Культура мордвы – Культура Мордовии

Культура Мордовии

Республика Мордовия – http://www.mordoviyarsp.ru/culture/

Культура
В Мордовии сохранилось большое число археологических, архитектурных и культурных памятников, среди которых: Имеркские стоянки — уникальный комплекс древних поселений эпохам неолита и энеолита в Зубово-Полянском районе; поселение Ош Пандо в Дубенском районе, где были открыты следы пребывания племен так называемой балановской (или фатьяновской) культуры бронзового века; Андреевский курган у села Андреевка Большеигнатовского района с образцами древнемордовской культуры; Старобадиковские могильники, Шокшинский могильник, Виндрейское городище, Итаковское городище. В 3,5 км к северо-западу от села Теньгушева находится Теньгушевское городище, в котором сохранились оборонительные сооружения — земляной вал высотой до 4 м и оплывший ров.
Среди важнейших культурных памятников Мордовии — Огаревская аллея в Старом Акшине (Старошайговский район) — родовом имении русского поэта и общественного деятеля Н. П. Огарева.

Основные архитектурные памятники Мордовии относятся к 18-19 вв.: Макаровский погост (село Макаровка близ Саранска), ансамбль которого включает комплекс Иоанно-Богословского монастыря и бывшую усадьбу Полянских; ансамбль Спасо-Преображенского монастыря в поселке Учхоз (18 в.) на правом берегу реки Мокши близ города Краснослободска; усадьба И. А. Арапова в городе Ковылкино ( начало 19 в.), в которой сохранены господский дом, конюшня и другие хозяйственные постройки. Среди памятников храмовой архитектуры — Троицкая церковь в селе Андреевка (1751), Никольская церковь в неорусском стиле (конец 19 века) в селе Вольно-Никольское (Атрьевский район), церковь Косьмы и Дамиана (1897) в селе Русские Дубровки (Атяшевский район), Петропавловская церковь (1831) в селе Починки (Большеберезниковский район) и др. Одним из немногочисленных памятников исламской архитектуры является мечеть в селе Тювеево (Темниковский район), каменное здание которой было выстроено в 1913.

Культура Мордовии – http://www.regtime.ru/owa/rt/rt_digest.html?a_id=27393

Крупнейшие музеи: Мордовский республиканский объединенный краеведческий музей с 9 филиалами в районах республики, Мордовский республиканский музей изобразительных искусств имени С. Д. Эрьзи с 3 филиалами, Музей боевого и трудового подвига c филиалом — музеем А. И. Полежаева. Кроме государственных, в республике имеется более ста[18] небольших музеев на общественных началах, в том числе созданные при образовательных учреждениях, некоторых предприятиях.
Крупнейшая библиотека республики — Национальная библиотека имени Пушкина в составе НИ “МГУ им. Н. П. Огарева”.
В России широко известен Государственный театр кукол Республики Мордовия. Основной репертуар театра — народные сказки.
В начале XX века мировую известность получил скульптор Эрьзя. Значение его творчества широко пропагандируется в республике, поскольку в своих работах он уделял значительное внимание в том числе и мордовской культуре.

Национальная эрзянская и мокшанская культура представлена несколькими популярными исполнителями, исполняющими современные песни на мокшанском и эрзянском языке, а также несколькими коллективами, исполняющими традиционную музыку. Среди них выделяется группа Торама, основанная в 1990 году Владимиром Ромашкиным. Исполнители мокшанских и эрзянских песен представляют свой репертуар в республике, а также на посвящённых финно-угорской культуре мероприятиях в России и за рубежом.

Мордовский культурный центр- http://мордва-тольятти.рф/istoriya-kultura/obychai-i-tradicii/

…..Главная составная часть духовной культуры мордовского народа, являются народные обряды, объединяющие элементы устно-поэтического творчества драматического, декоративно-прикладного искусства. Они рязделяются на сезонные, связанные с традиционными занятиями (земледелием, скотоводством, пчеловодством и др.), семейные (родильные, свадебные, похоронные и поминальные), церковные.В обрядах мордвы постепенно произошло переплетение языческих и христианских элементов.

Наиважнейшим событием жизни любого человека, его близких и родных, является создание семьи. Это событие сопровождалось разнообразными обрядами. Свадебные традиции и обряды, в принципе, были одинаковы у разных этнических и территориальных групп мордвы, хотя имеется ряд особых обрядовых составляющих.

Мордовская танцевальная культура
Заимствуя некоторые характерные особенности национальной пластики соседних народов, мордовский народ тем не менее оставался верен своим строгим манерам: сдержанная, твёрдая, определенная поступь в танце; положение рук, принимающих три или четыре статичных движения; положение головы — гордо поднятая; осанка прямой спины. Если, к примеру, в русском танце есть присядка, любой притоп идет с наклоном корпуса, то в мордовском наоборот — существует лишь полуприсядка и прямой корпус. Скромность девушки не в склоненной голове и застенчиво опущенных глазах, как в русском танце, а во внутренней собранности. Она смотрит прямо, взгляд ее строг, ни тени жеманства, либо пустого кокетства, при этом девушка не заигрывает с юношей, а демонстрирует свою уверенность и твердость. Черты характера мордвы — бескомпромиссность, доходящая до щепетильности, настойчивость и упорство — передаются в национальном танце: ничего лишнего, все графично, четко и определенно. Юноша не ведет девушку в танце за руку, как в русском, а наоборот, сопровождает ее рядом. Два гордых, два достойных один другого. Мордовский танец наивен и прост, но этим-то по-своему красив.

Современная культура Мордовии – http://www.spravka13.ru/catalog.html?cid=245

Культура Мордовии представлена огромным многообразием культурных заведений, творческих художественных коллективов, ансамблей, организаций. Все это преумножается разнообразием традиционной мордовской национальной культурой. Национальный колорит культурной жизни Саранска и Мордовии в целом ощущается сразу же при въезде в Мордовию. В Республике очень много делается как для развития современной культуры и искусства, так и для сохранения национальной культуры, обычаев, традиций и старинных мордовских обрядов.

Культурные учреждения Мордовии и ее столицы – Саранска, представлены большим разнообразием. В республике имеется несколько театров. Несколько музеев расскажут об истории Мордовии, ее единения с народами России, о развитии и становлении современной Мордовии и Саранска, о трудных военных днях республики, о ее людях, заслугах и наградах. Множество выставочных залов имеют в своих запасниках шедевры искусства от известных мастеров живописи, скульптуры, фотографии. Художественные салоны и художественные галереи всегда открыты для посещений паломниками от искусства.
В республики существует несколько художественных коллективов различного направления в искусстве. Это и ансамбли песни и танца, хоровые коллективы, театральные труппы, сольные исполнители. Многочисленные молодежные коллективы представляющие все жанры искусства. Все это пополняется народным творчеством, многочисленными любителями из непрофессиональной среды. Для всего этого многообразия распахнуты двери концертных залов и национальных театров.
Жители Саранска и районов Мордовии часто являются зрителями веселых праздничных программ и народных гуляний. Зачастую сами жители Мордовии являются непосредственными участниками культурных программ и участвуют в народных творческих постановках.
Для любителей самого массового вида искусства – кино, в Саранске и Мордовии имеется множество современных кинотеатров. Зрители самого разного возраста и любители различных жанров кино, смогут по своему желанию выбирать удобные сеансы для просмотра кинофильмов.

Большая страна. Республика Мордовия- http://www.bigcountry.ru/page1.php?idm=75
…..
История мокшан и эрзян в их песнях
Ой, село, село, красивое, село Сурское,
На нижнем конце его гудит бор.

Ой, в том бору звери — сурки да белки.
На верхнем конце села — березовая роща.
В той роще красивые птицы.
Издалека слышны мордовские песни, потому что они всегда громко поются, даже печальные. Большинство песен народ сложил давным-давно. Жизнь у мордовского народа была очень тяжелой. Трудолюбивые мокшане и эрзяне жили на берегах больших рек — Суры и Мокши. Вырубали лес, на той земле распахивали поля, сеяли хлеб. Но не всегда им удавалось собрать свой урожай. Набегут враги, сожгут поля, людей в плен возьмут.
На берегу маленькой речушки стояло маленькое мордовское село. И жил там мальчик, который очень любил слушать бабушкины сказки и мамины песни. Чуть подрос мальчик, услышал много других песен-сказок. И все они ему очень нравились. Год слушает, два слушает, переслушать не может: песен оказалось так много, что мальчик просто растерялся. И вот однажды проезжал через их село странный человек. Он тоже слушал песни. Но не просто слушал, а записывал. Увидел странный человек, что деревенский паренек слушает песни как зачарованный. И поведал он ему один секрет. Оказывается все песни можно записать со словами и мелодией. Только для этого надо знать особые знаки — ноты. А мальчик-то не только нот, — букв даже не знал. Но странный человек сказал, что всему можно научиться. Только надо ехать в большой город — Москву.
Не испугался мальчик дальней дороги; когда немного подрос, попрощался с мамой и другими односельчанами и пошел. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Времени-то прошло много, и он так много разных музыкальных секретов узнал. И в Москве хорошо было. Однако верно говорят: «В гостях хорошо, а дома лучше». Вспоминал он все время мамины песни, мордовские. И вот, поклонился он Москве, да и отправился домой в Мордовию. Стал записывать паренек песни, какие слышал. И вдруг заметил, что у него совсем не те песни получаются, какие от других слышит, а свои собственные. Да все разные: колыбельные и шуточные, праздничные и героические. И не удивительно, что паренек сам стал придумывать такую же красивую музыку, какую умеет сочинять народ. Ведь у людей-то он этому и научился. Только оказались песни его странными и называться они стали по-разному: музыкальная пьеса, прелюдия, кантата, сюита, опера. И теперь уже другие люди приходили к нему, чтобы послушать его добрую музыку. Он первым на мордовской земле научился волшебству сочинения музыки и заслужил от людей почетные звания: «Народный артист Мордовии», «Заслуженный деятель искусств России».
Леонтий Петрович Кирюков — первый мордовский композитор
Это был Леонтий Петрович Кирюков — первый мордовский композитор. Леонтий Петрович родился в 1895 году в деревне Пичевка Зубово-Полянского района. Его мама была великой мастерицей петь мордовские народные песни, и за это ее любили все односельчане. Послушать замечательную певицу приезжал из Саранска известный ученый Макар Евсевьевич Евсеев. Это и был тот самый странный человек, направивший паренька учиться. Из Москвы в Мордовию он вернулся настоящим композитором. Сочинил оперы, концерт для скрипки с оркестром, фортепьянные пьесы, много песен, пьесы для баяна. Л. П. Кирюков помог открыть в Саранске музыкальное училище, музыкальный театр. И сам он стал учителем для тех, кто любил музыку.
Ой, шумят сады вишневые,
Лету ягодному быть.
Сердцу близкую Мордовию
Разве можно не любить.
Мой край родной — мордовская земля!
Тебе слагаю песни я свои.
Люблю твои раздольные поля.
Суры и Мокши чистые струи,
Люблю твоих нарядов простоту,
Твои обряды, звучный твой язык,
Твоих сказаний смелую мечту,
Которой с детства я внимать привык.
Петр Гайни
Родина великих людей
Мордовия богата и своей природой, где поля часто чередуются с тенистыми лесами и дубравами, где множество рек протекает по обширной территории, и своими талантами: писателями, краеведами, учеными, музыкантами и художниками.
Заслуженный писатель Мордовии Сергей Степанович Ларионов (1908—1991) родился в селе Анаево, в той местности, где полевой простор перемежается с бескрайними лесами, уходящими далеко за горизонт. Он рано познал тяжелый крестьянский труд. Писал рассказы и повести. По плечу был и сложнейший жанр романа. С большим интересом общественность республики встретила такие крупноплановые произведения, как «Теплыми руками», «Три ветра» и, конечно же, «Хрустальные колокола» — роман о заводских рабочих, о становлении промышленности в Мордовии.
******
Имя скульптора Эрьзи широко известно и в нашей стране и за рубежом. Мордвин Степан Дмитриевич Нефедов взял себе псевдонимом название одной из этнографических групп мордовского народа — эрзи. Это не просто дань уважения народу, давшему ему жизнь, но и признание того, что истоки его таланта, неиссякаемая жизнеутверждающая мощь произведений — в их национальной самобытности и исконной народности. Прошедший большую жизненную школу, хорошо знавший и талантливо, смело претворявший в своем творчестве традиции мирового и русского искусства, скульптор всегда при этом оставался сыном своего народа.
Будущий скульптор родился в 1876 году в деревне Баево Алатырского уезда Симбирской губернии в семье крестьянина. С детства его окружала великолепная природа родного края — дремучие леса, живописная речка Бездна, превращавшаяся весной в бурный стремительный поток, ее крутые скалистые берега, а также необозримые пространства полей и холмов. Одним из самых сильных впечатлений, оставшихся от детства стали произведения народного гения — добротные деревянные дома, украшенные затейливой резьбой, изумительные по изяществу и яркости отделок костюмы односельчанок, удобные и вместе с тем поражающие легкостью и мастерством исполнения всевозможные предметы, которыми каждый день пользовались в крестьянской избе — кувшины, ложки, сундуки, прялки.
Таким образом, в основу формирования уникального художественного дара Степана Нефедова легло все то, что было исконно присуще искусству древнего мордовского народа. Блестящие природные данные молодого скульптора получили развитие в Московском училище живописи, а затем — в скульптурных ателье Европы (1907—1914). Мордовский скульптор провел 7 лет в Италии и Франции. В 1909 году в Венеции он впервые участвует в Международной художественной выставке работами «Последняя ночь осужденного» и «Автопортрет», добиваясь не только успеха и признания своего таланта, но укрепляя тем самым авторитет русского искусства за рубежом. Годы, проведенные в Италии и Франции, явились для молодого Эрьзи великолепной школой мастерства, которая дает полное основание считать его не только одним из самых талантливых, но и профессионально подготовленных русских скульпторов начала ХХ века.
В 1927 году Эрьзи оказался в Буэнос-Айресе. Именно в Аргентине совершенно неожиданно для самого себя он обнаружил то, что искал вот уже несколько лет, — необыкновенный материал, с которым впоследствии будет неизменно связано его творчество, дерево местного происхождения — кебрачо. Его необыкновенная твердость, выразительный рисунок древесины, широкий диапазон оттенков, а также живописное своеобразие наростов с самого начала определили особенности манеры исполнения произведений. Творчество Эрьзи хорошо знали за границей, но мало кто вспоминал его на родине. А ведь только о ней постоянно думал стареющий скульптор. Находясь на чужбине, он справедливо тревожился за судьбу своих произведений. С. Эрьзи вернулся в Советский Союз в 1950 году. Он сумел сохранить и доставить на родную землю свои произведения — плод многолетней напряженной работы, порой невыносимо тяжелой, но вместе с тем подарившей ему столько радости. И в своей московской мастерской скульптор продолжал упорно трудиться, боясь отложить резец хоть на мгновенье, ведь именно он был единственной нитью, связывавшей его с искусством — смыслом всей его жизни. Скульптор Степан Эрьзи умер 27 ноября 1959 года. Его похоронили в Саранске; и хотя его прах теперь навечно связан с родной мордовской землей, его искусство, не знающее границ, принадлежит всему человечеству.
******
Ф. В. Сычков один из основоположников мордовского профессионального изобразительного искусства
В Кочелаево расположен дом-музей художника Федота Васильевича Сычкова. Знаменитый мордовский художник родился в крестьянской семье 13 марта 1870 года в селе Кочелаево ныне Ковылкинского района Республики Мордовия. Федот Сычков с раннего детства увлекался живописью. Он стал Заслуженным деятелем искусств России и Мордовии, Народным художником Мордовии, одним из основоположников мордовского профессионального изобразительного искусства. К его лучшим академическим произведениям относят «Портрет матери», «Автопортрет» и «Письмо с войны». Ценители искусства знают и любят Федота Васильевича по картинам «Молодая», «Катание с горы», «На посиделки», «Ледоход», «На базаре». С 1960 года в Мордовском республиканском музее изобразительных искусств имени С. Д. Эрьзи размещена постоянная экспозиция его произведений.
Федот Васильевич — ученик И. Е. Репина. А первые навыки рисования он получил в земской школе у П. К. Дюмаева (1877—1880). В 1880—х годах работал подмастерьем у подрядчика по росписи церквей в Сердобске Пензенской губернии. Писал иконы, выполнял портреты на заказ. В 1892 году Сычков уехал в Санкт-Петербург в Рисовальную школу Общества поощрения художеств. В 1895—1900 учился в Высшем художественном училище живописи, скульптуры и архитектуры в мастерских Н. Д. Кузнецова и А. О. Ковалевского. Одновременно брал частные уроки у И. Е. Репина. После Октябрьской революции 1917 года Федот Васильевич жил в Мордовии: в селе Кочелаево, городе Наровчате, в 1956 году поселился в Саранске.
В годы учебы в школе, а затем в Академии художеств он неизменно приезжал в родное село, писал этюды, черпая вдохновение в милой его сердцу сельской жизни. После окончания Академии художеств он возвратился в родное село, где прожил до 1956 года. Свыше 700 великолепных работ живописца, находящихся в фондах музея, это лишь часть его огромного творческого наследия. Его полотна переполняют оптимистическим звучанием счастье жизни, любовь к простым людям и родному краю. Главная тема жизнерадостного творчества Ф. В. Сычкова, его портретов и бытовой картины — жизнь русских и мордовских крестьян, их будни и праздники.
Сычков принадлежит к числу значительных, но малоизвестных художников первой половины ХХ века. Работал он преимущественно как жанрист и пейзажист. Расцвет его творчества приходится на 1910-е годы; тогда же сформировалась живописная манера, основные черты которой сохранялись в советские годы. Свои картины Сычков писал свободным широким мазком, пастозными насыщенными красками. Кроме Мордовского республиканского музея изобразительных искусств имени С. Д. Эрьзи в Саранске, произведения Сычкова находятся во многих музейных собраниях, в том числе в Государственной Третьяковской галерее, Екатеринбургском музее изобразительных искусств и других музеях.
Город на болотах
На территории республики более 1000 историко-культурных памятников
История образования Мордовского края начинается с 1641 года, как острог на Атемарской засечной черте. Саранск — один из старейших городов Среднего Поволжья. У него яркая биография. Первоначально Саранск имел военное значение. Он возник как военная крепость на юго-восточной сторожевой черте Московского государства, основан на перекрестке больших гужевых трактов, соединявших Астрахань с Москвой, Крым с Казанью. Был тесно связан с крестьянскими войнами под предводительством Степана Разина и Емельяна Пугачева. Здесь жили: поэт-демократ А. И. Полежаев, скульптор с мировым именем С. Эрьзи, известный художник Ф. В. Сычков, классик мордовской профессиональной музыки Л. П. Кирюков. На сегодняшний день он представляет собой культурный центр. Значительный интерес для туристов представляют историко-культурные памятники, которых на территории республики более 1000. Гостям Саранска интересно будет пройти по его оживленным улицам и площадям, отдохнуть в парках, осмотреть музеи, побывать в театрах и посетить памятные места.
Саранск расположен на пологих холмах, прорезаемых долинами рек Инсар и Саранка. Зеленые массивы пригородных лесов, вплотную подступившие к жилым кварталам, стали частью городского пейзажа. Здесь растут дуб, липа, клен и другие деревья.
Если внимательно посмотреть на карту Мордовии, то невольно обратишь внимание на то, что она пестрит названиями с одинаковой основой — «сар»: Саранск, Инсар, Санаксара, Сарга, Инсаровка, Большая Сарка, Малая Сарка и т.д. Это слово встречается и на картах соседних с Мордовией областей. В переписях мордовских населенных пунктов, проводившихся в XVII и XVIII веках, встречаются также слова сара, сарлей, саргужа, сарпомра. Слово «сара» в финском, карельском, эстонском и в других финно-угорских языках употреблялось и ныне употребляется для обозначения болотистых, засоченных мест. Саранск действительно возник на берегу, окруженном большими сарами.
От глаз людских укрывшись в чаще,
Стоял, задумчив и высок,
Черноволосый, сильный пращур,
С улыбкой глядя на Восток…
Свистели птицы спозаранку
Над безымянною рекой,
И он назвал ее Саранкой,
Как будто бы цветок лесной…
Из-за ремня топор он вынул,
И эхо вздрогнуло кругом,
Когда он, напрягая спину,
Почал здесь ставить первый дом…
Б. И. Просвирин «Начало»
Саранская крепость имела почти квадратную форму. Река Саранка протекала по территории крепости. Со всех сторон крепость была окружена земляным валом с угловыми деревянными башнями и высоким частоколом. С наружной стороны вала тянулись глубокие рвы, с внутренней — возвышались еще и деревянные стены с приспособлениями для обороны. За более чем трехвековую историю город был свидетелем многих событий. В 1670 году Саранская крепость была осаждена и взята отрядами Степана Разина, после чего Саранск становится одним из опорных пунктов разинцев. В 1774 году в город вошел со своим войском Е. И. Пугачев, встреченный населением с большими почестями. В XVIII веке город постепенно превращается в торгово-промышленный центр. Зерно, пенька, кожа, мясо, мед — вот основные предметы сбыта. В городе развиваются мелкие кустарные кожевенные, маслобойные, салотопенные предприятия, продукция которых пользовалась большим спросом на рынке.
В XIX веке опустошительные пожары (1817, 1825 и 1869 гг.) уничтожили почти весь город. Однако каждый раз он отстраивался заново. В конце XIX века через Саранск прошла линия Московско-Казанской железной дороги. Строительство дороги оживило экономическую и политическую жизнь края. Стал расти и город Саранск, превратившийся в довольно крупный торговый центр Среднего Поволжья. Самая длинная улица в Саранске — улица Полежаева. Ее история началась в XVII веке. Свое нынешнее название улица получила в 1938 году в связи со столетием со дня смерти поэта Александра Ивановича Полежаева. Ныне она пересекает 14 продольных улиц, ее длина составляет почти три километра.
******
Мордовский республиканский музей изобразительных искусств имени С. Д. Эрьзи является не только крупнейшим культурным центром республики, но также одним из самых значительных музеев Поволжья, национальной сокровищницей Республики Мордовия. Музейная коллекция насчитывает свыше 14 тыс. единиц хранения, десятая часть которых экспонируется в его залах. Основу и центральную часть коллекции составляют произведения двух гениев мордовского края — С. Д. Эрьзи и Ф. В. Сычкова.
Коллекция русского дореволюционного искусства насчитывает около 500 произведений.
Особое место занимают работы академика живописи И. К. Макарова (1822—1897), жизнь которого связана с мордовским краем. Здесь им было создано полотно «Две молодые мордовки» — первое художественное изображение мордовской женщины, за которое он получил звание художника. 19 замечательных портретов этого удивительного мастера были переданы музею внуком художника, главным хранителем Музея-усадьбы Кусково.
В Саранске прошли детские годы блестящего графика Серебряного века В. Д. Фалилеева (1878—1950), мастера цветной гравюры. В музее хранятся 177 работ выдающегося русского художника.
Большое наслаждение получит зритель в залах классического искусства. Здесь экспонируются произведения русских и зарубежных художников XVII—XIX веков, среди которых известные мастера В. И. Якоби, К. Е. Маковский, А. П. Боголюбов, А. К. Саврасов, К. А. Коровин, В. А. Серов и другие.
Образцом высокого профессионализма являются живописные произведения известных отечественных художников 1960—70—х годов Е. Е. Моисеенко, В. Е. Попкова, А. М. Грицая, В. И. Иванова. В музее широко представлено изобразительное искусство Мордовии в его развитии от социалистического реализма 1930—50—х до этнофутуризма и авангарда 2000-х годов. Лучшие образцы декоративно-прикладного искусства Мордовии представлены в специальном отделе. Здесь можно увидеть поразительные по красоте мордовские костюмы, украшения, колоритную бытовую утварь. Богато представлены также художественное стекло и фарфор.
******
В Саранске есть и музей мордовской культуры. Фонды музея насчитывают более трех тысяч единиц хранения, в числе которых уникальная коллекция из 30 деревянных скульптур XVIII века, более 40 книг XVIII-XIX веков, свыше 1000 предметов быта и этнографии, а также богатая коллекция оригинальных фотографий.

 

Последнее обновление: 9 июня 2018, 9:50

kitaphane.tatarstan.ru

История, культура, традиции мордовского (эрзя, мокша) народа

Введение

Мордовское национальное искусство представляет яркое, самобытное явление нашей современности. Среди искусств народов и народностей, входящих в состав РФ, художественное творчество мордвы выделяют свои особенности и черты, которые слагают неповторимость художественного характера. Традиции мордовского народного творчества восходят к глубокой древности, в них исток и корень национальной культуры.

Человек и природа, искусство и природа веками жили в единстве. Природа будила воображение, обогащала наблюдениями, оттачивала чувство красоты, оно формировалось в процессе труда.

Во все времена чувство прошлого соединялось с мечтой народа о будущем, рождало сказку, рождало творчество, неотъемлемое от жизни народа, от его истории, создавало культуру преемственности.

Духовная культура мордвы – одного из крупных народов, населяющих Поволжье – сформировалась в сложных исторических условиях. Мордва исконные жители лесного края – были издревле знакомы с художественной обработкой дерева, у всемирно известного скульптора С.Д. Эрзи немало достойных безвестных предшественников. В течение многих тысячелетий создавалась уникальная и неповторимая культура мордовского народа. Мы ещё до конца не осознали ту истину, что людей притягивает друг другу не только сходство, но и различие. Поэтому надо не стирать эти различия, а развивать и совершенствовать дальше.

 

Пояснительная записка

Внеурочные занятия дают детям возможность лучше узнать и изучить историю, культуру, традиции мордовского (эрзя, мокша) народа.

При составлении программы была использована программа «Культура народов Поволжья» [ Текст] : программа и методические рекомендации (А.Ш. Кержнер, В.А. Архипова, Н.С. Нурмухаметова, В.Д. Кирюшкина. – Ульяновск: УИПКПРО, 2011. – 92 с.

Воспитание детей на национальных традициях, в данном случае (история, культура, традиции мордовского народа), в наше время является одним из важнейших средств нравственно – эстетического воспитания.

Фольклор в школе – это уважение не только к своему народу, но и к другим народам, к их культуре, традициям.

Занятия побуждают у ребят интерес к золотому фонду мордовской песни, к национальным традициям, обрядам, быту и т.д., что даёт возможность, основываясь на симпатии ребёнка, развивать его межнациональное сближение в смешанной национальной среде.

На внеурочных занятиях органически сочетаются фронтальное воздействие на учащихся, индивидуальный подход, влияние на каждого ученика, так как занятия проходят небольшими группами (12 – 15 человек), где каждый ребёнок пробует свои силы как в пении, так и в игре.

Программа включает в себя лекции, тематические вечера, концерты, сценические постановки.

Актуальность данной программы заключается в развитии творческих способностей, преодолении языкового и культурного барьера в ситуации диалога разных культур.

Материал программы рассчитан на детей от 8 до 15 лет (разно – уровневое тематическое планирование ) и состоит из 8 разделов. Каждый из 8 разделов может использоваться относительно самостоятельно при углублении и расширении его в такой степени, которая определяется интересами учащихся и квалификацией педагога. Весь учебный процесс должен увязываться с сезонными работами и связанными с ними обрядовыми циклами, религиозными и бытовыми праздниками, юбилеями и знаменательными событиями, датами и т.д.

В календарно – тематическом плане педагог должен правильно организовать самостоятельную деятельность учащихся. Основное методическое требование – накопление знаний и закрепление умений в результате языковой, игровой по преимуществу, внеклассной работы, исключение принуждения и необходимости совершения больших волевых усилий со стороны ребёнка.

Работа по изучению истории, культуры, традиций мордовского народа осуществляется на двуязычной основе – на русском языке с введением элементов мордовского ( эрзя ) языка.

Учителю необходимо вести широкую разъяснительную и воспитательную работу среди родителей, привлекать их к проведению совместных мероприятий.

Программа курса «История, культура, традиции мордовского (эрзя, мокша) народа» в данном случае составлена для 5-8 классов по 2 часа в неделю.

Цель программы:

– развитие творческих способностей учащихся; воспитание духовно – нравственных ценностей через приобщение к традициям, истории и культуре мордовского ( эрзя, мокша) народа; формирование национальной культуры обучающихся.

Задачи:

Образовательные:

– обучить основам мордовского (эрзя) народного пения;

– обучить правилам культуры поведения;

– освоить и частично запомнить мордовские календарные обряды.

Развивающие:

– развить познавательную, творческую и общественную активность школьников в процессе концертных выступлений;

– развить память, мышление, воображение, фантазию, творческую инициативу;

– формировать эстетический вкус.

Воспитательные:

– воспитывать уважение к другим народам, заложить основы толерантности и нравственности;

– воспитывать стремление к практическому использованию знаний и навыков, полученных на занятиях;

– воспитывать чувство гражданственности.

Задачи данной программы опираются на принципы дидактики:

– наглядности;

– систематичности;

– связи теории с практикой.

Контроль – опрос, творческие задания, выступление перед родителями, проведение фольклорного праздника.

Личностные, метапредметные и предметные результаты освоения учебного курса

Личностными результатами освоения учащимися программы являются:

понимание культуры народов Поволжья как одной из основных ценностей, определяющих роль в развитии интеллектуальных, эстетических, творческих способностей и моральных качеств личности; его значение в процессе получения школьного образования.

осознание сохранения и развития культурных ценностей, укрепления добрососедства, уважения и братства.

Метапредметные результаты освоения учащимися программы:

способность определять цели предстоящей учебной деятельности и последовательность действий, умение оценивать свои результаты, адекватно формулируя ответы.

применение приобретенных знаний, умений и навыков на межпредметном уровне, в повседневной жизни.

овладение приемами отбора и систематизации материала на определенную тему; умение вести самостоятельный поиск информации, анализ и редактирование.

умение создавать устные тексты на заданную тему и правильно и свободно излагать их в процессе речевого общения.

Предметными результатами освоения учащимися программы являются:

представление Симбирского Поволжья как организма географического, духовного, и культурного единства, части которого исторически связаны хозяйственным взаимопониманием всех населяющих его народов.

овладение знаниями культур, религий, национальных традиций и интересов русского и мордовского народов Поволжья.

осознание возрождения этнокультурной памяти есть государственное и стратегическое единство, доказывающее миру свою волю и способность к миру и равновесию.

Предполагаемые результаты:

– наличие интереса мордовской (эрзя, мокша) песне, традициям, истории, обрядам;

– исполнять мордовские (эрзя) народные песни;

– научиться слушать и различать мордовскую (эрзя) речь;

– соблюдать общечеловеческие нравственные ценности: доброту, терпимость, сочувствие, любовь, уважение и т.д.

– участвовать в концертах и конкурсах, двигаться под мордовскую (эрзя, мокша) музыку;

– повысить сценическое мастерство.

Учебно-тематический план

 

Тема занятий

Кол –во занятий

1

Введение

1 ч

2

Происхождение и расселение мордовского народа

5 ч

 

Моя родословная.

    1 ч

     

    Этнографические группы.

      2 ч

       

      Песенные традиции Поволжья.

        2 ч

        3

        Материальная культура

        11 ч

         

        1. Исследователи мордовской культуры.

        1 ч

         

        2. Орудие труда.

        1 ч

         

        3. Мордовский народный костюм.

        2 ч

         

        4. Влияние русской культуры.

        2 ч

         

        5. Женские убранства.

        1 ч

         

        6. Свадебная одежда.

        2 ч

         

        7. Пища мордвы.

        1 ч

         

        8. Рецепты мордовской кухни.

        1 ч

        4

        Праздники, обычаи, обряды.

        21 ч

         

        1. Мордовские божества.

        4 ч

         

        2. Зимние мордовские обряды.

        4 ч

         

        3. Весенне – летние обряды.

        4 ч

         

        4. Осенние обряды мордвы.

        4 ч

         

        5. Мордовские моляны.

        2 ч

         

        6. Престольные праздники мордвы.

        3 ч

        5

        Устно – поэтическое творчество мордовского народа

        12 ч

         

        1. Игры и хороводы мордвы.

        5 ч

         

        2. Необрядовая поэзия.

        2 ч

         

        3. Жанры мордовской песни.

        6

        Профессиональная музыкальная культура мордовского народа

        11 ч

         

        1. Композиторы Мордовии.

        1 ч

         

        2. Музыкальные инструменты.

        2 ч

         

        3. Слушание и разучивание мордовских песен.

        8 ч

        6

        Выдающиеся земляки

        5 ч

         

        1. Национальные герои.

        2 ч

         

        2. Национальные художники и скульпторы.

        2 ч

         

        3. Первый мордовский поэт.

        1 ч

        7

        Заочное путешествие по городам Мордовии.

        6 ч

         

        1. Саранск – столица Мордовии.

        1 ч

         

        2. Темников – самый старый город.

        1 ч

         

        3. Театры Республики Мордовия.

        2 ч

         

        4. Итоговое занятие. Концерт.

        2 ч

         

        Всего

        72 ч

        Содержание

        Изучение истории, культуры, традиций мордовского (эрзя, мокша) народа как необходимое условие развития национальной мордовской культуры в целом. Понятия «малая Родина», «история семьи», «моя родословная». Понятия о певческих навыках. Слушание мордовских песен в исполнении ансамбля «Торамо».

        Происхождение и расселение мордовского народа.

        Историческая связь и совместная жизнь русского и мордовского народов. Исторический поворот в судьбе мордовского народа ( 1480г).

        Особенности расселения мордвы. Две основные этнографические группы мордвы: мокша и эрзя.

        Мордовское население Ульяновской области. В области проживают преимущественно мордва – эрзя.

        Материальная культура мордвы.

        Исследователи материальной культуры мордовского (эрзя, мокша) народа – А.П. Рябов, А.Ф. Юртов. Земледельческий и животноводческий уклад жизни мордвы. Озксы (моления) в честь животных (Каляда озксы), связанные с животноводством. Орудия труда.

        Причина исчезновения у мордвы (чувашей, марийцев, удмуртов) кузнецов, серебряников и других ремесленников (17 в.). Деревообработка. Обработка волокна, прядение, ткачество. Обработка кожи и меха. Изменения в мордовской одежде (конец 19 начало 20 в.). Чем больше в одежду народа входили новые материалы, тем меньше обращались мастерицы к вышивке.

        Мордовский народный костюм, как произведение искусства. Понятие народа об идеальном облике людей своей нации во взаимосвязи с окружающей природой, жизнью, культурой, бытом. История развития национального костюма мордвы; причины, повлиявшие на ход перемен в костюме от древности до настоящего времени.

        Близость мордовской одежды с русской, татарской, чувашской и других, живущих по соседству народов.

        Заимствование покроя и оформления элементов мужского костюма.

        Влияние русской культуры вышивка крестом, перевитью, новая цветовая гамма).

        Сравнение убранства эрзянских женщин с мокшанскими. Женская кичка ( панга, панго). Серёжки мокшанские ( пилкс, пилекст). Смысловое значение женских украшений ( оберег ). Обувь. Лапти (пуло марть карьсть), низкие ботинки с отделкой из красной фланели, жёлтой или красной кожи (котат). Праздничный вид обуви ( конец 19века) сапоги со сборами.

        Свадебная одежда, самый богатый наряд. Одежда для общих сельских и престольных праздников.

        Пища, как составная часть материальной культуры. Традиционное питание мордвы, связь с его хозяйственным укладом жизни.

        Пища растительного происхождения.

        Рецепты мордовской кухни. Мордовский пирог (курник ). Первые и вторые блюда. Напитки (кулага).

        Праздники, обычаи, обряды.

        Мордовские божества. Понятие мордвы о высшем существе. Бог мира (паз, Шкай ).

        Тюштя – царь мордвы. Мордовский князь Пургаз (13 в.)

        Божества в образе женщин (Анге – патяй). Праздники и моляны в честь её. Моляны совершались не более 5 раз в году. Сыновья Анге – патяй. Дочери Анге – патяй. В Симбирской губернии мордва звали дочь Агне – патяй. Мастор – паз Зарёй озксом.

        Божества в образе мужчин (Нишке -паз , Волцы – паз ). Вера мордвы в близкие сношения богов с людьми, кроме верховного бога. Нишке – паз (старший сын Анге – патяй) бог неба, солнца, огня и света. Главный покровитель пчёл. Волцы – паз, высший бог всего живого, кроме человека (четвёртый сын Анге – патяй ). Покровитель охоты и рыболовства.

        Зимние обряды. Каждый обряд совершался, прежде всего, для того, чтобы повлиять на природу, обеспечить хороший урожай, приплод скота, достаток и благополучие семьи. Цикл зимних обрядов. Высмеивание Роштов баба и Карят рукоделие, выставляемое для осмотра.

        Весенне – летние обряды. («Тундонь ильтямо чи» – Проводы весны). Последний день Троицы мордва устраивали праздник. Значительное место отводилось ряженым. Символ праздника – берёза. Местом праздника могла бы быть вся округа: околица села, роща, опушка леса и т.д. Связь с мордовской мифологией, в частности, с легендами и сказками о лесных жителях, покровителях деревьев и лесных животных ( Вирява, Ведьава).

        Осенний обряд «Тейтерень пия кудо». Праздник в честь природы, в котором карнавальное веселье перемежалось с богатым застольем и неотъемлемым национальным напитком «Пуре». Участники праздника девушки. Праздник был одновременно и действенным средством укрепления добрососедства и дружбы между отдельными сёлами.

        Моляны ( озксы) мордвы. Дохристианские религиозные праздники. Основной момент всех озксов – жертвоприношение божествам, их кормление. Произносимые молитвы с обращением на восток. Озксы не имеют точной календарной даты. «Кереть – озксы» – начало сева яровых посевов. Аналогично у других народов Поволжья (марийский «ага – пайрам», чувашский «акатуй» , татарско – башкирский «сабантуй»

        «Пиземе озкс ( обряд вызывания дождя).

        «Нуемас – тема» ( окончание жатвы )

        «Покров – баба» ( дань покровителям скота и жилища )

        Престольные праздники.

        Кузьма – Демьян. Сближение мордвы с христианами. Отожествление мордовских божеств с православными святыми. В день Кузьмы – Демьяна приносили жертву – курицу.

        Михайлов день. Праздник Волцы – пазу, богу звериной охоты.

        Влияние русской культуры. Мордовские народные праздники и моления приспосабливались к церковным. Следы двоеверия.

        Устно – поэтическое творчество мордовского народа.

        Игры и хороводы мордовского народа. Наряду с жанрами обрядовой поэзии в мордовском устном народном творчестве богато представлены произведения необрядовые.

        Пословицы ( валмеревкст, валмуворкст ), считалки, скороговорки, поговорки, загадки, загадки – етафоры, загадки – вопросы, пословицы приметы, загадки – задачи.

        Народное творчество в 19 веке. Пафос устно – поэтического творчества связан с его представлением о счастливой и свободной жизни. Эти произведения всегда полны оптимизма, свидетельствующего о духовном богатстве мордвы, её вере в свои силы.

        Мордовская народная песня. Эпические (мифологические, балладные, исторические), лирические (о мироздании и труде, о молодёжи, о семейной жизни, о рекрутчине и солдатчине, о разбойниках, переселенцах и отходниках, о социальном протесте). Частушки. Детский фольклор ( творчество взрослых для детей, детское творчество и то, что перешло в фольклор из устного народного творчества).

        Профессиональная музыкальная культура мордовского народа.

        Становление профессиональной музыкальной культуры. Композиторы Мордовии. Из истории Государственного музыкального театра имени И.М. Яушева Республики Мордовия.

        Музыкальные инструменты. Шавова, кальдерьдема, нудей, гармонь.

        Разучивание песен С. Люлякиной. Знакомство с творчеством.

        Слушание и разучивание мордовских народных песен. Некоторые мотивы народных мордовских песен созвучны не только с песнями родственных народов, но и со славянскими и тюркскими произведениями. Таковы песни о большом дереве, тотемной утке, построении города, выбора родоплеменного вождя.

        Выдающиеся земляки.

        Национальные герои. Алёна Арзамасская, героиня Отечественной войны эрзянского народа 1670 года. Судьба Алёны схожа с судьбой Жанны Д Арк.

        Анай Боляй, герой Отечественной войны эрзянского народа 1670 года. Талантливейший организатор национально – освободительной войны Поволжья.

        Пургаз или Пуреш. Первый мордовский князь. Пуреш (мокшанский князь). Идея создания мордовского государства.

        Спасение в искусстве. Народный художник Мордовии Ф.И. Сычков. Главная тема творчества художника. Статьи, воспоминания Ф.И. Сычкова.

        Мордовские поэты и писатели.

        И.П. Кривошеев – один из основателей литературных языков. Знакомство с творчеством писателя. Разучивание стихов. Чтение из книг рассказов и стихов на эрзянском языке.

        Первый мордовский поэт З.Ф. Дорофеев. Букварь З.Ф. Дорофеева.

        Заочное путешествие по городам Мордовии.

        Саранск – столица Мордовии. Ансамбли Мордовии. Театры Мордовии. Дом – музей С.Д. Эрзи. Музеи Мордовии. Темников – самый старый город в Республике Мордовия. История создания.

        Отчётный концерт – финал концертной работы. Выступают все дети.

         

        Заключение

        Программа факультативного курса предусматривает перспективное развитие общественной активности школьников, подчинённое основному образовательному принципу – от простого к сложному, от знаний к творчеству. Дети осваивают азы гражданственности и личностные межнациональные отношения, что имеет в наше время первостепенное значение в воспитании и развитии подрастающего поколения.

        В программе факультативного курса ведётся работа – индивидуальная, групповая, а также с родителями. Все фольклорные праздники проводятся с участием родителей.

        Литература

        1. Энциклопедический справочник. Всё о Мордовии. г. Саранск: Мордовское книжное издательство, 1998г.

        2. Обрядово-праздничные традиции в жизни мордовского народа. Методический сборник. г. Ульяновск: Симбирская книга, 2001г.

        3. Ф.В.Сычков. Альбом. Воспоминания. Переписка. г. Саранск: Мордовское книжное издательство, 1998г.

        4. Традиционные праздники и обычаи. Сборник сценариев. г. Саранск: Типография «Красный Октябрь», 1998г.

        5. Мордовский народный костюм. г. Саранск: Мордовское книжное издательство, 1990г.

        6. Очерки мордвы. П.И. Мельников (Андрей Печёрский) г. Саранск: Мордовское книжное издательство, 1981г.

        7. «Эрзянь мастор» Независимая общественно-политическая газета. Выходит с сентября 1994г. г.Саранск: типография «Красный Октябрь», 1994г.

        8. Мордовские народные песни. г. Саранск: Музгиз, 1957г.

        9. Ю.Пальтин. Содакай. Азбукась стихсэ. г. Саранск: Мордовское книжное издательство, 1997г.

        10. Мордва. Историко – культурные очерки. г. Саранск: Мордовское книжное издательство, 1995г.

        11. «Ёвксонь кужо. Эрзянь ёвкст». г. Саранск: Мордовское книжное издательство, 1993г.

        12. С.Люлякина. Тонеть Мордовия, моран морот (песни). г.Саранск: Мордовской книжной издательствась, 1990г.

        13. Д.Надькин. Пинкст. Кочказь произведеният. г. Саранск: Мордовской книжной издательствась, 1993г.

        14. Ф.Ш.Кержнер, В.А.Архипова, Н.С.Нурмухаметова, В.Д.Кирюшкина «Культура народов Поволжья» программа и методические рекомендации . Ульяновск : УИПКПРО, 2011г.

        15.Т.В. Николаева. Организация внеклассной работы по мордовскому языку и литературе. г. Ульяновск: УИПКПРО, 20012г.

        xn--j1ahfl.xn--p1ai

        История и культура мордовского народа. Диалог культур.Традиции и современность села Мамлейка

        МБОУ Мамлейская основная общеобразовательная школа

        ПРОЕКТ

        по географии

        История и культура мордовского народа. Диалог культур. Традиции и современность села Мамлейка

        Выполнила:

        Васильева Юля

        Ученица 7 класса

        Руководитель:

        Афанасьева Е.Ю.

        С. Мамлейка, 2014

        Актуальность. Наша страна-Россия является суперэтнической державой, в ней проживает более 130 этносов. Поэтому нужно с детства формировать этнотолерантность, которая состоит в формировании человека, способного к активной и эффективной жизнедеятельности в многонациональной и поликультурной среде, обладающего развитым чувством понимания и уважения других культур, умениями жить в мире и согласии с людьми разных национальностей, рас, верований. Этих умений можно добиться, изучая народное искусство, в котором отражен менталитет, психологический склад, традиции, обычаи каждого этноса. Более широко мы узнаем об этом во внеурочной деятельности и участвуя в сельских мероприятиях и обрядах, направленных на сохранение традиций мордовского и русского народов.

        Наш район соседствует с двумя Республиками: Чувашией и Мордовией, поэтому в нем много жителей этих наций. В нашем селе Мамлейка проживает очень большое количество разных наций : русские, мордва (большинство жителей), украинцы, чуваши, грузины, азербайджанцы, армяне и др. Поэтому мы должны знать, изучать, уважать традиции народов и соблюдать их, чтя память предков.

        Проблема: неуважение друг к другу, к другим нациям, их традициям и обычаям, их несоблюдение.

        Цель:

        Изучить историю и культуру мордовского народа, взаимосвязь с другими народами.

        Задачи :

        1. Рассказать про нацию- мордва.

        2. Рассказать про их одежду, кухню, обряды.

        3. Раскрыть взаимосвязь с другими народами и соблюдение традиций

        Объект – мордовская нация

        Предмет – традиции и обычаи мордовского народа

        Гипотеза : люди будут толерантны друг к другу, если:

        -народные традиции и обычаи будут изучаться

        – соблюдаться

        – рассматриваться как часть педагогической культуры народа.

        План действий:

        1. Выбор темы и проблемы.

        2. Сбор информации

        3. Исследование (опрос жителей)

        4. Обработка информации

        5. Составление портфолио

        6. Презентация

        Территория проживания мордвы

        Мордва- народность, обитающая в бассейнах рек Мокшы и Суры, а также в междуречье Волги и Белой. Мордва делится на две группы: западную группу, живущую в районе Мокши, которую и называют мокша, и восточную в долине реки Суры – эрзя. Особыми этническими группами мордвы считаются терюхане и каратаи. Впервые термин “мордва” упоминается у Иордана. Позднее Константин Багрянородный (913-959 гг.) упоминает Мордию, удаленную от страны печенегов на 10 дней пути. Название “мордва” – иранское по происхождению. Имеет аналогичные формы в древнеиндийском и авестийском языках, означает “человек”, “мужчина”. Территория мордвы стала входить в состав русских земель, начиная с периода феодальной раздробленности, этот процесс завершился в 1552 г. с падением Казанского ханства. По мере продвижения русского населения в мордовские земли часть мордвы была ассимилирована, а ядро ее этнической территории сместилось в восточном направлении.

        Мордва проживают в Российской Федерации: около трети — в Мордовии, а также в сопредельных областях — Нижегородской, Пензенской, Тамбовской, Рязанской, Самарской, Московской и других. Относятся к коренному населению Центральной России. Верующие — в основном православны, есть также приверженцы народной религии (традиционная религия мокшан — мокшень кой), лютеране и молокане.

        Сокращение мордовского населения произошло без исключения во всех регионах России. Мордовский этнос (мокша и эрзя) относится к числу дисперсно расселенных, поэтому в соответствии с Концепцией государственной национальной политики Российской Федерации необходимо оказание поддержки диаспорам в удовлетворении национально-культурных потребностей на основе договоров между субъектами Российской Федерации и посредством расширения связей с национально культурными объединениями.

        Село Мамлейка Сеченовского района расположено в юго-восточной части Нижегородской области. Наше село в древности состояло из двух поселений. Основателем поселений был богатый помещик Александр Ильич Пашков.

        В 1973 году для обработки земли в верховьях речки Киши он переселяет из своего села Золотухина 11 крестьянских семей, где основывает населённый пункт под названием Золотушка. Село Золотухино в те далёкие времена было расположено в Ардатовском уезде Симбирской губернии. Население мордовское. Соответственно и деревня Золотушка была с мордовским населением. А.И.Пашков покупал мордовских крепостных крестьян у разных помещиков, производя оплату породистыми собаками. Спустя два года А.И.Пашков переселяет из своей вотчины села В-Талызино семь семей на землю, расположенную рядом с населённым пунктом Золотушка. Появляется новый населённый пункт с названием Степная Вишенка. Это название связано с тем, что на месте, куда отселили семь семей, было большое поле, заросшее дикорастущей степной вишней.

        Процесс освоения земельных угодий, на которых образовались поселения Золотушка и Степная Вишенка с каждым годом становился более активным. Численность населения росла. В год переписи 1806 в д. Золотушке было 27 дворов, число жителей 230 человек. В д. Степная Вишенка 14 дворов, жителей – 83 чел. Так две деревни — два села жили и трудились на одной земле: выращивали хлеб, разводили скот. Несмотря на разные национальности, они с самого начала жили в мире и согласии. Помогали друг другу, вступали в совместные браки и были единоверцами. Только после революции 1917 года вместо двух деревень появилось одно большое село под названием Машлейка, что означает «многоовражье». Потом это название преобразовалось в Мамлейку. Она существует и поныне на карте Нижегородской области.

        Согласно архивным документам упоминается о том, что в 1905 году в нашем селе была построена церковь. В покровский приход входили деревня Золотушка и Мамлейка. В 1931 году церковь была разграблена и ликвидирована. В 1910 году в России была проведена подворная перепись населения с учётом его хозяйственно-экономического состояния. Следует отметить, что в обеих деревнях насчитывалось 13 хозяйств, в которых работало 52 человека. Уровень грамотности населения Золотушки и Степной Вишенки той поры был очень низким. В Степной Вишенке умели писать и читать 10 человек, в Золотушке – 40 человек.

        В это время в деревнях не было школы, кто хотел учиться — ходил в Теплостанскую… По статистике за 1913 год в с.Золотушка численность населения составила 703 чел, в д.Степная Вишенка 470 чел. В обеих поселениях насчитывалось 1173 жителя. В мордовской половине села в 1928 году образовался колхоз, который назывался «Луч Октября». А в русской половине села в 1929 году образовался колхоз «Большевик» В 1933 году на месте бывшей церкви разместилась начальная школа. В 1950 х-годах в с.Мамлейка открывается семилетняя школа. А в 1959 году колхозом было построено здание сельского клуба и библиотеки. И в 1994 году 13 января открывается новое здание школы.

        Основное население – это русские и мордва.

        Сведения о народе

        Мордва́ — финно-угорский народ, который делится на два субэтноса — мокша и эрзя. Мордва говорят на мокшанском и эрзянском языках, относящихся к мордовской подгруппе. Этнографические группы: эрзян — шокша, мокшан — каратаи.

        Предки мордвы связываются с населением, оставившим на территории средней и нижней Оки памятники городецкой археологической культуры (7 в. до н.э.-5 в.н.э.). Уже в 1 тыс.н.э. в археологических материалах древней мордвы прослеживаются различия между мокшей и эрзей. Активно проходящий у мордвы процесс разложения первобытности приводит к формированию племенной верхушки и появлению в конце 12-1-й трети 13 вв. протогосударственного образования, именуемого в русских летописях как «Пургасова волость», во главе его стоял князь Пургас.

        Формирование национальной государственности у мордвы начинается с 1925 г., когда на территориях, заселенных мордвой, начали создаваться национальные административные единицы – волости и сельсоветы. В 1928 г. в составе Средневолжской области был создан Мордовский округ, преобразованный в 1930 г. в автономную область, в 1934 г. была создана Мордовская АССР, в 1991 г. она была переименована в Республику Мордовия. Широкое расселение мордвы за пределами основной этнической территории, межнациональные браки привели к тому, что численность мордвы стала сокращаться еще в советское время, это процесс показала уже перепись 1959 г.

        Между русскими и мордвой установились добрые отношения, продолжающиеся на всём протяжении длительного совместного проживания.

        Национальные ремесла

        Народное искусство мордвы имеет давние традиции. Оно получило яркое воплощение в ювелирном , поэтическом и музыкальном искусстве, вышивке, шитье бисером, изготовлении украшений и др. Ведущую роль в традиционном хозяйстве мордвы издавна играло пашенное земледелие, основными полевыми культурами были ячмень, просо, рожь, горох, конопля, лен, выращивались также огородные культуры. Со 2-й половины 19 в. стал распространяться картофель. На втором месте по значимости находилось животноводство – разведение крупного и мелкого рогатого скота, лошадей, свиней, домашней птицы. Значительную роль играли подсобные занятия, связанные с использованием лесов и водоемов – охота (у средневековой мордвы беличьи шкурки выступали в качестве менового эквивалента), рыболовство, бортничество. Из ремесел особое значение имели железоделательное и кузнечное, важны были прядение и ткачество, керамическое производство, деревообработка, углежжение, смолокурение и др.

        Ручное творчество стало заменять машинное производство.

        В былые времена в нашем селе было множество ремёсел, но до наших дней сохранились только некоторые, такие как : плетение из ивовых лоз. Самым ярким представителем этого ремесленного дела является Николай Алексеевич Чернов.

        Работы Чернова Н.А.

        Так же дошло до нас и такое ремесло, как вышивка. Работы, выполненные мастерицами, имеют различные направления и постоянно усовершенствуются. Любовь Алексеевна Кабаева не только хорошо вышивает, но и является хранительницей старинной вышивки. Работы сохранены с 50-х годов прошлого столетия.

        Работы Кабаевой Л.

        Работы Лутохиной Н.Ф.

        Традиции мордвы

        Каждый праздник сопровождался целенаправленным молением, с исполнением комплекса магических обрядов. Моленья могли быть как общественными, т.е. устраивались всем селом, и семейными, когда имелись в виду интересы одной семьи.

        В свадебной обрядности существовал обычай умыкания невесты, обычно по взаимному согласию семей. Свадьба сопровождалась многочисленными обрядами, например раздачей хлеба матерью жениха родственникам невесты перед отъездом ее из дома. В семейных отношениях существовал обычай избегания замужней женщиной родителей мужа и брата матери.

        Похороны производились по христианскому обряду, но с включением в него языческих черт, в частности, помещением в гроб различных предметов бытового назначения: мужчине – хлеба, ножа, кочедыка для плетения лаптей, женщине – холста, иголки с нитками, веретена.

        Перед весенним севом совершалось «моление плуга» с многочисленными обрядовыми действиями и ритуальной трапезой. Во время эпизоотий производилось «опахивание» – женщины впрягались в соху и с заклинаниями проводили полосу вокруг деревни, которой придавалось защитное значение.

        Музыкальное творчество нашло выражение в обрядовых и необрядовых песнях, индивидуальных и хоровых. Среди музыкальных инструментов можно отметить нюди – типа кларнета из двух скрепленных по бокам тростниковых трубок, фам/пувама – волынка из разного количества трубок, воздушный резервуар которых делался из шкур или пузырей различных животных.

        В настоящее время соблюдение некоторых традиций и обычаев чтят старые люди- наши бабушки и прабабушки. Родители знают свои истоки и традиции все меньше, а их дети и вовсе не знают своих истоков, традиций и обычаев своей нации.

        Троица

        Колядки

        Иван-травник

        Мордовский костюм

        Костюм мордвы самобытен и красочен. При значительном сходстве выделаются мокшанский и эрзянский комплексы одежды, внутри которых существуют свои различия. В состав женской одежды входила рубаха, которую носили с поясом, а у эрзи со сложным набедренным украшением (пулай, пулагай, пулакш), который девушка надевала в первый раз в день совершеннолетия. На вороте находилось специальное украшение-застежка (сюлгам, сюлгамо). Обильны были другие украшения – сложные нагрудники из бисера, шерстяных кисточек, монет, бусы, серьги, браслеты, кольца. Эрзянки носили высокие головные уборы с длинной, спускавшейся на спину украшенной лопастью из холста, мокшанки – двурогие головные уборы и тюрбанообразные повязки.

        Традиционной обувью мордвы были лапти (карьхть м., карть э.) из липового или вязового лыка. Для мордовских лаптей характерно косое плетение, трапециевидной формы головка, низкие борта. Из более широких лык плели ступни, которые служили для работы во дворе или около дома. Праздничным видом обуви были кожаные сапоги со сборами и острыми носками (кемот м., кемть э.). Их шили из коровьей или телячьей сыромятной кожи. Сапоги имели массивный задник. Зимой носили серые и черные, иногда белые валенки. Ноги обертывали портянками, их было две пары: нижние (алдонь пракста м., пильгалга э.), которыми обертывали ступни; и верхние (ланга пракста м., верьга пракста э.), ими обертывали икры. В холодное время года поверх портянок носили белые или черные онучи (сумань пракстат м., э.) из сукна. У теньгушевской эрзи и терюхан женщины носили более узкие, чем портянки, обмотки. Мокшанки носили обмотки красного цвета с желтыми, зелеными и черными полосами по праздникам. Чулки вошли в быт мордвы довольно поздно, их вязали иглой или крючком. Мокшанки носили полосатые наколенники (цюлкат), позднее их узор стал геометрическим.

        Если мокшанки часто надевают традиционный костюм как праздничный и будничный, то эрзянки наряжаются в него гораздо реже, лишь по важным праздникам и на концерты художественной самодеятельности. Основные мероприятия, возрождающие мордовские традиции, обряды проходят в селе Васильевка нашего Сеченовского района. Уже 10 лет в нем проходит праздник «Эрзянъ покш чи», который официально проходил и встречал гостей на нашей земле. В этот день собрались мордовские ансамбли соседних районов и исполняли мордовские песни, частушки. Приезжали и современные мордовские певцы (Баки Чидяй). В течение праздника гости наслаждались и традиционными блюдами.

        Мордовский панар.

        Работы выполнены жительницей с.Мамлейка Тимофеевой И.Н.

        Мордовские сувениры

        У нас в селе есть свой герб, который был официально утверждён в 2012 году.

        Описание герба с. Мамлейка

        Когда то на месте Мамлейки было две деревни «Золотушка» и «Степная Вишенка». Эта история отражена в гербе, автором которого является Ирина Тимофеева.

        Герб составлен по правилам геральдики.

        Над зелёным и чёрными полями, которые символизируют пашню и луга, два золотых колоса. Мы живём на земле хлеборобов. В центре изображены две золотые руки, обрамлённые традиционной русской и мордовской вышивкой, которые держат вишню. Два народа русские и мордва после революции 1917 года объединились в одно село Мамлейку.

        Герб утверждён Сеченовской районной администрацией 03.06.12

        на День села, посвящённый 95-летию объединения русских и мордвы

        Автор Тимофеева И.Н.

        Национальное блюдо

        Традиционная пища мордвы состояла в основном из продуктов земледелия – кислый хлеб, который выпекался в вытопленной печи, жидкие каши из проса, чечевицы, гороха, заправленные конопляным маслом, толстые пшенные блины, пироги с различной начинкой. Жидкие блюда готовились на мясном или грибном бульоне с добавлением квашеной капусты, круп, летом ели окрошку, сделанную на основе кислого кваса. Значительное место в питании занимали овощи, а также продукты собирательства. Мясо потребляли в вареном виде, его готовили впрок, засаливая или подвергая копчению, использовали при изготовлении пельменей. В пищу шло молоко и молочные продукты, особенно творог. Безалкогольными напитками были квас, кислое молоко, березовый сок, хмельными – пуре на основе меда и поза из ржаной муки или сахарной свеклы. Немало было обрядовых блюд: каша на родинах, свадебный пирог-лукш, «хлеб здоровья», который брали сваты, идя в дом девушки и др.

        Но в наши дни многие традиции в еде забылись и вышли на один уровень со всеми народами и государствами. Каждый день наши столы наполнены разнообразием всё новых и новых блюд.

        Традиционным блюдом в нашем селе является салма – это суп с квашеной капустой и лепешками.

        Рецепт приготовления:

        Мясо обжарить на сале, добавить квашеную капусту, тушить до полуготовности. Затем положить репчатый лук и морковь и тушить до полной готовности.

        Тесто готовится, как на пельмени. Раскатать пласт и нарезать на квадратики, посыпаем мукой, муку просеваем через сито.

        В кипящую воду кладем тушеное мясо с овощами, и лепешки. Когда лепешки сварятся, салма готова. Полают её со сметаной и зеленью.

        Валдо якстере вий

        Начнем с закусок. Валдо якстере вий — «алая сила» — так называют порезанную красную свеклу с кусочками сыра, приготовленного из козьего молока. Перед подачей на стол блюдо поливают подсолнечным маслом.

        Эрзянский суп

        Супы у эрзян и мокшан были исключительно мясные, вне зависимости от того, какой достаток был в семье. Мордовские народы считали, что суп — основное блюдо, дающее силу и выносливость. Главный из супов — щи. Варили их и с говядиной, и со свининой, с зайчатиной и даже с курятиной. До сих пор куриные щи остаются одним из главных блюд на массовых праздничных мероприятиях, где бы они ни проводились. Варят их в больших котлах на костре. Также среди мордовских рецептов — щи с фрикадельками.

        Медвежья лапа — овтонь лапат (офтонь мадят)

        Самое известное второе блюдо — овтонь лапат (эрз.) или офтонь мадят (мокш.), или «медвежья лапа». Это непременная фирменная изюминка любого кафе и ресторана Мордовии, предлагающего своим посетителям блюда национальной кухни. У блюда есть своя история. Давным-давно одному простому мордовскому парню не разрешали жениться до тех пор, пока он не убьет на охоте медведя, и, согласно местному обычаю, не станет настоящим мужчиной. В итоге медведя он убил и зажарил его лапу в подарок невесте. В наши дни медвежью лапу из медвежатины не готовят. Для его приготовления используют говядину, печенку и свинину. Добавляют яйца, специи, лук и замешивают фарш как для котлет. А сверху выкладывают ржаные сухарики, которые символизируют когти медведя.

        Груди молодушки

        В мордовской кухне десерт — это разнообразная сладкая выпечка, которая в прежние времена носила обрядовый характер. Весьма оригинален свадебный пирог «груди молодушки» с начинкой из творога. Этот пирог у мокшан в языческие времена был обязателен на специальном молении в доме жениха, во время которого собравшиеся просили верховного бога Нишке, чтобы невеста имела много молока и чтобы родила семерых сыновей и столько же дочерей. Языческие времена прошли, но пироги с творогом остались в праздничном меню мордовских семей.

        Пьянящая поза

        Главный герой на мордовском столе — это поза, напиток типа кваса из сахарной свеклы. Пить его может и стар и млад. Поза не содержит алкоголя и прекрасно утоляет жажду в жаркий день. В Мордовии несколько раз делались попытки организовать промышленный выпуск позы, однако все они закончились неудачей — слишком уникальна технология производства.

        Пуре (медовка)

        Мед разводят в кипяченой, чуть теплой воде, кладут дрожжи и ставят для брожения в теплое место на 4–5 дней. Затем процеживают и охлаждают. При подаче добавляют мед.

        Мед 250 (в том числе 75 г для добавления), вода 600, дрожжи 25.

         Суп из крахмальной лапши

        Картофельный крахмал разводят в молоке, добавляют яйцо, сахар, соль, перемешивают и выпекают на сковороде в виде тонких блинов. Охлаждают их, нарезают соломкой и подсушивают.

        В кипящее молоко всыпают подготовленную крахмальную лапшу, добавляют соль, сахар. В готовый суп кладут сливочное масло.

        Для лапши: крахмал картофельный 100, молоко 190, яйцо 1/5 шт., сахар, соль;

        для супа: молоко 390, лапша готовая 125, сахар 5, масло сливочное 10, соль.

        Шонгарям (пшенная каша)

        1 стакан пшена, 0,5-1 л молока, 50-75 г сливочного масла, 150-200 г обрезков любого отварного мяса, 1-2 крутых яйца, 1-2 луковицы.

        Пшено промыть несколько раз в холодной воде, затем обдать кипятком и варить до полуготовности (10 — 15 мин), чтобы не разварилось в воде, после чего жидкость слить, в кашу залить молоко, в котором уварить ее до густоты. Готовую кашу заправить маслом, мелко накрошенными кусочками мяса (зайчатины, свинины, говядины — любого) или курицы, рублеными яйцами и измельченным луком и тщательно размешать. После этого добавить в кашу небольшие кусочки верхней корки от свежевыпеченного черного домашнего хлеба (для этого срезается только сухая, зазубренная часть корки, совершенно без мякоти). Если домашнего хлеба нет, то покупной для этой цели лучше не использовать — он лишь испортит вкус каши, в то время как корка домашнего хлеба придаст ей особое вкусовое свое-образие (в этом случае каша должна постоять перед подачей 5-10 минут, чтобы корка упрела).

        Заключение

        Общая культура русского и мордовского народов ассимилировалась в их взаимодействии и развитии, превратив традиционные праздники и обряды в мощное средство национального воспитания и сплочения народов, приобщения молодежи к богатой и самобытной культуре предков. Выпадение обрядовых ценностей из культурного комплекса на целостности этноса. Сохранение культуры предков- неотъемлемая часть заботы о будущих потомках.

        Народные традиции и обычаи рассматриваются на уроках географии в курсе школьной программы. В нашем селе стараются соблюдать традиции и обычаи народов, проживающих в селе, чтобы вызвать гордость за свою нацию. У разных наций есть общие праздники, обычаи. Нужно их соблюдать, чтя память предков, нужно разговаривать на родном языке. Очень интересно участвовать и соблюдать традиции и обычаи разных народов.

        Литература

        1. Все о Морвии: Энциклопед.справ./сост.: Н.С. Крутов, Е.М. Голубчик, С.С. Маркова/.-Саранск:Мордов. КН. Изд-во, 2005.-840с.

        2. Диалог финно-угорских языков и культур/ Сост.: Т.С. Пискайкина, редкол.:Н.И. Фабричнова ( и др.).-Рождествено, 2010. 299с.

        3. История Мордовии: с древнейших времен до середины XIX века/ под ред. проф. Н.М. Арсентьева и проф. В.А. Юрченкова.- Саранск: изд-во Мордов. ун-та, 2001.-344 с.

        4. История Мордовии: От эпохи великих реформ до великой российской революции/В.М. Арсентьев, Н.М. Арсентьев, С.Б. Бахмустов и др./ под ред. Н.М. Арсентьева, В.А. Корченкова.- Саранск: изд-во Мордов. ун-та, 2005.-412 с.

        5. Источник: Областная газета «Земля Нижегородская» № 3 от 20 января 2012 г.

        6. mordovia.info

        7. Народы и религии мира. — М.: «Большая Российская Эниклопедия», 1998. — С. 353. — 928 с. — ISBN 5-85270-155-6

        8. Народы России. — М.: «Большая Российская Эниклопедия», 1994. — С. 232. — 480 с. — ISBN 5-85270-082-7

        9. http://www.hrono.ru/etnosy/rossia/mordva.php

        10. http://www.pfo.ru/?id=23812

        multiurok.ru

        Историография культуры мордвы – Этническая история мордовского народа

          1   2   3   4   5   6   7

        Федеральное агентство по науке и образованию Пензенский Государственный Университет Медицинский институт

        Научная работа

        на тему:

        «Этническая история мордовского народа»

        Выполнил: студент гр.11ЛЛ5

        Олин Алексей Петрович

        Проверила: Кошелева А.И.

        Пенза 2011 г.

        План:

        Введение_________________________________________________________4


        1. Российская наука о мордве (историография культуры мордвы)_______8

        2. История мордвы. Истоки формирования мордовского этноса_______ 14

        3. Формирование мордовской народности_________________________ 29

        4. Почему их так называют?_____________________________________ 33

        5. Община (семейно-общинные устои)____________________________ 35

        6. Семейные обряды и обычаи:___________________________________37

          • Свадьба;

          • рождение ребенка;

          • похороны и поминальные обряды;

          • праздники;

          • одежда и украшения

        7. Религия____________________________________________________60

        8. Основы конституционального строя Республики Мордовии. История Мордовии__________________________________________67

        9. Мордовская интеллигенция обсудила проблемы образования и культуры___________________________________________________76

        10. Следы древнего поселения____________________________________76

        11. Будет ли в Мордовии гражданское общество?____________________78

        12. В Мордовии арестованы производители “шпионской” техники_____ 78

        13. Смертность превышает рождаемость ровно в два раза_____________79

        14. Появилась новая мордовская радиостанция______________________80

        15. Мордовия соединилась с Чувашией____________________________ 80

        16. Пензенская мордва объединяется ______________________________81

        Заключение ____________________________________________________ 83

        ПРИЛОЖЕНИЕ 1. Образцы текстов, фраз на русском, эрзянском и мокшанском языках_______________________________________________86

        ПРИЛОЖЕНИЕ 2. Галерея мордовского народа______________________ 90

        Список используемой литературы___________________________________ 98

        Введение.

        События древности глубокой. Хорошо, что мы обращаемся к ним. Не зря же в народе говорят: без прошлого нет настоящего, и мы с радостью узнаем новые факты о наших предках, об археологических памятниках. Жителям нашего края хорошо знаком добрый и радушный, но в то же время гордый и независимый народ – мордва. И это не случайно, потому что именно на этих землях шел процесс ее формирования. Уже в I тыс. до н.э. предки мордвы – финноязычные племена городецкой культуры населяли Волго-Окское междуречье. В это время начинает складываться мордовский язык, относящийся к финно-угорской группе уральской языковой группы. Изучение культуры мордовского народа, как материальной, так и духовной, имеет длительную историю. В дореволюционной России оно велось в основном в русле этнографических исследований, организуемых Российской академией наук, научными обществами страны (Русским географическим обществом, Обществом естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете, Обществом археологии при Казанском университете, Финно-угорским обществом), музеями (Кунсткамерой, Дашковским этнографическим музеем, Русским музеем и другими).

        Правда, изучение это не было достаточно систематическим. Но уже тогда этнография, как особая научная дисциплина, в предмет которой входит исследование народной культуры, обладала довольно большим кругом не только фактических знаний о мордве, накапливавшихся ещё со средневековья (в летописях, описаниях путешествий, географических обзорах, официальных актах воевод, чиновников и миссионеров и т.д.), но и крупными исследованиями отечественных авторов, написанными на основе определённых историко-этнографических и культурологических концепций. Такие исследования начали выходить в свет в XIX веке, когда этнографическая наука оформилась в особую, самостоятельную отрасль знания (работы П.И.Мельникова, В.Н.Майнова, И.Н.Смирнова, А.Гейкеля, А.А.Шахматова, С.К.Кузнецова, М.Е.Евсевьева и другие).

        Пензенский культурный слой является собой богатейшие кладези достижений, открытий и подвигов достойных людей отечества. Эти культурные и духовные ценности определяют весомый и непреходящий капитал «малой родины» и составляют немеркнущую славу «большой родины» – России.

        …О том, что издревле наши земли населяла мордва, буквально «кричат» гидронимы и топонимы даже в местах, где и намека нет на присутствие мордовских поселений.

        Родину, как известно, не выбирают. Если привелось появиться на свет в какой-то конкретной точке на карте, то очень важно понять – в какой стране-стороне живешь ты, и что за люди окружают тебя.

        Познание же сущности исторического процесса, его закономерностей на 1примерах прошлых поколений позволяет создать подлинную картину жизни современного общества, т. е. сформировать объективное представление об обществе – научное мировоззрение.

        Мировоззрение – взгляд на мир, общество, законы его развития – может быть научным, если опирается на объективную реальность. В общественном развитии объективная реальность это исторические факты. История, ее фактологическая сторона является фундаментом, на котором зиждется наука об обществе. Историческая неграмотность может привести к ложным представлением об историческом процессе, а человек может стать игрушкой в руках политических авантюристов.

        Примечательно в этом отношении суждение известного русского историка В.О.Ключевского, считавшего, что история ” учит даже тех, кто у нее не учится; она их проучивает за невежество и пренебрежение. Кто действует помимо ее воли или вопреки ей, тот всегда в конце концов жалеет о своем отношении к ней”. .

        Актуальность изучения истории, и прежде всего истории своего народа, своего Отечества, проявляется, во-первых, в необходимости разобраться в современных событиях, опираясь на прошлый опыт; во-вторых, в возможности предвидеть будущее развитие, уяснив исторические закономерности и найдя в истории прошлого аналогичные ситуации; в-третьих, в насущной потребности оценить место России в мировой истории и свое место в историческом процессе. (1)

        История обладает огромным воспитательным воздействием. Знание истории своего народа и всемирной истории формирует гражданские качества – патриотизм, долг перед обществом, показывает роль личности в истории, позволяет познать моральные и нравственные ценности человечества в их развитии, а также видеть пороки общества и людей, их влияние на человеческие судьбы.

        При изучение истории возникает историзм мышления – одна из предпосылок формирования активной и целенаправленной личности. Обращение к прошлому, к истории, позволяет, прежде всего, лучше познать современность и заглянуть в будущее. Именно на это свойство исторических знаний указывает В.Г.Белинский, отмечая, что “мы вопрошаем и допрашиваем прошлое, чтобы оно объяснило нам наше настоящее и намекнуло нам о нашем будущем”.

        Историю России можно познать только исходя из задач изучения общей истории человечества. Общая история человечества носит название всеобщей (или всемирной) истории. На научном языке слово “история” (от греч. historia-рассказ о прошедшем) понимается двояко процесс развития природы и общества, движение во времени, и как наука, изучающая прошлое человечества, факты, события и процессы на базе исторических источников. Содержанием истории как отрасли научного знания служит исторический процесс, т. е. жизнь человечества в ее развитии и его результатах. Человеческая общность выражается в разнообразных союзах людей, родовых, племенных, государственных образованиях, нациях и народностях, которые возникают, растут, перемещаются, переходят из одного в другое, наконец, разрушаются возникновение, рост, развитие, упадок этих людских союзов со всеми условиями и последствиями их жизни и есть то, что мы называем историческим процессом. Успехи людского общежития, достижения культуры являются результатом деятельности одного народа, они создаются совместными усилиями всех народов, постоянно (1) взаимодействующих друг с другом. В ходе исторического процесса сменялись народы и поколения, перемещались сцены исторической жизни, но нить исторического развития не прерывалась, народы и поколения подобно звеньям смыкались в непрерывную цепь, и то, что отложилось и уцелело, дошло до нас и стало частью нашего существования, а от нас перейдет к тем, кто придет нам на смену. Этот сложный процесс является главным содержанием всемирной истории, в хронологическом порядке и последовательной связи причин и следствий изображающей жизнь народов.

        1. Историография культуры мордвы.

        Российская наука о мордве.
        Важным источником сведений о культуре средневековой мордвы служат русские летописи. Мордовский народ – близкий сосед русского народа, поэтому понятен интерес к нему со стороны русских летописцев. Наиболее ранним, дошедшим до нас русским летописным сводом считается «Повесть временных лет» – первая официальная киевская княжеская летопись, составленная в начале XII века монахом Киево-Печёрского монастыря Нестором. В этой летописи о мордве говорится в четырёх местах (трижды – в обширной вводной части и один раз в датированной). Излагая вопросы относительно расселения народов в «полунощных» (северных) странах, Нестор писал: «…а по Оце реце, где потече в Волгу же, Мурома язык свой, и Черемиси свой язык, Мордъва свой язык».

        В более поздних летописях, особенно составленных во Владимиро-Суздальском княжестве, находившемся в непосредственном соседстве с «землёй Мордовской», количество сведений о мордве возрастает. Так, в летописных сообщениях, относящихся к XII – XIV вв., говорится о «Мордве

        Пургасовой», «Пургасовой волости», под которой исследователи обычно подразумевают русское население, подвластное мордовскому владыке – инязору (оцязору) Пургасу.

        Лаконичные летописные строки, как правило, свидетельствуют о важных военных походах, победах или поражениях русских князей в столкновениях с мордовскими князьями. Но иногда в них содержатся весьма ценные сведения о хозяйстве и материальной культуре мордовского народа, его поселениях и жилищах, военном снаряжении и пр. Так, под 1228 год в русской летописи сказано: «О войне на Мордву. Тоя же зимы, генваря в XIV, князь великий Юрьи, и Ярослав, и Константиновичи Василко и Всеволод идоша на Мордву, и Муромскыи Юрьи Давидович. И вшедше в землю Мордовскую в Пургасову волость, и жита пожгоша и потравиша, живущих же в волости Пургасове посекошо мечем нещадно, а прочих в плен поимаша и послаша восвояси. Мордва же слышавшее вбегоша в леса в тверди своё, а которые не убегаша, и тех избища».1

        Из этого летописного отрывка можно сделать вывод, что мордва занимались земледелием и скотоводством. Поскольку упомянутая война происходила зимой, то «жечь» и «потравить» в это время можно только хлеб, находившийся не на корню, а в скирдах. Судя по этнографическим данным, оставлять хлеб на зиму в скирдах, т. е. не обмолоченным, – обычай, сохранившийся в мордовской деревне вплоть до недавних времён. Наличие запасов необмолоченного хлеба в январе – признак, свидетельствующий о значительном развитии земледелия и зернового хозяйства. Хлеб составлял основное богатство мордвы, и именно сложенное в скирды на полях близ сёл

        «жито» не случайно было выбрано противной стороной первым объектом разорения.

        Летопись указывает и на типы мордовских поселений: села и тверди. Первые были неукреплёнными многодворными поселениями из срубных жилищ, а вторые – лесными городищами-крепостями, в которых мордва укрывалась в случае опасности. В летописях говорится о мордовских «властях», «погостах» и «зимницах». Власти – это волости, на которые подразделялась «земля Мордовская»; погосты – административные центры этих волостей, служившие, вероятно, местопребыванием мордовских князей и их дружин; зимницы – поселения хуторного типа, возводимые обычно на лесных полянах, использовавшихся для хлебопашества. Помимо постоянного жилища, зимницы имели также хозяйственные постройки и инвентарь, гумна, житницы, запасы зерна и корма, рабочий скот.

        В русских летописях есть ценные известия об оружии средневековой мордвы, которым служили, в частности, сабли, рогатины и сулицы (разновидность копья с широким двулезвийным ножом на древке).

        По свидетельству «Царственной книги», во время похода Ивана IV на

        Казань мордва не только снабжала русские войска продовольствием, транспортом, сооружала мосты и прочие, но приняла активное участие в военных действиях против татар. «Живущии же в тамошних странах Черемиса и Моръдва и прочии,- сообщал автор указанной летописи,- иже прежде враждебни, тогда же покоряхуся и приходящее к благочестивому царю великому князю, дающееся во всю его волю государеву, и вся потребная приношаху, хлеб и мёд и говяды, ова дарованием, иная же продаваху, и мосты на реках делаху, и везде станы стройны бяху, и всё бесчисленное воинство всякими потребами изобиловаху».

        Таким образом, анализ русских летописей показывает, что этнокультурные взаимосвязи мордвы с восточными славянами начались ещё в период Киевской Руси. Раннее включение мордвы в сферу влияния Киевской, затем Владимиро-Суздальской Руси, великих Московского и Рязанского княжеств, Нижегородского княжества, наконец, единого Российского государства способствовало укреплению этих связей. Летописные источники свидетельствуют о том, что мордва – один из осёдлых народов Восточной Европы, характеризующийся древней земледельческой культурой. Другой важной отраслью её хозяйства было животноводство.

        В русском летописании не отразилось деление мордвы на эрзю и мокшу, хотя, эти этноструктурные подразделения мордвы в первой половине второго

        тысячелетия нашей эры, то есть в то время, когда составлялись указанные летописи, уже существовали. 1

        В XV-XVI веках идёт процесс постепенного сближения мордвы с возвышающимся Московским княжеством, который закончился присоединением её к Российскому государству. С включением мордвы в состав России объём информации о ней значительно возрос. Множество чисто этнографических сведений о мордве содержат документы и акты XVI-XVII веков. К настоящему времени большая их часть опубликована и стала интенсивно использоваться исследователями.

        По значимости все материалы для изучения мордовского народа можно разделить на три группы. Для определения типов мордовских поселений, топонимии мордвы, так же, как и антропонимии, хозяйственных занятий незаменимый источник представляют писцовые книги, межевые, жалованные, разъезжие грамоты, челобитные. Для изучения дохристианских верований, процесса христианизации мордвы, а также синкретических форм религии и обрядов, антиклерикальных движений народов, важную роль играют духовные грамоты, донесения миссионеров. Общественная и семейная жизнь, обычное право, правовое положение мордвы в Российском государстве находят отражение в воеводских, оброчных грамотах, боярских приговорах, в грамотах на кормление, сыскных книгах, судебных показаниях, допросных речах, купчих.

        В XVIII веке, когда в России впервые стали проводить специальные научные исследования, включавшие и изучение культуры народов, её населяющих, это коснулось и мордвы. Важную роль в хоре коллекций мордовского народного костюма сыграла Кунсткамера, основанная в 1714 году. В 1725 году начала свою деятельность Российская академия наук, организовавшая крупнейшие экспедиции, часть из которых проводила исследования на территории Среднего Поволжья. Важно отметить, что уже в это время народная культура стала изучаться в качестве источника при решении проблем происхождения народов, их этнического родства.

        Одним из первых обратил внимание на родство «народов финского корпуса В.Н.Татищев. «А понеже и сибирские народы, – писал он,- финляндского языка употребляют и мордвины, которые во время Порфирородского в тех же дремучих лесах жили, в которых и ныне жительство имеют; магиары же, которых ныне венграми называем, знатно, ради близости мордвинцов и иных народов финского корпуса, что от оного языка к своей речи примешали… Всех народов, которые также речи употребляли, сродство их я вижу».1

        Очень верно и важно замечание Татищева, что «мокша» и «мордва» составляют один народ: «…в Руси доднесь народ сарматской моксели, моши и мокшане именуются и с мордвою один народ есть». Любопытен вывод Татищева, что мокшане – «народ сарматской». Хотя это утверждение в целом не утверждается работами современных исследований, однако, наличие значительного сарматского момента в культуре мордвы бесспорно.

        Участники Академических экспедиций (1768-1774 года – Паллас, И.И. Лепёхин, И.-П. Фальк, И.-Г. Георги) значительно дополнили и углубили наблюдения и выводы Татищева, собрали большой этнографический материал о мордве, в том числе и коллекции, представленные в Кунсткамеру.

        Г.-Ф. Миллер, будучи проездом в Казани, сумел за сравнительно короткий срок собрать данные, которые легли в основу его книги о живущих в Казанской губернии народах. Он приводит словарь, включающий более 300 мордовских слов, весьма ценный не только как лингвистический, но как этнографический источник.

        Критикуя Ф.-И. Страленберга, который писал о мокше и мордве, как о двух самостоятельных народах, Г.-Ф. Миллер замечает: «При сём приметил я, что Страленберг пишет о некотором языческом народе, который будто живёт между Ломовым, Тамбовом и Пензою, по его названию именуемый мохшиане; но под сим именем должно разуметь мордву, ибо они сами себя не называют мордвою, но маша, а некоторые из них эрзе. В оных местах инаго народа кроме мордвы не обретается; и то весьма странно, бут-то мохшиане есть особый народ».

        Особо следует остановиться на взглядах М.В.Ломоносова, внёсшего существенный вклад в разработку проблемы этногенеза славянских и финно-угорских, или «чудских», как он их называл, народов, выявление их этногенетических и этнокультурных связей. М.В.Ломоносов является едва ли не первым выразителем мысли о том, что в образовании русского народа принимали участие не только «славенские», но и «чудские» племена: «…и то правда, что от преселений и дел военных немалое число чудского поколения соединилось со племенами славянским и участие имеет в составлении российского народа».1

        М.В.Ломоносов правильно считал территорию расселения финно-угорских народов, или «чуди», в прошлом значительно большей: «Многие области, которые в самодержавство первых князей российских чудским народом обитаемы были, после славянами наполнились. Чуди часть с ними соединилась, часть, уступив место, уклонилась далее к северу и востоку. Это показывают некоторые остатки чудской породы, которые по словесным преданиям от славянского поколения отличаются, забыв употребление своего языка. От сего токмо многих сёл, но рек и городов и целых областей чудские имена в России, особливо в восточных и северных краях, поныне остались. Немалое число чудских слов в нашем языке обще употребляются».

        С глубоким уважением пишет М.В.Ломоносов о чудских народах как западных, так и восточных, об их древней культуре и общении со славянами, в результате чего ещё в древности происходило взаимное слияние: «…уже и тогда чудь со славянами в один народ по некоторым местам соединились. После того в первые христианские времена и в средние веки ещё много больше меж ними совокупление воспоследовало».

        Анализируя проблему происхождения финно-угорских народов, М.В.Ломоносов пришёл к выводу, что «…Ливония, Естляндия, Ингрия, Финия, Карелия, Лаппония, Пермия, черемиса, мордва, вотяки, зарыня говорят языками, немало сходными между собою, которые хотя и во многом разнятся, однако довольно показывают происхождение соё от одного начала».1

          1   2   3   4   5   6   7
        перейти в каталог файлов

        metodich.ru

        “Традиционная культура мордовского народа как средство развития личности”

        “Традиционная культура мордовского народа как средство развития личности”

        Интегративным компонентом духовной культуры является искусство. Оно включает в себя многие виды (хореография, музыка, литература, театр), которые необходимо максимально синтезировать на основе художественного труда для создания у ребенка целостной картины мира в его материальном и духовном единстве. Каждый из видов искусства обладает своим художественно-образным языком, спецификой воссоздания действительности, которая в свою очередь определяется особенностями тех или иных жизненных явлений и обстоятельств. Не все стороны жизни подвластны изображению в каком либо одном виде искусства. То, что подвластно музыке, не может выразить танец, то, что изображает литература, не может быть выражено средствами живописи. Для воспроизведения той или иной грани действительности в искусстве, достаточно средств, художественной выразительности того или иного вида искусства, но для создания в нашем восприятии целостного образа мира или обобщенного образа эпохи недостаточно какой – либо одной формы их отражения. В связи с этим необходим синтез различных видов искусства.

        Синтез в данном случае надо понимать как неделимый сплав, как многообразие в единстве представлений, как само искусство, которое является единой формой отражения действительности, но делится внутри себя на виды. Следовательно, искусство является источником постижения духовной культуры как прошлого, так и настоящего. Его широкое вовлечение в практику дает возможность составить более целостное представление о мире, об особенностях мировой, русской и национальных культур, специфике их взаимодействия и взаимопонимания, создать благоприятные условия для эстетического развития личности.

        Воспитание нового поколения невозможно без глубокого и разностороннего изучения традиций в области национальной культуры. Например, народный танец – это основа художественного творчества, которая сочетает в себе средства музыкального, пластичного, духовного и физического развития личности. Постигая искусство танца, в том числе народного и национального, мы даём себе возможность не только раскрепоститься, но и избавиться от негативного влияния окружающего мира. Изучая танец того или иного народа, человек получает уникальную возможность в легкой и доступной форме узнать ее культуру, ведь народный танец включает в себя накопленный веками опыт народа.

        Народный танец возник из ритуально-обрядовой практики, путем постепенного развития. Это означает, что в народном танце мы найдем отражение всей жизни народа и человека как личности, а также то, как он понимает и объясняет те или иные явления природы с помощью системы мифов и сказаний, преданий.

        В мордовском танце не так много зафиксированных танцевальных движений: ударные элементы ног, положения рук, подергивание плеч, подскоки, и т.д. Рисунок мордовского танца не отличается сложностью, однако сам танец существовал в различных своих проявлениях: хороводы-гадания, пляски-заклинания, игры, оформленные тростниковой дудкой (нюди) и скрипкой (карьга). Этнический танец мордвы напрямую связан с женским началом, с акцентировкой не мужской слабости, а женской силы. Помимо этого, из мордовского танца мы узнаем о «священных животных», почитаемых мордвой: это утка и медведь.

         Ритуально-обрядовая пластика неразрывно связана и с мордовским эпосом, с языческими божествами мордвы. Знакомясь с народным мордовским танцем, человек не только учится двигаться под необычным музыкальный ритм, но и открывает для себя особенности культуры финно-угорских народов, в основном, изучая культуру субэтносов мордвы –  мордвы-мокши и мордвы-эрзи.

        Музыка – вид искусства, который отражает действительность и воздействует на человека посредством осмысленных и особым образом организованных звуковых компонентов. Уникальным, хорошо сохранившимся во всех своих  основных компонентах, явления народного пения сложилась в Мордовии Левженская музыкальная традиция (Левжа – село в Рузаевском районе Мордовии). Не забыты многие эпические песни с сюжетами о священной березе – «мировом дереве» («КЕЛУ»), браке, чудесно рожденной земной девушки с небесным покровителем («Васальге»),   о вещих снах, говорящих птицах и животных.

        Основными носителями певческих традиций являются ансамбли из трех — восьми певиц, сложившиеся в быту по  семейно-родовому, поло- возрастному, реже — производственно-хозяйственному принципам. Из песен, приуроченных к обрядам, в Левже в наши дни бытуют песни земледельческого календаря, свадебные обряды и корильные величания, плясовые песни свадебного пира, а также похоронные и поминальные плачи. Основой вокального исполнения у мордвы является многоголосие.

        Инструментальная народная музыка представляет собой множество видов наигрышей, находящихся в исторически сложившихся отношениях и связях друг с другом и образующих динамическую целостность. Наибольшее развитие у мордвы получила обрядовая инструментальная музыка, в которой различаются два основных класса наигрышей: непрограммные и программные. С позиции художественного воспитания средствами национального искусства, последние программные наигрыши, представляют наибольший интерес, так как в основе их образно-языковой системы отчетливо прослеживаются знаки «ближнего окружения» материального мира, хорошо знакомые с раннего детства, сопровождающиеся назидательными оценками, присущими традиционной культуре.

        Обрядовая театрализация – это еще одна из древнейших форм эстетической деятельности человека. Театрализация в обрядовых действах мордвы, в художественном творчестве занимает одно из наиболее заметных мест. Возникновение народной драмы относится к тем временам, когда пока еще неосознанно, но уже ощутимо преображение и маскировка как театральные элементы стали применяться в магических, семейно – бытовых и похоронно – поминальных обрядах. В группе магических обрядовых действ интерес вызывают преимущественно те, что находятся в тесной взаимосвязи с эстетическими принципами народа. Позже драматизированная игра стала выступать как осознанное средство усиления и воспитания. Воспитание добротой, утверждение неразрывной связи человека с природой, сопричастность его к судьбе семьи, рода, села – такова в основном идейная направленность народно – театрального творчества. С драматургически выстроенными и логически завершенными эпизодами можно встретиться во время разыгрывания традиционной мордовской свадьбы. Гибкая и всегда актуальная по своей природе, народная драма немало делает в развитии личности, помогает наглядно представить духовную культуру и традиции народа.

        Например, «Дом девичего пива» – один из эрзянских праздников. В отличие от ряда других он наделялся особым смыслом: этот праздник посвящался молодым людям, в частности девушкам, которые готовили себя  к замужней жизни. Не только молодежь готовилась к празднику. Большое внимание уделяли ему и родители девушек. На протяжении всего времени девушки готовились к встрече гостей, вышивали подарки к будущей свадьбе, учились причитать, осваивали искусство многоголосного пения, составляли отдельные программы для стариков, молодых женщин, молодежи: подбирали соответствующие для той или иной группы гостей песенный репертуар, сочиняли загадки, пословицы и поговорки, шутки, игры. «Дому девичьего пива» большое внимание уделяло все село. Со временем этот богатый по театрализации  и многоцелевой обрядовый праздник ушел из жизни эрзян. Но то, что трогает душу людей, вновь и вновь приходит в память. Поэтому нет сомнения, что лучшие народные традиции продолжат свою жизнь. И если не в самом быту, то на сцене или в качестве массового представления они могут сыграть большую роль в сохранении духовного богатства народа.

        Воспитание нового поколения невозможно без глубокого и разностороннего изучения традиции в области детского фольклора, принципов народной педагогики по нравственному, эстетическому воспитанию. Детское творчество развивается параллельно с творчеством взрослых, видоизменяется детьми,  приобретая новую форму и содержание в процессе развития. Фольклор благотворно влияет на формирование мировоззрения и мироощущения подрастающего поколения. Яркие поэтические образы оказывают благотворное воздействие на ребенка. Он способствует правильному пониманию своих поступков, раскрытию тайн некоторых явлений природы и познать характер отдельных животных, играет огромную роль так же в обогащении словарного запаса детей. Мордовский детский фольклор предстает в многообразии жанров и способствует воспитанию у подрастающего поколения уважение к труду и правде, чувства любви к Родине.

        Мордовский фольклор был почти единственной формой словесного творчества народа. Передаваемые от поколения к поколению произведения мордовского устно-поэтического творчества знакомили и знакомят нас до сих пор со многими эпизодами из жизни мордвы. Мелодии, тексты, и действия, сохранившиеся и дошедшие до нашего времени в виде фольклора, несут в себе глубокие психологические «инструкции», которые создавались веками, хранились и передавались из поколения в поколение. Прелесть фольклора состоит в том, что он нас учит так, что мы не можем не научиться. Обучение при этом происходит как бы подспудно, незаметно, бессознательно – на уровне подсознания (такой тип обучения в традиционной психологии называется непроизвольным).

        Искусство играет огромную роль в жизни человеческого общества, обеспечивая создание, накопление и трансляцию духовного опыта и эстетических ценностей от поколения к поколению, от человека к человеку, от культуры к культуре. Исследование фольклора включает лучшее из народного поэтического наследия в арсенал средств воспитания и обучения детей в условиях современности. Это поможет воспитывать детей в духе народных традиций и обычаев, выдержавших испытание веков.

        Фольклор имеет огромное воспитательное и познавательное значение. Он способствует нравственному формированию и развитию эстетического мышления детей, правильному пониманию ими поступков и поведения взрослых. Фольклор помогает детям раскрыть тайну некоторых явлений природы и познать характер отдельных животных, играет огромную роль также в обогащения словарного запаса детей и развитию их творческих способностей.

        Литература:

        1. Бояркина Л. Б. Мордовская музыкальная энциклопедия. — Саранск: Мордов. кн. изд-во, 2011. — 432 с
        2. Брыжинский В.С. Мордовская народная драма: История. Проблемы реконструкции. Драматургия. Режиссура. Театр песни. Учебное пособие для студентов художественно творческих специальностей. – Саранск: Тип. «Красный Октябрь», 2003.-536 с.
        3. Бурнаев А. Г. Интервью с Л. Н. Акининой на тему «Болеро» (неопубликовано). Саранск: [б. и.], 2015.

        nsportal.ru

        3. Танцевальная культура Мордвы

        Заимствуя некоторые характерные особенности национальной пластики соседних народов, мордовский народ тем не менее оставался верен своим строгим манерам: сдержанная, твёрдая, определенная поступь в танце; движение рук, принимающих три или четыре статичных положения; положение головы – гордо поднятая; осанка прямой спины. Если, к примеру, в русском танце есть присядка, любой притоп идет с наклоном корпуса, то в мордовском наоборот – существует лишь полуприсядка и прямой корпус.

        Скромность девушки не в склоненной голове и застенчиво опущенных глазах, как в русском танце, а во внутренней собранности. Она смотрит прямо, взгляд ее строг, ни тени жеманства, либо пустого кокетства, при этом девушка не заигрывает с юношей, а демонстрирует свою уверенность и твердость. Черты характера мордвы – бескомпромиссность, доходящая до щепетильности, настойчивость и упорство – передаются в национальном танце: ничего лишнего, все графично, четко и определенно. Юноша не ведет девушку в танце за руку, как в русском, а наоборот, сопровождает ее рядом. Два гордых, два достойных один другого. Мордовский танец наивен и прост, но этим-то по-своему красив.

        Этнографы, изучавшие мордовский народ в прошлые века, также, как и современные учёные, свидетельствуют, что он с древнейших времен с помощью танца пластически выражал многообразие чувств (радость, мольбу, страх, скорбь, гнев, нежность, торжество и веселье). Все это, как и желание подражать природе, повадкам животных и птиц, передавать движения в работе земледельцев, охотников, сборщиков плодов и трав, формировало своеобразную «копилку» танцевальных элементов, порождаемых самой жизнью. Эти элементы, в свою очередь, развивая пластику тела и углубляя человеческую мысль о ней, складывались в определенную лексику танцевальных движений национального традиционного танца. Лексика служила и своеобразной пластической летописью, и формой передачи родовых традиций, и средством познания мира, и способом выявления разнообразных дарований.

        С древнейших времен в культуре мордвы сохранились хороводы-гаданияпляски-заклинаниямагические танцыдетские танцевальные игры,календарные плясовые действасвадебные пляскипереплясыобразные и сюжетные танцы, а также пантомимы.

        Истоки и основы танцевальной пластики мордовской хореографии закладывались в обрядовых представлениях, которые вплетались в структуру религиозных и бытовых традиций народа.

        П. Мельников-Печерский (1909) так описывает праздники и моления в честь Ангепатяй (богини жизни, добра и любви): «Накануне девушки изо всей деревни собирались вместе и с берёзовыми ветками в руках, с венками на голове ходили от дома к дому с громким пением. В своей песне обращались они к Анге-патяй, просяее сохранить жизнь прибавляя молитву Нишке-пазу, чтобы он прислал к ним женихов. Мужчины не имели права присутствовать при этой церемонии. Если бы какой-нибудь смельчак осмелился проникнуть в это время в кружок девушек, они бы имели право схватить его, трепать и щекотать, пока он не откупится десятком свежих яиц».

        Только дудник мог ходить с девушками, если они приглашали его играть на нехитром мордовском инструменте. Маленьким девочкам предоставлялось право нести березу (килей), украшенную полотенцами и карксчамаксом (передник без нагрудника). Под вечер девушки идут на ближайшую речку, ручей, ключ или к колодцу с песнями. Поставив деревце на берегу, выстраиваются вокруг него, кланяются ему трижды до земли. После поклонения божеству березы водят круговой хоровод с песнями, похожими на русские. В завершение праздника девушки начинали «кумиться». Для этого делали большие венки из березовых ветвей и целовались через них. Покумившись, девушки с громкими песнями возвращались в деревню.

        Рисунок танца выстраивался вокруг священного дерева из движений участников против часовой стрелки, из различного рода «змеек», малых и больших кругов S-образных фигур, полу-круга. Лексический мат-риал танца состоит из пружинистых шагов с остановкой со слегка присогнутыми коленями. Руки исполнительниц хоровода на протяжении танца опущены вдоль туловища и немного отведены в сторону, в руках – ветки березы, а если таковых нет, кисти полусогнуты ладонями вниз. Этот круговой хоровод постепенно перерастает в веселый, живой, задорный перепляс где участницы праздника соревнуются в манере исполнения танцевальных движений, также в пластике, в позировках и ракурсах, характерных для данного танца. По окончании веселья девушки кланяются божеству березы, снимают с головы венки и бросают их в воду. При этом замечают: чей венок поплывет, та девушка скоро выйдет замуж, а если потонет, то, возможно, скоро умрет.

        Мистические представления мордовского народа, вера в магические предсказания судьбы были известны как в древности, так и в настоящее время. Примером прорицательной мистики у мордвы являются хороводы-гадания.

        Гадание с помощью ковша. У священного источника участницы празднества выстраивались полукругом, опустившись на колени, устраивали благодарственные моления Ведяве. По окончании моления большой деревянный ковш обходил всех молящихся. Сам танец «водился» в роще с незамысловатым рисунком, танцующие двигались, огибая растущие деревья, держась за руки то змейкой, то какой-то непонятной геометрической фигурой, которую трудно в темноте различить. Заводящая хоровода держала в приподнятой руке связку колокольчиков, их звон дополнял чарующее пение участниц этого празднества. Очевидно, смысл танцевального действа в березовой роще заключается в том, чтобы скрыться от злого духа, вызвать его отвращение звоном колокольчиков и отогнать от себя.

        Следовательно, танцевальные движения хороводов-гаданий, исполняемые девушками на этих празднествах, несли в себе элементы святости, мистических представлений, веру в добрые предсказания судьбы посредством магии. Доказательством этого в обряде гадания является то, что заводящая хоровода брала ковш – кече (м., э.) Он был больших размеров (в этот ковш входило ведро пива). Заводящая черпала воду из святого источника, передавала его девушкам, которые в свою очередь по цепочке смотрели в нем отражение небесных звезд, покачиваясь то в одну, то в другую сторону, специально позвякивая при каждом движении своими колокольчиками. По окончании своеобразного магического действа девушка неожиданно для всех обливала водой из ковша участниц излюбленного гадания. Каждая желала попасть под живительные капли святой жидкости, получить своего рода очищение.

        Позднее рождаются анимистические представления, связанные с обожествлением ветра, солнца, дождя, грома, молнии, воды и т. Д., на которые стараются воздействовать приемами магии. На этой почве возникало стремление к служению, поклонению и почитанию обожествляемого культа. Он в свою очередь наполнялся символикой, становясь средством истолкования и понимания изобразительно-подражательных движений в мордовскихтанцах-заклинаниях, исполняемых во время обрядовых действий, сочетающих в себе молитвы и заклинания.

        Танцы-заклинания были основой религиозного ритуала, изображавшего напряженную битву жизни и смерти в борьбе с эпидемиями. Назначение этих танцев состояло в защите от болезней и опустошительных налетов вредителей сельско-хозяйственных культур. С помощью «танцев-заклинаниймагическое действо приобретало форму зрелищного произведения», считают исследователи: «После моления суеверная мордва устраивает гулянье. В прежние времена было обыкновение во время питья мирского пива барабанить в звонкие металлические вещи, как-то: в печные заслонки, медные тазы и т. П., под звуки оных брызгать вверх пивом, что в понятии мордвов означало дождь, гром и молнию». Праздник после магического гадания заканчивался возвращением девушек в деревню, они шли с протяжным пением, взявшись за руки.

        Здесь усматривается и другой момент – поклонение воде у святого родника. Этнограф В. Майнов (1877) отмечает, что «мордва, хотя, быть может, позднее и воплотила воду в антропоморфную личность Ведь-азырь-авы: при воде совершаются все моления, к воде ходит молиться новобрачная, мы видим обычай окропления священной водой».

        Эти обряды поклонения воде

        всегда были связаны с пляской, например: «В прежние времена после венчания молодую выводили на реку: здесь она, держа руки сверх головы, три раза кланялась в воду. Потом из дома новобрачного выносили ушат, наполняли из той реки водою и, отступив немного от берега, плясали вокруг него».

        С пляской были связаны и предания мордвы, например: «Бог грома, Пурьгинепаз, который плясал на собственной свадьбе с девкой Сыржей по лавкам, по столам, по скамьям, по палицам, по чашкам и ложкам. Вот почему, когда случается гроза, мордва думает, что Пурьгине-паз пляшет на небе; (как плясал на своей свадьбе перед похищением Сыржи на небо, у её родителей в избе)».

        Широко были распространены магические обряды при начале пахоты, сева, уборки урожая, для вызывания дождя, для обеспечения удачи на охоте, войне и так далее. Раздетые донага женщины выстраивались вдоль межи своих полей со словами заклинания, с вверх поднятыми руками и движениями их из стороны в сторону, проделывая круговые взмахи вперед, обращенные к небу, демонстрируя с помощью выразительной пластики рук магическое действие ритуального танца.

        Весьма интересен молян, совершаемый мордвой в честь бога грома и молнии, в котором проявляется смешение элементов язычества, христианской религии: «…вся мордва от мала до велика становится на колени и молится».

        Этнограф И. Русанов (1868) отметил, что, «обратясь на восток и изображая на себе крестное знамение, произносят во всеуслышание молитву». АА. Листов (1866) заметил, что «два или три старика приглашают праздновать с ними мо-лян умерших сродников. После того взрослые мужчины становятся друг около друга с караваями хлеба, образуя полукруг, по которому пробираются три старика, подходя к каждому, вынимая ножом небольшие части хлеба … По окончании молитвы все садятся на траву кружками и начинается обед». В этом молении рисунок религиозного действия вплетен в танец мордвы, исполняемый во время календарно-обрядовых праздников.

        Так, многие танцевальные элементы мордовских групповых плясок связаны с магией плодородия: «…для них характерны равномерные несколько тяжеловесные «топтания» на всей ступне на месте или медленное движение по кругу, в чем можно усмотреть архаичные представления о том, что «удары» по земле ногой, палкой способствуют оплодотворению земли и хорошему урожаю. Эти реликты древней земледельческой магии отражены в народной поэзии (девушка, приплясывая, идет по полю – появляется трава, по лесу – вырастают деревья, по селу – родятся мальчики) и в обрядовой культуре (сваха на свадьбе мерно стучит люляма или ритуальным посохом о землю – пожелания чадородия невесте)».

        Из приведенных примеров видно, что в танцевальных движениях прошлого заключалась магическая функция, как в шумящих и в звенящих украшениях, которые повлияли на пластику танцевальной культуры мордвы и дополнили ее.

        Наиболее ярко магические функции шумящезвенящих украшений как оберегов всего женского тела проявляются в свадебной пластике. Она имела большое значение, потому что связывалась с такими событиями, как выбор невесты, создание семьи, продолжение рода, сохранение и укрепление общинных устоев. Доказательством этому служит фольклорный мокшанский женский танец села Мордовская Поляна Зубово-Полянского района (1968), записанный телевидением Мордовии. Шумящезвенящие украшения в нем влияли на пластику, а через телодвижения магического и эротического характера исполнительницы символически воздействовали на окружающую природу. При этом у мокшанок «грудь покрывается сеткою, состоящей из множества серебряных переплетенных между собой кружочков. На шею вешают множество красных ожерельев с медными бубенчиками, гремящими при каждом движении тела», этим возбуждая и воспламеняя в пляске любовную страсть. В подобных танцах в период язычества отражались религиозные верования мордвы.

        Эта оригинальная пляска женщин, возможно, связана с каким-то семейным обрядовым праздником, например, в честь богини двора Юрхтавы – Юрхт озкс (м.) или Вермавы (м.) в Вербное воскресенье молян-братчин, которые всегда заканчивались пиршеством, танцами и пением хороводных, плясовых песен. Танцевальные движения эротической пляски: удары ногой и хлопки в ладоши – несли в себе, по мнению М. Евсевьева, магическое символическое значение, а впоследствии потеряли свой смысл и приняли форму забавы.

        Своеобразный пластический танец женщины исполняют по кругу, двигаясь против часовой стрелки. В такт музыке слегка приподнимают ступни ног, делают быстрые удары (переборы), меняют положение «носок – каблук», поворачиваются то в одну, то в другую сторону, одновременно меняя положение рук на талии, поднятых вверх и согнутых в локтях на 90 градусов с приоткрытыми ладонями наружу или собранными в кулак от себя, или производят свободный перевод их вдоль туловища из стороны в сторону. Исполнительницы, не останавливаясь в движении танца, делают быстрые переводы бедер от талии вперёд-обратно попеременно, одновременно отводя плечи в противоположную сторону, отчего происходит интенсивное колыхание на груди шумяще-звенящих украшений, производя сильное впечатление на окружающих зрителей. В этом заключался глубинный смысл о новой нарождающейся жизни, символизируя энергию, красоту, молодость женщины и земли. Магия танца достигается женщинами через пластический образ, с помощью дополнительного звучания множества подвесок, колокольчиков и бубенчиков, серебряных монет, жетонов, мелькающий блеск и перезвон которых сливается в характерную гипнотизирующую музыку, согласную с ритмичными движениями ног, рук, бедер и плеч, сливаясь в гармонии с цветовой гаммой красочного костюма.

        В сущности загадочные, ритмичные телодвижения танцующих исполнительниц наполнены эмоциональной приподнятостью, восторженным весельем, чувственным воспроизведением элементов эротического характера, создавая выразительную пластику, гипнотизирующий эффект. Таким простым средством в прошлом можно было избежать вселения злых и завистливых духов в человеческое тело.

        В моменты технической импровизации движений танца женщины сопровождали их словесными восклицаниями и выкриками пара (м.), вадря (э.) – «хорошо», обращаясь к мужчинам – палама (м.), паламо (э.) – «поцелуй». Этот эмоциональный всплеск танцующих исполнительниц связан с переполняющими их чувствами. Следовательно, динамичные движения эротического характера вошли в танцевальную культуру мордвы, как и символы люляма (м.), лю-лямо (э.) и штатол (м., э.), символизирующие в древности фаллос в обрядах.

        Так, например, М. Маркелов отметил, что во время праздника саратовской мордвы Роштовань куда (1922) совершается обряд сюлгамо микшнема (продать сюлгамы – булавки), когда «из соломы или тонких прутьев делаются колечки и нанизыва-ются мужчине на половой орган. Он ходит по комнате и кричит: «Сюлгамот жшнян, рамадо дешевасто» («продаются булавки, дёшево»), – выборный ста-роста заставляет девиц покупать, а кто не покупает, то есть не берёт с члена эти колечки, той показывает староста 25 жгутов. Приказ выполняет одно из выборных лиц». После чего начинается разгул веселья с песнями и пляской эротического характера с элементами, символизирующими энергию жизни, связанную с оплодотворением и воспроизведением земли.

        В другом обряде, как описывает И. Смирнов (1895), перенос свечей (штатол) происходит так (1895): «Женщины, попивши и поевши, несут свечи к соседу. Во главе процессии идут три бабы с так называемыми алашат – палками, концы которых обделаны в виде конских голов. За ними еще три бабы едут верхом на палках аршина в 2 – 2,5 длиной. Вся компания распевает грубо-эротические песни. Мужчины старательно избегают встречи с ними ввиду того, что попавший в руки к бабам делается жертвой безобразных издевательств. Несчастного раздевают донага, поднимают на плечи и несут по улицам, высказывая весьма откровенные соображения насчет малых и больших физических ресурсов своей жертвы».

        В. Майнов пишет (1877), что в других обычаях проявляется «значительная разнузданность при танцах, указывая на культ какой-то мордовскойАфродиты». Он связан с богиней детопроизвоства и деторождения Вермавой. Ей поклонялись и устраивали моления, в жертву ей давали рыбью голову, девушек кормили икрой, детей – кашей. «Приготовления к её моляну делаются за три или четыре дня до Вербного воскресенья; это праздник девок, которые делают складчину, варят пуре, пляшут особую пляску, явно священную, так как сущность ее символизирует акт совокупления, и совершают затем явно в честь Вермавы свальный грех». Г. Снежницкий указывает (1895), что в этот священный праздник много суеты, «молодежь обоего пола свободно веселится, поёт песни, производит соблазнительные игры, пляску, не без жестов, оскверняющих христианство».

        ЕпископМакарий тоже отмечал, что в это время «пляшут обыкновенно попарно, или же две девки, причем одна изображает мужчину». «При танцах мордва пляшет довольно грациозно, выделывая чрезвычайно мелкие антраша, – написал Н. Прозин о празднике пензенской мордвы (1865), – а начинают они пляску, становясь друг против друга и топая ногами, женщины складывают при этом руки на груди, а в середине пляски подбочениваются, молодую мордовку обыкновенно долго уговаривают, пока она согласится сплясать, но зато, когда она уже решится начать пляску, то пляшет до упаду». Все праздничное торжество в честь богини Вермавы заканчивается плясками и неприличными кувырканиями, а также песнями, мотив которых однообразен, причем преобладают всегда две ноты.

        В танцевальном искусстве приемы магических заклинаний могут быть неожиданными по силе воздействия на зрителя с помощью различных телодвижений, шумящих и звенящих предметов в костюме, в синтезе со словесным и музыкальным сопровождением. Использование шумящезвенящих украшений в женском костюме служило не только для оберега от злых духов, но и как своеобразный элемент, дополняющий, а иногда и направляющий пластику мордовской хореографии в определенное русло оригинальных телодвижений эротического характера. Кроме того, многие из этих явлений прошлого встречаются в настоящее время в народном (образном и сюжетном) танце.

        Исследователи XIX–XX вв. отмечали, что у финно-угорских народов существовали магические обряды с масками и ряжением. Это подтверждается приме-рами борьбы с масками смерти, холеры и др., взятых из мордовского фольклора: в молениях от эпидемий (стака мор-озкс), от саранчи(цирькун-озкс). Магия участниками обрядового действия осуществлялась языком пластики танца и пантомимой в сочетании с костюмами исполнителей. Танцевальное таинство совершалось то плавными и величавыми, то задорными и темпераментными движениями рук, ног, корпуса и головы; то бегая вприпрыжку, то ползая на животе, роя пальцами землю; то медленно уходя прочь, время от времени оглядываясь, создавая синхронными телодвижениями образ страха.

        Через ритмические танцы-заклинания изображали битву жизни и смерти, с которыми мордва связывала свои представления о таинственных злых силах, опутывающих человека загадочным колдовством. Хореографическая же игра в обрядовых действах выступала как активная форма мышления и волеизъявления на-рода, выражавшего свои этнические черты.

        Таков пример традиционного танца, записанный в мокшанском селе Сузгарье Рузаевского района (1993). Это христианский обряд крещения, а также праздник после этого события – семейное торжество, связанное с рождением ребенка, его крестинами и наречением имени. Одним из интереснейших моментов застольного веселья является парная пляска названых крестных по отношению к родителям крестника со стороны мужа и жены (кумы и кума). В разгар веселья под музыку гармониста все присутствующие гости просят крестных сплясать. Кум выходит на середину избы и, приплясывая, подходит к столу, приглашая куму к танцу. Под хлопки в ладоши присутствующих родных, громко звучащую музыку начинается смешной, забавный, озорной танец с шутками и прибаутками. Кум, мелко топая ногами и размахивая руками, медленно приближается к куме, а она в свою очередь изображает строгую и неприступную женщину, медленно уходит от него. Здесь и разворачивается образное действие парной пляски. Ее драматизм заключается в том, что кум протягивает руки к куме с желанием ее обнять, а она не хочет этого ухаживания, уходит в сторону, виляя бедрами, тем самым вызывая та кой пластикой одобрительную улыбку у присутствующих женщин и привлекая внимание мужчин. Кум догоняет ее, нежно берет то одну, то другую руку и кладет их на плечи, ласково целуя куму в щеку. Кума не сопротивляется, а наоборот, закрывает глаза и незатейливыми телодвижениями изображает удовольствие, выдавая мелкую дрожь, чем вновь вызывает у сидящих гостей веселый смех. Недоступная женщина теряет контроль над собой, но в самый ответственный момент пляски, когда рука мужчины преднамеренно достигает бедра кумы, грубо отталкивает его от себя, в результате чего он падает на пол. Кум, изображая «разъяренного быка», устремляется за уходящей кумой, желая ухватить ее за талию. Она уворачивается, делает интенсивный поворот то в одну, то в другую сторону, слегка подергивает плечами. Кум никак не может приблизиться к ней, так как ее праздничный костюм украшен различными металлическими подвесками, которые, располагаясь на бедрах, ударяют его по рукам, тем самым оберегают куму от назойливого мужчины. Кум отходит в сторону, этим пляска и заканчивается. Кума быстро уходит к столу и садится на свое место, а кум, махнув рукой, просит другую женщину сплясать с ним в паре. Отличительной чертой этого мокшанского танца является то, что «мужчина без женщины не пляшет, а женщина – без мужчины. Не пляшут и со своей женой или со своим мужем», – пишет М. Мурашко (1995).

        Отметим, что такое явление мы встречаем не только у мордвы, но и у марийцев. В свадебных плясках «допляшет жених до невесты, приподнимет картуз, поклонится ей, пройдет в пляске мимо нее, уйдет далеко-далеко, а потом поворачивается и снова пойдет пляской в сторону другой девушки. Невеста все равно что уточка по воде плавает, и сюда повернется, и туда, и круг сделает. Жених пляшет и на невесту смотрит». В процессе этого танца мужчина должен показать свое мастерство, ритмический рисунок движений, проявить характер, который всецело зависит от исполняемой музыки.

        Своеобразной находкой, имеющей значение для изучения танцевальной культуры мордовского народа, явилась вышивка, на которой изображены уточки, плывущие одна за другой. Другие изображения птиц – парные, стоящие по сторонам дерева, зеркально обращенные друг к другу. Танцевальные образы совпадают с иллюстративным орнаментом вышивки в пластике и движениях эрзянского танца села Старые Найманы Большеберезниковского района (1995). Образ степенной, веселой и озорной птицы передается исполнительницами с помощью движений изобразительно-подражательного характера. Телодвижения участниц копируют уточек, как они плывут, плещутся в воде, стряхивают капельки с крыльев и хвостика, хвастаются, поворачиваясь то одним, то другим боком, стесняются, пряча маленькую голову под свое крыло.

        Подчеркнем, что изобразительная пластика и названия узоров вышивки, связанные с животным миром, являются основанием мокшанского народного танца, записанного фольклорной экспедицией (1993) в селе Перхляй Рузаевского района. Танец исполнялся девушками на посиделках вРождественскомдоме. Его пластика построена на элементах шутки и игры, воссоздает образ рогатого животного, что подчеркивает и деталь женского костюма оригинальный головной убор – цветная шаль – руця, накрученная в виде чалмы с одним или двумя «рогами». При движении исполнительниц ритмичный топот сопровождается звоном и блеском нагрудных украшений из серебряных монет. Ритмический рисунок выстукиваний также дополняет и усиливает звон поясного (набедренного) украшения – килькшт, на котором, в отличие от эрзянского пулая, по бедрам располагаются различной длины подвески – каркс пет, с нанизанными на них бубенцами – корейнят и различными погремушками. Танцевальная лексика участников действия насыщена мелкими движениями ударного, дробного характера.

        Ритм пляски женщины сопровождают хлопками в ладоши. Танцоры исполняют своеобразное «бодание», «лягание», «топотню» ногами, изображая животное руками с наклоном корпуса и головы вперед, издавая при этом сильный звук.

        Образное изложение танцевальных элементов, связанных с животным миром, можно найти и в причитаниях невесты, записанных А. Шахматовым

        «Я владею рогами бодающей коровы,

        Я владею копытами лошади,

        Я бодну и лягну… «.

        В этих народных движениях изобразительно-подражательного характера можно усмотреть архаичные элементы священной пляски, в древности связанные у мордвы с жертвоприношениями быка, символизирующего умирающего человека. В частности, быку, приведенному на заклание, «делают поясной поклон, а женщины, сверх того, набрасывают платок или холст, затем поднимают плач, кланяясь быку в ноги». Поэтому образное воспроизведение рогатых животных сохранилось в пластике национального танца.

        Мокшанский танец. Как указывают исследователи XVIII–XIX вв., он отличается от эрзянского тем, что «многочисленные нагрудные, пышные набедренные украшения зрительно делали женскую фигуру устойчивой и тяжеловесной, словно вырастающей из земли, а толстые ноги, которые таковыми получались благодаря аккуратно обернутым белым обмоткам, напоминали стволы берез». Отмечалось также, что мокшанки щеголяли своими нога-ми, одевая короткие рубахи, так как главными достоинствами женщины считалось здоровье, сила, выносливость, а костюм подчеркивал эти качества. В такой одежде движения девушек и молодых женщин были замедленными, грузными, лишенными легкости. Показательно в этом плане описание внешнего вида приволжских мокшанок, сделанное И. Смирновым (1895): «Мокша отличается большей массивностью сложения и вытекающей отсюда неповоротливостью. Не обладая грацией и изяществом движений, мокшанские девушки и женщины проявляют в походке, в говоре, в жестах самоуверенную силу и энергию. Прямой, несколько откинутый взад стан, тяжелые размашистые движения, громкая речь с несколько хрипловатыми нотами».

        Все это отразилось в пластике женского танца. Особенно интересна пляска в доме жениха по приезду свахи с невестой, когда «девушки и молодые женщины с поднятыми вверх руками (очевидно, символ дерева или обращение к солнцу) ходят по кругу, слегка пританцовывая и звеня пайгонят, а сваха выплясывает посреди круга, делая резкие движения, подпрыгивая, иногда переходя на дробь».

        А. Шахматов пишет (1910): «Девки одевалися в самые лучшие наряды, а красивые, ловкие и статные надевали старинную, особенно нарядную, одежду – … вышитую мишурой, блестками и увешанную по плечам и рукавам маленькими бубенчиками и лаже колокольчиками; звучно побрякивая ими в такт во время пляски, девка блистала в ярком пурпуровом наряде». По этой причине мокшанский танец имеет ряд особенностей. С. Рыковвыделяет мелкие движения ног и не-большой шаг, приводя песню мордвы Рязанской области (1933): «Ходит баба, семенит, колокольчиками звенит». Руки мокшанок в танцевальных действах не могут свободно двигаться и подниматься выше уровня головы, так как тяжелые массивные украшения находятся не только на груди, но иногда покрывают и плечи, что вызывает определенные затруднения в переводе рук. Они принимают статичное вертикальное или горизонтальное положение в танце, неся в себе смысловую значимость в пластике мокшанской народной хореографии.

        Эрзянский танец. Говоря о пластике и внешнем виде девушек-эрзянок, П. Мельников-Печерский отмечает изысканную одежду и походку, сравниваемую с поступью породистой лошади, которая держит голову прямо, не опуская глаз в землю, ступая, сильно и ровно. «Катя, Катерька (то есть Катенька), матерька, щегольски одевается, ходит щегольски и важно. Ай, в саратовских чулках, в высокопятых башмаках, в шестиполосной узорчатой рубахе, с двенадцатью платками за поясом, как заря горит она в штофном платье… Софья Рязанова! Как облупленная липа – бело ее тело; как скатанный льняной холст – на ногах ее обувь; походка ее, как у детища лучшей лошади». А. Шахматов отмечал, что наКрасную Горку «девки целые ночи водят с парня-ми хороводы: от вечерней до утренней зари раздаются по селу их громкие песни, то вдруг заиграют «дали-ли-ли-да-да», и под эту песню и игру на рожке, на котором некоторые парни играют мастерски, девки идут плясать: хоровод образует продолговатый круг, в середину которого выходят две девушки, начинают потаптывать на месте и, медленно разводя руками, подергивая плечами и станом, переходят с места на место (меняются местами) – в этом и состоит вся пляска».

        К. Фукс писал, что эрзянские женщины Казанской губернии (1839) «высокого роста, плечисты и до старости ходят прямо; между ними встречаются с правильными и очень красивыми лицами. Из всех финских племен мордва есть народ самый здоровый и стройный». Им отмечена другая особенность – эрзянские девушки прекрасно владели не только мордовским, но и русским танцем: «Все это было заключено русскою пляскою». Пластика эрзянского танца сдержанна, степенна, скромна и изящна в отличие от мокшанской.

        У мордвы есть несколько видов хороводов. В одних разыгрываются сюжеты на производственную темы – исполнители изображают одновременно и работающих людей, и предметы их труда. Содержанием других является свободная фантазия на тему песен и показ характеров поступков изображаемых персонажей.

        Хоровод «Шунян Анкан казтозо» («Холст Шуниной Анки») исполняется двумя группами. Одна (преимущественно из детей) располагалась в две шеренги и изображала ткацкий стан, вторая представляла орудие труда и самих ткачих. В основу хоровода положена песня.

        На столкновение двух противоборствующих групп – мужчин и женщин – строились двухлиненйные хороводы, наиболее распространенным из которых был «Амы парку парили». В его основе – хороводная песня свадебного репертуара. Мужская группа стремиться заиметь нового члена семьи, женская не желает расставаться с ним даже за большой выкуп. Хоровод продолжается до тех пор, пока во второй группе не остается ни одного человека.

        Примером кругового хоровода может служить игровая песня «Маковица – головица». Хоровод водиться вокруг разукрашенной разноцветными ленточками березки. Драматизированная игра происходит внутри круга.

        studfiles.net

        Археологические культуры в Предуралье и Поволжье. Мордва

        

        Археологические культуры в Предуралье и Поволжье. Мордва

        Археологические культуры в Предуралье и Поволжье.

        Мордва

        Археологические памятники.

        Зпоха раннего средневековья открывает новый период истории мордовского народа. Это связано не только с тем, что он стал определять характер этнических и социальных процессов в крае. Новый этап в жизни мордовского народа обусловлен и тем, что в его рамках происходит формирование этнических признаков мокшанской и эрзянской культуры, которые, сложившись в основных чертах уже к середине и тыс. н. э., окончательно выкристаллизовываются в домонгольский период. Это было время коренных изменений социально-экономической базы древнемордовского общества, закономерно ведущих к ускорению распада родоплеменных отношений и зарождению предпосылок для возникновения государственного образования. Первое письменное упоминание этнонима «мордва» (Mordens) среди других народов Восточной Европы содержится в сочинении «О происхождении и деяниях готов» историка Иордана (VI в.). Позднее известие об области Мордия (Mordia) встречается в трактате «Об управлении империей», приписываемом византийскому императору Константину VII Багрянородному (908 — 959 гг.). В настоящее время большинство ученых считают, что этноним «мордва» имеет ираноязычное происхождение (древнеперсидское martiua — мужчина, человек; мордовское муръд, миръде — мужчина, муж).
        Мордва-мокша как народ и страна Моксель (Moxel) впервые упоминаются в отчете о путешествии 1253 — 1255 гг. в ставку Великого хана монголов монаха-францисканца Гильома Рубрука. Этноним «эрзя» под наименованием арджанов упоминается при описании покорения Среднего Поволжья монголами в труде «Сборник летописей» иранского историка Рашид-ад-Дина (1247 — 1318 гг.)

        2.1. Историческая география раннесредневековой мордвы

        К началу эпохи раннего средневековья в результате расселения из районов Нижнего Присурья древнемордовское население было окончательно дифференцировано на несколько племенных группировок, в среде которых в дальнейшем формировались языковые и этнографические особенности мокшанской и эрзянской культур. Они имели компактные территории проживания в пределах Мокшанско-Сурского междуречья.
        В конце первой четверти и тыс. н. э. часть древнемордовских племен из низовий Суры продвигается на юг вверх по течению и занимает пространства Верхнего Присурья. С их приходом там появляются первые грунтовые могильники (Селиксенский, Шемышейский). В прилегающих с запада районах Верхнего Примокшанья они застали близкородственное население периферии рязанско-окского культурного мира. Основная масса создателей рязанско-окской культуры проживала по течению Оки в рязанских землях и в Нижнем Примокшанье, где ими оставлены Кошибеевский, Шатришенский и другие могильники.
        Верхнесурские пространства стали очагом формирования древнемок-шанской культуры. Эти процессы происходили на всем протяжении второй четверти и тыс. н. э. и сопровождались активным обогащением древнемордовской культуры рязанско-окскими традициями, носители которых постепенно растворялись в мордовской среде.

        Основные признаки древнемокшанской культуры (погребение умерших головой на юг, формовка лепных горшковидных сосудов) сложились здесь к середине V в. Одновременно с этими процессами на рубеже III — IV вв. в бассейне реки Теши оформляется качественно новый очаг древнемордовской культуры — древнеэрзянский. Его истоки связаны с передвижением на запад из Нижнего Посурья в конце первой четверти и тыс. н. э. другой волны древнемордовского населения. В отличие от соплеменников, занявших верхнесурские пространства и вступивших в ассимиляционные процессы с рязанско-окским населением, древняя мордва застала в лесных массивах по Теше разрозненное близкородственное позднегородецкое население, которое в силу своей малочисленности не сыграло заметной роли в сложении древнеэрзянской культуры. В погребальных комплексах Абрамовского, Погибловского и других могильников характерные признаки древнеэрзянской культуры (погребение умерших головой на север, традиции формовки мисковидной посуды) выделяются здесь уже в IV в.
        Древнемордовские племена, оставшиеся в Нижнем Присурье после ухода основной массы соплеменников, проживали здесь до начала VIII в. (Иваньковский могильник). Развитие их культуры было ориентировано прежде всего на древнеэрзянский культурный очаг. Тенденция к объединению нижнесурского и древнеэрзянского населения определялась не только сопредельностью территорий этих племенных групп, но и внешними факторами.

        В середине и тыс. на территории Среднего Посурья расселяется чужеродное местным поволжско-финским племенам население, оставившее памятники именьковской культуры. Этническая атрибуция ее носителей окончательно не установлена, хотя в последние годы все больше сторонников приобретает гипотеза славянского этноса. Их появление на Суре было связано с расширением именьковского ареала, основные территории которого простирались от Нижней Камы на севере до Самарской Луки на юге. Именьковцы прочно обосновались на среднесурских землях и создали здесь мощную систему городищ, в которую входило известное городище Ош-Пандо у села Сайнино Дубенского района.
        Расселение именьковских племен в Среднем Посурье привело к изоляции мордовского верхнесурского (древнемокшанского) населения от соплеменников на Нижней Суре, которые к последней четверти и тыс. покидают исконные нижнесурские земли и сливаются с древнеэрзянским населением.
        Дальнейшее развитие эрзянской раннесредневековой культуры в последней четверти и первой четверти II тыс. происходит в основном на землях по Пьяне и Теше. С VIII в. отдельные племена осваивают также пространства Среднего Примокшанья. На протяжении пяти столетий они оставались под контролем эрзянского населения, что способствовало плотному заселению территории и оформлению в арзамасском течении Теши эрзянского племенного центра.
        Искусственная изоляция древнемокшанского населения Верхнего Посурья вследствие расселения именьковских племен в середине и тыс. вела
        Финно-угорские племена вместе со славянами и тюрками оказались в центре внимания византийских авторов на заключительном этапе великого переселения народов (VI- VII вв.).

        Однако на первых порах византийцы не могли или не хотели более или менее четко разобраться в именах народов, попавших в их поле зрения. Изменение ситуации произошло в X в. и было связано с именем Константина VII Багрянородного (в 944 – 955 гг. – император Византии). В 948 – 952 гг. он создал трактат «Обуправлении империей», в котором писал: «Пачинакия (т. е. Печенегия. – Авт.). отстоит от Узии и Хазарии на пять дней пути, от Алании- на шесть дней, от Мордии – на десять дней…». В другом месте он указывал: «В Меотидское море впадает много больших рек; к северной стороне от него – река Днепр, от которой росы продвигаются и в Черную Булгарию, и в Хазарию, ив Мордию…». Это было второе упоминание о мордве и мордовском крае в письменном источнике. Оно свидетельствовало о пристальном интересе византийцев к средневолжскомурегиону. Источником сведений Константина Багрянородного о мордве и мордовском крае могли быть рассказы печенегов, контактировавших с Византией. Однако не стоит исключать посредничество варягов и русов к самобытному развитию его культуры. Последующие два столетия стали временем стабилизации древнемокшанского общества, способствовавшей окончательной унификации культуры и увеличению плотности верхнесурского населения. Новая страница истории древнемокшанских племен связана с их переселением на рубеже VII – VIII вв. в Мокшанско-Цнинское междуречье.
        В конце VII в. под давлением продвигавшихся вверх по Волге агрессивных булгарских орд носители именьковской культуры покинули средневолжские земли и ушли в левобережье Среднего Поднепровья, где они приняли активное участие в формировании восточнославянских племен. В движение пришло и древнемокшанское население Верхнего Посурья, основная масса которого продвинулась на запад и заняла пустовавшие с позднегородецкого времени земли по Валу и Средней Цне. Оно сразу смогло адаптироваться на новой территории благодаря высокому уровню развития комплексного хозяйства. Быстрому освоению нового района проживания способствовали природные условия, сходные с покинутыми верхнесурскими землями и весьма благоприятные для занятий земледелием и скотоводством. К тому же в начале VIII в. количество и плотность населения на землях по Валу и Цне значительно увеличились с приходом сюда из прилегающих районов среднего течения Оки носителей рязанско-окской культуры. Их предки еще в период проживания мордовских племен на Верхней Суре принимали активное участие в формировании древнемокшанской культуры. Это обстоятельство упрощало и одновременно стимулировало процессы внедрения в древнемордовскую среду близкородственного населения. Основная масса рязанско-окских племен довольно быстро растворилась среди среднецнинской мордвы, оставив в ее культуре некоторые детали погребальной обрядности (восточная ориентировка умерших) и элементы женского головного убора (налобные венчики). Лишь небольшая рязанско-окская группа концентрируется в Нижнем Примокшанье и продолжает развивать свою самобытную культуру, представленную яркими материалами Шокшинского могильника у села Куликово Теньгушевского района вплоть до XI в.
        В середине VIII в. на степных и лесостепных просторах Приазовья и Подонья племенными объединениями хазар, болгар и алан было создано раннефеодальное государство — Хазарский каганат, северные границы которого находились в непосредственной близости от южномордовских земель на Цне. С этого времени на протяжении двух столетий раннесредневековая культура мокшанских племен испытывала существенное влияние прежде всего аланских племен, составлявших основную массу приграничного населения каганата в верховьях Дона. Опираясь на сообщения правителя Хазарии царя Иосифа (X в.) о подвластных ему народах, исследователи отмечают, что мордовские земли входили в зону экономического контроля каганата и были обложены данью.
        В конце IX в. в степи Подонья и Приазовья ворвались печенежские орды, которые к середине X в. разорили все оседлые поселки, многие хазарские города, подорвав экономическую основу каганата.

        В 965 г. князь Святослав нанес последний удар Хазарии, взяв столицу Итиль и пограничную крепость Саркел, которую переименовал в Белую Вежу. Отдельные группы верхнедонского населения, спасаясь от печенежского нашествия, ушли на север и растворились среди мокшанских племен Цнинско-Вадского междуречья. С их ассимиляцией в мордовской среде начинает распространяться обряд погребения женщин в скорченном положении — на боку с согнутыми в коленях ногами и подтянутыми к лицу кистями рук. Это становится характерной чертой погребального обряда мокшанского и эрзянского населения в XI — XIV вв.
        Начало колонизации восточнославянскими племенами вятичей рязанской земли и появление в опустевших степях Подонья и Приазовья агрессивных кочевых орд половцев в середине XI в. дестабилизировали обстановку на юго-западных границах расселения мордовских племен. Мокшанское население покидает земли по среднему течению Цны и уходит в лесные массивы Мокшанско-Вадского междуречья. К началу XII в. потомки средне-цнинской мордвы, культура которых известна благодаря широко раскопанным Мордовско-Паркинскому (Краснослободский район), Стародевиченскому (Ельниковский район), Кельгенинскому (Зубово-Полянский район) могильникам, плотно заселяют притоки Вада, Верхнее и Среднее Примокшанье. Земли Среднего Примокшанья к началу XIII в., судя по насыщенности памятников этого времени, становятся племенным центром.
        В предмонгольский период особенно отчетливо начинают прослеживаться интеграционные процессы между племенными союзами мордвы-мокши и мордвы-эрзи. к XII в. их материальная культура настолько унифицируется, что основным этнокультурным индикатором остается лишь обряд погребения головой на север у эрзянского и на юг у мокшанского населения. С концентрацией мокшанских племен на примокшанских пространствах, непосредственно примыкавших с севера к исконным землям эрзянских племен по Теше и Пьяне, восстанавливается территориальная общность средневековой мордвы. Эти процессы совпали по времени с ускорением распада родо-племенных и началом становления раннефеодальных отношений у мордвы.
        Существенное влияние на темпы консолидационного процесса в мордовской среде оказали и внешние факторы. За политический и экономический приоритет на мордовских землях начинают бороться князья северо-восточной Руси, с одной стороны, и феодалы Волжской Булгарии — с другой. Третьей политической силой в этой борьбе выступает мордва, которая стремится, порой небезуспешно (например, события 1103 г.), отстоять свою территорию и независимость. В XI — XII вв. мокшанские и эрзянские земли покрываются густой сетью укрепленных рвами и валами городищ, упоминаемых русскими летописями как мордовские «тверди». С этого времени началась сложная, насыщенная противоречивыми событиями история взаимоотношений трех народов, сведения о которой восстанавливаются в основном по русским летописям и восточным хроникам.

        2.2. Хозяйственное развитие

        Экономической основой раннесредневекового мордовского общества являлось сельское хозяйство, которое базировалось на земледелии и приселищном животноводстве. Такому направлению хозяйственной деятельности мордвы способствовали природно-географические условия. Раннесредневековые археологические памятники мордвы приурочены к участкам плодородных серых и дерново-подзолистых почв смешанных и широколиственных лесов. Обширные луга речных пойм создавали надежную базу для животноводства.
        Вплоть до рубежа и — II тыс. господствующими системами земледелия мордовских племен были подсека и перелог. Основой подсечно-огневого земледелия является использование плодородных лесных земель, освобождаемых путем выжигания леса после предварительной его расчистки. Огонь уничтожал корни и семена травянистых растений и создавал мягкий, хорошо удобренный золой тонкий слой почвы. Для расчистки лесных участков использовались втульчатые топоры-кельты, находки которых известны практически во всех мордовских мужских раннесредневековых погребениях. Пахотные орудия на подсеках не применялись, а для рыхления использовали небольшие железные мотыжки, нередко встречающиеся в древнемордовских погребениях. Подсека засевалась обычно не более 2 лет, после чего забрасывалась до восстановления на ней растительности. С увеличением во второй половине и тыс. роли переложной системы земледелия у мордовских племен подсека все чаще применялась для освоения новых участков земли под поля длительного пользования.

        Основой переложной системы является восстановление утраченного плодородия участка земли естественным путем — прекращением его обработки. Когда проходил определенный не слишком большой срок, возвращались к обработке старопахотных земель. При обработке почвы по перелогу в эпоху раннего средневековья мордва использовала, по-видимому, простые по устройству деревянные однорукояточные прямогрядильные рала, которые известны у населения Восточной Европы с эпохи бронзы. Во второй половине и тыс. возможности пашенного земледелия возросли в связи с применением в конструкции рал железных наконечников — наральников (экземпляр из Серповского могильника). Их появление в мордовской среде обусловлено скорее всего знакомством с высокоразвитой земледельческой культурой именьковских племен, занимавших в третьей четверти и тыс. Среднее Присурье (находки серии наральников с городища Ош-Пандо в Дубенском районе). Однако спорадическое применение древней мордвой железных наральников объясняется не столько уровнем развития земледелия, сколько особенностями легких, податливых лесных почв, на которых их использование было необязательно. При такой системе землепользования поля давали небольшие урожаи, в пределах 0,3 — 0,5 тонны с гектара.
        Урожай снимали при помощи малоэффективных слабоизогнутых железных серпов, которыми можно было срезать колосья проса, ячменя или полбы. Находки на памятниках мордвы и тыс. каменных терочников указывают на то, что зерно шло прежде всего на изготовление крупы.

        Таким образом, земледелие у древней мордвы в и тыс. с ограниченными размерами пахотной земли, доступной для обработки деревянными ралами, не могло давать значительного экономического эффекта и следовательно, пока еще не занимало ведущего места в хозяйственной системе.
        Важные изменения технологии земледелия связаны с концентрацией в XI в. на мокшанско-тешских землях мордовского населения и последующим демографическим его ростом. В этих условиях требовалось расширение посевных площадей, что могло быть осуществлено только с превращением лесных участков в постоянные поля. Рало, эффективное в силу своего устройства на давно выведенных из-под леса землях, продолжало использоваться на старопахотных площадях, которые уже не удовлетворяли потребностей населения.
        Проблема интенсивного развития пашенного земледелия была решена заимствованием в восточнославянской среде более совершенного пахотного орудия – сохи. Ее высокая приспособленность к работе на недавно освобожденных от леса участках неоднократно подчеркивалась исследователями. Археологические данные о распространении сох на мордовских землях представлены находками предмонгольского и золотоордынского периодов, в первую очередь железных сошников и (Нижнеборковский клад в Темниковском районе, в Паньжинском поселении в Ковылкинском районе, Старосотенском могильнике в Наровчатском районе Пензенской области).
        Распространение сохи способствовало налаживанию правильно организованных краткосрочных перелогов и развитию паровой системы земледелия в форме двуполья. При паровой системе поле подвергается нескольким обработкам на разную глубину, что способствует востановлению плодородия почвы. Применение парового земледелия сопровождалось включением посевов ржи наряду с просом, ячменем и полбой в основные злаковые культуры, возделываемые мордвой в первые столетия II тыс.
        Необходимость активной вырубки лесных массивов под пашню привела к изготовлению более эффективных по сравнению с втульчатыми топорами-кельтами и тыс. массивных железных проушных топоров с широким лезвием, которые сопровождают практически все погребения мужчин в XI — XIII вв.
        к XII в. складывается форма серпа, близкая к современной, — сильноизогнутый клинок с насечками на конце лезвия и черешком для крепления в деревянной рукояти. Асимметричная форма лезвия таких серпов позволяла формировать при жатве пучки стеблей злаков. Дня помола зерна стали использовать ручные жернова, состоящие из двух каменных дисков.
        Наряду с земледелием важное место в экономике раннесредневековой мордвы занимало животноводство. Оно было приселищным, что соответствовало оседлому образу жизни мордовского населения и наличию богатой природной кормовой базы. Заготовка сена на стойловое содержание скота в зимнее время производилась при помощи кос-горбуш, которые встречаются в погребениях мордвы с VII в. (Кужендеевский могильник). Расселение в лесной зоне обусловило распространение малорослых пород домашних животных.
        Стада крупного рогатого скота были важнейшим богатством мордовских племен на протяжении и тыс. Они содержались главным образом для получения молока и молочных продуктов. Одним из основных направлений животноводства было разведение лошадей. О значении коня в жизни мордвы ярко говорят археологические материалы: ритуальные конские захоронения в могильниках, многочисленные литые шумящие украшения-обереги с образом коня в сочетании со знаками спирали — символом непрерывного бега
        солнца по небу. Коньковые подвески с подвешенными на цепочках изображениями утиных лапок трактуются исследователями как символы плодородия земли. Лошадь использовалась в качестве тягловой силы в хозяйстве и земледелии, особенно с распространением сохи, и для верховой езды. Об этом свидетельствуют часто встречающиеся на мордовских раннесредневековых памятниках находки удил с уздечными наборами, стремян, ботал и пут. Овцы и свиньи разводились для получения мяса.
        На протяжении и тыс. животноводство у древней мордвы занимало ведущее место в экономике. Это закономерно вытекало из особенностей общественного и экономического развития, при котором важную роль играли природные условия, диктовавшие основное направление хозяйственной деятельности еще с эпохи раннего железного века. Только с распространением в конце раннего средневековья более совершенных систем землепользования, возникших с применением эффективного пахотного орудия — сохи, земледелие становится более продуктивной отраслью хозяйства и отодвигает на второй план животноводство.
        Заметное место в хозяйственной деятельности раннесредневековой мордвы, заселявшей лесные пространства, занимало бортничество. Мед и воск составляли традиционные продукты экспорта из мордовских земель. На протяжении и тыс. этот промысел основывался на использовании естественных дупел, обжитых пчелами. С XI в. мордва начинает широко практиковать культурное пчеловодство с искусственным устройством бортей. Для их изготовления применяли специальные бортные топоры с узким длинным лезвием, которые часто встречаются в археологических материалах этого времени.
        Охота и рыболовство в эпоху раннего средневековья были подсобными промыслами в хозяйстве мордовских племен. Объектами охоты были лось, медведь, кабан, косуля, заяц, лиса, выдра, бобер и другие представители диких животных, характерные для лесной зоны Восточной Европы. Охотничьи копья и наконечники стрел регулярно встречаются в раннесредневековых мордовских погребениях и на поселениях. Нужно полагать, что при охоте использовали также капканы, силки и ловчие сети. Особое место занимало пушное направление охоты, так как меха играли роль эквивалента в торговле и обмене с соседними племенами и народами. Из древнемордовских памятников известны специальные тупые наконечники стрел для пушной охоты, не портящие шкурку животного.

        Среди рыболовных приспособлений в археологическом материале наиболее часто встречаются бронзовые и железные крючки с жальцем на острие и насечкой на стержне для привязывания лески. Судя по размерам, они предназначались для ловли крупной рыбы — щуки, сома, судака. Применяли и железные однотипные гарпуны, но более широко, очевидно, использовали сети, бредни, неводы и другие плетеные снасти.
        Тесно связаны с сельским хозяйством такие виды домашней деятельности, как прядение и ткачество, деревообработка, косторезное и кожевенное дело, гончарство. Прядение нити из шерсти, льна производилось при помощи деревянного веретена с пряслицами, которые являются распространенной находкой в памятниках. Характерные для и тыс. глиняные лепные пряслица, изготовлявшиеся в местной среде, с XI в. постепенно вытесняются каменными шиферными, привозимыми в большом количестве из восточнославянских земель. На протяжении и тыс. для производства тканей мордовские племена использовали вертикальный ткацкий станок, глиняные диски-грузила которого встречаются на поселениях. Горизонтальный ткацкий станок появляется здесь, по-видимому, в первые столетия II тыс. Окраска тканей в черный, бордовый и другие цвета производилась минеральными и органическими красителями.
        При обработке дерева помимо универсальных железных лесорубных топоров в последней четверти и тыс. стали распространяться специальные плотницкие. В состав деревообрабатывающих орудий средневековой мордвы входили железные тесла, долота, сверла, двухручные струги. Железные ложкари применялись при изготовлении деревянной столовой посуды и ложек. Погребение плотника с набором деревообрабатывающего инструмента последней четверти и тыс. из Шокшинского могильника в Теньгушевском районе может свидетельствовать о тенденциях выделения этого ремесла за рамки домашнего хозяйства.
        Гончарство раннесредневековой мордвы не вышло на уровень производства. Изготовлением глиняной посуды занимались женщины в домашних условиях, при этом формовка горшков, мисок, сковород, кружек осуществлялась лепным способом. Высококачественная гончарная посуда поступала к мордве в домонгольский период из периферийных ремесленных центров Волжской Булгарии.
        Широкое развитие в эпоху раннего средневековья получила черная и цветная металлургия. Железо добывали сыродутным способом путем плавки болотных и дерновых руд, широко распространенных в лесной зоне между Окой и Сурой. Плавка производилась в глинобитных горнах, куда непрерывно нагнетался воздух. Топливом служил древесный уголь. Один из таких металлургических горнов изучен на древнемордовском поселении Новый Усад в Краснослободском районе. В результате многочасового цикла получали крицу — слиток губчатого железа, который затем проковывали для удаления шлаков. Следы металлургического производства в виде шлаков и глиняных сопел для нагнетания воздуха встречаются повсеместно на средневековых мордовских поселениях. Кузнецы использовали при изготовлении железных изделий технику цементации лезвий с последующей закалкой и пакетирование (комбинация из железных и стальных полос в одном изделии), что характерно для сравнительно развитого ремесла. Однако уровень организации черной металлургии в древнемордовском обществе оставался невысоким — получение железа и изготовление изделий из него осуществлялись одним и тем же мастером. Производство было специализировано, но не выходило пока за рамки общины, находясь в руках сельского кузнеца.
        Цветная металлообработка в эпоху раннего средневековья сохранила свое значение в ювелирном деле, сырьем для которого служили привозные бронза, олово, свинец и серебро. Высокий уровень квалификации мордовских мастеров, изготовлявших украшения, предполагает отделение ювелирного дела от кузнечного ремесла. На это указывают и погребения ювелиров с полным набором специализированного инструмента в древнемордовских могильниках (например, в Елизавет-Михайловском). Местные мастера выработали самобытный стиль изготовления украшений, широко применяя технику литья (в том числе по восковой модели), ковки, чеканки и гравировки цветных металлов. Они проживали в немногих поселениях и обслуживали сельскую округу, работая на заказ. Вместе с тем производством мелких бронзовых украшений и оловянного бисера, широко применявшихся в мордовском костюме, изготовление которых не требовало особой квалификации, занимались вплоть до XIII в. женщины, часто не связанные родственными узами с ювелиром. Только с того времени, когда мастера наряду с работой на заказ начинают производить продукцию и для рынка, литейное производство окончательно переходит в руки мужчин.

        Многочисленные находки привозных изделий на мордовских памятниках свидетельствуют о широком торговом обмене с соседними племенами и народами, носившем безденежный характер. Наиболее распространенными ввозимыми предметами на протяжении раннего средневековья являлись украшения из стекла — бусы, мужские пояса с бронзовыми и серебряными накладками, дорогое оружие (мечи, сабли, топоры-чеканы), металлическая и гончарная посуда, а также слитки цветного металла. В разные периоды в мордовские земли поступали изделия из городов северного Причерноморья, мастерских арабского Востока, Хазарии, Волжской Булгарии, Древней Руси и Западной Европы. Традиционными были связи с племенами Прикамья.

        2.3. Эволюция экономической структуры и социально-политической организации мордовских пленен.

        Распад родовой общины у древнемордовских племен совпадает по времени с расселением их из районов Нижнего Посурья. Были заброшены практически все городища, представлявшие собой родовые поселки, в которых проживало несколько больших патриархальных семей, совместно ведущих хозяйство на общинной земле.
        На новых территориях в Верхнем Присурье и Пьяно-Тешском междуречье плотность заселения была очень невелика и в обилии имелись свободные, пока еще хозяйственно не освоенные земли. Широкое распространение в начале эпохи раннего средневековья в древнемордовской среде железных топоров-кельтов привело к тому, что даже такое трудоемкое дело, как корчевание леса под пашню, стало под силу большой семье — крупной (обычно из трех поколений) брачно-родственной общине, которая в сложных условиях лесной зоны вела совместное хозяйство. Мордовские раннесредневековые поселения представляли собой маленькие незащищенные поселки в поймах рек на удобных местах для разведения скота и занятия земледелием. Они включали одно, два, реже три жилища с хозяйственными постройками. Собственность общины на территорию сочеталась с разделом пахотных участков между большими семьями, имевшими свой бытовой и хозяйственный инвентарь. Функционирование древнемордовской общины при наличии свободных площадей под пашню и невысоком уровне развития земледелия в и тыс. еще мало было связано с организацией землепользования. Ее основная роль сводилась к регулированию использования необрабатываемых угодий, в первую очередь лугов, так как ведущей отраслью хозяйства в это время было животноводство.
        Однако род продолжал играть очень важную роль в жизни древнемордовских племен. Еородища с оборонительными сооружениями возводились теперь в качестве убежища для жителей нескольких поселков, связанных пока еще кровно-родственными отношениями. Оно могло служить также местом сбора общины для решения различных вопросов. Члены рода старались селиться компактно, что подтверждается расположением мордовских поселений гнездообразно недалеко от городищ.
        Раннесредневековые мордовские могильники представляли собой родовые кладбища, в которых могилы располагались довольно четкими рядами.

        Погребения одного ряда составляли захоронения членов большой патриархальной семьи. Каждый род возглавлялся старейшиной-патриархом. Его должность была, вероятно, выборной. По крайней мере довольно равномерное распределение в различных семейных рядах погребений, которые можно связывать с заслуженными воинами или военачальниками, указывает на отсутствие наследственных прав, характерных для представителей родоплеменной знати. Основные функции старейшины сводились к организации коллективных работ (строительство укреплений на городище-убежище и пр.), отправлению культов, а также представительству от своего рода в совете старейшин племени.
        Имущественное и социальное неравенство в мордовской среде и тыс. по археологическим материалам прослеживается слабо. Различия в наборах и количестве инвентаря возле погребенных в могильниках отражали в большей степени их общественное положение внутри большой патриархальной семьи на момент смерти. Мужчина в древнемордовском обществе выступает как свободный человек, занимающийся сельскохозяйственным трудом, и одновременно воин, сопричастный к управлению делами племени через племенное собрание. Даже накопление определенного богатства в руках какой-либо семьи или рода не давало их членам особого социального статуса. Основной политической единицей древнемордовского общества являлось племя, которое состояло из нескольких родов. Во главе племени стоял вождь, должность которого была выборной. В раннем цикле эпических песен мордвы племенной вождь фигурирует как «текштяй», «тюштя», «тюштян», «тюш-тень» («текш» — вершина, верхушка; «атя» — старик, т. е. главный) и выступает предводителем племени эпохи военной демократии. Однако главным институтом власти древнемордовского общества являлось собрание всех членов племени. Функции племенного собрания древней мордвы, подобно восточнославянскому вече или другим институтам власти в эпоху военной демократии, определялись, по-видимому, крутом наиболее важных дел, каковыми были вопросы войны и мира, выдвижение и утверждение племенного вождя, посвящение в воины. Только на таком собрании мог быть решен вопрос о переселении племени на новые земли, которое осуществлялось, судя по археологическим материалам, достаточно организованно и в массовом порядке. Социально-политический строй мордовских племен и тыс. — это строй военной демократии, характерный для высшей ступени варварства. Основу мордовского войска в это время составляло народное ополчение, влючающее всех боеспособных членов племени.
        Племенные объединения древней мордвы, образовывавшиеся по этническо-территориальному принципу, в и тыс. были еще непрочными. Это объясняется в основном рассредоточенным характером расселения племен, разделенных многокилометровыми свободными пространствами. Конгломераты родственных племен возникали, как правило, под воздействием внешнеполитических факторов (например, в случае серьезной военной опасности) или при переселении на новые земли. Во главе таких объединений вставал совет родоплеменных старейшин, который мог назначать предводителя на период военных действий.
        Первые столетия II тыс. явились периодом кардинальных перемен в социально-экономической и политической структуре мордовского общества. Главной социальной организацией средневековой мордвы постепенно становится малая семья и территориальная община, в которой господствовала индивидуальная собственность малых семей на земельные наделы при сохранении общинной собственности на луга, леса и другие угодья. Эти изменения были обусловлены прежде всего успехами в земледелии, связанными с широким распространением сохи как главного пахотного орудия и применением двухпольной системы землепользования. Плотное заселение Примокшанья и бассейна Теши в XI в., а также освоение основного фонда пахотных земель на этих пространствах способствовали налаживанию принудительного севооборота в рамках общины. Мордовские поселения этого времени представляют собой обычно небольшие усадьбы с хозяйственными постройками, рассчитанные на малые семьи. Наряду с ними в общине сохранялись и большие семьи, ведущие хозяйственную деятельность общими усилиями. В целом первые века II тыс. нужно считать переходным этапом от болынесемейной к территориальной общине. Ее важной функцией становится регулирование поземельных отношений. В связи с развертывающейся борьбой русских и булгарских феодалов за приоритет на Окско-Сурских пространствах все члены общины принимали участие в возведении городищ-убежищ, сеть которых густо покрывает мордовские земли в начале II тыс.
        В общине продолжали существовать тесные родственные отношения. Мордовские могильники XI — XIII вв. по-прежнему представляют собой родовые кладбища, однако на многих из них нарушается традиционная рядовая планировка расположения могил, а мужские и женские погребения сосредоточиваются в различных частях кладбища.
        Особенно заметные сдвиги происходят в социально-политической организации мордовского общества. В первые века II тыс. политическая власть народного собрания постепенно утрачивает свое значение и усиливается индивидуальная власть вождей, выделившихся из племенной верхушки. Эти перемены были вызваны как внутренними закономерными процессами, связанными с ускоренным распадом родоплеменных отношений в условиях перехода к территориальной общине, так и усиливавшейся внешней угрозой со стороны древнерусских княжеств и Волжской Булгарии.
        Первоначально функции вождей сводились к организации военного отпора начинающейся экспансии русских князей и булгарских феодалов на мордовские земли. Дня успешного его осуществления было необходимо создание ядра войска — постоянной дружины, состоявшей из воинов-профессионалов. На этапе становления дружины вокруг вождей группировались воины, которые, вероятно, посылались от всех родов, входивших в племя. Затем они окончательно отрывались от сельскохозяйственного труда и теряли связи со своими сородичами. Дружина, таким образом, состояла из не связанных кровным родством людей, и дружинники становились особым служилым сословием, обязанным своему предводителю содержанием себя и своей семьи. Археологические материалы показывают, что наряду с родовыми кладбищами сельского населении в XI — XII вв. на мордовских землях по являются обособленные могильники, на которых совершались захоронения мордовских дружинников и членов их семей (например, могильник Красное и в левобережье р. Теша). С ростом политического влияния дружин в мордовской среде власть их предводителей становилась если не наследственной, то по крайней мере прерогативой какого-то одного рода.
        Постоянная внешняя угроза ускорила в начале II тыс. сплочение мордовских племен. Аморфные племенные объединения предшествующего времени уступают место более сплоченным, устойчивым союзам, построенным по этническому признаку, — предшественникам ранних государственных объединений. Решающий голос на советах племенных союзов принадлежал уже не родоплеменным старейшинам, а предводителям дружин, которые выдвигали из своей среды верховного союзного вождя. Мокшанский племенной союз контролировал территории Верхнего и Среднего Примокшанья, эрзянский — пространства по реками Теша и Пьяна. К предмонгольскому периоду в мордовском обществе сформировались объективные предпосылки для образования раннефеодального объединения, известного в XIII в. как «Пургасова волость» во главе с князем Пургасом, который предстает уже не просто предводителем дружины, а носителем государственности. В. И. Вихляев

        archeo73.ru

        Добавить комментарий

        Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *