ангел?
Дзержинский поклонится вам?
Корнилов, позднее и Врангель
Развесят, увы, по столбам.
Что истине, скажем, дороже:
ЧКа против контрразведки?
Палач в перчатках иль в коже -
Два плода «романовской» ветки.
Спасибо Столыпину «бате»?!
Аркадич – велик «реформатор»?!
Овации слышатся знати…
По сути, тот Пётр – провокатор.
Династия свергнута с трона.
Буржуи спасаются шкурой.
Разгул демократии полный,
Венчается всё диктатурой.
Съезды Советов, собраний…
В итоге разруха и холод.
Партии – вал обещаний…
Свирепствуют банды да голод.
Сводки с фронтов – горем,
Кровью залита страна.
Реки людские – морем,
Гражданская бойня-война.
Трупы. Белые… Красные…
Над кладбищем всходит заря.
Там все они - классово разные -
Одних матерей сыновья.
«Именем», «по велению»:
Вешать, казнить, покарать!
Варварски, без сожаления,
Убиты… Поздно страдать.
Не важно царский ли касты,
Цвета, какого ты, «вор»?
Но, кто на Москве во власти,
Тот объявляет террор.
В этом суть и причина,
Корни древней болезни,
Дыба, топор, гильотина?
Выбор остался прежний.
Раскол! На расправу скорая,
Великая гибла Россия.
Та, потеряв которую,
В истории не воскресили…

2. Уроки.

Вдоль наших разбитых дорог
Звездою с крестом - монументы.
В стране господ и рабов -
Чужие, свои интервенты.
Не учимся в сотнях примеров,
Пока не придушим друг друга.
Разные взгляды и вера –
Какие, к чертям, «заслуги»?
Ибо лежит черта – белая:
Для барина люди - рабы.
Красной чертой – надоело нам!
Не слуги! Мы – не рабы!
России те две: ратью - на рать.
Капитуляция…? Никогда!
Антагонизм - пути не связать!
Тысячу лет… Навсегда!
В этот мир явились зачем,
Замыкая, бессмысленный круг?
Белые, Красные – врежем всем!
Насмерть, до гроба - не вдруг.
Снова команда звучит: В седло!
Вперёд! Шашки из ножен – вон!
Не остановит ни зло, ни добро,
Ни конституция или церковный звон.
Святого – ни грамма! - ничего на земле,
А царь на Руси с боярами – есть
Что неизменно? В Кремле
Давно потеряли с совестью честь.
Набили шишек – не лишка?
Не громкого ради словца:
Мир – это миг, передышка.
Победного, в принципе, нету конца!
Крохи остались немногие,
В прошлом застыли, как камень.
Тюрьмою «лечим», острогами,
«Тянем резину» веками.
Кто виноват? Ты – за кого?
Ненависть – водораздел.
Главное, сдохнуть ради чего?
Где же в России предел?
Выползет Красный последний
На недобитого Белого.
В решительный бой! Намедни,
От лозунгов - в хлам - ошалелые,
Обнявшись мёртвою хваткой,
Зубами вцепятся в глотки.
Взятки с убогих гладки -
Отметят «викторию» водкой.
Иллюзий в чуму не стройте на пир,
Бойтесь обманчивой тишины.
Прелюдия - хрупкий наш мир -
Новой гражданской войны.

3. Выбор.
Красные-Белые старых времён
Ужас вселяют, но есть уважение.
К ныне безликим вождям без имён -
С брезгливостью зло, отвращение.
Душою они – никакие… Ноль.
Ни креста, ни веры, ни цвета.
Плесень гнилая, липкая моль
Империи, канувшей в лету.
Днём не отыщем даже с огнём
Ответ на вопрос – без ответа…
«Смело» ли «в бой пойдём»
«В борьбе за» абстрактное «это»?
В Красном, пороками меря,
Мечты, «идеалы» чуть живы.
В Белом – инстинкты зверя,
Алчность с жаждой наживы.
Ненависть копится, тлеет,
А «идеалы» сметают горы.
Отнявши, с целью идею,
Открыли мы «ящик Пандоры».
Пассионарии будут всегда,
Спешите с заказом на свечку,
«Товарищи», «господа»,
Терпение народа не вечно.
Временщики, пустыми глазами
Смотрящие, в прорезь прицела,
Масти краплёные, шишки с тузами,
Вам до России нет дела.
Не уготовь, отведи, упаси,
Господь, наделил бы нас силами.
«Благодетели» допекли на Руси
Всякие серо-буро-малиновые.
Вернули в ярмо, держат за скот,
Сто миллионов – в лакеи…
Забыли однако семнадцатый год,
Когда драпануть не успели.
Не рассосётся гнойный нарыв.
Кровью наступит расплата.
«Под монастырь», страну под обрыв.
Страшна - душами плата.
В смуту выбор только один,
Неотвратимо рванёт лавина.
Красный двинется алый клин
Навстречу Белому клину…
Без церемоний с нами они –
Ставят строптивцев «к стенке».
Или…, или… Кто не за них -
Зоны, тюрьмы, застенки…
На перепутье застряла страна,
Насилие, грабёж – вот вам!
Ныне «героев» звучат имена
Лишь в криминальных сводках.
Мы кидаемся в ноги к «отцам»,
Они же нас нагло «кидают».
Матом бы в харю, в лицо подлецам.
Кончится чем? Не знаю…
Нам жить по-людски охота.
Жуликов власть стравила умело.
Снова за Красных кто-то…
Другие грудью за Белых…
Помянуто будет не к ночи,
Истину помни простую:
Без оглядки, сколько есть мочи,
Не бегите, друзья, врассыпную.
Ультиматум – христопродавцам.
Маяковским – кончай воевать!
Долой революцию, «светлое завтра»!
Эй, временные! Хватит! Слазь!
Главное, вместе с кем, ты, поэт?
Не с красно-белыми – точно!
Отбросим, сограждане, нейтралитет.
Мы – за Россию! Точка!

***************************************************************************
***************************************************************************

Камни истории

Камни с грубой отметиной –
Заложники ледников.
Безмолвные, но свидетели
Древних, былых веков.

Эпохи минуя лихие, -
Могучие великаны.
Не обтёсанные стихией,
Исполины – не истуканы.

Гор осколки немые,
Магмы - мёртвой материи.
Колоссы контрастно-живые
Реальной, земной мистерии.

Утёсы истории нашей,
Суровые – не мессии.
Дороги империи падшей,
Белые храмы России.

Сколько бед претерпели,
Знали добро и зло.
Слёзы они не лили –
Горе в землю ушло.

В бездну не раз держава
Падала - рушилась разом.
Толпы орали – Слава!
А твердь изъела проказа.

Булыжник возвысил ката
В борьбе «за правое дело».
«Орудием пролетариата»
Церкви рушили смело.

Безбрежное море мирское
Их бросило в самое дно.
Казнило нутро людское.
Что ждало, что суждено?

И камни ничем предстали
В плену у ложных страстей,
Ликами «первых» стали,
Плитами – в мавзолей.

Ими мостили троны,
Строили – «Светлый путь».
Они услышали стоны –
Гордых пытались согнуть.

Как было потом, известно:
Житуха пошла «веселей»…
Нам под крестами тесно,
Камням – в пьедесталах вождей.

Явились и «новые» тати,
Из мрамора сделав сортир,
На рабских костях выпивали,
Напялив шутовский мундир.

Они разбросали камни…
Кому теперь собирать?
Цари виноваты сами,
Вожди продолжают врать.

«Пророков» иных изваяния
Запрудили площи столиц.
В траурном массы молчании
Трупами падали ниц.

С серых своих постаментов
Народу укажут, - Туда!
Бездарные лжемонументы,
А путь тот ведёт в никуда.

Ведь те, кто хоромы строил,
Не в барских ютятся палатах.
Иным бриллианты – совесть,
Какая же будет расплата?

Те «пирамиды» - не новость! –
Мнимой взметнулись громадой.
Не верим в камней покорность –
Великим надгробья не надо!

Что людям они предъявят?
Дворцам «святую войну»?
Хижинам мир объявят?
Непротивление злу?

Где нам найти «основы»?
К кому преклонится - Спасибо?
Верить в простое слово?
Толстой или Маркс «глыба»?

Взывает держава больная -
Найти виноватых! – в угаре
Рыдает пьяно-хмельная,
Размазав пепел по харе.

Молчит Соловецкий камень,
Пустили ж Россию по ветру,
Напрочь вышибли память!
Себя бы призвать к ответу…

*****************************************************************************
*****************************************************************************

«Столыпинский галстук»

Уныло, с тоской наблюдаю –
Кругами нас «водят» «за нос»,
«Шарманку закрутят» о «рае»,
Россию, неся на … погост.

«Тень прошлого» - «медные горны»,
В руках у … «Весёлых ребят».
Под вопли о срочных реформах,
Вновь «галстук» всучить норовят.

Владимир, в речах окрылённый,
Кремлёвскую принял игру.
В ответ, наш Иван обозлённый,
Потянется вновь к топору.

Вмиг, «вытащив трупы» тиранов,
Копаясь в архивной пыли,
Подвесить, за горло, смутьянов,
Отмерить – на сажень! – земли.

«Столыпинский галстук» - народу!
Газеты речами пестрят…
Накинуть, петлёю - «свободы»,
Никита с Ильёй норовят.

Их «символ» пропах нафталином,
Не важно, что трупом смердит…
Рисуют идиллий картину -
Сам «мудрый» Аркадьич сидит.

- Державы Столыпин - спаситель!
Знакомо «героем» - «кино».
- Отчизны, «от бед» избавитель! -
С восторгом глядят в «полотно».

Министр – громит на трибуне,
Пощады не ждите враги!
Мильоны растоптанных судеб –
Оттуда «растут» … «сапоги»

Грохочет «крылатою фразой»,
«Скелеты, таща из шкафов»:
- «Калёным железом» - «проказу»!
В достатке - фонарных столбов!

На фоне – остроги штрихами,
«Великий рывок» - политес,
Жандармы ведут под штыками -
Бренчит кандалами «прогресс».

Бомбисты – террора наследство,
Гучков, Милюков, Дурново…
«За наше счастливое детство!» -
Метают … букеты в него.

Помещик, банкир, депутаты,
От оных до бренных имён,
Рабочий, матросы, солдаты –
Отбили … прощальный поклон.

Керенский, Корнилов, Распутин,
Колени пред ним, преклонив…
Крестьянин с улыбкой блаженства,
Средь хлебных, волнующих нив…

Царь-батюшка - «Ники»-«кровавый»,
Ильич … рукоплещут Петру…
Вокруг окрылённого славой,
Дзержинский, с ЧКа, на посту.

«Мистерия…» – горе со смехом,
Фантазия буйных глупцов.
Нет проще дурить человека,
Меняя на тронах «отцов»…

Не Ленин и Троцкий – по чину,
Столыпин «учителем» был.
Он «точка отсчёта» – «причина»,
И «бездны ворота открыл».

России «начало» заката…
«Глашатаям» тем невдомёк:
Прообраз Иосифа – «брата»,
Сам «искру» восстаний зажёг.

Лежат уж давно по могилам,
Вожди, «Утомлённые солнцем»,
Оставив, кто брался за вилы,
Решётку в тюремном оконце.

«Благие порывы» - пустые,
Начавшись бумажной строкой,
Продолжив развалом России,
Кончались рекой – Колымой.

Ту правду не вымарать краской,
За золотом, шитым, мундиром,
А ложь не упрячешь под маской,
И сказка не свяжется пиром.

«Дорогою светлой» до срока, -
Этапом прописаны «знания»…
«Идеи» Петра, как «пророка»,
Не выведут Русь к процветанию.

***
«Защитников» чту, уважаю…
Но, - ЛИЧНО! – сомнения проверьте,
«Столыпинский галстук», взываю,
На СОБСТВЕННОЙ шее примерьте.

Вот кто уцелеет, да «сядет» –
В «палату под номером шесть»,
Собрав «агитаторов» рядом,
Сей «галстук» - заставить! - и съесть.

************************************************************************
************************************************************************

Замкнутый круг

Уставши от бега по кругу, -
С печалью тоска – неразлучны.
Лекарства искать от недуга?
Поверьте: прискорбно и скучно.
Философ сбрехнёт бородатый. –
Загадка Россия-страна…
Что тот Нострадамус трактатом –
Здесь «чёрная бездна-дыра».
Бравируя верой мистической,
Про карму твердим и судьбу,
Мы любим свою исключительность,
Отзывчивость, святость, борьбу.
За тысячу лет реформаций –
Дух россов, славянское сердце.
Итогом пустых агитаций
Сажаем на трон самодержцев.
Державным ступаючи маршем, -
Победа! – истошные крики.
Беспамятство немочью страшно,
А нрав сохраняется дикий.
Монархия! – слуху приятно.
Свершения? Гордимся. Но чем?
Цель с курсом, идея? Невнятны.
Тогда торжествуем над кем?
К чему же стремимся, что просим,
Те смуты, сменив на раздор?
Зловещею тенью … Иосиф
Стоит над страной до сих пор.
Стращают «бессмысленным бунтом».
Единство! – под лозунгом воем.
От «лиха хлебнувшие фунтом»,
Этапы – колоннами, строем…
Маячат то фронт, то окопы,
Где требуют кровушку лить.
Мол, мы – «патриоты», и скопом
Врагов – никого! – не щадить.
С орлом или с новым созвездием,
Пустое… – грабёж да поборы…
Царей не пугает возмездие,
Ни призрак грядущей «Авроры».
Они-то предвидят прекрасно:
Пусть сам Пугачёв нам – отцом,
Емелей, Лжедмитриев «сказка»
«В бок» вылезет тем же «концом».
Когда отгремят все сражения,
Закончатся «игры» - секвестром.
Задушат жандармы брожения,
Хор грянет, забыв про протесты.
Поваляться вдруг на колени,
Скорей лобызать … сапоги.
Заменит Христа «новый Ленин»,
И скипетром «вправят мозги».
Поклоны…, хвалебные оды. –
Всевышний, храни государя!
Но вместо харчей со свободой,
Нас бьют кулаками по харе.
Ах, вам подавай справедливость?
Дружину, стрельцов иль ОМОН,
В Кремле либо в Зимнем трусливо
Пошлют казачков на разгон.
Медведем терзать… Четвертуя,
В кипящую кинуть смолу…
Охранка, чекисты лютуют,
Сегодня – засунут в тюрьму.
Для них мы всегда крепостные,
Холопы, рабы, голодранцы…
В оковы – покрепче! - в стальные,
На равенство призрачны шансы.
Не важно Иван это Грозный,
Борис Годунов, президент,
Вождь Сталин. Людишки бесхозны,
Наследственность – рок-рудимент.
Романов ли, Рюрик, Ульянов…
Стремление - толпой управлять.
Главнее - в законах изъяны! -
Присвоив богатства, решать.
Кипят кулуарные споры…
«Безмолствует» только «народ»,
Кто «в доску» лежит под забором,
Кляп вставить – надёжнее! – в рот.
Язык или ноздри – клещами…
Сей «довод» заменит ГУЛАГ.
Терзают монарх с палачами
Своих, чтоб боялся чужак.
Гадай – не гадай… Изначально
Ума - раз не дали! - займу…
Окститесь… Какая тут «тайна»?
«Семь пядей»? – лупите по лбу.
Цитируя Энгельса, Гегеля. –
Развитие идёт по спирали.
И Маркса, и Августа Бебеля…
Мы в круге иллюзий застряли…
Ссылался на личность Бердяев,
На творчество, дух и природу.
Хранил Солженицын, - стенаем. -
Крестьянскую нашу «породу».
Лечил Достоевский – всё мимо.
Те трое - предание знакомо -
Сидели при разных режимах,
Ноль проку в Руси – ни-ка-ко-го!
Апатия… Жить бесполезно…
«Спасителя» с троном вернём.
Сползая, от кризиса в бездну,
Опору - в себе! - не несём.
Куда ж повернёт «отлучённый»?
Не видит он знаний родник…
Веками стоит обречённо
В Толстовских раздумьях мужик…

*********************************************************************
*********************************************************************

Потерянная Россия

Россия вползла на голгофу,
Предвидя свою катастрофу.
К обрыву упорно катилась,
И пропасть – упала, разбилась.
Могучей державы останки
Сгубили не бомбы, не танки.
Расставшись с душой, умерла в головах,
Рассыпалась в пух, превратившись во прах.
Могущество с силою – доля! –
Сломалась железная воля.
Никто не заметил подмену,
Приветствуя бурно измену.
Расплата – за ту же «монету»,
Империя канула в лету.

***
Прискорбно… Другая страна,
Где правда совсем не важна,
Где правят звериные нравы,
Где алчность, где деньги – отрава.
История пылью покрыта,
Оплёвана ложью, избита.
«Бал правит» жульё и барыги,
Во власти сплошные интриги.
Растоптано множество судеб,
Дичаем, совсем обезлюдев,
Отдельная личность не в счёт –
Статистики голый расчёт.

***
Былая Россия лишь снится,
Но мы не желаем смириться.
С упорством, под стать уважению,
Иль может, увы, к сожалению,
Страну, что стократ проклинали,
В тайге и по тундре искали,
Прошли и пустыни, и лёд.
Пустое.., не ждёт, не живёт.
В Европах, по всем океанам,
Да разным заморским по странам,
На бранных рубились полях,
Презревши отчаяния страх,
Штыком подпирали Балканы,
Кавказских громад великаны,
Сибирь покоряли, Восток,
Америку… Злой ли в том рок?
Москвою боролись, вестимо,
За звание «Третьего Рима».
В себе, развалившись на печке,
Дотошно копались со свечкой.
Дошли… - саданули с «Авроры»,
«Свернули» башку, а не «горы».
Звезду, выбрав вместо креста,
Отвергнули веру в Христа.
С небес ожидали знамение…
В мозгах же случилось затмение.
Увы, не рассвет.., а закат…
Каков тех «трудов» результат?
Генсек, президенты, цари -
Отчизну сберечь не смогли.
Проекты, писав, возрождения,
За Русь проиграли сражение.
Кто сгинул, кто в холоде строил,
Не выбились нынче в герои.
Они «оккупанты» и «скот» -
Обратный, фатальный исход.
Чужие спасали богатства,
Врагами чтоб громко назваться.
Твердили о братстве, о дружбе.
Скажите: кому это нужно?
Соседи не помнят добра –
Нам с ядом вернулась стрела.
Они, преуспев, процветают,
Россию, как зло проклинают.
Так ради каких «идеалов»,
Тех жертв положили навалом?
От классика лиры – изменчива мода! -
Визжали напрасно: Свобода! Свобода!
Жить вольными нам не судьба?
Вновь выбрали долю раба
Своими руками. И рады…
Что ж локти грызём от досады?
Раздеты, разуты, не сыты…
Остались с «разбитым корытом».
Так с кем мы помчим к возрождению?
Закончим бесплодные прения,
Уроки забыты – не впрок,
Явился и новый пророк.
Народа угробили – тучи,
Тщеславно считаем: могучи,
Болтаем, трещим невпопад.
Вон тужимся: кто виноват?
«Бревна» не узрели «в глазу»,
Смахнувши скупую слезу,
Пропили и гордость, и совесть.
Печальна державная «повесть».
Решили бесплатно продаться,
В пенаты чужие податься.
А сбагрив Русь-мать за копейку,
Задули обратно в жалейку:
- Иисус, всемогущий наш Бог,
За что? Почему не помог?
Но сами, «продолжив банкет»,
Ведём бесконечный совет:
- Позвать «мудрецов» да мессию!
- Ах, где ты, старушка-Россия?
Путь «светлый», «идея» большая?
Пожалуй, та «повесть» смешная.
Возможно… И горечь, и стыд…
Надеяться, кто ж запретит?
Вздыхаем расквашенной рожей,
Ждём – «дядя» какой-то поможет.
Ложь! «Копья ломаем» напрасно,
Иллюзия очень опасна.
Отрезан нам в прошлое путь?
Удастся ль Россию вернуть?
Найдем ли когда-нибудь вновь,
Иль выпьем последнюю кровь?
С упрямством, к вопросу – ответ,
На то, чего больше уж нет…

***
Отчизны святая земля,
Нет хода в родные края,
Дорога закрыта навеки,
Не телом, душой мы калеки.

**********************************************************************
**********************************************************************

«Новая Россия»
(Всё новое – это хорошо забытое старое… В которое нас вернули.)

У церквушки ветхой
Мается старушка. -
Помогите, детки…
На асфальте кружка.

Куст горит калины,
Золотом – листок…
Личико в морщинах,
Выцветший платок.

Пальтецо, что рубище,
Сухонькие руки…
Одарите рубликом. –
Не слова – лишь звуки.

Барин, добрый батюшко,
Смилуйся… Немножко…
Не обидьте бабушку. –
Тянется ладошкой.

Даст иной копеечку,
Иль яичко всмятку.
Села на скамеечку –
Вертит медь-десятку.

Мелочь, кинув в баночку,
Повздыхала тихо. –
Хватит на буханочку.
Проживу… Не лихо.

Не война, не голодно…
Бед пришлось отведать…
Пусть в бараке холодно,
Я ж не привереда.

И, крестясь да радуясь,
Колокольным звонам. –
Что для счастья надобно?
Соль – не по талонам!!!

От Христа знамение…
Мы от плоти – грешные.
Путь через терпение
В царствие небесное.

Божьей нашей матери –
Бьёт поклон Марии…
То стоит на паперти
«Новая Россия»…

*******************************************************************
*******************************************************************

Возвращение к истокам

Когда над Родиной моей,
Погрязшей в войнах и раздорах,
В печали дней, во тьме ночей
Умолкнет звон стальных мечей,
Наступит мир в её просторах,

Раздавит гадину конём
Святой Георгий - победитель,
Пронзив нечистого копьём.
И с благодатным свеч огнём
Вернётся лад в твою обитель,

Нетленный прах богатырей
Приют найдёт в тиши природы,
Колокола монастырей,
Кресты златые у церквей
Сплотят российские народы.

Пошлют надежду небеса,
Добро, вселяя, аки милость,
И в наши бренные сердца
По воле Господа-отца
Вернётся вера в справедливость,

Отступят страх, страданья, кровь,
Что сотни лет Россию мучат,
Из веры вырастет любовь.
С колен поднимешься и вновь
Шагнёшь ты поступью могучей

К истокам… Радуйся тому,
Кто на Голгофе принял муки,
Хвалу воздавши рождеству,
Смирив гордыню, к торжеству
Пойдёшь под Благовеста звуки.

Он божий свет прольёт на нас,
Крестя перстами над главою,
Благословит Всевышний глас,
(Что Русь не раз от бездны спас)
Душе российской, дав, покоя,

Чтоб в летах будущих веков,
Под покровительством Мессии,
Повергнув вспять своих врагов,
Жила без дружеских долгов,
Свободно, в правде — без оков,
Судьбой хранимая, Россия.

*******************************************************************

Все произведения автора можно прочитать на личном сайте: фоманеверящий.рф Сказки нового времени от Фомы Неверящего.

www.litprichal.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о