Теория функциональный материализм – (), , . , – .

Концепция функционального материализма - это... Что такое Концепция функционального материализма?


Концепция функционального материализма
обращает внимание на интегральную связь познания с действительностью, критериями построения которойявляется ряд «ведущих идей», которые имеют мировоззренческое значение.

Словарь терминов по общей и социальной педагогике. — Екатеринбург: ГОУ ВПО УГТУ-УПИ. А.С. Воронин. 2006.

  • Концепция дидактического энциклопедизма
  • Концепция

Смотреть что такое "Концепция функционального материализма" в других словарях:

  • Дидактика — (от греч. didaktikos поучающий, относящийся к обучению)     теория образования и обучения, отрасль педагогики. Вскрывает закономерности усвоения знаний, умений и навыков и формирования убеждений, определяет объём и структуру содержания… …   Педагогический терминологический словарь

  • психофизическая проблема

    —         ПСИХОФИЗИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА ключевая проблема философии сознания. Вопрос о соотношении психического и физического имел в истории философии и науки разные выражения и трактовки (соотношение идеального и материального, ментального и… …   Энциклопедия эпистемологии и философии науки

  • ШВЕЦИЯ — (Sverige) гос во в Сев. Европе, занимает вост. и юж. части Скандинавского п ова. Включает острова Готланд и Эланд в Балтийском м. Граничит с Данией, Норвегией и Финляндией. Плогд. 449,8 тыс. км2 (без внутр. вод 411,1 тыс. км2). Нас. 8 177 000 чел …   Советская историческая энциклопедия

  • Медицина — I Медицина Медицина система научных знаний и практической деятельности, целями которой являются укрепление и сохранение здоровья, продление жизни людей, предупреждение и лечение болезней человека. Для выполнения этих задач М. изучает строение и… …   Медицинская энциклопедия

  • СССР. Общественные науки —         Философия          Будучи неотъемлемой составной частью мировой философии, философская мысль народов СССР прошла большой и сложный исторический путь. В духовной жизни первобытных и раннефеодальных обществ на землях предков современных… …   Большая советская энциклопедия

  • Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика, РСФСР (народное образование и культурно-просветительные учреждения) — VIII. Народное образование и культурно просветительные учреждения = История народного образования на территории РСФСР уходит в глубокую древность. В Киевской Руси элементарная грамотность была распространена среди разных слоев населения, о чём… …   Большая советская энциклопедия

  • Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика —         РСФСР.          I. Общие сведения РСФСР образована 25 октября (7 ноября) 1917. Граничит на С. З. с Норвегией и Финляндией, на З. с Польшей, на Ю. В. с Китаем, МНР и КНДР, а также с союзными республиками, входящими в состав СССР: на З. с… …   Большая советская энциклопедия

  • ФРАНЦУЗСКАЯ ФИЛОСОФИЯ — – Примыкая в самый начальный период к философии поздней античности, франц. философия рано нашла свой оригинальный образ мышления и изложения. Для нее характерна ясность мышления, она всегда была тесно связана с общественной и политической жизнью… …   Философская энциклопедия

  • Марксизм — (Marxism) Определение марксизма, марксизм как идеология, философия марксизма Информация об определении марксизма, марксизм как идеология, философия марксизма Содержание Содержание 1. Биография Карла Маркса 2. Этапы развития 3. Марксизм и… …   Энциклопедия инвестора

  • Франция — (France)         Французская Республика (République Française).          I. Общие сведения          Ф. государство в Западной Европе. На С. территория Ф. омывается Северным морем, проливами Па де Кале и Ла Манш, на З. Бискайским заливом… …   Большая советская энциклопедия

social_pedagogy.academic.ru

Теории сознания. Стивен Прист. Глава 5. Функционализм: Патнэм и Льюис

Функционализм — это теория, согласно которой находиться в ментальном состоянии значит находиться в функциональном состоянии. Функциональное состояние — это состояние, которое можно индивидуализировать или выделить благодаря его каузальным отношениям; поэтому ментальное состояние обусловливается конкретной разновидностью причины, скажем, сенсорными данными на входе (sensory input), и имеет конкретную разновидность следствия, скажем, некоторое поведение на выходе (behavioural output). Кроме того, ментальные состояния также каузально связаны друг с другом. Всю совокупность каузальных отношений, в которые вступает данное ментальное состояние, называют «каузальной ролью» этого состояния или иногда «функциональной ролью». Любой конкретный вид ментального состояния характеризуется конкретным видом функциональной роли. Быть в конкретном ментальном состоянии — именно конкретном — значит играть конкретную функциональную роль — именно эту функциональную роль.

В определённом смысле функционализм представляет собой попытку обойти проблему сознания и тела. Он предоставляет философский каркас, в рамках которого можно разработать научную психологию без обращения к онтологии личности.

Примечательно, однако, что многие функционалисты также являются и материалистами. Многие люди полагают, что если ответить на вопрос «Для чего нужно сознание?», то это будет ответом к на вопрос «Что такое сознание?», и вместе с тем они считают, что ментальные состояния — это физические состояния и что личность представляет собой лишь очень сложный физический объект. Поэтому прежде всего необходимо сказать несколько слов об отношении между функционализмом и материализмом.

Функционализм и материализм — это не одна и та же теория. Функционализм представляет собой теорию, согласно которой ментальное состояние есть, в сущности, следствие некоторых перцептивных данных на входе и причина некоторого поведения на выходе. Ментальные состояния, кроме того, выступают причинами и следствиями друг друга. Материализм же представляют собой теорию, согласно которой каждое ментальное состояние тождественно некоторому физическому состоянию, скажем, состоянию мозга или всей центральной нервной системы. Ясно, что функционалисту может показаться привлекательной материалистическая трактовка личности, поскольку состояния мозга, видимо, хорошие кандидаты на роль следствий сенсорных входных данных и причин поведенческих выходных данных. Ясно, к тому же, что состояния мозга находятся в каузальных отношениях друг к другу. Важно отметить, однако, что функционализм

per se 18 логически не влечёт за собой материализм. Из того факта, что существуют ментальные состояния, выполняющие каузальную роль определённого рода, логически не следует, что эти ментальные состояния суть физические состояния. То, что они являются физическими состояниями, например состояниями мозга есть научная гипотеза, а не необходимое следствие функционализма.

Функционализм действительно влечёт за собой материализм, если добавить всего лишь одну посылку, а именно что все причины и следствия суть физические причины и следствия. Стало быть, если в каузальные отношения могут вступать только физические сущности — физические состояния, события, объекты и так далее, — то в случае истинности функционализма истинен и материализм. Следствием функционализма является утверждение, что каждое ментальное состояние есть одновременно и причина, и следствие. Новая посылка гласит, что только физические состояния могут быть причинами, или следствиями, или тем и другим. На этом основании можно заключить, что если функционализм истинен, то каждое ментальное состояние есть физическое состояние, а это и есть материалистическая точка зрения.

Посылка о том, что причина и следствие могут быть только чем-то физическим, нуждается в обосновании, но здесь можно привести два соображения в её пользу. Мы уже видели в главе, посвящённой дуализму, что существует метафизическая проблема: как качественно разные субстанции могут каузально взаимодействовать? Если ментальные причины и следствия суть физические причины и следствия, тогда данная проблема не встает. Вместе с тем нефизическая причина, имеющая физическое следствие, или нефизическое следствие физической причины не могли бы быть включены в известную нам систему научных законов. Подобные отношения находились бы в вопиющем противоречии с любым естественнонаучным взглядом на вселенную. Они были бы «чем-то новым под солнцем». И несмотря на это, я не вижу ни одного убедительного и решающего аргумента в пользу тезиса о том, что каузальные отношения имеют место только между физическими сущностями.

Поэтому функционалисты делятся на материалистов и тех, кто не чувствует себя приверженцем какой-либо определённой онтологии сознания. Все функционалисты придерживаются той точки зрения, что конкретный вид ментального состояния может быть реализован множеством различных способов.

Например, с позиции функционализма ощущать боль (being in pain) — значит находиться в некотором функциональном состоянии. Ощущать боль — значит находиться в состоянии, которое возникает как следствие входных данных и служит причиной поведенческой реакции на боль. Подобное объяснение истинно для любых существ, способных ощущать боль: людей, кошек, собак, марсиан. Однако то, как реализуется это состояние, может существенно различаться в зависимости от строения этих существ. Боль может быть реализована путём возбуждения С-волокон в центральной нервной системе человека, но способ их стимуляции у собак может быть физиологически иным. Возможно, у марсиан нет С-волокон или даже нет центральной нервной системы.

Ментальное состояние одного типа может иметь разные способы реализации, и, в принципе, реализация не обязательно должна быть физической. Представим, что вы и я, в сущности, души или сознания. В этом случае состояние боли могло бы быть реализовано как внутреннее духовное или ментальное событие при условии, что оно возникало как следствие доступных определению перцептивных данных на входе и было причиной определённого поведения на выходе, а также находилось в необходимых каузальных отношениях с остальными нашими ментальными состояниями. Это как раз и есть то, что я имел в виду, когда говорил, что функционализм в некотором смысле обходит проблему сознания и тела. Быть в ментальном состоянии — значит быть в функциональном состоянии. Из чего логически следует, что существо любого вида, способное находиться в этом функциональном состоянии, способно находиться и в соответствующем ментальном состоянии. И не так важно, из чего сделано это существо, при условии что в нём может быть реализовано данное состояние.

Если тезис о физическом характере всех причин и следствий ложен, то функционализм логически совместим со всеми описанными в этой книге теориями сознания, за исключением логического бихевиоризма. Функционализм вполне совместим с дуализмом сознания и тела, идеализмом, нейтральным монизмом и феноменологией. (Обратите внимание на то, что все ментальные состояния могли бы быть физическими состояниями, даже если не все причины и следствия носят физический характер, поэтому функционализм совместим всё же с материалистической трактовкой личности, даже если материалистическая посылка относительно причин и следствий ложна.)

Функционализм оказывается логически несовместимым с логическим бихевиоризмом по той причине, что, как мы видели в главе 2, согласно логическому бихевиоризму, быть в некотором ментальном состоянии — значит быть в некотором поведенческом состоянии. Обладание сознанием означает либо определённое поведение, либо склонность к определённому поведению. А это совершенно несовместимо с функционализмом. Функционалисты определяют ментальное не как поведение, но как причину поведения. С логической точки зрения, если A есть причина B, а B — следствие A, то A и B не тождественны. Только различные сущности могут находиться в каузальных отношениях.

Функционализм формировался как теория сознания двумя, в известной степени, независимыми путями. Как мы видели в главе 4, среди причин создания теории тождества сознания и мозга было желание преодолеть один из недостатков логического бихевиоризма. Сторонники этой теории полагали, что логико-бихевиористский анализ, вероятно, можно провести лишь в отношении одного важного подкласса ментальных состояний — диспозиционных состояний, то есть убеждений, намерений, мотивов и желаний. Однако им не казалась интуитивно правдоподобной та точка зрения, что и случающиеся время от времени ментальные состояния носят лишь поведенческий характер. Мысли и эмоции, к примеру, трактовались ими не как поведенческие состояния, но как состояния мозга. Так, в частности, один из теоретиков тождества сознания и мозга, австралийский философ Дэвид Армстронг, убедительно доказывал, что сознание является не поведением, а внутренней причиной поведения (внутренней физической причиной поведения). Армстронг, безусловно, материалист, но в своей важной статье 1970 года «Природа сознания» («The Nature of Mind») он выдвигает доводы в пользу функционалистского материализма. Он соглашается с бихевиористами в том, что понятие сознания логически связано с понятием поведения, правда, связано не отношением тождества. Сознание он определяет как то, что вызывает поведение. В статье Армстронга формулируются главные положения функционализма: индивидуализация ментальных состояний по их каузальным отношениям и отождествление их с функциональными состояниями.

Другим направлением в новейшей интеллектуальной истории, приведшим к функционализму, были исследования по искусственному интеллекту. В частности, английский математик и теоретик вычислительных систем Алан Тьюринг опубликовал в философском журнале «Майнд» («Mind») в 1950 году оказавшую значительное влияние статью «Вычислительные машины и интеллект» («Computing Machinery and Intelligence»). В этой статье Тьюринг стремится обосновать логическую возможность машинного интеллекта, и отчасти его стратегия обоснования связана с изобретением теста, который впоследствии стал известен как «тест Тьюринга».

Этот тест предоставляет критерий, позволяющий решить, обладают ли компьютеры интеллектом. Суть его состоит в следующем. Сначала в одну комнату помещаются мужчина и женщина, которые должны отвечать на вопросы, задаваемые им человеком, находящимся в отдельной комнате. Ответы передаются в печатном виде или посылаются с помощью телепринтера тому, кто задаёт вопросы, и он должен по каждому ответу определить, кто ответил на вопрос — мужчина или женщина. Затем женщину сменяет компьютер. В этом случае спрашивающий должен по каждому ответу установить, кто ответил на вопрос — мужчина или компьютер. И по тому, насколько чаще ему удастся выносить правильные решения в случае компьютера, нежели в случае женщины, нам следует судить об интеллекте компьютера.

Итак, каковы бы ни были достоинства или недостатки теста Тьюринга как критерия искусственного интеллекта, его связь с функционализмом состоит в следующем. Состояния компьютера, выполняющего некоторую программу, определяются по отношениям между входными данными и между выходными данными и по их отношениям друг к другу. Программное (software) описание операций компьютера является функционалистским описанием, ибо сводится к следующему: если получены такие-то входные данные, то возникает такое-то состояние, или если машина находится в одном состоянии, но входные данные не поступают, то она переходит в новое состояние, и так далее. Важно, что таким образом можно функционально описать систему, не принимая никаких онтологических обязательств относительно того, как реализуется выполнение подобной программы. Программные описания являются функционалистскими описаниями, и это служит вторым важным импульсом для разработки функционализма как теории осознания.

Далее я рассмотрю деятельность двух философов, каждый из которых пришёл к функционализму своим путём. Это современные североамериканские философы Хилари Патнэм и Дэвид Льюис.

Патнэм

Состояния мозга и состояния боли

Патнэм начинает свою статью «Природа ментальных состояний» 19 с доказательства того, что теорию тождества сознания и мозга нельзя отбросить на априорных основаниях. Он обращается к конкретному вопросу, а именно: является ли боль состоянием мозга? (Патнэм употребляет термин «мозг» широко — для обозначения центральной нервной системы в целом. Его интересует не отчасти эмпирический вопрос: с какой частью центральной нервной системы следует отождествлять боль?, — но философский вопрос: может ли боль значимым образом быть отождествлена с какой-либо из частей этой системы?) Он заключает, что если понятия «боль» и «состояние мозга» имеют в обыденном языке различные значения, отсюда ещё не вытекает, что боль не является состоянием мозга. Если понятия семантически различны, отсюда ещё не следует, что они не обозначают одно и то же состояние.

В этом отношении и до этого момента позиция Патнэма полностью согласуется с позицией Плейса, рассмотренной в главе 4. Для того чтобы убедить нас в том, что теорию тождества сознания и тела нельзя опровергнуть на априорных семантических основаниях, Патнэм проводит одну аналогию. К примеру, истинно (является физической истиной), что температура есть средняя кинетическая энергия, но ведь очевидно, что понятия «температура» и «средняя кинетическая энергия» не означают одно и то же. Тот факт, что эти понятия различны, отнюдь не фальсифицирует указанную физическую истину, поскольку, фактически, данные понятия обозначают одно и то же. Человек может знать, что некий предмет обладает определённой температурой, но не знать, что температура тождественна средней кинетической энергии, однако это не мешает средней кинетической энергии быть именно тем, чем является температура. Сходным образом, человек может знать, что ощущает боль, но при этом не знать, что его мозг находится в определённом состоянии, что, согласно Патнэму, вовсе не даёт основания утверждать, что боль этого человека не тождественна состоянию мозга. Оно-то как раз и может быть тем, чем является его боль. Из различия понятий ничего не следует относительно различия вещей. Из чисто семантических посылок нельзя сделать обоснованных онтологических выводов. Что чему тождественно, согласно Патнэму, должно устанавливаться эмпирическим или научным образом, а не a priori.

До сих пор Патнэм защищал теорию тождества сознания и мозга, но только против априорных возражений. Фактически же Патнэм отнюдь не считает теорию тождества сознания и мозга наилучшей теорией сознания: на его взгляд, функционализм лучше. После того как мы установили, что такое функционализм, мы можем выяснить, совместим ли он с теорией тождества сознания и мозга.

Патнэм кратко формулирует свою теорию следующим образом: «По сути, моя стратегия обоснования того, что боль «не есть» состояние мозга, будет опираться не на априорные основания, а на тот факт, что другая гипотеза является более правдоподобной … Я выдвигаю гипотезу, что боль или состояние боли — это функциональное состояние всего организма» (Ук. изд., с. 58–59).

Обратите внимание на то, что Патнэм называет своё положение «боль есть функциональное состояние всего организма» гипотезой. Это всецело согласуется с другим его тезисом, а именно: вопрос о том, что чему тождественно, — это вопрос эмпирический. Гипотеза представляет собой утверждение или набор утверждений, которые могут оказаться истинными или ложными. Эмпирическая, или научная, гипотеза характеризуется тем, что её можно верифицировать или фальсифицировать с помощью научного наблюдения. Функция философии состоит в отстаивании не совершенных, по научным меркам, гипотез, а гипотез-планов (Ук. изд., с. 58), которые можно сделать более точными и проверяемыми с помощью естественных наук. То, что боль — функциональное состояние, и есть одна из таких гипотез-планов. Что же это означает, что ментальное состояние есть функциональное состояние?

Машины Тьюринга

Для того чтобы понять теорию Патнэма, нам следует разобраться в понятии «машина Тьюринга» и в более общем понятии «вероятностный автомат». В широком смысле машина Тьюринга представляет собой простой компьютер, в который входят устройства ввода и вывода информации, а также механизм для внутренней обработки этой информации. В любой момент времени машина Тьюринга находится в конкретном состоянии обработки информации, которую она получает, механически сканируя ленту, разделённую на квадраты. Она манипулирует символами, записанными в квадратах, стирая некоторых из них и заменяя на другие, а также выводит результат на печатающее устройство. Набор возможных состояний, в которых может находиться машина Тьюринга в процессе обработки некоторой определённой порции информации, представлен машинной таблицей.

Для машины Тьюринга характерно, что если она находится в каком-то определённом состоянии, то отсюда с достоверностью следует, что затем она перейдёт в другое определённое состояние. Другими словами, машина Тьюринга представляет собой детерминистскую систему. Вероятность её перехода в определённое состояние из предыдущего равняется единице, а вероятность того, что она этого не сделает, равняется нулю. В случае же вероятностного автомата, не являющегося машиной Тьюринга, вероятность его перехода из одного состояния в другое чётко определённое состояние находится где-то между единицей и нулем, поэтому все подобные системы не являются детерминистскими. Мы можем сформулировать данное положение следующим образом: все машины Тьюринга суть вероятностные автоматы, но не все вероятностные автоматы суть машины Тьюринга.

Патнэм считает, что вероятностные автоматы представляют собой хорошие модели для изучения организмов, поэтому его разновидность функционализма в философии сознания иногда называют функционализмом машины Тьюринга. Он вносит некоторые уточнения в идею вероятностного автомата, чтобы адаптировать её к своей теории. В частности, предполагается, что на входе мы имеем сенсорные данные (sensory inputs), a на выходе — двигательные (motor outputs). С точки зрения психологии сенсорные входные данные поступают от пяти органов чувств, а двигательные выходные данные представляют собой телесные движения, к которым относится, к примеру, дыхание. Патнэм также вводит понятие «инструкция», сообщающее нам вероятность перехода вероятностного автомата из одного состояния в другое.

Важно понимать, что вероятностный автомат представляет собой теоретическую сущность, которая может быть реализована физически различными способами. Одна и та же физическая система может быть реализацией нескольких различных вероятностных автоматов, а один теоретический автомат может быть реализован в нескольких различных физических системах. Описание вероятностного автомата могло бы быть описанием, к примеру, кота, робота или человеческого существа. Вероятностный автомат мог бы быть реализован (чтобы не оставаться чисто теоретическим) любым из этих способов. Патнэм, преследуя свои цели, допускает, что нам известна физическая реализация устройств входа и выхода, но не известна внутренняя реализация состояний автомата. Это соответствует тому, что мы приблизительно знаем, к примеру, связанные с человеческой болью «входные» и «выходные данные», но не знаем, что такое боль. О состоянии же, в котором находится вероятностный автомат, нам известно только то, что сообщает его «машинная таблица».

Наконец, прежде чем мы сможем разобраться в функционализме Патнэма, нам необходимо уяснить ещё одно понятие. Это понятие «описания» системы. Патнэм определяет его следующим образом: «Описанием S, где S — система, является любое истинное утверждение о том, что S имеет различные состояния S1, S2 … Sn, такие, что их связи друг с другом, с двигательными выходными данными и с сенсорными входными данными определяются вероятностями перехода, задаваемыми такой-то машинной таблицей» (Ук. изд., с. 59).

Таким образом, описание является утверждением относительно физической системы, которую Патнэм обозначает как S и которая является реализацией, по крайней мере, одного вероятностного автомата. Описание, чтобы быть таковым, должно быть истинным утверждением и должно сообщать о различных состояниях системы S, которые обозначаются Патнэмом как S1S2 … Sn. В машинной таблице вероятностного автомата перечисляются вероятности перехода машины в некоторое (конкретное) состояние из какого-то другого состояния. Такая машинная таблица, основанная на истинности конкретного описания, называется Патнэмом «функциональной организацией системы S».

Ясно, что в любой данный момент времени в описании будет сообщаться обо всём числе состояний S1S2 … Sn, в которых находится машина. Патнэм называет это «совокупным состоянием» системы. Теперь мы в состоянии понять функционализм Патнэма.

Функциональные состояния

Утверждение о том, что состояние боли — это функциональное состояние, состояние всего организма, может быть разбито на четыре отдельных утверждения. Я рассмотрю каждое из них по очереди.

  1. Первое утверждение Патнэм считает тривиальной истиной: «Все организмы, способные ощущать боль, есть вероятностные автоматы» (Ук. изд., с. 60). Данное утверждение есть тривиальная истина, поскольку, по мнению Патнэма, всё, что угодно, можно истинным образом описать как вероятностный автомат. Он не обосновывает это довольно огульное утверждение, но, думаю, имеет он в виду следующее: всё находится в цепи причин и следствий, и, будучи опосредующим звеном между этими причинами и следствиями, оказывает влияние на характер каузальных последовательностей. Короче говоря, всё, что угодно, можно рассматривать либо как систему, либо как часть системы и моделировать, используя различия между входными данными, их обработкой и выходными данными. Во всяком случае совершенно очевидно, что любой организм, ощущающий боль, является вероятностным автоматом в патнэмовском смысле, если — а это похоже на правду — все организмы, ощущающие боль, находятся в каузальном взаимодействии со своим окружением, то есть если их состояния являются следствиями определённых входных данных и позволяют вызывать определённые выходные данные. Если это верно, то первая часть утверждения «боль есть функциональное состояние» более или менее бесспорна.
  2. Во-вторых, Патнэм утверждает, что: «Любой организм, способный ощущать боль, имеет, по крайней мере, одно описание определённого вида (то есть способность ощущать боль «есть» обладание функциональной организацией соответствующего вида» (Ук. изд., с. 60). Здесь содержится два утверждения, каждое из которых можно прояснить, используя характеристику вероятностного автомата, данную Патнэмом. Существование описания состояний организма, способного ощущать боль, вытекает из того факта, что подобные организмы являются вероятностными автоматами, а все вероятностные автоматы обладают описаниями своих состояний. Отсюда следует, что способность ощущать боль — это обладание определённым видом функциональной организации, но при том условии, что боль является состоянием организма. В этом, полагаю, можно уступить Патнэму, поскольку, опять же, является относительно бесспорным то, что боль — это состояние некоторого вида. Функциональная организация представляет собой множество возможных состояний системы, которые специфицируются в машинной таблице системы, и потому Патнэм утверждает, что боль — это одно из таких специфицируемых состояний. Обратите внимание, что способность иметь боль отождествляется с функциональной организацией по той причине, что функциональная организация системы есть то, на что способна система, то есть множество возможных состояний, в которых она способна находиться, согласно определённому описанию. Обладание определённой функциональной организацией не отождествляется с болью. Боль — это функциональное состояние.
  3. Третья часть гипотезы следующая: «Ни один организм, способный ощущать боль, не предполагает разложения на части, которые по отдельности имеют описание указанного в пункте 2 вида» (Ук. изд., с. 60). Это предложение добавлено с тем, чтобы исключить определённую возможность, а именно что субъект боли, то есть система, ощущающая боль, мог бы и не быть единой системой. Поскольку Патнэм стремится смоделировать поведение только единого организма, ему необходимо исключить из рассмотрения такие «организмы» (если их вообще можно считать организмами), как пчелиный рой (Ук. изд., с. 61). Пункт [3] гарантирует, что ни одна составная часть организма сама не является организмом или, если следовать модели, ни одна подсистема данной системы не принадлежит к тому виду, который охватывается описанием этой системы.
  4. Завершающее и ключевое утверждение следующее: «Для каждого указанного в пункте 2 описания существует подмножество сенсорных входных данных, таких, что организм, имеющий такое описание, ощущает боль тогда и только тогда, когда некоторые из его сенсорных входных данных принадлежат к этому подмножеству» (Ук. изд., с. 60). Напомним, что в описании вероятностного автомата состояния системы специфицируются не только по их отношению друг к другу, но и по их отношению к входным и выхо

gtmarket.ru

Глава 5 ФУНКЦИОНАЛИЗМ. «Теории сознания»

 

Функционализм – это теория, согласно которой находиться в ментальном состоянии значит находиться в функциональном состоянии. Функциональное состояние – это состояние, которое можно индивидуализировать или выделить благодаря его каузальным отношениям; поэтому ментальное состояние обусловливается конкретной разновидностью причины, скажем, сенсорными данными на входе (sensory input), и имеет конкретную разновидность следствия, скажем, некоторое поведение на выходе (behavioural output). Кроме того, ментальные состояния также каузально связаны друг с другом. Всю совокупность каузальных отношений, в которые вступает данное ментальное состояние, называют "каузальной ролью" этого состояния или иногда "функциональной ролью". Любой конкретный вид ментального состояния характеризуется конкретным видом функциональной роли. Быть в конкретном ментальном состоянии – именно конкретном – значит играть конкретную функциональную роль – именно эту функциональную роль. В определенном смысле функционализм представляет собой попытку обойти проблему сознания и тела. Он предоставляет философский каркас, в рамках которого можно разработать научную психологию без обращения к онтологии личности. Примечательно, однако, что многие функционалисты также являются и материалистами. Многие люди полагают, что если ответить на вопрос "Для чего нужно сознание?", то это будет ответом к на вопрос "Что такое сознание?", и вместе с тем они считают, что ментальные состояния – это физические состояния и что личность представляет собой лишь очень сложный физический объект. Поэтому прежде всего необходимо сказать несколько слов об отношении между функционализмом и материализмом.

Функционализм и материализм – это не одна и та же теория. Функционализм представляет собой теорию, согласно которой ментальное состояние есть, в сущности, следствие некоторых перцептивных данных на входе и причина некоторого поведения на выходе. Ментальные состояния, кроме того, выступают причинами и следствиями друг друга. Материализм же представляют собой теорию, согласно которой каждое ментальное состояние тождественно некоторому физическому состоянию, скажем, состоянию мозга или всей центральной нервной системы. Ясно, что функционалисту может показаться привлекательной материалистическая трактовка личности, поскольку состояния мозга, видимо, хорошие кандидаты на роль следствий сенсорных входных данных и причин поведенческих выходных данных. Ясно, к тому же, что состояния мозга находятся в каузальных отношениях друг к другу. Важно отметить, однако, что функционализм per se логически не влечет за собой материализм. Из того факта, что существуют ментальные состояния, выполняющие каузальную роль определенного рода, логически не следует, что эти ментальные состояния суть физические состояния. То, что они являются физическими состояниями, например состояниями мозга есть научная гипотеза, а не необходимое следствие функционализма.

Функционализм действительно влечет за собой материализм, если добавить всего лишь одну посылку, а именно что все причины и следствия суть физические причины и следствия. Стало быть, если в каузальные отношения могут вступать только физические сущности – физические состояния, события, объекты и т.д., – то в случае истинности функционализма истинен и материализм. Следствием функционализма является утверждение, что каждое ментальное состояние есть одновременно и причина, и следствие. Новая посылка гласит, что только физические состояния могут быть причинами, или следствиями, или тем и другим. На этом основании можно заключить, что если функционализм истинен, то каждое ментальное состояние есть физическое состояние, а это и есть материалистическая точка зрения.

Посылка о том, что причина и следствие могут быть только чем-то физическим, нуждается в обосновании, но здесь можно привести два соображения в ее пользу. Мы уже видели в главе, посвященной дуализму, что существует метафизическая проблема: как качественно разные субстанции могут каузально взаимодействовать? Если ментальные причины и следствия суть физические причины и следствия, тогда данная проблема не встает. Вместе с тем нефизическая причина, имеющая физическое следствие, или нефизическое следствие физической причины не могли бы быть включены в известную нам систему научных законов. Подобные отношения находились бы в вопиющем противоречии с любым естественнонаучным взглядом на вселенную. Они были бы "чем-то новым под солнцем". И несмотря на это, я не вижу ни одного убедительного и решающего аргумента в пользу тезиса о том, что каузальные отношения имеют место только между физическими сущностями.

Поэтому функционалисты делятся на материалистов и тех, кто не чувствует себя приверженцем какой-либо определенной онтологии сознания. Все функционалисты придерживаются той точки зрения, что конкретный вид ментального состояния может быть реализован множеством различных способов. Например, с позиции функционализма ощущать боль (being in pain) – значит находиться в некотором функциональном состоянии. Ощущать боль – значит находиться в состоянии, которое возникает как следствие входных данных и служит причиной поведенческой реакции на боль. Подобное объяснение истинно для любых существ, способных ощущать боль: людей, кошек, собак, марсиан. Однако то, как реализуется это состояние, может существенно различаться в зависимости от строения этих существ. Боль может быть реализована путем возбуждения С-волокон в центральной нервной системе человека, но способ их стимуляции у собак может быть физиологически иным. Возможно, у марсиан нет С-волокон или даже нет центральной нервной системы. Ментальное состояние одного типа может иметь разные способы реализации, и, в принципе, реализация не обязательно должна быть физической. Представим, что вы и я, в сущности, души или сознания. В этом случае состояние боли могло бы быть реализовано как внутреннее духовное или ментальное событие при условии, что оно возникало как следствие доступных определению перцептивных данных на входе и было причиной определенного поведения на выходе, а также находилось в необходимых каузальных отношениях с остальными нашими ментальными состояниями. Это как раз и есть то, что я имел в виду, когда говорил, что функционализм в некотором смысле обходит проблему сознания и тела. Быть в ментальном состоянии – значит быть в функциональном состоянии. Из чего логически следует, что существо любого вида, способное находиться в этом функциональном состоянии, способно находиться и в соответствующем ментальном состоянии. И не так важно, из чего сделано это существо, при условии что в нем может быть реализовано данное состояние.

Если тезис о физическом характере всех причин и следствий ложен, то функционализм логически совместим со всеми описанными в этой книге теориями сознания, за исключением логического бихевиоризма. Функционализм вполне совместим с дуализмом сознания и тела, идеализмом, нейтральным монизмом и феноменологией. (Обратите внимание на то, что все ментальные состояния могли бы быть физическими состояниями, даже если не все причины и следствия носят физический характер, поэтому функционализм совместим все же с материалистической трактовкой личности, даже если материалистическая посылка относительно причин и следствий ложна.)

Функционализм оказывается логически несовместимым с логическим бихевиоризмом по той причине, что, как мы видели в главе 2, согласно логическому бихевиоризму, быть в некотором ментальном состоянии – значит быть в некотором поведенчес

litresp.ru

41) Теории (концепции) сознания в истории философии.

Дуализм

Дуализм есть теория о том, что существует две разновидности субстанций: сознание и физические объекты. Основателем данной теории является Рене Декарт, который утверждал, что человек является мыслящей субстанцией, способной усомниться в существовании всего, кроме своего собственного сознания, и что сознание, таким образом, несводимо к физическому миру.

Дуализм души и тела — точка зрения, согласно которой сознание (дух) и материя (физическое тело) представляют собой две независимые, взаимодополняющие друг друга и равные по значению субстанции. Как правило, основывается на общефилософском дуализме. Основоположниками являются Платон и Декарт.

Платон считал, что тело принадлежит материальному миру и потому смертно, тогда как душа является частью мира идей и бессмертна. Он считал, что душа лишь временно привязана к телу до момента его смерти, после чего душа возвращается в свой мир форм. Душа, в отличие от тела, не существует в пространстве и времени, что дает ей доступ к абсолютной истине мира идей.

Из современных представителей дуализма можно отметить Дэвида Чалмерса. Называя свою позицию натуралистическим дуализмом, он настаивает на нефизической природе сознательного опыта, который не сводим к физическим свойствам, хотя и зависит от последних согласно законам природы. Психофизические законы полагаются Чалмерсом естественным дополнением к физическим законам и принципам.

Логический бихевиоризм

Логический бихевиоризм — теория о том, что быть в психическом состоянии означает быть в бихевиоральном состоянии, то есть либо осуществлять некоторое поведение, либо иметь диспозицию к такому поведению. Логический бихевиоризм связан с бихевиоризмом в психологии, но их следует различать: в последнем случае бихевиоризм понимается как метод для изучения человеческих существ, но не пытается решить философские проблемы относительно природы сознания и соотношения сознания и тела. Среди представителей логического бихевиоризма можно назвать таких философов как Гемпель и Райл. Данная теория стремится опровергнуть дуализм Декарта, так как он противоречит тезису единства науки, понимаемому как физикализм. Некоторые основные предпосылки данной теории разделялись также Людвигом Витгенштейном.

Идеализм

Идеализм — это теория, согласно которой существуют только сознания. Идеалисты утверждают, что объекты физического мира не существуют вне их восприятия. Наиболее последовательно этот тезис был развит Джорджем Беркли, который утверждал, что «быть — значит быть воспринимаемым».

Индуизм

В индуизме сознанию сопоставляется Пуруша («безмолвный высший свидетель»), который наблюдает за действиями Пракрити («материальной природы»). Сознание души склонно ошибочно отождествлять себя с материальным телом, будучи увлечённая и связанная гунами («качествами природы»).

Материализм

Материализм есть теория о том, что если нечто существует, то оно имеет физический характер[источник не указан 109 дней]. Сознание описывается материалистами[какими?] как свойство высокоорганизованной материи. Материалисты критикуют как дуалистов и идеалистов, так и бихевиористов, доказывая, что поведение не является сознанием, но внутренней физической причиной сознания. Среди материалистов можно упомянуть Фридриха Энгельса, Дэвида Армстронга, Дональда Дэвидсона и других. См. также Картезианский театр.

Функционализм

Функционализм — это теория, согласно которой находиться в психическом состоянии значит находиться в функциональном состоянии, то есть выполнять некоторую определённую функцию. С точки зрения функционалистов сознание относится к мозгу так же, как, например, функция показывать время соотносится с конкретным физическим устройством часов. Функционализм занимает критическую позицию по отношению к материализму, так как отрицает необходимую связь между сознанием и мозгом: сознание потенциально может быть функцией самых разных физических объектов, например компьютера. Функционализм является методологической базой теории искусственного интеллекта и когнитивной науки. К функционалистам можно отнести Дэвида Льюса, Хилари Патнема, Дэниела Деннета и Д. И. Дубровского.

Двухаспектная теория

Двухаспектная теория — это теория о том, что психическое и физическое суть два свойства некоторой лежащей в основе вещей реальности, которая по сути не является ни психической, ни физической. Двухаспектная теория, поэтому, отвергает и дуализм, и идеализм, и материализм как представления о том, что существует психическая или физическая субстанции. Подобные взгляды характерны, например, для Бенедикта Спинозы, Бертрана Рассела и Питера Стросона.

Феноменологическая теория

Феноменология представляет собой попытку беспредпосылочного описания содержания опыта без каких-либо утверждений относительно реальности его предмета. Феноменология пытается открыть идеальные (сущностные) черты человеческого мышления и восприятия, свободные от каких-либо эмпирических и индивидуальных вкраплений, и обосновать таким образом все остальные науки как основанные на мышлении. Основным свойством человеческого сознания согласно феноменологии является интенциональность. Среди сторонников этой теории назовём Эдмунда Гуссерля и Мориса Мерло-Понти.

Эмерджентная теория

Эмерджентная теория — это теория о том, что хотя сознание и является свойством некоторого физического объекта (обычно мозга), оно тем не менее, несводимо к физическим состояниям последнего и является особой нередуцируемой сущностью, обладающей уникальными свойствами, подобно тому, как свойства молекулы воды нередуцируемы к свойствам атомов водорода и кислорода. Сознание, однако, является обычным реальным объектом, который должен изучаться наукой наравне со всеми прочими. Среди сторонников данной концепции — Джон Серл.

studfiles.net

Философия «научного материализма» и его разновидности. Различия в концепциях М. Бунге и Д. Марголиса

Научный материализм, как и философское направление сформировалось в 50-е годы 20-го века, и получило широкое распространение в Австралии, Англии, Канаде, США.

Научный материализм- это продукт разложения логического позитивизма. Он возник в русле постпозитивистского движения, которое связано с реабилитацией онтологической и философской проблематики.

Главной проблемой научного материализма оказалось соотношение сознания и материи духовного и физического. Дискуссия начинается со статьи Фейгла «Ментальное и физическое». Главный тезис, содержащийся в этой статье (1956г.) о тождестве духовного и физического.

Главная концепция- концепция материалистического монизма. (Монистическая философия- это последовательная философия, бывает: материалистической и идеалистической. Примеры идеалистического монизма - Гегель; материалистического монизма - Спиноза, философия Маркса и Энгельса). Дуализм (Рене, Декарт). С позиции материалистического монизма – существует только материя. Представители научного материализма ссылаются на Демокрита, Лометри, Гопса как на своих идейных предшественников, и объявляют себя сторонниками классического материализма, и критикуют материалистов и дуалистов.

Мир состоит из материалистических сущностей и, следовательно, человек с его психикой в принципе не отличается от остальной природы. Успехи наук о человеке (психология и другие) породили потребность в философско-теоретическом осмыслении этого знания. Научный материализм претерпел определённую эволюцию в направлении от физического редукционизма, к диалектическому материализму. Любая попытка объяснить высшую форму развития (например человека) с точки зрения с позиции механики называется механизм ( синоним - редукционизм).

Разновидности научного материализма:

· Элиминативный материализм

· Редуктивный материализм

· Функциональный материализм

· Эмерджентный (эмерджентистский) материализм

1. Элиминативный материализм (Армстронг и Рорти).

Представители этого направления рассматривают ментальное, как фиктивное (несуществующее). Армстронг «Материальная теория сознания» говорил, что современная наука показывает, что психические - есть (якобы) на самом деле мозговые процессы.



Вульгарные материалисты, сознание как разновидность материи.

Армстронг говорил, что человек обладает, лишь, физическими, химическими, биологическими свойствами, которые могут быть редуцированы (сведены), исключительно к физическим свойствам.

Рорти говорил, что ментальные термины, например «ощущения» являются терминами обыденного языка, они должны быть элиминированы (убраны) в ходе развития науки (особенно нейрофизиология) и заменены точными научными терминами. Ментальная онтология столь же архаично, как онтология средневекового человека, который объяснял болезни воздействиями ведьм. Подобно тому, как язык ведьм был заменён языком современной медицины, язык алхимии – химией, язык астрологии – астрономией, ментальный язык будет заменён языком науки. Сознание по Рорти подлежит такой же элиминации, как и понятие Бога.

2. Редуктивный материализм (или «теория тождества»). Представители: Фейгл и Смарт.

Позиция: ментальное это подкласс физического. Они тождественны. Ментальные термины и нейрофизиологические имеют одинаковые значения (достигается полный монизм). Научные материалисты пытаются смягчить эту позицию. Однако провести полное тождество в отношении ментальным и физическим невозможно. Если свойством ментальных событий является то, что они даны человеку (субъекту) непосредственно и носят личностный характер, то физические события носят публичный характер (можем наблюдать).

3. Функциональный материализм (Фодор, Патнем)

Психические явления эквивалентны не физическим процессам, а определённо функциональным состояниям живой системы по аналогии функционирования с ЭВМ. Ментальные феномены – это специфические мозговые состояния, определяемые мозговой нейродинамикой.

4. Эмержентный материализм. Возник в 70-е годы 20-го века. Представителями являются Бунге и Марголис.

Главная концепция – духовное явление это продукт развития сложных материалистических систем и присущи им как целостным образованиям.

Марко Бунге (аргентино-канадский учёный философ). Главная идея: психическое свойство является системным свойством нейронных структур мозга, но Бунге не подчёркивает качественной специфики социальных систем, остаётся в рамках психобиологического подхода к проблеме сознания.

А американский философ Марголис (книга «Личность и сознание», в 1986г. на русском языке) говорил, что личность не существует вне культуры. Сознание это не свободный атрибут материи, который в процессе её эволюции приобретает сначала интенциональные (психические), а затем культурные свойства. Марголис опровергает ту точку зрения, согласно которой только идеализм и дуализм в состоянии объяснить духовные и творческие способности личности. Не смотря на позитивную эволюцию в концепции «научных материалистов» нет места для категории идеального, которая позволит адекватно выразить специфику духовных явлений.

 

megaobuchalka.ru

НАУЧНЫЙ МАТЕРИАЛИЗМ - это... Что такое НАУЧНЫЙ МАТЕРИАЛИЗМ?

    НАУЧНЫЙ МАТЕРИАЛИЗМ — направление в англоязычной аналитической философии 2-й пол. 20 в. в решении психофизической проблемы на интерсубъективном языке. Внешним фактором его появления явилось развитие новых областей знания — нейронаук, когнитивных наук, психолингвистики, теории искусственного интеллекта и др. Его философские источники — необихевиоризм Б. Скиннера, логический бихевиоризм Дж. Райла, физикализм Р. Карнапа, концепция приватного языка Л. Витгенштейна. Основные представители — Г. Фейгл, Дж. Смарт, Д. Армстронг, Р. Рорти, П. Фейерабенд, У. Селларс, Дж. Фодор, К. Уилкес, П. Черчленд, М. Бунте, Дж. Ким, Д. Деннет и др.     Дискуссии в научном материализме в целом ведутся в рамках физикалистской парадигмы, включающей в себя физикалистский монизм и детерминизм (“все есть физическое, и все подчинено физическим законам”). Философская специфика данного направления состоит в обсуждении всех вопросов в “лингвистическом ключе”: о способах говорения, о ментальном и физическом и возникающих при этом логических, семантических и эпистемологических трудностях. Предметом анализа является разветвленный куст подпроблем, входящих в проблему сознания,— интенциональность, самость, личностное, свобода воли, язык, идеальное, однако центральным является вопрос об отношении духовного (ментального) и телесного (the mind-body problem). В постановке этой проблемы научный материализм близок к Гоббсу, Гольбаху или Ламетри: “если признать сознание отличной от тела онтологической сущностью, как объяснить интеракцию разнородного: тела, имеющего пространственно-временные характеристики, и сознания, не имеющего таких характеристик?” Прежней остается и цель — опровержение картезианского дуализма. Новые смысловые оттенки проявляются в формулировке обсуждаемых вопросов. Удостоверяет ли существование сознания прямая интроспекция своего внутреннего Я? Поскольку нельзя непосредственно ощущать чужую боль, не означает ли это, что мы не можем знать значение ментальных терминов, употребляемых др. людьми, таких, как “боль”, “радость”, “желание”, и ментальный язык не может быть интерсубъективным? Не достигается ли интерсубъективность в описании психических состояний человека на “публичном” языке нейрофизиологии и поведенческих наук? Является ли язык инструментом сознания, или то, что именуют этим последним термином, есть только языково-коммуникативная деятельность? Возможно ли сконструировать физическую систему, скажем компьютер, т. о., чтобы он воспринимал себя самосознаюшей самостью, ощущающей боль? Установки, составляющие костяк научного материализма, исключают идеализм и иррационализм, вместе с тем являются достаточно широкими, чтобы в их рамках предлагать более радикальные (теория тождества, элиминативный материализм и др.) и менее радикальные версии (функциональный материализм, атрибутивный материализм и др.).

    Физикалистский импульс этому течению задал Р. Карнап (1931), в рамках концепции единой науки выдвинувший идею трансляции языка психологии на язык физики. Г. Фейгл (1958) счел эту идею нереальной и предложил тезис о тождестве духовного и физического, согласно которому ментальные термины обычного языка и нейрофизиологические термины, используемые в науке для описания сознания, семантически различаются между собой, однако относятся к одному и тому же референту. Данное тождество не является эмпирическим или логическим, оно подобно тождеству терминов “Утренняя звезда” и “Вечерняя звезда”, относящихся к одному и тому же объекту — планете Венера. Австралийские философы Дж. Дж. Смарт (1963) и Д. Армстронг (1968) предложили другое толкование тождества: высказывания о ментальных состояниях могут быть транслированы в то, чтоДж. Райл назвал “предметно-нейтральными” высказываниями, какими мы пользуемся, напр., когда говорим: “Что-то вызывает рак”, не зная подлинных причин рака. Философ может предполагать, что это “что-то” и есть процессы мозга, однако подтверждением могут служить только эмпирические исследования ученых. Логические трудности данной позиции связаны с отождествлением разнородного: ощущение запаха розы и нейрофизиологические процессы — это не одно и то же.

    Более радикальная стратегия предложена элиминативизмом: вовсе изъять категорию “сознание” из философского языка. П. Фейерабенд (1963), одним из первых высказавший эту идею, утверждал, что с созданием совершенного материалистического языка ментальные термины изменят свой смысл и будут вытеснены научными. Р. Рорти (1965) поддержал эту идею: вытеснение менталистского языка научным будет происходить так же, как в медицине при объяснении болезней происходила элиминация средневекового “языка ведьм”. Всякое сущее для того, чтобы его признать объектом интерсубъективного обсуждения, должно быть фиксировано в языке; понятие сознания не имеет референта, лингвистически невыразимо, строится наложной посылке об интроспективном доступе сознающего к своему сознанию, поэтому его нельзя признать особой реальностью. “Природа сознания” исчерпывается социолингвистической коммуникацией и поведением людей (1979). П. Черчленд (1984) считает ложными стратегии на трансляцию языков (Р. Карнап) или установление тождества (Г. Фейгл, Дж. Дж. Смарт, Д. Армстронг) из-за допущения в них возможности интертеоретической редукции высказываний “фолк-психологии” к высказываниям научной психологии, пользующейся нейрофизиологическим языком. В сфере “фолк-психологии” объяснения опираются на посылки, не имеющие интерсубъективной значимости: они выражают информацию от первого лица — “я чувствую боль”, которая у другого лица может иметь качественно другое основание. Поскольку терминам “фолк-психологии” нет точных коррелятов в научном языке, ее понятия ждет такая же судьба элиминации, которая постигла физические понятия “флогистон”, “движущиеся небесные сферы” и др. Основная трудность тезиса об элиминации категории “сознание” состоит в его противоречии субъективной уверенности человека в реальности собственного сознания и прямого доступа к своему Я. Вызывает сомнение возможность, не прибегая к ментальному языку, выразить богатую гамму человеческих чувств (Дж. Серль, Т Нагель). Не отрицая конкуренции языка фолкпсихологни и научного языка, многие критики видят в ней процесс взаимной коррекции, а не вытеснения.     Стратегия более умеренных фуккционалнстских теорий строится на использовании компьютерных аналогий. Сознание рассматривается как интегрированная система психологических состояний индивида, каждый элемент которой соотносится со всеми др. элементами и каждая новая информация — с его верованиями в прошлом. Считается, что потенциальные каузальные взаимоотношения психологических состояний в принципе могут быть актуализированы в разных физических структурах — в человеческом теле, “твердой” программе компьютера и др. Сторонники функционалистской теории X. Патнэм ( 1960), Д. Деннет (1978) утверждают, что ментальные состояния реализуются в теле таким же образом, каким “мягкая” программа компьютера реализуется в “жесткой”. Трудность функционализма состоит в том, что, если отбросить компьютерные аналогии, он воспроизводит старый бихевиоризм, т. е. позицию, отождествляющую сознание с диспозицией организма вести себя определенным образом в ответ на соответствующие стимулы. Имеются и другие версии научного материализма— эмерджентный материализм (М. Бунге, Дж. Марголис), теоретический материализм (Дж. Корнмен) и др.     Загадка отношения духовного и телесного активизировала не только антикартезианскую, но и картезианскую традицию философской мысли, точно так же апеллирующую к науке, но и настаивающую на уникальности и нередуцируемости феномена сознания. В современном дуализме множество позиций: интеракционизм (К. Поппер, Дж. Экклз), дуализм свойств, эпифеноменализм, психофизический параллелизм и др. Признание реальности или нереальности сознания в конечном счете зависит от того, какая гипотеза принимается за стратегическую: о наличии у человека природной диспозиции к усвоению языка (в терминах Н. Хомского — “ментального органа языка”), или гипотезу о чистой социальности языка. Др. словами, спор монистов и дуалистов упирается в решение фундаментальной проблемы об отношении биологического и социального.     Лит.: Смарт Дж. Дж. Конфликтующие точки зрения по проблеме объяснения.— В кн.: Структура и развитие науки. М., 1978, с. 137—152; Юдина Н. С. “Научный материализм” и проблема психофизического тождества.— В кн.: Проблема метафизики в американской философии XX века. М., 1978, с. 241—262; Бунге М. Несостоятельность психофизического дуализма.— “ФН”, 1979, № 2; Марголис Д. Личность и сознание. М., 1986; Дубровский Д. И. О книге Дж. Марголиса и его концепции “эмерджентистского материализма”.— Марголис Д. Указ. соч., с. 5—30; ДэвидсонД. Материальное сознание.— В кн.: Аналитическая философия. Избранные тексты. М., 1993, с. 131—143; Армстронг Д. М. Материалистическая теория сознания.— Аналитическая философия, с. 121—130; Рорти Р. Философия и зеркало природы, ч. I. Новосибирск, 1997; Патнэм X. Философия сознания. М., 1999; Деннет Д. Онтологическая проблема сознания,— В кн.: Аналитическая философия: становление и развитие. М., 1998, с. 360—375; Серль Д. Мозг, сознание и программы.— Аналитическая философия, с. 376—400; Ситар R. Die Physicalische Sprache als Universalsprache der Wissenschaft.— “Erkenntnis”, II, 1931, p. 432—465; Ryle G. The Concept of Mind. L„ 1949; FeiglH. The “Mental” and “Physical”.— “Minnesota Studies in the Philosophy of Science”, vol. 3, ed. by Feigel H. et al. Minneapolis, 1958, p. 370—457; FeyerabendP. Materialism and the Mind-Body Problem.— “The Review of Metapliysics”, 1963, N17; Smart J.J. Philosophy and Scientific Realism. L.—Atlantic Highlands, 1963; Armstrong D. M. A Materialist Theory of Mind. L.—Atlantic Highlands, 1968; FodorJ. The Language of Thought. N.Y., 1975; DennettD.C. Brainstorms. Montgomery, 1978; Wikes K. V. Physicalism. L.—Atlantic Highlands, 1978; Wilson Eclg. The Mental as Physical. L., 1979; Bunge M. Scientific Materialism. Dordrecht—Boston—L., 1981; Churchland P. Matterand Consciousness. Cambr.—L., 1984.

    Н. С. Юдина

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001.

dic.academic.ru

научный материализм это что такое научный материализм: определение — Философия.НЭС

“НАУЧНЫЙ МАТЕРИАЛИЗМ”

одно из течений совр. немарксистской философии. Представители “Н. м.” ограничивают свои изыскания в основном психофизической проблемой, подходя к ней в значительной мере в рамках терминологии естественнонаучного материализма, прибегая подчас к неореалистическим и позитивистским формулировкам. Возникновение “Н. м.” связывают с работой У. Плейса “Является ли сознание мозговым процессом” (1956) и с книгой Д. Армстронга “Материалистическая теория духа” (1968). К числу осн. представителей “Н. м.” принадлежат также Д. Смарт, Г. Фейгл, Р. Рорти, М. Бунге, Д. Марголис; примыкали к “Н. м.” одно время У. Селларс-старший и Фейерабенд. Различают элиминативную, редуктивную и эмерджентную разновидности “Н. м.”. Первая из них (Р. Рорти и др.) исключает (“элиминирует”) психические процессы из научного и философского рассмотрения и отвергает саму психофизическую проблему, как верно и неизбежно ведущую к дуализму. Эта версия “Н. м.” утверждает, что предметом психологии и философии должно быть поведение человека, тогда как духовные явления — это несущественные “добавочные” эпифеномены. Редуктивная (лат. reductio — отодвигание назад, возвращение) версия “Н. м.” склоняется к метафизическому материализму с примесью вульгарного материализма, а также нек-рых неореалистических положений (Неореализм) у Д. Армстронга и физикалистских (Физикализм) у Г. Фейгла. Эмерджентная (лат. появляться, возникать) версия “Н. м.” (М. Бунге, Д. Марголис) отличается попытками частично использовать диалектический закон перехода количественных изменений в качественные (напр., в трактовке духовного как функции мозга, качественно несводимой к свойствам, функциям и продуктам отдельных нейронов). Представители этой версии “Н. м.” не видят диалектики обратного воздействия сознания на материальный мир и социального генезиса сознания, игнорируют его социальную природу. Различие между тремя видами “Н. м.” относительно, нередко у одних и тех же его представителей эклектически соединяются разные тезисы.

Оцените определение:

Источник: Философский энциклопедический словарь

«НАУЧНЫЙ МАТЕРИАЛИЗМ»,

материалистич. направление в совр. бурж. философии, сформировавшееся в кон. 50-х гг. в США и Австралии. Осн. представители - Г. Фейгл, Дж. Старт, Д. Армстронг, Дж. Корнмен, Т. Нагель, Р. Рорти, П. Фейерабенд, Дж. Шаффер и др. Идейные истоки «Н. м.» - логический позитивизм и аналитич. бихевиоризм, его развитие стимулировали достижения биохимии, физиологии, психологии, кибернетики. «Н. м.» реабилитирует онтологич. проблематику и фиксирует внимание на классич. психофизич. проблеме, объявлявшейся логич. позитивизмом «псевдопроблемой».

Центр. тезис «Н. м.» состоит в том, что человек в принципе ничем не отличается от остальной природы, сознание сводимо к состояниям центр. нервной системы, к функционирующему мозгу, следовательно, методы естествознания, в частности физики, способны дать исчерпывающее описание человеч. существа. Духовные явления, по мнению «науч. материалистов», тождественны физическим, составляют их подкласс. Возможность полной редукции духовного к физическому должна быть строго доказана науч. исследованиями, что оказывается необходимым условием создания монистич. онтологич. концепции. Название «Н. м.» подчеркивает, что обоснование материализма полностью зависит от науки и производится ее средствами. Расхождения в трактовке таких понятий, как «ментальное» и «физическое», а также в построениях моделей редукции психического к физическому порождают разные формы «Н. м,». «Элиминативный материализм» предполагает, что с развитием науки возможна элиминация всех «ментальных» терминов и замена их точными науч. терминами (Фейерабенд, Рорти и др.). «Теоретич. материалисты» утверждают, что тождество «ментального» и «физического» возможно лишь как «теоретич.» редукция, вследствие к-рой наблюдаемый объект сводится к теоретич. объекту (Корнмен и др.). Особое место в рамках «Н. м.» занимает кибернетизированный, или «функциональный материализм» (X. Патнэм, Дж. Фодор н др.), согласно к-рому психич. процессы эквивалентны не физич. процессам, а определ. функциональным состояниям живой системы; функциональные свойства нередуцируемы к известным физич. свойствам. «Функциональный материализм» свидетельствует о кризисе радикальнофизикалистских концепций «духовного» и «телесного». В русле «Н. м.» стала усиливаться тенденция к «эмерджентистскому материализму» (Дж. Марголис, Н. Свартц, Р. Сперри и др.), защищающему материалистич. принципы, выступающему против радикального физикализма и апеллирующему к диалектике. Явления жизни, психики, культуры определяются в качестве эмерджгнтных свойств высокоразвитых материальных систем, образующих новое качество, целостность и не сводимых к свойствам отд. элементов или подсистем той системы, котор

terme.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *