Чайковский времена года описание произведения – П. И. Чайковский “Времена года” Весна / описание каждой пьесы

Содержание

П. И. Чайковский "Времена года" Весна / описание каждой пьесы

"Песня жаворонка". Март

"Поле зыблется цветами,
В небе льются света волны.
Вешних жаворонков пенья
Голубые бездны полны"
А.Н.Майко

Первая пьеса из весеннего цикла посвящена марту, когда из-под снега пробиваются нежные и хрупкие цветы, возвращаются из теплых краев птицы, а на проталинах в лесу щебечет жаворонок, согревшийся под ласковыми лучами солнца. Пение жаворонка символизирует весну, поэтому лиричная и неторопливая мелодия напоминает перекличку птиц, свободный полет над родными просторами и создает легкое, немного грустное и мечтательное настроение. Легкие трели постепенно стихают, в лесу наступает ночь, и всё замирает в ожидании следующего дня.

Эпиграфом к этой пьесе композитором было использовано стихотворение поэта Аполлона Майкова, рассказывающее про полет жаворонка в небе, радостно поющего хвалу весне, распускающимся цветам и щедрому солнцу.
 

"Подснежник". Апрель

"Голубенький чистый
Подснежник: цветок,
А подле сквозистый
Последний снежок.
Последние слезы
О горе былом
И первые грезы
О счастьи ином..."
А.Н.Майков

Как только с полей и лесных полян сходит снег, а на полянах начинает пробиваться из-под старых листьев и хвои зеленая трава, появляются подснежники. Природа пробуждается, отправляя к свету своих первых посланников. Как и цветок подснежник, месяц апрель очень любим русским народом, особенно женщинами, ему посвящают стихи поэты, подчеркивая белизну и прозрачность колокольчиков, напоминающих о том, что весна окончательно вступила в свои права. Начало пьесы Чайковского «Март» пронизано трогательными мотивами, похожа на тихий, головокружительный вальс, который сменяется эмоциональными аккордами, а затем приглушенно звучащими мажорными нотами. В начале первого раздела пьеса более воздушная, к середине игра становится более эмоциональной и спускается до нижних октав, а затем снова возвращается к легкому и чувственному вальсу.

Это музыкальное произведение также посвящено одному из стихотворений А.Н. Майкова, в котором подснежник сравнивается с надеждой, а практически растаявший снег с позабытыми горестями и тревогой.

"Белые ночи ". Май

"Какая ночь! На всем какая нега!
Благодарю, родной полночный край!
Из царства льдов, из царства вьюг и снега
Как свеж и чист твой вылетает май!"
А.А.Фет

Петр Чайковский много лет прожил в Петербурге, поэтому одну из своих пьес он посвятил знаменитым «белым ночам», начинающимся в конце мая. Свежесть ночи, когда на улице светло, практически, как днем, томная нега последних дней весны, за которыми наступает жара, теплое солнце – всё это отражено в переливчатой и льющейся музыке фортепьяно, полной противоречий. То мелодия устремляется вверх, заставляя испытать возвышенные чувства и восторг, затем опускается на несколько октав, предавая душу тяжелым думам.

Произведение состоит из нескольких разделов, коротких, лиричных отступлений, радостных аккордов, коротких реприз и спокойного, медленного финала, представляющего зрителю светлое небо и строгую северную красоту.

xn----8sbiecm6bhdx8i.xn--p1ai

Времена года (Чайковский) — Википедия

«Времена года» — известный фортепианный цикл П. И. Чайковского, состоящий из 12 характеристических картин, опус 37 bis.

История создания

Идея цикла и заглавия пьес принадлежала Н. М. Бернарду, издателю журнала «Нувеллист», с которым Петр Ильич сотрудничал с 1873 года. Примерно в ноябре 1875 года Бернард посылает Чайковскому заказ на фортепианный цикл. Письмо Бернарда не сохранилось, однако его содержание легко себе представить на основании ответа композитора от 24 ноября 1875 года: «Получил Ваше письмо. Очень благодарен Вам за любезную готовность платить мне столь высокий гонорарий. Постараюсь не ударить лицом в грязь и угодить Вам. Я пришлю Вам в скором времени 1-ю пьесу, а может быть и разом две или три. Если ничто не помешает, то дело пойдет скоро: я очень расположен теперь заняться фортепианными пьесками. Ваш Чайковский. Все Ваши заглавия я сохраняю»

. Следовательно, названия пьес, то есть сюжетов-картинок были предложены композитору издателем.

В декабре того же года в журнале «Нувеллист» появляется объявление об издании в следующем году нового цикла пьес Чайковского. О работе композитора над циклом почти ничего не известно, кроме того, что начал работу он в Москве. 13 декабря 1875 года композитор писал Н. М. Бернарду: «Сегодня утром, а может быть и вчера еще Вам высланы по почте две первые пьесы Я не без некоторого страха препроводил их к Вам: боюсь, что Вам покажется длинно и скверно. Прошу Вас откровенно высказать Ваше мнение, чтобы я мог иметь в виду Ваши замечания при сочинении следующих пиэс. <…> Если вторая пьеса покажется негодной, то напишите мне об этом <…> Если Вы пожелаете пересочинения „Масленицы“, то, пожалуйста, не церемоньтесь и будьте уверены, что к сроку, то есть к 15-му января, я Вам напишу другую. Вы платите мне такую страшную цену, что имеете полнейшее право требовать всяких изменений, дополнений, сокращений и пересочинений»

Пьесы, очевидно, удовлетворили Н. М. Бернарда, так как были изданы точно в положенный срок и в полном соответствии с автографом.

При издании пьес в журнале «Нувеллист» пьесы получили поэтические эпиграфы. По-видимому, инициатором этого был Бернард. Неизвестно, знал ли Пётр Ильич заранее о включении эпиграфов, и обсуждался ли с ним выбор стихов, но так как все прижизненные издания включали их, композитор так или иначе это одобрил.

Все заглавия пьес были придуманы Бернардом, но к двум из них Чайковский внес свои дополнения: «Святки» получила подзаголовок Вальс, а «Жатва» — Скерцо. В поздних изданиях П. И. Юргенсона подзаголовки композитора были утрачены.

13 декабря 1875 года началась подготовка первых пьес к изданию (на тот момент были готовы 2 пьесы). Пьесы Чайковского открывали каждый номер, кроме сентябрьского, в котором журнал открывала «Сербская походная песня» в переложении для фортепиано композитора В. И. Главача, что было откликом на антитурецкое восстание в Герцеговине. В конце 1876 Бернард выпустил пьесы отдельным сборником с заглавием «Времена года». Здесь общее название цикла употреблялось впервые и было дано опять таки Бернардом. На обложке были изображены 12 картинок.

Видео по теме

Состав цикла

«Январь. У камелька»

Эпиграф из А. С. Пушкина:

«И мирной неги уголок
Ночь сумраком одела,
В камине гаснет огонёк,
И свечка нагорела.»

«Февраль. Масленица»

Эпиграф взят из П. А. Вяземского:

«Скоро масленицы бойкой
Закипит широкий пир.»

В «Масленице» композитор изображает сцены народного гуляния, веселья и задора.

«Март. Песнь жаворонка»

Эпиграф из А. Н. Майкова:

«Поле зыблется цветами,
В небе льются света волны,
Вешних жаворонков пенья
Голубые бездны полны.»

«Апрель. Подснежник»

Эпиграф из А. Н. Майкова:

«Голубенький, чистый подснежник – цветок,
А подле сквозистый последний снежок.
Последние слёзы о горе былом
И первые грёзы о счастье ином.»

«Май. Белые ночи»

Эпиграф из А. А. Фета:

«Какая ночь! На всём какая нега!
Благодарю, родной полночный край!
Из царства льдов, из царства вьюг и снега,
Как свеж и чист твой вылетает Май!»

«Июнь. Баркарола»

Эпиграф из А. Н. Плещеева:

«Выйдем на берег, там волны
Ноги нам будут лобзать,
Звезды с таинственной грустью
Будут над нами сиять.»

«Июль. Песня косаря»

Эпиграф из А. В. Кольцова:

«Раззудись, плечо,
Размахнись рука!
Ты пахни в лицо,
Ветер с полудня!»

«Август. Жатва»

Эпиграф из А. В. Кольцова:

«Люди семьями принялися жать,
Косить под корень рожь высокую!
В копны частые снопы сложены,
От возов всю ночь скрипит музыка.»

«Сентябрь. Охота»

Эпиграф из А. С. Пушкина (Граф Нулин):

«Пора, пора! Рога трубят;
Псари в охотничьих уборах;
Чем свет уж на конях сидят;
Борзые прыгают на сворах.»

«Октябрь. Осенняя песнь»

Эпиграф из А. К. Толстого:

«Осень, осыпается весь наш бедный сад,
Листья пожелтелые по ветру летят.»

«Ноябрь. На тройке»

Эпиграф из Н. А. Некрасова:

«Не гляди же с тоской на дорогу,

И за тройкой вослед не спеши,
И тоскливую в сердце тревогу
Поскорей навсегда затуши.»

«Декабрь. Святки»

Эпиграф из В. А. Жуковского:

«Раз в крещенский вечерок
Девушки гадали:
За ворота башмачок,
Сняв с ноги, бросали.»

Избранная дискография

Сборник «Времена года» принадлежит к числу наиболее исполняемых фортепианных сочинений Чайковского. Многие пианисты исполняли и записывали отдельные пьесы из сборника (например, С. В. Рахманинов, С.Т. Рихтер). Ниже приведены некоторые аудиозаписи сборника целиком:

  • 1939-1947 Константин Игумнов (CD Dante Productions HPC068)
  • 1957? Лев Оборин (LP Мелодия 33Д-04104-5)
  • 1986 Михаил Плетнёв (CD (p) 1991 Международная книга MK 418008)
  • 1990 Ансамбль скрипачей Сибири (CD Мелодия: А10 00667 004).
  • 1998 Владимир Ашкенази (CD Decca 466 562-2)
  • 2004? Денис Мацуев (CD RCA Red Seal 82876799612)
  • 2016 Андрей Писарев (CD SMC CD 0203)

Ссылки

wiki2.red

П. И. Чайковский "Времена года" Зима / описание каждой пьесы

"Святки". Декабрь:

Раз в крещенский вечерок
Девушки гадали,
За ворота башмачок
Сняв с ноги бросали."
В.А.Жуковский

Приближаются рождественские деньки и святки, девушки гадают, бросая башмачок на дорогу, крепкий мороз не пугает веселых ряженых, идущих с песнопениями от дома к дому. Эпиграфом к пьесе стало описание святок Жуковским, под впечатлением которого Петр Чайковский вдохновленно написал праздничную и веселую пьесу, где вальсирующие и уплывающие вдаль звуки напоминают святочные песни и хороводы.

С эпизодами вальса в произведении чередуются быстрые фрагменты, которые вновь переходят в более спокойную мелодию и передают безмятежность людей, собравшихся возле наряженной елки.

"У камелька". Январь:

"И мирной неги уголок
Ночь сумраком одела.
В камине гаснет огонек,
И свечка нагорела."

А.С.Пушкин

Зима во всей красе, крестьянские дети дышат на узоры замерзшего кона и просятся на улицу. Еле-еле теплится огонь у домашнего камелька, женщины и девушки занимаются домашней работой, прядут, вышивают, готовят еду, сопровождая каждое свое действие народной песней. Эта пьеса композитора навевает лирическое настроение, хочется предаваться мечтам, засыпая у открытого огня и роняя книгу.

Ностальгия по лету звучит в теплых и открытых звуках, мечтательной и сентиментальной мелодии. Переливы пассажей с короткими и быстрыми мотивами создают легкую музыкальную аллегорию, постепенно затихая, как в тепле тает снег, принесенный с улицы и лежащий на поленьях вязанки дров, как растворяется мечта, о которой думаешь перед сном.

"Масленица". Февраль:

"Скоро масленицы бойкой
Закипит широкий пир."
П.А.Вяземский.

Последний месяц зимы – долгожданная масленица и пир горой, перед началом поста нужно как следует повеселиться, чтобы вспоминать потом до праздника светлой Пасхи. Так в эпиграфе к этому музыкальному сочинению писал замечательный поэт Петр Вяземский, тоже любивший описывать природу и времена года.

У Чайковского «февраль» получился озорным и веселым, полным потех и народных забав, увенчанных звонким смехом детворы. Звучат русские народные инструменты, молодежь гуляет по улицам и поет песни, один музыкальный сюжет сменяется другим, легкоузнаваемым и связанным с названием темы.
Ритмичная мелодия постоянно перебивается громкими аккордами и низкими нотами – это шумит и заливается смехом толпа, провожая зиму и празднуя скорый приход весны.

xn----8sbiecm6bhdx8i.xn--p1ai

П. И. Чайковский "Времена года" Осень / описание каждой пьесы

"Охота". Сентябрь

"Пора, пора! Рога трубят:
Псари в охотничьих уборах
Чем свет уж на конях сидят;
Борзые прыгают на сворах."
А.С.Пушкин

Первые дни осени приносят с собой возможность предаваться любимой забаве, как господ, так и простолюдинов – охоте. И эпиграфом к этому произведению стало четверостишие авторства Пушкина, подчеркнувшего охотничий азарт, громкий гул рожков и лай своры борзых. Словно вторя ему, Чайковский начинает пьесу с громких аккордов – зова охотничьих рожков. Быстрое аллегро в середине пьесы имитирует погоню и взмыленных лошадей, нетерпеливых всадников, наклонившихся в седле.

Страсть сентябрьской охоты разгорается от радости поймать добычу и заготовить на зиму припасы. Небывалый азарт только успевает захватить слушателей, как лирическая мелодия рисует в воображении крадущихся по следу зайца гончих, веселую и шумную погоню и финал – ловлю беглеца и конец охоты.

"Осенняя песнь". Октябрь

Осень, осыпается весь наш бедный сад,
Листья желтые по ветру летят..."
А.К.Толстой

В качестве эпиграфа для поэтического описания октября Чайковский выбрал коротенькое двустишие А.Н. Толстого, в котором по ветру летят желтые листья, осыпающиеся с деревьев в саду. Слышится стук спелых яблок, падающих на крышу, грустный шелест листвы и печаль увядающей природы передают тихие аккорды, вот в середине пьесы легкие трели напоминают о теплых лучиках солнца, проскальзывающих в сад и освещающих золото убранства деревьев.

Трепетное чувство, охватывающее душу, дарит последнюю надежду на тепло, а затем природа вздыхает, темп замирает и затихает. Лирическая зарисовка пьесы очень душевна, она дает насладиться запахом костра и прозрачным осенним воздухом со свежестью первых, вечерних заморозков.

"На тройке". Ноябрь

"Не гляди же с тоской на дорогу
И за тройкой вослед не спеши
И тоскливую в сердце тревогу
Поскорей навсегда затуши."
Н.А.Некрасов

Некрасов писал о ноябре, преддверии русской зимы, как о первой пороше, на которой оставляет след тройка, звенящая издалека веселым колокольчиком, разгоняющим тревогу на душе. Чайковский тоже пьесу «ноября» посвятил исконно русскому сюжету – быстрой езде на тройке лошадей, радости первому снегу и пока ещё не колючему ветру, овевающему щеки. Морозы уже бодрят, но солнце светит ярко, и снег блестит по копытами мчащихся коней.

Зимний пейзаж прекрасен, его подчеркивает аллюр – темп, взятый в середине произведения, а грустные отголоски высоких и тонких нот сменяются приближением звука колокольчика, протяжной песней ямщика – мелодией, затихающей вдали.

xn----8sbiecm6bhdx8i.xn--p1ai

Чайковский. Времена года. Январь - У камелька

ВРЕМЕНА ГОДА

Январь. У камелька

И мирный неги уголок
Ночь сумраком одела,
В камине гаснет огонек,
И свечка нагорела...
(А. С. Пушкин)

Камелек - это специфически русское название камина в дворянском доме или какого-либо очага в крестьянском жилище. В долгие зимние вечера у очага (камина) собиралась вся семья. В крестьянских избах плели кружева, пряли и ткали, при этом пели песни, грустные и лирические. В дворянских семьях у камина музицировали, читали вслух, беседовали. Пьеса «У камелька» рисует картинку с элегически - мечтательным настроением.

Эпиграфом являются четыре строки из второй строфы стихотворения Пушкина «Мечтатель» (1816).

Мы далеки от мысли упрекать Чайковского за то, чего в его сюжете нет. А нет в нем объемности или, лучше сказать, многоплановости мысли Пушкина. Из стихотворения взято лишь несколько строк, что понятно и объяснимо: ведь это всего лишь эпиграф, и строки эти чудесно «озвучены». Но смысловая гамма у Пушкина шире и богаче: его стихотворение (причем стоит заострить внимание на дате его создания и юном возрасте автора) как раз и выражает идею аллегорического толкования годичного круга и зимы как завершения этого круга, а шире — жизненного пути человека. Кстати, трудно с полной уверенностью сказать, какое время года имеется в виду в стихотворении. Некоторые уверяют, что стихотворение посвящено осени1. Судите сами. Вот стихотворение полностью.

По небу крадется луна,
На холме тьма седеет,
На воды пала тишина.
С долины ветер веет,
Молчит певица вешних дней
В пустыне темной рощи,
Стада почили средь полей,
И тих полет полнощи;

И мирный неги уголок
Ночь сумраком одела,
В камине гаснет огонек,
И свечка нагорела;
Стоит богов домашних лик
В кивоте небогатом,
И бледный теплится ночник
Пред глиняным пенатом.

Главою на руку склонен,
В забвении глубоком,
Я в сладки думы погружен
На ложе одиноком;
С волшебной ночи темнотой,
При месячном сиянье,
Слетают резвою толпой
Крылатые мечтанья,2

И тихий, тихий льется глас;
Дрожат златые струны.
В глухой, безмолвный мрака час
Поет мечтатель юный;
Исполнен тайною тоской,
Молчаньем вдохновенный,
Летает резвою рукой
На лире оживленной.

Блажен, кто в низкий свой шалаш
В мольбах не просит счастья!
Ему Зевес надежный страж
От грозного ненастья;
На маках лени, в тихий час,
Он сладко засыпает,
И бранных труб ужасный глас
Его не пробуждает.

Пускай, ударя в звучный щит
И с видом дерзновенным,
Мне слава издали грозит
Перстом окровавленным,
И бранны вьются знамена,
И пышет бой кровавый –
Прелестна сердцу тишина;
Нейду, нейду за славой.

Нашел в глуши я мирный кров
И дни веду смиренно;
Дана мне лира от богов,
Поэту дар бесценный;
И муза верная со мной:
Хвала тебе, богиня!
Тобою красен домик мой
И дикая пустыня.

На слабом утре дней златых
Певца ты осенила,
Венком из миртов молодых
Чело его покрыла,
И, горним светом озарясь,
Влетала в скромну келью
И чуть дышала, преклонясь
Над детской колыбелью.

О, будь мне спутницей младой
До самых врат могилы!
Летай с мечтаньем надо мной,
Расправя легки крылы;
Гоните мрачную печаль,
Пленяйте ум... обманом,
И милой жизни светлу даль
Кажите за туманом!

И тих мой будет поздний час:
И смерти добрый гений
Шепнет, у двери постучась:
«Пора в жилище теней!..»
Так в зимний вечер сладкий сон
Приходит в мирны сени,
Венчанный маком и склонен
На посох томной лени...

Форма пьесы — сложная трехчастная с кодой. Музыка создает настроение покоя, умиротворенности и уюта, интимности обстановки. Мелодию легко напеть, она покоится на мягком аккомпанементе, голоса которого в свою очередь тоже очень мелодичны и вызывают представление о струнном по природе звучании: гибкое ведение смычка, разнообразие в степени его нажима — все это наилучшим образом может передать мельчайшие колебания и оттенки интонации. Эта аналогия может подвигнуть пианиста к поиску подобных эффектов на фортепиано. Большое удовольствие доставляет пьеса, когда слышишь искреннее и естественное ее интонирование. Но именно здесь заключается проблема: преувеличение в динамике, назойливость в интонировании мелодии, излишне аффектированная игра, что называется, «на публику», сентиментальные «охи-ахи», на которые падок невзыскательный слушатель, словом, малейшее прегрешение против хорошего вкуса способно погубить истинное обаяние этой музыки — опасность, подстерегающая даже опытных исполнителей (в дальнейшем мы не будем больше касаться этой темы, но будем помнить, что в связи с творчеством П. Чайковского эта проблема стоит остро).

Сложность трехчастной формы, которую использовал здесь Чайковский, заключается в том, что каждая из трех ее основных частей сама по себе трехчастна, Так, в разделе А после первого ясного и спокойного изложения главной музыкальной мысли композитор, не уходя от нее, в середине вычленяет некоторые ее характерные обороты, дробит их на короткие попевки, более настойчиво утверждает их — здесь они звучат вопросами, не находящими ответа. И вот наконец ответ — первоначальная фраза пьесы. Это ее проведение и есть реприза первой части. Цельность этой части достигается тем, что нигде не теряется из виду главный мотив — именно он (а не новая тема) дает материал для развития в этой первой части.

Действительно новая музыкальная мысль возникает в средней части пьесы (В). Её можно уподобить внезапно нахлынувшему воспоминанию. Музыка звучит с романтическим подъемом, взволнованно. Невольно вспоминаются и другие страницы Чайковского, например сцена письма Татьяны («Кто ты: мой ангел ли хранитель…») или ария Ленского («Что день грядущий нам готовит?»). Огромное мастерство требуется, чтобы новые музыкальные идеи (в средней части), с одной стороны, контрастировали с музыкой крайних частей, с другой — находились с ней в художественном единстве. Совершенно очевидно, что не всякое «новое» годится в дело. Чайковский в этом смысле может считаться непревзойденным мастером. И всегда интересно не только интуитивно чувствовать, что такое единство пьесы налицо, но и понимать, какими средствами это достигнуто.

На одно из них обратим внимание. В среднем разделе этой средней части (напоминаем, что форма пьесы сложная трехчастная) эмоциональный подъем приводит к кульминации, в которой звучит, несколько раз повторяясь, действительно новая мысль, изложенная более весомыми длительностями (четвертями), над каждой из которых композитор помещает значок акцента (галочку), чтобы придать музыке гимнический характер. Однако обрамляет этот эпизод мотив, как бы извлеченный или, вернее, проросший из зерен первоначальной темы пьесы. Здесь, в кульминации, эти два элемента борются, накатывают две волны нарастания и спада, и в конце концов побеждают все-таки интонации первой музыкальной мысли пьесы. Волнение проходит, мелодия постепенно освобождается от аккомпанемента, на миг становится буквально вокальной и солирующей, движение замедляется и совсем останавливается (пауза на целый такт, к тому же с ферматой, то есть со знаком, разрешающим остановку на нерегламентируемое время: все зависит от глубины выражения чувств и… хорошего вкуса!). Слушатель в ожидании…

Наступает реприза пьесы (раздел А1). Исполнителю решать, как ее трактовать: мечты и воспоминания (образы средней части) улетучились, и мы опять, как в начале пьесы, ощущаем себя «у камелька» — «здесь и сейчас». Другими словами, образы средней части – это наша активная действительность, а реприза — воспоминание о чем-то давно прошедшем. В коде пьесы звучат интонации средней части, все стихает (ppp — еще тише, чем pianissimo). Мы остаемся в ожидании…

 

1. Первая строфа рисует скорее картину осени – пусть поздней: «на воды пала тишина» (в январе все воды уже скованы льдом), «стада почили средь полей» (никаких стад на полях в январе не бывает). О зиме упоминается в последней строфе, но и здесь эти строки звучат как описание только еще наступающего состояния.

2. Интересно сравнить эти строки со словами в сонете, который предваряет концерт «Зима» в знаменитом цикле Антонио Вивальди «Времена года»:

Как сладко в уюте, тепле и тиши
От злой непогоды укрыться зимою.
Камина огонь, полусна миражи.
И души замерзшие полны покоя.

Текст Александра Майкапара
По материалам журнала «Искусство»

На постере: Игорь Эммануилович Грабарь. Иней (1905)

music-fantasy.ru

Пётр Ильич Чайковский. Фортепианный цикл «Времена года»

C 1873 г. Пётр Ильич Чайковский сотрудничал с журналом «Нувеллист» – первым в России музыкально-критическим изданием. Композитор написал для него несколько романсов, а в конце 1875 г. издатель журнала Николай Матвеевич Бернард заказал ему фортепианный цикл. Письмо издателя не сохранилось, но из ответного послания Петра Ильича следует, что тематику и заглавия пьес предложил Бернард. Журнал выходил ежемесячно, и потому весьма подходящей представлялась тема двенадцати месяцев года – картин природы и народного быта, соответствующих каждому из них. Чайковский, по его собственному признанию, был в то время «очень расположен заняться фортепианными пьесами» и за работу принялся с энтузиазмом. Уже к середине декабря были завершены две первые пьесы, хотя «Февраль» вызывал у автора некоторые сомнения.

В декабрьском номере «Нувеллиста» фортепианный цикл Чайковского был анонсирован, а начиная с января следующего года в каждом номере публиковалась одна из пьес (исключение было сделано только один раз – в сентябрьском номере в связи с восстанием в Герцеговине вместо очередной пьесы Чайковского была опубликована «Сербская походная песня»). Каждая пьеса сопровождалась стихотворным эпиграфом – это были строки из произведений Александра Пушкина, Василия Жуковского, Петра Вяземского, Аполлона Майкова, Алексея Толстого, Афанасия Фета, Алексея Плещеева, Николая Некрасова, Алексея Кольцова. Вероятно, эпиграфы были подобраны Бернардом – большим знатоком русской литературы. Принимал ли в этом участие композитор, остается неизвестным – но ни при журнальной публикации, ни при последующих прижизненных изданиях Петр Ильич против них не возражал.

В конце 1876 г. Бернард издал все двенадцать пьес отдельным сборником, озаглавив его «Времена года». Когда состоялось первое исполнение цикла, как он был оценен критиками, неизвестно, но пьесы получили большое распространение.

Во «Временах года» нет ни тематических связей, ни обобщающего финала – они не объединены ничем кроме «сезонной» тематики. И это неудивительно, ведь при создании цикла композитор не рассчитывал на его целостное исполнение – предполагалось преподносить читателям журнала по одной пьесе в месяц, восприятие цикла как единого целого при таких обстоятельствах было невозможно в принципе. Пьесы, создававшиеся для журнальной публикации, были рассчитаны на любительское исполнение и потому не отличаются особой технической сложностью – они доступны ученикам музыкальных школ. Но художественные достоинства этих пьес, их эмоциональная глубина, тонкость, привлекают к ним внимание профессиональных концертирующих пианистов. Во «Временах года» отразились характерные черты творчества и мироощущения композитора – глубокая лиричность, любовь к русской природе, господство песенной стихии в музыкальном языке. Песенность особенно ярко проявляется в пейзажных пьесах («Подснежник», «Баркарола», «Осенняя песня») – все эти лирические музыкальные пейзажи основаны на свободно льющихся мелодиях широкого дыхания. В процессе развития мелодии переносятся в другие регистры (словно передаваясь от скрипки к виолончели), обрастают дополнительными мелодическими голосами – столь же напевными, как основная мелодия. К ним примыкает «уютная» картинка «У камелька», в элегической мелодии которой слышатся даже отголоски речевых интонаций.

Наряду с пейзажными зарисовками во «Временах года» воплощены картины из жизни русского народа («Песня косаря», «Масленица», «Жатва»). В этих народно-бытовых сценах используются разнообразные колористические приемы: перезвон бубенцов и имитация звучания гармоники в «Масленице», подражание рогу в «Охоте». Впрочем, звукоизобразительность не чужда и пейзажным зарисовкам: в «Песне жаворонка» птичье щебетание передано настолько ясно, что природный прообраз музыкального материала без труда угадывают даже маленькие дети.

Жанровая основа пьес зачастую проявляется весьма своеобразно. Так, применительно к «Подснежнику» можно говорить об оттенке вальсообразности – но именно об оттенке, назвать эту пьесу вальсом в подлинном смысле все же нельзя. «Жатве» сам Чайковский предпослал подзаголовок «Скерцо». «Баркарола» – вопреки своему заглавию – не имеет никаких характерных признаков этого жанра: она написана в размере 4/4, без всякого намека на трехдольность, нет в пьесе и характерного «покачивающегося» аккомпанемента. Некоторое недоумение способно вызывать использование вальса в пьесе «Святки». Впрочем, в ту эпоху вальс настолько вошел в русский музыкальный быт, что его иностранное происхождение уже не имело особого значения. Правда, вальс не танцевали в крестьянской среде – но ведь святочных гаданий не чуждались и девушки-дворянки (достаточно вспомнить пушкинскую Татьяну).

В фортепианном цикле «Времена года» воплощены самые типические реалии русской жизни – от пейзажей до бытовых сцен.

 

Все права защищены. Копирование запрещено

musicseasons.org

П. И. Чайковский "Времена года" Лето / описание каждой пьесы

"Баркарола". Июнь

"Выйдем на берег, там волны
Ноги нам будут лобзать,
Звезды с таинственной грустью
Будут над нами сиять"
А.Н.Плещеев

Эпиграфом к пьесе стало четверостишие А.Н. Плещеева, в котором описывается шелест волн Финского залива в Петербурге, и сияющие в небе звезды. О чем может рассказать слушателю это произведение? О солнечной Венеции, где гондольеры неторопливо рассекают водную гладь, медленно проплывая под изогнутыми мостами, о певучести итальянских песен, плавности лодок или романтичной лирике музыки, когда в каждом такте мелодия словно раскачивается, напоминая трели мандолины. 

Как и многие пьесы Чайковского из цикла «Времена года», эта часть разделена тремя вступлениями: успокаивающей мелодией, более эмоциональными аккордами и тихими, звуками, напоминающими удаляющийся всплеск лодки и эхо голосов.

"Песнь косаря". Июль

"Раззудись, плечо Размахнись рука!
Ты пахни в лицо, Ветер с полудня!"
А.В.Кольцов

Июль – веселые песни хлебопашцев, начинающих сбор урожая, равномерная и слаженная косьба, народные песни, падающие наземь спелые колосья ржи и веселый смех во время перерыва в работе. В любом виде искусства – живописи, стихотворениях, прозе, музыке - широко воспевается косьба, рисуется картина бескрайнего поля с островками стогов, усталые крестьяне, довольные урожаем.

У Чайковского на протяжении всей пьесы звучат интонации, повторяющие ритмичность народных песен, в аккомпанементе слышны аккорды, имитирующие звуки народных музыкальных инструментов, навевающих воспоминания о деревенской страде и вечере, приносящем долгожданную прохладу.
 

"Жатва". Август

"Люди семьями
Принялися жать,
Косить под корень
Рожь высокую!
В копны частые
Снопы сложены.
От возов всю ночь
Скрыпит музыка."
А.В.Кольцов

Вот и осень на пороге, журавлиных стай прощальный плач, рожь в поле высока, но ее уже почти скосили и собрали в копны оставшиеся на голой равнине снопы. Уныло скрипит телега, отвозя хлеб домой. Так видит август русский поэт А.В.Кольцов, и его слова находят отголоски в пьесе Чайковского, завершающей летнюю часть концерта. Работали в поле семьи крестьян от рассвета до заката, возвращаясь домой с тихими песнями, тогда как на поле для поддержания духа пели громко и заливисто.

Пьеса «Жатва» звучит у Чайковского в ритме скерцо, с постоянным подъемом мелодии к высоким нотам, с лирическими отступлениями, описывающими живописные пейзажи. Так крестьянин, подняв голову к небу и утирая пот со лба, окидывает взглядом окрестности и тихо радуется окончанию жатвы. Это самая живая и вдохновенная часть «Времен года», отражающая любовь композитора к русскому народу.

xn----8sbiecm6bhdx8i.xn--p1ai

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о