Орехово зуево 100 лет назад фото – Фото города Орехово-Зуево (Россия) – 46 фотографий

#23 Первые фотографы города

В конце XIX – начале XX веков в Орехово-Зуеве работали две самых известных фотостудии: Л.И. Глебычева и Д.Г. Половцева.

Один из первых фотомастеров дореволюционного Орехово-Зуева Леонтий Иванович Глебычев жил в доме на улице Горького (район «Новой стройки»), напротив школы № 10. Здесь он организовал настоящий фотопавильон со стеклянной крышей для лучшего освещения. В семье Глебычевых было 9 детей, причем двое сыновей, Михаил и Сергей, тоже стали фотографами, а внук Юрий Макеев – настоящим фотохудожником. Скончался фотограф Л.И. Глебычев в преклонном возрасте, в своем фотопавильоне, во время одной из съемок.

В фотоархивах ореховозуевцев хранятся и старые снимки фотостудии Д.Г. Половцева. Дмитрий Герасимович жил в соседнем Ликино-Дулево, на Почтовой улице, фотосалон держал в Орехово-Зуеве, работал и в Павловском Посаде. Снимал для документов, делал портреты, семейные фотографии, а кроме того, создал уникальную летопись своего времени и края, фотографируя важные события местного масштаба, улицы и здания. Последние фотографии он сделал незадолго до кончины – умер от болезни сердца 2 июля 1957 года, в возрасте 79 лет.

Более ста лет назад фотографы снимали штативными фотокамерами: громоздкие складные деревянные фотоаппараты с квадратным мехом и матовым стеклом не применялись для съемки с рук, а устанавливались на прочном штативе. Весили такие аппараты более 10 кг. Так что фотографам надо было обладать не только мастерством, но и хорошей физической подготовкой.

Возможно, кто-то захочет поделиться в комментариях к этому материалу своими семейными дореволюционными снимками упомянутых или других наших фотомастеров – это будет интересно. Заранее всем спасибо.

oz-on.ru

Орехово-Зуево – АРХИТЕКТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ

Я много пишу про Орехово-Зуевский район, каждое лето я отдыхаю в Кудыкино и разумеется объездил всю округу и вот наконец-то у меня дошли руки и до самого Орехово-Зуево. Я не могу сказать, что это очень интересный город, но я всегда ручаюсь правилом «везде можно найти что-нибудь интересное». Достопримечательности тут конечно же есть и их не мало. На центральных улицах наведён “лоск” и выглядят они прилично, но стоит свернуть во двор, а уж там как после бомбёжки…
Город образовалось в результате слияния в 1917 году деревни Зуево и села Орехово, а также поселка Никольское и Дубровка. Город, один из старейших в России центров текстильной промышленности, которая развита в Орехове ещё с XVIII века. В 1890 году в Орехове насчитывалось 17 фабрик, на которых было задействовано более 30000 рабочих.

Станция “Орехово-Зуево”

В 1861 году на главному однопутном ходу линии Москва—Владимир была открыта станция Орехово (позднее Орехово-1) . В 1897-1899 годах была построена линия от Егорьевска до Орехово-Зуево через Куровское и Дулёво. Линия была названа «Ореховский подъездной путь» и дала прямой выход многим ткацким мануфактурам, в том числе в Дулёво и Руново, остатки этой железной дороги ещё можно найти на окраинах города Ликино-Дулёво. В 1897 году на этой линии открыта маленькая трёхпутная станция Орехово-2. Эта однопутная линия стала началом Большой Московской окружной дороги.

Напротив вокзала установлен памятник павшим в Великой Отечественной войне.

Неподалёку находится храм Новомучеников и Исповедников Орехово-Зуевских


Храм новодельный, он строился с 2007 по 2011 год.

В принципе многие достопримечательности сосредоточены возле улицы Ленина, которая является центральной улицей города. Разумеется здесь есть памятник Ленину.

Рядом с памятником Ленину находится вход в городской парк. В парке недавно была проведена реконструкция, территорию привели в порядок, установлены новые аттракционы, а вот дорожки сделать забыли там приходится ходит по старому разбитому асфальту.

В парке есть непонятно зачем установленный памятник “Футболистам”

Орехово-Зуевский промышленно-экономический колледж им. Саввы Морозова.

памятник Маяковскому

Октябрьская площадь

Памятник столетию Морозовской стачки

Центральный бульвар

На бульваре есть памятник посвящённый сразу двум событиям, это памятник посвящённый 65-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне и 100-летию русского поэта Александра Твардовского.

«Морозовские» фабрики

Памятник руководителю морозовской стачки Моисеенко П.А

Памятник Морозовской стачке 1885 года.

Церковь Николая Чудотворца

Домовая церковь в кирпичном здании Никольского училища при Никольской мануфактуре С. Т. Морозова. Пристроена в 1902 на средства М. Ф. Морозовой.

Первоградская больница

Храм Ксении Петербуржской

Построенная в 1903-1906 на средства С. Т. Морозова. После революции закрыта, служила моргом, затем заброшена. Возвращена верующим в 1998.

Улица 1905 года, с одной стороны тут стоят обычные многоэтажки, а с другой стороны находится частный сектор. Некоторые местные жители стараются украсить свои дома как только могут.

А это уже один из дворов на улице Северная

Орехово-Зуево ну очень гостеприимный город…

Рекламщики тут тоже не страдают от нехватки чувства юмора, забавной рекламы тут навалом, вот несколько примеров:

Церковь Георгия Победоносца

Стелла города на Малодубинском шоссе

Площадь Пушкина

Ореховские дворики

Собор Рождества Пресвятой Богородицы

Вид на Собор Рождества Пресвятой Богородицы в Орехово-Зуево с колокольни Храма Рождества Пресвятой Богородицы деревни Гора

Собор расположен на улице Володарского, его территория на редкость ухоженная и больше напоминает монастырскую, я много ежу по стране и таких ухоженных храмовых территорий видел единицы. На всей территории собора разбиты цветники, есть искусственный водопадик который впадает в небольшой пруд, в пруду плещется рыба, цветут нимфеи и чайки в этом году облюбовали его для гнездовья. Так же на территории есть мини-зоопарк (точнее курятник) в котором много разных красивых пород кур, фонтан, но его больше не включают поскольку в него постоянно кидали мусор, обустроены спортивная и детская площадки. Территория собора это практически единственное приличное место куда можно просто придти погулять, насладиться красотой (не в религиозном плане) просто это единственное благоустроенное место в городе не считая небольшого парка аттракционов и пары центральных улиц, чем активно пользуются местные жители.
Ранее на месте собора был деревянный храм, но места для всех прихожан в нём не хватало, его постоянно надстраивали и в 1863-65 годах его по просьбам жителей деревень Кудыкино, Гора, Новая, Сальково, Ликино, Язвищи перенести его в деревню Гора что возле Кудыкино. Но в 1876 году случился пожар, и деревянная церковь сгорела. Церковное имущество и почти все иконы удалось спасти. На средства А.В.Смирнова – хозяина Ликинской мануфактуры и местных купцов-братьев Антоновых, Гаврилова и Яшина начал строится новый каменный храм – Храм Рождества Пресвятой Богородицы. На закладочном камне дата: 20 июля 1877 года – начало строительства. В 1886 году храм был отстроен.
Начало строительство собора инициировал купец Иов Захаров, который подписал прошение сельчан и выделил крупную сумму денег, чтобы начать строительство. Руководил строительными работами инженер С. Назаров. Строительство Собора Рождества Пресвятой Богородицы началось в 1871 году и продлилось долгих 19 лет в связи с недостатком денежных средств. В 1890 году строительство было закончено и собор был освящен.

Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в Зуево

Старообрядческая церковь поморского брачного согласия построена в 1884 г. без внешних “оказательств”, однако позже ограничения сняли, и храм получил свой нынешний облик.

В 1936 г. храм был закрыт, но иконы и книги сохранялись верующими в потайных местах, часть передана в Даугавпилс, когда там сгорел храм единоверцев. В здании долгие годы размещался аэроклуб, затем склады ДОСААФ. В 1990 году его начали востанавливать

Рядом находится ещё один храм, это бывшая церковь Рождества Пресвятой Богородицы (окружническая), правда её уже и не узнать…

Это был кирпичный однокупольный храм в псевдорусском стиле, выстроенный вместо деревянного молитвенного дома в 1906-1908 на участке Соловьёвых. Имелись Никольский и муч. Никиты приделы. Принадлежал окружнической общине. Закрыт не позже 1930-х, перестроен – сломан купол, надстроен второй этаж. В настоящее время занят всякими фирмами.

Улица Володарского

Памятник самолёту Су-22

Самолёт установлен на постамент перед территорией ОАО «НПП Респиратор» 24 мая 2013 года в память о кислородном и пожарном оборудовании, производившемся заводом для авиации.

Через город протекает река Клязьма

Храм Воздвижения Креста Господня

22 декабря 1871 г., согласно прошению коллежского советника К.Ильина, была выдана храмозданная грамота на строительство каменной церкви при деревне Дубровка на берегу Клязьмы. Построена церковь в 1887 г. на средства прихожан и купцов. Здание каменное, теплое, колокольня каменная. В церкви три престола: главный во имя Святой Живоначальной Троицы; правый — в честь Воздвижения Креста Господня, левый — во имя святителя Николая Чудотворца.
В 1929 г. храм закрыли. Колокольню и купола разрушили. В здании разместили авиамоторный клуб, во время войны — госпиталь, после войны — ремесленное училище, преобразованное в ПТУ № 1. В 1984 г. здание храма реконструировали, сделав двухэтажным. К нему вплотную пристроили новые здания и впоследствии в них разместили батальон МВД. В 2000 году храм был возвращен верующим.

Виды на город из долины реки Клязьма

В большом размере

Вид на Орехово-Зуево с крыши заброшенного профилактория в Ликино-Дулёво

В большом размере

arch-heritage.livejournal.com

Сто фактов о городе Орехово-Зуево


Сто фактов о городе Орехово-Зуево

  • Блоги
  •  » 
  • Сто фактов о городе Орехово-Зуево

Евгений Голоднов

21.06.201717:2721.06.2017 17:27:25

В 1971 году молодой режиссёр, выпускник ОЗПИ и Московского института культуры Геннадий Каретников поставил пьесу Тамары Ян «Девочка и апрель». Со спектаклем ореховозуевцы неоднократно выступали на сцене МХАТ им. Горького.

С 30 мая по 5 июня 1972 года Орехово-Зуевский народный драматический театр – спутник МХАТ им. Горького получил почетное право со спектаклем «Девочка и апрель» принять участие в театральном фестивале в чешском городе Табор.

С вдохновением играли главные роли наши земляки Нина Чуркина и Виктор Звянин. Жюри фестиваля отметило спектакль почётной грамотой, Нина Чуркина получила диплом за лучшее исполнение женской роли. Виктор же покорил сердца зрительниц не только на сцене – у него завязался искрометный роман с красавицей Властой из Братиславы, сопровождавшей артистов в качестве гида-переводчика. Ореховозуевец был холост, а иностранка – замужем.

По словам главного режиссёра театра Г.А. Каретникова (его в ту пору из-за этой истории вызывали даже в местный отдел КГБ), лучшего героя-любовника, чем Звянин, больше в своих спектаклях он не видел. Перед его обаянием устоять было невозможно.

В 1973 году Власта уже ждала от Звянина ребёнка. Молодожёнов официально зарегистрировали в ЗАГСе Загорска (ныне – Сергиев Посад). На свадьбе Виктора и Власты присутствовал коллега и друг Звянина Игорь Соколов. Кстати, Игорь Гедеонович в 1970-е снялся в нескольких художественных фильмах.

Виктор Звянин проживал в 16-й казарме, вблизи железной дороги. Однажды (хмельной от счастья и вина) он торопился на переговорный пункт на Центральном почтамте, чтобы пообщаться с любимой. Перебегая через рельсы, не заметил приближающийся поезд… Рассказывают, что машинист сигналил и даже кричал что-то Виктору, да тот не услышал. Актёр получил серьёзные травмы. Чтобы его спасти, друзья сдавали кровь, но Виктор скончался.

Власта приезжала на похороны в Орехово-Зуево. Её горе невозможно было передать словами, не успев побыть супругой, она стала вдовой. Виктора похоронили на Зуевском кладбище. А Власта вскоре родила сына.

До начала 2000-х годов Власта поддерживала связь с Орехово-Зуевом через актрису народного театра Лию Туркину. К сожалению, её уже нет в живых. Память о молодом талантливом актёре и его яркой трагической судьбе жива в сердцах тех, кто играл вместе с ним на сцене.

Фото из домашнего архива актёра народного театра А.Устинова.

На фото №1: Виктор Звянин (пятый слева) на гастролях в ЧССР

На фото №2: Виктор Звянин (крайний справа) в первом ряду на гастролях в ЧССР.

Короткие новости. Сводки

09.06.201721:1109.06.2017 21:11:09

С 1 по 4 июня в Рыбинске (Ярославская область) проходил Всероссийский турнир по настольному теннису «Олимпийская смена».
Соревнования проводились в двух возрастных категориях:
– юноши и девушки 2005-1006 г.р.;
– мальчики и девочки 2007 г.р. и моложе.
Победительницей соревнований в старшей возрастной группе стала Шанина Анастасия, представляющая Орехово-Зуевское отделение ГБУ Московской области «СШОР по игровым видам спорта».
Воспитанниц СШ «Спартак-Орехово» Александра Бокова дважды стала бронзовым призером соревнований, завоевав бронзовые медали в обеих возрастных категориях.
Тренеры: Боков А.В., Завьялов А.В.

Евгений Голоднов

05.06.201723:2205.06.2017 23:22:00

О династии промышленников Морозовых мы знаем немало. Им посвящены сотни статей, десятки книг. Достаточно активно изучаются Зимины. Гораздо меньше известно о наших фабрикантах и благотворителях Брашниных. Они, как и Морозовы с Зимиными, происходят из крепостных крестьян господ Рюминых, но только из деревни Дубровка (потом село Крестовоздвиженское) – ныне микрорайон «Карболит».

В 1852 году в Дубровке, тогда записанной как Дуброва, деревне 2-го стана действительного статского советника Н.Г. Рюмина, числился 61 двор и 440 крестьян. Здесь находилась фабрика купца П.В. Брашнина, производящая отрезные платки и гроденапль. Что такое отрезные платки – более-менее понятно, а вот гроденапль – это тип шелковой материи, названный в честь итальянского города Неаполя, где ее впервые стали выделывать.

С шелка начинали в России, и в частности в Орехово-Зуеве, почти все – те же Морозовы, Зимины… Из далекой Персии и с Кавказа по Каспийскому морю, Волге, Оке и Клязьме везли купцы коконы шелкопряда. В восточном Подмосковье крестьяне, которые из-за малого плодородия их земель не могли прожить безбедно, брали коконы в обработку и ткали ленты, платки, разные ткани. Позднее многие перешли к хлопку, но Брашнины до последнего оставались шелковиками… В 1915 году в Москве два их Торговых дома и Товарищество торговали шелковым товаром, производили который в Дубровке…

Фамилия Брашнины, скорее всего, происходит от славянского слова «брашно» – пища, кушанье. Употреблялось слово и в более высоком значении – известен рукописный сборник молитв XVII века «Брашно духовное», то есть «пища духовная».

Кто интересовался церковной историей Орехово-Зуева, знает, что стараниями фабрикантов братьев Брашниных в существенной мере возведен храм в Дубровке. Конечно, напомним и о карболите – первой отечественной пластмассе, полученной опять же на заводе (тогда – фабрике) Брашнина.

Есть также ряд интересных фактов о дубровском конном заводе и о дубровском ипподроме аж в версту длиной, находившемся возле Клязьмы. В бегах участвовали самые известные скакуны Москвы и Подмосковья. И.И. Брашнин выставлял свою любимую Карательницу, Г.Г. Заглодин из Рахманова – Каролину, А.А. Кононов из Зуева – Волнушку и Стамбула, С.И. Тряпкин из Дрезны – Дородного, Дурасов из с. Яковлево – Кобчика. Активно участвовали в этом развлечении члены семьи Морозовых, являвшиеся одними из попечителей и учредителей призов на скачках.

Позже Дубровский ипподром стал еще и одним из первых в России велодромов. Здесь, начиная с 1911 года, регулярно проводились велосипедные соревнования с участием московских, богородских и ореховских спортсменов.

Евгений Голоднов

02.06.201715:5802.06.2017 15:58:48

Более четырёх лет жизни знаменитого поэта, народного артиста России Михаила Танича связаны с Орехово-Зуевом. Он жил с семьей в доме № 76/4 во Дворе стачки. Первой песней, принесшей поэту славу и народную любовь, была песня о нашем городе «Текстильный городок». Написана 9 декабря 1961 года. Автором музыки стал знаменитый Ян Френкель, а ее первые исполнители – Раиса Неменова, Майя Кристалинская, Валентина Толкунова…

В книге мемуаров М. Танича «Играла музыка в саду» читаем: «…Вот жизнь, никак ее коротко не пробежишь. Но уж скоро перевал. Еще поездить без билета из Орехово-Зуево в Москву, в той самой увековеченной Веничкой Ерофеевым электричке: Павлово-Посад, Фрязево, Купавна… А что делать, если у тебя в кармане всего рубль, а до вечера в Москве хоть булочку с чаем перехватить надо. Вот гонорарчик днем в какой газете перехватим – и назад, пожалуйста, как Савва Морозов, а не как Веничка… Москва – Петушки, с билетом, с бутербродом, с гостинцами для семьи… Нашлись люди в городе Орехово-Зуево под Москвой, готовые отдать нам взамен нашей однокомнатной квартиры свою двухкомнатную, полуподвальную во Дворе Стачки. Это было весьма колоритное место, Двор Стачки – там как будто еще продолжалась стачка на текстильной мануфактуре Саввы Морозова, хотя хозяева, разумеется, давно сменились…».

По воспоминанию жителя Парковского микрорайона Виктора Петровича Гаврикова и его дочери Татьяны, поэт жил с ними по соседству в начале 60-х годов в доме № 76 во Дворе Стачки. Это было старое 2-этажное деревянное здание. Михаил Танич приехал с женой Лидией, дочерьми Ингой и Светланой: «Ходили они поначалу в телогрейках. Поселили их в двух смежных комнатах. Они сразу установили между ними перегородку. Потом устроили новый вход. Использовали окно, которое доходило почти до земли, и сделали тамбур. После того, как семья обжилась, к ним приехали родители жены и мать поэта Марина Пантелеевна. Жена Михаила Танича Лидия Николаевна (впоследствии – известная поэтесса, автор советских шлягеров) одно время работала в бухгалтерии жилищно-коммунального отдела Ореховского ХБК. Все в нашем доме жили по-хорошему, не скандалили. Они тоже. Михаил часто уезжал в Москву, возвращался поздно, но все же мне удавалось иногда с ним встречаться во дворе. Однажды вечером он ходил и что-то говорил себе под нос. «Что, — сказал я ему, — не выходит?». «Да нет, — отвечает, — выйдет». Слышу слова: «Подмосковный городок…» А я возьми и продолжи: «Липы желтые в рядок». Он заинтересовался: «Где это?». «Около пединститута», — говорю. «Надо туда сходить», — ответил Танич. Вот тогда и получились, наверное, стихи для известной песни…».

«Я с дочерью поэта Ингой часто играла, — рассказала дочь В. П. Гаврикова Татьяна. — Мы были одногодками. Жили через стену. У них в палисаднике стоял стол и росла черная смородина. Мы пили чай со смородиновым листом. Михаил Танич был среднего роста, крепкий мужчина с черной густой шевелюрой. В 6 утра он уже отправлялся в Москву. Его мать выделялась из толпы, она носила модные шляпки и хорошо одевалась. Отец Лидии Николаевны потом умер и был похоронен на старом Ореховском кладбище, недалеко от входа. И мать поэтессы, Полина Ивановна, также умерла до отъезда семьи из Орехово-Зуева и похоронена вместе с мужем».

Думаю, что в нашем городе можно было бы организовать песенный музей Михаила Танича наподобие музея Алексея Фатьянова во владимирских Вязниках.

Евгений Голоднов

29.05.201713:5529.05.2017 13:55:32

Меня раньше, как и многих коренных ореховозуевцев возмущало: почему некоторые жители произносят в разговоре «драм-сарай», имея ввиду здание нынешнего МУК КДЦ «Зимний театр»?

Недавно прочитал воспоминания известного земляка, талантливого футболиста, Героя Социалистического Труда, экс-министра лёгкой промышленности СССР Николая Никифоровича Тарасова. Вот что он написал: «Детство мое прошло на Конном дворе (бывшая территория между Морозовской больницей и Зимним театром, у сквера имени В.А. Барышникова, – прим. авт.). В нашем дворе играли дети из казармы, где жили татары, обслуживавшие Конный двор мануфактуры Викулы Морозова. Жили дружно, без ссор…». И здесь, как говорится, – осенило! Известно, что в переводе с татарского языка «сарай» – это дворец. К примеру, Старый Сарай, Сарай-Бату – столица Золотоордынского ханства.

Выходит, «драм-сарай» звучит совсем не оскорбительно. В переводе на русский – это «ДРАМАТИЧЕСКИЙ ДВОРЕЦ». Долгие десятилетия наш «Зимний» и был Дворцом культуры всего города Орехово-Зуево. Вот уже 105 лет, как мы пользуемся этим культурным учреждением, подаренным нам меценатами Морозовыми.

Евгений Голоднов

25.05.201712:2025.05.2017 12:20:01

В советскую эпоху миллионы зрителей посмотрели фильм «Бриллианты для диктатуры пролетариата» по роману Юлиана Семёнова. Действие разворачивается в 1920-е годы, когда руководство советского государства, решая вопрос спасения от голода, продавало на запад предметы искусства, ювелирные шедевры, драгоценные предметы культового назначения и др.

Один из героев картины – реальный персонаж Яков Шелехес, бывший владелец ювелирного и часового магазина, а теперь главный оценщик Государственного хранилища (Гохрана). К нему испытывали доверие, поскольку его родные братья являлись старыми большевиками.

Позже чекисты заподозрили, что через Гохран идут крупные хищения. Ленин берёт следствие под личный контроль. В итоге по приговору расстреляли 19 человек. В их числе – Шелехеса.

Через 10 лет после громких событий в Москве, в Орехово-Зуеве появляется новый партийный руководитель – Владимир Шуров. С февраля 1932 года по октябрь 1935 года он – первый секретарь Орехово-Зуевского городского комитета ВКП(б). В книге «Казарма» (составитель Н.И. Мехонцев) известный журналист и краевед А.Д. Коновалов обратил внимание, что Шуров глубоко вникал в условия работы и быта рабочих, бывал в казармах, посещал бани и магазины.

В 1935 году В.Я. Шуров пошёл на повышение, работал вторым секретарём Челябинского областного комитета ВКП(б) вплоть до трагической гибели в 1937 году. В мемуарах Никиты Хрущева можно прочесть, что он, будучи секретарём Бауманского райкома партии в Москве, работал с Владимиром Шуровым. Сказано и о печальной судьбе того: «У него так кончилась карьера: не помню, либо его арестовали, либо он покончил жизнь самоубийством в Сибири в 1937 году».

Как оказалось, партийный лидер Владимир Шуров, возглавлявший три с лишним года и Орехово-Зуевский горком, – сын расстрелянного казнокрада Шелехеса. Как такое могло случиться? Новые хозяева жизни нередко брали новые фамилии, чтобы те не резали слух пролетарским массам и звучали по-славянски. Первое время Владимир писал двойную фамилию – Шуров (Шелехес). Потом остался только Шуров.

В собрании сочинений В.И. Ленина есть упоминание о В.Я. Шурове как сыне Якова Самуиловича Шелехеса. Информация о нем имеется и в Справочнике по истории КПСС 1898 – 1991 гг.

Евгений Голоднов

22.05.201714:0722.05.2017 14:07:56

Сегодня, 22 мая, отмечает 20-летие Орехово-Зуевское региональное краеведческое объединение “Радуница”. В этот день в 1997 году в городской центральной библиотеке им. М. Горького состоялось его первое учредительное собрание. Был утверждён основной документ – Устав, разработанный известным исследователем, к.и.н., доцентом ГГТУ Владимиром Николаевичем Алексеевым. А назвать объединение «Радуница» предложил известный учёный-историк, педагог, экс-проректор по науке ОЗПИ (ныне – ГГТУ), член СП РФ Виктор Михайлович Петров. Первым председателем «Радуницы» (с 1997 по 1999 гг.) был избран корреспондент «Орехово-Зуевской правды», член Союза журналистов РФ, автор герба города Г.Д. Красуленков.

У истоков также стояли: фронтовик, заслуженный работник культуры Московской области, Почётный гражданин нашего города, актриса народного театра, учитель истории и первый организатор городского музея школы № 6 Л.Н. Харламова, заслуженный учитель РФ, член Союза писателей РФ, Почетный гражданин города Н.В. Ильина и заслуженный работник образования В.Н. Алексеев.

Толчком к рождению «Радуницы» во многом стали Морозовские межрегиональные научно-практические конференции в Ногинске (в 1995 г.) и в Орехово-Зуеве (в 1997 г.). Позднее нашими краеведами были организованы региональные Воронцовские, Зиминские, Кузнецовские, Гуслицкие и Левитановские чтения. В активе «Радуницы» и содействие в восстановлении православных храмов, издание историко-краеведческих пособий и книг, альманахов «Радуница», «Гуслица».

«Радуница» продолжила традиции краеведов Орехово-Зуевского общества по изучению местного края, созданного в 1927 году. В него входили П.М. Соболев, М.Н. Голицын, В.П. Ковалдин, А.А. Батенков и др. В послевоенные годы нельзя не отметить труд энтузиастов-краеведов В.А. Галкина, Е.Т. Сухорукова и А.С. Брызгалина. Многое для дальнейшего развития краеведения сделали заслуженный работник культуры РСФСР, ветеран ОЗПИ, профессор Н.И. Мехонцев; участник Великой Отечественной войны, популяризатор местного футбола, друг семьи писателя Николая Бирюкова Н.И. Акилова; один из старейших журналистов, Почётный гражданин Орехово-Зуевского района А.Д. Коновалов; настоящая подвижница краеведения, почётный гражданин Орехово-Зуевского района У.Г. Андриянова; заслуженный работник культуры Московской области, ветеран армии, автор популярных среди ореховозуевцев книг В.С. Лизунов. В наши дни общая численность объединения «Радуница» – более сорока человек.

Евгений Голоднов

16.05.201715:2016.05.2017 15:20:58

Хочется представить широкой публике еще одного земляка – Валентина Лаврентьевича Янина. Археолог, доктор исторических наук, академик, он является одним из ведущих исследователей Древней Руси и берестяных грамот. Ряд его археологических и исторических открытий стал бесценным вкладом в наше знание о жизни далеких предков.

Его отец, Лаврентий Васильевич Янин, выходец из крестьянской семьи, учился на кафедре промышленной санитарии и гигиены во 2-м Московском университете. Затем получил назначение в Орехово-Зуево, где работал санитарным врачом и познакомился с учительницей Елизаветой Степановной Масловой, матерью будущего ученого. Она родилась и выросла в деревне Илкодино, входившей в 1921-1929 гг. в состав Орехово-Зуевского уезда, а затем Орехово-Зуевского округа. Училась в женской гимназии г. Покров, позже на педагогических курсах в Егорьевске. Преподавала в начальной школе.

Вскоре после женитьбы Лаврентий Васильевич получил новое назначение в Вятке (ныне г. Киров), где в 1929 году и родился Валентин Янин. Но в этом городе семья прожила всего полугода и вновь вернулась в Орехово-Зуево. В начале 1930-х Л.В. Янин был назначен санитарным инспектором нашего района. Однако в 1937 году над семьей нависла угроза репрессий. Отец академика и дед попали в расстрельные списки. Родители матери Янина, как выяснилось, тоже были «чуждым элементом» – состояли в дальнем родстве с промышленниками Морозовыми. Чудом Янины избежали гибели. Летом 1941-го отец учёного был призван в армию, работал в госпиталях, закончил войну в звании подполковника медицинской службы, награжден орденами и медалями. Мама всю войну жила в Москве, работала в школе. Награждена орденом Ленина.

В 1946 году Валентин Янин окончил школу с золотой медалью и поступил на исторический факультет МГУ, с которым его связывают 70 лет плодотворного труда. В феврале В.Л. Янину исполнилось 88 лет. Только в прошлом году он завершил активную преподавательскую деятельность – 38 лет, с 1978 по 2016 годы, заведовал кафедрой археологии исторического факультета МГУ. Лауреат Ленинской и Государственной премий, в 2010 году Янин также отмечен престижной литературной премией Александра Солженицына.

Евгений Голоднов

10.05.201712:3710.05.2017 12:37:27

Одним из первых в рамках проекта «Малоизвестные факты…» был рассказ о Красном знамени, поднятом ткачами Морозовской стачки. События 1885 года вдохновляли многих местных поэтов и писателей. Среди них – первый руководитель городского литературного объединения «Основа» Владимир Сергеевич Богатырёв (1895-1970). Немало времени он посвятил изучению архивных материалов, воспоминаний, проливающих свет на далеко не второстепенную роль в стачке подростков.

Эту тему Богатырев пытался воплотить в кинематографе. По сообщению сына, Николая Владимировича Богатырёва, в 1940 году его отец в соавторстве со своим другом Алексеем Дубровским написал по заказу киностудии «Союздетфильм» сценарий для фильма «Ткачонок». Его герои – мальчишки 12 – 15 лет, перекрывшие, по заданию П. Моисеенко и В. Волкова, магистральный газовый кран. В результате – освещение на Никольской мануфактуре погасло, а станки, которые запустили некоторые рабочие, остановились… Сценарий приняли, но дело не продвинулось в связи с предвоенной и военной обстановкой.

В начале 1920-х в Орехово-Зуеве побывал писатель-историк, автор книг для детей и юношества Сергей Тимофеевич Григорьев (1875-1953 гг.). А в 1925 году он издал повесть о юных героях стачки под названием «Мальчий бунт». Писатель ещё успел застать в живых участников революционного выступления, среди которых был знаменитый Игнат Бугров – в 1885 году ему было всего 15 лет. О «Мальчьем бунте» известный писатель и политический деятель Дмитрий Фурманов отозвался так: «Как только автор, хоть и путаными дорожками, ведет тебя в толпу орехово-зуевских ткачей, как только распахнет перед тобой настежь ихнее житье-бытье, полуголодную жизнь, отчаянную борьбу за существование, – не оторвешься… Видишь и чувствуешь явственно, как ребята проходят шаг за шагом эту суровую выучку, эту подлинную «школу коммунизма», как из них готовятся подлинные закаленные бойцы… Ребятам книжка эта – чистый клад…».

Евгений Голоднов

07.05.201712:1507.05.2017 12:15:36

В изданной в 1995 году книге «Память огненных лет» (составитель Н.И. Мехонцев) названо 15 ореховозуевцев – Героев Советского Союза.

Однако за минувшие 22 года выявлены новые имена. Среди них – выпускник Орехово-Зуевского торфяного техникума Михаил Берёзкин, бывший первый секретарь Орехово-Зуевского горкома партии ВКП(б) Григорий Агеев и лётчик Лидия Шулайкина.

Лидия Ивановна была единственной женщиной лётчиком-штурмовиком в морской авиации. Талантливую участницу местного аэроклуба поддерживал и коммунист Агеев. В воспоминаниях маршала Г. Жукова есть слова об упорстве и мужестве при защите Тулы в первые месяцы войны полка ополченцев – командир Горшков, комиссар Агеев. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1965 года нашему земляку посмертно присвоено звание Героя.

Традиционно упоминают и лишь двух полных кавалеров ордена Славы – ветеранов МВД Виктора Иванова и «Карболита» Павла Беренко. Имя третьего – Андрея Умрихина – почти неизвестно горожанам. Он родился в 1923 году в Орехово-Зуеве в семье рабочего. Получил неполное среднее образование. Работал слесарем на заводе. На фронте – с 19-ти лет, с августа 1942-го. 5 января 1944 года полковой разведчик Умрихин в составе группы участвовал в разведке боем у населенного пункта Субботцы (Кировоградская область). Лично ликвидировал семь фашистов, троих взял в плен, подорвал гранатой противотанковое орудие и подавил огонь пулеметной точки. Через полгода гвардии старший сержант отличился под г. Шидловице (Польша). Во время схватки уничтожил пятерых гитлеровцев и подорвал блиндаж с вражеской пулеметной точкой. Прикрывая отход однополчан с захваченными пленными, был ранен, но продолжал выполнять боевую задачу. Незадолго до окончания войны, 22 февраля 1945 года, помощник командира разведвзвода Умрихин возглавил группу, проникшую в расположение фашистов у населенного пункта Лааснинг (Польша), и захватил «языка». В схватке с врагом вывел из строя девять гитлеровцев, подавил четыре пулеметных гнезда. 27 июня 1945 года нашего земляка наградили Орденом Славы I степени. После демобилизации он жил в пос. Лопасня (ныне г. Чехов), работал на заводе. Затем жил в с. Троицкое Чеховского района. Умер в 1990 году.

Евгений Голоднов

04.05.201716:3704.05.2017 16:37:09

Орехово-Зуево, как и Иваново, давно считается «городом невест». Многие девушки удачно вышли замуж, а некоторые даже за будущих миллиардеров…

Первой женой Михаила Ходорковского была наша землячка Елена Добровольская. В Орехово-Зуеве живёт немало людей, которые помнят её как одноклассницу, есть и те, кто сидел с ней за одной партой…

Почему-то свой первый брак, «студенческий», известный предприниматель и политический деятель считает не очень удачным.

Елена Добровольская родилась в Орехово-Зуеве, в 1962 году, окончила школу №6. В 1981 году поступила в Московский химико-технологический институт им. Менделеева. Михаил Ходорковский учился с ней на одном курсе. Кроме того, их сблизила комсомольская работа. Ходорковский был в то время освобождённым заместителем секретаря комитета ВЛКСМ МХТИ, а Добровольская – членом комитета. Возможно, что в начале 1980-х М. Ходорковский приезжал в Орехово-Зуево для знакомства с родителями Елены.

У Ходорковского и Добровольской 14 июня 1985 года родился сын Павел. Увы, вскоре супруги расстались, но сохранили дружеские отношения. Известно, что Ходорковский помог Елене начать собственный туристический бизнес, купив для нее турфирму «Леди Виктория». Своего сына экс-олигарх любит и всегда помогал ему. С 2003 года Павел живёт и работает в Нью-Йорке. А 17 декабря 2009 года в США у него родилась дочь Диана. Так во время тюремного заключения М. Ходорковский стал дедушкой. Соответственно, и Елена Борисовна – бабушкой.

Когда миллиардер оказался в тюрьме, бывшая жена поддерживала его, а позже Елена  Добровольская (Ходорковская) приняла участие в документальном фильме об э

oz-on.ru

Орехово-Зуево. Прогулка по городу. Архитектура. Достопримечательности.

  Орехово-Зуево является одним из крупнейших городов Подмосковья. Он образовался в результате слияния деревень Орехово, Зуево (старейшая, известна с XIII века), местечка Никольское и посёлка Дубровка. Упоминания о двух последних населённых пунктах в образовавшемся названии нет, а жаль. Во-первых, это несправедливо, а во-вторых,  у города появилась бы интересная особенность, которая непременно приковывала бы к нему внимание граждан. (Восстановить историческую справедливость не поздно и сегодня). Местность эта была одним из центров текстильной промышленности России, которая стала здесь развиваться с XVIII века, с началом деятельности предпринимателей Морозовых. Соответственно, первое, что видит пассажир подъезжающего поезда – это промышленные корпуса предприятий, часто бывших…

  Железная дорога делит Орехово-Зуево на две части. Сразу трудно сказать, где находится центр местной цивилизации. Но лечатся горожане здесь. Городская больница сверкает свежей краской, нанесённой на старинные стены.

  Процесс выздоровления контролирует неутомимый Владимир Ильич. (В крайнем случае, помянет добрым словом…).

 По соседству с больницей находится храм Ксении Петербургской.

  Рядом схожее по стилю сооруженьице.

  Местная мечеть.

  Всё это выглядит очень достойно. Но мы-то знаем, что жизнь намного суровей. В реальность возвращает отвалившаяся штукатурка  досугового центра.

  И интересные, но никому не нужные дома за основательными заборами.

  Хотя, стоит признать, в этой части города есть уголки, ценность которых не слишком сильно зависит от проведения ремонта.

  Гуманитарный институт.  На проходной сидит пара крепких мужчин в чёрной униформе. Единственной задачей которых является заглядывание в пропуска. Ещё они иногда произносят  “Нельзя…”  Помню то время, когда подобные парни стояли у станков…  В электричке, следовавшей в Орехово-Зуево, можно было наблюдать такую картину. Вдруг по составу быстро двинулась большая группа людей. На вопрос, кто это такие, сосед ответил  “безбилетники бегут…”. Зайцы встали у тамбура и стали ждать контролёров. Те появились в сопровождении двух нехуденьких охранников. И медленно, сбавив скорость передвижения почти до нуля, перемещались в сторону граждан, не оплативших проезд. Наконец поезд подошёл к станции. И те, и другие вздохнули с облегчением. Безбилетники вышли и нагло перебежали по перрону назад. В те вагоны, которые только что проверялись. А проверяющая группа ускорила шаг. Теперь ей не нужно вступать в конфликт с грубиянами и сквернословами…     Поезд идёт дальше. Охранники встали в тамбуре. Туда же начали выходить пассажиры покурить. Дымят, а охранники молчат и опустили глаза в пол, как нашкодившие пацаны…  На них смотрит чёткая надпись  ” Не курить”…  Ладно, пусть граждане ездят без билетов, если денег жалко. Пусть курят, раз не уважают других пассажиров… Самое печальное в этой ситуации то, что миллионы здоровых мужиков ушли с производства. И теперь, вместо них, в страну завозятся миллионы гастарбайтеров…  Человек, проведший в охране несколько лет уже не будет работать никогда… И сегодня парень ( и девчонок там уже хватает) вступающий во взрослую жизнь, всё чаще говорит.
 – Я б в охранники пошёл! Пусть меня научат…

  В 2004 году, в автокатастрофе, погибло 9 игроков местной футбольной команды  “Знамя труда”. Памятник установлен на стадионе.

  В этом месте можно перейти на другую сторону железной дороги. Архитектурный ландшафт там кажется  знакомым. Те же строения из кирпича цвета пролетарского красного знамени. Состояние – полураспад. Что в них сегодня? Институт, какие-то фирмы и фирмочки, жилища многочисленных гастарбайтеров…

  Правда, школа (два здания) выглядит очень пристойно.

  Некоторые из более поздних домов выполнены в той же цветовой гамме.

  Приближается центр города. Фабричные сооружения прошлого становятся более причёсанными и ухоженными.

  Монумент  “Борцам революции”.

  Бюст Петра Моисеенко, одного из организаторов Морозовской стачки. В результате которой часть требований рабочих была выполнена.

 Через город протекает река Клязьма.

 Набережная достаточно протяжённа. Часть её благоустроена. В этом месте построен пешеходный мост.

   На окраине города расположен огромный лесопарк.

   В его черте несколько водоёмов с мостами. (Разлив небольшой речушки, впадающей в Клязьму).

  Место для культурного и цивилизованного отдыха.

  Рядом аттракционы и большой загон для животных Одна из сотрудниц шепчет лошади на ухо волшебные слова….

 В Орехово-Зуево большое количество современных зданий. Преимущественно советского периода. Из нового можно показать это.

  И несколько торговых центров.

  Не бассейн ли?

  Памятник участникам Морозовской стачки. Девизом бастовавших было  “Один за всех и все за одного”.

  Старообрядческая Рождественская церковь находится внутри жилого квартала.

  Непросто оказалось найти памятник Василию Тёркину, который находится на Центральном бульваре города. В ответ на прямой вопрос прохожие пожимали плечами… Только когда я уточнил, что у Тёркина в руках гармонь, ответили сразу…  Поясняющая табличка, вроде бы, лежит у его ног, да кто на неё смотреть будет…  . Так и останется  “мужиком с гармошкой”…  И как-то не гармонирует он с огромной торговой палаткой за спиной. Вернее, теряется на её фоне. Сейчас принято устанавливать потешные фигуры у входа в увеселительные заведения. Скорее всего, часть жителей города Василия Тёркина именно так и идентифицирует…

  Собор Рождества Пресвятой Богородицы.

  Высотка на площади Пушкина.

  Тут же и памятник Поэту. На голове которого негромко воркует голубиная пара. О чём?  О чём можно шептаться весной…

   Три здания представляют архитектуру советского периода.

  Когда-то этот гражданин был самым известным Владимиром Владимировичем. ” Я достаю из широких штанин…” Маяковский, если кто подзабыл. К сожалению, памятников этому интересному человеку в России немного.

  Напоминание о существовании Западной Европы.

  Храм Новомучеников и Исповедников Орехово-Зуевских находится рядом с вокзалом.

                                           Перейти к другим рассказам

boris-mavlyutov.livejournal.com

Орехово-Зуево. Часть 3. – И на камнях растут деревья

Орехово-Зуево. Часть 1.     Часть 2.

Продолжаю рассказ о родном городе. Теперь небольшая прогулка от района Крутого до поворота на парковский мост и от Октябрьской площади до вокзала.

Родная школа № 1, в которой я проучился с первого по десятый класс. Это одна из старейший школ в городе. Здание строилась еще при фабрикантах Морозовых в 1914 году под Никольское начальное училище с пятилетним курсом обучения. Здесь учили детей рабочих Морозовских мануфактур. При школе работали общеобразовательные курсы, где обучались неграмотные рабочие. Еще до войны школа стала десятилеткой. Во время войны с 1941 года в школе находился госпиталь, классы были переоборудованы под палаты и операционные.

В памяти о школе остались гулкие коридоры, чугунные узорные лестницы, с деревянными перилами. Огромные классы с высоченными, метра под четыре, потолками,  огромными окнами и тяжелыми двустворчатыми дверями. В младших класса мы сидели на массивных деревянных партах, кажется, еще дореволюционных времен, исписанных и исцарапанных многими поколениями школяров. Во время учебы в старших классах их уже поменяли на более современные столы.

В мои школьные годы главный вход в школу находился не там, где сейчас, а с противоположной стороны здания справа. Помпезное крыльцо старого главного входа с узорным козырьком сохранилось. Здесь же во дворе проходили сборы учеников. У стены школы рядом с березой стоял небольшой памятник с именами учителей и учеников, погибших во время Великой отечественной войны. Памятник перенесли на противоположную сторону здания, обнаружить его мне не удалось. Вот на этом фото справа видна его верхняя часть.

Вот по этой дороге я 10 лет бегал в школу. Забор и ворота тогда были деревянными, а деревья совсем маленькими. У меня остались фотографии девчонок из нашего класса после последнего звонка на фоне вот той березки, которая сейчас вымахала выше здания, тогда большая ее часть помещалась в кадр.

В соседнем с нашей школой здании, построенном в 1895 году Викулой Морозовым когда-то находилась богадельня, которой заведовала его жена. При нас в этом здании располагалась школа восьмилетка, если не ошибаюсь, № 14.

Когда я учился в 5 классе, нашу среднюю школу объединили с этой восьмилеткой. В школе появилось большое количество параллельных классов с буквами, доходившими до “Е”. Я учился в “Б” классе.

В ста метрах от школы долгое время находилась стекляшка-пельменная, в ней на переменах мы покупали очень вкусны беляши, рожки и пирожные. Позже ее обложили кирпичом, устроили в ней какой-то кабак с сауной, затем все это сооружение сгорело и сейчас заросло бурьяном.

По соседству со школой находится Дом культуры Текстильщиков, построенный в 1929 году, с большим кино-концертным залом. Три двери под навесом это как раз выходы из зала. В нем же располагались библиотека, читальный зал и различные кружки. Все свое детство я ходил сюда в кино на дневные киносеансы за 10 копеек. Посещал изо-студию и авиамодельный кружок. Позднее студентом, когда приезжал домой на выходные, занимался в местном читальном зале.

ДК Текстильщиков в 1932 году.

Вид на ДК с противоположной стороны. Здесь был парк с памятниками Ленину и Калинину, которые простояли почти до перестройки постепенно разрушились, из-за ветхости их снесли.

Вот нашел памятник Калинину который стоял в этом парке это добавка июня 2017

А это памятник Ленину фото 1956 года, Вставка 10.12.2017 года

Через этот парк я ходил из дома в школу, тропинка еще осталась.

В казарме с водонапорной башней на крыше, стоящей напротив школы, находилось общежитие Хлопчатобумажного комбината, позже здесь жили вьетнамцы, которые приезжали работать на ХБК в 80-х годах, в порядке интернациональной помощи. Во Вьетнаме в те годы после войны была безработица. Большинство из них с началом перестройки уехали на родину, но некоторые остались в городе. Сейчас казарма представляет из себя жалкое зрелище, хотя, если приглядеться к отдельным окнам, в ней кто-то обитает и сегодня.

От школы по улице Шулайкиной выходим на улицу Ленина. О многих зданиях по улице Ленина я писал в первой части, здесь покажу то, что туда не попало.

Дом № 121. Здание построено еще до революции, здесь располагались фабричные конторы. Одно время в нем был Дом бытового обслуживания, что находится сейчас, не знаю.

Идем в сторону центра города. Чуть дальше на четной стороне улицы Ленина находился район в народе прозванный “англичанка”. Здесь жили английские специалисты, работавшие на текстильных предприятиях Морозовых. Большая часть домов в этом районе снесена, остался только один дом №98, который в детстве изумлял меня большими двойными окнами. Но место по-прежнему зовется Англичанкой.

Дом №111, постройки 30-х годов прошлого века.

Проходим большой фабричный участок улицы Ленина и центральную Октябрьскую площадь города, о которых я писал в первой части.

и идем дальше в сторону городского вокзала.

Центральный почтамт города, построен в 1930 году.

Почтамт в 60-е годы.

Здание, которое в народе называют Старый дом советов, теперь дом №63 было построено в 1912 году, для служащих Морозовских фабрик.

После постройки оно было трехэтажным, четвертый этаж достраивался в советские времена. До конца 70-х годов здание занимали властные структуры города, позже они переехали в новый Дом советов на Октябрьской площади.

С балкона дома Советов руководители приветствовали проходящие по центральной улице демонстрации трудящихся.

Фотографии этого дома 70-х годов.

Недалеко от Старого дома советов находится подновленный памятник поэту-трибуну Владимиру Владимировичу Маяковскому с томиком стихов. Единственное объяснение установки этого памятника посещение сестрой Маяковского Людмила Владимировна нашей 1 школы в мае 1940 года. Это добавка 2016 года.

В советские годы он выглядел так.

Дом № 57, построен в 1929 году. Сколько себя помню, здесь всегда находилась центральная городская аптека. Архитектура аптеки, как и здания центрального почтамта, несет на себе черты конструктивизма, господствующего в те годы. За аптекой 59-й дом 30-х годов постройки.

Аптека в 70-е годы.

Дом № 55, бывшая 79 казарма, построенная в 1896 году. Сейчас здесь располагается Индустриальный техникум, который с 2010 года носит гордое название Орехово-Зуевский промышленно-экономический колледж им. Саввы Морозова (сокращённо ОЗПЭК).

Напротив 79-й казармы находится городской парк с памятником Ленину, установленным в 1931 году.

Фото памятника в 60-е годы.

Проходим торговую часть улицы Ленина и выходим к городскому вокзалу.

Мемориал орехово-зуевцам погибшим в годы Великой отечественной войны на Вокзальной площади.

reshell.livejournal.com

Орехово-Зуево. Часть 1: Орехово: varandej

Хотя словосочетание “Текстильный край” плотно ассоциируется с Ивановской областью, на самом деле он был гораздо обширнее, а крупнейшим центром текстильпрома Российской империи была и вовсе Москва. Характерные рабочие посёлки с довлеющей, как кафедральный собор над городами Старой Европы, текстильной фабрикой и кварталами многоэтажных кирпичных казарм в неизменно красно-белой гамме, столь русской из-за ассоциаций с нарышкинским барокко, разбросаны по всей Средней полосе, наибольшей концентрации достигая в трёх местах – нынешней Ивановской области, Москве с окрестностями и в Восточном Подмосковье. И “Русским Манчестером №2” (№1 – понятное дело, Иваново) можно смело назвать Орехово-Зуево – большой подмосковный город (120 тыс. жителей, а с пригородами, включая показанную в прошлой части Дрезну, и все 270 тыс.), выросший из двух сёл по разные стороны Клязьмы. Левобережное Зуево, известное у переправы с 1209 года, относилось к Богородскому уезду Московской губернии (Богородск, если кто не знает – это Ногинск), правобережное Орехово, известное с 1647 года, входило в Покровский уезд губернии Владимирской. Край тут был зажиточный, и вдобавок староверческий, и где-то с 18 века кустарные ткацкие мастерские в крестьянских домах начали разрастаться сначала в “рассеянные мануфактуры” (то есть когда вся деревня работала как одна фирма), а затем и в полноценные фабрики, основатели которых выкупали себя у помещиков и вскоре становились купцами, но при том – плоть от плоти простого народа. В Зуеве выделились две сильнейших купеческих династии – Зимины и Морозовы, устроившие свои фабричные посёлки по разные стороны реки. Зиминские мануфактуры в Зуеве были просто довольно масштабны, Морозовские между сёл Орехово, Никольское и Крутое выросли в сверхгиганта своей отрасли, но лишь в 1917 году все эти фабричные посёлки были объединены в город. И хотя ныне текстильные производства в основном сошли на нет, Орехово-Зуево остаётся одним из самых колоритных городов Подмосковья.

Расскажу о нём, как водится, в 2 частях, про Орехово и Зуево (а также Крутое на “ореховском” берегу) соответственно.

Как и в Дрезне, начнём рассказ у вокзала – но теперь уже не потому, что это отправная точка города (нет, к 1861-му году манчестер тут уже вполне сложился), а потому что на привокзальной площади мы с dima1989 оказались почти сразу же, въехав в город по Большой бетонке. Вокзал неясного возраста на самом деле построен в 1914-м году, нетиповой автовокзал – в 2002-м, и как видите, площадь перед ними весьма оживлённая. Пролетарский город встречает колоритной рекламой, предлагающей взять мебель из какой-то баррикады:

2.

Прежний вокзал, видимо 1861 года постройки, выглядел так, и явно не соответствовал тогдашним реалиям – накануне объединения во всех орехово-зуевских посёлках жило порядка 40 тысяч человек, то есть побольше, чем в иных губернских городах.

2а.

Вообще же сама по себе станция Орехово-Зуево выходит далеко за пределы этого вокзала и помимо чисто пассажирских остановочных пунктов Орехово-Зуево и Крутое на основной магистрали включает также гигантскую сортировочную станцию на Большом кольце Московской железной дороги, фактически уже в Ликино-Дулёво. Собственно, с построенной в 1897-99 годах ветки из Орехова в другой текстильный центр Егорьевск, нанизавшей на себя десяток фабрик, Большое кольцо и началось. Но отсюда этого не видать, а инфраструктура подмосковных электричек, на фоне их деградации в остальной стране, впечатляет своими масштабами:

3.

Близ станции – два храма разных вер. Мечеть (2001) за путями построена местными татарами, составляющими в Орехове-Зуеве довольно крупную общину – с 1930-х годов на фабрики охотно набирали нижегородских мишарей, впервые (и безуспешно) пытавшихся построить тут мечеть в послевоенные годы. Татарином называли и местного криминального авторитета 1990-х Рашида Салимжанова, по слухам бывшего фундатором нынешней мечети – увы, случай не редкий независимо от конкретной религии. Церковь (2007) же примечательна в первую очередь своим посвящением – Новомучеников Орехово-Зуевских, коих – репрессированных представителей местного духовенства – числится 16 человек, в первую очередь Никита (Делекторский), рукоположенный в епископы, затем низложенный и несколько лет живший в городе как юродивый, прежде чем его арестовали и расстреляли в Таганской тюрьме. Местоположение церкви также не случайно – она выстроена на месте храма Рождества Богородицы (1848-61), снесённого аж в 1972-м году.

4.

На привокзальной площади – толчея, новые магазины и старые торговые ряды, на заднем плане воинский мемориал, многоэтажки Мадонского микрорайона (названного в честь города-побратима в Латвии) и местная “Китайская стена” – дом, торец которого на кадре у правого края, тянется на три с лишним сотни метров и занимает аж три номера по улице Ленина:

5.

По которой, как нетрудно догадаться, мы и направились дальше – улица Ленина соединяет вокзал с главной площадью, за которой начинается главная достопримечательность Орехова-Зуева – Промзона. И сама застройка главной улицы весьма прозрачно намекает, куда именно она ведёт:

6.

7.

Внезапно, в пролетарском пейзаже возникает весьма симпатичный домик (2009), хозяин которого явно бывал где-то в ганзейских краях. Ещё интереснее, что сам этот хозяин Игорь Беркаусов – бизнесмен-коммунист, и в этом здании, за которое при Советах архитекторумогли бы выписать волчий билет, обитает горком КПРФ:

8.

Вот и первая казарма (1896), с 1930-х годов занятая Орехово-Зуевским текстильным техникумом (ныне промышленно-экономический колледж имени Саввы Морозова), одним из ведущих учебеных заведений этой острасли в СССР. За ним – серая конструктивистская аптека, дальше похожий на эксперименты с формой конца 1980-х жилой дом (1929) в необычной для конструктивизма, но как вы уже заметили – характерной для Орехова-Зуева бело-красной гамме…

9.

…и расположенная следом Бугровка (1910) – дом инженеров и специалистов Морозовской мануфактуры, самый благоустроенный в тогадшенем городе и вдобавок построенный инженером (собственно, Бугровым) для инженеров. В 1920-е годы его делили коммуналки освобождённого пролетариата и местный горком, и какие коллизии в ту шумную эпоху вызывало такое соседство – остаётся только воображать, но думаю, здесь бы нашли по сюжету что Булгаков, что Хармс (но они тут, понятное дело, не бывали). И даже ТЦ “Никольский” напротив – не что-нибудь, а хорошенько уделанная фабрика-кухня, куда работяги и прозаседавшиеся ходили через улицу обедать:

10.

Следом по той же стороне – дом связи со старой аббревиатурой Народного коммисариата почт и телеграфов (1923-32):

11.

Ещё дальше в скверике за забором – дом Оглоблина, управляющего фабрикой в 1894-15 годах, да так хорошо управлявшего, что Морозовы подарили ему этот особняк в личное пользование. Увы, покой был недолгим – в 1917 году Оглоблин бежал из города, а дом заняли для своих нужд большевики.

12.

Дальше ещё школа, изначально Никольское училище (1907) для рабочих, к которой мы подъехать забыли (она не на красной линии) да выглядывающие из кустов деревянные корпуса старой больницы:

13.

Собственно, это уже Октябрьская площадь – огромная и безусловно главная в городе. За городской администрацией во всё том же красно-белом образе – уже Клязьма, и к тем домам на том берегу доберёмся лишь в следующей части. На площади – памятник 100-летию Морозовской стачки 1885 года, едва ли не главного события орехово-зуевской истории:

14.

Если стоять к Клязьме лицом – влево уходит Центральный бульвар (с улицей Ленина образующий прямоугольный треугольник) с типично подмосковными свечками для тех, кому чуть-чуть не хватает на квартиру в Москве:

15.

Справа – ТРЦ “Аквилон” в бывшем городском ДК, который в пролетарском городе сам чрезвычайно похож на завод. Собственно, вот и всё Орехово – сейчас уже не вполне очевидно, что промышленным центром этой стороны было в 1899-м году присоединённое к Орехову село Никольское:

16.

Савва Морозов из Зуева стал текстильным королём, как часто бывало, не от хорошей жизни: крепостной крестьянин-старовер, он подрабатывал ткачом у местного купца и занял у него крупную сумму на откуп от рекрутчины. Купчина, наверное, довольно пыхтел и потирал мясистые руки, заимев долгового раба… но не тут-то было: за пару лет Савва Василич полностью вернул долг, а женившись, открыл в 1797 году собственную шелкоткацую мастерскую, товар которой лично сбывал в Москве у староверческой Рогожской заставы. Дела шли всё лучше и лучше, и в 1821 году Савва Василич уже выкупился с сыновьями у помещика Николая Рюмина, в 1823-м у него же (!) купил участок земли в Никольском (то есть вроде рядом – но уже в соседней губернии) и построил там мануфактуру. Затем – открыл новые мануфактуры в Москве и Богородске, а в 1840-х годах, скооперировавшись с хитрым Людвигом Кноппом (этот немец из Бремена был соучредителем 122 двух мануфактур в России, так что в народе даже шутили: “Где церковь – там поп, где казарма – там клоп, где фабрика – там Кнопп”), капитально расширил Никольскую мануфактуру, сделав её крупнейшей в России. Разумеется, это расширение было не последним, а дело Саввы продолжил сначала его сын Тимофей, затем – внук-тёзка, родившийся в год его смерти (1862). Фабричная промзона раскинулась от Клязьмы до железной дороги, и размеры её весьма внушительны – примерно 600х700 метров. Улица Ленина проходит промзону насквозь, и у комбината был даже свой въездной знак (справа), увы, с момента моей поездки демонтированный. Открывают промзону два знаковых здания – Харчевая лавка (слева) и фабричная контора (справа), улица за которой носит красноречивое название Двор Стачки:

17.

…Времена менялись, и сильные стороны “бизнеса по-старообрядчески” – в слаженной полузакрытой общине с большими социальными обязательствами и взаимным доверием – всё больше превращались в его слабость. Сказался и очередной кризис (увы, Россию они потрясали регулярно не только при Путине) – в общем, Морозовы взялись что-то менять, а сколь варварскими методами у нас переходят от социализма к капитализму, мы имели возможность наблюдать своими глазами не так давно. С начала 1880-х годов социалки у Морозовых резко поубавилось, негласные правила взаимопомощи в старовечрской общине начали расторгаться, а рабочим мало того что понижали зарплату, так ещё и ввели систему штрафов, из-за которых иным приходилось работать просто за долги. Последней каплей стала в общем-то мелочь – отмена выходного в один из праздничных дней зимой 1885 года, и фабриканты опомниться не успели, как их предприятия охватила всеобщая и прекрасно организованая забастовка, начавшаяся со спонтанного собрания в той самой Харчевой лавке. Лидеры стачки – Пётр Моисеенко и Василий Волков – предъявили требования: вернуть зарплату к уровню до понижений, зафиксировать штрафы на уровне 5% и компенсировать уже отработанные, позволить выбирать старост в своих артелях по старообрядческим законам да пересмотреть кое-что в трудовом законодательстве Российской империи. Стачку, конечно же, вскоре подавили солдаты и казаки, а зарплату повышать не стали, но сам масштаб явно впечатлил не только Морозовых, но и Романовых: рабочим компенсировали штрафы за несколько месяцев и в принципе ограничили эту меру законом, пошли ещё на какие-то законодательные уступки, Морозовы вновь занялись социалкой, да и многие другие фабриканты по крайней мере на какое-то время поняли, что рабочих лучше не злить. Сама по себе Морозовская стачка стала вехой рабочего движения в России и важным пунктом коммунистической идентичности – вот и памятник ей поставили уже в 1923-м году:

18.

Тут можно вспомнить, что за полтора десятилетия до “подмосковного Манчестера” бастовал “остзейский Манчестер” Кренгольм под Нарвой – но та стачка была хоть и первой такого масштаба, а гораздо менее известной и последствия имела сугубо местные. Мы же от Двора Стачки пошли вглубь фабричных закоулков. Промзона тут содержит десяток предприятий разного профиля, в том числе электростанцию, механический и стекольный завод, а вот например по соседству с памятником городской хлебзавод – всё это работало единым комплексом, и вспомогательные производства оказались более живучим, чем основное:

19.

Ныне не работает почти ничего – но зато промзону можно осмотреть изнутри:

20.

21.

Вид с виадука. Центр нынешней промзоны – исправно работающая ТЭЦ-6, построенная в 1926-30 годах по плану ГОЭЛРО и изначально работавшая на торфе. В промзону мы ещё вернёмся, а пока…

22.

Пока немало интересного есть и за путями:

23.

Например, одна из самых интересных водонапорных башен, что я видел:

24.

Напротив – пожалуй, самая красивая в городе рабочая казарма:

25.

За водонапорной башней – облезлый раннесоветский домик, бывший в разные времена фотоателье, парикмахерской и отделением милиции, а за ним ещё одна гордость фабричных посёлков – Зимний театр (1904-11):

26.

Примечательный не только прогрессивной архитектурой на грани конструктивизма, но и богатой историей. Так, по местной легенде (сомнительной, на мой взгляд), именно тут на гастролях Станиславский впервые бросил своё знаменитое “Не верю!”.

27.

А через сквер от театра ещё и госпиталь (1905):

28.

Инфраструктура у Морозовых была, конечно, достойна лучших соцгородов раннего СССР, ну разве что не столь продуманной в плане расположения (так как строилось всё это постепенно и по ситуации, а не по единому плану), и в общем всё это лишь подтверждает тезис, что борются за свои права люди там, где и так имеют некоторое количество прав. У Морозовых костяк рабочих составляли местные староверы, у которых близ фабрики дом и семья, а в общине принято уважать себя и друг друга. А набирали бы они всякую сезонную голытьбу из оголодавших уездов – те бы и за 18-часовой рабочий день, и за подпорченные продукты в заводской столовой, и за штрафы ещё бы спасибо сказали, всяко лучше голодной смерти в родной деревеньке. Уже в наше время шахтёры бунтовали не в страшных посёлках Воркуты, а в богатом, словно нефтеград, Междуреченске, а Европу забастовки трясут куда чаще, чем Третий мир. Как ни печально, всё это явление ещё глобальнее – чем беднее народ, тем легче им управлять.

29.

Больничная церковь Ксении Петербургской. Если кто из мусульман возмутился, почему это в контексте о мечети упоминаются бандиты, а в контексте православной церкви – святые, здесь можно чуть-чуть уравновесить – отреставрировал этот храм другой местный авторитет по прозвищу Финн. Но честно говоря, не верю, что инвестиции в ОАО “Рай” бандитам как-то помогли, потому что рай – не ОАО.

30.

С национальными общинами же в Орехове-Зуеве всё в порядке. Вот принимают пополнение у ворот госпиталя (там и роддом есть):

31.

Госпиталь реально огромен, по крайней мере для дореволюционного:

32.

Отель за колючей проволокой… Всё же едкий душок лихих 1990-х из Орехова полностью так и не выветрился:

33.

Район госпиталя и театра – как бы небольшой перехлёст центра за железную дорогу, а в основном там вполне унылые хрущобы и частный сектор. Последнее примечательное здание – пожарная часть, специализирующаяся на борьбе с торфяными пожарами, этим привычным уже бичом Подмосковья:

34.

Начинаем подниматься на следующий виадук, мимо очередных бело-красных цехов в зажелезнодорожной части – тут, как я понимаю, какое-то машиностроение:

35.

А промзона впереди всё так же бесконечна и незыблема:

36.

Обратите внимание на вывеску “оружейная лавка”. Сейчас там всё легально и цивилизованно, но можно вспомнить, что в 1990-х годах Орехово-Зуево “славилось” на всю Москву своим рынком оружия, где отоваривались конечно же бандиты. В принципе рынок возник ещё на закате СССР, а особенно его подстегнул 1993 год – “утечки” стволов, розданных защитникам Белого Дома. Впрочем, скажут опять, что очерняю замечательный город, пишу всё про бандитов да про бандитов, и вообще вы блоггеры задолбали гоняться за дешёвой популярностью… Так что больше об этом пока не буду, вернее ещё вернусь к этой теме в “зуевской” части.

37.

Мощная подстанция 1920-х годов у моста – за ней откроется вид с вводного кадра со звездой на башне. Обратите внимание и на название линии, ведь Торфяная – это станция бывшей узкоколейки, работавшей в 1927-2000 годах:

37а.

По Сухоборской улице в створе моста, по краю промзоны, мы вернулись на улицу Ленина и пошли по ней обратно на Двор Стачки. Здесь она смотрится исключительно мощно, ведь все эти корпуса, соединённые бесчисленными крытыми переходами, были цехами одного предприятия, и пожалуй настолько огромных текстильных фабрик я никогда не видел – если в “русском Манчестере” их просто очень много, то в “подмосковном Манчестере” – одна, но реально гигантская:

38.

39.

И поскольку вся эта мощь ещё и мертва – все закоулки, где когда-то ходили только рабочие и другие сотрудники, теперь как проходной двор:

40.

Текстильпром – вообще отрасль весьма специфическая. С неё большинство стран начинали индустриализацию – хоть Англия в начале 19 века, хоть Бангладеш в начале 21-го, эту стадию проходили и Российская империя, и сяопиновский Китай: здесь невелики затраты на оборудование и исходные материалы, поэтому стоимость рабочей силы становится решающей. Затем текстиль обычно сменяли металл, химические удобрения, станки и трактора, автомобили и самолёты, электроника и фармацевтика, а над всем этим расцветали финансовый сектор и розничная торговля на втруненнем спросе, текстильпром же словно по эстафете передавался от чуть-чуть поднявших стран – странам третьего мира, следующим в очереди на модернизацию. Сейчас он уходит даже из Китая, самая пожалуй продвинутая из текстильных держав – Турция, но она в промышленной истории скорее исключение, чем правило. В общем, мёртвые текстильные фабрики – это совсем не то же самое, что мёртвые меткомбинаты или автозаводы, и я не знаю, чего в этой ситуации больше – объективности или ошибок хозяйства. Думаю, косвенно сказалась и война: если в других отраслях после грандиозных людских потерь не хватало рабочих рук и стало быть модернизация была необходимостью, то в традиционно “женском” текстильпроме вопрос стоял не так остро, и потому эти фабрики законсервировались в середине ХХ века, без шанса выжить в столкновении с капитализмом.

41.

В одном из заколуков – старая электростанция, за которой довлеющая над городом труба советской ТЭЦ:

42.

Ещё заколуки и эти бесчисленные висячие галереи:

43.

Ещё одна башня со звездой… Но масштаб, масштаб – в другом месте такой корпус был довлел над городом, как замок, здесь же лишь малая часть мануфактуры:

44.

Здесь же и советские цеха, ещё более масштбаные и высокие. Специфика устройства мануфактур – длинные залы, где рядами стоят небольшие станки, позволяла строить их не таким уж и похожими на заводы. Не случайно в Москве они на раз-два передёлываются в офисные центры.

45.

Напоследок заглянули в Самомазку – так называют в народе старейшую в Орехове рабочую казарму (1837-38), и расшифровывается это как Сама Мать Всех Казарм. Одно из немногих зданий, построенных до “кнопповской” реконструкции, она примыкает к Харчевой лавке, где рабочие начали свою стачку:

46.

За аркой – целая система двориков, некогда тянувшихся до самой Клязьмы, в 1840-е годы из-за обилия перемещённого строительством грунта чуть изменившей русло.

47.

Всё же очень люблю пейзажи старых рабочих слободок…

48.

Но надо сказать, на Ореховском бурегу мы осмотрели ещё не всё, а Зуевский куда скромнее – так что в следующей части покажу бывшее село Крутое за промзоной и Зуево с его храмами и Подгорной мануфактурой Зиминых на другом берегу.

ВЕРХНЯЯ ВОЛГА-2014. Часть 2: поиски Китежа
Обзор двух частей и оглавление.
Дорога к Волге
Дрезна.
Орехово-Зуево. Орехово.
Орехово-Зуево. Крутое и Зуево.
Непарадная Владимирщина. Петушки, Лакинск, Собинка.
Гороховец. Средневековый русский городок.
Гороховец. Разное.
Нижегородчина – Россия в миниатюре.
Зарисовки по окрестностям. Бор, Кстово, Заволжье, Пурех.
Городец. Верхний город.
Городец. Музеи и промыслы.
Городец. За пределами вала.
Чкаловск. Город советской легенды.
Григорово и Вельдеманово. Родина антагонистов.
Большое Мурашкино. Дворцы в захолустье.
Лысково и Макарьев, переправа в заволжье.
Семёнов. Матрёшкин град.
Керженская сторона. Потайной край староверия.
Светлояр, где скрылся Китеж.

varandej.livejournal.com

Орехово-Зуево. Часть 1. От Кировского поселка до Октябрьской площади.

Сделаю перерыв в рассказах о заграницах. Расскажу пока о своем родном городе.

Родину не выбирают и мне досталась вот такая Родина, которую, несмотря ни на что, я очень люблю.

Это Орехово-Зуево – подмосковный рабочий город, с богатой историей, которой могли бы позавидовать многие другие города. До революции поселок большой текстильной мануфактуры фабрикантов Морозовых, где в 1885 году случилась первая в России организованная рабочая стачка.

При советской власти – город большого хлопчатобумажного комбината, который благополучно загнулся, как только развалился Союз и основное сырье, узбекский хлопок, перестал поставляться в Россию. Город казарм, город плохо чищенных улиц и разбитых дорог. Город, где очень редко ходили набитые до отказа, раздолбанные ликинские автобусы, хотя Ликино, где их выпускали, находится совсем рядом, в 10 километрах.

Вплоть до 90-х годов – город пустых прилавков продуктовых магазинов. Зачем кормить народ? Москва недалеко, 1 час 50 минут на электричке, сами привезут. Как ни странно, при отсутствии продуктов дешевое алкогольное пойло поставлялось исправно.
Город, где женщин всегда было больше, чем мужчин, и не потому, что на текстильных фабриках работали в основном женщины, а потому, что мужики традиционно пили по черному и умирали рано. Редко на улицах можно встретить старика старше 60 лет, а вот бабушек много.
Город, где слово “интеллигент” всегда было ругательным.
Город, из которого я уехал в 17 неполных лет.

А сейчас это город сплошных магазинов, где с грехом пополам работает пара-тройка предприятий и почти все трудоспособное население, кроме продавцов, ездит на работу в Москву. Город, который летом по субботам и воскресеньям забивается до отказа проезжающими через него автомобилями дачников из Москвы.

И все-таки, это моя Родина, город моего детства и юности. Город родных улиц Кирова и Мира, с такими родными пыльными или заваленными снегом дворами, где мальчишкой играл в футбол и хоккей. Город родного леса за Холодильником, где катался на лыжах и на велике, собирал березовый сок. Город, где течет родная река Клязьма, в которой купался, ловил рыбу, на берегах которой пропадал целыми днями, жег костры, ловил майских жуков.
Город, где до сих пор живет моя мама. Добавлю здесь мы в июле 2012 году продали нашу квартиру в Орехово-Зуево, маму перевезли в Москву поближе к сестре и теперь меня связывает с этим городом только могила отца на городском кладбище, которую мы регулярно посещаем. (выделенный курсивом текст поправка 2016 года)

Начну с центральной улицы, до сих пор носящей “гордое” имя Ленина. Когда-то это было фабричное местечко Никольское. Здесь основатель династии фабрикантов Морозовых Савва Васильевич Морозов, в сороковых годах 19 века понастроил бумагопрядильных и ткацких фабрик, заводов и казарм для рабочих. Здания этих фабрик и казарм, построенных на века, стоят и сейчас, некоторые в заброшенном состоянии, а многие переоборудованы в магазины, торговые центры, автостоянки.

Район Крутое.
Здания морозовских казарм, с водонапорной башней и трубами котельных на крыше. Кто-то здесь, кажется, еще живет, есть какие-то офисы, но в основном, пребывают в разрухе.

В центре между казармами видно здание моей родной школы №1, в которой я учился с первого по десятый класс. Школа работает и сейчас. Рассказ о ней в третьей части.

Улица Ленина в районе Крутого.

Здание казармы, построенное в 1894 году, на первом этаже которой тогда же был открыт магазин № 2, один из первых городских магазинов  для фабричных рабочих.

Перекресток улицы Ленина и дороги от Парковского моста.

Бывшая ткацкая фабрика №2, до третьего этажа прикрытая новой кирпичной кладкой. Сейчас там одни магазины.

На этой фабрике в середине 70-х годов в последних классах школы у нас были уроки “трудового воспитания”. А летом после 9 класса здесь в течение месяца я проходил производственную практику, работал по 4 часа в день заряжальщиком шпуль . В цехе, где стоял невообразимый грохот работающих ткацких станков, еще времен Морозова, а в воздухе летала хлопковая пыль, я обегал по кругу несколько десятков станков и заряжал в их барабаны шпули с нитками. Пока дойдешь до последнего, в первых станках шпули уже заканчивались. Жуткая однообразная работа. Выходил после работы без рук без ног оглушенный, глухота проходила только часа через два. Наверно, тогда я окончательно понял, что в родном городе не останусь.

Здание бывшего Деревообрабатывающего завода х/б комбината.

Заброшенное здание стыдливо прикрыто “потемкинскими” плакатами с красивыми видами города.

Фабричный участок улицы Ленина.
Цеха ткацкой фабрики (слева) соединялись с цехами бумагопрядильной фабрики (справа), надземными переходами. Через эти переходы мы иногда пускались в большие кругосветные путешествия по цехам фабрик, сбежав с урока трудового воспитания.

Помпезная скамейка у входа в торговый центр “Фабрика”. Какой-то могильный вид у нее.

Корпуса бывшей первой бумагопрядильной фабрики.

Памятные доски павшим в Великой отечественной войне на стене фабрики .

Руины корпусов 3-ей ткацкой фабрики.

Трубы тепловой электростанции ТЭЦ №6, на которой долгие годы до пенсии заместителем начальника ремонтного цеха работал мой отец. Новое здание ТЭЦ с большой трубой построено недавно. За ним видны четыре малые трубы старой электростанции, построенной еще в начале 20-го века Морозовыми. Раньше станция работала на торфе, который добывали на торфоразработках недалеко от города. Еще при отце, в 70-х годах станцию перевели на газ. Поправил должность отца в 2016 году.

Здание бывшей 3-й ткацкой фабрики, построенное в 70-х годах. Сейчас здесь большой торговый центр. Когда я учился в школе, на здание этой фабрики установили огромное световое табло со стрелочными часами, на котором высвечивались показатели выполнения производственного плана предприятиями х/б комбината. Говорили, что это табло вывезли с московского стадиона Динамо, когда его там меняли на новое. Часы в верхнем углу, остались, кажется именно от этого табло.

Двухэтажное здание бывших административных корпусов х/б комбината с внутренним двором. Почему-то это здание всегда называлось “Самомазкой”. Ресторан, который в нем сейчас расположился, называется также.

На следующем фото слева здание, построенное в 1884 году, в котором еще до революции открылся «Магазин потребительского общества» (магазин № 1), который был одним из первых кооперативных магазинов в России. Это место всегда так и называлось “Первый магазин”. В правом крыле это здания, насколько я помню, располагалась администрация городского ТОРГа.

Сейчас в нем одни магазины, при взгляде на их окна почему-то вспоминается  район Красных фонарей в Амстердаме.

Слева от здания первого магазина находится здания бывшего Дома Пионеров, к сожалению общий вид его я не сфотографировал. Еще раньше в нем располагался рабочий клуб, где побывала жена великого пролетарского вождя. Об этом событии повествует установленная на доме памятная доска.

Вот нашел внешний вил дома пионеров в Орехово-Зуево это добавка июня 2017

Исторический центр города – двор стачки. Здесь похоронены руководители морозовской стачки 1885 года революционеры Моисееенко, Иванов, Бугров, Горячев. В 1923 году над их могилой установлен памятник Борцам Революции.

В разные времена этот памятник выглядел по разному, в тридцатые годы вот так.

(фото отсюда)

Позже, возможно из-за того, что вскинутая рука рабочего напоминала фашистское приветствие, памятник изменили и в 70-е годы, когда я учился в школе, он выглядел уже так.

 
(фото отсюда)

В двухэтажном здании за памятником, раньше располагался краеведческий музей города. Нас туда регулярно водили с экскурсиями перед революционными праздниками. Помню, там была представлена в натуральную величину комната рабочей семьи в морозовской казарме конца 19 века, наверно для того, чтобы показать насколько трудно и тесно им там жилось до революции. Когда я сам побывал в казарме, недалеко от нашего дома на Крутом, больших отличий в условиях жизни советских рабочих 70-х годов, от того что было представлено в музее не заметил. Те же зачумленные грязные комнаты с палатями, общий туалет и общая кухня в торце огромного коридора.

Центральная площадь города, кажется, она до сих пор называется Октябрьской.
Здесь находится здание городской администрации, прозванное в народе Пентагоном. В советские годы здесь располагался городской комитет КПСС, о чем свидетельствует лик светлейшего вождя на фронтоне, который до сих пор не сняли.

Перед Пентагоном возвышается памятник рабочим революционерам, установленный в 1985 году к столетию Морозовской стачки.

Здания вокруг площади.
Слева от Пентагона – городская гостиница, когда-то она называлась Советской.

Вот нашел фото этой гостиницы это добавка июня 2017 года

Вот цветную фотку нашел справа край здания городского комитета партии без Ленина

Жилые дома.

Справа от Пентагона – недавно построенный торгово-развлекательный комплекс Аквелон, с вездесущим Макдональдсом.

Напротив Пентагона, через улицу – деревянное здание бывшей второй городской больницы. По информации одной из написавших комментарии к этому посту в этом здании до сих пор находится легочное отделение противотуберкулезной больницы. Это поправка 2016 года.

Там же вдоль улицы Ленина установлен огромный исторический плакат с гербом города и  фотографией Саввы Тимофеевича Морозова, последнего из представителей знаменитой династии фабрикантов.

Вид на улицу Ленина от центральной площади в сторону фабрик.

Продолжение

reshell.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о