Рассказ дуб для детей – , 2-3 .

Расскажите детям о деревьях – Мороз В. Бурмистрова Л.

Подробности
Категория: Узнай-ка!

Страница 1 из 4

Расскажите детям о деревьях


 БЕРЕЗА

В белом сарафанчике
С платочками в карманчиках,
С красивыми застежками,
С зелеными сережками.
(А. Прокофьев)
Именно березу считают символом нашей страны. С давних времен об этом дереве слагали песни, стихи:
Во поле березка стояла,
Во поле кудрявая стояла.
* * *
Белая береза под моим окном
Принакрылась снегом, точно серебром,
На пушистых ветках снежною каймой
Распустились кисти белой бахромой.
(С. Есенин)
Береза неприхотлива, растет и на сухих песках, и на заболоченных почвах. Ее можно встретить и в лесу, и в поле, и в парках.
Ранней весной, когда на деревьях набухают почки, на березе появляются цветы – малоприметные сережки. Летом они заметно увеличиваются, становятся коричневыми. В каждой созревшей сережке содержится несколько сотен мелких семян. А на целом взрослом дереве в урожайные годы их может созревать до нескольких миллионов. Мельчайшие плодики, похожие на очень маленькую бабочку с распахнутыми крыльями, разносятся ветром на большие расстояния и следующей весной прорастают на подходящих почвах. Вот почему береза одной из первых занимает свободные участки земли.
Белая кора березы – береста – отражает солнечные лучи и защищает дерево от перегрева. С давних времен бересту использовали для изготовления бытовых изделий. Сырье заготавливали весной. В это время «береста линяет», то есть свободно отделяется от древесины. Сырье сушили в тени и разглаживали под прессом. Из бересты изготовляли туески, кружки, хлебницы, короба и другие предметы быта. Из внутренней части коры березы – лыка – плели лапти, корзины, баулы.
Когда люди еще не умели делать бумагу, на бересте писали. Берестяные грамоты, которым 700–800 лет, сохранились до наших дней.
Береза и в наши дни приносит пользу. Из ее древесины изготавливают мебель. Березовые почки обладают целебными свойствами, их используют для приготовления лекарств.
ЗАГАДКА
Клейкие почки,
Зеленые листочки,
С белой корой,
Стоит над горой.
(Береза)

ДУБ

Дуб дождя и ветра
Вовсе не боится.
Кто сказал, что дубу
Страшно простудиться?
Ведь до поздней осени
Я стою зеленый.
Значит, я выносливый,
Значит, закаленный.
Дуб – мощное, величественное дерево. Ствол толстый, покрыт коричнево-серой корой с извилистыми трещинами. Чем старше дерево, тем глубже трещины. Дуб считают олицетворением богатырской силы. В Греции дубовая ветка была символом силы, могущества и знатности. Дуб посвящали покровителю искусств – богу Аполлону. В Древнем Риме желуди считались божественными плодами. Древнеримский ученый Плиний Старший так писал про дубы: «Не тронутые веками, одного возраста со вселенной, они поражают своей бессмертной судьбою, как величайшее чудо мира».
Дуб считали священным деревом и славяне, его посвящали богу молнии и грома – Перуну.
Дуб – деревьев всех король,
У него большая роль.
(И. Горюнова) В средней полосе нет деревьев, которые превосходили бы дубы размерами. Живут дубы 400–500 лет. Единичные экземпляры достигают возраста около полутора тысяч лет. Самый древний дуб растет в Германии. Его возраст – около 1400 лет.
Дуб – дерево светолюбивое. Обращали внимание на ветви дуба? Они многократно изогнутые, словно скрученные, у старых дубов имеют причудливые изгибы. Дело в том, что ветви постоянно тянутся к солнцу, к свету. Вот и меняют направление роста в зависимости от освещения.
Цветут дубы в мае. Плоды – желуди – созревают осенью. Полакомиться желудями любят многие лесные жители: кабаны, олени, полевые мыши, сойки.
У дуба ценная древесина: плотная, твердая, прочная с красивой текстурой. Ее используют в кораблестроении, мебельном, столярном производстве.
ЗАГАДКИ
Я из крошки-бочки вылез,
Корешки пустил и вырос,
Стал высок я и могуч,
Не боюсь ни гроз, ни туч.
Я кормлю свиней и белок —
Ничего, что плод мой мелок.
(Дуб)
* * *
В этот гладкий коробок
Бронзового цвета
Спрятан маленький дубок
Будущего лета.
(Желудь)

КАШТАН

Солнце встало рано,
Заглянуло в дом.
Зацвели каштаны
За моим окном.
Птица распевает
Близко-близко где-то,
Значит наступает
Золотое лето.
(Г. Бойко)
Конский каштан – величественное дерево с раскидистой, плотной, равномерной высокосводчатой кроной. Ствол у взрослых деревьев очень мощный, обычно прямой. В высоту это дерево достигает 25–30 метров.
Конский каштан заслуженно пользуется славой одного из красивейших парковых деревьев. Его часто высаживают в парках и садах, близ домов и дач. Ранней весной на каштане возникают крупные клейкие зеленовато-розовые почки. Спустя несколько дней из них появляются оригинальные большие листья, разделенные на 5–7 листочков.В начале мая каштан цветет. Цветочки у него очень красивые – пирамидальные метелки высотой до 30 сантиметров, состоящие из крупных белых цветков с желтоватыми или красноватыми капельками сока. Цветы, напоминающие свечи на новогодней елке, придают дереву неповторимый облик. Привлекательно выглядят и плоды каштана: зеленые, с многочисленными шипами, шаровидные коробочки, в каждой их которых содержится 1–3 блестящих, темно-коричневых семени.
В южных районах растет каштан посевной благородный. Он так сильно отличается от каштана конского, что ученые относят их к разным семействам. Похожи они только внешне, у обоих видов блестящие, коричневые, словно отполированные орешки, заключенные в почти одинаковые оболочки, только у съедобного она бурая с шипами, а у конского каштана – ярко-зеленая с бугорками. Точно сказать, почему каштан стали называть конским, сложно. Существуют две версии. По одной из них, после опадения листа на месте прикрепления черешка к ветке остается рубец, напоминающий след лошадиной подковы. Согласно второй, на темно-коричневой поверхности плода есть серое пятно, похожее на отпечаток конского копыта. Древесину конского каштана используют в мебельном производстве для изготовления высококачественных бочек. Экстракт, приготовленный из коры, используют для дубления кожи, окраски хлопчатобумажных, шерстяных и шелковых тканей в темно-коричневый и оливковый цвет. Из молодых ветвей плетут корзины.

www.planetaskazok.ru

Дерево дуб описание для детей

Описание дуба в художественном стиле или научном Вы можете написать используя представленные варианты.

Сочинение описание дуба

Еще наши предки дуб считали символом могущества и силы. А его крепкие стволы служили надежным материалом в строительстве. Сегодня же часто можно услышать, как мужчин сравнивают с этим крепким деревом.

Проходя мимо, посмотрите на опушку, там раскинул свои широкие плечи величественный дуб. Он самый большой во всей дубраве. Именно такой образ воспевают в народных песнях, описывают в легендах.

Дуб — величественное дерево. Вероятно, много лет назад какая-то белочка потеряла в этом месте желудь. А теперь его мощные руки тянутся к солнышку. Зеленые листочки переливаются в лучах теплого света. А толстый ствол крепко держит веточки и уже никакой ветер им не страшен. Любят дуб лесные жители, за то, что оберегает, что дарит жилье и вкусные угощения в виде желудей. Плод дуба имеет довольно интересную форму в виде капельки с коричневым шляпой.

Ничего не боится могучий великан: ни вредителей, ни лесорубов. Всегда найдет в себе силы возродиться даже с пня.
Но стоит помнить, что деревья — это наш кислород. Поэтому пренебрегать нашей матушкой природой крайне глупо.

Научное описание дуба

Дуб является листопадным деревом. Размеры дуба впечатляют. Средняя высота его около 35 метров, хотя иногда встречаются и 60 метровые гиганты. Толщина дуба также может быть довольно внушительной. Ствол дуба в среднем около 1,5 м в диаметре, покрыт темной корой, испещренной трещинами, извилистыми и морщинистыми.

От вида дуба зависит форма листа дерева. Листья дуба могут быть лопастные, зубчатые, перистораздельные и другие. Ветки дуба непрямые, изогнутые. Эта извилистость объясняется тем, что дерево дуб очень реагирует на солнечные лучи. Побеги при росте тянутся к свету и поэтому меняют направление в зависимости от периода года, погоды и времени суток.

Крона дуба и ее форма во многом зависит от условий, в которых деревья растут. В лесах в основном стволы дубов прямые и ровные, отдельно же растущие растения на равнинах очень сильно раздаются вширь. Кроны таких дубов в обхвате измеряются в метрах. Если дерево выросло в экстремальных условиях, например, при недостатке влаги или под частым воздействием ветра, то кроны таких дубов деформированы и не совсем четкие и правильные по форме.

kratkoe.com

описание, свойства Дуба, применение, интересные факты

Символы Дуба

Дуб – могучее крепкое дерево, символ мужества, огня, молнии и княжеской власти. Дуб – одно из самых любимых и почитаемых среди европейских народов дерево. Под священными Дубами у славян происходили все важнейшие события — собрания, свадебные обряды, суды. В священных Дубовых рощах наиболее старые и уважаемые деревья обносились оградой, за которую могли заходить только жрецы.

В доисторические времена почти половину лесов Европы составляли дубравы. Человек лихо расправился с этим замечательным деревом. Сначала он вырубал и сжигал Дуб, освобождая землю под пашни, а затем рубил на дрова и строительные материалы. Дуб, на свою беду, отлично годился и на то, и на другое. Итог печален — Дубов стало в десятки раз меньше (около 3% всех лесов Европы).

Названия Дуба

В мире существует множество видов Дуба, но в России чаще всего встречается Дуб черешчатый (Дуб обыкновенный). Дуб назван черешчатым за длинные плодоножки.

Где растёт Дуб?

Дуб в лесу

Дуб широко распространён в Западной Европе и европейской части России. Доходит в северо-западной России до Финляндии. В восточном направлении северный предел распространения Дуба постепенно спускается к югу, и, подходя к Уральскому хребту, понижается до 57° и несколько южнее. Урал является восточной границей ареала Дуба черешчатого.

Как выглядит Дуб?

Дуб не сложно отличить от других деревьев по его могучей стати.

Дуб – крупное, обычно дерево с могучей кроной и мощным стволом. Достигает высоты 20—40 м. Может дожить до 2000 лет, но обычно живёт 300—400 лет. Рост в высоту у Дуба прекращается в возрасте 100—200 лет, прирост в толщину, хоть и незначительный, продолжается всю жизнь.

Крона Дуба густая, раскидистая, с толстыми ветвями.

Кора Дуба толстая, прочная, у взрослого дерева морщинистая, тёмного цвета.

Листья Дуба продолговатые с большими округлыми зубцами.

Неторопливо распускает Дуб листья — иногда лишь к началу июня. А порой – со второй попытки, когда первые листья съедают гусеницы.

Цветы Дуба собраны в длинные свисающие серёжки 2-3 см длиной.

Дуб цветёт

Жёлуди Дуба обычно продолговатые, вырастают от 1,5 до 5см. Летом жёлуди зелёного цвета, осенью желтеют и опадают. На ощупь жёлуди гладкие аккуратные, от этого их хочется собирать, особенно детям. Красивы и шляпки от желудей. Внутри дубового жёлудя 2 дольки желтоватого или красноватого цвета, горькие на вкус.

Жёлуди, плоды Дуба, сидят в специальных «рюмочках» — плюсках. Желудями любят лакомиться кабаны и домашние свиньи, так что уже в средние века люди пасли в дубравах многотысячные стада свиней. В басне Ивана Крылова «Свинья под Дубом» неблагодарная свинья, наевшись желудей, начинает подрывать корни дерева, вредя ему. С биологической точки зрения баснописец ошибается: перерывая почву и уничтожая вредителей, свиньи приносили дубовым лесам только пользу.

Когда цветёт Дуб?

Цветут Дубы обычно в зрелом возрасте от 40 до 60 лет, вместе с распусканием листьев, обычно в мае.

Жёлуди поспевают в сентябре – октябре.

Лечебные свойства Дуба

Важное медицинское значение имееткора Дуба, так как она содержит значительное количество (до 20%) дубильных веществ, а также флавоноиды, пектин, танин, крахмал, слизи и другие природные антисептики. Отвар из коры, благодаря ее дубильным свойствам, оказывает сильное вяжущее и противовоспалительное действие.

Больше всего, в медицине, ценится и используетсякора Дуба, особенно молодая. Применяется она в основном как наружное средство, иногда – внутренне, в виде настоев, отваров, чая.

Кора и листья Дуба обладаютвяжущим, противовоспалительным, противоглистным, успокаивающим, кровоостанавливающим действиями.

Лечебные свойства Дуба

Настой коры Дуба принимают при заболеваниях желудка, поносах, гастритах, коликах, воспалении кишечника, колитах, язвенном колите, желудочно-кишечных кровотечениях, болезнях печени, селезенке. Теплый настой улучшает пищеварение.

Применение Дуба

Отвар коры Дуба и листьев (1:10) принимают при заболеваниях почек, почечных кровотечениях, кровавой моче, при частых мочеиспусканиях (в малых дозах), при воспалении мочевыводящих путей.

Настой листьев Дуба применяют при ночном недержании мочи (энурезе). Отвары ещё используют для полосканий при воспалении слизистой полости рта, запахе изо рта, при воспалении языка, для примочек при пролежнях, при обморожениях рук и ног (ванночки), ожогах, ранах, воспалении кожи, экземе, золотухе.

Отвар и настой коры Дуба

При потливости ног делают ванночки из отвара коры (2 ст. ложки на 1 стакан воды, кипятить 1-2 мин., настоять до охлаждения), а также в носки на день всыпают измельченную кору.

Кофе из желудей Дуба: жёлуди надо очистить от кожуры, отварить, слить воду сразу, затем крупно измельчить, кусочками, и пожарить пока не подрумянятся. Дать остыть и перемолоть на кофемолке в порошок. Заваривать как кофе, или можно использовать как пищевую добавку. Такой напиток дают детям, при заболеваниях сердечнососудистой и нервной систем.

Дуб – противопоказания

Нельзя допускатьпередозировки при употреблении настоев или отваров из Дуба, поскольку это может вызвать рвоту. Прием внутрь препаратов из дуба категорически запрещается детям.

Болезни и вредители Дуба

Одним из самых опасных заболеваний Дуба является мучнистая роса. На листьях возникает характерный белый налёт, словно их облили мыльным раствором. Болезнь, замеченная в ранней стадии, легко останавливается с помощью опрыскиваний однопроцентным раствором медного купороса.

Для Дуба опасны листогрызущие насекомые и стволовые вредители такие, как большой Дубовый усач, Зелёная дубовая листовертка, Плодовая чехликовая моль.

Дуб. Интересные факты

На листьях Дуба можно увидеть румяные шарики, словномаленькие яблочки, называемые галлами или чернильными орешками. Галлы на дубе появляются из-за насекомых — Орехотворок. Они откладывают в ткань листа яйцо, а вещества выделяемые личинкой вызывают разрастание тканей, в результате чего образуется галл, а личинка получает безопасное убежище.

Галлы на листе Дуба

Дуб, обороняясь от паразита, откладывает в стенках галла оченьбольшое количество дубильных веществ, которые с железным купоросом образуют черную краску, использовавшуюся при изготовлении чернил, тех самых, которыми писали А.С. Пушкин (!) и его современники, кстати, очень стойких и прочных.

Некоторые Дубы живут больше тысячи лет, достигая огромных размеров.

xn--e1aaqjt5d.xn--p1ai

Дуб стоеросовый — рассказ Сергея Баруздина для детей — Сказки. Рассказы. Стихи.

Сергей Баруздин

 
Эх, дуб, дубок,
Посмотри разок,
Встряхни головой,
Побеседуй со мной.
Я тебя хвалю,
Я тебя люблю,
Ну, а больше всего
Лишь его одного.
Он, как ты, дубок,
Так же ростом Высок,
Так же крепок и мил,
Только мне изменил…

Это мне с детства запомнилось. С тридцатых годов. Как песни из кинофильмов. Песен тогда было много, хотя фильмов — мало. Но каждый фильм рождал песню, которую потом пели все мы — вся страна.
Частушки о дубке никакого отношения к фильмам не имели. А запомнились, как другие. Запомнились по деревне, которая и сейчас осталась деревней, хотя ехать к ней с моей Новопесчаной ближе, чем в Зюзино или в Химки. В деревне Перекрестино я слышал эти частушки. Слышал в тридцать восьмом, когда мы думали об Испании и даже о мировой революции, но не знали, не ведали, что наступит сорок первый год…

* * *

— Дуб стоеросовый! — сказал он мне. — Дуб! Чего ты понимаешь!
Я не знал, что ответить на такое. Все понимал: он и товарищи его выпили. А пьяные… И все же. Почему так? Что я сказал не так? Просто чтобы не галдели, не матерились под окнами.
Я обиделся. Сначала за себя и, конечно, про себя. Потом ночью почему-то долго не мог уснуть. Опять вспомнил: почему обижают дуб? Ну ладно, про осину говорят как о тунеядке. Действительно, самая светлая страница осиновой истории — колы в сорок первом — сорок втором.
А дуб? Дерево из деревьев! Воспетое всеми, и просто так — чудесное дерево!
Для меня особо.
В сорок четвертом я сам посадил такое… В Румынии, под Яссами, на могиле друга. Потом, в сорок шестом, под Москвой, — у нас в деревне. Говорят, дубы растут долго. Эти, оба, выросли быстро и скоро. Я видел, как они росли…
Так почему же…
Под утро я не выдержал и забрался в словарь Даля:
«В лесу дуб рубль, в столице по рублю спица»;
«Когда лист с дуба и березы спал чисто, будет легкий год для людей и скота»;
«Когда дуб развернулся в заячье ухо, сей овес, тул»;
«Держись за дубок: дубок в землю глубок».
Про стоеросовый дуб — ни слова. А ведь ходит же такое слово по земле. С детства слышу…

* * *

Я знал его уже давно — лет десять. С той поры, как мы переехали в этот дом. Трезвый он здоровался. Выпивший — виновато проходил мимо меня, чуть кланяясь. Пьяный…
Впрочем, тут и начало рассказа.
Дядя Миша, слесарь-водопроводчик, мой сосед по дому, в деды мне годился. Мастер он отличный и ничуть не жук. Если его официально, по жэковской линии вызывать — все сделает, ни копейки не примет, больше того, возмутится: «Зачем обижаете?»
Другое дело, если не официально. Тут и рубль возьмет, и о литературе поговорит, и о политике, и спасибо скажет, и сам в благодарность предложит что-нибудь дополнительно — доброе. Например: «Давайте ведро вынесу!»
А если откажешься, хватает сам помойное ведро, добавляя: «Я мигом!»
И так не только с ведром. Двери скрипят — подгонит. У окна шпингалеты разболтались — заменит. Стекло треснувшее в форточке заметит — вставит новое.
Мы не раз дома вспоминали дядю Мишу, но, увы, реже по-доброму, хотя и знали его отменные заслуги.
По вечерам дядя Миша был сильно не в себе. Вот и начинались у нас разговоры о нем.
— Странный он человек, но в конце концов…
— Ведь какой вежливый, а тут…
— Хотя бы о людях подумал: дети, женщины…
Так приблизительно говорили жена, дочка, бабушка. А дядя Миша под окнами нашими, распив там, как положено, не единожды на троих, матерился в семь этажей. Матерился в адреса многие — внутренние и внешние. Тут и жэковские начальники были, зажимавшие прогрессивки, и американцы во Вьетнаме, греческие фашисты в связи с военным переворотом и китайские хунвэйбины. Диапазон вечерне-ночных бесед дяди Миши был удивительно широк.
И я, соглашаясь с домашними, возмущался вместе с ними и все же почему-то старался оправдать дядю Мишу, хотя он и сказал мне это обидное: «Дуб стоеросовый».
Может быть, потому, что после брани своей во все и вся дядя Миша переходил на фронтовые воспоминания и говорил о местах мне знакомых и близких — о Яссах, Кишиневе, Плоешти, Констанце, Бухаресте…

* * *

Он стоит на поляне рядом с нашей пятистенкой — совеем еще молодой и уже взрослый, зрелый и не по возрасту, ибо ему только тридцать. Он моложе меня, и я ему чуть завидую, хотя и знаю, что дубы живут на свете дольше людей. У него чудесные матовые листья — ажурные, как северные наши, редко встречающиеся сейчас кружева. Они то крошечные, то большие или вовсе огромные, в пол-ладони, и это правильно, поскольку он — вполне солидный дуб.
Эх, дуб, дубок,
Посмотри разок…
Это уже о нем и не совсем о нем, хотя я и вспоминаю знакомые с детства строчки, и для меня они связаны с ним и еще с тем дубком, который, как и этот, вырос сейчас, но там — под Яссами. Я видел его в прошлом году и позапрошлом, когда бывал в Румынии.
И вот теперь опять увижу — через два-три дня.
Я вновь еду туда, и, конечно, не миновать мне Ясс и могилы старой, над которой шелестит листвой такой же, как этот, подмосковный, но чуть более старший — на два года — дуб…
Теперь я сделаю то, о чем думал раньше, но чего не сделал. Я возьму горсть земли там и привезу ее сюда — к этому дубу.

* * *

И вот я привез эту землю. Не горсть, а целлофановый пакет с землей и лентами цветов флагов — румынского и нашего. Ленты и весомость пакета спасли меня при переезде границы в Унгенах: я не знал, что по каким-то суровым международным законам нельзя перевозить через границу фрукты, овощи, цветы и даже землю с могилы друга.
Землю я бросил к нашему подмосковному дубку, а ленты румынского и советского флагов оставил на стене в нашей московской квартире.
Тут и вышло так, что вскоре после моего возвращения домой нам пришлось вызвать дядю Мишу: засорилась раковина.
Дядя Миша, почти трезвый, видно не помнящий даже о дубе стоеросовом, был предельно вежлив и, я бы даже сказал, ласков.
— Опять из-за границы? Понимаю, понимаю…
— Ну, как там в Румынии? Как? Где побывали?
— Понимаю, понимаю, а в Яссах-то где?
Я что-то отвечал дяде Мише, он поддакивал, и наконец я рассказал почти ради шутки, с каким трудом провез через границу целлофановый пакет с землей…
Дядя Миша вдруг изменился в лице.
— И куда же ее, землю? — перебил меня он.
— Да дубок у меня есть, в сорок шестом посадил в деревне, или, как говорят, на даче. Тут под Москвой, в Перекрестине. Слышали? Двадцать три километра…
— Двадцать три километра, говоришь?.. А тысячу двадцать три не помнишь?
Я не узнал его. Не потому, что он перешел на «ты».
— Яссы не помнишь? Что после нас Ясско-Кишиневской операцией назвали? Седьмым сталинским ударом? Не помнишь? И батальон наш гвардейский забыл?
— Помню, как же не… — пробормотал я.
Теперь я все вспомнил. И дядю Мишу — тогдашнего…
— Слушай, прошу тебя! Умоляю, если хочешь… — попросил дядя Миша. — И не сердись, ради Христа, за дуб этот стоеросовый, за все. Ты — я все понимаю, я… Отвези меня к дубку этому, где земля с его могилы.
Да, тут я все вспомнил. Покраснев, вспомнил. Сорок четвертый. Три километра от Ясс. Там сейчас дубок. Там мы тогда хоронили Колю Невзорова. Николая Михайловича Невзорова — сына дяди Миши, солдата, моего друга. И дядя Миша, сам солдат нашего хозвзвода, который был в сорок четвертом тоже молод, хоронил вместе со мной своего сына. Я же знал его, знал. А встретив через тринадцать лет в этом дворе, не узнал и не вспомнил. А он…
Эх, дуб, дубок…
Дуб стоеросовый! Да, этого нет у Даля.
— Дядя Миша!
Вот как бывает. А память должна быть памятью. Ее нельзя додумывать и домысливать, как мемуары. И забывать нельзя! И изменять ей — памяти!
Я обнял дядю Мишу:
— Ничего не говорите! Прошу! Ничего!
 

Читать другие произведения Баруздина.Содержание

 

skazkibasni.com

Дуб стоеросовый — рассказ Сергея Баруздина для детей — Библиотека для детей

Сергей Баруздин

 
Эх, дуб, дубок,
Посмотри разок,
Встряхни головой,
Побеседуй со мной.
Я тебя хвалю,
Я тебя люблю,
Ну, а больше всего
Лишь его одного.
Он, как ты, дубок,
Так же ростом Высок,
Так же крепок и мил,
Только мне изменил…

Это мне с детства запомнилось. С тридцатых годов. Как песни из кинофильмов. Песен тогда было много, хотя фильмов — мало. Но каждый фильм рождал песню, которую потом пели все мы — вся страна.
Частушки о дубке никакого отношения к фильмам не имели. А запомнились, как другие. Запомнились по деревне, которая и сейчас осталась деревней, хотя ехать к ней с моей Новопесчаной ближе, чем в Зюзино или в Химки. В деревне Перекрестино я слышал эти частушки. Слышал в тридцать восьмом, когда мы думали об Испании и даже о мировой революции, но не знали, не ведали, что наступит сорок первый год…

* * *

— Дуб стоеросовый! — сказал он мне. — Дуб! Чего ты понимаешь!
Я не знал, что ответить на такое. Все понимал: он и товарищи его выпили. А пьяные… И все же. Почему так? Что я сказал не так? Просто чтобы не галдели, не матерились под окнами.
Я обиделся. Сначала за себя и, конечно, про себя. Потом ночью почему-то долго не мог уснуть. Опять вспомнил: почему обижают дуб? Ну ладно, про осину говорят как о тунеядке. Действительно, самая светлая страница осиновой истории — колы в сорок первом — сорок втором.
А дуб? Дерево из деревьев! Воспетое всеми, и просто так — чудесное дерево!
Для меня особо.
В сорок четвертом я сам посадил такое… В Румынии, под Яссами, на могиле друга. Потом, в сорок шестом, под Москвой, — у нас в деревне. Говорят, дубы растут долго. Эти, оба, выросли быстро и скоро. Я видел, как они росли…
Так почему же…
Под утро я не выдержал и забрался в словарь Даля:
«В лесу дуб рубль, в столице по рублю спица»;
«Когда лист с дуба и березы спал чисто, будет легкий год для людей и скота»;
«Когда дуб развернулся в заячье ухо, сей овес, тул»;
«Держись за дубок: дубок в землю глубок».
Про стоеросовый дуб — ни слова. А ведь ходит же такое слово по земле. С детства слышу…

* * *

Я знал его уже давно — лет десять. С той поры, как мы переехали в этот дом. Трезвый он здоровался. Выпивший — виновато проходил мимо меня, чуть кланяясь. Пьяный…
Впрочем, тут и начало рассказа.
Дядя Миша, слесарь-водопроводчик, мой сосед по дому, в деды мне годился. Мастер он отличный и ничуть не жук. Если его официально, по жэковской линии вызывать — все сделает, ни копейки не примет, больше того, возмутится: «Зачем обижаете?»
Другое дело, если не официально. Тут и рубль возьмет, и о литературе поговорит, и о политике, и спасибо скажет, и сам в благодарность предложит что-нибудь дополнительно — доброе. Например: «Давайте ведро вынесу!»
А если откажешься, хватает сам помойное ведро, добавляя: «Я мигом!»
И так не только с ведром. Двери скрипят — подгонит. У окна шпингалеты разболтались — заменит. Стекло треснувшее в форточке заметит — вставит новое.
Мы не раз дома вспоминали дядю Мишу, но, увы, реже по-доброму, хотя и знали его отменные заслуги.
По вечерам дядя Миша был сильно не в себе. Вот и начинались у нас разговоры о нем.
— Странный он человек, но в конце концов…
— Ведь какой вежливый, а тут…
— Хотя бы о людях подумал: дети, женщины…
Так приблизительно говорили жена, дочка, бабушка. А дядя Миша под окнами нашими, распив там, как положено, не единожды на троих, матерился в семь этажей. Матерился в адреса многие — внутренние и внешние. Тут и жэковские начальники были, зажимавшие прогрессивки, и американцы во Вьетнаме, греческие фашисты в связи с военным переворотом и китайские хунвэйбины. Диапазон вечерне-ночных бесед дяди Миши был удивительно широк.
И я, соглашаясь с домашними, возмущался вместе с ними и все же почему-то старался оправдать дядю Мишу, хотя он и сказал мне это обидное: «Дуб стоеросовый».
Может быть, потому, что после брани своей во все и вся дядя Миша переходил на фронтовые воспоминания и говорил о местах мне знакомых и близких — о Яссах, Кишиневе, Плоешти, Констанце, Бухаресте…

* * *

Он стоит на поляне рядом с нашей пятистенкой — совеем еще молодой и уже взрослый, зрелый и не по возрасту, ибо ему только тридцать. Он моложе меня, и я ему чуть завидую, хотя и знаю, что дубы живут на свете дольше людей. У него чудесные матовые листья — ажурные, как северные наши, редко встречающиеся сейчас кружева. Они то крошечные, то большие или вовсе огромные, в пол-ладони, и это правильно, поскольку он — вполне солидный дуб.
Эх, дуб, дубок,
Посмотри разок…
Это уже о нем и не совсем о нем, хотя я и вспоминаю знакомые с детства строчки, и для меня они связаны с ним и еще с тем дубком, который, как и этот, вырос сейчас, но там — под Яссами. Я видел его в прошлом году и позапрошлом, когда бывал в Румынии.
И вот теперь опять увижу — через два-три дня.
Я вновь еду туда, и, конечно, не миновать мне Ясс и могилы старой, над которой шелестит листвой такой же, как этот, подмосковный, но чуть более старший — на два года — дуб…
Теперь я сделаю то, о чем думал раньше, но чего не сделал. Я возьму горсть земли там и привезу ее сюда — к этому дубу.

* * *

И вот я привез эту землю. Не горсть, а целлофановый пакет с землей и лентами цветов флагов — румынского и нашего. Ленты и весомость пакета спасли меня при переезде границы в Унгенах: я не знал, что по каким-то суровым международным законам нельзя перевозить через границу фрукты, овощи, цветы и даже землю с могилы друга.
Землю я бросил к нашему подмосковному дубку, а ленты румынского и советского флагов оставил на стене в нашей московской квартире.
Тут и вышло так, что вскоре после моего возвращения домой нам пришлось вызвать дядю Мишу: засорилась раковина.
Дядя Миша, почти трезвый, видно не помнящий даже о дубе стоеросовом, был предельно вежлив и, я бы даже сказал, ласков.
— Опять из-за границы? Понимаю, понимаю…
— Ну, как там в Румынии? Как? Где побывали?
— Понимаю, понимаю, а в Яссах-то где?
Я что-то отвечал дяде Мише, он поддакивал, и наконец я рассказал почти ради шутки, с каким трудом провез через границу целлофановый пакет с землей…
Дядя Миша вдруг изменился в лице.
— И куда же ее, землю? — перебил меня он.
— Да дубок у меня есть, в сорок шестом посадил в деревне, или, как говорят, на даче. Тут под Москвой, в Перекрестине. Слышали? Двадцать три километра…
— Двадцать три километра, говоришь?.. А тысячу двадцать три не помнишь?
Я не узнал его. Не потому, что он перешел на «ты».
— Яссы не помнишь? Что после нас Ясско-Кишиневской операцией назвали? Седьмым сталинским ударом? Не помнишь? И батальон наш гвардейский забыл?
— Помню, как же не… — пробормотал я.
Теперь я все вспомнил. И дядю Мишу — тогдашнего…
— Слушай, прошу тебя! Умоляю, если хочешь… — попросил дядя Миша. — И не сердись, ради Христа, за дуб этот стоеросовый, за все. Ты — я все понимаю, я… Отвези меня к дубку этому, где земля с его могилы.
Да, тут я все вспомнил. Покраснев, вспомнил. Сорок четвертый. Три километра от Ясс. Там сейчас дубок. Там мы тогда хоронили Колю Невзорова. Николая Михайловича Невзорова — сына дяди Миши, солдата, моего друга. И дядя Миша, сам солдат нашего хозвзвода, который был в сорок четвертом тоже молод, хоронил вместе со мной своего сына. Я же знал его, знал. А встретив через тринадцать лет в этом дворе, не узнал и не вспомнил. А он…
Эх, дуб, дубок…
Дуб стоеросовый! Да, этого нет у Даля.
— Дядя Миша!
Вот как бывает. А память должна быть памятью. Ее нельзя додумывать и домысливать, как мемуары. И забывать нельзя! И изменять ей — памяти!
Я обнял дядю Мишу:
— Ничего не говорите! Прошу! Ничего!
 

Читать другие произведения Баруздина.Содержание

skazkii.ru

Рассказы о деревьях: Дуб: evrica_taurica

Друиды отвели дубу почётное место в своём календаре: 21-22 марта. Время весеннего равноденствия
Сначала пороемся в интернете, а потом я добавлю пару изюминок от себя.
**********************************************************************************************************************
Немногие деревья издавна пользуются такой любовью и почетом у всех народов, как дуб. Славяне, древние греки, римляне еще на заре своей истории поклонялись этому дереву, нередко переваливавшему за 1000-1500 лет, приписывали ему чудодейственные свойства, сочиняли про него мифы, легенды, песни и былины. В Греции дубовая ветка была эмблемой силы, могущества и знатности рода. Дубовыми венками награждали воинов, совершавших выдающиеся подвиги.

Обожествляя дуб, древние греки посвящали его Аполлону – богу света, покровителю искусств. Могучие вековые деревья часто провозглашались святыми. Под ними совершались жертвоприношения, проводились оракульские “прорицания”, якобы исходившие от божества: жрецы на свой лад истолковывали шум ветвей и шелест дубовых листьев, составляя пророчества для многочисленных посетителей.

В древнем Риме дуб посвящался верховному богу – Юпитеру, а желуди назывались юпитеровыми плодами. Знаменитый римский натуралист Плиний Старший в своих сочинениях о растениях того времени писал, что дубы “…не тронутые веками, одного возраста со вселенной, они поражают, своей бессмертной судьбою, как величайшее чудо мира”.Подобно грекам и римлянам, и славяне относили дуб к числу святых деревьев. Они посвящали его могущественному богу грома и молнии – Перуну. В старинных летописях можно встретить упоминания о “Перуновом дереве”. Здесь, как и в Греции, приносились жертвы богам, созывались военные советы, принимались важные государственные решения.

Не удивительно, что предки так чтили это дерево. Ведь с лесом всегда была очень тесно связана история древних славянских племен. А там, где они обитали, леса были, как правило, дубовые. Дубравы служили нашим далеким предкам источником питания, защитой от разбушевавшихся стихий и даже своеобразными крепостями во время войн с многочисленными врагами. Как ни странно, но есть научные данные, утверждающие, что и появлением хлеба в умеренных широтах люди обязаны дубу.

Ученые-археологи разных стран мира после изучения многих материалов подтвердили, что действительно первым “хлебным растением” надо считать не современные злаки – рожь или пшеницу, а все тот же дуб. Обильные урожаи его желудей люди использовали для приготовления хлеба еще в очень древние времена. Советскими археологами при раскопках трипольских поселений на территории современной Кировоградской области найдены высушенные и растертые в муку желуди, из которых здесь пекли хлеб более 5000 лет назад.
Отсюда: http://www.reznoe.ru/articles10_16.php
*

Вот это корни! Этот дуб, что растёт на Караул-Обе, я называю ЛАОКООН со змеями

*
Мифы и Легенды:
– В Шотландии было суеверие о том, что судьба членов семейства Хэй из Эррола, поместья в графстве Перт, неотделима от омелы, которая растет на огромном дубе. Вот что писал об этом древнем поверье сам представитель рода Хэй: «У равнинных фамилий гербы пришли ныне в совершенное забвение. Но из древней рукописи, а также из воспоминаний немногих оставшихся в живых старожилов графства Перт известно, что на гербе рода Хэй была изображена омела» Но, собственно я речь поведу не об участии омелы, в этом предании, а об участии дуба. Когда-то по соседству с Эрролом, неподалеку от Соколиного камня, рос огромных размеров древний дуб, на котором были целые заросли омелы. Считалось, что если у этого дуба сгниют корни, то «трава прорастет в очаге Эррола и ворон поселится в гнезде соколином», как гласит местная пословица. Для представителя рода Хэй опаснее всего были две вещи: убить белого сокола и срезать ветвь с эррольского дуба. Неизвестно, погибло ли это дерево… но поместье перешло во владение друга семьи, и местные жители, конечно же, утверждают, что незадолго до этого роковой дуб был срублен. Это древнее суеверие нашло отражение в стихах, автором которых принято считать Томаса Рифмоплета:

Пока в Эрроле на дубовых ветвях
Омела и крепок тот дуб,
Роду Хэев цвести. Крыльев сокола взмах
Грозовые ветра не сметут.
Но коль подгниют корни у дуба того
И омела зачахнет на нем,
Овладеет эррольским трава очагом,
Ворон – соколиным гнездом.

– В Шропшире существует поверье, говорящее нам о том, что дуб цветёт, оказывается, в канун дня святого Иоанна. И цветёт он так мало, что до рассвета его цветы успевают опасть. Это же поверье говорит, что девушке, которая сгорает от желания узнать, кто будет её мужем, надо прийти к этому дубу ночью и положить под ним кусок ткани. А утром она увидит на ней лишь пыль – то, что осталось от цветения дуба. Щепотку такой пыли она должна положить себе под подушку, после чего ее будущий муж обязательно должен был явиться ей во сне.

– Считается, что если во время сна около больного ребёнка положить к ногам дубовое бревно, то он может или выздороветь, или значительно поправится (в смысле, здоровьем). Т.к. через ноги к нему придёт сила бревна.

– В Херефордшире, на перекрёстке двух дорог, стоит несколько «крестовых дубов». Если человек болел лихорадкой, то ему стоило прийти к этому дубу, и приколоть к нему прядь волос (не оторванную от головы), потом резко головой мотнуть – так, чтобы прядь осталась на дереве. Если это удавалось, то, считалось, что человек должен скоро выздороветь, так как таким образом он отдал лихорадку дереву.

– Существует поверье о том, что дубовая досточка, обработанная в четверг на восходе Солнца, на которой вырезан девиз: «Да храни тебя Господь!», прибитая к домашнему алтарю, может защитить семью от многих неприятностей.

– Так же многие народы считают, что изначально вся земля состояла из огня, и дубы впитали корнями его… поэтому, якобы, и можно добыть огонь трением друг о друга двух веточек дуба. А вообще, тоже многие народы, сходятся во мнении, что некоторым дубам столько же лет, сколько и нашему миру.

Пословицы и поговорки.
 – Когда свинья в желтых тапочках на дуб заберется (польская пословица, аналог нашей поговорки «когда рак на горе свистнет»).
   – В августе дуб желудями богат – к урожаю.
   – Был дуб, а стал сруб; время прибудет, и того не будет.
   – В лесу дуб – рубль, в столице – по рублю спица.
Отсюда: http://herbalogya.ru/library/quercus.php
По мнению друидов

Свойства родившихся под знаком Дуба:

Полон жизни, силы и красоты, не имеющий в себе ничего хрупкого. Движения величественны и полны достоинств, будят в людях уважение своим солидным видом. Абсолютно здоров, что в его случае очень важно, так как не переносит слабости и болезней, а вид крови может привести его к обмороку.

Очень отважен, но его смелость происходит не столько от его духовных качеств, сколько от чрезмерной гордости. Не хочет, чтобы его считали трусом и, предупреждая острые обстоятельства, реагирует резче, чем требуется. Выдержанный и волевой, не имеет привычки отходить от ранее принятого решения и, как правило, всегда добивается поставленной цели. Но его неуступчивость имеет также плохие стороны: ДУБ не умеет быть гибким и его непримиримость доставляет ему хлопоты. Добился бы многого, если бы смог хоть немного быть дипломатом.

Деревья дуба упоминаются в мифах, фигурируют в бытовых обрядах. Сведений об этом так много и они так интересны, что впору писать отдельную книгу. Общеизвестно, что у многих народов в прошлом дуб — дерево священное, которое боги дали людям как великий подарок. Без разрешения жрецов, друидов, волхвов и прочих служителей культа люди не могли срубить дуб, обломать ветку или нанести ему какое-либо увечье, а в случае неповиновения платили за это жизнью. У некоторых народов дубы имели покровителей — святых.

Крестьяне Грузии, например, чтобы убедить в несокрушимой крепости своих слов и обещаний, клялись этими святыми в спорах; нарушить такую клятву было уже невозможно.

Под священными дубами у славян проходили собрания, свадебные обряды, судилища. Тут же приносили жертвы богам и тут же, после суда, вешали виновных на ветвях дуба или рубили им головы на дубовых плахах. В священных рощах выделяли наиболее старые тысячелетние деревья и обносили их оградой, за которую разрешалось заходить жрецам, тем, кто шел с жертвенными дарами или кому угрожала какая-либо опасность. Возле такого дуба человек был неприкосновенен даже для смертельного врага. Вокруг священных дубов расставляли фигуры языческих богов (Перуна, Сварога и др.), вырезанных также из дуба. Ни одно мало-мальски важное событие, будь то сев, уборка урожая, битва с врагом или торговый поход, не обходилось без молитв и жертвоприношений, причем объектами последних могли быть мед, брага, пиво, квас, дикие звери и ястребы, которых живыми бросали в священный огонь из «дубового древня». Взамен люди просили здоровья, победы в битвах и набегах, хорошего урожая, удачи в торговых операциях: «Сохрани, пращур, наши злаки от бурь, града и палящего солнца! Защити от злых хазар и печенегов род наш — детей своих». У женщин свои просьбы и свои подношения: венки, цветочные гирлянды, куски пряжи, бусы из желудей, нанизанные на тонкие корни: «Дай нам, великий, силы рожать так легко и обильно, как ты рожаешь своих детей».

Во время упадка язычества сторонники христианства уничтожали деревянные, резанные из дуба изваяния русских богов. Так, киевский князь Владимир, приняв христианство, повелел сбросить резанного из дуба Перуна в Днепр, а упорствующие в язычестве киевляне бежали по берегу, горько плакали и кричали: «Выдыбай, Перуне, выдыбай…» В Крыму христианская церковь, ополчившись на язычество, на первых порах вынуждена была поступать так, чтобы и волки были сыты, и овцы целы. Поэтому богослужения проводились под священными дубами или рядом со «святыми» источниками и возле них же, впоследствии, возводили алтари, строили часовни и храмы.

В VI в. у приднепровских славян погребальные костры для сожжения погибших в бою воинов были только из дубового «древня», так как «дуб — дерево мужчин, его пламя очищает душу воина». Дуб считался олицетворением мужского начала, символизировал постоянство и могущество. Сваты, зайдя в избу невесты, с низким поклоном говорили родителям: «У вас есть береза, у нас дуб, давайте вместе гнуть». На Украине в праздник Ивана Купалы всех Иванов украшали венками из дубовых листьев. У древних римлян «Лесной царь» — это человек-двойник священного дуба. Желуди римляне называли божественными плодами, а сам дуб — деревом Юпитера. Перед жатвой древние римляне чтили Цереру пляской и песнями, «поначалу листвой виски увенчавши дубовой». В Греции, чтобы прогнать засуху, жр ец Зевса Ликейского бросал на воду дубовую ветвь, ожидая, что это вызовет образование облаков и пойдет дождь.
http://www.onixtour.com.ua/books/91c22689/oak.htm
**************************************************************************************************
Как известно, дуб – мощный донор.
Однажды один человек заблудился (автор этих строк). Пришлось заночевать в горном лесу.И было это как раз в ночь с 21 на 22 марта, время Дуба. Но этого я тогда не знала; всю гамму чувств описывать не берусь. Томительно долго тянулось время. Я ждала рассвета…
И вот оно – чудо, к которому мы привыкли:

Подумать только, в это время в Мексике солнцепоклонники восходили к Пирамиде Солнца, готовясь встретить главный в году Праздник – День весеннего равноденствия!
Верно, что запах палой дубовой листвы источает целебные вещества, потому что благотворные последствия этого пребывания в дубраве я потом долго ощущала.

Самым старым крымским дубом считается Дуб “Богатырь Тавриды” в Детском парке Симферополя. А это я возле него:

Дубу якобы около 700 лет.
А самым романтичным считался  Почтовый дуб в Большом каньоне.
Теперь его уж нет – сожгли:

А когда-то он служил почтовым ящиком для туристов, оставлявших в нём свои записочки.
Вредители деревьев, впрочем,  встречаются не только двуногие:

А был в Крыму народ – караимы – которые почитали дубы как священные деревья, вплоть до того, что не разрешали никому их рубить.
Священная роща называлась Балта-Тиймез, что в переводе означало “Топор не коснётся”.
***
И, наконец, диво дивное – апрельский феномен:

А дело-то в том, что листва у дуба жёсткая, держится аж пока не появляются молодые розовые листочки, свёрнутые в трубочку, как бутоны роз.
Когда видишь такое, так и хочется спеть на  лихой мотив: “Эх, да на дубе…розы расцвели!”
Бесконечно можно говорить об этом прекрасном дереве.
Поэтому закругляюсь…продолжу в комментариях

*

evrica-taurica.livejournal.com

Дуб

Подробности

Просмотров: 234

Дуб Рассказ Соколова – Микитова

В русских наших лесах, пожалуй, нет дерева мощнее и красивее зеленого дуба. В народных русских сказках и былинах недаром поминался дуб-богатырь. Крепок ствол старого дуба, его развесистые ветви.
Когда-то, еще в давние времена, дубов росло много в наших лесах. Такие леса назывались дубравами. Чистых дубрав осталось теперь очень мало. С давних пор крепкая древесина дуба шла на различные нужды. Из дубовых лесов строили некогда корабли. Готовясь к Азовскому походу, царь Петр под Воронежем, где было много дубрав, основал корабельные верфи.
Теперь дубы встречаются редко. В старинных парках, кое-где в лесу и в чистом поле можно увидеть старый развесистый дуб. В сплошных лесах дуб высоко возносит зеленую свою крону. А вырастая на свободе, обычно широко раскидывает густые крепкие ветви, покрытые зеленой, жесткой листвою.
Кто из вас не видел, не любовался старыми дубами? В вершинах развесистых дубов вьют гнезда птицы. При сильных ветрах грозно шумит зеленая вершина. Весною позже других деревьев распускаются на дубах почки. Люди давно приметили, что в это время обычно дует холодный северный ветер.
Еще в раннем детстве моем я любил ходить на знакомый Ровок, где росли развесистые дубы, под которыми летом цвели ландыши, созревала душистая земляника. Осенью я собирал под дубами красивые крепкие желуди. Зеленая листва дубов крепка и упруга. Пожелтевшие мертвые листья висят иногда на дубах всю долгую зиму. Едешь, бывало, в санях по зимней снежной дороге в холодную ветреную ночь, услышишь шелест мертвой дубовой листвы.
Когда-то зеленые дубравы росли по всей России, обычно по берегам малых и больших наших рек. Подмытые вешними водами стволы старых дубов падали в воду, лежали на дне реки, которая заносила их песком и илом. В отличие от других деревьев, дуб не гниет в воде. Пролежав десятки и сотни лет на дне реки, древесина дуба становится черной. Из такого мореного дуба делали дорогую прочную мебель. Стол, на котором я пишу, сделан из мореного дуба. Некогда этот стол стоял в комнате моего дядюшки, и ребенком я ходил под него пешком. Я очень люблю письменный стол, сделанный руками дядюшки, и не расстаюсь с ним со времени счастливого детства.
Дуб – теплолюбивое и светолюбивое дерево. В лесах далекого севера дубов не увидишь. На высоких горах Кавказа я видел много зеленых развесистых дубов. Много старых дубов видел и в Беловежской Пуще. Стволы старых дубов, покрытые жесткой потрескавшейся корою, возносились высоко в небо. Дикие свиньи – кабаны – собирали под ними желуди.
Несмотря на свою силу, дуб – дерево нежное, боится крепких морозов. В суровую морозную зиму тридцать девятого года, когда в России погибло много фруктовых садов, умирали, замерзали и дубы, стоявшие одиноко. Дуб растет очень медленно. Ученые лесоводы утверждают, что некоторые дубы живут до тысячи лет. Тот, кто захочет вырастить дуб, должен запастись терпением на долгое время. Выросшие из желудей маленькие дубки медленно поднимаются над землею. Нужна не одна человеческая жизнь, чтобы вырос настоящий дуб-богатырь.

 

www.miloliza.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о